Родионова А.С. Исследование особенностей эмоционального интеллекта лиц, имеющих интернет-аддикцию

Р

Акту­аль­ность иссле­до­ва­ния пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей лиц, име­ю­щих Интер­нет-зави­си­мость обу­слов­ле­на повсе­мест­ной вовле­чен­но­стью мно­гих людей в сеть Интер­нет. Дан­ная про­бле­ма име­ет раз­ные аспек­ты, как пози­тив­ные, так и нега­тив­ные, что обос­но­вы­ва­ет необ­хо­ди­мость их изучения.

Суще­ству­ют рабо­ты посвя­щен­ные вопро­сам Интер­нет-аддик­ции: основ­ные иссле­до­ва­ния по дан­ной теме при­над­ле­жат К. Янг [20], Е. П. Белин­ской [2, 3] и А. Е. Жич­ки­ной [6]. Они актив­но иссле­ду­ют осо­бен­но­сти Интер­нет-ком­му­ни­ка­ций, меж­лич­ност­но­го отно­ше­ния, а так­же само­пре­зен­та­ции в кибер­про­стран­стве. Им при­над­ле­жит раз­ра­бот­ка мето­дик, поз­во­ля­ю­щих диа­гно­сти­ро­вать Интер­нет-зави­си­мость и осо­бен­но­сти пове­де­ния в Сети Интернет. 

Одна­ко еще недо­ста­точ­но изу­че­но вли­я­ние нали­чия Интер­нет-аддик­ции на уро­вень эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та, кото­рый в свою оче­редь тоже явля­ет­ся поня­ти­ем отно­си­тель­но новым и недо­ста­точ­но освещенным. 

В пред­став­лен­ной ста­тье пред­при­ни­ма­ет­ся попыт­ка опре­де­ле­ния нали­чия это­го вли­я­ния и его характера.

Цель иссле­до­ва­ния состо­ит в выяв­ле­нии осо­бен­но­стей эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та неза­ви­си­мых и Интер­нет-зави­си­мых поль­зо­ва­те­лей сети Интернет.

Гипо­те­за иссле­до­ва­ния: уро­вень эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та лиц, име­ю­щих Интер­нет-аддик­цию ниже, чем у лиц, не под­вер­жен­ных Интер­нет-зави­си­мо­сти. Так­же пред­по­ла­га­ет­ся, что у лиц, под­вер­жен­ных Интер­нет-аддик­ции сни­жен кон­троль над сво­и­ми эмоциями.

В эмпи­ри­че­ской части иссле­до­ва­ния при­ня­ли уча­стие в общей слож­но­сти 60 поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет, из кото­рых 33 жен­щи­ны и 27 муж­чин в воз­расте от 14 до 42 лет, со ста­жем исполь­зо­ва­ния Интер­не­та от 5 меся­цев до 8 лет.

Кон­тин­гент иссле­до­ва­ния пред­став­ля­ет собой 2 груп­пы, раз­лич­ные меж­ду собой по фак­ту нали­чия или воз­мож­но­го появ­ле­ния Интер­нет-зави­си­мо­сти – кон­троль­ную и основную. 

В состав основ­ной груп­пы диа­гно­сти­ру­е­мых вошли 23 поль­зо­ва­те­ля сети интер­нет, име­ю­щие Интер­нет-зави­си­мость или склон­ные к ее появ­ле­нию, из них 9 муж­чин и 14 жен­щин в воз­расте от 14 до 27 лет. 

В состав кон­троль­ной груп­пы иссле­ду­е­мых вошли 37 поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет, не име­ю­щие Интер­нет-зави­си­мо­сти, из них 18 муж­чин и 19 жен­щин в воз­расте от 15 до 42 лет. 

Груп­пы были сфор­ми­ро­ва­ны на осно­ве резуль­та­тов теста на интер­нет-зави­си­мость К. Янг в адап­та­ции В. А. Лас­ку­то­вой и «Шка­лы Интер­нет-зави­си­мо­сти» А. Е. Жичкиной.

Процедура исследования

Иссле­до­ва­ние про­во­ди­лось в Интер­не­те, на самом попу­ляр­ном сай­те руне­та VK.com. Испы­ту­е­мым в каче­стве лич­ных сооб­ще­ний высы­ла­лись опрос­ни­ки, кото­рым пред­ше­ство­ва­ло всту­пи­тель­ное сло­во, в кото­ром, поми­мо про­чих, осве­ща­лась тема кон­фи­ден­ци­аль­но­сти, и неболь­шая анке­та для выяв­ле­ния соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ских осо­бен­но­стей респон­ден­тов. Вре­мя на запол­не­ния опрос­ни­ков было неогра­ни­чен­но. Респон­ден­ты высы­ла­ли резуль­та­ты так­же в виде лич­ных сообщений.

Методики исследования

  1. Для иссле­до­ва­ния осо­бен­но­стей Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, и выяв­ле­ния Интер­нет-зави­си­мо­сти, был исполь­зо­ван опрос­ник «Осо­бен­но­сти Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции» А. Е. Жич­ки­ной [6].
  2. Для выяв­ле­ния Интер­нет-зави­си­мо­сти при­ме­нял­ся тест на Интер­нет-зави­си­мость К. Янг в адап­та­ции В. А. Лас­ку­то­вой (Буро­вой) [20].
  3. Для иссле­до­ва­ния уров­ня эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет был исполь­зо­ван тест Н. Хол­ла [19].

Анализ результатов

По тесту на интер­нет-зави­си­мость К. Янг в адап­та­ции В. А. Лас­ку­то­вой (Буро­вой) были полу­че­ны резуль­та­ты, кото­рые про­ил­лю­стри­ро­ва­ны на рис. 1. 

Рис. 1. Уровень Интернет-зависимости по результатам теста К. Янг
Рис. 1. Уро­вень Интер­нет-зави­си­мо­сти по резуль­та­там теста К. Янг

Более поло­ви­ны респон­ден­тов, (а имен­но 37 чело­век, 64%) абсо­лют­но не склон­ны к интер­нет-зави­си­мо­сти. Они в даль­ней­шем соста­вят кон­троль­ную группу. 

Осталь­ные респон­ден­ты ста­но­вят­ся чле­на­ми основ­ной груп­пы. В нее вхо­дят лица, име­ю­щие сред­ний уро­вень по резуль­та­там диа­гно­сти­ки, что озна­ча­ет пред­рас­по­ло­жен­ность к Интер­нет-зави­си­мо­сти (16 чело­век, 24%) а так­же лица, с высо­ки­ми пока­за­те­ля­ми уров­ня Интер­нет-зави­си­мо­сти (7 чело­век, 12%).

С помо­щью ста­ти­сти­че­ско­го кри­те­рия Q‑Розенбаума были выяв­ле­ны зна­чи­мые раз­ли­чия меж­ду кон­троль­ной и экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­па­ми на уровне зна­чи­мо­сти p <0,01. Таким обра­зом, в основ­ной груп­пе уро­вень Интер­нет-зави­си­мо­сти зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ет уро­вень кон­троль­ной группы. 

В кон­троль­ной груп­пе 100% испы­ту­е­мых абсо­лют­ные неад­дик­ты, в то вре­мя как в основ­ной груп­пе 69,7% име­ют склон­ность к Интер­нет-зави­си­мо­сти, и 30,3% аддикты.

Резуль­та­ты диа­гно­сти­ки по мето­ди­ке «Осо­бен­но­сти Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции» А. Е. Жич­ки­ной отра­же­ны в табл. 1. 

Таблица 1. Процентное соотношение показателей по результатам опросника «Особенности Интернет-коммуникации» А. Е. Жичкиной

Таблица 1. Процентное соотношение показателей по результатам опросника «Особенности Интернет-коммуникации» А. Е. Жичкиной

Интер­пре­та­ция резуль­та­тов, полу­чен­ных с помо­щью дан­ной мето­ди­ки, про­во­ди­лась по высо­ким, низ­ким и сред­ним зна­че­ни­ям по трем шка­лам. Резуль­та­ты кон­троль­ной и основ­ной груп­пы зна­чи­мо раз­ли­ча­лись меж­ду собой (Зна­че­ния по кри­те­рию χ2-Пир­со­на пре­вы­ша­ли кри­ти­че­ские на 1% уровне значимости).

На диа­грам­ме, кото­рая изоб­ра­же­на на рис. 2, вид­но, что пока­за­те­ли кон­троль­ной груп­пы по шка­ле «Актив­ность в дей­ствии» рас­по­ло­жи­лись по убы­ва­нию от низ­ких к высоким. 

Рис. 2. Процентное соотношение результатов контрольной и основной группы по шкале «Активность в действии» опросника А. Е. Жичкиной
Рис. 2. Про­цент­ное соот­но­ше­ние резуль­та­тов кон­троль­ной и основ­ной груп­пы по шка­ле «Актив­ность в дей­ствии» опрос­ни­ка А. Е. Жичкиной

Таким обра­зом, мы видим, что боль­шин­ство испы­ту­е­мых дан­ной груп­пы (52,1%) име­ют низ­кий уро­вень актив­но­сти в Интер­не­те, мень­ше поло­ви­ны – сред­ний (39,1%), и совсем немно­го – высо­кий (8,7%). В то вре­мя, как в основ­ной груп­пе боль­шин­ство респон­ден­тов име­ют сред­нюю актив­ность (45,9%), на вто­ром месте низ­кий уро­вень (35,1), и высо­ких пока­за­те­лей так­же мень­ше все­го (18,9%).

Но спра­вед­ли­во будет заме­тить, что про­цент высо­ко­го уров­ня актив­но­сти в основ­ной груп­пе выше, чем в кон­троль­ной, а низ­ко­го – ниже. Это сви­де­тель­ству­ет о том, что испы­ту­е­мые основ­ной груп­пы более сво­бод­но чув­ству­ют себя в кибер­про­стран­стве, посто­ян­но нахо­дят­ся в поис­ке новых сай­тов, часто зани­ма­ют актив­ную пози­цию на раз­лич­ных фору­мах, при­ни­ма­ют уча­стие в обсуж­де­ни­ях, в то вре­мя как чле­ны кон­троль­ной груп­пы явля­ют­ся при­вер­жен­ца­ми кон­сер­ва­тив­ных взглядов.

Про­цент­ное соот­но­ше­ние резуль­та­тов по шка­ле «Актив­ность в вос­при­я­тии аль­тер­на­тив» изоб­ра­же­но на рис. 3. 

Рис. 3. Процентное соотношение результатов контрольной и основной группы по шкале «Активность восприятии альтернатив» опросника А. Е. Жичкиной
Рис. 3. Про­цент­ное соот­но­ше­ние резуль­та­тов кон­троль­ной и основ­ной груп­пы по шка­ле «Актив­ность вос­при­я­тии аль­тер­на­тив» опрос­ни­ка А. Е. Жичкиной

В обе­их груп­пах пре­об­ла­да­ют сред­ние пока­за­те­ли, одна­ко про­цент сред­не­го уров­ня в кон­троль­ной груп­пе чуть выше про­цен­та основ­ной (56,7% и 52,1% соот­вет­ствен­но). На вто­ром месте низ­кий уро­вень актив­но­сти в вос­при­я­тии аль­тер­на­тив, но тут наобо­рот про­цент низ­ких пока­за­те­лей в основ­ной груп­пе выше про­цен­та кон­троль­ной (39,7% и 27% соответственно). 

В обе­их груп­пах мень­ше все­го испы­ту­е­мых име­ют низ­кий уро­вень по дан­ной шка­ле, но про­цент­ный пока­за­тель кон­троль­ной груп­пы (16,2%) почти в два раза пре­вы­ша­ет резуль­тат основ­ной груп­пы (8,7%).

Все это сви­де­тель­ству­ет о том, что Интер­нет-зави­си­мый кон­тин­гент наше­го иссле­до­ва­ния про­яв­ля­ет низ­кий инте­рес к мне­нию осталь­ных поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет, их ско­рее инте­ре­су­ет исклю­чи­тель­но своя пози­ция, в то вре­мя как обыч­ные поль­зо­ва­те­ли про­яв­ля­ют инте­рес к выска­зы­ва­ни­ям дру­гих людей, часто чита­ют чужие ком­мен­та­рии и обсуж­де­ния на фору­мах, хотя сами могут зани­мать пози­цию наблюдателя.

Наи­бо­лее нагляд­но раз­ли­чия в резуль­та­тах про­смат­ри­ва­ют­ся по уров­ню Интер­нет-зави­си­мо­сти. Из Диа­грам­мы, изоб­ра­жен­ной на рис. 4 вид­но, что абсо­лют­ное боль­шин­ство испы­ту­е­мых кон­троль­ной груп­пы абсо­лют­но не под­вер­же­ны Интер­нет-аддик­ции и име­ют низ­кий пока­за­тель по дан­ной шка­ле (89,7%), и толь­ко деся­тая часть груп­пы име­ет сред­ний уро­вень (10,8%), высо­кий уро­вень в дан­ной груп­пе отсутствует. 

Рис. 4. Процентное соотношение результатов контрольной и основной группы по шкале «Интернет-зависимость» опросника А. Е. Жичкиной
Рис. 4. Про­цент­ное соот­но­ше­ние резуль­та­тов кон­троль­ной и основ­ной груп­пы по шка­ле «Интер­нет-зави­си­мость» опрос­ни­ка А. Е. Жичкиной

В экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пе ситу­а­ция обсто­ит про­ти­во­по­лож­ным обра­зом. Мы видим, что низ­кие пока­за­те­ли не были зафик­си­ро­ва­ны ни у одно­го испы­ту­е­мо­го. Боль­шин­ство име­ет сред­ний уро­вень Интер­нет-зави­си­мо­сти (69,5%), и треть груп­пы под­вер­же­на аддик­ции и име­ет высо­кие пока­за­те­ли по этой шка­ле (30,5%).

Таким обра­зом, мы видим, что в кон­троль­ной груп­пе отсут­ству­ет явле­ние Интер­нет-зави­си­мо­сти, а в основ­ной – напро­тив оно пред­став­ле­но доста­точ­но широко. 

Мы убеж­да­ем­ся, что выбор­ка пра­виль­но раз­де­ле­на на кон­троль­ную и основ­ную груп­пы по при­зна­ку нали­чия и отсут­ствия Интернет-аддикции.

Таким обра­зом, учи­ты­вая все раз­ли­чия меж­ду пока­за­те­ля­ми по трем шка­лам, мож­но гово­рить, что испы­ту­е­мые кон­троль­ной груп­пы не под­вер­же­ны Интер­нет-зави­си­мо­сти, име­ют более кон­сер­ва­тив­ные взгля­ды на пове­де­ние в сети, им боль­ше при­су­ща пози­ция наблю­да­те­ля, в то вре­мя как испы­ту­е­мые основ­ной груп­пы, под­вер­жен­ные Интер­нет-аддик­ции, посто­ян­но нахо­дят­ся в поис­ке чего-то ново­го в Интер­не­те и зани­ма­ют доста­точ­но актив­ную пози­цию с точ­ки зре­ния Интернет-коммуникаций.

Интер­пре­та­ция резуль­та­тов, полу­чен­ных с помо­щью теста Н. Хол­ла на выяв­ле­ние уров­ня эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та про­во­ди­лась по высо­ким, низ­ким и сред­ним зна­че­ни­ям по шести шка­лам. После обра­бот­ки дан­ных, выяв­лен­ных с помо­щью теста, резуль­та­ты отра­же­ны в табл. 2.

Таблица 2. Общие данные по результатам теста Н.Холла в контрольной группе

Таблица 2. Общие данные по результатам теста Н.Холла в контрольной группе

В кон­троль­ной груп­пе доста­точ­но высо­кие общие пока­за­те­ли по всем шко­лам мето­ди­ки. Боль­ше все­го низ­ких пока­за­те­лей в кон­троль­ной груп­пе по шка­ле «управ­ле­ние сво­и­ми эмо­ци­я­ми» (37,8%), так­же доста­точ­но низ­кий уро­вень по шка­ле «эмпа­тия» (29,7%) и «само­мо­ти­ва­ция» (24,3%). Пре­иму­ще­ствен­но в этой груп­пе сред­ние пока­за­те­ли по всем шкалам. 

Мак­си­маль­ное чис­ло испы­ту­е­мых име­ют сред­ний уро­вень эмо­ци­о­наль­ной осве­дом­лен­но­сти (48,6%), так­же мно­го испы­ту­е­мых име­ют сред­ний уро­вень по шка­ле «рас­по­зна­ние эмо­ций дру­гих людей» (46%) и «само­мо­ти­ва­ция» (40,5%).

Наря­ду со сред­ним уров­нем, в кон­троль­ной груп­пе пре­об­ла­да­ет и высо­кий уро­вень пока­за­те­лей по мно­гим шка­лам, так, напри­мер, по шка­ле «эмо­ци­о­наль­ная осве­дом­лен­ность 37,8% респон­ден­тов пока­за­ли высо­кие резуль­та­ты, так же, как и по шка­ле «само­мо­ти­ва­ция» (35,1%).

Это все сви­де­тель­ству­ет о доста­точ­но высо­ком общем уровне эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та в дан­ной груп­пе. Испы­ту­е­мые не под­вер­жен­ные Интер­нет-аддик­ции спо­соб­ны к сопе­ре­жи­ва­нию, доста­точ­но хоро­шо рас­по­зна­ют эмо­ции дру­гих людей, у них хоро­шо раз­ви­та моти­ва­ци­он­ная сфе­ра, а в част­но­сти самомотивация.

В основ­ной груп­пе мы наблю­да­ем зна­чи­тель­ное сни­же­ние пока­за­те­лей по всем шка­лам, по срав­не­нию с кон­троль­ной (см. табл.3).

Таблица 3. Общие данные по результатам теста Н.Холла в основной группе

Таблица 3. Общие данные по результатам теста Н.Холла в основной группе

Мы видим, что доста­точ­но боль­шое коли­че­ство респон­ден­тов основ­ной груп­пы, под­вер­жен­ных Интер­нет-зави­си­мо­сти или пред­рас­по­ло­жен­ных к ней име­ют низ­кий уро­вень почти по всем шкалам. 

Ниже все­го пока­за­те­ли по шка­ле «Управ­ле­ние сво­и­ми эмо­ци­я­ми» – 57%, далее «Само­мо­ти­ва­ция» (51,6%) и «Эмпа­тия» (38,7). И это не слу­чай­но, ведь доста­точ­но широ­ко сей­час обсуж­да­ет­ся тема нега­тив­но­го вли­я­ния ком­пью­тер­ных игр на уро­вень агрес­сии, а онлайн-игры явля­ют­ся одним из наи­бо­лее силь­ных фак­то­ров, обу­слав­ли­ва­ю­щих Интернет-зависимость. 

Уро­вень само­мо­ти­ва­ции сни­жа­ет­ся, так как аддик­тив­ное пове­де­ние накла­ды­ва­ет отпе­ча­ток на жизнь чело­ве­ка, и Интер­нет ста­но­вит­ся прак­ти­че­ски смыс­лом жиз­ни, застав­ляя забыть о реаль­но­сти, меж­лич­ност­ном обще­нии в реаль­ном мире, бро­сить рабо­ту или учебу. 

А вот по шка­лам «Рас­по­зна­ние эмо­ций дру­гих людей» и «эмо­ци­о­наль­ная осве­дом­лен­ность», испы­ту­е­мые основ­ной груп­пы пока­за­ли в основ­ном сред­ние резуль­та­ты (70% и 48,3% соот­вет­ствен­но), так же, как и по шка­ле «Эмпа­тия» (55,9%). Что каса­ет­ся высо­ко­го уров­ня, то в дан­ной груп­пе таких пока­за­те­лей очень мало. 

Если по шка­ле «эмо­ци­о­наль­ная осве­дом­лен­ность» высо­кий уро­вень у 38,7% испы­ту­е­мых, то по осталь­ным шка­лам про­цент высо­ких пока­за­те­лей очень мал (от 4,3% до 12,9%). Это сви­де­тель­ству­ет об общем сни­же­нии уров­ня эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та этой группы.

Если срав­ни­вать инте­гра­тив­ный уро­вень эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та в двух групп, то мы видим, что и в кон­троль­ной, и в основ­ной пре­об­ла­да­ют сред­ние пока­за­те­ли. Одна­ко, если сред­ний и низ­кий уро­вень явля­ют­ся основ­ны­ми для основ­ной груп­пы (51,6% и 41,4% соот­вет­ствен­но), то по коли­че­ству высо­ких пока­за­те­лей кон­троль­ная груп­па пре­вы­ша­ет про­цент экс­пе­ри­мен­таль­ной почти в 7 раз (29,7% и 4,3% соответственно).

Рис. 7. Интегративный уровень эмоционального интеллекта контрольной и основной групп по результатам теста Н.Холла
Рис. 7. Инте­гра­тив­ный уро­вень эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та кон­троль­ной и основ­ной групп по резуль­та­там теста Н.Холла

Что­бы убе­дить­ся в досто­вер­но­сти выяв­лен­ных раз­ли­чий меж­ду дву­мя груп­па­ми по пока­за­те­лю адап­та­ции, мы исполь­зо­ва­ли ста­ти­сти­че­ские мето­ды обра­бот­ки резуль­та­тов, а имен­но кри­те­рий Q‑Розенбаума [12]. В дан­ном слу­чае Qэмп= S + T = 8. 

Срав­ним полу­чен­ное эмпи­ри­че­ское зна­че­ние с кри­ти­че­ски­ми для n1=23 и n2=26: Q0,05=7; Q0,01=9. Qэмп>Q0,05, или 8>7.

Сле­до­ва­тель­но, меж­ду инте­гра­тив­ным уров­нем эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та поль­зо­ва­те­лей с Интер­нет-аддик­ци­ей и поль­зо­ва­те­лей не под­вер­жен­ных интер­нет-зави­си­мо­сти суще­ству­ют ста­ти­сти­че­ски досто­вер­ные раз­ли­чия (p<0,05).

Про­ана­ли­зи­ро­вав общие дан­ные по всем шка­лам в двух груп­пах, мы видим, что соот­но­ше­ние про­цен­тов по каж­дой шка­ле при­мер­но оди­на­ко­во в обе­их груп­пах, с той лишь раз­ни­цей, что в основ­ной груп­пе все пока­за­те­ли зна­чи­тель­но сни­же­ны, по срав­не­нию с контрольной. 

Что каса­ет­ся осо­бен­но­стей эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та Интер­нет-зави­си­мой груп­пы, то в ней наблю­да­ет­ся сни­же­ние кон­тро­ля соб­ствен­ных эмо­ций и само­мо­ти­ва­ции, несмот­ря на то что уро­вень общей эмо­ци­о­наль­ной осве­дом­лен­но­сти доста­точ­но высок.

Таким обра­зом, мы убе­ди­лись в том, что уро­вень эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та в основ­ной груп­пе, в кото­рую вхо­ди­ли Интер­нет-зави­си­мые поль­зо­ва­те­ли сети интер­нет, а так­же лица, пред­рас­по­ло­жен­ные к Интер­нет-аддик­ции, зна­чи­тель­но ниже пока­за­те­лей уров­ня эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та кон­троль­ной груп­пы, кото­рая состо­я­ла из поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет, не под­вер­жен­ных Интернет-зависимости. 

Дан­ные были под­твер­жде­ны с исполь­зо­ва­ни­ем ста­ти­сти­че­ских мето­дов мате­ма­ти­че­ско­го ана­ли­за для несвяз­ных выбо­рок Q‑Розенбаума.

Таблица 4. Сводные статистические результаты по всем методикам

Таблица 4. Сводные статистические результаты по всем методикам
Даль­ней­шие обо­зна­че­ния:
«З_1» – Интер­нет-зави­си­мость по мето­ди­ке К. Янг;
«Д» – шка­ла «Актив­ность в дей­ствии» по опрос­ни­ку А. Е. Жич­ки­ной;
«А» – шка­ла «Актив­ность в вос­при­я­тии аль­тер­на­тив» по опрос­ни­ку А. Е. Жич­ки­ной; «З_2» — шка­ла «Интер­нет-зави­си­мость» по опрос­ни­ку А. Е. Жич­ки­ной;
«О» — шка­ла «Эмо­ци­о­наль­ная осве­дом­лен­ность» по тесту Н. Хол­ла;
«У» — шка­ла «Управ­ле­ние сво­и­ми эмо­ци­я­ми» по тесту Н. Хол­ла;
«С» — шка­ла «Само­мо­ти­ва­ция» по тесту Н. Хол­ла;
«Э» — шка­ла «Эмпа­тия» по тесту Н. Хол­ла;
«Р» — шка­ла «Рас­по­зна­ние эмо­ций дру­гих людей» по тесту Н. Хол­ла.
«И» — инте­гра­тив­ный уро­вень по тесту Н. Холла.

С целью изу­че­ния вза­и­мо­свя­зей меж­ду все­ми иссле­ду­е­мы­ми шка­ла­ми был про­ве­ден кор­ре­ля­ци­он­ный ана­лиз (по двум груп­пам). Резуль­та­ты кор­ре­ля­ци­он­но­го ана­ли­за по фор­му­ле коэф­фи­ци­ен­та кор­ре­ля­ции r‑Пирсона отра­же­ны в табл. 5:

Таблица 5. Корреляционная матрица

Таблица 5. Корреляционная матрица

Из табл. 5 вид­но, что все пока­за­те­ли по шка­лам эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та Н. Хол­ла очень тес­но кор­ре­ли­ру­ют меж­ду собой: почти все на 1% уровне зна­чи­мо­сти. Пока­за­те­ли Интер­нет-зави­си­мо­сти по мето­ди­ке К. Янг и шка­лы «Интер­нет-зави­си­мость» по опрос­ни­ку А. Е. Жич­ки­ной так­же силь­но вза­и­мо­свя­за­ны (r = 0,732; p = 0,000).

Ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мые отри­ца­тель­ные свя­зи выяв­ле­ны: меж­ду шка­лой «Управ­ле­ние сво­и­ми эмо­ци­я­ми» Н. Хол­ла и «Актив­ность в дей­ствии» А. Е. Жич­ки­ной (r = 0,260; p = 0,045); меж­ду шка­лой «Эмпа­тия» Н. Хол­ла и Интер­нет-зави­си­мо­стью К. Янга (r = 0,259; p = 0,046); меж­ду шка­лой «Интер­нет-зави­си­мость» А. Е. Жич­ки­ной и шка­ла­ми «Само­мо­ти­ва­ция» Н. Хол­ла (r = 0,279; p = 0,031) и «Актив­ность в дей­ствии» А. Е. Жич­ки­ной (r = 0,297; p = 0,021).

Таким обра­зом, мож­но отме­тить, что Интер­нет-зави­си­мость отри­ца­тель­но вза­и­мо­свя­за­на с неко­то­ры­ми харак­те­ри­сти­ка­ми эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та Интер­нет-поль­зо­ва­те­лей сети. В дан­ном иссле­до­ва­нии мы кон­ста­ти­ру­ем соот­вет­ствия и не ука­зы­ва­ем на при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи меж­ду эти­ми пере­мен­ны­ми, так как это тре­бу­ет отдель­но­го тео­ре­ти­че­ско­го и экс­пе­ри­мен­таль­но­го исследования.

Исход­ная кор­ре­ля­ци­он­ная мат­ри­ца может быть пред­став­ле­на в виде гра­фа (см. рис.8):

Рис. 8. Корреляционный граф
Рис. 8. Кор­ре­ля­ци­он­ный граф

С помо­щью мето­да глав­ных ком­по­нент были полу­че­ны резуль­та­ты, кото­рые после­до­ва­тель­но обсу­дим. Наи­боль­шую общ­ность с извле­чен­ны­ми фак­то­ра­ми име­ет шка­ла «Интер­нет-зави­си­мость» по опрос­ни­ку А. Е. Жич­ки­ной (0,842), а мини­маль­ную общ­ность – шка­ла эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та «Рас­по­зна­ние эмо­ций дру­гих людей» (0,436). В табл. 6 пер­вый фак­тор объ­яс­ня­ет 36% вари­а­ции всех пере­мен­ных, вто­рой фак­тор – 20%, тре­тий – 12%.

Таблица 6. Полная объясненная дисперсия

Таблица 6. Полная объясненная дисперсия

На рис. 9 пока­за­на связь меж­ду вели­чи­ной соб­ствен­но­го зна­че­ния и чис­лом фак­то­ров. Наи­бо­лее силь­ный излом линии про­ис­хо­дит при чис­ле фак­то­ров – 3. Это согла­су­ет­ся с соб­ствен­ны­ми зна­че­ни­я­ми, кото­рые боль­ше единицы.

Рис. 9. График нормализованного простого стресса
Рис. 9. Гра­фик нор­ма­ли­зо­ван­но­го про­сто­го стресса

В табл. 7 пока­за­ны нагруз­ки по трем извле­чен­ным факторам.

Таблица 7. Матрица компонентa

Таблица 7. Матрица компонентa

В резуль­та­те вари­макс-вра­ще­ния мат­ри­цы ком­по­нент с нор­ма­ли­за­ци­ей Кай­зе­ра уда­лось полу­чить более высо­кие нагруз­ки по фак­то­рам (см. табл.8 и 9).

Таблица 8. Матрица повернутых компонент

Таблица 8. Матрица повернутых компонент

Таблица 9. Матрица преобразования компонент

Таблица 9. Матрица преобразования компонент

Пер­вый и вто­рой фак­то­ры – уни­по­ляр­ные, тре­тий – бипо­ляр­ный, име­ет коэф­фи­ци­ен­ты про­ти­во­по­лож­ных зна­ков. Извле­чен­ные фак­то­ры доста­точ­но ясно под­да­ют­ся интер­пре­та­ции: пер­вый фак­тор – «Эмо­ци­о­наль­ный интел­лект», вто­рой – «Интер­нет-зави­си­мость», тре­тий – «Актив­ность-пас­сив­ность».

На трех­мер­ном гра­фи­ке мож­но уви­деть эти три фак­то­ра: два скоп­ле­ния (кла­сте­ра) и одну не свя­зан­ную пару (см. рис.10).

Рис. 10. График компонент
Рис. 10. Гра­фик компонент

Выяс­ним, насколь­ко извле­чен­ное коли­че­ство фак­то­ров соот­вет­ству­ет исход­ным дан­ным. Для это­го про­ве­дем кон­фир­ма­тор­ный фак­тор­ный ана­лиз мето­ди­ка про­ве­де­ния кото­ро­го более подроб­но опи­са­на в [11]. Про­ве­ря­е­мая струк­ту­ра име­ет вид (см. Рис.11):

Рис. 11. Модель идентификации
Рис. 11. Модель идентификации

Про­ана­ли­зи­ру­ем индек­сы соот­вет­ствия моде­ли исход­ным дан­ным. Зна­че­ние по кри­те­рию χ² = 32,19 ста­ти­сти­че­ски не зна­чи­мо, так как p = 0,122. Индекс GFI = 0,898 незна­чи­тель­но ниже 0.90, CFI = 0,973> 0,90, RMSEA= 0,076 <0,1. В резуль­та­те мож­но заклю­чить, что модель хоро­шо соот­вет­ству­ет исход­ным данным.

По резуль­та­там ана­ли­за (см. Рис.12) мож­но сде­лать неко­то­рые выводы:

  1. Фак­тор «Эмо­ци­о­наль­ный интел­лект» нахо­дит­ся в обрат­ной свя­зи с фак­то­ром «Интер­нет-зави­си­мость» (ранее это было пред­став­ле­но на кор­ре­ля­ци­он­ном графе).
  2. Фак­тор «актив­ность-пас­сив­ность» очень сла­бо объ­яс­ня­ет свои пере­мен­ные (3% вари­а­ции). В прин­ци­пе это было пред­ска­зу­е­мо, так как изна­чаль­но этот фак­тор имел низ­кую дис­пер­сию в 12%, а так­же его соб­ствен­ное зна­че­ние 1,075 незна­чи­тель­но пре­вы­ша­ло еди­ни­цу. При двух­фак­тор­ном реше­нии пере­мен­ные этой ком­по­нен­ты нача­ли бы мани­фе­сти­ро­вать «Интер­нет-зави­си­мость», что дало бы луч­шее соот­вет­ствие моде­ли исход­ным данным.
Рис.12. Расчетная модель
Рис.12. Рас­чет­ная модель

Выводы

1. Интер­нет-ком­му­ни­ка­ция лиц, име­ю­щих Интер­нет-аддик­цию суще­ствен­но отли­ча­ет­ся от интер­нет-ком­му­ни­ка­ции дру­гих поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет и име­ет ряд осо­бен­но­стей. В первую оче­редь это про­яв­ля­ет­ся в том, что Интер­нет-зави­си­мые поль­зо­ва­те­ли зани­ма­ют гораз­до более актив­ную пози­цию в Интер­не­те по срав­не­нию с поль­зо­ва­те­ля­ми не под­вер­жен­ны­ми Интернет-зависимости. 

В нашем иссле­до­ва­нии это под­твер­жда­ет­ся тем фак­том, что при диа­гно­сти­ке уров­ня актив­но­сти в дей­ствии (Мето­ди­ка А.Е. Жич­ки­ной), у аддик­тив­ных поль­зо­ва­те­лей наблю­да­ет­ся высо­кая потреб­ность в поис­ке новых сай­тов, зна­комств, так­же они часто при­ни­ма­ют уча­стие в фору­мах, обсуж­де­ни­ях, остав­ля­ют мно­же­ство комментариев. 

Обще­ние в кибер­про­стран­стве зани­ма­ет гораз­до боль­ше вре­ме­ни, чем реаль­ное меж­лич­ност­ное обще­ние вне сети Интер­нет. Коли­че­ство посе­ща­е­мых сай­тов рас­тет, так­же как и вре­мя, про­во­ди­мое в онлайн-режиме. 

В то вре­мя, как рядо­вые поль­зо­ва­те­ли ско­рее склон­ны при­дер­жи­вать­ся более кон­сер­ва­тив­ных взгля­дов и посе­щать в основ­ном уже извест­ные и хоро­шо изу­чен­ные ими сайты. 

Так­же сюда сле­ду­ет отне­сти и тот факт, что Интер­нет-зави­си­мые поль­зо­ва­те­ли про­яв­ля­ют некий «эго­изм» в сети Интер­нет. Этот факт под­твер­жда­ет­ся при диа­гно­сти­ке актив­но­сти в вос­при­я­тии аль­тер­на­тив (мето­ди­ка А. Е. Жичкиной). 

Бла­го­да­ря наше­му иссле­до­ва­нию, мы узна­ли, что зави­си­мые от Интер­не­та люди хоть и остав­ля­ют мно­же­ство ком­мен­та­ри­ев при обсуж­де­ни­ях, но зача­стую игно­ри­ру­ют ком­мен­та­рии дру­гих людей. Их боль­ше инте­ре­су­ет своя лич­ность в кибер­про­стран­стве, чем кто-либо еще. В то вре­мя, как обыч­ные поль­зо­ва­те­ли, в основ­ном зани­мая пози­цию наблю­да­те­ля, про­яв­ля­ют инте­рес к сооб­ще­ни­ям, остав­лен­ным дру­ги­ми пользователями.

2. По резуль­та­там диа­гно­сти­ки эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та Интер­нет-зави­си­мых лиц и неза­ви­си­мых поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет сле­ду­ет отме­тить общее сни­же­ние инте­гра­тив­но­го уров­ня эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та (мето­ди­ка Н. Хол­ла) у лиц, под­вер­жен­ных Интернет-аддикции. 

В ходе про­ве­ден­но­го иссле­до­ва­ния, нами был выяв­лен тот факт, что сре­ди Интер­нет-зави­си­мых поль­зо­ва­те­лей прак­ти­че­ски нет людей с высо­ким инте­гра­тив­ным уров­нем Эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та. В нашей выбор­ке был толь­ко 1 чело­век, с высо­ким пока­за­те­лем эмо­ци­о­наль­но­го интеллекта. 

Для срав­не­ния, сре­ди респон­ден­тов, не под­вер­жен­ных Интер­нет-аддик­ции, коли­че­ство таких людей соста­ви­ло 11. Это дока­зы­ва­ет тот факт, что чрез­мер­ное поль­зо­ва­ние интер­не­том, заме­ня­ю­щее меж­лич­ност­ное обще­ние в реаль­ной жиз­ни накла­ды­ва­ет нега­тив­ное вли­я­ние нашу эмо­ци­о­наль­ную компетентность. 

Осо­бен­но­стя­ми эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та Интер­нет-зави­си­мых поль­зо­ва­те­лей явля­ет­ся низ­кая спо­соб­ность к управ­ле­нию сво­и­ми эмо­ци­я­ми и недо­ста­точ­ная само­мо­ти­ва­ция. Это под­твер­ди­лось в ходе наше­го эмпи­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния (мето­ди­ка Н. Холла). 

Соглас­но полу­чен­ным резуль­та­там, аддик­тив­ные поль­зо­ва­те­ли сети Интер­нет недо­ста­точ­но хоро­шо спо­соб­ны управ­лять сво­и­ми эмо­ци­я­ми. Часто это про­яв­ля­ет­ся в повы­шен­ной агрес­сии в пове­де­нии под­рост­ков, увле­ка­ю­щих­ся ком­пью­тер­ны­ми онлайн-игра­ми. Эта про­бле­ма дав­но широ­ко обсуж­да­ет­ся в обще­стве и при­вле­ка­ет к себе повы­шен­ное внимание.

Так­же у поль­зо­ва­те­лей, зави­си­мых от сети Интер­нет сни­жен пока­за­тель уров­ня само­мо­ти­ва­ции (мето­ди­ка Н. Хол­ла). Про­яв­ле­ние это­го мож­но про­на­блю­дать в пове­де­нии Интер­нет-зави­си­мо­го чело­ве­ка, когда он не спо­со­бен бороть­ся с непре­одо­ли­мым жела­ни­ем нахо­дить­ся все боль­ше вре­ме­ни в онлайн-режиме. 

В резуль­та­те часто быва­ет так, что ради того, что­бы про­во­дить вре­мя в сети люди начи­на­ют про­пус­кать рабо­ту, уче­бу, пре­не­бре­гать домаш­ни­ми дела­ми и отка­зы­вать­ся от лич­ной жизни.

Заключение

В сво­ей рабо­те мы пред­при­ня­ли попыт­ку изу­че­ния осо­бен­но­стей эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет, под­вер­жен­ных Интернет-аддикции. 

Был про­ве­ден тща­тель­ный ана­лиз тео­ре­ти­че­ско­го мате­ри­а­ла, по дан­ной про­бле­ме, подо­бра­ны мето­ди­ки, собра­ны и обра­бо­та­ны дан­ные, в том чис­ле и с помо­щью ста­ти­сти­че­ско­го ана­ли­за, были сде­ла­ны выводы. 

Резуль­та­ты рабо­ты име­ют прак­ти­че­скую зна­чи­мость, так как могут быть исполь­зо­ва­ны для кон­суль­та­тив­ной рабо­ты с роди­те­ля­ми Интер­нет-зави­си­мых под­рост­ков. А так­же все­го Интер­нет-зави­си­мо­го контингента.

По резуль­та­там про­ве­ден­ной нами иссле­до­ва­ния были полу­че­ны дан­ные, сви­де­тель­ству­ю­щие о нали­чии раз­ли­чий меж­ду уров­нем эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та Интер­нет-зави­си­мых лиц, а так­же лиц, не под­вер­жен­ных Интернет-аддикции. 

Одна­ко, на сего­дняш­ний день оче­ви­ден тот факт, что, несмот­ря на зна­чи­мость про­бле­мы, её изу­че­нию уде­ля­ет­ся мало вни­ма­ния. Мно­гое оста­ет­ся неизу­чен­ным, а зна­чит, есть смысл подоб­ных, более глу­бо­ких иссле­до­ва­тель­ских работ.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Баба­е­ва Ю.Д. и др. Эмо­ции и про­бле­мы клас­си­фи­ка­ции видов мыш­ле­ния // Вест­ник МГУ. Серия 14: Пси­хо­ло­гия, 1999. № 2. С. 91–96.
  2. Белин­ская Е.П. К обос­но­ва­нию соци­о­куль­тур­но­го под­хо­да в ана­ли­зе вир­ту­аль­ной реаль­но­сти.
  3. Белин­ская Е.П., Жич­ки­на А.Е. Стра­те­гии само­пре­зен­та­ции в Интер­нет и их связь с реаль­ной иден­тич­но­стью.
  4. Вой­скун­ский А.Е. Груп­по­вая игро­вая дея­тель­ность в Интер­не­те // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал, 1999. Т.20. №1. С. 126–132.
  5. Ермо­ла­ев О.Ю. Мате­ма­ти­че­ская ста­ти­сти­ка для пси­хо­ло­гов. – М.: Флин­та, 2003. – 395 с.
  6. Жич­ки­на А.Е. Осо­бен­но­сти соци­аль­ной пер­цеп­ции в Интер­не­те // Мир пси­хо­ло­гии, 1999. №3. C. 72–80.
  7. Жич­ки­на А.Е. Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты обще­ния в Интер­не­те.
  8. Май­ерс Д. Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия. – СПб.: Питер, 1997.
  9. Меджи­то­ва З.С. Осо­бен­но­сти фор­ми­ро­ва­ния про­фес­си­о­наль­ной иден­тич­но­сти участ­ни­ков про­фес­си­о­наль­ных Интер­нет-сооб­ществ [Элек­трон­ный ресурс] // Пер­спек­ти­вы нау­ки и обра­зо­ва­ния, 2013.
  10. Оста­пен­ко Р.И. Струк­тур­ное моде­ли­ро­ва­ние в пси­хо­ло­гии и педа­го­ги­ке [Элек­трон­ный ресурс] // Пер­спек­ти­вы нау­ки и обра­зо­ва­ния, 2013. №2.
  11. Оста­пен­ко Р. И. Осно­вы струк­тур­но­го моде­ли­ро­ва­ния в пси­хо­ло­гии и педа­го­ги­ке: учеб­ное посо­бие для сту­ден­тов и аспи­ран­тов пси­хо­ло­ги­че­ских и педа­го­ги­че­ских спе­ци­аль­но­стей вузов. – Воро­неж.: ВГПУ, 2012. – 124 с.
  12. Оста­пен­ко Р.И. Мате­ма­ти­че­ские осно­вы пси­хо­ло­гии: учеб­но-мето­ди­че­ское посо­бие для сту­ден­тов и аспи­ран­тов пси­хо­ло­ги­че­ских и педа­го­ги­че­ских спе­ци­аль­но­стей вузов. – Воро­неж: ВГПУ, 2010. – 76 с.
  13. Оста­пен­ко Р.И. О кор­рект­но­сти при­ме­не­ния коли­че­ствен­ных мето­дов в пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ских иссле­до­ва­ни­ях [Элек­трон­ный ресурс] // Пер­спек­ти­вы нау­ки и обра­зо­ва­ния, 2013. №3.
  14. Оста­пен­ко Р.И. Фор­ми­ро­ва­ние инфор­ма­ци­он­но-мате­ма­ти­че­ской ком­пе­тент­но­сти сту­ден­тов гума­ни­тар­ных спе­ци­аль­но­стей: мето­ди­че­ские аспек­ты [Элек­трон­ный ресурс] // Пер­спек­ти­вы нау­ки и обра­зо­ва­ния, 2013.
  15. Оста­пен­ко Р.И. Крат­кий обзор и пер­спек­ти­вы раз­ви­тия мето­дов струк­тур­но­го моде­ли­ро­ва­ния в оте­че­ствен­ной нау­ке и прак­ти­ке [Элек­трон­ный ресурс] // Пер­спек­ти­вы нау­ки и обра­зо­ва­ния, 2013. №5.
  16. Раец­кая О.В. Соци­аль­ные послед­ствия инфор­ма­ти­за­ции [Элек­трон­ный ресурс] // Пер­спек­ти­вы нау­ки и обра­зо­ва­ния, 2013.
  17. Стри­жа­ко­ва Е.Н. Интел­лект работ­ни­ка орга­ни­за­ции: эво­лю­ция под­хо­дов к опре­де­ле­нию его состав­ных частей и спо­со­бы изме­ре­ния [Элек­трон­ный ресурс] // Госу­дар­ствен­ный совет­ник, 2013. №1.
  18. Шев­чен­ко И.В. Неко­то­рые пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти обще­ния посред­ством Internet [Элек­трон­ный ресурс]. 
  19. Фетис­кин Н.П. Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ская диа­гно­сти­ка раз­ви­тия лич­но­сти и малых групп. – М.: Изд-во Инсти­ту­та Пси­хо­те­ра­пии. 2002. – 490 с.
  20. Янг К. Диа­гноз – Интер­нет-зави­си­мость // Мир Интер­нет, 2000. №2. С.24–29.
Источ­ник: Пер­спек­ти­вы Нау­ки и Обра­зо­ва­ния. 2013. №6.

Об авторе

Анна Сер­ге­ев­на Роди­о­но­ва — пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ский факуль­тет Воро­неж­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та, Воро­неж, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest