Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е. Психологические последствия информатизации

Б

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

На совре­мен­ный эта­пе раз­ви­тия обще­ства инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии (ИТ) заво­е­вы­ва­ют все новые сфе­ры чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти, с ними вза­и­мо­дей­ству­ют самые широ­кие слои насе­ле­ния. Как и во мно­гих дру­гих стра­нах, в Рос­сии отме­ча­ет­ся высо­кая сте­пень готов­но­сти к при­ме­не­нию ИТ как в про­фес­си­о­наль­ной, так и в повсе­днев­ной дея­тель­но­сти. Наря­ду с этим воз­ни­ка­ет акту­аль­ная про­бле­ма выяв­ле­ния и оцен­ки воз­мож­ных пси­хо­ло­ги­че­ских послед­ствий инфор­ма­ти­за­ции (ППИ).

Как пока­зы­ва­ет миро­вой и оте­че­ствен­ный опыт, ИТ ока­зы­ва­ют все более актив­ное воз­дей­ствие на фор­ми­ро­ва­ние пси­хи­че­ских про­цес­сов. Сле­ду­ет диф­фе­рен­ци­ро­вать пря­мое и кос­вен­ное вли­я­ние ИТ на пси­хи­че­скую дея­тель­ность. Пря­мое свя­за­но с «эффек­том пре­об­ра­зо­ва­ния» — транс­фор­ма­ци­ей опо­сред­ство­ван­ной ИТ дея­тель­но­сти в содер­жа­тель­ном и в струк­тур­ном аспек­те по срав­не­нию с тра­ди­ци­он­ной, с воз­ник­но­ве­ни­ем новых форм этой дея­тель­но­сти [13,18,20]. Одна­ко этим не исчер­пы­ва­ют­ся ППИ, ибо инфор­ма­ти­за­ция ока­зы­ва­ет кос­вен­ное вли­я­ние и на неком­пью­те­ри­зи­ро­ван­ные виды дея­тель­но­сти, а так­же на лич­ность чело­ве­ка в целом.

Насто­я­щая рабо­та – обоб­ще­ние мно­го­лет­них тео­ре­ти­ко-экс­пе­ри­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний авто­ров. Она посвя­ще­на мало­изу­чен­ной про­бле­ме ана­ли­за непря­мо­го (кос­вен­но­го, мно­го­крат­но опо­сред­ство­ван­но­го) вли­я­ния ИТ, веду­ще­го к изме­не­нию тра­ди­ци­он­ных (неин­фор­ма­ти­зи­ро­ван­ных) форм дея­тель­но­сти. Выде­лим ряд основ­ных прин­ци­пов реа­ли­за­ции воз­дей­ствий тако­го рода:

  1. Прин­цип рас­про­стра­не­ния пре­об­ра­зо­ва­ний (пре­об­ра­зо­ван­ная под вли­я­ни­ем ИТ дея­тель­ность сама ста­но­вит­ся источ­ни­ком после­ду­ю­щих пре­об­ра­зо­ва­ний дру­гих видов дея­тель­но­сти);
  2. Прин­цип воз­врат­ных воз­дей­ствий (изме­не­ние кон­крет­но­го вида инфор­ма­ти­зи­ро­ван­ной дея­тель­но­сти может при­во­дить к изме­не­нию неин­фор­ма­ти­зи­ро­ван­ной (тра­ди­ци­он­ной) фор­мы этой же дея­тель­но­сти);
  3. Прин­цип гене­ра­ли­за­ции пре­об­ра­зо­ва­ний (ППИ могут затра­ги­вать не толь­ко отдель­ные пси­хи­че­ские про­цес­сы, но и всю лич­ность в целом);
  4. Прин­цип интер­фе­рен­ции пре­об­ра­зо­ва­ний — одни ППИ накла­ды­ва­ют­ся на дру­гие, что может при­ве­сти и к гипер­бо­ли­за­ции, и к ней­тра­ли­за­ции послед­ствий.

В насто­я­щей рабо­те пред­ла­га­ет­ся обоб­щен­ное пред­став­ле­ние неко­то­рых усло­вий реа­ли­за­ции ука­зан­ных прин­ци­пов, пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мов и послед­ствий инфор­ма­ти­за­ции дея­тель­но­сти. Раз­ра­ба­ты­ва­е­мый под­ход направ­лен на повы­ше­ние эффек­тив­но­сти исполь­зо­ва­ния ИТ путем мини­ми­за­ции воз­мож­ных нега­тив­ных ППИ и осу­ществ­ле­ния мер по кон­тро­лю и управ­ле­нию про­цес­са­ми пре­об­ра­зо­ва­ния дея­тель­но­сти под вли­я­ни­ем ИТ.

ЗОНЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ ИНФОРМАТИЗАЦИИ

Целе­со­об­раз­но выде­лить сле­ду­ю­щие основ­ные зоны ППИ. Непо­сред­ствен­ное вза­и­мо­дей­ствие с ИТ в рам­ках учеб­ной, тру­до­вой, игро­вой и дру­гих форм дея­тель­но­сти обра­зу­ет цен­траль­ную зону ППИ. Вплот­ную к ней при­мы­ка­ют неко­то­рые тра­ди­ци­он­ные фор­мы дея­тель­но­сти, свя­зан­ные с вза­и­мо­дей­стви­ем с ИТ (напри­мер, кон­суль­ти­ро­ва­ние поль­зо­ва­те­лей с экс­пер­та­ми в обла­сти ИТ).

К более отда­лен­ным зонам мож­но отне­сти те виды чело­ве­че­ской актив­но­сти, кото­рые не напря­мую, а опо­сред­ство­ван­ным обра­зом свя­за­ны с исполь­зо­ва­ни­ем ИТ. В этих зонах даже те, кто нико­гда не рабо­тал с ком­пью­те­ра­ми, явля­ют­ся кос­вен­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми ИТ и испы­ты­ва­ют пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия инфор­ма­ти­за­ции. Мож­но упо­мя­нуть посе­ти­те­лей спе­ци­аль­ных аттрак­ци­о­нов (напри­мер, свя­зан­ных с вир­ту­аль­ной реаль­но­стью), полу­ча­те­лей ком­пью­тер­ных спис­ков рас­сыл­ки инфор­ма­ции, вла­дель­цев кре­дит­ных кар­то­чек, зри­те­лей ани­ма­ци­он­ных филь­мов и т.д.

Когда вли­я­ние про­цес­сов инфор­ма­ти­за­ции осу­ществ­ля­ет­ся через СМК, воз­дей­ствие при­об­ре­та­ет осо­бо слож­ный, мно­го­крат­но опо­сред­ство­ван­ный и пере­о­по­сред­ство­ван­ный [19,23] харак­тер. Про­вод­ни­ка­ми таких воз­дей­ствий явля­ют­ся так­же люди, актив­но вза­и­мо­дей­ству­ю­щие с ИТ.

Мож­но выде­лить две основ­ные тен­ден­ции рас­про­стра­не­ния пре­об­ра­зо­ва­ний: аффе­рент­ную и эффе­рент­ную. Эффе­рент­ная харак­те­ри­зу­ет­ся рас­про­стра­не­ни­ем ново­об­ра­зо­ва­ний, воз­ник­ших в цен­траль­ной зоне, в дру­гие, более отда­лен­ные. При­ме­ром могут слу­жить попыт­ки при обще­нии с ком­пью­те­ром как с парт­не­ром. Наши иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что при этом воз­ни­ка­ет ряд ново­об­ра­зо­ва­ний по срав­не­нию с тра­ди­ци­он­ным меж­лич­ност­ным обще­ни­ем: зна­чи­тель­но уси­ли­ва­ют­ся тре­бо­ва­ния к точ­но­сти фор­му­ли­ро­вок, логич­но­сти и после­до­ва­тель­но­сти изло­же­ния, повы­ша­ет­ся зна­че­ние рефлек­сии, сни­жа­ет­ся роль эмо­ци­о­наль­но-аффек­тив­ных средств обще­ния и др.

Эти ново­об­ра­зо­ва­ния могут пере­но­сить­ся в усло­вия тра­ди­ци­он­но­го обще­ния меж­ду людь­ми. Яркие фено­ме­ны тако­го «ком­пью­те­ро­по­доб­но­го» обще­ния отме­ча­ют­ся не толь­ко в дело­вой сфе­ре (напри­мер, при вза­и­мо­дей­ствии про­грам­ми­стов с поль­зо­ва­те­ля­ми), но и в повсе­днев­ной дея­тель­но­сти — при обсуж­де­нии быто­вых про­блем, в дру­же­ских бесе­дах, при раз­го­во­рах с детьми и т.д. К.Брод [28] так­же отме­ча­ет, что тако­го рода ново­об­ра­зо­ва­ния неред­ко пере­но­сят­ся во внут­ри­се­мей­ное обще­ние.

Аффе­рент­ная тен­ден­ция заклю­ча­ет­ся в том, что в инфор­ма­ти­зи­ро­ван­ную дея­тель­ность при­вно­сят­ся ком­по­нен­ты, харак­тер­ные для тра­ди­ци­он­ной дея­тель­но­сти. Тако­го рода ком­по­нен­ты зача­стую излиш­ни и/или факуль­та­тив­ны — так, ком­пью­те­ры про­яв­ля­ют ини­ци­а­ти­ву, «шутят», ими­ти­ру­ют лич­ност­ное обще­ние с поль­зо­ва­те­ля­ми и т.п. Даже при отсут­ствии про­грамм­но реа­ли­зо­ван­ных пред­по­сы­лок для акту­а­ли­за­ции аффе­рент­ной тен­ден­ции послед­няя часто акту­а­ли­зи­ру­ет­ся бла­го­да­ря актив­но­сти самих поль­зо­ва­те­лей. К при­ме­ру, и начи­на­ю­щие, и высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные поль­зо­ва­те­ли при рабо­те с ком­пью­те­ром неред­ко выхо­дят за узкие рам­ки чисто дело­во­го вза­и­мо­дей­ствия с тех­ни­че­ским устрой­ством, пыта­ясь что-либо объ­яс­нить ему, обру­гать и т.п. [1,5]

С помо­щью аффе­рент­ных и эффе­рент­ных воз­дей­ствий осу­ществ­ля­ет­ся вза­и­мо­связь меж­ду выде­лен­ны­ми зона­ми пси­хо­ло­ги­че­ских послед­ствий инфор­ма­ти­за­ции и созда­ет­ся слож­ная и во мно­гом про­ти­во­ре­чи­вая струк­ту­ра пре­об­ра­зо­ван­ных под вли­я­ни­ем инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий форм дея­тель­но­сти.

ЛОКАЛЬНЫЕ И ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ

Выде­ле­ние зон ППИ про­во­ди­лось по сте­пе­ни бли­зо­сти ана­ли­зи­ру­е­мой дея­тель­но­сти к непо­сред­ствен­но­му вза­и­мо­дей­ствию с ИТ. При­ме­ни­тель­но же к самим ново­об­ра­зо­ва­ни­ям сле­ду­ет диф­фе­рен­ци­ро­вать

а) локаль­ные пре­об­ра­зо­ва­ния, отно­ся­щи­е­ся лишь к более или менее огра­ни­чен­но­му кру­гу пси­хи­че­ских явле­ний,

б) рас­про­стра­ня­ю­щи­е­ся и

в) гло­баль­ные, в том чис­ле пре­об­ра­зо­ва­ния лич­но­сти в целом.

В рам­ках изу­че­ния ППИ пред­ме­том иссле­до­ва­ния явля­лись в основ­ном навы­ки, опе­ра­ции, кон­крет­ные дей­ствия, отдель­ные пси­хи­че­ские про­цес­сы, раз­лич­ные виды про­фес­си­о­наль­ной, игро­вой и учеб­ной дея­тель­но­сти. В насто­я­щее вре­мя накоп­лен обшир­ный мате­ри­ал в этой обла­сти (В.П.Зинченко, М.Коул, В.Я.Ляудис, Д.Норман, С.Пейперт, Ш.Текл, О.К.Тихомиров, А.Г. Шме­лев и др.). Про­бле­мам рас­про­стра­не­ния пре­об­ра­зо­ва­ний, гене­ра­ли­за­ции, гло­баль­ным лич­ност­ным изме­не­ни­ям уде­ля­ет­ся все еще недо­ста­точ­но вни­ма­ния.

Наи­бо­лее яркие и во мно­гом нега­тив­ные при­ме­ры изме­не­ния лич­но­сти под вли­я­ни­ем ИТ — это ком­пью­тер­ная «игро­вая нар­ко­ма­ния» и так назы­ва­е­мое хакер­ство [5,16]. Чаще все­го хаке­ра­ми ста­но­вят­ся в под­рост­ко­вом воз­расте, воз­мож­но, ком­пен­си­руя этим недо­ста­точ­ную раз­ви­тость соци­аль­ных навы­ков. О нераз­ви­то­сти у них лич­ност­ной и мораль­но-пра­во­вой сфе­ры гово­рят их запрет­ные и пря­мо кри­ми­наль­ные дей­ствия (раз­ра­бот­ка и рас­про­стра­не­ние ком­пью­тер­ных виру­сов, взлом элек­трон­ных систем защи­ты инфор­ма­ци­он­ных источ­ни­ков, хище­ния денеж­ных средств из бан­ков).

Часто хаке­ры куль­ти­ви­ру­ют анар­хи­че­ские наклон­но­сти, высту­пая про­тив истеб­лиш­мен­та, вся­че­ских сек­ре­тов и тай­ной дея­тель­но­сти, декла­ри­руя сво­бо­ду досту­па к любой инфор­ма­ции. При­ме­ши­ва­ет­ся к это­му что-то вро­де «фено­ме­на Робин Гуда» — героя, воз­вра­ща­ю­ще­го обез­до­лен­ным (инфор­ма­ци­он­но) людям отня­тые у них цен­но­сти (инфор­ма­ци­он­ные).

Вме­сте с тем наши иссле­до­ва­ния и рабо­ты дру­гих авто­ров пока­зы­ва­ют, что рас­смот­ре­ние хакер­ства лишь как нега­тив­но­го явле­ния весь­ма одно­сто­ронне и невер­но. Опи­сан­ные фено­ме­ны и осо­бен­но­сти направ­лен­но­сти лич­но­сти свой­ствен­ны лишь части хаке­ров. Более того, регу­ляр­но появ­ля­ю­щи­е­ся в СМИ сооб­ще­ния о про­ти­во­прав­ных дей­стви­ях кри­ми­наль­ной части хаке­ров спо­соб­ству­ют фор­ми­ро­ва­нию имен­но таких наклон­но­стей у новых поко­ле­ний хаке­ров.

В то же вре­мя для дру­гих хаке­ров харак­тер­но пере­жи­ва­ние опы­та «пото­ка», или ауто­те­ли­че­ско­го (несу­ще­го цель в себе самом) опы­та [10], в соот­вет­ствии с кото­рым они бес­пре­дель­но погло­ще­ны рабо­чим про­цес­сом и моти­ви­ро­ва­ны воз­мож­но­стью посто­ян­но­го поис­ка твор­че­ских реше­ний [5]. Им не при­су­щи ни кри­ми­наль­ные попыт­ки обо­га­ще­ния, ни борь­ба за спра­вед­ли­вость в обще­стве.

К тому же, как пока­за­ли интер­вью с хаке­ра­ми, про­ве­ден­ные сту­дент­кой ф-та пси­хо­ло­гии МГУ О.Смысловой, дале­ко не все из них нелю­ди­мы и испы­ты­ва­ют труд­но­сти в обще­нии. У зна­чи­тель­ной части хаке­ров в доста­точ­ной сте­пе­ни раз­ви­ты соци­аль­ные навы­ки, они охот­но всту­па­ют в непо­сред­ствен­ное и опо­сред­ство­ван­ное обще­ние.

Тем самым сле­ду­ет пред­по­ло­жить, что хаке­ры не пред­став­ля­ют собой одно­род­ную соци­аль­ную груп­пу, а моти­ва­ци­он­но-лич­ност­ные струк­ту­ры у них суще­ствен­но раз­ли­ча­ют­ся.

Опас­ность гло­баль­но­го нега­тив­но­го воз­дей­ствия ИТ на лич­ность может быть ней­тра­ли­зо­ва­на путем пси­хо­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы раз­ра­ба­ты­ва­е­мых про­ек­тов внед­ре­ния новых ИТ. Необ­хо­ди­мо при этом учи­ты­вать, что рас­про­стра­не­ние пре­об­ра­зо­ва­ний осу­ществ­ля­ет­ся раз­ны­ми путя­ми и с помо­щью каче­ствен­но раз­лич­ных пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мов.

Огром­ное зна­че­ние во всем мире при­да­ет­ся про­ек­там, свя­зан­ным с орга­ни­за­ци­ей досту­па широ­ких сло­ев насе­ле­ния к Интер­не­ту. Ожи­да­ет­ся, что это при­ве­дет к пози­тив­ным гло­баль­ным пре­об­ра­зо­ва­ни­ям лич­но­сти путем каче­ствен­ной транс­фор­ма­ции ком­му­ни­ка­тив­ной и позна­ва­тель­ной дея­тель­но­сти, а так­же сти­ля обу­че­ния. Рабо­та в Интер­не­те поз­во­ля­ет повы­сить актив­ность позна­ю­ще­го субъ­ек­та, инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­вать про­цесс обу­че­ния, пре­одо­ле­вать сте­рео­ти­пы тра­ди­ци­он­но­го (во мно­гом авто­ри­тар­но­го) сти­ля вза­и­мо­дей­ствия меж­ду обу­ча­ю­щим­ся и педа­го­гом, полу­чить доступ к раз­но­об­раз­ным источ­ни­кам инфор­ма­ции, зна­ко­мить­ся с раз­лич­ны­ми, в том чис­ле и дис­кус­си­он­ны­ми, точ­ка­ми зре­ния и т.п.

Раз­ви­тие навы­ков осу­ществ­ле­ния позна­ва­тель­ной дея­тель­но­сти посред­ством Интер­не­та может сти­му­ли­ро­вать не толь­ко раз­ви­тие позна­ва­тель­ных дей­ствий в рам­ках тра­ди­ци­он­ной дея­тель­но­сти (реа­ли­за­ция прин­ци­па воз­врат­ных воз­дей­ствий), но и лич­ност­ный рост (гене­ра­ли­за­ция пре­об­ра­зо­ва­ний).

Так, осу­ществ­ле­ние поис­ка необ­хо­ди­мой инфор­ма­ции в гипер­тек­сте (напо­ми­на­ю­щем теза­у­рус с систе­мой отсы­лок к реле­вант­ным инфор­ма­ци­он­ным источ­ни­кам) фор­ми­ру­ет готов­ность озна­ко­мить­ся с несов­па­да­ю­щи­ми точ­ка­ми зре­ния, кон­ку­ри­ру­ю­щи­ми тео­ри­я­ми по пово­ду раз­но­об­раз­ных явле­ний при­ро­ды или обще­ствен­ной жиз­ни. Это рас­хо­дит­ся с вос­пи­тан­ны­ми тота­ли­тар­ным стро­ем навы­ка­ми озна­ком­ле­ния лишь с гос­под­ству­ю­щей (воз­мож­но, дог­ма­ти­че­ской) пози­ци­ей, без­аль­тер­на­тив­но­го согла­сия с един­ствен­но при­ня­той точ­кой зре­ния.

В гипер­тек­сто­вом про­стран­стве актив­ность про­яв­ля­ет сам поль­зо­ва­тель, кото­рый может в любой момент поки­нуть гипер­текст, огра­ни­чив­шись озна­ком­ле­ни­ем с един­ствен­ной точ­кой зре­ния. Для дви­же­ния в гипер­тек­сте пред­ло­же­на ком­пью­тер­ная мета­фо­ра «путе­ше­ствия», или нави­га­ции. Обу­че­ние навы­кам нави­га­ции в гипер­тек­сте — сво­е­го рода удар по тра­ди­ции авто­ри­та­риз­ма. Мож­но пред­по­ло­жить, что пере­нос подоб­ных навы­ков на рабо­ту с тра­ди­ци­он­ны­ми источ­ни­ка­ми инфор­ма­ции будет спо­соб­ство­вать лич­ност­но­му росту поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та.

При­ме­не­ние ИТ ведет к пре­об­ра­зо­ва­нию систе­мы вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду обу­ча­ю­щи­ми­ся и педа­го­гом. Извест­но, что стиль обу­че­ния (авто­ри­тар­ный или демо­кра­ти­че­ский) ока­зы­ва­ет зна­чи­тель­ное вли­я­ние на лич­ност­ное раз­ви­тие, на фор­ми­ро­ва­ние Я-кон­цеп­ции [29].

Часто детям — осо­бен­но при авто­ри­тар­ном обу­че­нии — недо­ста­ет навы­ков дей­ствен­но­го, рав­но­прав­но­го сотруд­ни­че­ства со взрос­лы­ми. Совре­мен­ные теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ные про­ек­ты при­зва­ны спо­соб­ство­вать фор­ми­ро­ва­нию соот­вет­ству­ю­щих навы­ков и пере­но­су их в тра­ди­ци­он­ные усло­вия вза­и­мо­дей­ствия.

Име­ет­ся в виду уча­стие взрос­лых в про­це­ду­рах под­го­тов­ки элек­трон­ных сооб­ще­ний для обще­ния меж­ду груп­па­ми детей [19,23], а так­же сце­на­рии уча­стия в таком обще­нии взрос­ло­го в каче­стве ска­зоч­но­го пер­со­на­жа — Wizard (вол­шеб­ни­ка). Дан­ный про­ект в тече­ние ряда лет раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся груп­пой рос­сий­ских и аме­ри­кан­ских пси­хо­ло­гов [3]. Как пока­за­но иссле­до­ва­те­ля­ми, дети отно­сят­ся к «вол­шеб­ни­ку» как к доб­ро­му взрос­ло­му, охот­но ока­зы­ва­ю­ще­му им помощь, при­чем в вос­при­я­тии аме­ри­кан­ских и рос­сий­ских детей лич­ност­ные чер­ты это­го взрос­ло­го несколь­ко раз­ли­ча­ют­ся. Тем самым опо­сред­ство­ван­ное Интер­не­том обще­ние суще­ствен­но рас­ши­ря­ет сфе­ру вза­и­мо­дей­ствия детей со взрос­лы­ми.

Одна­ко пере­чис­лен­ные пози­тив­ные при­ме­ры вли­я­ния ИТ на лич­ност­ное раз­ви­тие могут соче­тать­ся с неже­ла­тель­ны­ми послед­стви­я­ми. В тече­ние ряда лет мы ана­ли­зи­ро­ва­ли сочи­не­ния детей на тему «Шко­ла буду­ще­го». Полу­чен­ные дан­ные пока­за­ли, что все боль­шее коли­че­ство школь­ни­ков исклю­ча­ют из шко­лы буду­ще­го педа­го­гов-людей, заме­няя их доб­ро­же­ла­тель­ны­ми и пол­но­стью под­чи­нен­ны­ми их воле ком­пью­те­ра­ми и робо­та­ми. Отме­тим так­же, что интен­сив­ное интел­лек­ту­аль­ное и твор­че­ское раз­ви­тие не гаран­ти­ру­ет успеш­но­сти соци­аль­но­го пове­де­ния — дан­ное явле­ние может быть назва­но фено­ме­ном «соци­аль­но­го дис­ба­лан­са» [2].

Тре­бу­ет деталь­но­го ана­ли­за и «син­дром зави­си­мо­сти от Интер­не­та». Воз­ни­кая в резуль­та­те их дли­тель­но­го блуж­да­ния в инфор­ма­ци­он­ном ком­пью­тер­ном лаби­рин­те, он харак­те­ри­зу­ет­ся силь­ной зави­си­мо­стью от этой дея­тель­но­сти (свое­об­раз­ной ком­пью­тер­ной нар­ко­ма­ни­ей) и поте­рей кон­тро­ля над сво­и­ми дей­стви­я­ми. Пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия это­го явле­ния — соци­аль­ная изо­ля­ция (частич­ный или пол­ный отказ от обще­ния с дру­ги­ми людь­ми, раз­рыв дру­же­ских свя­зей, ослаб­ле­ние эмо­ци­о­наль­ных реак­ций, суще­ствен­ное суже­ние сфе­ры инте­ре­сов и т.п.), поте­ря рабо­ты, серьез­ные семей­ные про­бле­мы. Неуди­ви­тель­но, что при­зна­ки это­го син­дро­ма часто срав­ни­ва­ют с симп­то­ма­ти­кой алко­голь­ной или нар­ко­ти­че­ской зави­си­мо­сти.

Про­ве­ден­ный ана­лиз дает осно­ва­ния утвер­ждать, что при рас­смот­ре­нии раз­но­об­раз­ных аспек­тов кос­вен­но­го воз­дей­ствия инфор­ма­ти­за­ции необ­хо­ди­мо выяв­лять кон­крет­ные спо­со­бы пере­но­са тех или иных пси­хи­че­ских ком­по­нен­тов, сфор­ми­ро­ван­ных в ходе непо­сред­ствен­но­го вза­и­мо­дей­ствия с ИТ, в тра­ди­ци­он­ную неком­пью­те­ри­зи­ро­ван­ную дея­тель­ность.

НЕКОТОРЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ ИНФОРМАТИЗАЦИИ

Аналогия и уподобление

Пере­нос навы­ков рабо­ты с ИТ на навы­ки тра­ди­ци­он­ной дея­тель­но­сти может осу­ществ­лять­ся с помо­щью ана­ло­гии и упо­доб­ле­ния сво­ей дея­тель­но­сти рабо­те тех­ни­че­ско­го устрой­ства. В про­во­ди­мых нами иссле­до­ва­ни­ях испы­ту­е­мые раз­ных воз­рас­тов при­ме­ня­ли прин­цип ана­ло­гии с рабо­той ком­пью­те­ров не толь­ко при опи­са­нии осо­бен­но­стей сво­е­го мыш­ле­ния, но и при обсуж­де­нии лич­ност­ных харак­те­ри­стик. Они отме­ча­ли так­же, что при­ме­не­ние ИТ спо­соб­ство­ва­ло полез­но­му, по их мне­нию, пре­об­ра­зо­ва­нию их дея­тель­но­сти, напри­мер, путем созда­ния новых эта­ло­нов «чет­кой, эффек­тив­ной рабо­ты, не тре­бу­ю­щей «лиш­них слов и обсуж­де­ний».

Ш.Текл [33] вво­дит пред­став­ле­ние о ком­пью­те­рах как о «вто­ром Я» и демон­стри­ру­ет на ряде при­ме­ров воз­мож­ность пре­об­ра­зо­ва­ния детьми соб­ствен­но­го пове­де­ния путем опо­ры на опыт при­ме­не­ния ИТ. Так, автор опи­сы­ва­ет ребен­ка, ока­зав­ше­го­ся спо­соб­ным изме­нить зани­жен­ную само­оцен­ку — для него это пока­за­лось ана­ло­гич­ным смене про­грамм­но­го обес­пе­че­ния или опе­ра­ци­он­ной систе­мы ком­пью­те­ра. Дру­гим детям уда­лось пре­одо­леть страх перед точ­ны­ми нау­ка­ми после успеш­но­го осво­е­ния рабо­ты с ком­пью­те­ром, обыч­но ассо­ци­и­ру­ю­щим­ся с мате­ма­ти­че­ски­ми дис­ци­пли­на­ми. Кон­суль­ти­ру­ю­щи­е­ся у пси­хо­те­ра­пев­та под­рост­ки быва­ют склон­ны срав­ни­вать пси­хо­те­ра­пию с про­цес­сом отлад­ки ком­пью­тер­ных про­грамм и даже пыта­ют­ся зна­ко­мить сво­их пси­хо­те­ра­пев­тов с листин­га­ми про­грамм. Пред­по­ла­га­ет­ся, что фено­ме­ны тако­го рода могут спо­соб­ство­вать уве­ли­че­нию само­сто­я­тель­но­сти и неза­ви­си­мо­сти детей, обу­ча­ю­щих­ся инфор­ма­ти­ке, раз­ви­тию и транс­фор­ма­ции у них позна­ва­тель­ных инте­ре­сов [18].

В насто­я­щее вре­мя пред­при­ни­ма­ют­ся актив­ные попыт­ки при­вле­че­ния к исполь­зо­ва­нию ИТ детей с пси­хи­че­ски­ми откло­не­ни­я­ми и инва­ли­дов с целью повы­ше­ния эффек­тив­но­сти про­цес­са реа­би­ли­та­ции. Опыт тако­го рода весь­ма обши­рен, и мы не можем оста­нав­ли­вать­ся на нем с долж­ной долей пол­но­ты.

Выше речь шла о вполне осо­знан­ном упо­доб­ле­нии сво­е­го внут­рен­не­го мира ком­пью­те­рам. Одна­ко не мень­шее зна­че­ние име­ет и фор­ми­ро­ва­ние неосо­зна­ва­е­мых субъ­ек­том тен­ден­ций к тако­му упо­доб­ле­нию. Дан­ная тен­ден­ция про­яв­ля­ет­ся в срав­не­нии соб­ствен­ных интел­лек­ту­аль­ных спо­соб­но­стей с воз­мож­но­стя­ми ком­пью­те­ров и при­во­дить к фено­ме­нам пер­со­ни­фи­ка­ции и депер­со­ни­фи­ка­ции [24], к сверх­до­ве­рию ком­пью­тер­ным дан­ным [13], к воз­ник­но­ве­нию стра­ха перед ору­ди­я­ми инфор­ма­ти­ки [11]. Подоб­ные фено­ме­ны воз­ни­ка­ют даже несмот­ря на то, что ИТ не все­гда «дру­же­ствен­ны» к поль­зо­ва­те­лю, а ряд тех­ни­че­ских реше­ний направ­лен на повы­ше­ние эффек­тив­но­сти машин­ных ком­по­нен­тов, а не чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти — при­ме­ром может слу­жить замед­ля­ю­щая набор команд для ком­пью­те­ра кон­струк­ция кла­ви­а­ту­ры, о кото­рой напо­ми­на­ет Дж. Верч [6].

Реверсия

Часто отме­ча­ет­ся, что ИТ спо­соб­ству­ют воз­ник­но­ве­нию новых видов и форм дея­тель­но­сти, новых навы­ков, зна­ний, уме­ний. Вме­сте с тем одним из послед­ствий инфор­ма­ти­за­ции явля­ет­ся и свое­об­раз­ное воз­рож­де­ние ряда ранее весь­ма зна­чи­мых, но затем в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни утра­тив­ших свою роль пси­хи­че­ских ком­по­нен­тов. Для обо­зна­че­ния этих фено­ме­нов мож­но исполь­зо­вать тер­мин «ревер­сия» (лат. reversio — пово­рот, воз­вра­ще­ние).

При­ме­ни­тель­но к ППИ при­ме­ром ревер­сии явля­ет­ся изме­не­ние роли пись­мен­ной речи. Систе­мы элек­трон­ной почты воз­ро­ди­ли навы­ки пись­мен­но­го обще­ния, кото­рые посте­пен­но схо­ди­ли на нет после появ­ле­ния теле­фо­на и радио­свя­зи. Спон­тан­ное или обу­слов­лен­ное сце­на­ри­ем груп­по­вой дея­тель­но­сти обще­ние посред­ством ком­пью­тер­ных сетей про­ис­хо­дит «в реаль­ном дея­тель­ност­ном кон­тек­сте» [14]. При этом воз­ни­ка­ет моти­ва­ция овла­де­ния пись­мом; об отсут­ствии такой моти­ва­ции при тра­ди­ци­он­ном обу­че­нии писал Л.С.Выготский. Зна­чи­тель­ные уси­лия посвя­ще­ны в насто­я­щее вре­мя раз­ра­бот­ке систем инфор­ма­ти­ки, спо­соб­ству­ю­щих обу­че­нию детей пись­му [9].

Наши иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что при ана­ли­зе ППИ важ­но учи­ты­вать не толь­ко сти­му­ли­ру­ю­щую роль ИТ для раз­ви­тия пись­мен­ной речи. При пере­пис­ке посред­ством ком­пью­тер­ных сетей усва­и­ва­ют­ся новые фор­мы и новый «эти­кет» обще­ния. Так, в элек­трон­ном пись­ме при­ня­то цити­ро­вать те фраг­мен­ты пред­ше­ству­ю­щих сооб­ще­ний, на кото­рые дает­ся ответ. Такое вни­ма­ние к ска­зан­но­му ранее не типич­но для дру­гих ситу­а­ций пись­мен­но­го обще­ния, и мож­но ожи­дать, что пере­нос это­го пра­ви­ла обо­га­тит эти­кет тра­ди­ци­он­ной пись­мен­ной речи. В пере­пис­ке посред­ством Интер­не­та поль­зо­ва­те­ли все чаще стал­ки­ва­ют­ся с опе­ра­ци­я­ми пись­мен­но­го зна­ком­ства, уста­нов­ле­ния и под­дер­жа­ния кон­так­та, обме­на веж­ли­вы­ми фра­за­ми, демон­стра­ции инте­ре­са к парт­не­ру, они учат­ся соче­тать лич­ност­ное и дело­вое обще­ние. Интер­эт­ни­че­ское обще­ние под­ра­зу­ме­ва­ет обмен соци­о­куль­тур­ны­ми све­де­ни­я­ми, ведет к интен­си­фи­ка­ции изу­че­ния ино­стран­ных язы­ков, акту­а­ли­за­ции обще­куль­тур­ных и гео­гра­фи­че­ских позна­ний.

Иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что при опо­сред­ство­ван­ном ИТ обще­нии на прак­ти­ке позна­ет­ся раз­ли­чие сти­лей пись­мен­ной речи, при­чем зна­чи­тель­ные труд­но­сти вызы­ва­ет эмо­ци­о­на­ли­за­ция речи, ибо навы­ки пись­мен­но­го выра­же­ния эмо­ций мало раз­ви­ты у боль­шин­ства людей (за исклю­че­ни­ем тех, кто обла­да­ет спе­ци­аль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми или под­го­тов­кой — жур­на­ли­стов, писа­те­лей и т.п.).

Еще слож­нее при­ме­нять и пони­мать вер­баль­ные спо­со­бы выра­же­ния эмо­ций на нерод­ном язы­ке — напом­ним, меж­эт­ни­че­ская пере­пис­ка в Интер­не­те ведет­ся по-англий­ски. Дав­но уже столк­нув­ши­е­ся с эти­ми про­бле­ма­ми поль­зо­ва­те­ли ком­пью­тер­ных сетей выра­бо­та­ли спе­ци­аль­ные искус­ствен­ные сред­ства — лег­ко вос­про­из­во­ди­мые с помо­щью кла­ви­а­ту­ры знач­ки для выра­же­ния эмо­ций. При­ме­не­ние этих знач­ков и даже про­сто их рас­по­зна­ва­ние тре­бу­ет раз­ви­тых навы­ков кате­го­ри­за­ции эмо­ци­о­наль­ных состо­я­ний.

Пило­таж­ные экс­пе­ри­мен­ты, про­ве­ден­ные А.М.Ходош (неопуб­ли­ко­ван­ные дан­ные), пока­за­ли, что прак­ти­че­ское осво­е­ние знач­ков для выра­же­ния эмо­ци­о­наль­ных состо­я­ний раз­ви­ва­ет­ся с воз­рас­том. Тем самым исполь­зо­ва­ние подоб­ных знач­ков раз­но­воз­раст­ны­ми ком­му­ни­кан­та­ми спо­соб­но при­во­дить к недо­ра­зу­ме­ни­ям и непо­ни­ма­нию.

Вме­сте с тем при­об­ре­те­ние детьми опы­та кате­го­ри­за­ции эмо­ци­о­наль­ных состо­я­ний в сфе­ре опо­сред­ство­ван­но­го ИТ обще­ния может сти­му­ли­ро­вать раз­ви­тие навы­ков рас­по­зна­ва­ния эмо­ций и при­ме­не­ния вер­баль­ных средств выра­же­ния их в усло­ви­ях тра­ди­ци­он­но­го обще­ния.

При­ме­ром ревер­сии явля­ет­ся и сим­во­ли­че­ский опыт, ока­зы­ва­ю­щий зна­чи­тель­ное вли­я­ние на лич­ност­ное раз­ви­тие. Роль фан­та­зий, грез, «мыс­лен­но­го про­жи­ва­ния» в создан­ных соб­ствен­ным вооб­ра­же­ни­ем ситу­а­ци­ях суще­ствен­но меня­лась в ходе исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия.

В совре­мен­ном обще­стве меч­та­тель­ность, «гре­зы наяву», столь рас­про­стра­нен­ные в роман­ти­че­скую эпо­ху, чаще ста­но­ви­лись пред­ме­том пато­пси­хо­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния, чем харак­те­ри­сти­кой нор­мы. Попыт­ки сти­му­ля­ции таких изме­нен­ных состо­я­ний созна­ния с помо­щью нар­ко­ти­че­ских средств пре­сле­ду­ют­ся обще­ством.

В то же вре­мя совре­мен­ные ИТ, а имен­но систе­мы вир­ту­аль­ной реаль­но­сти поз­во­ля­ют реа­ли­зо­вать соци­аль­но одоб­ря­е­мые фор­мы рас­ши­ре­ния сим­во­ли­че­ско­го опы­та [17]. Одна­ко про­ве­ден­ные иссле­до­ва­ния поз­во­ля­ют пред­по­ло­жить, что порож­де­ние и реа­ли­за­ция новых форм сим­во­ли­че­ско­го опы­та, транс­фор­ма­ция про­цес­сов вооб­ра­же­ния, «ком­пью­тер­ные гре­зы» могут спо­соб­ство­вать воз­ник­но­ве­нию нега­тив­ных явле­ний, сре­ди кото­рых уход от реаль­но­сти в фор­ме погло­щен­но­сти ком­пью­тер­ны­ми игра­ми, «Интер­нет-зави­си­мо­сти» и т.п.

Экзуция

Инфор­ма­ти­за­цию часто свя­зы­ва­ют с исклю­че­ни­ем, отми­ра­ни­ем ранее сфор­ми­ро­ван­ных, но впо­след­ствии став­ших ненуж­ны­ми навы­ков, уме­ний, видов и форм дея­тель­но­сти. Для обо­зна­че­ния ука­зан­но­го явле­ния может быть исполь­зо­ван тер­мин «экзу­ция» (лат. exutio — исклю­че­ние, изъ­я­тие, истреб­ле­ние). При­ме­ра­ми экзу­ции явля­ют­ся мно­го­чис­лен­ные дан­ные о посте­пен­ном уга­са­нии вычис­ли­тель­ных навы­ков (уст­но­го сче­та, скла­ды­ва­ния и умно­же­ния «в стол­бик», извле­че­ния кор­ней, воз­ве­де­ния в сте­пень и т.д.).

Име­ют­ся раз­роз­нен­ные све­де­ния о том, что инфор­ма­ти­за­ция, сти­му­ли­руя «наи­бо­лее удоб­ные» для фор­ма­ли­за­ции виды дея­тель­но­сти, спо­соб­ству­ет посте­пен­но­му уга­са­нию «кон­ку­ри­ру­ю­щих» спо­со­бов позна­ния. Так лег­кий доступ к инфор­ма­ции и эру­ди­ция вытес­ня­ют само­сто­я­тель­ную выра­бот­ку новых зна­ний, а исполь­зо­ва­ние ста­ти­сти­че­ских паке­тов опре­де­ля­ет спо­со­бы полу­че­ния и обра­бот­ки инфор­ма­ции. В.П.Зинченко и Е.Б.Моргунов спра­вед­ли­во отме­ча­ют, что отда­вая долж­ное новым спо­со­бам опе­ри­ро­ва­ния зна­ни­я­ми,» не сле­ду­ет пре­не­бре­гать опы­том, сло­жив­шим­ся в тра­ди­ци­он­ных фор­мах обра­ще­ния и опе­ри­ро­ва­ния живым зна­ни­ем» [12, с.27–28].

Опа­се­ния по пово­ду редук­ции и депер­со­ни­фи­ка­ции обще­ния свя­зы­ва­ют­ся с посте­пен­ным уга­са­ни­ем роли эмо­ций в тра­ди­ци­он­ном обще­нии, про­ис­хо­дя­щим под пря­мым и кос­вен­ным вли­я­ни­ем ИТ. «Ана­то­ми­руя» тех­но­кра­ти­че­ское мыш­ле­ние, В.П.Зинченко и Е.Б.Моргунов пола­га­ют суще­ствен­ным для него «при­мат сред­ства над целью, цели над смыс­лом и обще­че­ло­ве­че­ски­ми инте­ре­са­ми, смыс­ла над быти­ем и реаль­но­стя­ми совре­мен­но­го мира, тех­ни­ки (в том чис­ле и пси­хо­тех­ни­ки) над чело­ве­ком и его цен­но­стя­ми» [12, c.189]. Те же авто­ры напо­ми­на­ют наблю­де­ние Б.М.Теплова об «узкой направ­лен­но­сти» тех­но­кра­та, суже­нии обла­сти доступ­ных ему смыс­ло­вых обра­зо­ва­ний, а так­же вывод А.В.Запорожца о необ­хо­ди­мо­сти «санк­ци­о­ни­ро­ва­ния аффек­том» рас­су­доч­ных реше­ний.

Отме­тим, что тех­но­кра­ти­че­ское мыш­ле­ние харак­те­ри­зу­но не толь­ко для «тех­на­рей», но и для гума­ни­та­ри­ев, в част­но­сти, для вос­пи­та­те­лей и педа­го­гов.

Вме­сте с тем дале­ко не все про­гно­зы об отми­ра­нии раз­лич­ных форм и видов тра­ди­ци­он­ной дея­тель­но­сти реа­ли­зу­ют­ся в дей­стви­тель­но­сти. При­ме­ни­тель­но к позна­ва­тель­ной дея­тель­но­сти мож­но отме­тить, что про­гно­зи­ро­вав­ше­е­ся отми­ра­ние биб­лио­тек и утра­та инте­ре­са к исполь­зо­ва­нию печат­ных спра­воч­ни­ков, кото­рые в отли­чие от их элек­трон­ных вер­сий содер­жат уста­рев­шую инфор­ма­цию, не про­ис­хо­дит.

При­ме­ни­тель­но к ком­му­ни­ка­тив­ной дея­тель­но­сти было пока­за­но, что инфор­ма­ти­за­ция не толь­ко не при­во­дит к суже­нию сфе­ры обще­ния, а напро­тив, спо­соб­ству­ет раз­ви­тию и рас­ши­ре­нию свя­зей меж­ду людь­ми за счет рас­ши­ре­ния кру­га потен­ци­аль­ных ком­му­ни­ка­тив­ных парт­не­ров, раз­ви­тия опы­та соци­аль­ных кон­так­тов (дело­вых и лич­ност­ных), нахож­де­ния новых осно­ва­ний и при­чин для вступ­ле­ния в обще­ние и т.п. [8]

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ ИНФОРМАТИЗАЦИИ

Выше были рас­смот­ре­ны акту­аль­ные меха­низ­мы и направ­ле­ния пере­но­са опы­та, сфор­ми­ро­ван­но­го в опо­сред­ство­ван­ной ИТ дея­тель­но­сти, в тра­ди­ци­он­ные виды дея­тель­но­сти. Наши иссле­до­ва­ния поз­во­ля­ют сде­лать вывод о недо­пу­сти­мо­сти одно­сто­рон­ней оцен­ки пси­хо­ло­ги­че­ских послед­ствий подоб­но­го пере­но­са. По сво­е­му воз­дей­ствию на пси­хи­ку подав­ля­ю­щее чис­ло таких пере­но­сов носит амби­ва­лент­ный харак­тер и может вклю­чать как пози­тив­ные, так и нега­тив­ные аспек­ты.

Напри­мер, высо­кий инте­рес к при­ме­не­нию ИТ свя­зы­ва­ет­ся с высо­кой потреб­но­стью в дости­же­ни­ях. Для опыт­ных игро­ков в ком­пью­тер­ные игры харак­тер­но нали­чие весь­ма диф­фе­рен­ци­ро­ван­ных пред­став­ле­ний о себе, у них высо­кая само­оцен­ка, локус кон­тро­ля сдви­нут в интер­наль­ную область; отме­ча­ют­ся состо­я­ние погло­щен­но­сти дея­тель­но­стью и дру­гие лич­ност­ные и интел­лек­ту­аль­ные осо­бен­но­сти [15,25].

Одна­ко обо­рот­ной сто­ро­ной явля­ет­ся опас­ность «кно­поч­ной гра­мот­но­сти» детей, научив­ших­ся состав­лять про­стые про­грам­мы, наби­рать сооб­ще­ния с помо­щью кла­ви­а­ту­ры или поль­зо­вать­ся каль­ку­ля­то­ра­ми, но в недо­ста­точ­ной сте­пе­ни осво­ив­ших мотор­ные пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ские опе­ра­ции, обес­пе­чи­ва­ю­щие пись­мо, опе­ра­ции уст­но­го сче­та, а так­же ариф­ме­ти­че­ские опе­ра­ции.

Про­ана­ли­зи­ру­ем ряд наи­бо­лее харак­тер­ных при­ме­ров, демон­стри­ру­ю­щих амби­ва­лент­ность пси­хо­ло­ги­че­ских послед­ствий ком­пью­те­ри­за­ции.

Социальная перцепция

Опо­сред­ство­ван­ная ИТ соци­аль­ная пер­цеп­ция ори­ен­ти­ру­ет­ся не на целост­ный образ, а на реду­ци­ро­ван­ные сред­ства, вер­баль­ные в сво­ей осно­ве, ибо они опи­ра­ют­ся на сово­куп­ность про­ду­ци­ро­ван­ных и пере­да­ва­е­мых посред­ством Интер­не­та сооб­ще­ний, отно­ся­щих­ся к лич­но­му и/или дело­во­му обще­нию.

Наря­ду с пря­мы­ми сред­ства­ми постро­е­ния обра­за дру­го­го чело­ве­ка (рас­ска­зы о себе, шут­ки, реак­ции на чужие шут­ки) учи­ты­ва­ют­ся и кос­вен­ные (часто­та про­ду­ци­ро­ва­ния сооб­ще­ний, их стиль, сте­пень подроб­но­сти выска­зы­ва­ний, соот­вет­ствие эти­ке­ту элек­трон­ной пере­пис­ки и реак­ции на его нару­ше­ние дру­ги­ми людь­ми и т.п.).

Интер­нет допус­ка­ет пере­да­чу визу­аль­ной инфор­ма­ции, напри­мер, обмен фото­изоб­ра­же­ни­я­ми, что мог­ло бы спо­соб­ство­вать обо­га­ще­нию фор­ми­ру­е­мых обра­зов, если бы такая воз­мож­ность шире исполь­зо­ва­лась.

Сама по себе воз­мож­ность осу­ществ­ле­ния соци­аль­ной пер­цеп­ции с помо­щью ИТ — момент пози­тив­ный. Одна­ко, как пока­за­ли иссле­до­ва­ния, при этом закреп­ля­ют­ся реду­ци­ро­ван­ные спо­со­бы фор­ми­ро­ва­ния обра­за ком­му­ни­ка­тив­но­го парт­не­ра, а так­же резуль­та­ты при­ме­не­ния таких спо­со­бов.

Пре­об­ра­зо­ван­ные спо­со­бы осу­ществ­ле­ния соци­аль­ной пер­цеп­ции могут ока­зы­вать нега­тив­ное вли­я­ние на спо­со­бы фор­ми­ро­ва­ния обра­за парт­не­ра при тра­ди­ци­он­ном обще­нии (прин­цип воз­врат­ных воз­дей­ствий) и при­во­дить к фено­ме­ну депер­со­ни­фи­ка­ции обще­ния, в соот­вет­ствии с кото­рым образ ком­му­ни­ка­тив­но­го парт­не­ра реду­ци­ру­ет­ся до набо­ра (спис­ка) сооб­ще­ний, про­ду­ци­ро­ван­ных им за опре­де­лен­ный отре­зок вре­ме­ни [24].

Напри­мер, к пол­ной или частич­ной депер­со­ни­фи­ка­ции ведет рас­про­стра­нен­ный сре­ди под­рост­ков прин­цип оцен­ки людей через пере­чень того, что они уме­ют (в обла­сти ИТ) или в чем хоро­шо раз­би­ра­ют­ся). На этой осно­ве у экс­пер­тов в обла­сти ИТ раз­ви­ва­ет­ся опре­де­лен­ный сно­бизм и жела­ние всту­пать в кон­такт с кол­ле­га­ми, близ­ки­ми по ква­ли­фи­ка­ции, зна­ни­ям и уров­ню сфор­ми­ро­ван­ных навы­ков.

Наря­ду с редук­ци­ей обра­за ком­му­ни­ка­тив­но­го парт­не­ра инфор­ма­ти­за­ция ведет к рас­щеп­ле­нию обра­за, кон­стру­и­ро­ва­нию про­ти­во­ре­чи­вых обра­зов. Так, изве­стен «эффект помал­ки­ва­ния», кото­рый «заклю­ча­ет­ся в неже­ла­нии людей пере­да­вать или сооб­щать адре­са­ту пло­хие, непри­ят­ные, неже­ла­тель­ные изве­стия или фак­ты» [22].

Для пере­да­чи нега­тив­ных сооб­ще­ний люди пред­по­чи­та­ют опо­сред­ство­ван­ные фор­мы ком­му­ни­ка­ции (фено­мен пред­по­чте­ния «обез­ли­чен­ных кон­так­тов»). Если в соот­вет­ствии с эффек­том помал­ки­ва­ния в непо­сред­ствен­ном обще­нии будет сооб­щать­ся исклю­чи­тель­но пози­тив­ная инфор­ма­ция, а нега­тив­ная будет пере­да­вать­ся «вдо­гон­ку» по кана­лу опо­сред­ство­ван­ной ком­му­ни­ка­ции, то поне­во­ле сфор­ми­ру­ют­ся и зафик­си­ру­ют­ся про­ти­во­ре­чи­вые обра­зы парт­не­ра, либо еди­ный образ будет стро­ить­ся в соот­вет­ствии с дру­гим соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ским эффек­том — «эффек­том оре­о­ла».

В иссле­до­ва­нии Бода­ле­ва и Кри­во­лап [4] пока­за­но, что наи­боль­шую сим­па­тию у заня­тых сов­мест­ной дея­тель­но­стью испы­ту­е­мых вызва­ли те оце­ни­ва­ю­щие

их дея­тель­ность субъ­ек­ты, чьи оцен­ки посте­пен­но меня­лись от нега­тив­ных к пози­тив­ным (в отли­чие от изме­не­ния от пози­тив­ных оце­нок к нега­тив­ным, от посто­ян­но пози­тив­ных или посто­ян­но нега­тив­ных оце­нок). В свою оче­редь, симпатия/антипатия к парт­не­ру воз­дей­ству­ет на когни­тив­ную слож­ность фор­ми­ру­е­мо­го обра­за это­го парт­не­ра [27].

Таким обра­зом, осо­бен­но­сти пре­об­ра­зо­ва­ния соци­аль­ной пер­цеп­ции долж­ны учи­ты­вать­ся при созда­нии раз­но­об­раз­ных про­ек­тов опо­сред­ство­ва­ния обще­ния с помо­щью ИТ. В про­тив­ном слу­чае нега­тив­ные явле­ния, свя­зан­ные с ППИ, могут рас­про­стра­нять­ся и на тра­ди­ци­он­ные фор­мы обще­ния. Соглас­но мне­нию О.В.Соловьевой [22], насто­я­тель­ной зада­чей явля­ет­ся повы­ше­ние ком­пе­тент­но­сти детей и под­рост­ков в сфе­ре меж­лич­ност­ных отно­ше­ний, путем рас­ши­ре­ния репер­ту­а­ра и/или кор­рек­ции доступ­ных им ком­му­ни­ка­тив­ных навы­ков, обу­че­ния адек­ват­ным спо­со­бам осу­ществ­ле­ния соци­аль­ной пер­цеп­ции.

Как пола­га­ет Д.Сиск [21], в шко­ле буду­ще­го, осно­вы кото­рой закла­ды­ва­ют­ся сего­дня, необ­хо­ди­мо обу­чать уча­щих­ся опо­сред­ство­ван­ным фор­мам дея­тель­но­сти. Сле­ду­ет так­же преду­смот­реть спе­ци­аль­ные фор­мы обу­че­ния для взрос­лых поль­зо­ва­те­лей систем инфор­ма­ти­ки.

Анимизм

Фено­мен ани­миз­ма, свя­зан­ный с име­ю­щи­ми­ся у детей пред­став­ле­ни­я­ми о живом, харак­те­ри­зу­ет суще­ствен­ный аспект пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия. По Ж.Пиаже, к тех­ни­че­ским объ­ек­там ред­ко при­ме­ня­ют­ся ани­ми­сти­че­ские рас­суж­де­ния, чаще — есте­ствен­но-науч­ные (в том чис­ле — оши­боч­ные).

Инфор­ма­ти­за­ция суще­ствен­но изме­ни­ла и обо­га­ти­ла ряд сло­жив­ших­ся пред­став­ле­ний об этом фено­мене. В раз­ви­тие идей Ж.Пиаже Ш.Текл [34] пока­за­ла, что для тра­ди­ци­он­ных (напри­мер, при­род­ных) объ­ек­тов доля ани­ми­сти­че­ских кри­те­ри­ев с воз­рас­том умень­ша­ет­ся, а доля био­ло­ги­че­ских или есте­ствен­но-науч­ных — уве­ли­чи­ва­ет­ся; для эле­мен­тов же ИТ (ком­пью­те­ров, элек­трон­ных игру­шек) рас­тет доля пси­хо­ло­ги­че­ских кри­те­ри­ев.

В обы­ден­ных ситу­а­ци­ях, как пока­за­но Е.В.Субботским [33], дети широ­ко и сво­бод­но (осо­бен­но при отсут­ствии внеш­не­го кон­тро­ля) при­ме­ня­ют ани­ми­сти­че­ские объ­яс­не­ния; есте­ствен­но-науч­ные рас­суж­де­ния не осо­бен­но ста­биль­ны, и при столк­но­ве­нии с необыч­ны­ми явле­ни­я­ми дети лег­ко пере­хо­дят на маги­че­ский спо­соб их объ­яс­не­ния.

Мож­но заклю­чить, что фено­мен ани­ми­за­ции при­об­ре­та­ет опре­де­лен­ную спе­ци­фи­ку в усло­ви­ях при­ме­не­ния ИТ. Так, пере­ста­ет быть стро­го дихо­то­ми­че­ской оппо­зи­ция «живой-нежи­вой»: при рас­суж­де­ни­ях об ИТ дети вво­дят пара­метр «слов­но живой», или «вро­де бы живой» [34], аргу­мен­ти­руя его при­ме­ни­мость тем, что ком­пью­те­ры яко­бы спо­соб­ны мыс­лить и дей­ство­вать, но не спо­соб­ны чув­ство­вать (сво­е­го рода отрыв аффек­та от интеллекта),а кро­ме того, они неса­мо­сто­я­тель­ны, ибо им надо сооб­щать, что от них тре­бу­ет­ся, пред­пи­сы­вать выпол­не­ние кон­крет­ных дей­ствий (сво­е­го рода отсут­ствие сво­бо­ды воли). Тем самым ИТ дают неожи­дан­ный импульс ани­ми­сти­че­ско­му спо­со­бу интер­пре­та­ции реаль­но­сти (что может явить­ся свое­об­раз­ным про­яв­ле­ни­ем меха­низ­ма ревер­сии).

В опре­де­лен­ной сте­пе­ни ани­мизм при­сущ не толь­ко детям, но и взрос­лым, при­ме­ня­ю­щим ИТ [1,20]. Фак­то­ры, ока­зы­ва­ю­щие вли­я­ние на воз­ник­но­ве­ние это­го фено­ме­на, весь­ма раз­но­об­раз­ны (уро­вень зна­ний о совре­мен­ных ком­пью­те­рах, уро­вень интел­лек­ту­аль­но­го раз­ви­тия, лич­ност­ные осо­бен­но­сти, усло­вия рабо­ты, слож­ность исполь­зу­е­мых ИТ, труд­но­сти в меж­лич­ност­ном обще­нии и др.).

В одном из опрос­ных иссле­до­ва­ний [30] пока­за­но, что зна­чи­мы­ми фак­то­ра­ми явля­ют­ся уро­вень обра­зо­ван­но­сти, а так­же опыт вза­и­мо­дей­ствия с пред­ста­ви­те­ля­ми раз­но­об­раз­ных этни­че­ских групп и носи­те­ля­ми раз­но­об­раз­ных куль­тур­ных тра­ди­ций. Необ­хо­ди­мо лишь диф­фе­рен­ци­ро­вать ани­мизм и псев­до­ани­мизм – в послед­нем слу­чае наблю­да­е­мые фор­мы вза­и­мо­дей­ствия с ИТ свя­за­ны не с реаль­ной ани­ми­за­ци­ей тех­ни­че­ско­го устрой­ства, а лишь с чисто внеш­ним пере­но­сом сло­жив­ших­ся в тра­ди­ци­он­ном обще­нии сте­рео­ти­пов вза­и­мо­дей­ствия в новые усло­вия, в чем-то схо­жие с этим вза­и­мо­дей­стви­ем.

Яркие про­яв­ле­ния ани­ми­за­ции ком­пью­те­ра могут серьез­но тре­во­жить роди­те­лей и педа­го­гов, кото­рые склон­ны видеть в этом опре­де­лен­ную пси­хи­че­скую ано­ма­лию, нача­ло буду­щих пато­ло­ги­че­ских изме­не­ний лич­но­сти. Дан­ный фено­мен тре­бу­ет деталь­но­го изу­че­ния. Наши иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют, что ани­ми­за­ция ИТ часто явля­ет­ся свое­об­раз­ным сиг­на­лом о дис­ком­фор­те в обще­нии, об эле­мен­тах депер­со­ни­фи­ка­ции, тех­но­кра­ти­за­ции и т.п. «Ожив­ле­ние» ком­пью­те­ра поз­во­ля­ет частич­но пре­одо­леть этот дис­ком­форт, напол­нив рабо­ту с тех­ни­че­ским устрой­ством необ­хо­ди­мым эмо­ци­о­наль­ным содер­жа­ни­ем.

Одна­ко толь­ко раз­вер­ну­тые лон­ги­тюд­ные иссле­до­ва­ния дадут воз­мож­ность обос­но­ван­но отве­тить на дис­кус­си­он­ный вопрос о том, сле­ду­ет ли раз­ра­бот­чи­кам новых ИТ сти­му­ли­ро­вать воз­ник­но­ве­ние фено­ме­на ани­ми­за­ции путем при­да­ния тех­ни­че­ским объ­ек­там свойств живо­го суще­ства (наде­ле­ния ком­пью­тер­ных про­грамм чело­ве­че­ски­ми име­на­ми, исполь­зо­ва­ния шуток, эмо­ци­о­наль­ных обра­ще­ний и т.п.)

Ритмическая структура общения

Обще­ние посред­ством Интер­не­та обыч­но отсро­чен­но, не син­хрон­но. Дли­тель­ная задерж­ка сооб­ще­ний может нега­тив­но вли­ять на моти­ва­цию, в част­но­сти, на жела­ние и готов­ность про­дол­жать обще­ние. Как под­дер­жи­вать моти­ва­ци­он­ные ожи­да­ния при дол­гом отсут­ствии обрат­ной свя­зи? Чисто воле­вых уси­лий чаще все­го недо­ста­точ­но. В каче­стве воз­мож­но­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го меха­низ­ма сле­ду­ет упо­мя­нуть опи­сан­ный А.Н.Леонтьевым «сдвиг моти­ва на цель» или — шире — актив­но при­ме­ня­ю­щий­ся в прак­ти­ке вос­пи­та­ния меха­низм моти­ва­ци­он­но­го опо­сред­ство­ва­ния [7]. Послед­ний заклю­ча­ет­ся в свя­зы­ва­нии фор­ми­ру­е­мых навы­ков с моти­ва­ци­он­но при­вле­ка­тель­ны­ми послед­стви­я­ми или в свя­зы­ва­нии навы­ков, про­ти­во­по­лож­ных фор­ми­ру­е­мым, с моти­ва­ци­он­но непри­вле­ка­тель­ны­ми послед­стви­я­ми.

Фор­ми­ро­ва­ние навы­ка заин­те­ре­со­ван­но­го ожи­да­ния суще­ствен­но не толь­ко для инфор­ма­ти­зи­ро­ван­ных, но и для тра­ди­ци­он­ных форм вза­и­мо­дей­ствия (слу­ча­ет­ся так­же пере­нос это­го навы­ка из одной фор­мы обще­ния в дру­гую). Пред­по­ла­га­ет­ся, что пре­об­ра­зо­ва­ние рит­ми­че­ской струк­ту­ры опо­сред­ство­ван­но­го ИТ вза­и­мо­дей­ствия меж­ду людь­ми спо­соб­но ока­зы­вать амби­ва­лент­ное вли­я­ние на тра­ди­ци­он­ное обще­ние, в рам­ках

кото­ро­го фор­ми­ро­ва­ние навы­ка заин­те­ре­со­ван­но­го ожи­да­ния часто про­те­ка­ет дале­ко не опти­маль­но. В тра­ди­ци­он­ном обще­нии этот навык поле­зен для про­гно­зи­ро­ва­ния сте­пе­ни затруд­не­ния парт­не­ра при поис­ке им отве­тов на задан­ные вопро­сы. Вме­сте с тем име­ет­ся опас­ность, что вопрос оста­нет­ся без отве­та, или же будет понят непра­виль­но. Подоб­ная прак­ти­ка похо­дит на обыч­ную систе­му школь­но­го обу­че­ния, когда задан­ные вопро­сы часто оста­ют­ся без отве­та, а педа­гог отве­ча­ет на вопро­сы, кото­рые никто из уче­ни­ков не зада­вал. Подоб­ное пове­де­ние педа­го­га нега­тив­но ска­зы­ва­ет­ся на фор­ми­ро­ва­ние навы­ка заин­те­ре­со­ван­но­го ожи­да­ния, на раз­ви­тие позна­ва­тель­ной моти­ва­ции и на эффек­тив­ность само­го про­цес­са обу­че­ния.

Дру­гой пара­метр, кото­рый может быть зафик­си­ро­ван и пере­не­сен из опо­сред­ство­ван­но­го ИТ обще­ния в тра­ди­ци­он­ное, — это импуль­сив­ность: ответ­ная реак­ция на сооб­ще­ние пред­ше­ству­ет его про­чи­ты­ва­нию до кон­ца. В наи­боль­шей сте­пе­ни это отно­сит­ся к длин­ным сооб­ще­ни­ям. Раз­ви­тию импуль­сив­но­сти спо­соб­ству­ет упро­щен­ная тех­ни­че­ская про­це­ду­ра гене­ри­ро­ва­ния и отправ­ки ответ­ных сооб­ще­ний при при­ме­не­нии ИТ. Отказ от подоб­ной импуль­сив­но­сти тре­бу­ет спе­ци­аль­ных уси­лий со сто­ро­ны педа­го­гов и пси­хо­ло­гов; рас­про­стра­нен­ной про­фи­лак­ти­кой импуль­сив­но­сти явля­ет­ся при­зыв к состав­ле­нию толь­ко корот­ких сооб­ще­ний, дроб­ле­нию их на неболь­шие пор­ции. Одна­ко тако­го рода про­фи­лак­ти­ка пре­пят­ству­ет раз­ви­тию навы­ков ком­по­зи­ции при осво­е­нии пись­мен­ной речи.

Аутизм

Как отме­ча­лось выше, систе­мы вир­ту­аль­ной реаль­но­сти поз­во­ля­ют реа­ли­зо­вы­вать соци­аль­но одоб­ря­е­мые спо­со­бы рас­ши­ре­ния сим­во­ли­че­ско­го опы­та. Моде­ли­ро­ва­ние, про­иг­ры­ва­ние и свое­об­раз­ное «про­жи­ва­ние» раз­лич­ных ситу­а­ций, исполь­зо­ва­ние ком­пью­те­ра для реа­ли­за­ции раз­лич­ных твор­че­ских идей спо­соб­ству­ют раз­ви­тию вооб­ра­же­ния, твор­че­ских спо­соб­но­стей, позна­ва­тель­ных потреб­но­стей, само­ак­ту­а­ли­за­ции. Вме­сте с тем, как пока­зы­ва­ет опыт, воз­ни­ка­ю­щая в этих усло­ви­ях воз­мож­ность ухо­да от труд­но­стей и про­блем окру­жа­ю­щей чело­ве­ка дей­стви­тель­но­сти в заман­чи­вый мир «ком­пью­тер­ных грез в кибер­про­стран­стве», в вир­ту­аль­ную реаль­ность может сти­му­ли­ро­вать явле­ние аути­за­ции поль­зо­ва­те­лей ИТ. Наи­бо­лее уяз­ви­мы­ми к нега­тив­ным вли­я­ни­ям тако­го рода явля­ют­ся дети.

На опас­ность раз­ви­тия дет­ско­го аутиз­ма ука­зы­ва­ет­ся в под­пи­сан­ном зам. мини­стра обра­зо­ва­ния РФ А.Г.Асмоловым Инфор­ма­ци­он­ном пись­ме Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния РФ N 42/3 от 12.09.95 «Об инфор­ма­ци­он­ной куль­ту­ре в семей­ном обра­зо­ва­нии», в кото­ром отме­ча­ет­ся, что став­шие доступ­ны­ми ИТ спо­соб­ству­ют ухо­ду детей и под­рост­ков от дей­стви­тель­но­сти, т.е. аути­за­ции. В силу это­го в дан­ном пись­ме фор­му­ли­ру­ют­ся необ­хо­ди­мые дей­ствия в рам­ках про­грам­мы борь­бы с аути­за­ци­ей.

Как пока­зы­ва­ет опыт, к аути­за­ции могут при­ве­сти ком­пью­тер­ные или элек­трон­ные игры, а так­же погло­щен­ность детей раз­но­об­раз­ны­ми вида­ми опо­сред­ство­ван­ной ИТ дея­тель­но­сти (и преж­де все­го соб­ствен­но про­грам­ми­ро­ва­ни­ем). Заме­на реаль­но­го опы­та прак­ти­че­ских дей­ствий сим­во­ли­за­ци­ей, опе­ри­ро­ва­ни­ем зна­ко­вы­ми моде­ля­ми меша­ет пол­но­цен­но­му пси­хи­че­ско­му раз­ви­тию. Кро­ме того, отме­ча­ет­ся суже­ние инте­ре­сов погло­щен­ных ИТ детей за счет вни­ма­ния лишь к новин­кам ИТ, сле­до­ва­ния моде в этой обла­сти (тем более, что дети и под­рост­ки под­вер­же­ны тен­ден­ции сле­до­ва­ния моде). Инте­ре­сы могут сужать­ся и за счет ран­ней спе­ци­а­ли­за­ции, хотя область ИТ — одно из немно­гих дет­ских увле­че­ний, кото­рые не будут поме­хой во взрос­лой жиз­ни.

Отме­тим еще, что для части детей увле­че­ние ИТ сопря­же­но с готов­но­стью кон­тро­ли­ро­вать каж­дый этап рабо­ты под­го­тов­лен­ных ими ком­пью­тер­ных про­грамм; эту склон­ность кон­тро­ли­ро­вать они могут пере­не­сти и в сфе­ру чело­ве­че­ских отно­ше­ний [34]. Часто попыт­ки мани­пу­ли­ро­ва­ния дру­ги­ми людь­ми закан­чи­ва­ют­ся неуда­чей, что может тол­кать детей к замкну­то­сти и соци­аль­ной изо­ля­ции, к пре­вра­ще­нию в хаке­ров.

Одна­ко не сле­ду­ет рас­смат­ри­вать аути­за­цию как неиз­беж­ное послед­ствие инфор­ма­ти­за­ции раз­лич­ных обла­стей чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти. Ведь ИТ — в част­но­сти, спе­ци­аль­но раз­ра­бо­тан­ные про­грамм­ные сред­ства — могут высту­пать как эффек­тив­ное сред­ство для тера­пии пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний, в том чис­ле аутиз­ма — или во вся­ком слу­чае смяг­че­ния его нега­тив­ных послед­ствий [27,29].

Воз­мож­но, дан­ный эффект обу­слов­лен умень­ше­ни­ем соци­аль­но­го дав­ле­ния, кото­рое ока­зы­ва­ет­ся на аутич­но­го субъ­ек­та при «навя­зы­ва­е­мом» ситу­а­ци­ей вза­и­мо­дей­ствия «лицом к лицу» обще­нии. Кро­ме того, совре­мен­ные ИТ спо­соб­ны ком­пен­си­ро­вать недо­ста­ток соци­аль­ных кон­так­тов у людей с пора­же­ни­я­ми орга­нов дви­же­ния.

Пред­при­ни­ма­ют­ся пер­спек­тив­ные попыт­ки осу­ществ­ле­ния бихе­ви­о­ри­аль­ной пси­хо­те­ра­пии с помо­щью ИТ — к при­ме­ру, спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ное при­ме­не­ние систем вир­ту­аль­ной реаль­но­сти спо­соб­ству­ет избав­ле­нию от фобий (бояз­ни высо­ты, стра­ха пре­бы­ва­ния в тол­пе или в замкну­том поме­ще­нии и т.п.) [27,31]. Тем самым сре­ди ППИ нали­че­ству­ют без­услов­но пози­тив­ные послед­ствия, меха­низ­мы дей­ствия кото­рых до насто­я­ще­го вре­ме­ни почти не изу­че­ны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сле­ду­ет кон­ста­ти­ро­вать, что наря­ду с изу­че­ни­ем осо­бен­но­стей и меха­низ­мов вызван­но­го инфор­ма­ци­он­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми пре­об­ра­зо­ва­ния отдель­ных пси­хи­че­ских про­цес­сов боль­шое тео­ре­ти­че­ское и прак­ти­че­ское зна­че­ние име­ет иссле­до­ва­ние меха­низ­мов и путей пре­об­ра­зо­ва­ния лич­но­сти в целом. Такое пре­об­ра­зо­ва­ние про­ис­хо­дит на гло­баль­ном уровне под вли­я­ни­ем как пря­мых, так и кос­вен­ных воз­дей­ствий. Отой­дя от одно­сто­рон­ней — пози­тив­ной либо нега­тив­ной — оцен­ки наблю­да­е­мых пре­об­ра­зо­ва­ний, необ­хо­ди­мо чет­ко осо­зна­вать, что обу­слов­лен­ные ИТ гло­баль­ные лич­ност­ные транс­фор­ма­ции носят по боль­шей части амби­ва­лент­ный харак­тер.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Баба­е­ва Ю.Д.,Войскунский А.Е., Кобе­лев В.В, Тихо­ми­ров О.К. Диа­лог с ЭВМ: пси­хо­ло­ги­че­ские аспекты//Вопросы пси­хо­ло­гии. 1983. N 2.
  2. БабаеваЮ.Д., Щер­ба­ко­ва О.Ю. Про­бле­мы диа­гно­сти­ки интел­лек­ту­аль­ной и соци­аль­ной одаренности//Ежегодник Рос­сий­ско­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го обще­ства. М.:1995. Т. 1. Выпуск 2.
  3. Беля­е­ва А.В., Вере­ни­ки­на И.М., Узик­ха­но­ва Б.Н. Пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти вклю­че­ния детей в ком­му­ни­ка­ци­он­ную сре­ду // Психол.журнал. 1994. Т.14. N 4.
  4. БодалевА.А., Кри­во­лап Л.И. О неко­то­рых осо­бен­но­стях фор­ми­ро­ва­ния у под­рост­ков сим­па­тии к дру­гим лицам//Общение как пред­мет тео­ре­ти­че­ских и при­клад­ных иссле­до­ва­ний: Тези­сы Все­со­юз­но­го сим­по­зи­у­ма. Л.: 1973.
  5. Вей­цен­ба­ум Дж. Воз­мож­но­сти вычис­ли­тель­ных машин и чело­ве­че­ский разум // От суж­де­ний к вычис­ле­ни­ям. М.: 1982.
  6. ВерчДж. Голо­са разу­ма. М.: 1996.
  7. Вилю­нас В.К. Пси­хо­ло­ги­че­ские меха­низ­мы моти­ва­ции чело­ве­ка. М.: Изд-во МГУ,1990.
  8. ВойскунскийА.Е. Инфор­ма­ти­ка и раз­ви­тие чело­ве­че­ско­го обще­ния // Соци­аль­ные про­бле­мы инфор­ма­ти­за­ции обще­ства. М.: 1988. С.29–38.
  9. Гокунь А.А.Применение систем обра­бот­ки тек­ста для обу­че­ния пись­мен­ной речи // Вопро­сы пси­хо­ло­гии. 1988. N 3.
  10. Дор­ма­шев Ю.Б.,Романов В.Я. Пси­хо­ло­гия вни­ма­ния. М.: 1996.
  11. Доро­ни­на О.В.Страх пред ком­пью­те­ром: при­ро­да, про­фи­лак­ти­ка, пре­одо­ле­ние // Вопро­сы пси­хо­ло­гии. 1993. N 1.
  12. ЗинченкоВ.П., Мор­гу­нов Е.Б. Чело­век раз­ви­ва­ю­щий­ся // Очер­ки рос­сий­ской пси­хо­ло­гии. М.: 1994.
  13. Инте­лект чело­ве­ка и про­грам­мы ЭВМ / Под ред.О.К. Тихо­ми­ро­ва. М.: 1979.
  14. Ляу­дис В.Я.,Негурэ И.П. Пси­хо­ло­ги­че­ские осно­вы фор­ми­ро­ва­ния пись­мен­ной речи у млад­ших школь­ни­ков. Киши­нев: Шти­ин­ца, 1983.
  15. Мака­ла­тия А.Г. Осо­бен­но­сти вни­ма­ния в состо­я­нии погло­щен­но­сти дея­тель­но­стью // Пси­хо­ло­гия сего­дня. М.: 1996 С.113–114.
  16. Мар­ков Дж., Хеф­нер К.Хакеры. Киев: 1996.
  17. Носов Н.А. Пси­хо­ло­ги­че­ские вир­ту­аль­ные реаль­но­сти. М.: 1994.
  18. Пей­перт С. Пере­во­рот в созна­нии: дети, ком­пью­те­ры и пло­до­твор­ные идеи.М.: 1989.
  19. Позна­ни­еи обще­ние / Под ред. Б.Ф.Ломова, А.В. Беля­е­вой, М.Коула. М.: 1988.
  20. Пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы­ав­то­ма­ти­за­ции науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ / Под ред. О.К. Тихо­ми­ро­ва, М.Г., Яро­шев­ско­го. М.: 1987.
  21. СискД.А. Изу­че­ние буду­ще­го (Кон­цеп­ция обра­зо­ва­тель­но­го кур­са) // Вопро­сы пси­хо­ло­гии. 1994. N 4. С.5–10.
  22. Соло­вье­ва О.В.Обратная связь в меж­лич­ност­ном обще­нии. М.: Изд-во МГУ, 1992.
  23. Соци­аль­но-исто­ри­че­ский под­ход в пси­хо­ло­гии обу­че­ния / Под­ред. М. Коула. М.: 1989.
  24. ТихомировО.К., Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е. Обще­ние, опо­сред­ство­ван­ное ком­пью­те­ром // Вест­ник МГУ. Сер. 14. Пси­хо­ло­гия. 1989. N 3.
  25. Фоми­че­ва Ю.В.,Шмелев А.Г., Бур­ми­ст­ров И.В. Пси­хо­ло­ги­че­ские кор­ре­ля­ты увле­чен­но­сти ком­пью­тер­ны­ми игра­ми // Вест­ник МГУ. Сер. 14. Пси­хо­ло­гия. 1991. N 3.
  26. Фор­ман Н.,Вильсон П. Исполь­зо­ва­ние вир­ту­аль­ной реаль­но­сти в пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ни­ях // Пси­хол. жур­нал. 1996. Т.17. N 2. С.64–79.
  27. Шку­ра­то­ва И.П.Когнитивный стиль и обще­ние. Ростов-на-Дону:1994.
  28. BrodC. Technostress. The human cost of the computer revolution. Addison-Wesley,1984.
  29. HeimannM. On the affect of multimedia computer programs: Gains made by children with autism in reading, motivation and communication skills. IV European Congress of Psycology, Abstracts. Ellinika Grammata, Greece, 1995, p. 180.
  30. Nass C.I., LombardM., Henriksen L., Steuer J. Anthropocentrsm and computers // Behaviour and Information Technology, vol. 14, N 4, 1995, p. 229–238.
  31. North M.,North S., Coble J. Virtual reality therapy. An innovative paradigm. Colorado Springs, CO: IPI Press, 1996.
  32. Smileys / Ed.by D.W.Sanderson. O’Reilly & Assiciates, 1995.
  33. Subbotsky E. Foundation of the mind. Cildren’s understanding of reality. Cambrige, Mass: Harvard University Press, 1993.
  34. TurkleSh. The second self. Computers and the human spirit. New York: Simon and Shuster, 1984.

Источ­ник: «Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал», Э 1, 1998, с. 88–100.

Об авторах

Вой­скун­ский Алек­сандр Евге­нье­вич — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, стар­ший науч­ный сотруд­ник, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей пси­хо­ло­гии интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти и инфор­ма­ти­за­ции факуль­те­та пси­хо­ло­гии Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та.

Баба­е­ва Юлия Дави­дов­на — доцент кафед­ры общей пси­хо­ло­гии факуль­те­та пси­хо­ло­гии МГУ им. М.В. Ломо­но­со­ва, кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук.

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.