Войскунский А.Е. Исследования Интернета в психологии

В

Для представителей самых разнообразных областей научного и художественного знания Интернет выступает в качестве объекта профессиональных занятий. Это относится и к техническим (программированию, теории связи, информационному поиску и др.), и к связанным с искусством (художественной графике, анимации и др.), и к гуманитарным специальностям, на которых мы остановимся подробнее. Ограничимся при этом анализом основных направлений научных исследований (причем исключительно гуманитарного профиля), хотя нельзя не отметить, что Интернет — предмет далеко не только исследовательской активности специалистов. Ведь его привлекательность для большинства пользователей поддерживается повседневной и не связанной с исследованиями работой (и оригинальной, и вполне рутинной) администраторов разных уровней, составителей контента, работников множества представленных в Сети организаций.

Кроме того, Интернет почти с самого своего появления и оформления является предметом междисциплинарных исследований, в которых объединены усилия специалистов в таких областях преимущественно гуманитарного знания, как социология, культурология, философия, «взаимодействие человека с компьютером» (Human-Computer Interaction), лингвистика, этнография, психология, педагогика, политология, библиотековедение, а также (бесспорно, в первую очередь по объему исследований) «communication science» — научное направление, для которого в русскоязычной номенклатуре ученых дисциплин нет ни соответствия, ни даже наименования, разве что относительно недавно предложенное название «коммуникативистика» [11].

Количество проведенных теоретических и эмпирических исследований весьма велико, по какому параметру ни судить: по числу наименований книг — монографий, учебников и сборников статей, по числу статей в научных журналах (причем не только в перечисленных областях, но и в медицинских, искусствоведческих, маркетинговых или технических), по количеству новых специализированных журналов, посвященных исследованиям в Интернете; однако наиболее показательным можно, пожалуй, считать число и разнообразие посвященных интернет-исследованиям публикаций, размещенных непосредственно в Сети. Среди такого рода исследований имеется множество и монодисциплинарных, и междисциплинарных работ.

Начало гуманитарным исследованиям в Интернете было положено в те годы, когда его прототип в виде взаимосвязанных компьютерных сетей уже существовал и развивался, однако наименование это еще не употреблялось.

В 70-е годы речь обычно шла о локальных или глобальных компьютерных сетях и об общении, опосредствованном компьютерами (computer mediated communication, или CMC). На этом материале и в этой парадигме и проводились исследования, в том числе поначалу немногочисленные гуманитарные.

Первыми монографиями, обозначившими новую предметную область, стали социально-психологическая книга [48] и в первую очередь формально социологический, а по сути междисциплинарный труд [38], во многом определивший последующие направления исследований в этой области (книга переиздана в 90-е годы).

В течение 80-х годов был опубликован ряд монографий и сборников [37; 40; 29; 50], не говоря уже о статьях, ориентированных на изучение коммуникативных применений компьютерных сетей и/или на анализ воздействия таких сетей на организационные структуры.

В 90-е годы (и особенно во второй их половине) парадигма сменилась, и начались гуманитарные исследования собственно Интернета: модернизация наименования принесла закономерное расширение и обновление проблематики.

В настоящее время исследования не ограничиваются лишь опосредствованным общением между людьми, активно изучается также игровая и познавательная деятельность, осуществляемая посредством Интернета. Что же касается сетевых организационных структур, то они все более признаются не внесенными извне и в какой-то мере навязанными инновациями, а скорее базовым свойством организаций и социальных структур современного «сетевого общества» [13].

Итак, психологические задачи и исследования изначально фигурируют в качестве составной части единого фронта гуманитарных исследований Интернета. Однако впоследствии психологи несколько сбавили темп. Приходится признать, что к настоящему времени выполненные профессиональными психологами исследования составляют относительно небольшую долю всего объема гуманитарных работ в данной области. Количество профессионально психологических исследований, посвященных деятельности людей в Интернете, заметно уступает объему исследований, проведенных, к примеру, коммуникативистами или социологами; качественные же сравнения, как представляется, проводить пока преждевременно.

Надо, правда, отметить, что при изучении Интернета и непсихологи довольно широко и в целом достаточно квалифицированно применяют психологический инструментарий (например, разнообразные тесты), что позволяет им достигать результатов, имеющих определенное значение для психологической науки. Обращает на себя внимание, например, что авторами значительной части материалов (глав или статей), включенных в сравнительно недавно опубликованные сборники по психологическим аспектам работы в Интернете [46; 31; 49], являются непсихологи.

Тем не менее фронт собственно психологических исследований, которые можно было бы отнести к условной дисциплине «психология Интернета», в определенной степени сложился — в том числе, как отмечено, и за счет непсихологов, отчасти ставящих психологические задачи и использующих при этом психологический инструментарий.

Персональный состав тех, кто зарекомендовал себя планомерными исследованиями в этой области, пока достаточно легко обозрим. Действительно, относительно нетрудно перечислить тех специалистов-психологов и те психологические коллективы, которые ведут систематические исследования деятельности человека, осуществляемой посредством Интернета.

Приведем примерный перечень психологов, зарекомендовавших себя заметными и планомерными исследованиями деятельности человека в Интернете. Разумеется, следует иметь в виду, что перечень этот не вполне полон.

Заметим, что психологические исследования, связанные с применением Интернета, выполняются как в рамках традиционных областей психологии (социальной, медицинской, когнитивной, дифференциальной, педагогической, возрастной и др.), так и в рамках непривычных до сих пор наименований («киберпсихология», «психология Интернета», «виртуальная психология», «психология киберпространства» и др.).

Основной международный журнал, посвященный именно и только психологическим исследованиям в этой области, также называется нетрадиционно: «CyberPsychology & Behavior». Он выходит шесть раз в год с 1999 г.

Если начать перечень с Западной Европы, то прежде всего следует назвать работающий уже более десяти лет интернациональный коллектив социальных психологов из университетов Манчестера и Амстердама под руководством англичан М. Ли (Martin Lea) и Р. Спирса (Russell Spears) — первый сборник их публикаций появился еще в 1992 г. [30]. Активно ведет педагогико-психологические исследования Ч. Крук (Charles Crook) из Университета Лафборо (Великобритания) — имеется русский перевод одной из его статей [15].

Активные исследования социально-психологических особенностей общения посредством Интернета ведет в Германии Н. Деринг (N. Döring), начинавшая исследования в Берлинском технологическом университете и в Гейдельбергском университете, а в настоящее время работающая в Тюрингии — в университете Эрфурта и в Техническом университете Ильменау [33]. Там же, в Тюрингии, на отделении психологии общения университета им. Фридриха Шиллера (Йена) осуществляют социально-психологические и педагогико-психологические исследования В. Фриндте и Т. Келер — наряду с публикациями на немецком языке [Frindte, Koehler, 1999] имеется также перевод на русский язык [25].

Значительную активность проявляют итальянские психологи, среди которых следует выделить прежде всего Дж. Рива из Католического университета в Милане и Института аксиологии в г. Вербания, а также К. Галимберти из Католического университета дель Сакро Кьоре (Милан) и Дж. Мантовани из Университета Падуи — представление об их работе можно получить из книг [44; 32], а также из специализированного (тема: «Воздействие Интернета, мультимедиа и виртуальной реальности на поведение и на общество») выпуска журнала «CyberPsychology & Behavior» (2001. — Vol. 4. — № 1) — приглашенными редакторами выпуска являются Дж. Рива и К. Галимберти.

Наиболее заметными в рассматриваемой области исследователями-психологами следует признать американцев Ш. Текл (Sherry Turkle) из Массачусетского технологического института, Дж. Сулера (John R. Suler)из Университета Райдер в Нью-Джерси и П. Уоллес (Patricia Wallace), директора Центра управления знаниями и информацией Школы бизнеса им. Р. Смита при Университете штата Мэриленд.

Ш. Текл прославилась книгами «Второе Я» [51] и «Жизнь на экране» [52], в которых проведено систематическое изучение особенностей вхождения детей и взрослых в компьютерную культуру и в мир сетевых технологий.

Дж. Сулер превратил свою страницу (home-page) в тщательно разработанную и постоянно пополняемую коллекцию взаимосвязанных (гипертекстовых) глав, посвященных самым разным аспектам «психологии киберпространства».

П. Уоллес опубликовала первую в мире монографию, названную «Психология Интернета» [54] и переведенную на восемь языков.

К упомянутым авторам примыкают авторитетные специалисты из Университета Карнеги-Меллона в Питтсбурге, занимающиеся психологическими (а также частично выходящими за рамки психологии — например, в область культурологии, взаимодействия человека с компьютером или социологии) исследованиями деятельности человека в Интернете.

Это прежде всего С. Кислер — один из наиболее последовательных исследователей в области социальной психологии сетевых коммуникаций [49; 41; 36]. Вместе с Р. Краутом и группой коллег она участвует в осуществлении проекта «HomeNet», согласно предварительным итогам которого [39] в результате применения Интернета могут сужаться внутрисемейные и вообще социальные связи, а также может развиваться депрессия. Эти данные бурно обсуждаются в последние годы и во многом встретили критику со стороны других специалистов.

В числе психологов, выполняющих связанные с применением Интернета исследования, могут быть названы также психолингвист Л. Джеймс из Гавайского университета, социальный психолог Р. Шерман из Университета штата Айова; специалист по возрастной и кросскультурной психологии М. Коул из Калифорнийского университета в Сан-Диего — ряд его публикаций доступны в русских переводах, в частности недавняя монография [14а]. Статьи клинических (преимущественно) психологов С. Кинга, Дж. Грохола, Дж. Морейхен-Мартин из Брайант-колледжа (Смитфилд, Род-Айленд) и англичанина М. Гриффитса из Ноттингемского Трентского университета размещены и на указанных сайтах, и в печатных изданиях — например, в сборнике [43].

Целиком связали свою исследовательскую активность с проблематикой зависимости от Интернета, или интернет-аддикции (см. об этой тематике подробнее [25]) К. Янг (Kimberly Young) [26а; 55] и Д. Гринфилд (Greenfield D. N.)[34]. Международная команда психологов из США и Германии (вместе с отдельными представителями Канады, Швейцарии, Италии) интенсивно разрабатывает методологию и практику так называемых онлайновых исследований [45; 47]. Психологические аспекты применения Интернета для задач образования исследует группа психологов в недавно изданном под редакцией К. Волфе сборнике статей [43].

В других странах интенсивно работают клинический психолог А. Барак (Azy Barak) из Университета Хайфы (Израиль) и специалист по педагогической психологии Дж. Мюллер из Университета Калгари (Канада). Для соотечественницы последнего Дж. Гаккенбах редактирование сборника [46] представляет собой, похоже, дебют в данной проблематике: ранее она была известна скорее как специалист по психологии сновидений.

Итак, фронт психологических исследований, связанных с Интернетом, вне всякого сомнения существует. При этом по числу активных исследователей (три-пять десятков человек) он уступает некоторым другим гуманитарным дисциплинам. Однако в отличие от многих направлений гуманитарных исследований — философских, исторических, политологических, этнографических и др. — психологические исследования деятельности людей в Интернете берут начало не в середине 90-х годов, а в конце 70-х и в 80-х годах: изучение опосредствованного компьютерами общения плавно перешло в 90-е годы в работу по изучению деятельности (уже не только коммуникативной) человека в Интернете.

В настоящее время исследователями Интернета, и психологами, и непсихологами, изучаются:

  • культурные, языковые и психологические особенности диадического и группового взаимодействия; регулирующие общение и отношения между удаленными партнерами правила (в частности, нэтикет);
  • перспективы проведения психологических исследований (включая тестирование) и консультативной психотерапевтической работы посредством Интернета;
  • закономерности формирования и характеристики функционирования складывающихся виртуальных общностей;
  • особенности селективного восприятия размещаемых на электронных страницах объектов; принципы самовыражения личности и изменения сетевой идентичности;
  • характеристики игрового поведения в ходе индивидуальных и групповых (в том числе ролевых) игр и степень соответствия этих характеристик психологическим особенностям игрового поведения детей, подростков и взрослых;
  • парадигмы покупательского поведения пользователей Интернета и их «отзывчивость» к рекламным воздействиям;
  • стереотипы созидания и восприятия социальных объектов в киберпространстве; стратегии осуществления познавательной деятельности в условиях оперирования гипертекстовыми структурами;
  • перспективы переноса в реальную деятельность приобретенных в виртуальной реальности навыков и умений;
  • специфику так называемой зависимости от Интернета и в частности от отдельных его сервисов (игровых, коммуникативных и т. п.);
  • особенности проявлений конкурентных и кооперативных отношений в условиях групповой деятельности в Интернете;
  • психологические основы принятия решений при навигации в Интернете и т. д. и т. п.

Не все перечисленные задачи решаются в должной мере, однако утешает уже то, что постановке такого рода проблем посвящены статьи в десятках тематических сборников и журналов, в числе которых немало электронных публикаций.

Обрисовав (поневоле кратко) в историческом и современном аспектах развитие гуманитарных исследований опосредствованной Интернетом деятельности за рубежом, остановимся на соответствующих направлениях исследовательской работы в нашей стране.

Как и другие постсоветские страны, Россия отстает от наиболее развитых в сфере информатизации регионов (Северной Америки, Западной Европы, Австралии, ряда азиатских государств). Это справедливо, по-видимому, даже для Эстонии, наиболее далеко из постсоветских стран продвинувшейся в развитии информатизации и телекоммуникаций. Отставание в развитии телекоммуникаций в целом распространяется и на объем гуманитарных исследований, связанных с Интернетом.

В России активность гуманитариев в соответствующих областях не набрала должного темпа. В сравнении с зарубежными исследованиями фронт ведущихся работ заметно ограничен. Ограниченность эта зачастую вынужденная: если исследование связано с анализом деятельности людей, оно не может быть проведено при отсутствии в русскоязычном Интернете «критической массы» занятых такой деятельностью пользователей.

Тем не менее объем публикаций по гуманитарным аспектам деятельности человека в Интернете довольно быстро увеличивается, причем за счет самых разнообразных исследований — социологических, юридических, психологических, экономических, политологических, философских, культурологических, педагогических, искусствоведческих и др.

Однако отдельные работы по большей части не складываются в полноценные исследовательские программы и широкомасштабные проекты, отсутствуют регулярно организуемые конференции и специализированные периодические издания, посвященные исключительно (или главным образом) гуманитарному изучению Интернета.

Примером отсутствия координации могут служить актуальные социологические проекты, в особенности наиболее масштабные из них. Ограничимся их перечнем. Более подробно о них говорится в статьях и пресс-релизах на приводимых ниже сайтах, а также в печатных изданиях [10; 19; 26].

Репрезентативные исследования актуальной аудитории Интернета (из числа жителей городов начиная с районных центров и вплоть до наиболее густонаселенных центров) в России начались в 1996 г., пионером выступила основанная в 1991 г. компания КОМКОН. Изучение интернет-аудитории проводится КОМКОНом в рамках проекта «Web-вектор».

В настоящее время на рынке репрезентативных социологических опросов успешно работают еще несколько организаций. Среди них компании «Gallup Media» и «Gallup Ltd», которые поначалу ограничивали свою активность анализом аудитории российского Интернета в Москве и в С.-Петербурге, однако начиная с 2000 г. компания «Gallup Media» приступила к реализации проекта «NRS-Россия», т. е. к изучению аудитории Интернета в России в целом. Заметное место среди ведущих практическую работу социологических центров занимает также «Группа monitoring.ru» — Агентство региональных политических исследований (АРПИ), работающее в содружестве с Национальным институтом социально-психологических исследований (НИСПИ) и публикующее краткие отчеты о проведенных исследованиях на сайте monitoring.ru. Обширное репрезентативное исследование было реализовано в конце 2000 г. Фондом «Общественное мнение»; итоги его опубликованы в виде отчета «Интернет в России / Россия в Интернете».

Ряд репрезентативных исследований осуществлен также компанией «GFK Market Research»; периодически извещает о проведенных исследованиях исследовательский центр РОМИР.

Кроме осуществляющих опросы социологических организаций обширную и регулярно обновляемую статистическую информацию об аудитории российского Интернета предоставляют компания «SpyLOG» на основании показаний одноименного сетевого счетчика и программного технологического комплекса и компания RAMBLER, осуществляющая проект «Ruметрика».

Ограничившись этим кратким перечнем, перейдем к основному для нас выводу. Активность всех названных организаций крайне слабо интегрирована; каждая из них, что вполне естественно, полностью самостоятельна в определении возрастных и географических характеристик интересующей их аудитории, в построении выборок для опроса респондентов, в формулировании вопросов в анкетах, вообще в осуществлении полевого этапа работы.

Все это не вызывало бы нареканий, если бы некоторые публикуемые социологическими организациями количественные результаты исследований не различались «в разы». Подобная несогласованность, как кажется, мало кого тревожит.

Социологические исследования — масштабные и требующие значительных затрат — были упомянуты как достаточно наглядный пример отсутствия в России координации и интеграции ведущихся проектов в сфере гуманитарного изучения Интернета.

Теперь обратимся к начальному периоду развертывания таких исследований, только уже не в мировом, а в российском (вернее, еще в советском) масштабе.

В нашей стране безусловными пионерами в гуманитарном изучении деятельности человека в Интернете (а до того — в компьютерных сетях, как локальных, так и глобальных) выступили психологи. Тому есть ряд подтверждений.

Исторический анализ раннего этапа психологических исследований представлен в публикации на английском языке [27]. Там же предложены некоторые соображения об общественной ситуации в стране, которая не способствовала полноценному развитию такого рода исследований; мы не станем повторять эти очевидные для отечественного читателя соображения.

Для несколько более подробного и доказательного разговора обратимся к 80-м годам. В то время трудно было натолкнуться на посвященные гуманитарным аспектам применения компьютерных сетей эмпирические или даже аналитико-постановочные публикации. В имеющейся литературе были представлены некоторые работы технического характера (например, [3; 21]), отдельные переводы [2; 9; 20] и весьма немногочисленные информационные публикации [14; 18] нетехнического содержания.

Исследовательских материалов на какие-либо гуманитарные темы встретить не удалось — за исключением, как было отмечено, психологических работ. В нашу задачу входит обоснование тенденции, что избавляет от необходимости подробного анализа самих публикаций.

В первой половине 80-х годов в Москве было начато развертывание двух исследовательских проектов, направленных на изучение особенностей человеческой деятельности, опосредствованной применением локальных и глобальных компьютерных сетей (см. также [8]). Один из этих проектов развивался и до сих пор развивается на факультете психологии Московского государственного университета. Он был выдвинут спонтанно как развитие некоторых исследований в области психологии компьютеризации и психологии общения и первоначально был связан исключительно с изучением психологической специфики реализации коммуникативных процессов посредством компьютерных сетей.

Опубликованные в рамках данного проекта в середине 80-х годов эмпирические данные основаны на анализе деятельности пользователей локальных сетей — анализ включал проведение бесед с пользователями и специализированных опросов [24]. Публикации опирались также на наблюдение деятельности экспертов (ученых-биохимиков), участвовавших в международных компьютерных телеконференциях, и на проведенные с ними беседы [5].

Еще одно направление исследований было основано на психологическом анализе особенностей электронной коммуникации [6; 53]. На основе этих ранних работ в дальнейшем были осуществлены проекты психологических и, шире, гуманитарных исследований применения Интернета, наиболее существенные результаты которых представлены в книге «Гуманитарные исследования в Интернете» [8].

В те же годы был развернут международный исследовательский проект VELHAM (название составлено из начальных слогов фамилий кураторов проекта соответственно в СССР и в США: Велихова и Хамбурга), посвященный изучению специфики психического развития в условиях применения компьютеров и компьютерных сетей. С американской стороны проект курировал его основной инициатор М. Коул (Калифорнийский университет в Сан-Диего), а с российской — А. Беляева (Институт психологии РАН). Результаты деятельности международного коллектива неоднократно публиковались (см., например, [8; 17; 35]). Результаты эти включают анализ опосредствованной компьютерами деятельности не только детей, но и взрослых (к примеру, ученых-гуманитариев, сотрудников РАН), впервые сталкивающихся с применением персональных компьютеров и компьютерных сетей; наряду с задачами психологии развития исследователи активно ставили и решали задачи кросскультурной и этнической психологии. Десятилетняя история этого проекта, который, к сожалению, был прекращен, подробно описана в отчете М. Коула [28].

Нет нужды более подробно останавливаться на анализе перечисленных психологических публикаций; думается, сказанного достаточно для обоснования положения, согласно которому в 80-е годы в нашей стране были проведены эмпирические исследования, которые в дальнейшем стали основой для работы в области «психологии Интернета». И характерно, что такого рода исследования были в советское время осуществлены лишь в рамках психологической науки.

Отметим, что и в настоящее время развиваются соответствующие исследования, выдвинулось новое поколение систематически работающих в этой области ученых.

Рассмотрим возможные причины, по которым именно в психологии, а не в какой-либо другой гуманитарной дисциплине, были выполнены эмпирические работы по изучению опосредствованной компьютерными сетями деятельности.

Дело в том, что для приверженцев культурно-исторической школы Л. Выготского, одной из ведущих в отечественной психологической науке, изучение деятельности человека в Интернете не выглядит случайной или надуманной темой. С психологической точки зрения Интернет представляется современным этапом знакового (семиотического) опосредствования деятельности. Согласно одному из краеугольных положений этой теории, существенным стимулом для психического развития является внешняя орудийная деятельность человека, опосредствованная все более совершенными инструментами и орудиями деятельности [7].

Еще в начале 30-х годов Л. Выготский в своих теоретических построениях развития человеческой психики и в практической деятельности прозорливо отводил наиболее значимое место именно семиотическим орудиям, или знакам, — притом что в те времена семиотика в ее современном виде только складывалась, а до появления наиболее совершенных (с сегодняшних позиций) знаковых орудий должны были пройти десятилетия.

Следует принять во внимание, что основой Интернета являются сети, объединяющие компьютеры, а основой компьютеров — бинарные микрочипы и знаковые периферийные устройства.

Интернет, понимаемый как социотехническая система, вместе с современными цифровыми технологиями опирается на традиционные знаковые системы и всемерно способствует их количественному усложнению и качественному преобразованию.

В соответствии с положениями культурно-исторической теории развития психики, постоянно усложняющиеся знаки и семиотические системы способствуют развитию и трансформации высших психических функций [7]. Проблематика развития и усложнения строения высших психических функций в результате освоения и применения человеком компьютеров была поднята А. Леонтьевым [16], О. Тихомировым [22; 23] и другими отечественными и зарубежными учеными, эмпирическому и экспериментальному исследованию особенностей этого процесса был посвящен ряд теоретических и экспериментальных трудов. Такие работы можно отнести к направлению, связанному с изучением особенностей преобразования психических процессов и функций под влиянием компьютеров (в том числе взаимосвязанных посредством сетей). Было справедливо отмечено, что в условиях информатизации структура высших психических функций развивается и обогащается, в частности, за счет необходимости не только работать со знаковыми системами, но и обучаться технологиям их применения [22; 23]. Современный этап связанных с «психологией Интернета» исследований можно обозначить как изучение психологических аспектов преобразования культуры в целом. Именно в таком разрезе ставится — и в теоретическом, и в эмпирическом плане — задача в настоящее время [1; 8; 12].

Таким образом, следует признать, что относительно ранние (80-х годов) психологические исследования опосредствованной Интернетом (в то время — просто компьютерными сетями) деятельности обусловлены следованием основополагающим теоретическим положениями отечественной психологической науки. Лишенные этой теоретической опоры, специалисты в других отраслях гуманитарного знания не придали в те годы должного значения фактам появления и развития локальных и глобальных компьютерных сетей.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е. Психологические последствия информатизации // Психол. журн. — 1998. — T. 19 (1). — C. 89—100.
  2. Барни К. Телеконференция между советскими и американскими специалистами в области ЭВМ // Электроника. — 1985. — № 23. — C. 30—31.
  3. Белобжеская Л. Л., Дедков А. Ф., Щерс А. Л. Реализация телеконференций в сетях ЭВМ // Интерактивные системы. — Тбилиси: Мецниереба, 1981. — Кн. 2. — C. 105—108.
  4. Беляева А. В., Коул М. Компьютерно-опосредствованная совместная деятельность и проблема психического развития // Психол. журн. — 1991. — Т. 12. — № 2. — C. 145—152.
  5. Войскунский А. Е. Научная коммуникация в условиях автоматизации // Психологические проблемы автоматизации научно-исследовательских работ / Под ред. М. Г. Ярошевского и О. К. Тихомирова. — М.: Наука, 1987. — C. 139—158.
  6. Войскунский А. Е. Речевая деятельность в ходе компьютерных конференций // Вопр. психологии. — 1991. — № 6. — C. 142—147.
  7. Выготский Л. С. Собр. соч. в 6 т. — М.: Педагогика, 1982—1984.
  8. Гуманитарные исследования в Интернете / А. Е. Войскунский (ред.). — М.: Терра-Можайск, 2000.
  9. Джойнер Р., Танстэлл К. Коллективное решение задач с помощью ЭВМ // Вопросы анализа и процедуры принятия решений. — М.: Мир, 1976. — C. 146—171.
  10. Залесский П., Спектор М. Сколько нас? Какие мы? Портрет российской интернет-аудитории // Мир Internet. — 1999. — № 7—8. — C. 42—44.
  11. Землянова Л. М. Современная американская коммуникативистика. — М.: Изд-во МГУ, 1995.
  12. Зинченко В. П., Моргунов Е. Б. Человек развивающийся: Очерки российской психологии. — М.: Тривола, 1994.
  13. Кастельс М. Информационная эпоха: Экономика, общество и культура. — М.: Изд-во ГУ ВШЭ, 2000.
  14. Клесов А. А. Телеконференции — новая форма научных коммуникаций // Вестн. АН СССР. — 1986. — № 10. — C. 56—62.14а. Коул М. Культурно-историческая психология: Наука будущего. — М.: Когито-Центр, 1997.
  15. Крук Ч. Школы будущего // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А. Е. Войскунского. — М.: Терра-Можайск, 2000. — C. 314—332.
  16. Леонтьев А. Н. Автоматизация и человек // Психол. исслед. — 1970. — Вып. 2.
  17. Познание и общение / Под ред. Б. Ф. Ломова, А. В. Беляевой, М. Коула. — М.: Наука, 1988.
  18. Полат Е. С. Проблемы использования компьютеров в системе образования развитых капиталистических стран // Информатика и образование. — 1987. — № 4. — C. 106—113.
  19. Российский Интернет в цифрах и фактах / В. А. Садовничий, В. А. Васенин, А. А. Мокроусов, А. В. Тутубалин. — М., 1999.
  20. Сеппянен Й. Систематика автоматизированных информационных и коммуникационных систем // Проблемы информ. систем. — 1983. — № 1. — C. 8—16.
  21. Соколов Д. П. Построение системы «электронная почта» для узла Национального центра автоматизированного обмена информацией // Системы автоматизированного обмена информацией. — М.: ВНИИПАС, 1982. — Вып. 2. — C. 23—26.
  22. Тихомиров О. К. Информационный век и теория Л. С. Выготского // Психол. журн. — 1993. — № 1.
  23. Тихомиров О. К. Л. С. Выготский и современная психология // Научное творчество Л. С. Выготского и современная психология: Тезисы докладов Всесоюз. конф. — М, 1981. — C. 151—154.
  24. Тихомиров О. К., Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е. Общение, опосредствованное компьютером // Вестн. Моск. ун-та. — Сер. 14: Психология. — 1986. — № 3. — C. 31—42.
  25. Фриндте В., Келер Т. Публичное конструирование «Я» в опосредствованном компьютером общении // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А. Е. Войскунского. — М.: Терра-Можайск, 2000. — C. 40—54.
  26. Чугунов А. В. Социологические аспекты формирования информационного общества в России: Обзор исследований аудитории Интернета. — СПб., 2000.26а. Янг К. Диагноз — интернет-зависимость // Мир Интернет. — 2000. — № 2. — С. 24—29.
  27. Arestova O., Babanin L., Voiskounsky A. Psychological research of computer-mediated communication in Russia // Behaviour and Information Technology. — 1999. — Vol. 18 (2). — P. 141—147.
  28. Cole M. An experiment in computer-mediated cooperation between nations in conflict. The Velikhov-Hamburg project. 1985—1994: Report, The Laboratory of Comparative Human Cognition. University of California, San Diego. — La Jolla, California, 1996.
  29. Competing visions, complex realities: Social aspects of the information society / J. Schement, L. Lievrouw (eds.). — Norwood, NJ: Ablex, 1987.
  30. Contexts of computer-mediated communication / M. Lea (ed.). — Hemel Hempstead: Harvester Wheatsheaf, 1992.
  31. Cyberpsychology / F. J. Gordo-Lopez, I. Parker (eds.). — New York: Routledge, 1999.
  32. Cyberpsychology: Mind, cognition and society in the Internet age / G. Riva, C. Galimberti (eds.). — Amsterdam: IOS Press, 2001.
  33. Döring N. Sozialpsychologie des Internet. — Göttingen et al.: Hogrefe, 1999.
  34. Greenfield D. N. Virtual Addiction: Help for Netheads, Cyberfreaks, and Those Who Love Them. — Oakland: New Harbinger Publ., 1999.
  35. Griffin P, Belyaeva A. V., Soldatova G. U. Socio-historical concepts applied to observations of computer use // European J. of Psychology of Education. — 1992. — Vol. 7. — P. 269—286.
  36. Group processes in computer-mediated communication / J. Siegel, V. Dubrovsky, S. Kiesler, T. W. McGuire // Organizational Behavior and Human Decision Processes. — 1986. — Vol. 37. — P. 157—187.
  37. Hiltz S. R. Online communities: A case study of the office of the future. — Norwood, NJ: Ablex, 1983.
  38. Hiltz S. R., Turoff M. The Network Nation: Human Communication via Computer. — Reading, Mass., et al.: Addison-Wesley, 1978.
  39. Internet paradox: A social technology that reduces social involvement and psychological well-being? / R. Kraut, V. Lundmark, M. Patterson, S. Kiesler, T. Mukopadhyay, W. Scherlis // American Psychologist. — 1998. — Vol. 53 (9). — P. 1017—1031.
  40. Kerr E., Hiltz S. R. Computer-mediated communication systems. — New York: Academic Press, 1982.
  41. Kiesler S., Siegel J., McGuire T. W. Social psychological aspects of computer-mediated communication // American Psychologist. — 1984. — Vol. 39. — № 10. — P. 1123—1134.
  42. Kommunikation im Internet / W. Frindte, T. Koehler (eds.). — Frankfurt a/M e. a.: Peter Lang, 1999.
  43. Learning and teaching on the World Wide Web / C. Wolfe (ed.). — San Diego et al.: Academic Press, 2001.
  44. Mantovani G. New communication environments: from everyday to virtual. — London: Taylor & Francis, 1996.
  45. Online Research: Methoden, Anwendungen und Ergebnisse / B. Batinic, A. Werner, L. Graef, W. Bandilla (eds.). — Goettingen et al.: Hogrefe, 1999.
  46. Psychology and the Internet: Intrapersonal, Interpersonal, and Transpersonal Implications / G. Gackenbach (ed.). — San Diego et al.: Academic Press, 1998.
  47. Psychological Experiments on the Internet / M. H. Birnbaum (ed.). — San Diego et al.: Academic Press, 2000.
  48. Short J., Williams E., Christie B. The social psychology of telecommunications. — New York: Wiley, 1976.
  49. Social Psychology of the Internet / S. Kiesler (ed.). — Mahwah, NJ: Erlbaum, 1996.
  50. Sproull L., Kiesler S. Connections: New ways of working in the networked organization. — S. l.: The MIT Press, 1991.
  51. Turkle Sh. The Second Self. — New York, NY: Simon and Sсhuster, 1984.
  52. Turkle Sh. Life on the Screen: Identity in the Age of the Internet. — New York: A Touchstone Book, 1995.
  53. Voiskounsky A. E. Telelogue Speech // Network and Netplay: Virtual Groups on the Internet / Ed. by F. Sudweeks, M. McLaughlin, Sh. Rafaeli. — Menlo Park, Calif.; Cambridge, Mass.; London, England: AAAI Press/The MIT Press, 1998. — P. 27—40.
  54. Wallace P. The Psychology of the Internet. — Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1999.
  55. Young K. S. Caught in the Net: How to Recognize the Signs if Internet Addiction — and a Winning Strategy for Recovery. — New York e. a.: John Wiley & Sons, 1998.

Источник: Сборник «Интернет и российское общество».

Сборник является результатом совместных усилий исследователей, принадлежащих к различным дисциплинарным и теоретико-методологическим направлениям, но объединенных научным вниманием к Интернету как к той совокупности технологий, которая наиболее емко, полно и широко выражает общие тенденции информационной революции.

Анализ этих общих тенденций, с одной стороны, дает возможность лучше понять мировые тенденции социальных преобразований и их причины, с другой — описывает специфику протекания этих процессов в России.

Сборник подготовлен на основе докладов, сделанных на семинарах Московского Центра Карнеги в рамках рабочей группы «Интернет и российское общество» в 2001—2002 гг.

Об авторе

Александр Евгеньевич Войскунский — кандидат психологических наук, старший научный сотрудник, заведующий лабораторией психологии интеллектуальной деятельности и информатизации факультета психологии Московского государственного университета.

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.