Пучкова Л.Л. Селфи как форма репрезентации телесности современной молодежи: гендерный аспект

П

Пре­об­ра­зо­ва­ние внеш­не­го обли­ка чело­ве­ка все­гда высту­па­ло в каче­стве важ­но­го меха­низ­ма соци­а­ли­за­ции. В древ­но­сти это про­ис­хо­ди­ло при помо­щи раз­лич­ных обря­дов и риту­а­лов, в эпо­ху пост­мо­дер­на, посред­ством осо­бо­го риту­а­ла – созда­ния сел­фи. «Selfie» (от англ. self – сам, себя; в рус­ском вари­ан­те «сел­фи») явля­ет­ся раз­но­вид­но­стью авто­порт­ре­та, когда чело­век фото­гра­фи­ру­ет сам себя с рас­сто­я­ния вытя­ну­той руки, пре­иму­ще­ствен­но на мобиль­ный теле­фон [2].

Ака­де­ми­че­ские пуб­ли­ка­ции по про­бле­ме сел­фи, за исклю­че­ни­ем несколь­ких ста­тей, пред­став­лен­ных в рам­ках аме­ри­кан­ско­го про­ек­та Selfiecity в 2014 году, в насто­я­щий момент мало­чис­лен­ны [6].

Суще­ству­ют поляр­ные точ­ки зре­ния, отно­си­тель­но фено­ме­на сел­фи, его зна­чи­мо­сти для чело­ве­ка, о вре­де или поль­зе: сел­фи назы­ва­ют болез­нью 21 века, свя­зы­ва­ют с про­яв­ле­ни­я­ми нар­цис­сиз­ма, оди­но­че­ства, пред­став­ля­ют как спо­соб само­пре­зен­та­ции [2;3;5;6].

К. Мар­ты­но­вым сел­фи рас­смат­ри­ва­ет­ся как фак­тор демо­кра­ти­за­ции медиа и как инстру­мент воз­мож­ной депер­со­на­ли­за­ции, ком­мо­ди­фи­ка­ции поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та [3, с.74].

Одна­ко в насто­я­щее вре­мя сел­фи пре­вра­ти­лось в отдель­ную суб­куль­ту­ру, его язык раз­ви­ва­ет­ся, при­об­ре­тая осо­бую цен­ность в под­рост­ко­вом и юно­ше­ском воз­расте.

В пси­хо­ло­ги­че­ском аспек­те сел­фи – это стрем­ле­ние чело­ве­ка пока­зать окру­жа­ю­щим свои инди­ви­ду­аль­ные и лич­ные осо­бен­но­сти, с целью осо­зна­ния опре­де­лен­ных пред­став­ле­ний о себе как о лич­но­сти.

Явля­ясь отра­же­ни­ем внеш­не­го обли­ка здесь и сей­час, сел­фи может являть­ся осно­ва­ни­ем для визу­аль­ной ком­му­ни­ка­ции и стра­ти­фи­ка­ции, для выбо­ра парт­не­ра по обще­нию, для оцен­ки его успеш­но­сти, при­вле­ка­тель­но­сти, а так­же поз­во­лить управ­лять впе­чат­ле­ни­ем о себе, созда­вая необ­хо­ди­мый имидж и отно­ше­ние.

В эпо­ху пост­мо­дер­на и вир­ту­а­ли­за­ции окру­жа­ю­ще­го мира тело пони­ма­ет­ся не как био­ло­ги­че­ский, а как соци­аль­ный кон­структ, кото­рый зано­во созда­ет­ся в каж­дой куль­ту­ре дис­кур­са­ми, напол­ня­ю­щи­ми тело новы­ми смыс­ла­ми, реа­ли­зуя в нем систе­му соци­аль­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний [4].

Из раз­но­об­ра­зия под­хо­дов к изу­че­нию телес­но­сти, выде­ля­ют­ся два: либо акцент дела­ет­ся на «теле» как инстру­мен­те вза­и­мо­дей­ствия чело­ве­ка с окру­жа­ю­щим миром, либо вни­ма­ние скон­цен­три­ро­ва­но на пони­ма­нии «телес­но­сти» как духов­ной состав­ля­ю­щей лич­но­сти [1;4].

Объ­еди­не­ние ука­зан­ных под­хо­дов предо­став­ля­ет воз­мож­ность оха­рак­те­ри­зо­вать репре­зен­та­цию в каче­стве само­иден­ти­фи­ка­ции лич­но­сти с соб­ствен­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми о сво­ем Я‑телесном, как итог созда­ния некой общей кон­цеп­ции тела как набо­ра при­зна­ков, назы­ва­е­мых чело­ве­ком в ходе опи­са­ния или изоб­ра­же­ния соб­ствен­но­го тела.

При этом совре­мен­ное тело в вир­туа­ле все чаще ока­зы­ва­ет­ся скры­то, остав­ляя для обо­зре­ния лишь лицо, откры­вая без­гра­нич­ные воз­мож­но­сти для мифо­твор­че­ства. Моло­дые люди репре­зен­ти­ру­ют себя в гло­баль­ной сети посред­ством кон­стру­и­ро­ва­ния вир­ту­аль­ной телес­но­сти, пред­став­лен­ной через сел­фи, кото­рые пуб­лич­но демон­стри­ру­ют­ся, под­вер­га­ют­ся оцен­ке, ста­но­вят­ся при­ме­ром для под­ра­жа­ния или объ­ек­том кри­ти­ки.

Акту­аль­ность изу­че­ния тако­го мод­но­го увле­че­ния как сел­фи в каче­стве спо­со­ба репре­зен­та­ции телес­но­сти заклю­ча­ет­ся в мало­изу­чен­но­сти дан­но­го явле­ния на совре­мен­ном эта­пе раз­ви­тия пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки, а так­же необ­хо­ди­мо­стью деталь­ной раз­ра­бот­ки тео­ре­ти­ко-мето­до­ло­ги­че­ской базы для ее пси­хо­ло­ги­че­ско­го осмыс­ле­ния, постро­е­ния гра­мот­ной пси­хо­кор­рек­ци­он­ной рабо­ты.

В 2017 году про­ве­де­но эмпи­ри­че­ское иссле­до­ва­ние, в кото­ром при­ня­ли уча­стие 200 респон­ден­тов: 100 деву­шек и 100 юно­шей в воз­расте от 17 до 25 лет (сред­нее – 22,5 года). Дан­ный воз­раст­ной пери­од выбран по при­чине того, что явля­ет­ся воз­рас­том, когда завер­ше­но фор­ми­ро­ва­ние телес­но­го «Я», обре­те­но уме­ние пони­мать соб­ствен­ное тело и обра­щать­ся к его ресур­сам.

С целью опре­де­лить ген­дер­ные осо­бен­но­сти репре­зен­та­ции телес­но­сти при помо­щи сел­фи у совре­мен­ной моло­де­жи были про­ана­ли­зи­ро­ва­ны 200 стра­ниц в Instagram, Facebook и ВКон­так­те.

Спо­соб выбо­ра стра­ниц имел слу­чай­ный харак­тер, акцент был сде­лан на коли­че­стве сел­фи — порт­ре­тов на стра­ни­це и пери­од их раз­ме­ще­ния: учи­ты­ва­лись лишь те стра­ни­цы поль­зо­ва­те­лей, где про­ис­хо­ди­ла регу­ляр­ная сме­на сел­фи.

Изу­чить ген­дер­ные осо­бен­но­сти репре­зен­та­ции телес­но­сти посред­ством сел­фи, у моло­де­жи, поз­во­ли­ли шка­ла удо­вле­тво­рен­но­сти-неудо­вле­тво­рен­но­сти соб­ствен­ным телом (ШУСТ) О.А. Ску­га­рев­ско­го и ассо­ци­а­тив­ный экс­пе­ри­мент на сло­во­со­че­та­ния «Мое тело…» и «Мое иде­аль­ное тело…».

Диа­гно­сти­ка осу­ществ­ля­лась при помо­щи онлайн-опрос­ни­ков. Срав­не­ние про­цент­ных долей про­из­ве­де­но по кри­те­рию угло­во­го пре­об­ра­зо­ва­ния Фише­ра.

Ана­лиз сел­фи-фото поль­зо­ва­те­лей поз­во­лил убе­дить­ся в том, что они, в боль­шин­стве сво­ем, крайне одно­об­раз­ны, чему спо­соб­ству­ет опре­де­лен­ная поза, раз­во­рот голо­вы, поло­же­ние руки и т.п.

Общей тен­ден­ци­ей для пред­ста­ви­те­лей обо­их полов явля­ет­ся фото на фоне досто­при­ме­ча­тель­но­стей. Выяс­ни­лось, что раз­ли­чия, отно­си­тель­но чис­лен­но­сти сел­фи, отсут­ству­ют: в груп­пе деву­шек они зани­ма­ют око­ло 15% от обще­го чис­ла фото­гра­фий на стра­ни­цах, тогда как у юно­шей сел­фи око­ло 22% (p>0,1).

Таким обра­зом, не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным утвер­ждать, что фено­мен сел­фи в боль­шей сте­пе­ни харак­те­рен для пред­ста­ви­тель­ниц жен­ско­го пола.

Одна­ко были обна­ру­же­ны отли­чи­тель­ные чер­ты в харак­те­ре сел­фи: боль­шая часть фото­гра­фий деву­шек с раз­лич­но­го рода празд­ни­ков, мест отды­ха, на них пре­иму­ще­ствен­но фик­си­ру­ют­ся жиз­нен­ные собы­тия, они сде­ла­ны в отра­же­нии зер­ка­ла.

Для деву­шек харак­тер­но делать фото ради само­го фото и исполь­зо­вать при­ем «duckface» (т.е. делать губы «уточ­кой»). В свою оче­редь, юно­ши не дела­ют «duckface», а чаще – смеш­ные сел­фи, фото, под­чер­ки­ва­ю­щие их ста­тус­ность (авто­мо­би­ли, часы, гад­же­ты, ноч­ные клу­бы).

Выше­ука­зан­ное поз­во­ля­ет заклю­чить, что сел­фи ста­но­вят­ся инстру­мен­том кон­кре­ти­за­ции обра­за тела и ген­дер­ной иден­тич­но­сти, когда вос­про­из­во­дит­ся «нор­ма­тив­ный» образ («нор­маль­но­го» муж­чи­ны или «нор­маль­ной» жен­щи­ны и т. п.).

При помо­щи шка­лы удо­вле­тво­рен­но­сти-неудо­вле­тво­рен­но­сти соб­ствен­ным телом (ШУСТ) О.А. Ску­га­рев­ско­го, оце­ни­вал­ся общий индекс удо­вле­тво­рен­но­сти-неудо­вле­тво­рен­но­сти соб­ствен­ным телом.

Респон­ден­там пред­ла­га­лось пред­ста­вить и оце­нить соб­ствен­ное тело при помо­щи 22‑х шкаль­ных харак­те­ри­стик. Уста­нов­ле­но, что общий индекс удо­вле­тво­рен­но­сти соб­ствен­ным телом у юно­шей и деву­шек, увле­ка­ю­щих­ся сел­фи, отли­ча­ет­ся.

Повы­шен­ная и высо­кая сте­пень удо­вле­тво­рен­но­сти телом харак­те­ри­зу­ет 35% деву­шек и 48% юно­шей, сред­няя сте­пень удо­вле­тво­рен­но­сти – 7% деву­шек и 42% юно­шей, низ­кая удо­вле­тво­рен­ность соб­ствен­ным телом обна­ру­же­на у 58% деву­шек и 10% юно­шей.

Повы­шен­ная и высо­кая сте­пень удо­вле­тво­рен­но­сти зафик­си­ро­ва­на у деву­шек, отно­си­тель­но роста и таких частей тела, как челюсть, гла­за, шея, груд­ная клет­ка, руки и кисти рук, спи­на, пред­пле­чье, коле­ни. Недо­воль­ны девуш­ки таки­ми частя­ми соб­ствен­но­го тела, как нос, зубы, грудь, живот, яго­ди­цы, бед­ра.

У юно­шей обна­ру­же­на повы­шен­ная сте­пень удо­вле­тво­рен­но­сти соб­ствен­ным лицом, гла­за­ми, уша­ми, зуба­ми, челю­стя­ми, кожей, воло­са­ми. Наи­бо­лее недо­воль­ны юно­ши таки­ми частя­ми соб­ствен­но­го тела, как груд­ная клет­ка, ноги, нос, спи­на, кисти рук и яго­ди­цы.

Оди­на­ко­во при­вле­ка­тель­ны­ми частя­ми тела для юно­шей и деву­шек ока­за­лись гла­за и фор­ма челю­сти, а наи­ме­нее при­вле­ка­тель­ны­ми – нос и яго­ди­цы.

Допол­ни­тель­но оце­ни­ва­лась удо­вле­тво­рен­ность респон­ден­тов иссле­до­ва­ния соб­ствен­ным лицом как частью тела, пред­став­лен­ной на сел­фи-фото.

Выяс­ни­лось, что повы­шен­ная удо­вле­тво­рен­ность соб­ствен­ным лицом при­су­ща 65% юно­шей и 42% деву­шек, сред­няя сте­пень – 27% юно­шей и 38% деву­шек, крайне недо­воль­ны соб­ствен­ным лицом 8% юно­шей и 20% деву­шек.

Оцен­ки при­вле­ка­тель­но­сти лица и тела у юно­шей и деву­шек раз­нят­ся, что поз­во­ли­ло сде­лать выво­ды о том, что: юно­ши выше оце­ни­ва­ют при­вле­ка­тель­ность соб­ствен­но­го лица и тела, чем девуш­ки (65%/42%, φ=1,8, р<0,05; 20%/8% φ=2,8, р<0,001); у респон­ден­тов обо­их полов сте­пень при­ня­тия соб­ствен­но­го лица выше, чем при­ня­тия тела, что опре­де­ля­ет осо­бен­ность их репре­зен­та­ции: фото в фор­ма­те сел­фи поз­во­ля­ет запе­чат­леть лишь лицо, ото­дви­гая на вто­рой план тело, делая его неза­мет­ным, незна­чи­мым.

В рам­ках ассо­ци­а­тив­но­го экс­пе­ри­мен­та акцент был сде­лан на оцен­ке иде­аль­но­го и реаль­но­го обра­за тела: пред­ла­га­лось подо­брать не менее 10-ти выска­зы­ва­ний, отно­си­тель­но харак­те­ри­сти­ки «Мое тело…» и «Мое иде­аль­ное тело…».

Все выска­зы­ва­ния под­раз­де­ля­лись на инстру­мен­таль­ные и содер­жа­тель­ные: к инстру­мен­таль­ным отно­си­лись выска­зы­ва­ния, харак­те­ри­зу­ю­щие внеш­ность чело­ве­ка («кра­си­вый», «при­вле­ка­тель­ный», «сек­су­аль­ный» и т.п.); к содер­жа­тель­ным – каса­ю­щи­е­ся субъ­ек­тив­ных телес­ных ощу­ще­ний и пере­жи­ва­ний: «тяже­лое», «непо­движ­ное» и пр.).

Интер­пре­та­ция осу­ществ­ля­лась на осно­ва­нии коли­че­ства и харак­те­ра выска­зы­ва­ний: в слу­чае пре­об­ла­да­ния содер­жа­тель­ных харак­те­ри­стик тела, вывод делал­ся в поль­зу ори­ен­ти­ро­ван­но­сти на пере­жи­ва­ния соб­ствен­ной телес­но­сти как некой духов­ной состав­ля­ю­щей лич­но­сти (обна­ру­жен у 24% юно­шей и у 30% деву­шек).

В слу­чае пре­об­ла­да­ния инстру­мен­таль­ных выска­зы­ва­ний, заклю­ча­лось, что для респон­ден­тов наи­бо­лее зна­чи­мо внеш­нее вопло­ще­ние физи­че­ско­го «Я», т.е. пре­об­ла­да­ет выра­жен­ная ори­ен­та­ция не на внут­рен­ний мир, а на внеш­нее предъ­яв­ле­ние телес­но­го обли­ка (58% юно­шей и 50% деву­шек).

У 18% юно­шей и 20% деву­шек были выра­же­ны как инстру­мен­таль­ные, так и содер­жа­тель­ные выска­зы­ва­ния, что поз­во­ли­ло оха­рак­те­ри­зо­вать их как обла­да­те­лей инстру­мен­таль­но-содер­жа­тель­но­го уров­ня при­сво­е­ния телес­но­сти: в нор­ме долж­но про­ис­хо­дить при­ня­тие чело­ве­ком соб­ствен­ной телес­но­сти как инстру­мен­таль­но-содер­жа­тель­ной части лич­но­сти, а для фор­ми­ро­ва­ния само­иден­тич­но­сти необ­хо­ди­мо осо­зна­ние соб­ствен­ной телес­но­сти, ее при­ня­тие.

В резуль­та­те выяс­ни­лось, что доми­ни­ру­ю­щей груп­пой в иссле­до­ва­нии ока­за­лись респон­ден­ты обо­их полов, ори­ен­ти­ро­ван­ные на внеш­нее вопло­ще­ние обра­за тела (58% юно­шей и 50% деву­шек).

Образ тела юно­шей в целом ока­зал­ся более диф­фе­рен­ци­ро­ван­ным и гар­мо­нич­ным, неже­ли образ тела деву­шек: раз­ли­чия меж­ду иде­аль­ным и реаль­ным обра­зом тела у юно­шей выяв­ле­ны лишь отно­си­тель­но живо­та (1,77, р<0,038), ног (1,34, р<0,091) и спи­ны (φ=1,52, р<0,064). Тогда как реаль­ный и иде­аль­ный образ тела  у деву­шек име­ет досто­вер­ные раз­ли­чия, отно­си­тель­но харак­те­ри­стик лица (φ=1,54, р<0,062), волос (φ=1,41, р<0,08), кожи (φ=1,52, р<0,064), фор­мы носа (φ=1,34, р<0,091), ног (φ=1,68, р<0,046), гру­ди (φ=2,39, р<0,007) и яго­диц (φ=2,56, р<0,004), ука­зы­вая на недо­ста­точ­ное эмо­ци­о­наль­ное при­ня­тие соб­ствен­но­го тела.

Полу­чен­ные резуль­та­ты поз­во­ля­ют заклю­чить сле­ду­ю­щее: девуш­ки, увле­ка­ю­щи­е­ся «сел­фи», отли­ча­ют­ся недо­ста­точ­ным эмо­ци­о­наль­ным при­ня­ти­ем соб­ствен­но­го тела и пре­об­ла­да­ни­ем инстру­мен­таль­ных выска­зы­ва­ний, отно­си­тель­но харак­те­ри­стик тела, по срав­не­нию с юно­ша­ми, кото­рым чаще при­сущ адек­ват­ный образ тела и его пози­тив­ное при­ня­тие.

Лицо, демон­стри­ру­е­мое, посред­ством сел­фи, явля­ет собой ту часть тела, кото­рая наи­бо­лее осо­зна­ва­е­ма, и поз­во­ля­ет уста­нав­ли­вать внеш­ние кон­так­ты. Само­пре­зен­та­ция себя в соци­аль­ных сетях игра­ет зна­чи­мую роль, ведь посред­ством вир­ту­аль­но­го одоб­ре­ния, лай­ков и ком­мен­та­ри­ев про­ис­хо­дит при­ня­тие лич­но­стью соб­ствен­ной телес­но­сти как ее инстру­мен­таль­но- содер­жа­тель­ной части.

Невзи­рая на неосла­бе­ва­ю­щий инте­рес к фено­ме­ну сел­фи, уве­ли­че­ние чис­лен­но­сти науч­ных иссле­до­ва­ний в рам­ках фило­со­фии, социо­ло­гии пси­хо­ло­гии, иссле­до­ва­те­лям толь­ко пред­сто­ит осмыс­лить мно­го­гран­ность и глу­би­ну дан­но­го фено­ме­на.

В пер­спек­ти­ве необ­хо­ди­мо иссле­до­вать не толь­ко ген­дер­ные осо­бен­но­сти репре­зен­та­ции телес­но­сти, посред­ством сел­фи, но и веду­щие моти­вы само­пре­зен­та­ции, инди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские харак­те­ри­сти­ки и осо­бен­но­сти само­от­но­ше­ния совре­мен­ной моло­де­жи.

Список литературы

  1. Ары­ше­ва А.П. Кон­сти­ту­ци­о­наль­ная репре­зен­та­ция как акту­аль­ная зада­ча юно­ше­ства // Моло­дежь Сиби­ри — нау­ке Рос­сии: мате­ри­а­лы реги­о­наль­ной меж­ву­зов­ской науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции. – Крас­но­ярск: Сибир­ский инсти­тут биз­не­са, управ­ле­ния и пси­хо­ло­ги, 2006. – Ч.1. – С. 22–27.
  2. Бочан­це­ва Л.И. Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты изу­че­ния фено­ме­на сел­фи как мод­но­го увле­че­ния молодежи//Материалы XIII Меж­ду­на­род­ной науч­но- прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Акту­аль­ные вопро­сы пси­хо­ло­гии» 15 мар­та 2017//[Электронный ресурс]. – Режим досту­па: apriori-nauka.ru
  3. Мар­ты­нов К. Сел­фи: меж­ду демо­кра­ти­за­ци­ей медиа и self- коммодификацией//Логос. – 2014. – № 4. – С.73–86.
  4. Моги­лев­ская Г.И. Сел­фи: воз­вра­ще­ние телес­но­сти в кибер­про­стран­ство // Моло­дой уче­ный. – 2016. – №15. – С. 573–576.
  5. Нау­шир­ва­но­ва Р.Р. Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты сел­фи // [Элек­трон­ный ресурс].
  6. Сел­фи – рево­лю­ция: вот он Я//­Санкт-Петер­бург­ский уни­вер­си­тет. – 2015. – №3 (3888), март 31. – 56 с.
Источ­ник: Науч­ный вест­ник Кры­ма. 2018. №1 (12).

Об авторе

Любовь Лео­ни­дов­на Пуч­ко­ва — доцент кафед­ры соци­аль­ной пси­хо­ло­гии факуль­тет пси­хо­ло­гии Крым­ско­го феде­раль­но­го уни­вер­си­те­та им. В.И. Вер­над­ско­го.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest