Войскунский А.Е. Киберпсихология в прошлом, настоящем и будущем

В

Психологические исследования деятельности человека в Интернете начинались еще в ту пору, когда само слово «Интернет» еще не было известно. При этом нельзя не отметить, что среди специалистов, стоявших у истоков будущего Интернета, заметное место занимал психолог Джозеф Ликлайдер (1915–1990), специалист по психологии слухового восприятия (некоторые его работы переведены на русский язык). Он не только высказал некоторые основные идеи, которые вскоре легли в основу «сети сетей», или Интернета, но и организационно поспособствовал поддержке исследований на стыке теории (и практики) связи и разработки компьютерных сетей — исследований, которые сделали возможным объединение компьютеров в глобальном масштабе. 

В 1970-е и 1980-е годы был в ходу термин «опосредствованное компьютером общение» (computer-mediated communication), однако данная исследовательская область включала и до сих пор включает наряду с психологическими исследованиями целый ряд других областей (информатика, социология, этнография, педагогика и др.). 

Характерно, что психологическая проблематика полностью вписывалась в эту исследовательскую область, поскольку казалось, что компьютерные сети, или телекоммуникации — такой термин также был в ходу — опосредствуют именно и прежде всего процессы общения. 

Первые значимые для психологической науки исследования в этой сфере носили скорее социологический, чем собственно психологический характер и были посвящены внутриорганизационному и межорганизационному общению (Hiltz, Turoff, 1978; Siegler et al., 1986; Short et al., 1976). 

Не так обстояло дело в нашей стране. Наряду с техническими исследованиями, посвященными организации и функционированию локальных и глобальных компьютерных сетей, первые исследования в гуманитарной сфере — они пробивали себе дорогу как «психология телекоммуникаций», а позже получили наименование «гуманитарный Интернет» (Войскунский, 2000) — были выполнены именно психологами (Беляева и др., 1994; Войскунский, 1987; Познание и общение, 1988; Тихомиров и др., 1986), а не другими специалистами в области гуманитарных наук. 

Нам уже доводилось приводить объяснения по этому поводу (Войскунский, 2000; Войскунский, 2002; Войскунский, 2006; Войскунский, 2008; Arestova et al., 1999; Voiskounsky, 2008): проблематика опосредствования является одной из ключевых в развитой в нашей стране культурно-деятельностной психологии, восходящей к идеям Л.С.Выготского и его школы. Тем самым именно представителям психологической науки оказалась профессионально знакомой новая сфера приложения их усилий. 

Характерно, что — за немногими исключениями — исследования оказались посвящены в основном психологии общения, в том числе по знанию как компоненту общения. Осуществленные в то время исследования по психологии компьютерной игры были выполнены на стационарных компьютерах, без обращения к сетевым структурам. 

Во второй половине 1990-х годов Интернет стал применяться не только для общения, но и для трудовой деятельности, а в первую очередь — для познания, общения и игры (Бабаева и др., 2000). 

Терминология опосредствованного компьютером общения перестала быть адекватной, то же самое относится к психологии телекоммуникаций, так что вполне своевременно появилось и стало все чаще употребляться (и специалистами, и не-специалистами) наименование «киберпсихология». Оно восходит к сочинениям («Нейроман-тик» и др.) в стиле «фэнтези» популярного киберпанкового автора Уильяма Гибсона, который употреблял слово «киберпространство» для обозначения виртуальной среды, создаваемой с помощью компьютерных программ, обеспечивающих иллюзорное и вместе с тем достаточно реалистичное отражение основных параметров этого нового пространства. 

С учетом этого широко применяемого термина многие авторы, занимающиеся изучением возникающих в киберпространстве психологических эффектов, феноменов и закономерностей, сочли достаточно корректным ввести термин «киберпсихология». К настоящему времени все же нельзя считать данный термин общеупотребительным, да и в нашей стране он до сих пор употребляется достаточно редко. 

Киберпсихология пробивала себе дорогу достаточно энергично без особенного сопротивления со стороны не сразу признавших подобный поворот событий психологов. Тем не менее потребовалось сначала познакомить коллег-психологов (и, в частности, новые поколения профессионалов, то есть студентов) с хранилищами психологической информации на зарубежных сайтах (Войскунский, 1997), с актуальными задачами киберпсихологии и с наиболее заметными зарубежными исследователями (Войскунский, 2002; Гуманитарные…, 2000), проанализировать методологические основы новой области исследований и ее связь с культурно-деятельностной психологией (Бабаева, Войскунский, 1998), теоретически и методически обосновать правомерность осуществления онлайновых психологических исследований (Бабанин и др., 2003), рассмотреть специфику проведения качественных психологических исследований, обработки и представления результатов таких исследований (Войскунский, Скрипкин, 2001). 

Однако в основном впоследствии доводилось заниматься количественными исследованиями. При этом не всегда применялась культурно-действенная парадигма, несмотря на ее перспективность и действенность (Voiskounsky, 2008), в связи с возникшим интересом к новым и относительно малоиспользуемым (на какой-то момент) в киберпсихологии парадигмам ряд количественных исследований был выполнен в парадигме позитивной психологии и в парадигме психосемантического исследования. 

При этом исследования были проведены с участием новых для психологической науки общностей, таких, как хакеры (Войскунский и др., 2003; Войскунский, Смыслова, 2003) или геймеры (Войскунский и др., 2005; Войскунский и др., 2006). 

В итоге к настоящему времени киберпсихология, можно сказать, присутствует в составе отечественной психологии, однако все же она представляет собой, пожалуй, отдельный «остров». Это, вообще говоря, неправильно, поскольку киберпсихология удивительным образом синтезирует все без исключения разделы и направления психологической науки. 

Данный тезис нетрудно обосновать; ниже последует такое обоснование в виде перечня новых и (отчасти) старых проблемных областей внутри каждого раздела психологии, вызванных к жизни восходящей к киберпсихологии проблематикой (перечень и порядок упоминания разделов психологии — случайный). 

Так, для возрастной психологии становятся актуальными изучение онлайновой/сетевой/ролевой игры — в том числе дополнительно к ролевой игре дошкольников, новых видов одаренности (к примеру, в применении компьютеров и Интернета), возрастной специфики применения Интернета (при этом не стоит забывать о применении компьютеров и Интернета пожилыми людьми), заодно и ряд других задач, в числе важнейших из которых — участие компьютерных программ в формировании Зоны Ближайшего Развития (термин Л.С.Выготского): участие компьютерных программ «вместо» взрослого и наряду с ним в психическом развитии ребенка. 

В клинической психологии во весь рост встают такие проблемы, как Интернет-зависимость и ее психологическая природа, свойственная многим людям тревожность при применении компьютеров и Интернета, применение систем виртуальной реальности для терапии фобий и ряд других задач, включая, к примеру, организацию дистантной психодиагностики, психотерапии и консультирования, классификацию и выработку рекомендаций по терапии новых форм проявления фобий и акцентуаций (так, все более широко диагностируется в последнее время так называемая «киберпреследование»), новых психических заболеваний, вызванных разнообразными «фантазиями» о сетевых технологиях и особенностях их воздействия на психическую жизнь и психическое здоровье. 

В русле когнитивной психологии особое значение приобретает изучение психологических особенностей восприятия информационных блоков WWW, специфика распределения объемов внимания, оперирования «внешней» памятью, понимания в условиях быстрого «просмотра» информации при применении браузера и другие задачи. 

Серьезный блок когнитивных исследований и внедрения результатов проведенной научной работы связан с организацией систем виртуальной реальности: под виртуальной реальностью понимается моделирование с помощью компьютера искусственной среды, объектов и персонажей для взаимодействия человека с этой средой — такого же, как с его естественным окружением. 

В решении научных и прикладных задач такого рода специалисты по когнитивной психологии должны активно взаимодействовать с представителями других разделов психологии (к примеру, клинической психологии, психологии труда, педагогической психологии, психофизиологии и др.). 

Социальную психологию не могут не заинтересовать процессы опосредствованного Интернетом общения и групповой деятельности, особенности возникновения и функционирования новых общностей — таких, как онлайновые гемблеры, геймеры, чатеры, блоггеры, в том числе андерграундных — хакеры, киберпанки, флэш-мобберы, спамеры и др., социальная структура виртуальных объединений (например, скорость их формирования и распада, распределение ролей в них и т.п.), особенности формирования так называемых френдлент и списков «друзей» в рамках блогов и социальных сетей, отношений между ними (в частности, выдвижения авторитетов и развития репутаций, функций «лидеров» и «звезд», организации взаимопомощи и т.п.).

В рамках педагогической психологии во весь рост встают задачи группового и индивидуального обучения посредством компьютеров, дистантного обучения, специфики разработки и применения обучающих программ. В планах педагогической психологии должна быть разработка игровых моделей для тренинга психологических свойств и качеств. 

Организационную психологию и психологию труда должно, по- видимому, привлекать изучение новых форм занятости и организационного поведения в условиях применения информационных технологий, а также появление новых профессий и преобразование (трансформация) «старых» профессий. 

В рамках психофизиологиипсихологии восприятия как раздела когнитивной психологии) могут и должны изучаться особенности зрительного, слухового, тактильного восприятия и их взаимодействия при применении систем виртуальной реальности. 

Среди задач дифференциальной психологии и психологии личности могут быть названы типологические исследования личностных особенностей при непосредственном и опосредствованном Интернетом взаимодействии, при взаимодействии пользователя с веб- сайтом и при поиске информации посредством программных средств (таких, как браузеры), а также новые формы идентификации, сочетаний виртуальной (в том числе множественной) и реальной идентичности. 

Новые задачи на стыке психологии личности и других разделов психологии возникают при попытках учитывать относительно новое направление в деятельности любителей онлайновых ролевых игр, связанное с широким применением специально сконструированных «экранных представителей» игрока, называемых «аватарами» (последние, надо заметить, применяются не только в рамках игровой деятельности). 

В индуистской мифологии «аватар» — одно из многочисленных земных воплощений бога Вишну, а в киберпространстве — это выбранный из предложенного разработчиками набора или самостоятельно сконструированный «представитель» субъекта в 3D среде, наблюдаемый на экране и действующий отчасти автономно. 

Примерами связанных с применением аватаров киберпсихологических задач могут служить изучение особенностей выбора конкретного аватара; частичное делегирование ему своего «Я»; «социальные» взаимодействия между аватарами; отношение к другим аватарам, присутствующим в виртуальной среде; соответствие между аватарами, «Я» игрока, его идентичностью и игровой ролью или ролями, взятыми на себя в разных видах игр. 

В активно развивающейся в настоящее время гендерной психологии должны изучаться гендерные роли в применении разных сервисов Интернета — коммуникативных, познавательных, развлекательных (в том числе игровых), «шопинговых» (то есть электронных магазинов), рассчитанных на азартное поведение (бирж, аукционов, казино и т.п.), киберсексуальных (связанных с эротикой, порнографией, отчасти с сайтами знакомств) и т.п.

Рамки психологии общения и психолингвистики могут быть обогащены за счет исследований особенностей синхронного и асинхронного общения, специфики полилогов (таких, как групповой чат) в отличие от диалогов (и тем более монологов), характерных речевых и стилевых особенностей мобильной связи — и устноречевой, и письменной, и включающей обмен изображениями, особенностей делового или личностного общения на иностранных языках в условиях ограниченного владения такими языками, особенностей протекания таких фундаментальных сторон процесса общения, как коммуникация, интеракция и социальная перцепция (то есть особенности восприятия других людей) посредством электронных писем, фотографий и т.д.

Этнопсихология связана с изучением национально-культурных особенностей опосредствованных применением Интернета общения, познания, развлечений, в особенностей реализации межнациональных форм таких разновидностей деятельности. 

В рамках политической психологии в условиях применения компьютеров и Интернета могут и должны решаться практически все задачи, которые встают в данном разделе психологии безотносительно от Интернета и любых новых технологий. 

Психология спорта приобретает новую область интересов в связи с тем, что уже в течение ряда лет проводятся спортивные соревнования по компьютерным играм, а сильнейшие игроки в нашей стране объединены в спортивную федерацию киберспорта; соответственно должны ставиться и решаться все те психологические задачи, которые стоят перед психологией спорта применительно к более традиционным видам спорта. 

Психология менеджмента и управления также приобретает новый импульс в связи с объективно высоким уровнем применения Интернет-технологий в области управления, в особенности в связи с новыми тенденциями в этой области, связанными с переходом на мобильные разновидности управленческой деятельности — своего рода командной работы вне офиса. 

Возникают новые задачи, вытекающие из особенностей руководства «невидимыми» коллективами, особенно когда сотрудники — на разных континентах, а также из специфики проведения «виртуальных» рабочих совещаний с помощью широкополосного Интернета, больших экранов (для демонстрации чертежей, прототипов проектируемых изделий и других обсуждаемых артефактов), каналов передачи звука наряду с изображением, зачастую — также датчиков-трекеров для глаз (они фиксируют направление взгляда и тем самым облегчают для всех участников совещания слежение за тем участком артефакта, о котором ведет речь очередной выступающий в рамках дистантного обсуждения). 

В психологии маркетинга ставятся и решаются задачи продвижения товаров и услуг, а также брендов (существующих в сугубо Интернетной среде фирм и компаний) посредством Интернет-акций. 

В качестве отдельной задачи все более уверенно выступает задача определения роли мобильной связи (в особенности осуществляемой посредством смартфонов, то есть по сути миникомпьютеров с широким набором возможностей) в организации частной жизни, рабочих отношений и социального поведения: так, может быть поставлен вопрос о правомерности диагностирования своеобразной «зависимости» от мобильного телефона, в особенности у представителей молодежи. 

Такого рода задачи являются комплексными и должны для своего решения включать представителей разных разделов психологической науки. 

В целом следует ожидать, что киберпсихологическая проблематика будет постепенно «растворяться» в традиционных направлениях психологии и перестанет «выделяться» в ней как нечто специфическое, перестанет быть своего рода «островом» в психологическом знании, поскольку едва ли не все «традиционные» сферы человеческой деятельности будут все больше включать компоненты, осуществляющиеся в киберпространстве, и такие компоненты превратятся в необходимый элемент, на котором не будет акцентироваться внимание. 

Тогда киберпсихология постепенно утратит большую часть своей специфики, столь несомненной в настоящее время, и — за некоторыми исключениями, быть может, — превратится в исследовательскую область, занятую описанием не отдельных деятельностей, а дополнительных компонентов деятельностей или, в терминах теории деятельности А.Н.Леонтьева, действий или операций. 

Однако чтобы такой прогноз оправдался, в настоящее время необходимо интенсифицировать работу в области киберпсихологии. 

Литература

  1.  Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е. Психологические последствия информатизации // Психологический журнал. Т. 19. 1998. No 1. С. 89– 100. 
  2. Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е., Смыслова О.В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А.Е.Войскунского. — М.: Терра-Можайск, 2000. С. 11–39.
  3. Бабанин Л.Н, Войскунский А.Е., Смыслова О.В. Интернет в психологическом исследовании // Вестник Московского университе- та. Сер. 14. Психология. 2003. No 3. C. 79–96.
  4. Беляева А.В., Вереникина И.М., Узиханова Б.К. Психологические особенности включения детей в телекоммуникационную среду // Психологический журнал. 1994. Т. 14. Вып. 4. С. 33–38.
  5. Войскунский А.Е. Источники психологической информации в Интернете // Иностранная психология. 1997. No 9. С. 73–78.
  6. Войскунский А.Е. Научная коммуникация в условиях автоматизации // Психологические проблемы автоматизации научно-исследовательских работ. — М.: Наука, 1987. С. 139–158.
  7. Войскунский А.Е. Гуманитарный Интернет // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А.Е.Войскунского. — М.: Тер- ра-Можайск, 2000. С. 3–10.
  8. Войскунский А.Е. Исследования Интернета в психологии // Ин- тернет и российское общество / Под ред. И.Семенова. — М.: Ген- дальф, 2002. С. 235–250.
  9. Войскунский А.Е. Исследования в области психологии компьютеризации: история и актуальное состояние // Национальный психологический журнал. Ноябрь 2006. С. 58–62.
  10. Войскунский А.Е. От психологии компьютеризации к психологии Интернета // Вестник Московского университета. Сер.14. Психология. 2008. No 2. С. 140–153.
  11. Войскунский А.Е., Митина О.В., Аветисова А.А. Общение и «опыт потока» в групповых ролевых Интернет-играх // Психологический журнал. 2005. Т. 26. No 5. С. 47–63.
  12. Войскунский А.Е., Митина О.В., Аветисова А.А. Феномен переживания опыта потока в групповых ролевых играх, опосредствованных Интернетом (на материале деятельности французских игроков) // Когнитивные исследования / Отв. ред. В.Д.Соловьев. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. С. 207–224.
  13. Войскунский А.Е., Петренко В.Ф., Смыслова О.В. Мотивация хакеров: психосемантическое исследование // Психологический жур- нал. 2003. Т. 24. No 1. С. 104–118.
  14. Войскунский А.Е., Скрипкин С.В. Качественный анализ данных как инструмент научного исследования // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. No 2. 2001. С. 93–109.
  15. Войскунский А.Е., Смыслова О.В. Роль мотивации потока в развитии компетентности хакера // Вопросы психологии. 2003. No 4. С. 35–43.
  16. Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А.Е.Вой- скунского. — М.: Терра-Можайск, 2000. 
  17. Кузнецова Ю.М., Чудова Н.В. Психология жителей Интернета. — М.: УРСС, 2007. 
  18. Познание и общение / Под ред. Б.Ф.Ломова, А.В.Беляевой, М.Коула. — М.: Наука, 1988. 
  19. Тихомиров О.К., Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е. Общение, опосредствованное компьютером // Вестник МГУ. Сер. 14. Психоло- гия. 1986. No 3. 
  20. Человек и новые информационные технологии: завтра начинается сегодня. — СПб.: Речь, 2007. 
  21. Arestova O., Babanin N., Voiskounsky A. Psychological Research of Computer-Mediated Communication in Russia // Behaviour & Information Technology. 1999. vol. 18. No 2. P. 141–147.
  22. Hiltz S.R., Turoff M. The Network Nation: Human Communication via Computer. — Reading, Mass.: Addison-Wesley, 1978. 
  23. Psychological Aspects of Cyberspace: Theory, Research, Applications / Ed. by A.Barak. — NY: Cambridge University Press, 2008. 
  24. Short J., Williams E., Christie B. The Social Psychology of Telecommunications. — L.: Wiley, 1976. 
  25. Siegel J., Dubrovsky V., Kiesler S., McGuire T.W. Group Processes in Computer-Mediated Communication // Organization Behavior and Human Decision Processes. 1986. Vol. 37. P. 157–187.
  26. The Oxford Handbook of Internet Psychology / Ed. by A.Joinson, K.McKenna, T.Postmes, U.-D.Reips. — L.: Oxford University Press, 2007. 
  27. Voiskounsky A.E. Cyberpsychology and Computer-mediated Communication in Russia: Past, Present and Future // Russian Journal of Communication. Vol. 1. No 1. 2008. P. 78–94.
Источник: Журнал практического психолога. — 2010. — Т. 4. — С. 7–16.

Об авторе

Александр Евгеньевич Войскунский —кандидат психологических наук, старший научный сотрудник, заведующий лабораторией психологии интеллектуальной деятельности и информатизации факультета психологии Московского государственного университета.

Смотрите также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest