Нестеров В.Ю. К вопросу об эмоциональной насыщенности межличностных коммуникаций в Интернете

Н

Вступление

Интер­нет в рос­сий­ском мас­со­вом созна­нии пред­ста­ет, преж­де все­го, гигант­ским хра­ни­ли­щем инфор­ма­ции. Фор­ми­ро­ва­ние подоб­но­го обра­за гло­баль­ной сети про­изо­шло глав­ным обра­зом ста­ра­ни­я­ми СМИ. В боль­шин­стве пуб­ли­ка­ций отно­ше­ния «Чело­век — Сеть» рас­смат­ри­ва­ют­ся как ути­ли­тар­ные, потре­би­тель­ские и обез­ли­чен­ные — зашел чело­век в Сеть, нашел нуж­ную ему инфор­ма­цию, ско­пи­ро­вал ее на свой ком­пью­тер и вышел из Сети. При­чи­ны вполне понят­ны — огром­ный объ­ем инфор­ма­ции, сосре­до­то­чен­ной в Интер­не­те, ее хао­тич­ность и не струк­ту­ри­ро­ван­ность тре­бу­ют от нович­ка хотя бы мини­маль­ных зна­ний о доступ­ных инфор­ма­ци­он­ных ресур­сах и стра­те­ги­ях поис­ка необ­хо­ди­мой инфор­ма­ции.

Одна­ко эти усто­яв­ши­е­ся прин­ци­пы пре­зен­ти­ро­ва­ния Интер­не­та име­ли сво­им след­стви­ем неадек­ват­ность обра­за Интер­не­та в мас­со­вом созна­нии реаль­но­му поло­же­нию дел. Нович­ки в Сети, как пра­ви­ло, име­ю­щие хотя бы общее пред­став­ле­ние об инфор­ма­ци­он­ной состав­ля­ю­щей Интер­не­та, часто ока­зы­ва­ют­ся абсо­лют­но него­то­вы­ми к столк­но­ве­нию с его соци­аль­ной состав­ля­ю­щей.

Чело­век, зашед­ший на без­жиз­нен­ный склад, неожи­дан­но обна­ру­жи­ва­ет, что попал в густо­на­се­лен­ную стра­ну, при­чем о том, что это за стра­на, и как себя в ней вести, он не име­ет ни малей­ше­го пред­став­ле­ния. Подоб­ная непод­го­тов­лен­ность совер­шен­но понят­на — осмыс­ле­ние про­цес­сов чело­ве­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия в Сети пред­ста­ви­те­ля­ми соци­аль­ных наук (фило­со­фа­ми, социо­ло­га­ми, пси­хо­ло­га­ми) в Рос­сии нахо­дит­ся еще даже не в ста­дии пер­вич­но­го осмыс­ле­ния, а, пожа­луй, в ста­дии воз­ник­но­ве­ния инте­ре­са к этой про­бле­ме.

Сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции если и уде­ля­ют вни­ма­ние вир­ту­аль­но­му соци­у­му, то боль­шей частью огра­ни­чи­ва­ют­ся наи­бо­лее экзо­тич­ны­ми, «жаре­ны­ми» фор­ма­ми вза­и­мо­дей­ствия вро­де «вир­ту­аль­но­го сек­са», при­чем эти фор­мы пода­ют­ся не как соци­аль­ное явле­ние, тре­бу­ю­щее осмыс­ле­ния, а как курьез.

Социальность русского Интернета

Меж­ду тем Интер­нет — это про­стран­ство, насе­лен­ное людь­ми и его невоз­мож­но пред­ста­вить в отры­ве от людей. Вир­ту­аль­ный мир создан чело­ве­ком и для чело­ве­ка, и если в реаль­ном мире чело­век толь­ко часть мира, то в вир­ту­аль­но­сти нет ниче­го кро­ме людей. Люди — глав­ное мери­ло это­го мира и его глав­ное богат­ство. Не слу­чай­но уже прак­ти­че­ски невоз­мож­но пред­ста­вить себе сайт без счет­чи­ка посе­ще­ний. Цен­ность ресур­са в созна­нии нераз­рыв­но свя­за­на с его вос­тре­бо­ван­но­стью людь­ми.

Чело­ве­че­ская дея­тель­ность в Сети в зна­чи­тель­но сте­пе­ни соци­аль­на и часто нераз­рыв­но свя­за­на с меж­лич­ност­ной ком­му­ни­ка­ци­ей. Изна­чаль­ная соци­аль­ность рус­ско­го интер­не­та про­яв­ля­ет­ся, напри­мер, в том, что «обез­ли­чен­ность» ресур­сов в Интер­нет ско­рее исклю­че­ние, чем пра­ви­ло. Широ­кое рас­про­стра­не­ние в Сети полу­чил такой вид ресур­сов, как «домаш­ние стра­ни­цы», кото­рые пред­став­ля­ют собой не что иное, как спе­ци­фич­ную сете­вую фор­му само­пре­зен­та­ции чело­ве­ка. Почти на любом сай­те есть раз­дел «Авто­ры», при­зван­ный «оли­чить» тот или иной ресурс. И это не про­сто фор­маль­ное упо­ми­на­ние о созда­те­лях, даже самые вос­тре­бо­ван­ные, посе­ща­е­мые и инфор­ма­ци­он­но насы­щен­ные ресур­сы в рус­ском интер­не­те нераз­рыв­но свя­зан­ны с лич­но­стью. Невоз­мож­но пред­ста­вить, к при­ме­ру, «Биб­лио­те­ку Мош­ко­ва», кото­рая явля­ет­ся свое­об­раз­ной «Ленин­кой рус­ско­го Интер­не­та» в отры­ве от ее созда­те­ля — Мак­си­ма Мош­ко­ва.

Одна­ко соци­аль­ность Интер­не­та отнюдь не огра­ни­чи­ва­ет­ся пер­со­на­ли­за­ци­ей ресур­сов. Почти все ресур­сы рус­ско­го интер­не­та в той или иной сте­пе­ни ком­му­ни­ка­тив­но насы­ще­ны. Во-пер­вых, поль­зо­ва­те­лям ресур­сов прак­ти­че­ски все­гда предо­став­ля­ет­ся воз­мож­ность свя­зать­ся с созда­те­ля­ми через e-mail, ука­зы­вать кото­рый ста­ло прак­ти­че­ски обя­за­тель­ным. На обрат­ную связь с поль­зо­ва­те­ля­ми направ­ле­ны и сопро­вож­да­ю­щие почти каж­дый сайт «госте­вые кни­ги», где каж­дый жела­ю­щий может оста­вить свои впе­чат­ле­ния о сай­те. При­чем обыч­но связь дву­сто­рон­няя, преду­смат­ри­ва­ю­щая пуб­лич­ные же отве­ты созда­те­лей сай­та. Если ресурс поль­зу­ет­ся попу­ляр­но­стью, госте­вая кни­га пере­рас­та­ет в так назы­ва­е­мый «форум», то есть кон­фе­рен­цию. На наи­бо­лее попу­ляр­ных ресур­сах в послед­нее вре­мя созда­ют­ся чаты.

Таким обра­зом, мы можем кон­ста­ти­ро­вать, что даже ресур­сы, не име­ю­щие пря­мо­го отно­ше­ния к обще­нию (а имен­но о них и шла речь), эво­лю­ци­о­ни­ру­ют в сто­ро­ну все боль­шей ком­му­ни­ка­тив­но­сти.

Коммуникации в Сети

Преж­де чем про­дол­жить раз­го­вор о ком­му­ни­ка­тив­ных про­цес­сах в сети, необ­хо­ди­мо обо­зна­чить, что автор пони­ма­ет под сете­вы­ми ком­му­ни­ка­ци­я­ми. Вот как опре­де­ля­ет этот фено­мен в сво­ей обзор­ной рабо­те А. Жич­ки­на. «Мож­но выде­лить сле­ду­ю­щие фор­мы обще­ния в Интер­не­те: теле­кон­фе­рен­ция, чат (име­ет­ся в виду IRC (Internet Relay Chat)), MUDs и пере­пис­ка по e-mail». Согла­ша­ясь в целом с пред­ло­жен­ной авто­ром клас­си­фи­ка­ци­ей, мне кажет­ся целе­со­об­раз­ным уточ­нить, что off-line фор­мы ком­му­ни­ка­ции мож­но допол­нить еще и упо­ми­нав­ши­ми­ся уже госте­вы­ми кни­га­ми, а в on-line фор­мах раз­ве­сти IRC и веб-чаты (это раз­ные фор­мы и вто­рая по предо­став­ля­е­мым воз­мож­но­стям гораз­до шире пер­вой).

Кро­ме того, мож­но доба­вить такую попу­ляр­ную в послед­нее вре­мя фор­му ком­му­ни­ка­ции, как ICQ, и «Active Worlds», пред­став­ля­ю­щих собой попыт­ку соеди­нить чаты с реаль­ным трех­мер­ным изоб­ра­же­ни­ем собе­сед­ни­ков и окру­жа­ю­ще­го мира. Кро­ме того, заме­чу, что в рус­ском интер­не­те такие фор­мы, как MUDs и «Active Worlds» не полу­чи­ли широ­ко­го рас­про­стра­не­ния, по край­ней мере, их попу­ляр­ность несо­по­ста­ви­ма с попу­ляр­но­стью чатов и ICQ.

Впро­чем, пере­чис­лять фор­мы обще­ния — дело небла­го­дар­ное, так как доста­точ­но часто появ­ля­ют­ся новые. Но типов сете­вой ком­му­ни­ка­ции в рус­ском интер­не­те не так мно­го. На мой взгляд, типо­ло­гия полу­чив­ших широ­кое рас­про­стра­не­ние в рус­ском интер­не­те вир­ту­аль­ных меж­лич­ност­ных ком­му­ни­ка­ций (я не рас­смат­ри­ваю в дан­ном слу­чае одно­на­прав­лен­ную ком­му­ни­ка­цию — объ­яв­ле­ния, рекла­му, отзы­вы и т.п.) сле­ду­ю­щая:

  • Диа­ло­го­вая ком­му­ни­ка­ция, offline и online (элек­трон­ная поч­та, ICQ);
  • Поли­ло­го­вая ком­му­ни­ка­ция, offline и online (кон­фе­рен­ции, чаты).

Воз­вра­ща­ясь к соци­аль­но­сти рус­ско­го интер­не­та, счи­та­ем необ­хо­ди­мым отме­тить, что еще в пери­од ста­нов­ле­ния «руне­та» одно­вре­мен­но с созда­ни­ем инфор­ма­ци­он­ных ресур­сов, для кото­рых ком­му­ни­ка­тив­ность явля­лась важ­ной, но все-таки вто­ро­сте­пен­ной функ­ци­ей, появи­лись интер­нет-ресур­сы, ори­ен­ти­ро­ван­ные исклю­чи­тель­но на обще­ние, свое­об­раз­ные «тер­ри­то­рии чистой ком­му­ни­ка­ции». Сна­ча­ла это были мно­го­чис­лен­ные теле­кон­фе­рен­ции, потом к ним доба­ви­лись IRC, поз­же — веб-чаты.

Необ­хо­ди­мо отме­тить такую тен­ден­цию, как про­грес­си­ру­ю­щую уни­вер­саль­ность ком­му­ни­ка­тив­ных ресур­сов. К при­ме­ру, для неко­то­рых веб-чатов это назва­ние уже весь­ма услов­но, так как они пред­ла­га­ют сво­им поль­зо­ва­те­лям едва ли не все воз­мож­ные фор­мы обще­ния.

Есте­ствен­но, о ситу­а­ции «чело­век в вир­ту­аль­ном соци­у­ме» мож­но гово­рить толь­ко при­ме­ни­тель­но к поли­ло­гич­ным фор­мам обще­ния, преж­де все­го кон­фе­рен­ци­ям и чатам. Меж­ду этим дву­мя фор­ма­ми обще­ния сло­жи­лась свое­об­раз­ная спе­ци­а­ли­за­ция.

Отсут­ствие режи­ма «реаль­но­го вре­ме­ни» и огра­ни­че­ний на объ­ем сооб­ще­ния дела­ет кон­фе­рен­ции более удоб­ным для обсуж­де­ния тех или иных про­блем, как пра­ви­ло, они пред­став­ля­ют собой тема­ти­че­ские дис­кус­сии. Чаты же, даже при декла­ри­ро­ва­нии тема­ти­ки обще­ния очень ред­ко оста­ют­ся тема­ти­че­ски­ми, обще­ние в режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни дела­ет глу­бо­ко­мыс­лен­ные бесе­ды про­бле­ма­тич­ны­ми.

Обыч­но обще­ние в чатах про­из­во­дит впе­чат­ле­ние фатич­но­го (сво­бод­но­го, бес­цель­но­го обще­ния, в кото­ром обмен выска­зы­ва­ни­я­ми осу­ществ­ля­ет­ся един­ствен­но для под­дер­жа­ния кон­так­та). Впро­чем, спе­ци­фи­ка ком­му­ни­ка­ций в чате доста­точ­но подроб­но рас­смот­ре­на в нашей рабо­те «Кар­на­валь­ная состав­ля­ю­щая ком­му­ни­ка­тив­но­го фено­ме­на чатов».

Одна­ко при­ме­ни­тель­но к вир­ту­аль­но­сти гово­рить о ситу­а­ции «чело­век в соци­у­ме» не совсем кор­рект­но. Мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­те­ли (Kelly, Reid, Белин­ская, Жич­ки­на) отме­ча­ют, что в вир­ту­аль­ных соци­у­мах людей как тако­вых нет, ско­рее сле­ду­ет гово­рить о вир­ту­аль­ных обра­зах, создан­ных реаль­ны­ми людь­ми.

В силу изна­чаль­ной ано­ним­но­сти и неви­ди­мо­сти, явля­ю­щих­ся след­стви­ем отсут­ствия визу­аль­но­го ряда в сете­вых ком­му­ни­ка­ци­ях чело­век обыч­но тво­рит себе вир­ту­аль­ный образ сооб­раз­но сво­им жела­ни­ям и воз­мож­но­стям.

В силу спе­ци­фич­но­сти чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти в поли­ло­гич­ных «онлай­но­вых» ком­му­ни­ка­тив­ных ресур­сах Сети и «отлич­но­сти» «ина­ко­во­сти» подоб­ных ком­му­ни­ка­ций от обще­ния в «реа­ле», дея­тель­ность чело­ве­ка в чатах часто при­об­ре­та­ет «бытий­ный» харак­тер.

Вир­ту­аль­ный мир чата ста­но­вит­ся для поль­зо­ва­те­ля «ина­че орга­ни­зо­ван­ной реаль­но­стью», свое­об­раз­ным «миром наизнан­ку», кото­рый, тем не менее, столь же реа­лен, как и мир по дру­гую сто­ро­ну мони­то­ра.

Подоб­но сред­не­ве­ко­во­му кар­на­ва­лу в его интер­пре­та­ции М.Бахтиным, чат — это «сама жизнь, но оформ­лен­ная осо­бым игро­вым обра­зом». Подоб­ное игро­вое оформ­ле­ние мира и созда­ет в сете­вых соци­у­мах свое­об­раз­ный стиль обще­ния, кото­рое мы в рабо­те «Кар­на­валь­ная состав­ля­ю­щая ком­му­ни­ка­тив­но­го фено­ме­на чатов» опре­де­ли­ли как «кар­на­валь­ный», кото­рый харак­те­ри­зу­ет­ся «отри­ца­ни­ем реаль­ной жиз­ни, реаль­ных ста­ту­сов, обще­при­ня­тых норм обще­ния, да и, в опре­де­лен­ной мере, про­сто реаль­ных людей. Это игра услов­но­стей и услов­ных пер­со­на­жей». «Кар­на­валь­ное» обще­ние бази­ру­ет­ся на раз­но­об­раз­ней­ших мисти­фи­ка­ци­ях, теат­раль­но­сти, инсце­ни­ро­ва­нии реаль­ных и нере­аль­ных ситу­а­ций, иро­нич­но­сти и юмо­ре, оно почти пре­дель­но насы­ще­но шут­ка­ми, остро­та­ми, калам­бу­ра­ми, игрой сло­ва­ми.

Одна­ко кар­на­валь­ным сти­лем обще­ния вир­ту­аль­ные ком­му­ни­ка­ции не исчер­пы­ва­ют­ся. В «кар­на­валь­ном» мире живут и дей­ству­ют вир­ту­аль­ные обра­зы, одна­ко за каж­дым обра­зом сто­ит реаль­ный чело­век. Рано или позд­но, но каж­дый «вир­ту­аль­щик» ста­ра­ет­ся про­бить­ся к реаль­но­му чело­ве­ку, сто­я­ще­му за заин­те­ре­со­вав­шим его вир­ту­аль­ным пер­со­на­жем. Подоб­ный стиль обще­ния — «обще­ние в вир­туа­ле со сбро­шен­ны­ми мас­ка­ми» мы обо­зна­ча­ем как «дове­ри­тель­ное».

Сра­зу ого­во­рим­ся, что «дове­ри­тель­ное» обще­ние не обя­за­тель­но воз­ни­ка­ет как сле­ду­ю­щий за «кар­на­валь­ным» этап обще­ния. Этот стиль может быть при­нят собе­сед­ни­ка­ми при обще­нии изна­чаль­но, минуя «кар­на­валь­ную» ста­дию, осо­бен­но если зна­ком­ство состо­я­лось не в вир­ту­аль­ном соци­у­ме. На наш взгляд, этот стиль вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции поль­зу­ет­ся зна­чи­тель­но мень­шим вни­ма­ни­ем иссле­до­ва­те­лей, неже­ли «кар­на­валь­ный». Попро­бу­ем в меру сво­их сил вос­пол­нить этот про­бел.

Особенности «доверительного» общения в Сети

Отме­чен­ные выше фор­мы сете­во­го обще­ния раз­ли­ча­ют­ся не толь­ко по сво­ей интер­ак­тив­но­сти (online и offline), направ­лен­но­сти ком­му­ни­ка­ции (моно- диа- и поли­ло­гич­ные), но и по сте­пе­ни откры­то­сти. Услов­но их мож­но раз­де­лить на пуб­лич­ные и при­ват­ные. Пер­вой осо­бен­но­стью «дове­ри­тель­но­го» обще­ния явля­ет­ся то, что обыч­но оно не явля­ет­ся пуб­лич­ным и про­те­ка­ет в при­ват­ных фор­мах ком­му­ни­ка­ции.

Сете­вой эти­кет или «нети­кет» в Рос­сии нахо­дит­ся еще в ста­дии фор­ми­ро­ва­ния, одна­ко уже суще­ству­ют обще­при­ня­тые нор­мы пове­де­ния в вир­ту­аль­ном соци­у­ме. По одной из этих норм, пуб­лич­но зада­вать вопро­сы о воз­расте, под­лин­ном име­ни и т.п. собе­сед­ни­ка счи­та­ет­ся как мини­мум неде­ли­кат­ным — каж­дый сооб­ща­ет о себе столь­ко, сколь­ко счи­та­ет нуж­ным, а подоб­ные вопро­сы тре­бу­ют при­ват­но­сти.

Если жела­ние пере­ве­сти обще­ние на дру­гой уро­вень обо­юд­но, люди, как пра­ви­ло, пере­хо­дят на обще­ние по элек­трон­ной почте или через «ась­ку» (ICQ). Этот про­цесс настоль­ко рас­про­стра­нен в Сети, что часто в вир­ту­аль­ных соци­у­мах, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щих­ся на обще­нии, изна­чаль­но зало­же­на воз­мож­ность при­ват­ной бесе­ды без пере­хо­да на дру­гой ресурс.

В чатах, к при­ме­ру, обыч­но при­ня­ты такие при­ват­ные фор­мы ком­му­ни­ка­ции как «шепот» (воз­мож­ность при общем раз­го­во­ре отправ­лять любо­му из при­сут­ству­ю­щих репли­ки, неви­ди­мые для осталь­ных) и «при­ват» (воз­мож­ность перей­ти в диа­ло­го­вый чат «на дво­их»).

Из про­ти­во­по­став­ле­ния в созна­нии «вир­ту­аль­щи­ков» кар­на­валь­но­го и дове­ри­тель­но­го обще­ния выте­ка­ет и вто­рая осо­бен­ность дове­ри­тель­но­го обще­ния. Для боль­шин­ства «вир­ту­а­лов» пере­ход от пуб­лич­но­го обще­ния к при­ват­но­му накла­ды­ва­ет на собе­сед­ни­ков опре­де­лен­ные обя­за­тель­ства.

Насколь­ко в пуб­лич­ных ком­му­ни­ка­ци­ях рас­про­стра­нен­ны мисти­фи­ка­ции, розыг­ры­ши, про­во­ка­ции и т.п., настоль­ко в при­ват­ном обще­нии ложь «вне зако­на». Образ­но гово­ря, при­ват — это «вне­кар­на­валь­ная зона», зона прав­ды, зона вза­им­но­го дове­рия. Там поз­во­ли­тель­но не отве­тить на вопрос, но не солгать.

Есте­ствен­но, мы не абсо­лю­ти­зи­ру­ем эти два прин­ци­па, а гово­рим толь­ко об общей тен­ден­ции. Ино­гда пере­ход к дове­ри­тель­но­му обще­нию слу­ча­ет­ся и в «откры­том эфи­ре» (осо­бен­но при малом чис­ле участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции), быва­ет, что собе­сед­ни­ки «кар­на­ва­лят» в «ась­ке» или по элек­трон­ной почте (осо­бен­но, если зна­ком­ство состо­я­лось посред­ством этих форм ком­му­ни­ка­ций). Ана­ло­гич­ным обра­зом обя­за­тель­ная прав­ди­вость в при­ва­те нигде не декла­ри­ро­ва­на и не все­гда осо­зна­на.

Начи­на­ю­щие поль­зо­ва­те­ли вир­ту­аль­ных ком­му­ни­ка­ций, не усво­ив­шие еще соци­аль­ные нор­мы Сети, частень­ко пыта­ют­ся про­дол­жить «кар­на­валь­ное» обще­ние и в при­ва­те, и толь­ко болез­нен­ная реак­ция собе­сед­ни­ков про­яс­ня­ет для них неже­ла­тель­ность подоб­но­го пове­де­ния.

Поми­мо закры­то­сти пары собе­сед­ни­ков от осталь­ных и их откры­то­сти друг дру­гу, дове­ри­тель­ное обще­ние обла­да­ет еще одной осо­бен­но­стью — повы­шен­ной, по срав­не­нию с обыч­ны­ми соци­аль­ны­ми кон­так­та­ми эмо­ци­о­наль­ной насы­щен­но­стью. Очень часто и очень быст­ро меж­ду собе­сед­ни­ка­ми воз­ни­ка­ют близ­кие отно­ше­ния, часто пере­хо­дя­щие во вза­им­ную при­язнь, друж­бу, если собе­сед­ни­ки одно­го пола, а меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной они часто при­об­ре­та­ют более интим­ную фор­му, кото­рая в Сети име­ну­ет­ся «вир­ту­аль­ный роман». И эта осо­бен­ность «дове­ри­тель­но­го» обще­ния пре­крас­но осо­зна­ет­ся боль­шин­ством «вир­ту­а­лов».

Тер­мин «сидеть с Имя­рек в при­ва­те» име­ет в созна­нии оби­та­те­лей вир­ту­аль­ных соци­у­мов ярко выра­жен­ную эро­ти­че­скую окрас­ку. Готов­ность перей­ти на при­ват­ную фор­му обще­ния озна­ча­ет нечто боль­шее, неже­ли про­сто согла­сие пооб­щать­ся наедине, по сути, это озна­ча­ет согла­сие попро­бо­вать пере­ве­сти отно­ше­ния на каче­ствен­но иной, более близ­кий уро­вень, не слу­чай­но в вир­ту­аль­ных соци­у­мах появи­лось устой­чи­вое выра­же­ние «зата­щить дев­чон­ку в при­ват» (хоро­шо еще, не спра­ши­ва­ют: «Ну и как она в при­ва­те?»).

Для иллю­стра­ции подоб­но­го отно­ше­ния вир­ту­аль­ных собе­сед­ни­ков к при­ват­но­му обще­нию мож­но при­ве­сти выдерж­ки из наблю­де­ний одно­го извест­но­го «пуб­ли­ци­ста вир­ту­аль­ных соци­у­мов» Ю. Миле­е­ва, более извест­но­го под ником «Штил­лер», посвя­щен­ные одной из форм при­ват­но­го обще­ния.

«ICQ (ась­ка). Совер­шен­но ужас­ное при­спо­соб­ле­ние, при­ду­ман­ное ком­па­ни­ей «Мира­би­лис». Я уве­рен, что послед­нее, о чём дума­ли его созда­те­ли, это о вир­ту­аль­ном флир­те. Не знаю, как исполь­зу­ет­ся ась­ка в дру­гих стра­нах, но в Рос­сии «тётя Ася» не отбе­ли­ва­тель реко­мен­ду­ет. Это сва­ха. Обыч­ная сва­ха. Есть даже сайт поль­зо­ва­те­лей ICQ. Там есть фото­гра­фии, крат­кие резю­ме, поже­ла­ния. Лич­но я не нашёл там ника­ких раз­ли­чий с www.fortune.ru (сайт для вир­ту­аль­ных зна­комств).

… Самые недо­ступ­ные пер­со­на­жи в чате ста­но­вят­ся «милы­ми и неж­ны­ми кошеч­ка­ми и коти­ка­ми» (тьфу) в ась­ке. Доступ в авто­ри­за­ции почти озна­ча­ет, что до посте­ли рукой подать. Совер­шен­но опре­де­лён­ный воз­глас «о-о» после каж­до­го сооб­ще­ния мне напо­ми­на­ет зна­ме­ни­тый аме­ри­кан­ский «упс». Слю­ни сте­ка­ют пря­мо с экра­на.

… Несут­ся по кана­лам свя­зи обна­жён­ные «моде­ли» и «сек­су­аль­ные гиган­ты». В откры­том режи­ме такие фото­гра­фии вызы­ва­ют ухмыл­ку или вооб­ще ниче­го, кро­ме оцен­ки умствен­ных воз­мож­но­стей раз­ме­стив­ше­го её, не вызы­ва­ет. Но ощу­ще­ние тай­ны. Кото­рое неиз­беж­но воз­ни­ка­ет при таком виде обще­ния. Оно всё ста­вит с ног на голо­ву. Резуль­тат — эрек­ция у маль­чи­ков и воз­буж­де­ние у деву­шек».

Виртуальные романы

Если «вир­ту­аль­ная друж­ба», по сути, мало чем отли­ча­ет­ся от при­яз­нен­ных отно­ше­ний в реаль­ной жиз­ни, то «вир­ту­аль­ная любовь» — более само­быт­ное и инте­рес­ное явле­ние, не слу­чай­но «вир­ту­аль­ные рома­ны» вызы­ва­ют при­сталь­ный инте­рес и у жур­на­ли­стов, и у самих «вир­ту­а­лов». Ред­кая сете­вая кон­фе­рен­ция со сво­бод­но зада­ва­е­мы­ми тема­ми для обсуж­де­ния обхо­дит­ся без деба­тов по пово­ду это­го явле­ния.

На наш взгляд, одна из при­чин столь при­сталь­но­го вни­ма­ния — это то, что, наря­ду с интер­нет-зави­си­мо­стью, «вир­ту­аль­ные рома­ны», доста­точ­но силь­но отли­ча­ю­щи­е­ся от реаль­ных, обыч­но вызы­ва­ют состо­я­ние тре­вож­но­сти — инту­и­тив­ное пони­ма­ние «ина­ко­во­сти», «отлич­ность» пере­жи­ва­е­мо­го состо­я­ния от зна­ко­мых и уже испы­тан­ных чувств вызы­ва­ют непо­ни­ма­ние («Что же со мной про­ис­хо­дит?») и, как след­ствие, тре­вож­ность.

Мы не возь­мем на себя сме­лость опре­де­лять при­ро­ду это­го чув­ства — любовь ли это, влюб­лен­ность, страсть, раз­но­по­лая друж­ба или что иное. Мы можем толь­ко опре­де­лить его неко­то­рые харак­те­ри­сти­ки, демон­стри­ру­ю­щие «отлич­ность» вир­ту­аль­ных рома­нов от реаль­ных.

Во-пер­вых, кон­цен­три­ро­ван­ность, спрес­со­ван­ность во вре­ме­ни это­го чув­ства. Как пра­ви­ло, вир­ту­аль­ный роман раз­ви­ва­ет­ся очень быст­ро, то, на что в реаль­но­сти ухо­дят меся­цы, в Сети укла­ды­ва­ет­ся в дни. Одна­ко и закан­чи­ва­ют­ся такие рома­ны весь­ма ско­ро­теч­но. В чисто «вир­ту­аль­ном» виде, без встреч в реаль­но­сти, вир­ту­аль­ный роман ред­ко про­дол­жа­ет­ся более полу­го­да. «Кон­цен­три­ро­ван­ность» ска­зы­ва­ет­ся не толь­ко на дина­ми­ке рома­нов, но и на харак­те­ре это­го чув­ства. Чаще все­го вир­ту­аль­ный роман — это состо­я­ние край­не­го эмо­ци­о­наль­но­го воз­буж­де­ния, гра­ни­ча­ще­го с эйфо­ри­ей.

В каче­стве при­ме­ра при­ве­ду несколь­ко само­опи­са­ний таких рома­нов.

«У меня вир­ту­аль­ный роман был толь­ко одна­жды, и уж я поста­ра­юсь тако­го не повто­рять.… это сума­сше­ствие… когда ты в ожи­да­нии чуда про­смат­ри­ва­ешь спи­сок при­сут­ству­ю­щих в ожи­да­нии чело­ве­ка и гото­ва выки­нуть комп из окна каж­дый раз, когда у него пада­ет связь, а если он может ходить в инет толь­ко с рабо­ты, а у тебя сове­ща­ние??? и вооб­ще… в какой то момент начи­на­ешь исклю­чи­тель­но ост­ро чув­ство­вать каж­дый метр вас раз­де­ля­ю­щий, а таких о-го-го как мно­го… да… про­сто потря­са­ю­щи ощу­ще­ния когда вам таки уда­ет­ся пооб­щать­ся, но их так мало… един­ствен­ное на что у меня хва­ти­ло сил, это запре­тить себе появ­лять­ся днем в оте­ле… я знаю что, воз­мож­но, ему было еще слож­нее, он оби­дел­ся, может даже оскор­бил­ся, но я до сих пор уве­ре­на что сде­ла­ла един­ствен­ный пра­виль­ный выбор, ина­че бы мы оба сошли с ума… про­сто к тому момен­ту любую радость встре­чи отрав­ля­ли мыс­ли о том, что может порвать­ся связь и мы прак­ти­че­ски бес­силь­ны перед рас­сто­я­ни­ем».

«Боже, мы пони­ма­ли друг дру­га с полу­сло­ва, каза­лось, буд­то мы зна­ко­мы 1000 лет. Мы гово­ри­ли с ним обо всём и наши мыс­ли, вку­сы, взгля­ды на жизнь про­сто пора­зи­тель­но сов­па­да­ли. Нико­гда не забу­ду, как он раз­ло­жил все мои стра­хи по полоч­кам и уга­дал все мои меч­ты. Коро­че, что я рас­ска­зы­ваю???- у тебя, навер­ня­ка, была такая же идил­лия. Так вот, когда я нача­ла пони­мать, что кры­ша моя мед­лен­но, но вер­но поки­да­ет своё закон­ное место, я вдруг узнаю, что ему 16 лет. 🙂

У меня лёг­кий шок! Я не мог­ла пове­рить, что 16-лет­ний парень может писать ТАКИЕ пись­ма.. … Когда я про­чла его сти­хи и про­слу­ша­ла одну песен­ку, я вооб­ще выпа­ла в оса­док. 16 лет????? Тогда я, навер­но, нахо­жусь в млад­шем школь­ном воз­расте. Коро­че, дол­го я дер­жа­лась (не хоте­ла рас­тле­вать несо­вер­шен­но­лет­них), но когда я про­чла оче­ред­ное пись­мо — я про­сто раз­ре­ве­лась… поверь, я чело­век совсем не плак­си­вый. Пла­чу, толь­ко когда лук режу, а тут такое из-за како­го-то пись­ма… В общем, выслу­ша­ла я мамин диа­гноз — «дура» :-), и настро­чи­ла ему 1 строч­ку «Я тебя люб­лю». Ну после это­го и «пошла вода в хату»! Его реак­ция ока­за­лась про­сто оше­лом­ля­ю­щей! Мы писа­ли друг дру­гу по 2 раза в день, пере­зва­ни­ва­лись, обме­ни­ва­лись фот­ка­ми. Хотя, зна­ешь, мне было парал­лель­но, как он выгля­дит. Хоть Ква­зи­мо­до-зво­нарь — я втрес­ка­лась по самые уши .:-) Я слу­ша­ла те сло­ва, кото­рые все­гда хоте­ла услы­шать, мне писа­ли про­сто офи­ген­ные сти­хи. Да плюс к это­му — ещё и реа­ги­ро­ва­ли на каж­дую мою мысль объ­ек­тив­но и с искрен­ним инте­ре­сом. Эти пись­ма нар­ко­ти­ком ста­ли. Если вдруг пись­мо не при­хо­ди­ло — я про­сто зады­хать­ся начи­на­ла».

Спе­ци­фи­кой вир­ту­аль­ных рома­нов по срав­не­нию с реаль­ны­ми явля­ет­ся и их «все­о­хват­ность». Вир­ту­аль­ная влюб­лен­ность (даль­ней­шее раз­ви­тие это­го чув­ства уже инди­ви­ду­аль­но) — это чрез­вы­чай­но рас­про­стра­нен­ное в Сети «забо­ле­ва­ние», нечто вро­де «вир­ту­аль­ной кори», кото­рой в лег­кой или тяже­лой фор­ме пере­бо­ле­ли прак­ти­че­ски все. Ред­кий нови­чок, начав­ший регу­ляр­но общать­ся в вир­ту­аль­ном соци­у­ме, не ловил себя на том, что его инте­рес к чело­ве­ку при­об­ре­та­ет чер­ты роман­ти­че­ской увле­чен­но­сти.

Автор не рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми пря­мых опро­сов о рас­про­стра­нен­но­сти это­го явле­ния, одна­ко кос­вен­ные источ­ни­ки высве­чи­ва­ют весь­ма любо­пыт­ную кар­ти­ну. На мно­гих чатах име­ет­ся воз­мож­ность обсуж­де­ния раз­лич­ных тем в режи­ме кон­фе­рен­ций. Тема «вир­ту­аль­ных рома­нов» явля­ет­ся одной из самых рас­про­стра­нен­ных. Кон­тент-ана­лиз сооб­ще­ний в такой дис­кус­сии дает сле­ду­ю­щие резуль­та­ты — поряд­ка 60% респон­ден­тов пря­мо при­зна­ют­ся, что пере­жи­ва­ли вир­ту­аль­ные рома­ны, поряд­ка 35%, декла­ри­руя свое отно­ше­ние к это­му явле­нию, умал­чи­ва­ют о сво­ем лич­ном опы­те (не забы­вай­те, что обсуж­де­ние про­ис­хо­дит пуб­лич­но) и толь­ко поряд­ка 5% утвер­жда­ют, что поня­тие вир­ту­аль­но­го рома­на им незна­ко­мо.

Причины эмоциональной насыщенности «доверительного» общения

Како­вы же при­чи­ны столь нестан­дарт­но­го воз­дей­ствия вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции на чело­ве­че­ские эмо­ции?

На наш взгляд, мож­но выде­лить обще­куль­тур­ную доми­нан­ту, обу­слав­ли­ва­ю­щую этот про­цесс и несколь­ко спе­ци­фи­че­ских харак­те­ри­стик, при­су­щих толь­ко вир­ту­аль­но­сти, кото­рые игра­ют роль свое­об­раз­но­го ката­ли­за­то­ра эмо­ци­о­наль­но­го всплес­ка.

Под обще­куль­тур­ной доми­нан­той мы пони­ма­ем соци­о­куль­тур­ную ситу­а­цию, сло­жив­шу­ю­ся к кон­цу 20 века в резуль­та­те соци­аль­ной рево­лю­ции, свя­зан­ной с колос­саль­ны­ми изме­не­ни­я­ми форм, спо­со­бов и образ­цов жиз­ни чело­ве­ка.

Все эти изме­не­ния ста­ли воз­мож­ным бла­го­да­ря начав­ше­му­ся еще в про­шлом сто­ле­тии про­цес­су транс­фор­ма­ции опы­та созна­ния, фун­да­мен­таль­ных сдви­гов в фор­мах чело­ве­че­ско­го мыш­ле­ния. Два­дца­тый век про­шел под зна­ком окон­ча­тель­ной секу­ля­ри­за­ции созна­ния — вспом­ним ниц­ше­ан­ское «Бог умер!». Вера в бога сме­ни­лась верой в тех­ни­че­ский про­гресс, одна­ко воз­рас­та­ю­щая зна­чи­мость раци­о­наль­но­го нача­ла в жиз­ни чело­ве­ка име­ла сво­им след­стви­ем обед­не­ние нача­ла эмо­ци­о­наль­но­го.

В абсо­лют­ном боль­шин­стве слу­ча­ев имен­но нау­ка ста­ла осно­вой миро­воз­зре­ния — нау­ка, а не рели­гия, а это зна­чит, что в инте­ре­су­ю­щем нас аспек­те была разо­рва­на одна из нитей, свя­зы­вав­шая чело­ве­ка со сфе­рой смыс­ла, кото­рая зада­ва­ла спектр эмо­ци­о­наль­но­го напря­же­ния чело­ве­ка.

За послед­ней чер­той ниче­го нет, на чело­ве­ка пове­я­ло холо­дом и экзи­стен­ци­аль­ным оди­но­че­ством. То, что впер­вые было осо­зна­но и постав­ле­но как тема каль­ви­низ­мом — оди­но­че­ство чело­ве­ка перед богом и невоз­мож­ность кол­лек­тив­но­го спа­се­ния, на новых осно­ва­ни­ях было посту­ли­ро­ва­но и в 20 веке. Чело­век про­хо­дит свой путь один и каж­дый ответ­стве­нен за него, толь­ко теперь не ста­ло той выс­шей инстан­ции, кото­рая спа­са­ет и наблю­да­ет.

Наря­ду с этим про­цес­сом шел и рас­пад тра­ди­ци­он­но­го обще­ства, в резуль­та­те кото­ро­го транс­фор­ми­ро­ва­лись эмо­ци­о­наль­ные ком­по­нен­ты соци­аль­ных свя­зей. В резуль­та­те чего чело­век пре­вра­тил­ся в подо­бие вин­ти­ка, впи­сан­но­го в соци­аль­ную жизнь, орга­ни­зо­ван­ную по обра­зу гигант­ской мега­ма­ши­ны (Л.Мэмфорд). Эмо­ци­о­наль­ная сфе­ра доин­ду­стри­аль­но­го обще­ства была раз­ру­ше­на, а новой, общей для всех, мат­ри­цы так и не появи­лось. При отсут­ствии преж­ней жест­кой детер­ми­ни­ро­ван­но­сти ее при­хо­дит­ся созда­вать инди­ви­ду­аль­но, мето­дом проб и оши­бок.

Про­бле­мы «эмо­ци­о­наль­ной нище­ты» вслед­ствие изме­не­ний, про­изо­шед­ших в сфе­ре куль­ту­ры, рас­смот­ре­ны в рабо­тах Э. Дюрк­гей­ма, Р. Мер­то­на, Э. Фром­ма и дру­гих иссле­до­ва­те­лей.

Наря­ду с этим в 20 сто­ле­тии мы наблю­да­ем рост урба­ни­за­ции, рас­пад тра­ди­ци­он­ных форм семьи, частую сме­ну рабо­ты и места житель­ства, став­ших нор­мой. Все это при­ве­ло к изме­не­нию рит­ма жиз­ни и уве­ли­че­нию чис­ла соци­аль­ных кон­так­тов.

Одна­ко коли­че­ствен­ный рост ска­зал­ся на каче­стве — при уве­ли­че­нии чис­ла соци­аль­ных кон­так­тов, сни­зи­лась их глу­би­на, эмо­ци­о­наль­ная окра­шен­ность.

Подав­ля­ю­щая часть наших соци­аль­ных кон­так­тов ути­ли­тар­на, их воз­ник­но­ве­ние и содер­жа­ние функ­ци­о­наль­но, а на эмо­ци­о­наль­ные при­вя­зан­но­сти зача­стую про­сто не оста­ет­ся вре­ме­ни.

Чело­век все чаще и чаще стал­ки­ва­ет­ся со стрес­со­вой ситу­а­ци­ей, порож­ден­ной оди­но­че­ством и обед­не­ни­ем эмо­ци­о­наль­ной жиз­ни. Как след­ствие — осо­бую акту­аль­ность, осо­бен­но в боль­ших горо­дах, при­об­ре­ла тема оди­но­че­ства — при­чем не толь­ко для пожи­лых людей, но и людей в воз­расте мак­си­маль­ной соци­аль­ной ком­му­ни­ка­тив­но­сти.

В силу всех выше­пе­ре­чис­лен­ных фак­то­ров жизнь совре­мен­но­го чело­ве­ка эмо­ци­о­наль­но обед­не­на. Меха­низ­мы ком­пен­са­ции это­го явле­ния могут быть самы­ми раз­лич­ны­ми. К при­ме­ру, неко­то­ры­ми иссле­до­ва­те­ля­ми, рас­цвет мас­со­вой куль­ту­ры в совре­мен­ном обще­стве свя­зы­ва­ет­ся имен­но со сла­бой насы­щен­но­стью эмо­ци­о­наль­ной жиз­ни, а бое­ви­ки, филь­мы ужа­сов, эро­ти­ка и т.п. явля­ют­ся не чем иным, как сур­ро­гат­ной ком­пен­са­ци­ей, основ­ное назна­че­ние кото­рой чисто ути­ли­тар­но — повы­сить уро­вень адре­на­ли­на в кро­ви.

На наш взгляд, обще­ние в вир­ту­аль­ном соци­у­ме часто выпол­ня­ет ту же функ­цию (хотя это и не явля­ет­ся един­ствен­ной функ­ци­ей тако­го обще­ния), одна­ко, на наш взгляд, в отли­чие от при­ве­ден­но­го при­ме­ра с мас­со­вой куль­ту­рой, чув­ства, пере­жи­ва­е­мые в Сети, отнюдь не явля­ют­ся сур­ро­га­том.

Преимущества виртуальности

Меж­ду тем, пожа­луй, самым рас­про­стра­нен­ным аргу­мен­том про­тив­ни­ков «вир­ту­аль­ных зна­комств» явля­ет­ся имен­но сур­ро­гат­ность, непол­но­цен­ность тако­го рода кон­так­тов. Дескать, насто­я­щие чув­ства и эмо­ции пере­жи­ва­ют­ся исклю­чи­тель­но в реаль­ной жиз­ни, а все, что не реаль­но, непол­но­цен­но по опре­де­ле­нию. И в этом мне­нии есть опре­де­лен­ный резон, дей­стви­тель­но, воз­мож­на ли пол­но­цен­ная эмо­ци­о­наль­ная связь или тем более любовь межу людь­ми, если при их обще­нии задей­ство­ва­но толь­ко одно из пяти чело­ве­че­ских чувств — зре­ние, да и то не по пря­мо­му назна­че­нию, а опо­сре­до­ва­но выпол­няя функ­цию слу­ха?

Вопрос, конеч­но же, рито­ри­че­ский, на мой взгляд, истин­ность вир­ту­аль­ных чувств не под­ле­жит сомне­нию, одна­ко пока­за­тель­но отме­чен­ная в нем спе­ци­фич­ность вир­ту­аль­но­го обще­ния.

Меж­ду тем вопрос, постав­лен­ный мною выше — как объ­яс­нить эмо­ци­о­наль­ную насы­щен­ность «дове­ри­тель­ной» фор­мы вир­ту­аль­но­го обще­ния пока оста­ет­ся без отве­та. В самом деле, обще­куль­тур­ная «эмо­ци­о­наль­ная бед­ность» дей­стви­тель­но име­ет место быть, одна­ко что меша­ет лик­ви­ди­ро­вать ее в реаль­ной жиз­ни? Поче­му эмо­ци­о­наль­ная бли­зость часто воз­ни­ка­ет имен­но в вир­туа­ле, при­чем не толь­ко у оди­но­ких и несчаст­ли­вых в реаль­ной жиз­ни людей?

На мой взгляд, дело имен­но в отме­чен­ной выше спе­ци­фич­но­сти вир­ту­аль­но­го обще­ния. Мож­но выде­лить несколь­ко фак­то­ров, спо­соб­ству­ю­щих, а ино­гда и пря­мо про­во­ци­ру­ю­щих воз­ник­но­ве­ние эмо­ци­о­наль­ной бли­зо­сти и при­вя­зан­но­сти.

Иссле­до­ва­ния соци­аль­ных пси­хо­ло­гов уста­но­ви­ли, что суще­ству­ют две детер­ми­нан­ты, обу­слав­ли­ва­ю­щие воз­ник­но­ве­ние пер­во­на­чаль­но­го вле­че­ния к чело­ве­ку.

Пер­вая — это «бли­зость функ­ци­о­наль­ной дистан­ции». То есть при­язнь воз­ни­ка­ет меж­ду людь­ми, кото­рые живут, учат­ся или рабо­та­ют непо­да­ле­ку и часто стал­ки­ва­ют­ся в повсе­днев­ной жиз­ни. Как это не три­ви­аль­но, но социо­ло­га­ми уста­нов­ле­но, что роман­ти­че­ские поис­ки люб­ви на краю све­та име­ют очень мало обще­го с реаль­но­стью.

На пер­вый взгляд, это ско­рее аргу­мент «про­тив» вир­ту­аль­ных кон­так­тов, ведь не сек­рет, что вир­ту­аль­ные соци­у­мы состо­ят из людей, раз­бро­сан­ных по все­му зем­но­му шару. Одна­ко на самом деле обыч­но «вир­ту­а­лы» встре­ча­ют­ся со сво­и­ми вир­ту­аль­ны­ми дру­зья­ми мно­го чаще, чем с дру­зья­ми реаль­ны­ми. Очень часто (осо­бен­но в началь­ный пери­од) эти встре­чи про­ис­хо­дят едва ли не каж­дый день и чаще, чем с «вир­ту­аль­ны­ми зна­ко­мы­ми» обща­ют­ся толь­ко с самы­ми близ­ки­ми людь­ми.

Здесь надо сде­лать очень важ­ную помет­ку — если вир­ту­аль­ный соци­ум и напо­ми­на­ет ком­му­наль­ную квар­ти­ру, оби­та­те­ли кото­рой стал­ки­ва­ют­ся меж­ду собой еже­днев­но, то это очень мно­го­на­се­лен­ная квар­ти­ра. Фак­ти­че­ски у чело­ве­ка, влив­ше­го­ся в вир­ту­аль­ный соци­ум, коли­че­ство соци­аль­ных кон­так­тов уве­ли­чи­ва­ет­ся на поря­док. Его ком­му­ни­ка­тив­ные воз­мож­но­сти рас­ши­ря­ют­ся почти бес­пре­дель­но, каж­дый день при­но­сит несколь­ко новых зна­комств. В реаль­ной же жиз­ни круг воз­мож­ных зна­комств весь­ма и весь­ма огра­ни­чен, осо­бен­но при усто­яв­шем­ся сти­ле жиз­ни.

Вто­рое обя­за­тель­ное усло­вие воз­ник­но­ве­ния рас­по­ло­же­ния и вза­им­ной при­яз­ни — это физи­че­ская при­вле­ка­тель­ность. Как пока­за­ли иссле­до­ва­ния Элайн Хат­фельд, для воз­ник­но­ве­ния вле­че­ния меж­ду незна­ко­мы­ми ранее людь­ми толь­ко одна вещь дей­стви­тель­но име­ла зна­че­ние на началь­ном эта­пе — физи­че­ская при­вле­ка­тель­ность. Чем при­вле­ка­тель­нее чело­век, том боль­ше он вам нра­вит­ся и тем более вы склон­ны про­дол­жить зна­ком­ство, при­чем этот прин­цип харак­те­рен как для муж­чин, так и для жен­щин. По сути, физи­че­ская при­вле­ка­тель­ность слу­жит кри­те­ри­ем пер­вич­но­го отбо­ра, на под­со­зна­тель­ном уровне выбра­ко­вы­вая неин­те­рес­ные для нас экзем­пля­ры еще до зна­ком­ства, и впо­след­ствии мы идем на кон­такт и тем более закреп­ля­ем его толь­ко с теми, кто про­шел через это «пер­вич­ное сито».

Понят­но, что в вир­ту­аль­но­сти пер­вич­ный отбор по это­му кри­те­рию про­сто не суще­ству­ет. Вслед­ствие изна­чаль­ной неви­ди­мо­сти собе­сед­ни­ков внеш­ность чело­ве­ка в пери­од зна­ком­ства не име­ет ника­ко­го зна­че­ния. Но так как свя­то место пусто не быва­ет, в вир­ту­аль­но­сти визу­аль­ный прин­цип отбо­ра заме­нен прин­ци­пом, кото­рый в реаль­ной жиз­ни детер­ми­ни­ру­ет не началь­ное, а даль­ней­шее раз­ви­тие отно­ше­ний и опре­де­ля­ет, ста­нет ли зна­ком­ство друж­бой. Име­ет­ся в виду сход­ство уста­но­вок, убеж­де­ний и цен­но­стей. Если они подоб­ны нашим, то вели­ка веро­ят­ность воз­ник­но­ве­ния не толь­ко вза­им­но­го рас­по­ло­же­ния, но и эмо­ци­о­наль­ной бли­зо­сти. Часто «при­люд­ное» обще­ние в вир­ту­аль­ном соци­у­ме слу­жит воз­мож­но­стью выде­лить из общей мас­сы инте­рес­ных вам (толь­ко не внешне, а внут­ренне) людей и перей­ти к более близ­ко­му зна­ком­ству.

Таким обра­зом, в реаль­но­сти для того, что­бы мы пере­шли к оцен­ке чело­ве­ка как тако­во­го, его лич­но­сти он дол­жен удо­вле­тво­рить двум усло­ви­ям — нахо­дит­ся в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от нас и часто с нами кон­так­ти­ро­вать и быть для нас физи­че­ски при­вле­ка­тель­ным.

Надо ли гово­рить, сколь­ко духов­но близ­ких нам людей оста­ют­ся вне наше­го вни­ма­ния, и насколь­ко уве­ли­чи­ва­ет­ся воз­мож­ность зна­ком­ства с потен­ци­аль­но близ­ким чело­ве­ком в вир­ту­аль­но­сти?

«Стимулянты» виртуальности

Мы рас­смот­ре­ли усло­вия, созда­ю­щие пред­по­сыл­ки для воз­ник­но­ве­ния вле­че­ния к чело­ве­ку, уве­ли­чи­ва­ю­щие веро­ят­ность потен­ци­аль­ной воз­мож­но­сти близ­ких отно­ше­ний. Одна­ко и в реаль­ной жиз­ни у людей воз­ни­ка­ет «пред­чув­ствие люб­ви», зарож­де­ния влюб­лен­но­сти, одна­ко оно дале­ко не все­гда реа­ли­зу­ет­ся. Поэто­му рас­смот­рим осо­бен­но­сти вир­ту­аль­ных ком­му­ни­ка­ций, про­во­ци­ру­ю­щие пере­ход от при­яз­ни к более близ­ким отно­ше­ни­ям.

Но сна­ча­ла — об одном весь­ма пока­за­тель­ном экс­пе­ри­мен­те, про­ве­ден­ном Кен­не­том Джер­ге­ном, Мэри Джер­ген и Уилья­мом Бар­то­ном в дале­ком 1973 г., когда ни о какой вир­ту­аль­но­сти чело­ве­че­ство и не подо­зре­ва­ло. Они при­гла­си­ли 8 незна­ко­мых чело­век раз­но­го пола про­ве­сти час в абсо­лют­но тем­ной ком­на­те. Участ­ни­кам экс­пе­ри­мен­та было заяв­ле­но, что нет ника­ких пра­вил, регу­ли­ру­ю­щих их пове­де­ние по отно­ше­нию к дру­гим. По исте­че­нии часа участ­ни­ков пооди­ноч­ке выве­дут из ком­на­ты и ника­кой воз­мож­но­сти встре­тит­ся в буду­щем у них не будет.

Одно­вре­мен­но была набра­на еще одна, кон­троль­ная груп­па, участ­ни­ки кото­рой нахо­ди­лись не в тем­ной, а в осве­щен­ной ком­на­те. Участ­ни­ки кон­троль­ной груп­пы про­сто сиде­ли и бесе­до­ва­ли. Но в экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пе воз­ник­ло стрем­ле­ние к интим­но­сти и неж­но­сти. Они мень­ше раз­го­ва­ри­ва­ли, но боль­ше гово­ри­ли «о самом глав­ном». 90% участ­ни­ков наме­рен­но при­ка­са­лись к кому-нибудь, 50% обни­ма­ли сосе­дей. Не понра­ви­лась ано­ним­ность очень немно­гим, боль­шин­ство были очень доволь­ны и пред­ла­га­ли повто­рить экс­пе­ри­мент бес­плат­но.

Бес­плат­но… Зна­ли бы участ­ни­ки и устро­и­те­ли экс­пе­ри­мен­та, что вско­ре люди сами будут пла­тить день­ги за подоб­ное вре­мя­пре­про­вож­де­ние. А если серьез­но, то экс­пе­ри­мен­та­то­ра­ми нена­ме­рен­но с боль­шой сте­пе­нью при­бли­же­ния был смо­де­ли­ро­ва­на ситу­а­ция вир­ту­аль­но­го соци­у­ма. По сути, мне оста­ет­ся толь­ко про­ком­мен­ти­ро­вать усло­вия экс­пе­ри­мен­та, кото­рые спро­во­ци­ро­ва­ли подоб­ное пове­де­ние.

Во-пер­вых, и на это абсо­лют­но пра­виль­но ука­зы­ва­ли иссле­до­ва­те­ли, это ано­ним­ность. Даже поки­нув «откры­тый эфир» вир­ту­аль­но­сти, где ано­ним­ность куль­ти­ви­ру­ет­ся и чело­век чаще все­го обо­зна­чен толь­ко ником, и, назвав­шись в «при­ват­но­сти» сво­им реаль­ным име­нем, чело­век оста­ет­ся не более чем обра­зом, «бли­ка­ми на экране мони­то­ра». От реаль­но­го чело­ве­ка оста­ют­ся толь­ко мыс­ли, эмо­ции и т.п. в меру спо­соб­но­стей пере­дан­ные в пись­мен­ном виде. При­чем ано­ним­ность не сле­ду­ет пони­мать исклю­чи­тель­но как отсут­ствие ответ­ствен­но­сти (хотя это при­сут­ству­ет, но об этом ниже).

В силу того, что чело­век пред­став­лен исклю­чи­тель­но через тек­сты и, по сути, ото­жеств­лен с ним, его собе­сед­ник не име­ет о нем ника­кой инфор­ма­ции, даже пер­вич­ной, счи­ты­ва­е­мой при визу­аль­ном кон­так­те — пол, воз­раст, соци­аль­ное поло­же­ние и т.п.

Кро­ме того, при зна­ком­ствах в реаль­но­сти доволь­но часто опре­де­лен­ную инфор­ма­цию о чело­ве­ке мы полу­ча­ем еще до зна­ком­ства. В вир­ту­аль­ном же соци­у­ме абсо­лют­ное боль­шин­ство зна­комств — это слу­чай­ные зна­ком­ства. Поэто­му каж­дый встре­чен­ный чело­век в Сети — это изна­чаль­но ТАЙНА, ЗАГАДКА. Непо­нят­ное же все­гда при­тя­ги­ва­ет, загад­ка тре­бу­ет отгад­ки, тако­ва чело­ве­че­ская при­ро­да.

Как мы уже отме­ча­ли, весь­ма зна­чи­мо и такое след­ствие ано­ним­но­сти, как отсут­ствие ответ­ствен­но­сти. Одна един­ствен­ная воз­мож­ность в любой момент пре­рвать связь и навсе­гда исчез­нуть в не име­ю­щей гра­ниц Сети поз­во­ля­ет себя вести несколь­ко ина­че, чем в реаль­но­сти.

Во-пер­вых, это поз­во­ля­ет людям в вир­туа­ле быть более откро­вен­ны­ми, откры­ты­ми, чем в реаль­но­сти. Воз­ни­ка­ет эффект «раз­го­во­ра в поез­де», когда незна­ко­мым людям выво­ра­чи­ва­ют душу наизнан­ку, пото­му что пони­ма­ют, что при малей­шем жела­нии «воз­мож­но­сти встре­тит­ся после экс­пе­ри­мен­та не будет» и лише­ны опа­се­ния «поте­рять лицо», раз­от­кро­вен­ни­чав­шись со зна­ко­мым чело­ве­ком.

След­стви­ем подоб­ной откро­вен­но­сти ста­но­вит­ся атмо­сфе­ра интим­но­сти, воз­ни­ка­ю­щая меж­ду собе­сед­ни­ка­ми, кото­рая, по мне­нию Джу­рард, спо­соб­ству­ет зарож­де­нию люб­ви.

Одна­ко, на мой взгляд, поня­тие «отсут­ствие ответ­ствен­но­сти» не сле­ду­ет пони­мать как баналь­ное «все рав­но жена (муж) не узна­ет», а вир­ту­аль­ные соци­у­мы упо­доб­лять курор­там, где, как извест­но, все мужи­ки холо­стые, а все жен­щи­ны неза­муж­ние. Все несколь­ко слож­нее.

Как бы не стре­мил­ся чело­век в Сети «быть самим собой», он ВСЕГДА не тож­де­стве­нен себе реаль­но­му. Ваш вир­ту­аль­ный двой­ник не похож на вас хотя бы пото­му, что он дей­ству­ет, да что «дей­ству­ет» — живет в мире, прин­ци­пи­аль­но отлич­ном от реаль­но­го. И это осо­знан­но или на бес­со­зна­тель­ном уровне пони­ма­ет­ся боль­шин­ством «вир­ту­а­лов».

Отно­ше­ния реаль­но­го чело­ве­ка и его вир­ту­аль­но­го вопло­ще­ния боль­ше напо­ми­на­ют отно­ше­ния меж­ду Твор­цом и его Тво­ре­ни­ем. А Тво­ре­ние часто обре­та­ет извест­ную само­сто­я­тель­ность и при­ме­ры неожи­дан­но для авто­ра выско­чив­шей замуж Татья­ны у А.С. Пуш­ки­на или наду­мав­ше­го стре­лять­ся Врон­ско­го у Л.Н. Тол­сто­го ско­рее пра­ви­ло, чем исклю­че­ние. Впро­чем, фило­соф­ско­го осмыс­ле­ние отно­ше­ний реаль­ной и вир­ту­аль­ной лич­но­сти еще ждет сво­е­го иссле­до­ва­те­ля.

Таким обра­зом, пер­со­наж в опре­де­лен­ной мере дистан­ци­ру­ет­ся от авто­ра. Реаль­ный чело­век может быть женат и счаст­лив в бра­ке, но к его вир­ту­аль­но­му вопло­ще­нию это при­ме­ни­мо весь­ма услов­но. Поэто­му, подоб­но тому, как «у коро­лев не быва­ет ног», «вир­ту­а­лы» не быва­ют несво­бод­ны.

Меж­ду про­чим, вопрос «Явля­ет­ся ли вир­ту­аль­ный роман реаль­ной изме­ной» стал в вир­ту­аль­но­сти весь­ма зна­чи­мой мораль­но-эти­че­ской про­бле­мой. И любое реше­ние, как и меха­низ­мы пове­де­ния, явля­ют­ся сугу­бо инди­ви­ду­аль­ны­ми. Кто-то заве­до­мо отри­ца­ет вся­кую связь вир­ту­а­ла с реаль­но­стью, под­во­дя под это идей­ную базу или про­сто счи­тая, что в вир­ту­аль­но­сти все «пона­рош­ку».

Дру­гие же, сле­дуя изре­че­нию «изме­няя в мыс­лях, ты уже изме­нял» наме­рен­но избе­га­ют самой воз­мож­но­сти «вир­ту­аль­ных рома­нов». Очень часто для это­го исполь­зу­ет­ся наме­рен­но нега­тив­ная само­пре­зен­та­ция. К при­ме­ру, одна очень инте­рес­ная «вир­ту­ал­ка» как-то при­зна­лась, что наме­рен­но ведет себя эпа­ти­ру­ю­ще, дабы «не «нако­сить» мас­су мало­лет­них кава­ле­ров».

Сре­ди фак­то­ров, спо­соб­ству­ю­щих рас­про­стра­не­нию вир­ту­аль­ных рома­нов мож­но упо­мя­нуть еще один, род­ня­щий их с рома­на­ми курорт­ны­ми. В обо­их слу­ча­ях чело­век пол­но­стью выклю­чен из суе­ты реаль­ной жиз­ни. Вой­дя в чат, чело­век остав­ля­ет за экра­ном мони­то­ра боль­шую часть сво­их соци­аль­ных ролей. Это зна­чит, что исче­за­ет при­выч­ная детер­ми­ни­ро­ван­ность поступ­ков, пове­де­ния. Чело­век дела­ет не то, что дол­жен, а то, что хочет, по сути, он сво­бо­ден реа­ли­за­ции сво­их жела­ний. И в пол­ном соот­вет­ствии с поло­же­ни­я­ми фрей­диз­ма, в первую оче­редь реа­ли­зу­ют­ся сек­су­аль­ные жела­ния. Тем более что соци­аль­ная сре­да к подоб­ным жела­ни­ям не толь­ко тер­пи­ма, но и пря­мо их про­во­ци­ру­ет.

Я уже отме­чал, что сво­бо­да нра­вов в Сети более чем либе­раль­на и флирт в вир­ту­аль­ных соци­у­мах вез­де­сущ и про­яв­ля­ет­ся во всем, от тема­ти­ки шуток до пря­мой спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­сти вир­ту­аль­ных соци­у­мов на аль­ков­ной тема­ти­ке. Коли­че­ство сер­ве­ров зна­комств, дис­кус­сий о люб­ви и вся­че­ских «Интим-чатов» и «Роман­ти­че­ских чатов» огром­но.

Специфика переноса отношений в реальность

Как мы уже гово­ри­ли, вир­ту­аль­ные рома­ны могут иметь самые раз­ные послед­ствия. Авто­ру лич­но извест­но несколь­ко семей­ных пар, кото­рые нашли друг дру­га в Сети, при­чем даже рас­сто­я­ние не явля­лось поме­хой и люди уез­жа­ли к люби­мо­му на Саха­лин.

Извест­ны и раз­во­ды, слу­чив­ши­е­ся из-за того, что один из супру­гов узна­вал о вир­ту­аль­ном романе дру­го­го. Ино­гда люди сами ухо­ди­ли из семьи, пред­по­чтя вир­ту­аль­ную любовь реаль­но­му бра­ку. Одна­ко боль­шин­ство вир­ту­аль­ных рома­нов закан­чи­ва­ют­ся ничем. Ибо, боль­шин­ство вир­ту­аль­ных рома­нов — это любовь-страсть, а она по опре­де­ле­нию не может быть дол­гой.

Это состо­я­ние вер­но опи­са­но Б.Шоу: «Когда двое нахо­дят­ся под вли­я­ни­ем самой неисто­вой, самой без­рас­суд­ной, самой обман­чи­вой и самой крат­ко­вре­мен­ной из стра­стей, им при­хо­дит­ся заве­рять друг дру­га, что они оста­нут­ся в этом воз­буж­ден­ном, ненор­маль­ном и изма­ты­ва­ю­щем состо­я­нии до тех пор, пока смерть не раз­лу­чит их». Увы, но это так. Бур­ные эмо­ции чув­ствен­ной люб­ви сме­ня­ют­ся ров­ным и устой­чи­вым отно­ше­ни­я­ми, кото­рые Хат­филд назва­ла «любо­вью-друж­бой».

Так как любовь-друж­ба суще­ству­ет меж­ду людь­ми, кото­рые в реаль­ной жиз­ни свя­за­ны опре­де­лен­ны­ми обя­за­тель­ства­ми и обсто­я­тель­ства­ми — сов­мест­ное про­жи­ва­ние, дети и т.п., а в Сети люди не свя­за­ны ничем, кро­ме вза­им­но­го инте­ре­са, то рано или позд­но к влюб­лен­ным при­хо­дит пони­ма­ние того, что в состо­я­нии стра­сти веч­но жить нель­зя, а в чисто вир­ту­аль­ном виде, без пере­во­да в реал, вир­ту­аль­ный роман изна­чаль­но не име­ет буду­ще­го.

Поэто­му через неко­то­рое вре­мя (обыч­но через несколь­ко меся­цев из-за уже упо­ми­нав­шей­ся «спрес­со­ван­но­сти» вре­ме­ни в Сети) вир­ту­аль­ный роман исчер­пы­ва­ет сам себя, а пере­жив­шие эмо­ци­о­наль­ный взрыв его участ­ни­ки либо пре­кра­ща­ют кон­так­ты, либо пере­хо­дят к обыч­ным отно­ше­ни­я­ми, прак­ти­че­ски лишен­ны­ми роман­ти­че­ской окрас­ки, за исклю­че­ни­ем, пожа­луй, общих вос­по­ми­на­ний.

Одна­ко вир­ту­аль­ный роман в чистом виде, несмот­ря на свою рас­про­стра­нен­ность, все-таки не столь типи­чен. В боль­шин­стве слу­ча­ев, влюб­лен­ные пыта­ют­ся пере­не­сти его в реаль­ный мир, при­ла­гая для это­го ино­гда про­сто тита­ни­че­ские уси­лия.

Как и сле­до­ва­ло пред­по­ла­гать, чаще все­го эти встре­чи и ока­зы­ва­ют­ся кон­цом рома­на. И дело даже не в том, что ваш «пре­крас­ный принц» может ока­зать­ся без бело­го коня пото­му, что от его вида лоша­ди шара­ха­ют­ся. Как пра­ви­ло, о внеш­но­сти друг дру­га участ­ни­ки встре­чи име­ют хотя бы при­бли­зи­тель­ное пред­став­ле­ние — обмен отска­ни­ро­ван­ны­ми фото­гра­фи­я­ми про­ис­хо­дит еще на эта­пе ста­нов­ле­ния вир­ту­аль­но­го рома­на.

Дело в том, что при лич­ной встре­че вы ВСЕГДА уви­ди­тесь с совер­шен­но иным чело­ве­ком, и каса­ет­ся не толь­ко вир­ту­аль­ных рома­нов. Любое ваше зна­ком­ство в Сети в реаль­но­сти при­дет­ся едва ли не начи­нать зано­во.

Мало того, что в Сети вы види­те не чело­ве­ка, а его вир­ту­аль­ную ипо­стась, так и вос­при­я­тие этой ипо­ста­си сугу­бо инди­ви­ду­аль­но. Про­ще гово­ря, в Сети каж­дый стро­ит свой образ собе­сед­ни­ка, при­чем в силу недо­стат­ка средств само­пре­зен­та­ции этот образ ред­ко соот­вет­ству­ет реаль­но­сти.

Одна­ко все выше­ска­зан­ное не сле­ду­ет пони­мать баналь­но и сето­вать на неспо­соб­ность всех «вир­ту­а­лов» понять чело­ве­ка. Даже на неосо­знан­ном уровне подоб­ное при­тя­ги­ва­ет­ся к подоб­но­му и часто уже после фор­ми­ро­ва­ния устой­чи­вых близ­ких отно­ше­ний обна­ру­жи­ва­ет­ся, что в мас­се сво­ей они воз­ни­ка­ют с людь­ми, близ­ки­ми вам по воз­рас­ту, обра­зо­ва­нию, соци­аль­но­му поло­же­нию и т.п. Сход­ство теза­у­ру­сов скрыть невоз­мож­но.

«Почув­ство­вать дру­гую душу по про­во­дам» дей­стви­тель­но вполне воз­мож­но, одна­ко при лич­ной встре­че вам при­дет­ся иметь дело не с душой, а с ее носи­те­лем. А мыс­ли и чув­ства — хотя и важ­ная, но толь­ко одна из чело­ве­че­ских состав­ля­ю­щих. А образ уже создан, образ­но гово­ря, плащ прин­ца уже сшит, но на вла­дель­це он тре­щит по швам. При­чем не факт, что отно­ше­ния обя­за­тель­но не сло­жат­ся, про­сто вы не смо­же­те отде­лать­ся от впе­чат­ле­ния, что в Сети вы обща­е­тесь с одним чело­ве­ком, а в реаль­но­сти — с дру­гим.

Кста­ти, не все­гда чело­век в реаль­но­сти ока­зы­ва­ет­ся хуже, воз­мож­ны вся­кие вари­ан­ты, ино­гда реаль­ный чело­век может ока­зать­ся инте­рес­нее сво­е­го вир­ту­аль­но­го обра­за. Но, как пра­ви­ло, это отно­сит­ся к людям, отно­ше­ния с кото­ры­ми еще не име­ют над­ле­жа­щей дли­тель­но­сти и глу­би­ны.

Имен­но поэто­му, если ваш инте­рес к чело­ве­ку выхо­дит за рам­ки вир­ту­аль­но­сти, опыт­ные оби­та­те­ли вир­ту­аль­ных соци­у­мов сове­ту­ют не тянуть с пере­хо­дом в реаль­ность и делать это жела­тель­но еще на эта­пе, когда в отно­ше­ни­ях толь­ко наме­ти­лась бли­зость, дру­же­ская или любов­ная и образ еще не сфор­ми­ро­вал­ся и не усто­ял­ся. В таком слу­чае реаль­ная и вир­ту­аль­ная состав­ля­ю­щая будут допол­нять друг дру­га, и вы избе­жи­те раз­дво­ен­но­сти вос­при­я­тия.

Социальные последствия

Итак, близ­кие эмо­ци­о­наль­ные кон­так­ты в Сети не толь­ко воз­мож­ны, но и доволь­но рас­про­стра­нен­ны и не то что с каж­дым годом, а с каж­дым меся­цем коли­че­ство вовле­чен­ных в них людей уве­ли­чи­ва­ет­ся. Соци­аль­ные послед­ствия это­го явле­ния уже сей­час зна­чи­мы и эта зна­чи­мость неиз­беж­но будет воз­рас­тать. И послед­ствия это­го явле­ния, без­услов­но, неод­но­знач­ны.

Как поло­жи­тель­ный фак­тор сто­ит отме­тить тера­пев­ти­че­ское воз­дей­ствие подоб­ных кон­так­тов. Круг обще­ния чело­ве­ка рас­ши­ря­ет­ся, при­чем часто это обще­ние эмо­ци­о­наль­но окра­ше­но. Но в отли­чие от боль­шин­ства дру­гих меха­низ­мов соци­аль­ной ком­пен­са­ции «эмо­ци­о­наль­ной недо­ста­точ­но­сти» вир­ту­аль­ное обще­ние дает чело­ве­ку не сур­ро­гат эмо­ций, а под­лин­ные эмо­ции, чув­ства и пере­жи­ва­ния.

Бес­спор­но, новиз­на это­го явле­ния при­вно­сит тре­вож­ность — «что же со мной про­ис­хо­дит?», одна­ко пере­ход вир­ту­аль­ных кон­так­тов в раз­ряд обы­ден­ных вещей — вопрос вре­ме­ни.

Кро­ме того, что жизнь чело­ве­ка ста­но­вит­ся эмо­ци­о­наль­но насы­щен­нее, участ­ни­ка­ми вир­ту­аль­ных ком­му­ни­ка­ций (осо­бен­но моло­де­жью) «малой кро­вью» при­об­ре­та­ет­ся жиз­нен­ный опыт. При­чем этот опыт усва­и­ва­ет­ся в кон­цен­три­ро­ван­ном виде, при­об­ре­те­ние же подоб­но­го опы­та в реаль­ной жиз­ни сопря­же­но с боль­ши­ми, неже­ли в вир­ту­аль­но­сти, слож­но­стя­ми.

Мно­гие участ­ни­ки вир­ту­аль­ных ком­му­ни­ка­ций отме­ча­ют, что опыт, при­об­ре­тен­ный в Сети, в част­но­сти, опыт обще­ния с про­ти­во­по­лож­ным полом, ока­зал­ся им очень полез­ным в реаль­ной жиз­ни.

Для зна­чи­тель­ной части людей (осо­бен­но для людей с физи­че­ски­ми недо­стат­ка­ми и т.п.) вир­ту­аль­ные отно­ше­ния явля­ют­ся, едва ли не един­ствен­ной воз­мож­но­стью дей­ство­вать в соци­у­ме на рав­ных с дру­ги­ми и иметь нор­маль­ный круг обще­ния.

Слож­но ума­лить зна­че­ние вир­ту­аль­ных кон­так­тов и для людей с раз­но­об­раз­ны­ми ком­плек­са­ми. Бес­спор­но, реа­ли­за­ция ком­плек­сов в Сети при­вно­сит про­бле­мы и неудоб­ства для дру­гих «вир­ту­а­лов», но реа­ли­за­ция их в реаль­ной жиз­ни нанес­ла бы несрав­нен­но боль­ший вред.

Одна­ко у каж­дой пал­ки два кон­ца и у рас­смат­ри­ва­е­мо­го мной соци­аль­но­го явле­ния име­ют­ся и нега­тив­ные послед­ствия. Как и сле­до­ва­ло пред­по­ло­жить, эти послед­ствия — обо­рот­ная сто­ро­на пре­иму­ществ вир­ту­аль­но­сти.

В вир­ту­аль­но­сти нала­дить близ­кие отно­ше­ния с чело­ве­ком, без­услов­но, лег­че, чем в реаль­но­сти. И для опре­де­лен­ной части поль­зо­ва­те­лей эта лег­кость дела­ет вир­ту­аль­ность при­тя­га­тель­ней реаль­но­сти — друж­ба и любовь в вир­ту­аль­но­сти тре­бу­ют от чело­ве­ка несрав­нен­но мень­ших мораль­ных и мате­ри­аль­ных затрат и ответ­ствен­но­сти, чем в реаль­ной жиз­ни.

И хотя вир­ту­аль­ные отно­ше­ния не дают мно­го­го, что могут дать реаль­ные, тем не менее часть людей идет по пути наи­мень­ше­го сопро­тив­ле­ния и прак­ти­че­ски огра­ни­чи­ва­ют­ся «вир­ту­а­лом».

Все это ведет к неко­е­му ком­пью­тер­но­му эска­пиз­му и, без­услов­но, явля­ет­ся одним из видов «интер­нет-зави­си­мо­сти», кото­рая уже дав­но тре­во­жит пси­хо­ло­гов, социо­ло­гов и дру­гих пред­ста­ви­те­лей соци­аль­ных наук.

Литература

  1. Белин­ская Е. Жич­ки­на А. Стра­те­гии само­пре­зен­та­ции в Интер­нет и их связь с реаль­ной иден­тич­но­стью
  2. Жич­ки­на А. Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты обще­ния в Интер­не­те
  3. Май­ерс Дэвид. Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия. СПб., «Питер», 1997.
  4. Несте­ров В. Ю., Несте­ро­ва Е.И. Неко­то­рые аспек­ты ком­му­ни­ка­ци­он­ных про­цес­сов в Сети с точ­ки зре­ния куль­ту­ро­ло­гии // 5-я Меж­ду­на­род­ная науч­но-прак­ти­че­ская кон­фе­рен­ция Инфор­ма­ци­он­ные систе­мы и тех­но­ло­гии «Вир­ту­аль­ный мир Инфо­сфе­ры: прак­ти­че­ское исполь­зо­ва­ние чело­ве­ком». Вла­ди­во­сток, 1998.
  5. Сад­лер Уильям А., Джон­сон Томас Б. . От оди­но­че­ства к ано­мии // Лаби­рин­ты оди­но­че­ства. М., «Про­гресс», 1989.
  6. Kelly P. Human Identity Part 1: Who are you? / Netropolitan life/E-lecture from the univercity cource about the net. 1997
  7. Reid. E. Cultural Formations in Text-Based Virtual Realities/ A thesis submitted in fulfillment of the requirements for the degree of Master of Arts. Cultural Studies Program. Department of English. University of Melbourne. January 1994

Об авторе

Вадим Юрье­вич Несте­ров — социо­лог, жур­на­лист, веб-мене­джер. Сфе­ра инте­ре­сов в пси­хо­ло­гии — осо­бен­но­сти ком­му­ни­ка­тив­ных про­цес­сов в гло­баль­ных ком­пью­тер­ных сетях.

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.