Корниенко Д.С., Руднова Н.А., Горбушина Е.А. Особенности самопрезентации в социальной сети в связи с чертами большой пятерки и темной триады

К

Социальные сети сегодня являются одним из основных источников информации, поддержания социальных связей, формирования новых отношений и новой реальности. Прочно войдя в повседневную жизнь, социальные сети меняют как социальный ландшафт, так и индивидуальность человека. 

В реальности социальных сетей возникает возможность проявления личностных характеристик как сходная с непосредственным общением, так и модифицированная благодаря средствам самопрезентации в социальной сети [14; 20]. 

В результате образ, который демонстрируется в сети, может отличаться от реального, приводя к различным эффектам, например большей популярности у окружения и зависимости от аудитории поощряющей особенности самопрезентации. В контексте социальных сетей представляет интерес исследование взаимосвязей характеристик самопрезентации и личностных черт.

Самопрезентация в реальной жизни и в социальной сети имеет как сходства, так и различия, которые проявляются в использовании большего репертуара техник и большей осознанности и контроле самого процесса презентации себя [2; 22]. Самопрезентация вне зависимости от среды (виртуальной или реальной) основывается на двух положениях.

Во-первых, осознанность процесса предъявления себя, что можно рассматриваться как самомониторинг [5]. Люди, наиболее стремящиеся к управлению и регуляции своей самопрезентации, обладают более высоким самомониторингом, они стремятся выстраивать свое поведение исходя из внутреннего Я и исходя из стремления произвести впечатление на окружающих (как проявление саморефлексии) [5].

Во-вторых, реалистичность демонстрируемого образа, т. е. какие характеристики (поведенческие, вербальные, личностные и другие) индивид представит окружающим, а какие идеализирует или скроет для получения одобрения от окружающих, и данную особенность можно рассматривать с точки зрения перфекционистской самопрезентации [1]. Перфекционистская самопрезентация выступает инструментом адаптации в обществе, что в свою очередь может стимулировать стремление самосовершенствоваться и достигать успеха в социальных ситуациях.

Подходом, исследующим различные стороны самопрезентации в социальной сети, является подход М. Михикян и коллег [15]. В процессе самопредъявления индивид презентует один из трех аспектов Я: реальное, идеальное, ложное [15]. При демонстрации реального Я индивид показывает объективные характеристики своей личности, при идеальном Я индивид показывает то, что желает достичь, а при демонстрации ложного Я реальная личность чаще всего далека от той, что представлена в профиле социальной сети.

Однако на сегодняшний день не существует единого мнения относительно самопрезентации в социальной сети как самостоятельного или специфического явления, именно поэтому изучение характеристики самопрезентации позволит обозначить место самопрезентации в социальной сети среди других особенностей предъявления собственного образа.

В имеющихся на сегодняшний день исследованиях личностные черты соотносятся с различными показателями поведения в социальных сетях и особенностями виртуальной самопрезентации [6; 9]. Было показано, что некоторые из факторов Большой пятерки личностных черт связаны с особенностями взаимодействия с другими людьми и поддержанием социальных связей. Например, для при большей экстраверсии характерны масштабность межличностных связей, увеличение социального взаимодействия, что проявляется в большем количестве друзей, участии в большем количестве групп, большем количестве фотографий и частоте пользования сетью [7].

Более того, индивиды, которые характеризуются большим нейротизмом, предпочитают чаще размещать собственные мысли, интересующую их информацию, фотографии и другое на своей странице, т. е. пользоваться «стеной» [16]. Добросовестность оказалась связанной с самоотчетным числом отправленных личных сообщений в сети Facebook [26].

Экстраверсия считается одной из наиболее определяющих специфику активности пользователей социальных сетей, тогда как другие факторы Большой пятерки описывают частные особенности и нюансы поведения в социальных сетях [13]. Однако существуют данные о более сложных, опосредованных другими характеристиками связях между личностными чертами и параметрами поведения в социальных сетях [25; 26].

Отмечается, что обобщенные личностные свойства, например, пятифакторная модель, слишком широка для отражения отдельных аспектов поведения, связанных с использованием социальных сетей. Зарубежные и отечественные исследователи предлагают в качестве более перспективного направления изучение частных свойств личности, связанных с особенностями процесса виртуальной самопрезентации — нарциссизма и других «негативных» черт личности [24].

Так, различные стороны нарциссизма (превосходство или потребность в одобрении) по-разному связаны с представлением себя, при этом нарциссическое проявление потребности в одобрении проявляется в большем использовании социальных сетей [17]. Исследования негативных черт, составляющих Темную триаду, показали, что психопатия, макиавеллизм и нарциссизм по-разному связаны с использованием слов в сообщениях в сети Twitter [19].

В частности, психопатия связана с враждебным стилем коммуникации, с желанием демонстрировать агрессию, с меньшим количеством ссылок на своих партнеров по общению и с меньшим количеством времени на редактирование информации [12].

Одними из наиболее активно развивающихся междисциплинарных аспектов исследования социальных сетей является анализ данных профилей пользователей и сопоставление их с другими социальными, демографическими, географическими и другими характеристиками. 

Данные исследования принципиально отличаются тем, что оперируют большим объемом данных, извлеченных из социальных сетей, и сопоставляют их с различными, в том числе и психологическими, характеристиками. 

Такие работы являются междисциплинарными и объединяют усилия программистов, психологов, лингвистов. На сегодняшний день наиболее крупными исследовательскими проектами являются “MyPersonality.org” (Великобритания) и “World Well-Being Project” (США).

В России подобный проект – «Стресс, здоровье и психологическое благополучие в социальных сетях: кросс-культурное исследование» [3; 4]. 

Основным результатом проекта “World Well-Being Project” явилось установление того, что для предсказания уровня удовлетворенности жизнью более эффективными предикторами являются тексты пользователей [19].

При анализе лексических, морфологических и семантических характеристик сообщений в сети Facebook обнаружена не только дифференциальная роль черт Темной триады, но и совместные эффекты пола и негативных черт на сообщения, которые оставляет пользователь социальной сети [10].

Таким образом, целью данной работы является изучение того, какие черты лежат в основе самопрезентации в социальной сети, а именно: (1) как организованы характеристики управления впечатлением (самомонторинг) и стремления казаться совершенным (перфекционистская самопрезентация); (2) как личностные свойства связаны с характеристиками самопрезентации в социальной сети.

Организация и методы исследования

Выборка. Участниками исследования являлись студенты пермских вузов в количестве 478 человек (65,3 % – женщины), в возрасте от 18 до 26 лет (средний возраст – 21,17; стандартное отклонение – 1,65). Сбор данных был реализован через сайт onlinetestpad.com. Участники исследования получали ссылку на опрос и последовательно отвечали на вопросы. Перед основными вопросами на диагностику психологических характеристик указывались социально-демографические данные. 

Также респондентов просили указать, какую социальную сеть они считают для себя основной. 77 % респондентов указали сеть «ВКонтакте». По завершении опроса участники получали краткую характеристику по исследуемым психологическим свойствам, реализованную средствами онлайн-платформы.

Методики. Для исследования особенностей самопрезентации использовались:

  1. Модифицированная шкала самопрезентации в социальной сети (Корниенко Д.С., Руднова Н.А., Горбушина Е.А. и др., 2021, в печати). Основу методики составил вопросник самопрезентации в Facebook, разработанный Michikyan M., Dennis J., Subrahmanyam K. (2014). Модифицированная шкала самопрезентации в социальной сети включает 11 утверждений, позволяющих оценить выраженность двух характеристик самопрезентации: Реалистичное демонстративное Я (6 вопросов) и Фальшивое обманное Я (5 вопросов). Для оценки используется шкала Лайкерта от 1 (полностью не согласен), до 5 (полностью согласен). Надежность методики α Кронбаха: Реалистичное демонстративное Я – 0,80; Фальшивое обманное Я – 0,79.
  2. Шкала перфекционистской самопрезентации П. Хьюитта в адаптации Золотаревой А.А. [1]. Методика состоит из 27 вопросов, предполагающих варианты ответов от 1 (полное несогласие) до 7 (полное согласие). Шкала диагностирует три характеристики перфекционистской самопрезентации: демонстрация совершенства, поведенческое и вербальное непроявление несовершенства.
  3. Шкала самомониторинга М. Снайдера в адаптации Полежаевой Е.А. [5] состоит из 25 вопросов, оцениваемых по шкале от 1 (абсолютно неверно) до 5 (абсолютно верно). Методика позволяет диагностировать две характеристики самомониторинга: публичная самопрезентация (стремление представить себя с разных сторон, легкость взаимодействия с другими), направленность на других (стремление к изменению поведения в соответствии с реакциями окружающих).

Для диагностики личностных черт использовались:

Портретный опросник «Большая пятерка» (Егорова М.С., Паршикова О.В., 2016), позволяющий оценить пять базовых черт личности (экстраверсия, нейротизм, сознательность, доброжелательность и открытость опыту) на основе 10 утверждений, представляющих описания людей, с которыми респондент сравнивает себя и оценивает степень сходства по шкале от 1 (совсем не похож на меня) до 6 (очень похож на меня).

Краткий опросник «Темная триада» (Егорова М.С. и др., 2015), позволяющий диагностировать три черты: неклинический нарциссизм, психопатию и макиавеллизм. Опросник состоит из 27 вопросов с вариантами ответа от 1 (полностью не согласен) до 5 (полностью согласен).

Статистическая обработка осуществлялась с помощью программы Jasp (https://jasp-stats.org/),

применялся корреляционный множественный регрессионный анализ.

Результаты и их обсуждение

Взаимосвязь характеристик самопрезентации в социальной сети, перфекционистской самопрезентации и самомониторинга. Был проведен корреляционный анализ характеристик самопрезентации в социальной сети, перфекционистской самопрезентации и самомониторинга, результаты которого показывают, что Реалистичное демонстративное Я положительно связано с Публичной самопрезентацией, Демонстрацией совершенства и Поведенческим непроявлением несовершенства и отрицательно с Направленностью на других и Вербальным непроявлением несовершенства (табл. 1).

Фальшивое обманное Я положительно связано с Направленностью на других (r=0,173; p<0,001), Демонстрацией совершенства (r=0,182; p<0,001) и Поведенческим непроявлением несовершенства (r=0,283; p<0,001).

Для уточнения совместного вклада характеристик перфекционистской самопрезентации и самомониторинга был проведен регрессионный анализ, в котором в качестве зависимых переменных рассматривались: Реалистичное демонстративное Я и Фальшивое обманное Я, а в качестве предикторов показатели перфекционистской самопрезентации и самомониторинга.

Таблица 1. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Реалистичного демонстративного Я, показателей самомониторинга и перфекционистской самопрезентации

Таблица 1. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Реалистичного демонстративного Я, показателей самомониторинга и перфекционистской самопрезентации
Примечание: r – коэффициент корреляции Пирсона, b – нестандартизованный коэффициент регрессии; beta – стандартизованный коэффициент регрессии, t – отношение коэффициента регрессии к его ошибке. * p 0,05; ** p 0,01; *** p 0,001.

В результате в регрессионную модель для Реалистичного демонстративного Я (R2=0,18; F (473 5) =20,05; p <0,001) в качестве значимых предикторов вошли: все характеристики Перфекционистской самопрезентации и самомониторинга (табл. 1).

В регрессионной модели для Фальшивого обманного Я (R2=0,11; F (473 5)=11,10; p < 0,001) значимыми предикторами являются: Направленность на других (b=0,12; t=2,62 p <0,01) и Поведенческое непроявление несовершенства (b=0,28; t=4,72 p <0,001).

Представление реалистичного демонстративного образа в социальной сети связано со стремлением к поиску внимания со стороны других, готовностью вступать в социальные взаимодействия и быть их активным участником, при этом нет тенденции специально подстроиться под мнение окружающих и стремления менять собственное поведение, чтобы понравиться окружающим. 

В то же время высокое стремление к представлению фальшивого обманного образа в социальной сети связано с постоянным учетом мнения других, ориентировкой на то, как реагируют другие; в целом поведение зависит от окружения, что согласуется с другими исследованиями [8; 18; 22].

Сходными являются связи характеристик самопрезентации в социальной сети с перфекционистской самопрезентацией. Так, независимо от стремления показать реалистичный демонстративный или фальшивый обманный образ проявляется желание показать высокую компетентность и успешность, вызвать восхищение и уважение собственным совершенством. 

Кроме того, независимо от характеристики самопрезентации в социальной сети проявляется общая тенденция к избеганию поведенческой демонстрации несовершенства, сокрытию неудачных поступков и действий, избеганию социальных ситуаций, когда поведение может привлечь внимание.

Однако высокая выраженность стремления к реалистичному демонстративному образу в социальной сети не обнаруживает связей с избеганием обсуждения неуспешного поведения или признания собственного несовершенства.

Полученные результаты позволяют описать характеристики самопрезентации в социальной сети следующим образом. Стремление к демонстрации более реалистичного образа ориентировано на демонстрацию себя, обнаружение положительных сторон и избегание поведенческих ситуаций, где этот образ может быть разоблачен, при этом мнение других людей не является непосредственным ориентиром для изменения собственного поведения. 

В отличие от этого стремление представить образ, отличающийся от реальности, ввести других в заблуждение в значительной степени ориентировано на то, как этот образ оценивают и как на него реагируют другие, при высокой выраженности стремления к демонстрации совершенства в психологических, социальных и поведенческих особенностях. 

Общими для стратегий самопрезентации в социальной сети являются стремление к демонстрации совершенного образа, высокой компетентности и избегание ситуаций, в которых этот образ может быть разрушен. Однако при демонстрации фальшивого обманного образа в социальной сети выражена тенденция к учету мнения других и изменению собственного поведения в ответ на реакции окружения, чего не обнаруживается при реалистичной демонстративной самопрезентации в социальной сети.

Личностные черты и характеристики самопрезентации в социальной сети. Далее были установлены связи между характеристиками самопрезентации в социальной сети и личностными чертами.

Реалистичное демонстративное Я обнаружило положительную взаимосвязь с Экстраверсией, Доброжелательностью и Открытостью новому опыту, а Фальшивое обманное Я не обнаружило значимых связей с показателями Большой пятерки (табл. 2, 3). 

Анализ взаимосвязей между характеристиками самопрезентации в социальной сети и чертами Темной триады показал следующее: Реалистичное демонстративное Я положительно связано с Нарциссизмом, а Фальшивое обманное Я с Макиавеллизмом и Психопатией (табл. 2, 3).

Таблица 2. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Реалистичного демонстративного Я и черт личности

Таблица 2. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Реалистичного демонстративного Я и черт личности
Примечание: r – коэффициент корреляции Пирсона, b – нестандартизованный коэффициент регрессии; beta – стандартизованный коэффициент регрессии, t – отношение коэффициента регрессии к его ошибке. * p 0,05; ** p 0,01; *** p 0,001.

Далее для уточнения совместного вклада личностных черт в характеристики самопрезентации в социальной сети был сделан регрессионный анализ, в котором в качестве зависимой переменной рассматривались: Реалистичное демонстративное Я и Фальшивое обманное Я, а в качестве предикторов черты личности, составляющие Большую пятерку и Темную триаду.

Таблица 3. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Фальшивого обманного Я и черт личности

Таблица 3. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Фальшивого обманного Я и черт личности
Примечание: r – коэффициент корреляции Пирсона, b – нестандартизованный коэффициент регрессии; beta – стандартизованный коэффициент регрессии, t – отношение коэффициента регрессии к его ошибке. * p 0,05; ** p 0,01; *** p 0,001.

Регрессионная модель для Реалистичного демонстративного Я объясняет 15 % дисперсии (R2=0,15; F (470 8)=10,23; p < 0,001) и включает в себя показатели: Нейротизм, Открытость опыту и Нарциссизм (табл. 2). Модель для Фальшивого обманного Я объясняет 5 % (R2=0,05; F (470 8)=3,02; p < 0,001), в нее вошли показатели: Сознательность и Макиавеллизм (табл. 3).

Стремление к представлению реалистичного демонстративного образа себя в социальной сети будет характерно для людей, имеющих более высокий уровень экстраверсии, доброжелательности, сознательности и открытости, а также имеющих более высокий уровень нарциссизма. Данные связи являются объяснимыми. 

Так, человек, стремящийся показать себя в социальной сети с лучшей стороны, выразить свои взгляды и обнаружить разные стороны своей личности, скорее, будет демонстрировать направленность на других людей, открытость к контактам и при этом стремиться удовлетворить собственное желание в восхищении и признании со стороны других. 

Однако регрессионная модель показывает, что модель предикторов, включающая сознательность, нейротизм, открытость и нарциссизм связана с Реалистичным демонстративным Я в социальной сети. Так, люди с достаточно высоким самоконтролем, открытостью и стремлением к демонстрации себя, с чувством превосходства, и ожидающие восхищения, но при этом высоко эмоциональные будут склонны к проявлению образа реалистичного демонстративного Я в социальной сети. 

Как было показано в исследованиях, больший вклад нейротизма в самопрезентации в социальной сети связан со стремлением контролировать информацию. размещаемую в сети, а также регулировать степень реалистичности информации; при разных уровнях сознательности проявляются различия в осторожности представления информации, а открытость прежде всего связана с частотой обновления информации в профиле социальной сети [23, 25]. Вместе с тем имеются данные о том, что высокий нейротизм, скорее, связан с обманными стратегиями самопрезентации [15].

Стремление к признанию и восхищению со стороны других, открытость и сознательное манипулирование представляемой информацией являются основой для реалистичной, но показной, возможно, даже идеализированной самопрезентации в социальной сети. Полученные факты согласуются с исследованиями черт Темной триады и особенностей поведения в социальной сети Facebook. 

Так, было обнаружено, что именно нарциссизм (чувство превосходства и восхищения собой) связан с большей активностью в отношении презентации своего Я и совершенствования своего образа в социальной сети, тогда как макиавеллизм и психопатия в значительно меньшей степени определяют активность в социальной сети [11; 24].

Презентация фальшивого обманного Я в социальной сети обнаруживает связь с психопатией и макиавеллизмом как составляющими Темной триады, что позволяет предполагать, что эмоциональная холодность и импульсивность, расчетливость и склонность к обману усиливают стремление представить нереальный образ в социальной сети. Однако регрессионная модель показывает, что именно макиавеллизм и сознательность выступают предикторами фальшивого обманного Я. 

Подобные факты в отношении макиавеллизма также были обнаружены в других исследованиях, где было установлено, что люди, обладающие высоким макиавеллизмом, стремятся скорее создать образ, который бы устраивал их самих, чем образ, ориентированный на других [21].

Таким образом, демонстрация обманного образа Я скорее является целенаправленной стратегией ввести в заблуждение других, чем импульсивным обманом.

Принципиальное отличие во взаимосвязи характеристик самопрезентации в социальной сети и личностных черт позволяет утверждать, что реалистичная или фальшивая самопрезентация не только отличается непосредственно по тому, как человек показывает себя в социальной сети, но и основана различных личностных чертах. 

Стоит отметить, что сознательность выступает как значимый предиктор как для реалистичной демонстративной, так и для фальшивой обманной самопрезентации. 

Возможно, что самопрезентация в социальных сетях, независимо от ее содержания (реалистичная или обманная), связана с более высоким контролем информации, размещаемой в социальной сети, и планированием стратегии презентации.

Выводы

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.

Характеристики самопрезентации в социальной сети направлены на демонстрацию совершенного образа компетентного и успешного человека. Реалистичная демонстративная презентация своего Я в социальной сети основана на стремлении к социальному взаимодействию, ожидании внимания от других, тогда как Фальшивая обманная виртуальная самопрезентация ориентирована на мнения и оценку других и готовность изменять собственный образ, чтобы он больше соответствовал ожиданиям окружающих. 

Принципиальное различие в характеристиках самопрезентации в социальной сети следующее: при большей выраженности реалистичной демонстративной самопрезентации проявляется избегание обсуждения неудач или недостатков, а при для фальшивой обманной самопрезентации – ориентация на мнение других.

Личностные черты обнаруживают различное участие в характеристиках самопрезентации в социальной сети. Так, реалистичная демонстративная самопрезентация связана с высокими нейротизмом, сознательностью и нарциссизмом, что проявляется как высокий контроль размещаемой в сети информации и ее реалистичность и одновременно с этим стремление показать различные стороны себя, вызвать восхищение. Фальшивая обманная самопрезентация в большей степени проявляется как целенаправленная стратегия создать образ, не соответствующий реальности, но устраивающий самого человека.

Большая реалистичность или искусственность образа, демонстрируемого в социальной сети, связана не только с особенностями контроля собственного поведения и реакций других или стремлением показать совершенный образ своего Я, но и с различными личностными чертами, что в совокупности позволяет говорить о качественно отличающихся стратегиях самопрезентации в социальной сети.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Золотарева А.А. Перфекционистская самопрезентация и особенности ее диагностики // Клиническая и специальная психология. 2018. № 1 (7). C. 104–117.
  2. Белинская Е.П., Гавриченко О.П. Самопрезентация в виртуальном пространстве: феноменология и закономерности // Психологические исследования. 2018. № 60 (11).
  3. Ледовая Я.А., Тихонов Р.В., Боголюбова О.Н., Иванов В.Ю., Яминов Б.Р. Организационно-методические вопросы сбора данных в онлайн-исследований и поведения пользователей социальной сети «Фейсбук» из России и США // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 16. Психология. Педагогика. 2018. № 4 (7). C. 308–327. https://doi.org/10.21638/11701/spbu16.2017.402
  4. Ледовая Я.А., Тихонов Р.В., Боголюбова О.Н. Социальные сети как новая среда для междисциплинарных исследований поведения человека // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 16. Психология. Педагогика. 2017. № 3 (7). C. 193–210. https://doi.org/10.21638/11701/spbu16.2017.301
  5. Полежаева Е.А. Место самомониторинга в структуре личностных характеристик: дис. … канд. психол. наук / Психологический институт РАО, Москва, 2009.
  6. Рябикина З.И., Богомолова Е.И. Взаимосвязь личностных характеристик пользователей социальных сетей интернета с особенностями их активности в сети // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. № 109. C. 1041–1057.
  7. Щебетенко С.А. Большая Пятерка черт личности и активность пользователей в социальной сети «ВКонтакте» // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Психология. 2013. Т. 6, № 4. С. 73-83.
  8. Abell L., Brewer G. Machiavellianism, self-monitoring, self-promotion and relational aggression on Facebook // Computers in Human Behavior. 2014. (36). P. 258–262. https://doi.org/10.1016/j.chb.2014.03.076
  9. Amichai-Hamburger Y., Vinitzky G. Social network use and personality // Computers in Human Behavior. 2010. No. 6 (26). P. 1289–1295. https://doi.org/10.1016/j.chb.2010.03.018
  10. Bogolyubova O., Panicheva P., Tikhonov R., Ivanov V., Ledovaya Y. Dark personalities on Facebook: Harmful online behaviors and language // Computers in Human Behavior. 2018. (78). P. 151–159. https://doi.org/10.1016/ j.chb.2017.09.032
  11. Carpenter C.J. Narcissism on Facebook: Self-promotional and anti-social behavior // Personality and Individual Differences. 2012. No. 4 (52). P. 482–486. https://doi.org/10.1016/j.paid.2011.11.011
  12. Crossley L., Woodworth M., Black P.J., Hare R. The dark side of negotiation: Examining the outcomes of face-toface and computer-mediated negotiations among dark personalities // Personality and Individual Differences. 2016. (91). P. 47–51. https://doi.org/10.1016/j.paid.2015.11.052
  13. Eşkisu M., Hoşoğlu R., Rasmussen K. An investigation of the relationship between Facebook usage, Big Five, selfesteem and narcissism // Computers in Human Behavior. 2017. (69). P. 294–301. https://doi.org/10.1016/ j.chb.2016.12.036
  14. Hong S. Jahng M.R., Lee N., Wise K.R. Do you filter who you are?: Excessive self-presentation, social cues, and user evaluations of Instagram selfies // Computers in Human Behavior. 2020. (104). P. 106–159. https://doi.org/ 10.1016/j.chb.2019.106159
  15. Michikyan M., Subrahmanyam K., Dennis J. Can you tell who I am? Neuroticism, extraversion, and online selfpresentation among young adults // Computers in Human Behavior. 2014. (33). P. 179–183. https://doi.org/10.1016/ j.chb.2014.01.010
  16. Moore K., McElroy J.C. The influence of personality on Facebook usage, wall postings, and regret // Computers in Human Behavior. 2012. No. 1 (28). P. 267–274. https://doi.org/10.1016/j.chb.2011.09.009
  17. Ozimek P., Bierhoff H.-W., Hanke S. Do vulnerable narcissists profit more from Facebook use than grandiose narcissists? An examination of narcissistic Facebook use in the light of self-regulation and social comparison theory // Personality and Individual Differences. 2018. (124). P. 168–177. https://doi.org/10.1016/j.paid.2017.12.016
  18. Pornsakulvanich V. Excessive use of Facebook: The influence of self-monitoring and Facebook usage on social support // Kasetsart Journal of Social Sciences. 2018. No. 1 (39). C. 116–121. https://doi.org/10.1016/j.kjss.2017.02.001 2021. Т. 31, вып. 1 СЕРИЯ ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА
  19. Preotiuc-Pietro D., Carpenter J., Giorgi S., Ungar L. Studying the Dark Triad of Personality through Twitter Behavior CIKM ’16 / New York, NY, USA: Association for Computing Machinery, 2016. P. 761–770. https://doi.org/ 10.1145/2983323.2983822
  20. Reed P., Saunders J. Sex differences in online assertive self-presentation strategies // Personality and Individual Differences. 2020. (166). P. 110–214. https://doi.org/10.1016/j.paid.2020.110214
  21. Rosenberg J., Egbert N. Online Impression Management: Personality Traits and Concerns for Secondary Goals as Predictors of Self-Presentation Tactics on Facebook // Journal of Computer-Mediated Communication. 2011. No. 1 (17). P. 1–18. https://doi.org/10.1111/j.1083-6101.2011.01560.x
  22. Schlosser A.E. Self-disclosure versus self-presentation on social media // Current Opinion in Psychology. 2020. (31). P. 1–6. https://doi.org/10.1016/j.copsyc.2019.06.025
  23. Seidman G. Self-presentation and belonging on Facebook: How personality influences social media use and motivations // Personality and Individual Differences. 2013. No. 3 (54). P. 402–407. https://doi.org/10.1016/j.paid.2012. 10.009
  24. Vander Molen R.J., Kaplan S., Choi E., Montoya D. Judgments of the Dark Triad based on Facebook profiles // Journal of Research in Personality. 2018. (73). C. 150–163. https://doi.org/10.1016/j.jrp.2017.11.010
  25. Wang J.-L., Jackson L.A., Zhang D.-J., Su Z.-Q. The relationships among the Big Five Personality factors, selfesteem, narcissism, and sensation-seeking to Chinese University students’ uses of social networking sites (SNSs) // Computers in Human Behavior. 2012. No. 6 (28). C. 2313–2319. https://doi.org/10.1016/j.chb.2012.07.001
  26. Winter S., Neubaum G., Eimler S.C., Gordon V., Theil J., Herrmann J., Meinert J., Krämer N.C. Another brick in the Facebook wall – How personality traits relate to the content of status updates // Computers in Human Behavior. 2014. (34). P. 194–202. https://doi.org/10.1016/j.chb.2014.01.048

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-013-00775.

Источник: Вестник Удмуртского университета. Серия «Философия. Психология. Педагогика». 2021. №1.

Об авторах

  • Дмитрий Сергеевич Корниенко - доктор психологических наук, профессор кафедры общей психологии, Институт общественных наук «Российская академия народного хозяйства и государственный службы при Президенте РФ», г. Москва, Россия.
  • Наталья Александровна Руднова - кандидат психологических наук, пост-док департамента иностранных языков, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», г. Пермь, Россия.
  • Елена Анатольевна Горбушина - аспирант кафедры общей и клинической психологии, Пермский государственный национальный исследовательский университет, г. Пермь, Россия.

Смотрите также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest