Белинская Е.П. К обоснованию социокультурного подхода в анализе виртуальной реальности

Б

I. С одной сто­ро­ны, науч­ная рефлек­сия про­блем, свя­зан­ных с вир­ту­аль­ной реаль­но­стью вооб­ще и с реаль­но­стью Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции в част­но­сти, толь­ко начи­на­ет­ся и по насчи­ты­ва­ет лет десять, не более.

С дру­гой — на сего­дняш­ний день нет, пожа­луй, дру­гой обла­сти иссле­до­ва­ний, срав­ни­мой с ней по дина­ми­ке ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия.

Оче­вид­ная акту­а­ли­за­ция иссле­до­ва­тель­ско­го инте­ре­са спе­ци­а­ли­стов самых раз­ных дис­ци­пли­нар­ных при­над­леж­но­стей к дан­ной про­бле­ма­ти­ке обу­слов­ле­на, как пред­став­ля­ет­ся, дву­мя ряда­ми фак­то­ров.

Пер­вые свя­за­ны со спе­ци­фи­кой само­го объ­ек­та иссле­до­ва­ния, вто­рые — с харак­те­ри­сти­ка­ми той мак­ро­куль­тур­ной ситу­а­ции, в кото­рой эти иссле­до­ва­ния раз­во­ра­чи­ва­ют­ся.

Пер­вая груп­па фак­то­ров может быть рас­кры­та через:

  • саму дина­ми­ку раз­ви­тия новых инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий;
  • «мно­го­мер­ность» вир­ту­аль­ной реаль­но­сти с точ­ки зре­ния зало­жен­ных в ней функ­ци­о­наль­ных воз­мож­но­стей — для мно­гих про­фес­си­о­на­лов она высту­па­ет как новое сред­ство (мас­со­вой инфор­ма­ции, обу­че­ния, эко­но­ми­че­ской и поли­ти­че­ской вла­сти и пр.).

Вто­рая груп­па фак­то­ров зада­ет­ся «созвуч­но­стью» самой фено­ме­но­ло­гии вир­ту­аль­ной реаль­но­сти тому соци­о­нор­ма­тив­но­му кано­ну чело­ве­ка и мира, кото­рый утвер­жда­ет­ся эпо­хой пост­мо­дер­на. Оста­но­вим­ся на этом подроб­нее.

II. Пред­став­ля­ет­ся, что опре­де­лен­ное соот­вет­ствие базо­вых осо­бен­но­стей вир­ту­аль­ной реаль­но­сти это­су раз­во­ра­чи­ва­ю­ще­го­ся про­ек­та пост­мо­дер­на может быть рас­кры­то по сле­ду­ю­щим пунк­там:

  • ано­ним­ность ком­му­ни­ка­ции в вир­ту­аль­но­сти (Интер­нет нико­му не при­над­ле­жит и не кон­тро­ли­ру­ет­ся, сле­до­ва­тель­но — не управ­ля­ет­ся; не слу­чай­но осно­ва всех соци­аль­ных кон­флик­тов вокруг Интер­не­та — непод­кон­троль­ность и уход от над­зо­ра соци­аль­ных инсти­ту­тов) — общий кри­зис раци­о­на­лиз­ма сего­дня, утвер­жде­ние ирра­ци­о­наль­но­сти соци­аль­но­го бытия, утра­та соци­аль­ной реаль­но­стью сво­ей опре­де­лен­но­сти и устой­чи­во­сти (отсут­ствие «под­лин­но­го име­ни» мно­гих вещей);
  • постро­ен­ное по прин­ци­пу гипер­тек­ста вир­ту­аль­ное про­стран­ство; воз­мож­ность «игры» с роля­ми и постро­е­ни­ем мно­же­ствен­но­го «Я» в Интер­не­те — реаль­ность пост­мо­дер­на как прин­ци­пи­аль­но мно­же­ствен­ная, сле­до­ва­тель­но, тре­бу­ю­щая от чело­ве­ка посто­ян­ных пере­клю­че­ний на раз­лич­ные соци­аль­ные ситу­а­ции (пре­ры­ви­стость повсе­днев­но­сти);
  • един­ствен­ная реаль­ность лич­но­сти в вир­ту­аль­но­сти суть реаль­ность само­пре­зен­та­ции (созда­ние WEB-стра­ни­чек как ана­лог «здесь был Вася») — сего­дня «Я» как регу­ли­ру­ю­щая и смыс­ло­об­ра­зу­ю­щая струк­ту­ра ста­но­вит­ся избы­точ­ным («неуло­ви­мая иден­тич­ность» чело­ве­ка эпо­хи пост­мо­дер­на как «неуло­ви­мый Джо», кото­рый на фиг нико­му не нужен); нуж­на толь­ко инсце­ни­ров­ка сво­ей инди­ви­ду­аль­но­сти, в резуль­та­те лич­ность про­яв­ля­ет себя лишь через «фасад» Я;
  • харак­те­ри­сти­ки соци­аль­ных отно­ше­ний в вир­ту­аль­ных сетях — соот­вет­ству­ю­щие изме­не­ния в харак­те­ре соци­аль­ных сетей в реаль­но­сти, зада­ю­щие осо­бен­но­сти совре­мен­ной иден­тич­но­сти;
  • вир­ту­аль­ность пред­ла­га­ет чело­ве­ку мак­си­мум воз­мож­но­стей для любо­го рода кон­стру­и­ро­ва­ния (как СМИ — в кон­стру­и­ро­ва­нии ново­стей, как сред­ство ком­му­ни­ка­ции — в кон­стру­и­ро­ва­нии адре­са­та сооб­ще­ния, как сооб­ще­ство — в кон­стру­и­ро­ва­нии норм вза­и­мо­дей­ствия и пр.); «импе­ра­тив вир­ту­а­ли­за­ции» утвер­жда­ет власть обра­за: обра­за това­ра, ими­джа поли­ти­ка, моде­ли дис­кур­са, спо­со­ба само­пре­зен­та­ции — пост­мо­дер­нист­ское состо­я­ние неопре­де­лен­но­сти вызы­ва­ет к жиз­ни кре­а­тив­но­го субъ­ек­та; в силу поте­ри соци­аль­ных ори­ен­ти­ров воз­рас­та­ет необ­хо­ди­мость кон­стру­и­ро­ва­ния соци­аль­ных отно­ше­ний.

III. Эти же фак­то­ры опре­де­ля­ют и «про­блем­ные точ­ки» в изу­че­нии вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, а имен­но:

  • само явле­ние вир­ту­аль­ной реаль­но­сти неот­де­ли­мо от ее тех­но­ло­ги­че­ско­го обес­пе­че­ния, сле­до­ва­тель­но, явля­ет­ся объ­ек­том рефлек­сии пре­иму­ще­ствен­но спе­ци­а­ли­стов в обла­сти новых инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий; в резуль­та­те про­бле­ма­ти­ка часто сво­дит­ся к про­грамм­но­му обес­пе­че­нию и т.п.;
  • мно­го­функ­ци­о­наль­ность вир­ту­аль­но­сти поз­во­ля­ет раз­лич­ным спе­ци­а­ли­стам выбрать свой, «люби­мый» фокус ана­ли­за и опи­сы­вать ее в сово­куп­но­стях сво­их дис­ци­пли­нар­ных тер­ми­нов; в резуль­та­те — все как в прит­че о слоне, ощу­пы­ва­е­мом в тем­но­те несколь­ки­ми людь­ми. К тому же сами сово­куп­но­сти этих тер­ми­нов роди­лись исход­но для иссле­до­ва­ния реаль­но­сти, а не вир­ту­аль­но­сти, и в ито­ге спе­ци­фи­ка чего-либо в Интер­не­те зада­ет­ся через про­ти­во­по­став­ле­ние ана­ло­гич­ным шту­кам в реаль­но­сти (что осо­бен­но ярко наблю­да­ет­ся при иссле­до­ва­нии ком­му­ни­ка­ции).

То есть систем­ное иссле­до­ва­ние вир­ту­аль­ной реаль­но­сти стал­ки­ва­ет­ся со все­ми тра­ди­ци­он­ны­ми труд­но­стя­ми любо­го меж­дис­ци­пли­нар­но­го иссле­до­ва­ния, оста­ва­ясь к тому же, как пра­ви­ло, на пози­ци­ях реал-цен­триз­ма, тем самым неяв­но пред­по­ла­гая, что ниче­го спе­ци­фич­но­го в ней нет.

  • в силу «погру­жен­но­сти» Интер­не­та в поле совре­мен­ных соци­о­куль­тур­ных тен­ден­ций (имен­но тен­ден­ций, ибо неза­вер­шен­ность про­ек­та пост­мо­дер­на застав­ля­ет гово­рить о нем как о потен­ци­аль­но­сти, осо­бен­но для нас) эти иссле­до­ва­ния сопро­вож­да­ют­ся извест­ной поле­мич­но­стью эти­че­ских оце­нок само­го фено­ме­на вир­ту­аль­ной реаль­но­сти. Созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что свою основ­ную зада­чу иссле­до­ва­те­ли видят в выяс­не­нии того, хоро­шо это или пло­хо, а не в про­яс­не­нии вопро­са, что же это такое вооб­ще.

IV. Отме­чен­ные труд­но­сти зада­ют необ­хо­ди­мость мето­до­ло­ги­че­ско­го поис­ка, основ­ные направ­ле­ния кото­ро­го могут обо­зна­че­ны сле­ду­ю­щим обра­зом:

  • преж­де все­го это каса­ет­ся выбо­ра той или иной иссле­до­ва­тель­ской пара­диг­мы: при пози­ти­вист­ском выбо­ре мы не можем отве­тить на вопрос о направ­ле­нии той или иной при­чин­ной зави­си­мо­сти (как все­гда при кор­ре­ля­ци­он­ном иссле­до­ва­нии) и теря­ем саму спе­ци­фи­ку объ­ек­та иссле­до­ва­ния, зада­ва­е­мую про­цес­сом кон­стру­и­ро­ва­ния (если исполь­зу­ем экс­пе­ри­мент); при фено­ме­но­ло­ги­че­ском — ока­зы­ва­ем­ся «запер­ты» в опре­де­лен­ную систе­му интер­пре­та­ций;
  • при иссле­до­ва­нии вир­ту­аль­но­сти оче­вид­на необ­хо­ди­мость поис­ка еди­ниц ана­ли­за — это долж­ны быть не вир­ту­аль­ные нор­мы, ком­му­ни­ка­ция и т.п., не их соот­но­ше­ние с реаль­ны­ми ана­ло­га­ми, а то, что отра­жа­ло бы «погра­нич­ный момент», момент кон­стру­и­ро­ва­ния чело­ве­ком вир­ту­аль­но­го соци­аль­но­го про­стран­ства.

Имен­но тогда мы смо­жем отве­тить на два основ­ных (для иссле­до­ва­те­ля-пси­хо­ло­га, конеч­но) вопро­са:

  • с общеп­си­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния — како­вы усло­вия «пере­хо­да» из одной реаль­но­сти в дру­гую (Лем — раз­ви­тие элек­тро­ни­ки зада­ет в буду­щем основ­ную гно­сео­ло­ги­че­скую про­бле­му: как чело­ве­ку понять, где он? Раз­ви­тие новых инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий идет по пути мак­си­маль­но­го упо­доб­ле­ния реаль­но­сти, но и у это­го есть гра­ни­цы: мож­но сде­лать ква­зи­ма­те­ри­аль­ную осно­ву пере­жи­ва­ния, но не сопут­ству­ю­щие ему ассо­ци­а­ции, сле­до­ва­тель­но, суж­де­ния и опыт);
  • с соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния — како­вы зако­но­мер­но­сти вир­ту­аль­но­го кон­стру­и­ро­ва­ния соци­аль­ной реаль­но­сти (Бер­гер, Лук­ман);
  • необ­хо­дим так­же поиск некой общей мето­до­ло­ги­че­ской «плат­фор­мы», поз­во­ля­ю­щей реин­тер­пре­ти­ро­вать узко­дис­ци­пли­нар­ные резуль­та­ты.

Пред­став­ля­ет­ся, что это может быть (услов­но!) соци­о­куль­тур­ная плат­фор­ма (как кос­вен­ное под­твер­жде­ние — мно­гие иссле­до­ва­те­ли Интер­не­та гово­рят сего­дня о необ­хо­ди­мо­сти ана­ли­за его как опре­де­лен­но­го пла­ста куль­ту­ры). В при­ло­же­нии к изу­че­нию вир­ту­аль­ной реаль­но­сти послед­нее озна­ча­ет учет двух вза­и­мо­свя­зан­ных про­цес­сов:

  • отра­же­ние в вир­ту­аль­но­сти общих соци­аль­ных зако­но­мер­но­стей и
  • пони­ма­ние вир­ту­аль­но­сти как непре­рыв­но­го кон­стру­и­ро­ва­ния обра­за мира и обра­за чело­ве­ка (при­мер реин­тер­пре­та­ции суще­ству­ю­щих пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских трак­то­вок Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции).

Дого­во­рить­ся об этом надо сего­дня, так как есть ощу­ще­ние, что зав­тра дан­ное иссле­до­ва­тель­ское поле будет окон­ча­тель­но раз­ме­же­ва­но на мно­же­ство узко­дис­ци­пли­нар­ных «ого­ро­ди­ков».

Источ­ник: Рос­сий­ская сеть инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства, Москва, 24 июня 1999 г. / Тези­сы докла­да.

 

Об авторе

Белин­ская Еле­на Пав­лов­на — стар­ший науч­ный сотруд­ник кафед­ры соци­аль­ной пси­хо­ло­гии факуль­те­та пси­хо­ло­гии МГУ. Кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук. Окон­чи­ла факуль­тет пси­хо­ло­гии МГУ в 1983 году, защи­ти­ла кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию в 1988 году. На факуль­те­те рабо­та­ет с 1994 года. Сфе­ра науч­ных инте­ре­сов — про­бле­мы соци­аль­ной пси­хо­ло­гии лич­но­сти.

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.