Корниенко Д.С., Руднова Н.А., Горбушина Е.А. Особенности самопрезентации в социальной сети в связи с чертами большой пятерки и темной триады

К

Соци­аль­ные сети сего­дня явля­ют­ся одним из основ­ных источ­ни­ков инфор­ма­ции, под­дер­жа­ния соци­аль­ных свя­зей, фор­ми­ро­ва­ния новых отно­ше­ний и новой реаль­но­сти. Проч­но вой­дя в повсе­днев­ную жизнь, соци­аль­ные сети меня­ют как соци­аль­ный ланд­шафт, так и инди­ви­ду­аль­ность человека. 

В реаль­но­сти соци­аль­ных сетей воз­ни­ка­ет воз­мож­ность про­яв­ле­ния лич­ност­ных харак­те­ри­стик как сход­ная с непо­сред­ствен­ным обще­ни­ем, так и моди­фи­ци­ро­ван­ная бла­го­да­ря сред­ствам само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети [14; 20]. 

В резуль­та­те образ, кото­рый демон­стри­ру­ет­ся в сети, может отли­чать­ся от реаль­но­го, при­во­дя к раз­лич­ным эффек­там, напри­мер боль­шей попу­ляр­но­сти у окру­же­ния и зави­си­мо­сти от ауди­то­рии поощ­ря­ю­щей осо­бен­но­сти само­пре­зен­та­ции. В кон­тек­сте соци­аль­ных сетей пред­став­ля­ет инте­рес иссле­до­ва­ние вза­и­мо­свя­зей харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции и лич­ност­ных черт.

Само­пре­зен­та­ция в реаль­ной жиз­ни и в соци­аль­ной сети име­ет как сход­ства, так и раз­ли­чия, кото­рые про­яв­ля­ют­ся в исполь­зо­ва­нии боль­ше­го репер­ту­а­ра тех­ник и боль­шей осо­знан­но­сти и кон­тро­ле само­го про­цес­са пре­зен­та­ции себя [2; 22]. Само­пре­зен­та­ция вне зави­си­мо­сти от сре­ды (вир­ту­аль­ной или реаль­ной) осно­вы­ва­ет­ся на двух положениях.

Во-пер­вых, осо­знан­ность про­цес­са предъ­яв­ле­ния себя, что мож­но рас­смат­ри­вать­ся как само­мо­ни­то­ринг [5]. Люди, наи­бо­лее стре­мя­щи­е­ся к управ­ле­нию и регу­ля­ции сво­ей само­пре­зен­та­ции, обла­да­ют более высо­ким само­мо­ни­то­рин­гом, они стре­мят­ся выстра­и­вать свое пове­де­ние исхо­дя из внут­рен­не­го Я и исхо­дя из стрем­ле­ния про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние на окру­жа­ю­щих (как про­яв­ле­ние само­ре­флек­сии) [5].

Во-вто­рых, реа­ли­стич­ность демон­стри­ру­е­мо­го обра­за, т. е. какие харак­те­ри­сти­ки (пове­ден­че­ские, вер­баль­ные, лич­ност­ные и дру­гие) инди­вид пред­ста­вит окру­жа­ю­щим, а какие иде­а­ли­зи­ру­ет или скро­ет для полу­че­ния одоб­ре­ния от окру­жа­ю­щих, и дан­ную осо­бен­ность мож­но рас­смат­ри­вать с точ­ки зре­ния пер­фек­ци­о­нист­ской само­пре­зен­та­ции [1]. Пер­фек­ци­о­нист­ская само­пре­зен­та­ция высту­па­ет инстру­мен­том адап­та­ции в обще­стве, что в свою оче­редь может сти­му­ли­ро­вать стрем­ле­ние само­со­вер­шен­ство­вать­ся и дости­гать успе­ха в соци­аль­ных ситуациях.

Под­хо­дом, иссле­ду­ю­щим раз­лич­ные сто­ро­ны само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети, явля­ет­ся под­ход М. Михи­кян и кол­лег [15]. В про­цес­се само­предъ­яв­ле­ния инди­вид пре­зен­ту­ет один из трех аспек­тов Я: реаль­ное, иде­аль­ное, лож­ное [15]. При демон­стра­ции реаль­но­го Я инди­вид пока­зы­ва­ет объ­ек­тив­ные харак­те­ри­сти­ки сво­ей лич­но­сти, при иде­аль­ном Я инди­вид пока­зы­ва­ет то, что жела­ет достичь, а при демон­стра­ции лож­но­го Я реаль­ная лич­ность чаще все­го дале­ка от той, что пред­став­ле­на в про­фи­ле соци­аль­ной сети.

Одна­ко на сего­дняш­ний день не суще­ству­ет еди­но­го мне­ния отно­си­тель­но само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети как само­сто­я­тель­но­го или спе­ци­фи­че­ско­го явле­ния, имен­но поэто­му изу­че­ние харак­те­ри­сти­ки само­пре­зен­та­ции поз­во­лит обо­зна­чить место само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети сре­ди дру­гих осо­бен­но­стей предъ­яв­ле­ния соб­ствен­но­го образа.

В име­ю­щих­ся на сего­дняш­ний день иссле­до­ва­ни­ях лич­ност­ные чер­ты соот­но­сят­ся с раз­лич­ны­ми пока­за­те­ля­ми пове­де­ния в соци­аль­ных сетях и осо­бен­но­стя­ми вир­ту­аль­ной само­пре­зен­та­ции [6; 9]. Было пока­за­но, что неко­то­рые из фак­то­ров Боль­шой пятер­ки лич­ност­ных черт свя­за­ны с осо­бен­но­стя­ми вза­и­мо­дей­ствия с дру­ги­ми людь­ми и под­дер­жа­ни­ем соци­аль­ных свя­зей. Напри­мер, для при боль­шей экс­тра­вер­сии харак­тер­ны мас­штаб­ность меж­лич­ност­ных свя­зей, уве­ли­че­ние соци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия, что про­яв­ля­ет­ся в боль­шем коли­че­стве дру­зей, уча­стии в боль­шем коли­че­стве групп, боль­шем коли­че­стве фото­гра­фий и часто­те поль­зо­ва­ния сетью [7].

Более того, инди­ви­ды, кото­рые харак­те­ри­зу­ют­ся боль­шим ней­ро­тиз­мом, пред­по­чи­та­ют чаще раз­ме­щать соб­ствен­ные мыс­ли, инте­ре­су­ю­щую их инфор­ма­цию, фото­гра­фии и дру­гое на сво­ей стра­ни­це, т. е. поль­зо­вать­ся «сте­ной» [16]. Доб­ро­со­вест­ность ока­за­лась свя­зан­ной с само­от­чет­ным чис­лом отправ­лен­ных лич­ных сооб­ще­ний в сети Facebook [26].

Экс­тра­вер­сия счи­та­ет­ся одной из наи­бо­лее опре­де­ля­ю­щих спе­ци­фи­ку актив­но­сти поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей, тогда как дру­гие фак­то­ры Боль­шой пятер­ки опи­сы­ва­ют част­ные осо­бен­но­сти и нюан­сы пове­де­ния в соци­аль­ных сетях [13]. Одна­ко суще­ству­ют дан­ные о более слож­ных, опо­сре­до­ван­ных дру­ги­ми харак­те­ри­сти­ка­ми свя­зях меж­ду лич­ност­ны­ми чер­та­ми и пара­мет­ра­ми пове­де­ния в соци­аль­ных сетях [25; 26].

Отме­ча­ет­ся, что обоб­щен­ные лич­ност­ные свой­ства, напри­мер, пяти­фак­тор­ная модель, слиш­ком широ­ка для отра­же­ния отдель­ных аспек­тов пове­де­ния, свя­зан­ных с исполь­зо­ва­ни­ем соци­аль­ных сетей. Зару­беж­ные и оте­че­ствен­ные иссле­до­ва­те­ли пред­ла­га­ют в каче­стве более пер­спек­тив­но­го направ­ле­ния изу­че­ние част­ных свойств лич­но­сти, свя­зан­ных с осо­бен­но­стя­ми про­цес­са вир­ту­аль­ной само­пре­зен­та­ции — нар­цис­сиз­ма и дру­гих «нега­тив­ных» черт лич­но­сти [24].

Так, раз­лич­ные сто­ро­ны нар­цис­сиз­ма (пре­вос­ход­ство или потреб­ность в одоб­ре­нии) по-раз­но­му свя­за­ны с пред­став­ле­ни­ем себя, при этом нар­цис­си­че­ское про­яв­ле­ние потреб­но­сти в одоб­ре­нии про­яв­ля­ет­ся в боль­шем исполь­зо­ва­нии соци­аль­ных сетей [17]. Иссле­до­ва­ния нега­тив­ных черт, состав­ля­ю­щих Тем­ную три­а­ду, пока­за­ли, что пси­хо­па­тия, макиа­вел­лизм и нар­цис­сизм по-раз­но­му свя­за­ны с исполь­зо­ва­ни­ем слов в сооб­ще­ни­ях в сети Twitter [19].

В част­но­сти, пси­хо­па­тия свя­за­на с враж­деб­ным сти­лем ком­му­ни­ка­ции, с жела­ни­ем демон­стри­ро­вать агрес­сию, с мень­шим коли­че­ством ссы­лок на сво­их парт­не­ров по обще­нию и с мень­шим коли­че­ством вре­ме­ни на редак­ти­ро­ва­ние инфор­ма­ции [12].

Одни­ми из наи­бо­лее актив­но раз­ви­ва­ю­щих­ся меж­дис­ци­пли­нар­ных аспек­тов иссле­до­ва­ния соци­аль­ных сетей явля­ет­ся ана­лиз дан­ных про­фи­лей поль­зо­ва­те­лей и сопо­став­ле­ние их с дру­ги­ми соци­аль­ны­ми, демо­гра­фи­че­ски­ми, гео­гра­фи­че­ски­ми и дру­ги­ми характеристиками. 

Дан­ные иссле­до­ва­ния прин­ци­пи­аль­но отли­ча­ют­ся тем, что опе­ри­ру­ют боль­шим объ­е­мом дан­ных, извле­чен­ных из соци­аль­ных сетей, и сопо­став­ля­ют их с раз­лич­ны­ми, в том чис­ле и пси­хо­ло­ги­че­ски­ми, характеристиками. 

Такие рабо­ты явля­ют­ся меж­дис­ци­пли­нар­ны­ми и объ­еди­ня­ют уси­лия про­грам­ми­стов, пси­хо­ло­гов, линг­ви­стов. На сего­дняш­ний день наи­бо­лее круп­ны­ми иссле­до­ва­тель­ски­ми про­ек­та­ми явля­ют­ся “MyPersonality.org” (Вели­ко­бри­та­ния) и “World Well-Being Project” (США).

В Рос­сии подоб­ный про­ект – «Стресс, здо­ро­вье и пси­хо­ло­ги­че­ское бла­го­по­лу­чие в соци­аль­ных сетях: кросс-куль­тур­ное иссле­до­ва­ние» [3; 4]. 

Основ­ным резуль­та­том про­ек­та “World Well-Being Project” яви­лось уста­нов­ле­ние того, что для пред­ска­за­ния уров­ня удо­вле­тво­рен­но­сти жиз­нью более эффек­тив­ны­ми пре­дик­то­ра­ми явля­ют­ся тек­сты поль­зо­ва­те­лей [19].

При ана­ли­зе лек­си­че­ских, мор­фо­ло­ги­че­ских и семан­ти­че­ских харак­те­ри­стик сооб­ще­ний в сети Facebook обна­ру­же­на не толь­ко диф­фе­рен­ци­аль­ная роль черт Тем­ной три­а­ды, но и сов­мест­ные эффек­ты пола и нега­тив­ных черт на сооб­ще­ния, кото­рые остав­ля­ет поль­зо­ва­тель соци­аль­ной сети [10].

Таким обра­зом, целью дан­ной рабо­ты явля­ет­ся изу­че­ние того, какие чер­ты лежат в осно­ве само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети, а имен­но: (1) как орга­ни­зо­ва­ны харак­те­ри­сти­ки управ­ле­ния впе­чат­ле­ни­ем (само­мон­то­ринг) и стрем­ле­ния казать­ся совер­шен­ным (пер­фек­ци­о­нист­ская само­пре­зен­та­ция); (2) как лич­ност­ные свой­ства свя­за­ны с харак­те­ри­сти­ка­ми само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети.

Организация и методы исследования

Выбор­ка. Участ­ни­ка­ми иссле­до­ва­ния явля­лись сту­ден­ты перм­ских вузов в коли­че­стве 478 чело­век (65,3 % – жен­щи­ны), в воз­расте от 18 до 26 лет (сред­ний воз­раст – 21,17; стан­дарт­ное откло­не­ние – 1,65). Сбор дан­ных был реа­ли­зо­ван через сайт onlinetestpad.com. Участ­ни­ки иссле­до­ва­ния полу­ча­ли ссыл­ку на опрос и после­до­ва­тель­но отве­ча­ли на вопро­сы. Перед основ­ны­ми вопро­са­ми на диа­гно­сти­ку пси­хо­ло­ги­че­ских харак­те­ри­стик ука­зы­ва­лись соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ские данные. 

Так­же респон­ден­тов про­си­ли ука­зать, какую соци­аль­ную сеть они счи­та­ют для себя основ­ной. 77 % респон­ден­тов ука­за­ли сеть «ВКон­так­те». По завер­ше­нии опро­са участ­ни­ки полу­ча­ли крат­кую харак­те­ри­сти­ку по иссле­ду­е­мым пси­хо­ло­ги­че­ским свой­ствам, реа­ли­зо­ван­ную сред­ства­ми онлайн-платформы.

Мето­ди­ки. Для иссле­до­ва­ния осо­бен­но­стей само­пре­зен­та­ции использовались:

  1. Моди­фи­ци­ро­ван­ная шка­ла само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети (Кор­ниен­ко Д.С., Руд­но­ва Н.А., Гор­бу­ши­на Е.А. и др., 2021, в печа­ти). Осно­ву мето­ди­ки соста­вил вопрос­ник само­пре­зен­та­ции в Facebook, раз­ра­бо­тан­ный Michikyan M., Dennis J., Subrahmanyam K. (2014). Моди­фи­ци­ро­ван­ная шка­ла само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети вклю­ча­ет 11 утвер­жде­ний, поз­во­ля­ю­щих оце­нить выра­жен­ность двух харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции: Реа­ли­стич­ное демон­стра­тив­ное Я (6 вопро­сов) и Фаль­ши­вое обман­ное Я (5 вопро­сов). Для оцен­ки исполь­зу­ет­ся шка­ла Лай­кер­та от 1 (пол­но­стью не согла­сен), до 5 (пол­но­стью согла­сен). Надеж­ность мето­ди­ки α Крон­ба­ха: Реа­ли­стич­ное демон­стра­тив­ное Я – 0,80; Фаль­ши­вое обман­ное Я – 0,79.
  2. Шка­ла пер­фек­ци­о­нист­ской само­пре­зен­та­ции П. Хью­ит­та в адап­та­ции Золо­та­ре­вой А.А. [1]. Мето­ди­ка состо­ит из 27 вопро­сов, пред­по­ла­га­ю­щих вари­ан­ты отве­тов от 1 (пол­ное несо­гла­сие) до 7 (пол­ное согла­сие). Шка­ла диа­гно­сти­ру­ет три харак­те­ри­сти­ки пер­фек­ци­о­нист­ской само­пре­зен­та­ции: демон­стра­ция совер­шен­ства, пове­ден­че­ское и вер­баль­ное непро­яв­ле­ние несовершенства.
  3. Шка­ла само­мо­ни­то­рин­га М. Снай­де­ра в адап­та­ции Поле­жа­е­вой Е.А. [5] состо­ит из 25 вопро­сов, оце­ни­ва­е­мых по шка­ле от 1 (абсо­лют­но невер­но) до 5 (абсо­лют­но вер­но). Мето­ди­ка поз­во­ля­ет диа­гно­сти­ро­вать две харак­те­ри­сти­ки само­мо­ни­то­рин­га: пуб­лич­ная само­пре­зен­та­ция (стрем­ле­ние пред­ста­вить себя с раз­ных сто­рон, лег­кость вза­и­мо­дей­ствия с дру­ги­ми), направ­лен­ность на дру­гих (стрем­ле­ние к изме­не­нию пове­де­ния в соот­вет­ствии с реак­ци­я­ми окружающих).

Для диа­гно­сти­ки лич­ност­ных черт использовались:

Порт­рет­ный опрос­ник «Боль­шая пятер­ка» (Его­ро­ва М.С., Пар­ши­ко­ва О.В., 2016), поз­во­ля­ю­щий оце­нить пять базо­вых черт лич­но­сти (экс­тра­вер­сия, ней­ро­тизм, созна­тель­ность, доб­ро­же­ла­тель­ность и откры­тость опы­ту) на осно­ве 10 утвер­жде­ний, пред­став­ля­ю­щих опи­са­ния людей, с кото­ры­ми респон­дент срав­ни­ва­ет себя и оце­ни­ва­ет сте­пень сход­ства по шка­ле от 1 (совсем не похож на меня) до 6 (очень похож на меня).

Крат­кий опрос­ник «Тем­ная три­а­да» (Его­ро­ва М.С. и др., 2015), поз­во­ля­ю­щий диа­гно­сти­ро­вать три чер­ты: некли­ни­че­ский нар­цис­сизм, пси­хо­па­тию и макиа­вел­лизм. Опрос­ник состо­ит из 27 вопро­сов с вари­ан­та­ми отве­та от 1 (пол­но­стью не согла­сен) до 5 (пол­но­стью согласен).

Ста­ти­сти­че­ская обра­бот­ка осу­ществ­ля­лась с помо­щью про­грам­мы Jasp (https://jasp-stats.org/),

при­ме­нял­ся кор­ре­ля­ци­он­ный мно­же­ствен­ный регрес­си­он­ный анализ.

Результаты и их обсуждение

Вза­и­мо­связь харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети, пер­фек­ци­о­нист­ской само­пре­зен­та­ции и само­мо­ни­то­рин­га. Был про­ве­ден кор­ре­ля­ци­он­ный ана­лиз харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети, пер­фек­ци­о­нист­ской само­пре­зен­та­ции и само­мо­ни­то­рин­га, резуль­та­ты кото­ро­го пока­зы­ва­ют, что Реа­ли­стич­ное демон­стра­тив­ное Я поло­жи­тель­но свя­за­но с Пуб­лич­ной само­пре­зен­та­ци­ей, Демон­стра­ци­ей совер­шен­ства и Пове­ден­че­ским непро­яв­ле­ни­ем несо­вер­шен­ства и отри­ца­тель­но с Направ­лен­но­стью на дру­гих и Вер­баль­ным непро­яв­ле­ни­ем несо­вер­шен­ства (табл. 1).

Фаль­ши­вое обман­ное Я поло­жи­тель­но свя­за­но с Направ­лен­но­стью на дру­гих (r=0,173; p<0,001), Демон­стра­ци­ей совер­шен­ства (r=0,182; p<0,001) и Пове­ден­че­ским непро­яв­ле­ни­ем несо­вер­шен­ства (r=0,283; p<0,001).

Для уточ­не­ния сов­мест­но­го вкла­да харак­те­ри­стик пер­фек­ци­о­нист­ской само­пре­зен­та­ции и само­мо­ни­то­рин­га был про­ве­ден регрес­си­он­ный ана­лиз, в кото­ром в каче­стве зави­си­мых пере­мен­ных рас­смат­ри­ва­лись: Реа­ли­стич­ное демон­стра­тив­ное Я и Фаль­ши­вое обман­ное Я, а в каче­стве пре­дик­то­ров пока­за­те­ли пер­фек­ци­о­нист­ской само­пре­зен­та­ции и самомониторинга.

Таблица 1. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Реалистичного демонстративного Я, показателей самомониторинга и перфекционистской самопрезентации

Таблица 1. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Реалистичного демонстративного Я, показателей самомониторинга и перфекционистской самопрезентации
При­ме­ча­ние: r – коэф­фи­ци­ент кор­ре­ля­ции Пир­со­на, b – нестан­дар­ти­зо­ван­ный коэф­фи­ци­ент регрес­сии; beta – стан­дар­ти­зо­ван­ный коэф­фи­ци­ент регрес­сии, t – отно­ше­ние коэф­фи­ци­ен­та регрес­сии к его ошиб­ке. * p 0,05; ** p 0,01; *** p 0,001.

В резуль­та­те в регрес­си­он­ную модель для Реа­ли­стич­но­го демон­стра­тив­но­го Я (R2=0,18; F (473 5) =20,05; p <0,001) в каче­стве зна­чи­мых пре­дик­то­ров вошли: все харак­те­ри­сти­ки Пер­фек­ци­о­нист­ской само­пре­зен­та­ции и само­мо­ни­то­рин­га (табл. 1).

В регрес­си­он­ной моде­ли для Фаль­ши­во­го обман­но­го Я (R2=0,11; F (473 5)=11,10; p < 0,001) зна­чи­мы­ми пре­дик­то­ра­ми явля­ют­ся: Направ­лен­ность на дру­гих (b=0,12; t=2,62 p <0,01) и Пове­ден­че­ское непро­яв­ле­ние несо­вер­шен­ства (b=0,28; t=4,72 p <0,001).

Пред­став­ле­ние реа­ли­стич­но­го демон­стра­тив­но­го обра­за в соци­аль­ной сети свя­за­но со стрем­ле­ни­ем к поис­ку вни­ма­ния со сто­ро­ны дру­гих, готов­но­стью всту­пать в соци­аль­ные вза­и­мо­дей­ствия и быть их актив­ным участ­ни­ком, при этом нет тен­ден­ции спе­ци­аль­но под­стро­ить­ся под мне­ние окру­жа­ю­щих и стрем­ле­ния менять соб­ствен­ное пове­де­ние, что­бы понра­вить­ся окружающим. 

В то же вре­мя высо­кое стрем­ле­ние к пред­став­ле­нию фаль­ши­во­го обман­но­го обра­за в соци­аль­ной сети свя­за­но с посто­ян­ным уче­том мне­ния дру­гих, ори­ен­ти­ров­кой на то, как реа­ги­ру­ют дру­гие; в целом пове­де­ние зави­сит от окру­же­ния, что согла­су­ет­ся с дру­ги­ми иссле­до­ва­ни­я­ми [8; 18; 22].

Сход­ны­ми явля­ют­ся свя­зи харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети с пер­фек­ци­о­нист­ской само­пре­зен­та­ци­ей. Так, неза­ви­си­мо от стрем­ле­ния пока­зать реа­ли­стич­ный демон­стра­тив­ный или фаль­ши­вый обман­ный образ про­яв­ля­ет­ся жела­ние пока­зать высо­кую ком­пе­тент­ность и успеш­ность, вызвать вос­хи­ще­ние и ува­же­ние соб­ствен­ным совершенством. 

Кро­ме того, неза­ви­си­мо от харак­те­ри­сти­ки само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети про­яв­ля­ет­ся общая тен­ден­ция к избе­га­нию пове­ден­че­ской демон­стра­ции несо­вер­шен­ства, сокры­тию неудач­ных поступ­ков и дей­ствий, избе­га­нию соци­аль­ных ситу­а­ций, когда пове­де­ние может при­влечь внимание.

Одна­ко высо­кая выра­жен­ность стрем­ле­ния к реа­ли­стич­но­му демон­стра­тив­но­му обра­зу в соци­аль­ной сети не обна­ру­жи­ва­ет свя­зей с избе­га­ни­ем обсуж­де­ния неуспеш­но­го пове­де­ния или при­зна­ния соб­ствен­но­го несовершенства.

Полу­чен­ные резуль­та­ты поз­во­ля­ют опи­сать харак­те­ри­сти­ки само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети сле­ду­ю­щим обра­зом. Стрем­ле­ние к демон­стра­ции более реа­ли­стич­но­го обра­за ори­ен­ти­ро­ва­но на демон­стра­цию себя, обна­ру­же­ние поло­жи­тель­ных сто­рон и избе­га­ние пове­ден­че­ских ситу­а­ций, где этот образ может быть раз­об­ла­чен, при этом мне­ние дру­гих людей не явля­ет­ся непо­сред­ствен­ным ори­ен­ти­ром для изме­не­ния соб­ствен­но­го поведения. 

В отли­чие от это­го стрем­ле­ние пред­ста­вить образ, отли­ча­ю­щий­ся от реаль­но­сти, вве­сти дру­гих в заблуж­де­ние в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ори­ен­ти­ро­ва­но на то, как этот образ оце­ни­ва­ют и как на него реа­ги­ру­ют дру­гие, при высо­кой выра­жен­но­сти стрем­ле­ния к демон­стра­ции совер­шен­ства в пси­хо­ло­ги­че­ских, соци­аль­ных и пове­ден­че­ских особенностях. 

Общи­ми для стра­те­гий само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети явля­ют­ся стрем­ле­ние к демон­стра­ции совер­шен­но­го обра­за, высо­кой ком­пе­тент­но­сти и избе­га­ние ситу­а­ций, в кото­рых этот образ может быть раз­ру­шен. Одна­ко при демон­стра­ции фаль­ши­во­го обман­но­го обра­за в соци­аль­ной сети выра­же­на тен­ден­ция к уче­ту мне­ния дру­гих и изме­не­нию соб­ствен­но­го пове­де­ния в ответ на реак­ции окру­же­ния, чего не обна­ру­жи­ва­ет­ся при реа­ли­стич­ной демон­стра­тив­ной само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети.

Лич­ност­ные чер­ты и харак­те­ри­сти­ки само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети. Далее были уста­нов­ле­ны свя­зи меж­ду харак­те­ри­сти­ка­ми само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети и лич­ност­ны­ми чертами.

Реа­ли­стич­ное демон­стра­тив­ное Я обна­ру­жи­ло поло­жи­тель­ную вза­и­мо­связь с Экс­тра­вер­си­ей, Доб­ро­же­ла­тель­но­стью и Откры­то­стью ново­му опы­ту, а Фаль­ши­вое обман­ное Я не обна­ру­жи­ло зна­чи­мых свя­зей с пока­за­те­ля­ми Боль­шой пятер­ки (табл. 2, 3). 

Ана­лиз вза­и­мо­свя­зей меж­ду харак­те­ри­сти­ка­ми само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети и чер­та­ми Тем­ной три­а­ды пока­зал сле­ду­ю­щее: Реа­ли­стич­ное демон­стра­тив­ное Я поло­жи­тель­но свя­за­но с Нар­цис­сиз­мом, а Фаль­ши­вое обман­ное Я с Макиа­вел­лиз­мом и Пси­хо­па­ти­ей (табл. 2, 3).

Таблица 2. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Реалистичного демонстративного Я и черт личности

Таблица 2. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Реалистичного демонстративного Я и черт личности
При­ме­ча­ние: r – коэф­фи­ци­ент кор­ре­ля­ции Пир­со­на, b – нестан­дар­ти­зо­ван­ный коэф­фи­ци­ент регрес­сии; beta – стан­дар­ти­зо­ван­ный коэф­фи­ци­ент регрес­сии, t – отно­ше­ние коэф­фи­ци­ен­та регрес­сии к его ошиб­ке. * p 0,05; ** p 0,01; *** p 0,001.

Далее для уточ­не­ния сов­мест­но­го вкла­да лич­ност­ных черт в харак­те­ри­сти­ки само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети был сде­лан регрес­си­он­ный ана­лиз, в кото­ром в каче­стве зави­си­мой пере­мен­ной рас­смат­ри­ва­лись: Реа­ли­стич­ное демон­стра­тив­ное Я и Фаль­ши­вое обман­ное Я, а в каче­стве пре­дик­то­ров чер­ты лич­но­сти, состав­ля­ю­щие Боль­шую пятер­ку и Тем­ную триаду.

Таблица 3. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Фальшивого обманного Я и черт личности

Таблица 3. Коэффициенты корреляции и результаты регрессионного анализа для Фальшивого обманного Я и черт личности
При­ме­ча­ние: r – коэф­фи­ци­ент кор­ре­ля­ции Пир­со­на, b – нестан­дар­ти­зо­ван­ный коэф­фи­ци­ент регрес­сии; beta – стан­дар­ти­зо­ван­ный коэф­фи­ци­ент регрес­сии, t – отно­ше­ние коэф­фи­ци­ен­та регрес­сии к его ошиб­ке. * p 0,05; ** p 0,01; *** p 0,001.

Регрес­си­он­ная модель для Реа­ли­стич­но­го демон­стра­тив­но­го Я объ­яс­ня­ет 15 % дис­пер­сии (R2=0,15; F (470 8)=10,23; p < 0,001) и вклю­ча­ет в себя пока­за­те­ли: Ней­ро­тизм, Откры­тость опы­ту и Нар­цис­сизм (табл. 2). Модель для Фаль­ши­во­го обман­но­го Я объ­яс­ня­ет 5 % (R2=0,05; F (470 8)=3,02; p < 0,001), в нее вошли пока­за­те­ли: Созна­тель­ность и Макиа­вел­лизм (табл. 3).

Стрем­ле­ние к пред­став­ле­нию реа­ли­стич­но­го демон­стра­тив­но­го обра­за себя в соци­аль­ной сети будет харак­тер­но для людей, име­ю­щих более высо­кий уро­вень экс­тра­вер­сии, доб­ро­же­ла­тель­но­сти, созна­тель­но­сти и откры­то­сти, а так­же име­ю­щих более высо­кий уро­вень нар­цис­сиз­ма. Дан­ные свя­зи явля­ют­ся объяснимыми. 

Так, чело­век, стре­мя­щий­ся пока­зать себя в соци­аль­ной сети с луч­шей сто­ро­ны, выра­зить свои взгля­ды и обна­ру­жить раз­ные сто­ро­ны сво­ей лич­но­сти, ско­рее, будет демон­стри­ро­вать направ­лен­ность на дру­гих людей, откры­тость к кон­так­там и при этом стре­мить­ся удо­вле­тво­рить соб­ствен­ное жела­ние в вос­хи­ще­нии и при­зна­нии со сто­ро­ны других. 

Одна­ко регрес­си­он­ная модель пока­зы­ва­ет, что модель пре­дик­то­ров, вклю­ча­ю­щая созна­тель­ность, ней­ро­тизм, откры­тость и нар­цис­сизм свя­за­на с Реа­ли­стич­ным демон­стра­тив­ным Я в соци­аль­ной сети. Так, люди с доста­точ­но высо­ким само­кон­тро­лем, откры­то­стью и стрем­ле­ни­ем к демон­стра­ции себя, с чув­ством пре­вос­ход­ства, и ожи­да­ю­щие вос­хи­ще­ния, но при этом высо­ко эмо­ци­о­наль­ные будут склон­ны к про­яв­ле­нию обра­за реа­ли­стич­но­го демон­стра­тив­но­го Я в соци­аль­ной сети. 

Как было пока­за­но в иссле­до­ва­ни­ях, боль­ший вклад ней­ро­тиз­ма в само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети свя­зан со стрем­ле­ни­ем кон­тро­ли­ро­вать инфор­ма­цию. раз­ме­ща­е­мую в сети, а так­же регу­ли­ро­вать сте­пень реа­ли­стич­но­сти инфор­ма­ции; при раз­ных уров­нях созна­тель­но­сти про­яв­ля­ют­ся раз­ли­чия в осто­рож­но­сти пред­став­ле­ния инфор­ма­ции, а откры­тость преж­де все­го свя­за­на с часто­той обнов­ле­ния инфор­ма­ции в про­фи­ле соци­аль­ной сети [23, 25]. Вме­сте с тем име­ют­ся дан­ные о том, что высо­кий ней­ро­тизм, ско­рее, свя­зан с обман­ны­ми стра­те­ги­я­ми само­пре­зен­та­ции [15].

Стрем­ле­ние к при­зна­нию и вос­хи­ще­нию со сто­ро­ны дру­гих, откры­тость и созна­тель­ное мани­пу­ли­ро­ва­ние пред­став­ля­е­мой инфор­ма­ци­ей явля­ют­ся осно­вой для реа­ли­стич­ной, но показ­ной, воз­мож­но, даже иде­а­ли­зи­ро­ван­ной само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети. Полу­чен­ные фак­ты согла­су­ют­ся с иссле­до­ва­ни­я­ми черт Тем­ной три­а­ды и осо­бен­но­стей пове­де­ния в соци­аль­ной сети Facebook. 

Так, было обна­ру­же­но, что имен­но нар­цис­сизм (чув­ство пре­вос­ход­ства и вос­хи­ще­ния собой) свя­зан с боль­шей актив­но­стью в отно­ше­нии пре­зен­та­ции сво­е­го Я и совер­шен­ство­ва­ния сво­е­го обра­за в соци­аль­ной сети, тогда как макиа­вел­лизм и пси­хо­па­тия в зна­чи­тель­но мень­шей сте­пе­ни опре­де­ля­ют актив­ность в соци­аль­ной сети [11; 24].

Пре­зен­та­ция фаль­ши­во­го обман­но­го Я в соци­аль­ной сети обна­ру­жи­ва­ет связь с пси­хо­па­ти­ей и макиа­вел­лиз­мом как состав­ля­ю­щи­ми Тем­ной три­а­ды, что поз­во­ля­ет пред­по­ла­гать, что эмо­ци­о­наль­ная холод­ность и импуль­сив­ность, рас­чет­ли­вость и склон­ность к обма­ну уси­ли­ва­ют стрем­ле­ние пред­ста­вить нере­аль­ный образ в соци­аль­ной сети. Одна­ко регрес­си­он­ная модель пока­зы­ва­ет, что имен­но макиа­вел­лизм и созна­тель­ность высту­па­ют пре­дик­то­ра­ми фаль­ши­во­го обман­но­го Я. 

Подоб­ные фак­ты в отно­ше­нии макиа­вел­лиз­ма так­же были обна­ру­же­ны в дру­гих иссле­до­ва­ни­ях, где было уста­нов­ле­но, что люди, обла­да­ю­щие высо­ким макиа­вел­лиз­мом, стре­мят­ся ско­рее создать образ, кото­рый бы устра­и­вал их самих, чем образ, ори­ен­ти­ро­ван­ный на дру­гих [21].

Таким обра­зом, демон­стра­ция обман­но­го обра­за Я ско­рее явля­ет­ся целе­на­прав­лен­ной стра­те­ги­ей вве­сти в заблуж­де­ние дру­гих, чем импуль­сив­ным обманом.

Прин­ци­пи­аль­ное отли­чие во вза­и­мо­свя­зи харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети и лич­ност­ных черт поз­во­ля­ет утвер­ждать, что реа­ли­стич­ная или фаль­ши­вая само­пре­зен­та­ция не толь­ко отли­ча­ет­ся непо­сред­ствен­но по тому, как чело­век пока­зы­ва­ет себя в соци­аль­ной сети, но и осно­ва­на раз­лич­ных лич­ност­ных чертах. 

Сто­ит отме­тить, что созна­тель­ность высту­па­ет как зна­чи­мый пре­дик­тор как для реа­ли­стич­ной демон­стра­тив­ной, так и для фаль­ши­вой обман­ной самопрезентации. 

Воз­мож­но, что само­пре­зен­та­ция в соци­аль­ных сетях, неза­ви­си­мо от ее содер­жа­ния (реа­ли­стич­ная или обман­ная), свя­за­на с более высо­ким кон­тро­лем инфор­ма­ции, раз­ме­ща­е­мой в соци­аль­ной сети, и пла­ни­ро­ва­ни­ем стра­те­гии презентации.

Выводы

Про­ве­ден­ное иссле­до­ва­ние поз­во­ля­ет сде­лать сле­ду­ю­щие выводы.

Харак­те­ри­сти­ки само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети направ­ле­ны на демон­стра­цию совер­шен­но­го обра­за ком­пе­тент­но­го и успеш­но­го чело­ве­ка. Реа­ли­стич­ная демон­стра­тив­ная пре­зен­та­ция сво­е­го Я в соци­аль­ной сети осно­ва­на на стрем­ле­нии к соци­аль­но­му вза­и­мо­дей­ствию, ожи­да­нии вни­ма­ния от дру­гих, тогда как Фаль­ши­вая обман­ная вир­ту­аль­ная само­пре­зен­та­ция ори­ен­ти­ро­ва­на на мне­ния и оцен­ку дру­гих и готов­ность изме­нять соб­ствен­ный образ, что­бы он боль­ше соот­вет­ство­вал ожи­да­ни­ям окружающих. 

Прин­ци­пи­аль­ное раз­ли­чие в харак­те­ри­сти­ках само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети сле­ду­ю­щее: при боль­шей выра­жен­но­сти реа­ли­стич­ной демон­стра­тив­ной само­пре­зен­та­ции про­яв­ля­ет­ся избе­га­ние обсуж­де­ния неудач или недо­стат­ков, а при для фаль­ши­вой обман­ной само­пре­зен­та­ции – ори­ен­та­ция на мне­ние других.

Лич­ност­ные чер­ты обна­ру­жи­ва­ют раз­лич­ное уча­стие в харак­те­ри­сти­ках само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети. Так, реа­ли­стич­ная демон­стра­тив­ная само­пре­зен­та­ция свя­за­на с высо­ки­ми ней­ро­тиз­мом, созна­тель­но­стью и нар­цис­сиз­мом, что про­яв­ля­ет­ся как высо­кий кон­троль раз­ме­ща­е­мой в сети инфор­ма­ции и ее реа­ли­стич­ность и одно­вре­мен­но с этим стрем­ле­ние пока­зать раз­лич­ные сто­ро­ны себя, вызвать вос­хи­ще­ние. Фаль­ши­вая обман­ная само­пре­зен­та­ция в боль­шей сте­пе­ни про­яв­ля­ет­ся как целе­на­прав­лен­ная стра­те­гия создать образ, не соот­вет­ству­ю­щий реаль­но­сти, но устра­и­ва­ю­щий само­го человека.

Боль­шая реа­ли­стич­ность или искус­ствен­ность обра­за, демон­стри­ру­е­мо­го в соци­аль­ной сети, свя­за­на не толь­ко с осо­бен­но­стя­ми кон­тро­ля соб­ствен­но­го пове­де­ния и реак­ций дру­гих или стрем­ле­ни­ем пока­зать совер­шен­ный образ сво­е­го Я, но и с раз­лич­ны­ми лич­ност­ны­ми чер­та­ми, что в сово­куп­но­сти поз­во­ля­ет гово­рить о каче­ствен­но отли­ча­ю­щих­ся стра­те­ги­ях само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Золо­та­ре­ва А.А. Пер­фек­ци­о­нист­ская само­пре­зен­та­ция и осо­бен­но­сти ее диа­гно­сти­ки // Кли­ни­че­ская и спе­ци­аль­ная пси­хо­ло­гия. 2018. № 1 (7). C. 104–117.
  2. Белин­ская Е.П., Гаври­чен­ко О.П. Само­пре­зен­та­ция в вир­ту­аль­ном про­стран­стве: фено­ме­но­ло­гия и зако­но­мер­но­сти // Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. 2018. № 60 (11).
  3. Ледо­вая Я.А., Тихо­нов Р.В., Бого­лю­бо­ва О.Н., Ива­нов В.Ю., Ями­нов Б.Р. Орга­ни­за­ци­он­но-мето­ди­че­ские вопро­сы сбо­ра дан­ных в онлайн-иссле­до­ва­ний и пове­де­ния поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «Фейс­бук» из Рос­сии и США // Вест­ник Санкт-Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. Сер. 16. Пси­хо­ло­гия. Педа­го­ги­ка. 2018. № 4 (7). C. 308–327. https://doi.org/10.21638/11701/spbu16.2017.402
  4. Ледо­вая Я.А., Тихо­нов Р.В., Бого­лю­бо­ва О.Н. Соци­аль­ные сети как новая сре­да для меж­дис­ци­пли­нар­ных иссле­до­ва­ний пове­де­ния чело­ве­ка // Вест­ник Санкт-Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. Сер. 16. Пси­хо­ло­гия. Педа­го­ги­ка. 2017. № 3 (7). C. 193–210. https://doi.org/10.21638/11701/spbu16.2017.301
  5. Поле­жа­е­ва Е.А. Место само­мо­ни­то­рин­га в струк­ту­ре лич­ност­ных харак­те­ри­стик: дис. … канд. пси­хол. наук / Пси­хо­ло­ги­че­ский инсти­тут РАО, Москва, 2009.
  6. Ряби­ки­на З.И., Бого­мо­ло­ва Е.И. Вза­и­мо­связь лич­ност­ных харак­те­ри­стик поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей интер­не­та с осо­бен­но­стя­ми их актив­но­сти в сети // Поли­те­ма­ти­че­ский сете­вой элек­трон­ный науч­ный жур­нал Кубан­ско­го госу­дар­ствен­но­го аграр­но­го уни­вер­си­те­та. 2015. № 109. C. 1041–1057.
  7. Щебе­тен­ко С.А. Боль­шая Пятер­ка черт лич­но­сти и актив­ность поль­зо­ва­те­лей в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» // Вест­ник Южно-Ураль­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Серия: Пси­хо­ло­гия. 2013. Т. 6, № 4. С. 73–83.
  8. Abell L., Brewer G. Machiavellianism, self-monitoring, self-promotion and relational aggression on Facebook // Computers in Human Behavior. 2014. (36). P. 258–262. https://doi.org/10.1016/j.chb.2014.03.076
  9. Amichai-Hamburger Y., Vinitzky G. Social network use and personality // Computers in Human Behavior. 2010. No. 6 (26). P. 1289–1295. https://doi.org/10.1016/j.chb.2010.03.018
  10. Bogolyubova O., Panicheva P., Tikhonov R., Ivanov V., Ledovaya Y. Dark personalities on Facebook: Harmful online behaviors and language // Computers in Human Behavior. 2018. (78). P. 151–159. https://doi.org/10.1016/ j.chb.2017.09.032
  11. Carpenter C.J. Narcissism on Facebook: Self-promotional and anti-social behavior // Personality and Individual Differences. 2012. No. 4 (52). P. 482–486. https://doi.org/10.1016/j.paid.2011.11.011
  12. Crossley L., Woodworth M., Black P.J., Hare R. The dark side of negotiation: Examining the outcomes of face-toface and computer-mediated negotiations among dark personalities // Personality and Individual Differences. 2016. (91). P. 47–51. https://doi.org/10.1016/j.paid.2015.11.052
  13. Eşkisu M., Hoşoğlu R., Rasmussen K. An investigation of the relationship between Facebook usage, Big Five, selfesteem and narcissism // Computers in Human Behavior. 2017. (69). P. 294–301. https://doi.org/10.1016/ j.chb.2016.12.036
  14. Hong S. Jahng M.R., Lee N., Wise K.R. Do you filter who you are?: Excessive self-presentation, social cues, and user evaluations of Instagram selfies // Computers in Human Behavior. 2020. (104). P. 106–159. https://doi.org/ 10.1016/j.chb.2019.106159
  15. Michikyan M., Subrahmanyam K., Dennis J. Can you tell who I am? Neuroticism, extraversion, and online selfpresentation among young adults // Computers in Human Behavior. 2014. (33). P. 179–183. https://doi.org/10.1016/ j.chb.2014.01.010
  16. Moore K., McElroy J.C. The influence of personality on Facebook usage, wall postings, and regret // Computers in Human Behavior. 2012. No. 1 (28). P. 267–274. https://doi.org/10.1016/j.chb.2011.09.009
  17. Ozimek P., Bierhoff H.-W., Hanke S. Do vulnerable narcissists profit more from Facebook use than grandiose narcissists? An examination of narcissistic Facebook use in the light of self-regulation and social comparison theory // Personality and Individual Differences. 2018. (124). P. 168–177. https://doi.org/10.1016/j.paid.2017.12.016
  18. Pornsakulvanich V. Excessive use of Facebook: The influence of self-monitoring and Facebook usage on social support // Kasetsart Journal of Social Sciences. 2018. No. 1 (39). C. 116–121. https://doi.org/10.1016/j.kjss.2017.02.001 2021. Т. 31, вып. 1 СЕРИЯ ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА
  19. Preotiuc-Pietro D., Carpenter J., Giorgi S., Ungar L. Studying the Dark Triad of Personality through Twitter Behavior CIKM ’16 / New York, NY, USA: Association for Computing Machinery, 2016. P. 761–770. https://doi.org/ 10.1145/2983323.2983822
  20. Reed P., Saunders J. Sex differences in online assertive self-presentation strategies // Personality and Individual Differences. 2020. (166). P. 110–214. https://doi.org/10.1016/j.paid.2020.110214
  21. Rosenberg J., Egbert N. Online Impression Management: Personality Traits and Concerns for Secondary Goals as Predictors of Self-Presentation Tactics on Facebook // Journal of Computer-Mediated Communication. 2011. No. 1 (17). P. 1–18. https://doi.org/10.1111/j.1083–6101.2011.01560.x
  22. Schlosser A.E. Self-disclosure versus self-presentation on social media // Current Opinion in Psychology. 2020. (31). P. 1–6. https://doi.org/10.1016/j.copsyc.2019.06.025
  23. Seidman G. Self-presentation and belonging on Facebook: How personality influences social media use and motivations // Personality and Individual Differences. 2013. No. 3 (54). P. 402–407. https://doi.org/10.1016/j.paid.2012. 10.009
  24. Vander Molen R.J., Kaplan S., Choi E., Montoya D. Judgments of the Dark Triad based on Facebook profiles // Journal of Research in Personality. 2018. (73). C. 150–163. https://doi.org/10.1016/j.jrp.2017.11.010
  25. Wang J.-L., Jackson L.A., Zhang D.-J., Su Z.-Q. The relationships among the Big Five Personality factors, selfesteem, narcissism, and sensation-seeking to Chinese University students’ uses of social networking sites (SNSs) // Computers in Human Behavior. 2012. No. 6 (28). C. 2313–2319. https://doi.org/10.1016/j.chb.2012.07.001
  26. Winter S., Neubaum G., Eimler S.C., Gordon V., Theil J., Herrmann J., Meinert J., Krämer N.C. Another brick in the Facebook wall – How personality traits relate to the content of status updates // Computers in Human Behavior. 2014. (34). P. 194–202. https://doi.org/10.1016/j.chb.2014.01.048

Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при финан­со­вой под­держ­ке РФФИ в рам­ках науч­но­го про­ек­та № 20–013-00775.

Источ­ник: Вест­ник Удмурт­ско­го уни­вер­си­те­та. Серия «Фило­со­фия. Пси­хо­ло­гия. Педа­го­ги­ка». 2021. №1.

Об авторах

  • Дмит­рий Сер­ге­е­вич Кор­ниен­ко — док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор кафед­ры общей пси­хо­ло­гии, Инсти­тут обще­ствен­ных наук «Рос­сий­ская ака­де­мия народ­но­го хозяй­ства и госу­дар­ствен­ный служ­бы при Пре­зи­ден­те РФ», г. Москва, Россия.
  • Ната­лья Алек­сан­дров­на Руд­но­ва — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, пост-док депар­та­мен­та ино­стран­ных язы­ков, Наци­о­наль­ный иссле­до­ва­тель­ский уни­вер­си­тет «Выс­шая шко­ла эко­но­ми­ки», г. Пермь, Россия.
  • Еле­на Ана­то­льев­на Гор­бу­ши­на — аспи­рант кафед­ры общей и кли­ни­че­ской пси­хо­ло­гии, Перм­ский госу­дар­ствен­ный наци­о­наль­ный иссле­до­ва­тель­ский уни­вер­си­тет, г. Пермь, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest