Ефремова О.И. Диагностика риска развития селфи-аддикции у подростков и юношества

Е

В совре­мен­ных иссле­до­ва­ни­ях [1, 3, 4, 6, 8, 9 и др.] под­чер­ки­ва­ет­ся акту­аль­ность тео­ре­ти­че­ско­го осмыс­ле­ния и раз­ра­бот­ки про­грамм пре­ду­пре­жде­ния широ­ко рас­про­стра­нён­ной в моло­дёж­ной сре­де фор­мы аддик­тив­но­го пове­де­ния, обо­зна­ча­е­мой как «пиар-аддик­ция», и ее состав­ля­ю­щей – «сел­фи-аддик­ции».

А.П. Сухо­до­лов и А.М. Быч­ко­ва [9] рас­смат­ри­ва­ют пиар-аддик­цию как вид зави­си­мо­го пове­де­ния в инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве (соци­аль­ные сети, интер­нет-сай­ты, печат­ные и элек­трон­ные СМИ), ори­ен­ти­ро­ван­но­го на демон­стра­цию дру­гим людям инфор­ма­ции о себе, а так­же дру­гой инфор­ма­ции, транс­ли­ру­е­мой посред­ством источ­ни­ков, ассо­ци­и­ру­е­мых с собой. 

В каче­стве при­зна­ков пиар-аддик­ции авто­ры выде­ля­ют силь­ную тягу к про­яв­ле­нию пиар-актив­но­сти, осо­бен­но при усло­вии запре­та на исполь­зо­ва­ние гад­же­тов, невоз­мож­ность дли­тель­но про­дол­жать непо­сред­ствен­ное (не вир­ту­аль­ное) обще­ние, нару­ше­ние спо­соб­но­сти кон­тро­ли­ро­вать и огра­ни­чи­вать коли­че­ство и про­дол­жи­тель­ность пиар-актов, появ­ле­ние нега­тив­ных веге­та­тив­ных симп­то­мов при изо­ля­ции от гад­же­тов (голо­во­кру­же­ние, жар, озноб, тре­мор рук и губ, болез­нен­ные ощу­ще­ния в гру­ди и живо­те, тош­но­та, пот­ли­вость и др.), интен­сив­ное воз­рас­та­ние потреб­но­сти в рас­ши­ре­нии пиар-активности.

Сел­фи (фото­ав­то­порт­рет) мож­но рас­смат­ри­вать как свое­об­раз­ный «Эго- доку­мент», харак­те­ри­зу­ю­щий лич­ность. «Эго-доку­мен­ты», как отме­ча­ет Е.Е.Сапогова [7], в каче­стве соци­аль­но­го фено­ме­на пре­сле­ду­ют цели само­пре­зен­та­ции в жела­е­мом плане, а в каче­стве мен­таль­но­го фено­ме­на ори­ен­ти­ро­ва­ны на само­на­хож­де­ние, само­ос­мыс­ле­ние, само­по­ни­ма­ние и само­при­ня­тие. Уме­рен­ное увле­че­ние сел­фи спо­соб­ству­ет само­по­зна­нию, само­утвер­жде­нию и твор­че­ской самореализации.

Пер­вые сел­фи-про­бы выпол­ня­ют­ся в дет­ском или под­рост­ко­вом воз­расте, у неко­то­рых детей и под­рост­ков фор­ми­ру­ет­ся при­выч­ка к пуб­ли­ка­ции сел­фи в соци­аль­ных сетях, в даль­ней­шем эта при­выч­ка может транс­фор­ми­ро­вать­ся в увле­че­ние, азарт и окра­шен­ную фана­тиз­мом аддик­цию, послед­стви­я­ми кото­рой могут быть одер­жи­мость, депрес­сия и трав­мо­опас­ное пове­де­ние, при­во­дя­щее порой к леталь­но­му исходу.

К.В.Ануфриева [1] харак­те­ри­зу­ет увле­че­ние сел­фи как одно из про­яв­ле­ний нар­цис­сиз­ма – ауто­фи­лии, про­яв­ля­ю­щей­ся, в част­но­сти, в само­лю­бо­ва­нии. В лите­ра­ту­ре [6 и др.] отме­ча­ет­ся такая функ­ция сел­фи, как редак­ти­ро­ва­ние «Я‑образа», пред­став­ле­ние себя в более выгод­ном све­те для широ­кой аудитории.

С.С. Зура­бян [3] при­во­дят тре­вож­ные дан­ные о том, что 50% опро­шен­ных в Крас­но­да­ре пред­ста­ви­те­лей сту­ден­че­ства хотя бы одна­жды в жиз­ни дела­ли «смер­тель­ное» (опас­ное для жиз­ни) сел­фи, и 60% сту­ден­тов гото­вы сде­лать его за день­ги (от 1000 руб­лей); толь­ко 10% респон­ден­тов из сту­ден­че­ской выбор­ки не согла­си­лись бы на экс­тре­маль­ное сел­фи ни при каких условиях.

С.С. Зура­бян и Е.А. Бра­шо­ван [4] харак­те­ри­зу­ют при­зна­ки сел­фи- аддик­ции, соот­вет­ству­ю­щие раз­ным эта­пам фор­ми­ро­ва­ния сел­фи­та – раз­но­вид­но­сти обсес­сив­но-ком­пуль­ств­но­го нев­ро­за. Погра­нич­ный сел­фит как край­няя гра­ни­ца нор­мы пред­по­ла­га­ет, что субъ­ект дела­ет сел­фи два-три раза в день, но не испы­ты­ва­ет острой потреб­но­сти выстав­ле­ния фото­сним­ков в соци­аль­ных сетях. 

Ост­рый сел­фит про­яв­ля­ет­ся в еже­днев­ном фото­гра­фи­ро­ва­нии себя не менее трех раз и после­ду­ю­щем раз­ме­ще­нии фото­гра­фий в соци­аль­ных сетях. Хро­ни­че­ский сел­фит под­ра­зу­ме­ва­ет фото­съем­ку в любой удоб­ный момент и обя­за­тель­ное раз­ме­ще­ние сел­фи в соцсетях.

И.К. Сосин, Е.Ю. Гон­ча­ро­ва, Ю.Ф. Чуев [8] при­во­дят быту­ю­щую в лите­ра­ту­ре точ­ку зре­ния, соглас­но кото­рой фото­гра­фи­ро­ва­ние себя более деся­ти раз в день для пуб­ли­ка­ции интер­не­те сви­де­тель­ству­ет о выра­жен­ной селфи-аддикции. 

Инте­рес­ны при­во­ди­мые в ста­тье ста­ти­сти­че­ские дан­ные раз­ных авто­ри­тет­ных иссле­до­ва­ний. Так, в одном иссле­до­ва­нии было выяв­ле­но, что взрос­лый чело­век дела­ет в день в сред­нем по 4 фото или видео, а так­же 2,4 сел­фи, а под­ро­сток – 6,9 фото и видео и 4,7 сел­фи [8, С. 10]. 

Бри­тан­ские уче­ные уста­но­ви­ли, что сред­ний воз­раст люби­те­лей сел­фи состав­ля­ет 23,7 лет, око­ло тре­ти все­го мас­си­ва сел­фи сня­то моло­ды­ми людь­ми 18–24 лет [там же]. 

По дан­ным опро­са, про­ве­ден­но­го в США, 34% авто­ров сел­фи фото­гра­фи­ро­ва­лись с чле­на­ми семьи, 29% – с дру­зья­ми, 19% – с домаш­ни­ми живот­ны­ми, 13% – на фоне при­ро­ды или зда­ний, 10% – с про­дук­та­ми пита­ния [там же].

Клю­че­вы­ми симп­то­ма­ми сел­фи-аддик­ции И.К. Сосин, Е.Ю. Гон­ча­ро­ва и Ю.Ф. Чуев [8, 11] счи­та­ют сле­ду­ю­щие: ощу­ще­ние эйфо­рии и пси­хо­ло­ги­че­ско­го ком­фор­та при выпол­не­нии сел­фи-интер­вен­ций, неудер­жи­мое стрем­ле­ние обнов­лять сел­фи-порт­ре­ты, поиск спе­ци­фи­че­ских сел­фи-ощу­ще­ний с эле­мен­та­ми опас­но­сти и экс­т­ри­ма, явная тен­ден­ция уве­ли­чи­вать еже­днев­ное чис­ло сел­фи, посто­ян­ный поиск новых вари­ан­тов сел­фи-интер­вен­ций, про­яв­ле­ние пси­хо­па­то­ло­ги­че­ских симп­то­мов (нев­ро­тизм, пси­хи­че­ские и пове­ден­че­ские расстройства).

Пред­вест­ни­ка­ми сел­фи-аддик­ции у под­рост­ков и юно­шей могут быть про­яв­ле­ния пато­ло­ги­че­ско­го нар­цис­сиз­ма. В чис­ле этих при­зна­ков выде­ля­ют такие симп­то­мы: гипер­тро­фи­ро­ван­ное чув­ство соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти, навяз­чи­вые фан­та­зии о гран­ди­оз­ном успе­хе и вла­сти, убеж­ден­ность в соб­ствен­ной уни­каль­но­сти и при­ви­ле­ги­ро­ван­но­сти, выра­жен­ная потреб­ность в вос­хи­ще­нии, доми­ни­ро­ва­ние и экс­плу­а­та­тор­ско-мани­пу­ля­тив­ное пове­де­ние в меж­лич­ност­ных отно­ше­ни­ях, низ­кая эмпа­тия, зависть к дости­же­ни­ям сверст­ни­ков, дерз­кое, вызы­ва­ю­щее и занос­чи­вое пове­де­ние [5; 10, 116]. 

Для диа­гно­сти­ки этих про­яв­ле­ний могут быть исполь­зо­ва­ны опрос­ни­ки «Нар­цис­си­че­ские чер­ты лич­но­сти» О.А. Шам­ши­ко­вой и Н.М. Кле­пи­ко­вой [10] и «Мето­ди­ка диа­гно­сти­ки нар­цис­си­че­ских черт лич­но­сти» Н.Г. Гара­нян [2].

При­ве­ден­ные дан­ные совре­мен­ных иссле­до­ва­ний поз­во­ля­ют выде­лить пока­за­те­ли рис­ка воз­ник­но­ве­ния сел­фи-аддик­ции у под­рост­ков и юношества.

Роди­те­лям и педа­го­гам реко­мен­ду­ет­ся обра­тить­ся к педа­го­гу-пси­хо­ло­гу для полу­че­ния кон­суль­та­ци­он­ной, пси­хо­про­фи­лак­ти­че­ской и пси­хо­кор­рек­ци­он­ной помо­щи при наблю­де­нии у под­рост­ков и моло­дых людей сле­ду­ю­щих симптомов:

  • неукро­ти­мая потреб­ность в исполь­зо­ва­нии гад­же­тов, раз­дра­же­ние и появ­ле­ние веге­та­тив­ных симп­то­мов (голо­во­кру­же­ние, тре­мор и др.) при огра­ни­че­нии поль­зо­ва­ния ими;
  • неспо­соб­ность кон­тро­ли­ро­вать и огра­ни­чи­вать вре­мя обще­ния в соци­аль­ных сетях, направ­лен­но­го на пиар-активность;
  • демон­стра­ция инте­ре­са к экс­тре­маль­ным, опас­ным для жиз­ни селфи-актам;
  • фото­гра­фи­ро­ва­ние себя под­рост­ком (юно­шей) три и более раз в день для раз­ме­ще­ния фото­гра­фий в соци­аль­ных сетях; 
  • явно выра­жен­ное стрем­ле­ние посто­ян­но раз­но­об­ра­зить селфи-сюжеты;
  • нали­чие и про­яв­ле­ние в тече­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни двух и более при­зна­ков пато­ло­ги­че­ско­го нар­цис­сиз­ма (гипер­тро­фи­ро­ван­ное чув­ство соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти, часто выска­зы­ва­е­мые фан­та­зии о гран­ди­оз­ном успе­хе и вла­сти, под­чер­ки­ва­ние сво­ей уни­каль­но­сти, при­ви­ле­ги­ро­ван­но­сти, потреб­ность в вос­хи­ще­нии, высо­ко­ме­рие и мани­пу­ли­ро­ва­ние в меж­лич­ност­ных отно­ше­ни­ях, отсут­ствие эмпа­тии, зависть к дости­же­ни­ям дру­гих, демон­стра­тив­ная дер­зость и заносчивость).

Библиографический список

  1. Ануф­ри­е­ва К.В. «Сел­фи» как фор­ма про­яв­ле­ния нар­цис­сиз­ма лич­но­сти в совре­мен­ном обще­стве // Вест­ник ТвГУ. Сер. Фило­со­фия. – 2014. – Вып. 2. – С. 79–90.
  2. Гара­нян Н.Г. Апро­ба­ция мето­ди­ки диа­гно­сти­ки нар­цис­си­че­ских черт лич­но­сти на выбор­ке сту­ден­тов рос­сий­ских вузов // Кон­суль­та­тив­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия. – 2016. – Т. 24. – No 4. – С. 8–32.
  3. Зура­бян С.С. Сел­фи как ору­дие убий­ства // Меж­ду­на­род­ный жур­нал при­клад­ных и фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний. – 2016. – No 11–4. – С. 673–674.
  4. Зура­бян С.С., Бра­шо­ван Е.А. Сел­фи-аддик­ция: болезнь или спо­соб само­ре­а­ли­за­ции // Меж­ду­на­род­ный жур­нал экс­пе­ри­мен­таль­но­го обра­зо­ва­ния. – 2015. – No 11–6. – С. 860–862.
  5. Кле­пи­ко­ва Н.М. Опе­ра­ци­о­наль­ное опре­де­ле­ние нар­цис­сиз­ма в пре­де­лах пси­хи­че­ской нор­мы: дис. … канд. пси­хол. наук. – Хаба­ровск, 2011. – 257 с.
  6. Нау­шир­ва­но­ва Р.Р., Ахма­де­е­ва Е.В. Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты сел­фи // Совре­мен­ные науч­ные иссле­до­ва­ния и инно­ва­ции. – 2016. – No 12 [Элек­трон­ный ресурс].
  7. Сапо­го­ва Е.Е. Авто­био­гра­фи­ро­ва­ние как про­цесс само­де­тер­ми­на­ции лич­но­сти // Куль­тур­но-исто­ри­че­ская пси­хо­ло­гия. – 2011. – No2. – С. 37–53.
  8. Сосин И.К., Гон­ча­ро­ва Е.Ю., Чуев Ю.Ф. Сел­фи как суб­куль­ту­ра и новая фор­ма зави­си­мо­сти: иден­ти­фи­ка­ция про­бле­мы (PDF) // Схiд­но­єв­ро­пейсь­кий жур­нал внут­рiш­ньої та сiмей­ної меди­ци­ни. – 2015. – No 2. – С. 4–12.
  9. Сухо­до­лов А.П., Быч­ко­ва А.М. «PR-аддик­ция» как новый вид пове­ден­че­ской зави­си­мо­сти // Вопро­сы тео­рии и прак­ти­ки жур­на­ли­сти­ки. – 2015. – Т.4. – No 4. – С. 321–334.
  10. Шам­ши­ко­ва О.А., Кле­пи­ко­ва Н.М. Опрос­ник «Нар­цис­си­че­ские чер­ты лич­но­сти» // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. – 2010. – Т. 31. – No2. – С. 114–128.
Источ­ник: Акту­аль­ные про­бле­мы про­фи­лак­ти­ки аддик­тив­но­го пове­де­ния: мате­ри­а­лы II‑й Реги­о­наль­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции ТИ име­ни А.П. Чехо­ва (фили­ал) ФГБОУ ВО «РГЭУ (РИНХ). 2018 г. – Ростов н/Д.: Изд-во РГЭУ (РИНХ), 2019.

Об авторе

Ефре­мо­ва О. И. — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, доцент ТИ име­ни А.П. Чехо­ва (фили­ал) ФГБОУ ВО «РГЭУ (РИНХ)», г. Таганрог.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest