Федоров В.В. Структура самопрезентации подростков в реальном общении и социальных сетях

Ф

Цели иссле­до­ва­ния состо­ят в раз­ра­бот­ке опрос­ни­ков, поз­во­ля­ю­щих оце­нить выра­жен­ность харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах, а так­же в срав­не­нии основ­ных струк­тур­ных ком­по­нен­тов само­пре­зен­та­ции.

Кон­текст и акту­аль­ность иссле­до­ва­ния. Совре­мен­ные под­рост­ки явля­ют­ся актив­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ных сетей. На дан­ный момент не так мно­го иссле­до­ва­ний, посвя­щен­ных изу­че­нию харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции под­рост­ков и их срав­не­нию в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах. Суще­ству­ет недо­ста­ток в иссле­до­ва­тель­ском инстру­мен­та­рии, поз­во­ля­ю­щем оце­ни­вать выра­жен­ность харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции под­рост­ков.

Дизайн иссле­до­ва­ния. Иссле­до­ва­ние вклю­ча­ло 6 основ­ных эта­пов: 1) выяв­ле­ние содер­жа­тель­ных харак­те­ри­стик под­рост­ков, свой­ствен­ных им в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах; 2) состав­ле­ние двух опрос­ни­ков для выяв­ле­ния выра­жен­но­сти харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах; 3) про­ве­де­ние иссле­до­ва­ния с исполь­зо­ва­ни­ем двух опрос­ни­ков для выяв­ле­ния выра­жен­но­сти харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции под­рост­ков; 4) поиск фак­тор­ных струк­тур ком­по­нен­тов само­пре­зен­та­ции под­рост­ков; 5) экс­перт­ный ана­лиз содер­жа­ния выяв­лен­ных ком­по­нен­тов и при­сво­е­ние им назва­ний; 6) сопо­став­ле­ние выяв­лен­ных ком­по­нен­тов само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном обще­нии и обще­нии в соци­аль­ной сети.

Выбор­ка состо­я­ла из 290 уча­щих­ся под­рост­ко­во­го воз­рас­та (44% муж­ско­го пола, 56% — жен­ско­го) с 6 по 9 клас­сы обще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­лы г. Моск­вы.

Мето­ды. Для опре­де­ле­ния харак­те­ри­стик под­рост­ков, свой­ствен­ных им в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах, исполь­зо­ва­лась автор­ская моди­фи­ка­ция мето­ди­ки М. Куна и Т. Мак­парт­лен­да «Кто Я?». Для опре­де­ле­ния выра­жен­но­сти харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции под­рост­ков были раз­ра­бо­та­ны два автор­ских опрос­ни­ка. Для поис­ка фак­тор­ных струк­тур ком­по­нен­тов само­пре­зен­та­ции при­ме­нял­ся экс­пло­ра­тор­ный фак­тор­ный ана­лиз, метод глав­ных ком­по­нент. Вычис­ле­ния про­во­ди­лись в про­грам­ме SPSS 23.0.

Резуль­та­ты. Выяв­ле­ны наи­бо­лее силь­ные и устой­чи­вые ком­по­нен­ты само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве и ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве соци­аль­ной сети — «Дру­же­люб­ность», «Враж­деб­ность», «Талант­ли­вость и ори­ги­наль­ность», «Попу­ляр­ность» и «Робость». Эти ком­по­нен­ты име­ют содер­жа­тель­ные сход­ства с извест­ны­ми типа­ми само­пре­зен­та­ций в оте­че­ствен­ных и зару­беж­ных клас­си­фи­ка­ци­ях, что под­твер­жда­ет их содер­жа­тель­ную валид­ность.

Основ­ные выво­ды. Част­ные акты само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве и ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве соци­аль­ной сети могут быть объ­еди­не­ны в груп­пы, обра­зу­ю­щие струк­тур­ные ком­по­нен­ты само­пре­зен­та­ции. Устой­чи­вые струк­тур­ные ком­по­нен­ты само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах сов­па­да­ют по смыс­лу, но име­ют внут­рен­ние содер­жа­тель­ные отли­чия.

Введение

Совре­мен­ные под­рост­ки, имея выра­жен­ную потреб­ность в интим­но-лич­ност­ном обще­нии (Д.Б. Эль­ко­нин), полу­чи­ли воз­мож­ность ее удо­вле­тво­ре­ния не толь­ко в реаль­ном обще­нии, но и в циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве, част­ным слу­ча­ем кото­ро­го явля­ют­ся соци­аль­ные сети — ВКон­так­те, Facebook, Instagram и др. По резуль­та­там наше­го иссле­до­ва­ния [8], основ­ным видом дея­тель­но­сти под­рост­ков в соци­аль­ной сети явля­ет­ся обще­ние со зна­ко­мы­ми и дру­зья­ми.

Неотъ­ем­ле­мым атри­бу­том чело­ве­че­ско­го обще­ния явля­ет­ся само­пре­зен­та­ция, име­ю­щая важ­ное зна­че­ние на про­тя­же­нии всей жиз­ни, опре­де­ляя его успеш­ность.

Пер­вые фун­да­мен­таль­ные иссле­до­ва­ния само­пре­зен­та­ции появи­лись на рубе­же 50—60‑х годов про­шло­го сто­ле­тия, в чис­ло кото­рых вошла рабо­та Ирви­на Гофф­ма­на «Пред­став­ле­ние себя дру­гим в повсе­днев­ной жиз­ни» («Presentation of Self in Everyday Life», 1959) [12].

Коли­че­ство иссле­до­ва­ний, свя­зан­ных с само­пре­зен­та­ци­ей лич­но­сти, про­дол­жа­ет рас­ти и в насто­я­щее вре­мя. Одна из веро­ят­ных при­чин это­го — появ­ле­ние ком­пью­тер­ных соци­аль­ных сетей, в кото­рых про­цесс само­пре­зен­та­ции лич­но­сти игра­ет важ­ную роль и тре­бу­ет изу­че­ния.

Вслед за О.А. Пику­лё­вой под само­пре­зен­та­ци­ей мы пони­ма­ем в раз­лич­ной сте­пе­ни осо­зна­ва­е­мый и посто­ян­но осу­ществ­ля­е­мый в меж­лич­ност­ном вза­и­мо­дей­ствии про­цесс предъ­яв­ле­ния Я‑информации в вер­баль­ном и невер­баль­ном пове­де­нии субъ­ек­та само­пре­зен­та­ции с уче­том спе­ци­фи­ки соци­аль­ной ситу­а­ции [6].

Cамо­пре­зен­та­ция игра­ет осо­бую роль в под­рост­ко­вом воз­расте, помо­гая решать основ­ные зада­чи раз­ви­тия это­го пери­о­да. Цен­траль­ным систем­ным ново­об­ра­зо­ва­ни­ем под­рост­ко­во­го воз­рас­та, по мне­нию Л.И. Божо­вич, явля­ет­ся новый уро­вень само­со­зна­ния, кото­рый пред­по­ла­га­ет спо­соб­ность под­рост­ка позна­вать себя как лич­ность, как непо­вто­ри­мую инди­ви­ду­аль­ность. В резуль­та­те у под­рост­ка воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость в само­вос­пи­та­нии, само­вы­ра­же­нии и само­утвер­жде­нии сре­ди сверст­ни­ков [1; 7].

Наря­ду с фор­ми­ро­ва­ни­ем само­со­зна­ния в под­рост­ко­вом воз­расте ряд авто­ров отме­ча­ют зна­чи­мую роль само­пре­зен­та­ции в фор­ми­ро­ва­нии, под­твер­жде­нии и уточ­не­нии Я‑концепции, иден­тич­но­сти, Я‑образа и т.д. [6; 16].

С точ­ки зре­ния А.В. Пет­ров­ско­го, под вли­я­ни­ем потреб­но­сти в пер­со­на­ли­за­ции на эта­пе инди­ви­ду­а­ли­за­ции под­рост­ки склон­ны к демон­стра­ции сво­ей инди­ви­ду­аль­но­сти в рефе­рент­ной груп­пе сверст­ни­ков (быть сами­ми собой) в про­ти­во­вес более ран­не­му пери­о­ду — пери­о­ду адап­та­ции, когда детям при­су­ще быть таки­ми, как все, рас­тво­ря­ясь в общей мас­се [5].

Одним из важ­ных, свой­ствен­ных под­рост­ко­во­му воз­рас­ту фено­ме­нов, кото­рый был обна­ру­жен Д.Б. Эль­ко­ни­ным, явля­ет­ся «чув­ство взрос­ло­сти», ощу­ще­ние под­рост­ком, что он уже не ребе­нок, и его тре­бо­ва­ние от окру­жа­ю­щих отно­ше­ния к себе как ко взрос­ло­му чело­ве­ку [11].

Чув­ство взрос­ло­сти побуж­да­ет под­рост­ка к изме­не­нию сво­их норм пове­де­ния, цен­но­стей, отно­ше­ний к себе и дей­стви­тель­но­сти так, что­бы, по сво­е­му мне­нию, соот­вет­ство­вать обра­зу взрос­ло­го чело­ве­ка. Основ­ным пси­хо­ло­ги­че­ским меха­низ­мом, спо­соб­ству­ю­щим пере­во­пло­ще­нию под­рост­ка, явля­ет­ся при­сво­е­ние образ­цов [7].

Неред­ко под­ро­сток выби­ра­ет себе в роли куми­ра героя филь­ма или худо­же­ствен­но­го про­из­ве­де­ния, извест­но­го теле­ве­ду­ще­го, музы­кан­та, арти­ста, а иной раз даже ком­пью­тер­но­го пер­со­на­жа, у кото­рых пере­ни­ма­ет, в первую оче­редь, внеш­ние атри­бу­ты взрос­ло­сти — внеш­ний вид и мане­ру пове­де­ния. Удо­вле­тво­ре­ние основ­ных потреб­но­стей в обще­нии, при­ня­тии, при­зна­нии и само­вы­ра­же­нии повы­ша­ет акту­аль­ность само­пре­зен­та­ции чело­ве­ка как спо­со­ба фор­ми­ро­ва­ния бла­го­при­ят­но­го впе­чат­ле­ния о себе, что, несо­мнен­но, вли­я­ет на соци­аль­ную успеш­ность под­рост­ка [6].

Как пра­ви­ло, само­пре­зен­та­ция чело­ве­ка очень раз­но­об­раз­на и замет­но отли­ча­ет­ся у раз­ных людей по спо­со­бам, видам и содер­жа­нию. Ряд иссле­до­ва­те­лей пред­ла­га­ют раз­ли­чать само­пре­зен­та­цию по несколь­ким осно­ва­ни­ям. Напри­мер:

  • по осо­знан­но­сти дей­ствий субъ­ек­та — осо­зна­ва­е­мая (кон­тро­ли­ру­е­мая) и неосо­зна­ва­е­мая («авто­ма­ти­че­ская») само­пре­зен­та­ции (И. Гофф­ман и др.) [12];
  • по спо­со­бу предъ­яв­ле­ния инфор­ма­ции — пря­мая и кос­вен­ная (Р. Чал­ди­ни и др.) [10];
  • по кри­те­рию опо­сре­до­ван­но­сти — непо­сред­ствен­ная и опо­сре­до­ван­ная (О.А. Пику­лё­ва);
  • по стрем­ле­нию полу­чить соци­аль­ное одоб­ре­ние («вос­при­им­чи­вая») и избе­жать потерь в соци­аль­ном одоб­ре­нии («защит­ная») (С. Берг­лас и И. Джонс);
  • по вре­ме­ни осу­ществ­ле­ния само­пре­зен­та­ци­он­ных дей­ствий — так­ти­че­ская и стра­те­ги­че­ская само­пре­зен­та­ции (Дж. Теде­ши и В. Мель­бург) [6].

В зару­беж­ной лите­ра­ту­ре выде ляют раз­лич­ные стра­те­гии и так­ти­ки само­пре­зен­та­ции. Одной из извест ных клас­си­фи­ка­ций явля­ет­ся модель С. Ли, Б. Куиг­ли, М. Неслер, А. Кор­бетт, Дж. Теде­ши, состо­я­щая из 12 так­тик само­пре­зен­та­ции. Семь из них направ­ле­ны на созда­ние опре­де­лен­ных новых иден­тич­но­стей в гла­зах окру­жа­ю­щих (ассер­тив­ный тип) — это «жела­ние понра­вить­ся» (ingratiation), «при­ме­ро­но­си­тель­ство»   (exemplification), «при­пи­сы­ва­ние себе дости­же­ний» (entitlement), «пре­уве­ли­че­ние сво­их дости­же­ний» (enhancement), «просьба/ моль­ба» (supplication), «запу­ги­ва­ние» (intimidation), «нега­тив­ная оцен­ка дру­гих» (blasting). Осталь­ные пять так­тик направ­ле­ны на вос­со­зда­ние утра­чен­ной поло­жи­тель­ной иден­тич­но­сти или на изме­не­ние суще­ству­ю­щей нега­тив­ной иден­тич­но­сти (защит­ный тип). Сре­ди них — «изви­не­ние» (apology), «отре­че­ние» (disclaimer), «оправ­да­ние с при­ня­ти­ем  ответ­ствен­но­сти» (justification), «оправ­да­ние с отри­ца­ни­ем ответ­ствен­но­сти» (excuse), «пре­пят­ство­ва­ние само­му себе» (self-handicapping) [14].

При непо­сред­ствен­ном наблю­де­нии само­пре­зен­та­ция под­рост­ков обыч­но вос­при­ни­ма­ет­ся в виде разо­рван­ных отдель­ных эле­мен­тов, что затруд­ня­ет даль­ней­шие иссле­до­ва­ния по при­чине труд­но­сти охва­та боль­шо­го коли­че­ства эле­мен­тов или при­ня­тия реше­ния об исклю­че­нии каких-либо из них.

На наш взгляд, явля­ет­ся чрез­вы­чай­но важ­ным обоб­ще­ние отдель­ных мно­го­чис­лен­ных актов само­пре­зен­та­ции чело­ве­ка в содер­жа­тель­но осмыс­лен­ные устой­чи­вые струк­тур­ные ком­по­нен­ты само­пре­зен­та­ции, что поз­во­лит не толь­ко более эффек­тив­но фор­ми­ро­вать необ­хо­ди­мое впе­чат­ле­ние субъ­ек­ту само­пре­зен­та­ции, но и раз­ра­бо­тать пси­хо­ло­гам соот­вет­ству­ю­щие мето­ди­ки по диа­гно­сти­ке само­пре­зен­та­ции.

Несмот­ря на доста­точ­но про­дол­жи­тель­ную исто­рию изу­че­ния само­пре­зен­та­ции, боль­шин­ство иссле­до­ва­ний посвя­ще­но изу­че­нию юно­ше­ско­го и более стар­ше­го воз­рас­тов. На дан­ный момент суще­ству­ет не так мно­го совре­мен­ных иссле­до­ва­ний, посвя­щен­ных само­пре­зен­та­ции под­рост­ков, для кото­рых эта состав­ля­ю­щая обще­ния явля­ет­ся чрез­вы­чай­но важ­ной.

Суще­ству­ют точ­ки зре­ния, что пове­де­ние людей в соци­аль­ной сети отли­ча­ет­ся от пове­де­ния в реаль­ном обще­нии, что объ­яс­ня­ет­ся, в част­но­сти, осо­бы­ми воз­мож­но­стя­ми, кото­рые предо­став­ля­ет чело­ве­ку соци­аль­ная сеть для само­пре­зен­та­ции [2].

С дру­гой сто­ро­ны, ряд авто­ров упо­ми­на­ют о том, что в совре­мен­ных соци­аль­ных сетях сти­ра­ет­ся ано­ним­ность, кото­рая была еще так рас­про­стра­не­на ранее, и предъ­яв­ле­ние себя со сто­ро­ны поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей ста­но­вит­ся более прав­ди­вым.

Обоб­щая ска­зан­ное, мож­но отме­тить несколь­ких при­чин, вли­я­ю­щих на необ­хо­ди­мость про­ве­де­ния дан­но­го иссле­до­ва­ния. Во-пер­вых, это нали­чие про­ти­во­ре­чи­вых пред­по­сы­лок отно­си­тель­но сход­ства само­пре­зен­та­ции людей в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах; во-вто­рых, недо­ста­точ­ная изу­чен­ность само­пре­зен­та­ции в под­рост­ко­вом воз­расте; в‑третьих, нехват­ка иссле­до­ва­тель­ско­го инстру­мен­та­рия для изу­че­ния само­пре­зен­та­ции под­рост­ков.

Иссле­до­ва­ние посвя­ще­но изу­че­нию струк­тур­ных ком­по­нен­тов само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах.

Программа исследования

В дан­ном иссле­до­ва­нии про­ве­ря­лась гипо­те­за, соглас­но кото­рой суще­ству­ют раз­ли­чия в основ­ных струк­тур­ных ком­по­нен­тах само­пре­зен­та­ции под­рост­ков, харак­тер­ных для реаль­но­го и циф­ро­во­го ком­му­ни­ка­тив­ных про­странств.

Для про­вер­ки гипо­те­зы мы раз­би­ли наше иссле­до­ва­ние на шесть основ­ных эта­пов. На пер­вом эта­пе иссле­до­ва­ния выяви­ли содер­жа­тель­ные харак­те­ри­сти­ки под­рост­ков, свой­ствен­ные им в реаль­ном обще­нии и обще­нии с исполь­зо­ва­ни­ем соци­аль­ных сетей. Для этих целей мы исполь­зо­ва­ли моди­фи­ци­ро­ван­ную мето­ди­ку М. Куна и Т. Мак­парт­лен­да «Кто Я? Какой Я?» и автор­ский вари­ант моди­фи­ка­ции этой мето­ди­ки «Кто Я? Какой Я в соци­аль­ной сети?» с огра­ни­че­ни­я­ми отве­тов до 20.

На вто­ром эта­пе иссле­до­ва­ния на осно­ва­нии выяв­лен­ных ранее харак­те­ри­стик мы соста­ви­ли два опрос­ни­ка «Само­пре­зен­та­ция под­рост­ка в реаль­ном обще­нии» и «Само­пре­зен­та­ция под­рост­ка в соци­аль­ной сети», поз­во­ля­ю­щих опре­де­лить выра­жен­ность качеств само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном обще­нии со сверст­ни­ка­ми и обще­нии в соци­аль­ной сети.

На тре­тьем эта­пе было про­ве­де­но иссле­до­ва­ние с исполь­зо­ва­ни­ем этих двух опрос­ни­ков на уча­щих­ся 6—9 клас­сов в коли­че­стве 199 чело­век (41% муж­ско­го пола, 59% — жен­ско­го). С целью уве­ли­че­ния досто­вер­но­сти полу­ча­е­мых дан­ных опрос­ник «Само­пре­зен­та­ция под­рост­ка в соци­аль­ной сети» про­во­дил­ся толь­ко на под­рост­ках, у кото­рых опыт исполь­зо­ва­ния соци­аль­ной сети был боль­ше или равен 1,5 годам, пери­о­дич­ность посе­ще­ния соци­аль­ной сети — не реже 1 раза в неде­лю, про­во­ди­мое в сети вре­мя в день посе­ще­ния — не менее 0,5 часа.

На чет­вер­том эта­пе с целью опре­де­ле­ния двух струк­тур само­пре­зен­та­ции под­рост­ков резуль­та­ты изме­ре­ния отдель­ных харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции, полу­чен­ные на тре­тьем эта­пе, были про­ана­ли­зи­ро­ва­ны с помо­щью экс­пло­ра­тор­но­го фак­тор­но­го ана­ли­за мето­дом глав­ных ком­по­нент [3; 4].

На пятом эта­пе про­во­ди­лась про­це­ду­ра экс­перт­ных оце­нок для ана­ли­за содер­жа­ния и поис­ка наи­луч­ше­го назва­ния для выяв­лен­ных ком­по­нен­тов.

На шестом эта­пе про­во­ди­лись опи­са­ние и сопо­став­ле­ние выяв­лен­ных ком­по­нен­тов само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном обще­нии и обще­нии в соци­аль­ной сети.

Результаты исследования

Резуль­та­том про­ве­де­ния пер­во­го эта­па иссле­до­ва­ния явля­лось выяв­ле­ние 2829 харак­те­ри­стик под­рост­ков, свой­ствен­ных им в ситу­а­ции реаль­но­го обще­ния.

Наи­бо­лее встре­ча­е­мы­ми после уни­фи­ка­ции схо­жих из них ока­за­лись сле­ду­ю­щие харак­те­ри­сти­ки — доб­рый, весе­лый, неза­ви­си­мая лич­ность, дру­же­люб­ный, лени­вый, спор­тив­ный, забот­ли­вый, смеш­ной, отзыв­чи­вый и др. (все­го 81 харак­те­ри­сти­ка).

Так­же было собра­но 1480 харак­те­ри­стик под­рост­ков, кото­ры­ми они себя опи­сы­ва­ли при обще­нии в соци­аль­ной сети. После уни­фи­ка­ции схо­жих опре­де­ле­ний выяс­ни­лось, что наи­бо­лее часто встре­ча­е­мы­ми ока­за­лись 118 качеств, такие как — общи­тель­ный, доб­рый, весе­лый, умный, гей­мер, дру­же­люб­ный, внешне при­вле­ка­тель­ный, люби­тель музы­ки, инте­рес­ный, смеш­ной, спор­тив­ный и др.

Выяв­лен­ные харак­те­ри­сти­ки для реаль­но­го и циф­ро­во­го ком­му­ни­ка­тив­ных про­странств были схо­жи­ми, но име­ли и раз­ли­чия. На их базе были раз­ра­бо­та­ны два опрос­ни­ка, опре­де­ля­ю­щие сте­пень выра­жен­но­сти харак­те­ри­стик само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах.

Каж­дый из опрос­ни­ков вклю­чал в себя соот­вет­ству­ю­щий набор качеств для оцен­ки демон­стра­ции их под­рост­ка­ми в реаль­ном обще­нии и в соци­аль­ной сети. Каж­дую харак­те­ри­сти­ку само­пре­зен­та­ции необ­хо­ди­мо было оце­нить по сте­пе­ни ее демон­стра­ции от 0 до 5 бал­лов, где 0 — дан­ная харак­те­ри­сти­ка не демон­стри­ру­ет­ся, 5 — демон­стри­ру­ет­ся очень ярко.

Дан­ные, полу­чен­ные в резуль­та­те при­ме­не­ния этих двух опрос­ни­ков, были про­ве­ре­ны с помо­щью кри­те­рия адек­ват­но­сти выбор­ки КМО и кри­те­рия сфе­рич­но­сти Бар­лет­та и исполь­зо­ва­ны для про­ве­де­ния экс­пло­ра­тор­но­го фак­тор­но­го ана­ли­за [3].

Коли­че­ство ком­по­нен­тов в фак­тор­ной струк­ту­ре опре­де­ля­лось с при­ме­не­ни­ем сра­зу несколь­ких спо­со­бов: кри­те­рия Кай­зе­ра, мето­да «каме­ни­стой осы­пи», нали­чия в фак­то­рах мини­мум двух шкал с высо­ки­ми фак­тор­ны­ми нагруз­ка­ми и понят­но­сти фак­тор­ной струк­ту­ры в целом.

В ито­ге были выяв­ле­ны две струк­ту­ры ком­по­нен­тов само­пре­зен­та­ции под­рост­ков — для реаль­но­го и циф­ро­во­го ком­му­ни­ка­тив­ных про­странств.

Сгруп­пи­ро­ван­ные харак­те­ри­сти­ки были пред­ло­же­ны экс­пер­там для оцен­ки с целью опре­де­ле­ния смыс­ло­во­го содер­жа­ния и назва­ния каж­до­го ком­по­нен­та — фак­то­ра струк­ту­ры само­пре­зен­та­ции.

В струк­ту­ру само­пре­зен­та­ции под­рост­ков для реаль­но­го ком­му­ни­ка­тив­но­го про­стран­ства вошли 13 ком­по­нен­тов, объ­яс­ня­ю­щих 60,8% общей дис­пер­сии, а для циф­ро­во­го ком­му­ни­ка­тив­но­го про­стран­ства — 14 ком­по­нен­тов, объ­яс­ня­ю­щих 56,2% общей дис­пер­сии.

Ниже мы рас­смот­рим не все, а толь­ко самые устой­чи­вые и силь­ные ком­по­нен­ты выде­лен­ных фак­тор­ных струк­тур. Было обна­ру­же­но, что 5 самых силь ных ком­по­нен­тов само­пре­зен­та­ции из двух струк­тур сов­па­да­ют друг с дру­гом. А имен­но: «Дру­же­люб­ность», «Враж­деб­ность», «Талант­ли­вость и ори­ги­наль­ность», «Попу­ляр­ность», «Робость».

Обсуждение результатов

Ана­ли­зи­руя поря­док сле­до­ва­ния ком­по­нен­тов в фак­тор­ных струк­ту­рах для реаль­но­го и циф­ро­во­го ком­му­ни­ка­тив­ных про­странств (см. таб­ли­цу), кото­рый явля­ет­ся пока­за­те­лем зна­чи­мо­сти этих ком­по­нен­тов, мож­но отме­тить, что  поря­док  сле­до­ва­ния ком­по­нен­тов «Дру­же­люб­ность», «Враж­деб­ность» и «Робость» оди­на­ко­вый.

Раз­ли­чия наблю­да­ют­ся толь­ко в поряд­ке ком­по­нен­тов «Талант­ли­вость и ори­ги­наль­ность» и «Попу­ляр­ность». В струк­ту­ре реаль­но­го обще­ния ком­по­нент «Талант­ли­вость и ори­ги­наль­ность» идет на тре­тьем месте, «Попу­ляр­ность» — на чет­вер­том, а для обще­ния в соци­аль­ной сети — наобо­рот.

Раз­ни­ца в поряд­ке сле­до­ва­ния ком­по­нен­тов «Талант­ли­вость и ори­ги­наль­ность» и «Попу­ляр­ность» в раз­ных фак­тор­ных струк­ту­рах мини­маль­ная, но все же мож­но пред­по­ло­жить, что для под­рост­ков явля­ет­ся более важ­ным отра­зить свою попу­ляр­ность в соци­аль­ной сети, чем про­де­мон­стри­ро­вать талан­ты. А для реаль­но­го обще­ния наобо­рот — талан­ты зани­ма­ют более зна­чи­мую пози­цию, чем попу­ляр­ность. Воз­мож­но, это свя­за­но со слож­но­стью для боль­шин­ства под­рост­ков демон­стра­ции сво­ей попу­ляр­но­сти в реаль­ном обще­нии.

Таблица. Порядок компонентов факторных структур в реальном и цифровом коммуникативных пространствах подростков

Реаль­ное обще­ниеОбще­ние в соци­аль­ной сети
1Дру­же­люб­ностьДру­же­люб­ность
2Враж­деб­ностьВраж­деб­ность
3Талант­ли­вость и ори­ги­наль­ностьПопу­ляр­ность
4Попу­ляр­ностьТалант­ли­вость и ори­ги­наль­ность
5РобостьРобость

Несмот­ря на сход­ство по смыс­лу и назва­нию этих ком­по­нен­тов в раз­лич­ных ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах, они име­ют свою внут­рен­нюю спе­ци­фи­ку.

Ком­по­нент «Дру­же­люб­ность» в про­стран­стве соци­аль­ной сети содер­жит харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие, в первую оче­редь, кон­струк­тив­ную дея­тель­ност­ную направ­лен­ность под­рост­ков на дру­гих людей («отзыв­чи­вый», «забот­ли­вый», «помо­га­ю­щий дру­гим», «защи­ща­ю­щий дру­гих», «ула­жи­ва­ю­щий кон­флик­ты», «пат­ри­о­тич­ный»). Вме­сте с ними содер­жат­ся харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие рас­по­ло­жен­ность к ком­му­ни­ка­ции («пони­ма­ю­щий», «веж­ли­вый», «вни­ма­тель­ный к собе­сед­ни­ку», «дру­же­люб­ный», «доб­рый», «общи­тель­ный», «милый», «откры­тый для обще­ния», «довер­чи­вый», «инте­рес­ный», «любя­щий живот­ных»), вос­пи­тан­ность («ответ­ствен­ный», «бла­го­дар­ный», «вос­пи­тан­ный», «чест­ный»), умствен­ные спо­соб­но­сти («хоро­ший уче­ник», «любо­зна­тель­ный», «гра­мот­но пишу­щий сло­ва», «умный»).

В про­стран­стве реаль­но­го обще­ния этот ком­по­нент содер­жит харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие, в первую оче­редь, вос­пи­тан­ность («чест­ный», «куль­тур­ный и поря­доч­ный», «акку­рат­ный», «спо­кой­ный») и рас­по­ло­жен­ность к ком­му­ни­ка­ции («открытый/ искрен­ний», «доб­рый», «дру­же­люб­ный», «веж­ли­вый», «довер­чи­вый», «общи­тель­ный», «дела­ю­щий ком­пли­мен­ты»). Так­же при­сут­ству­ют харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие кон­струк­тив­ную дея­тель­ност­ную направ­лен­ность под­рост­ков на дру­гих людей («щед­рый», «помо­га­ю­щий», «забот­ли­вый», «спра­вед­ли­вый», «тру­до­лю­би­вый»).

Ком­по­нент «Враж­деб­ность» в про­стран­стве соци­аль­ной сети содер­жит харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие деструк­тив­ную направ­лен­ность на дру­гих («гру­бый»,  «кон­фликт­ный», «агрес­сив­ный», «враж­деб­ный», «при­но­ся­щий вред дру­гим», «злой», «нега­тив­но оце­ни­ва­ю­щий дру­гих», «опас­ный для дру­гих», «угро­жа­ю­щий дру­гим»), невос­пи­тан­ность («лжи­вый», «без­от­вет­ствен­ный»), эго­и­сти­че­скую направ­лен­ность («не ува­жа­ю­щий дру­гих», «без­раз­лич­ный к дру­гим», «эго­и­стич­ный», «амо­раль­ный и без­нрав­ствен­ный»).

В про­стран­стве реаль­но­го обще­ния этот ком­по­нент содер­жит харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие так­же деструк­тив­ную направ­лен­ность на дру­гих («агрес­сив­ный», «злой и враж­деб­ный», «оскорб­ля­ю­щий дру­гих», «гру­бый», «запу­ги­ва­ю­щий дру­гих», «опас­ный»), невос­пи­тан­ность («амо­раль­ный и невос­пи­тан­ный»), эго­и­стич­ную направ­лен­ность («само­влюб­лен­ный», «вос­хва­ля­ю­щий себя перед дру­ги­ми», «пре­уве­ли­чи­ва­ю­щий свои дости­же­ния», «пока­зы­ва­ю­щий пре­вос­ход­ство над дру­ги­ми»).

Ком­по­нент «Талант­ли­вость и ори­ги­наль­ность» в про­стран­стве соци­аль­ной сети содер­жит харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие инте­ре­сы и увле­че­ния под­рост­ков («име­ю­щий увле­че­ния», «инте­ре­су­ю­щий­ся нау­кой», «инте­ре­су­ю­щий­ся чем-то», «раз­но­сто­ронне раз­ви­тый»), спо­соб­но­сти («спо­соб­ный в чем-то», «экс­перт в чем-то», «твор­че­ский»), ори­ги­наль­ность («не такой, как все»), наме­ре­ние полу­чать и делить­ся сво­и­ми зна­ни­я­ми и опы­том («участ­ник обсуж­де­ний», «делит­ся инфор­ма­ци­ей с дру­ги­ми»).

В про­стран­стве реаль­но­го обще­ния этот ком­по­нент содер­жит харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие инте­ре­сы и увле­че­ния под­рост­ков («демон­стри­ру­ю­щий свои увле­че­ния и хоб­би», «раз­но­сто­рон­ний»), спо­соб­но­сти («талант­ли­вый»), позна­ва­тель­ные спо­соб­но­сти («любо­зна­тель­ный»), ори­ги­наль­ность («ори­ги­наль­ный, отлич­ный от дру­гих»), резуль­та­тив­ность («хоро­ший уче­ник», «целе­устрем­лен­ный», «успеш­ный»), наме­ре­ние полу­чать и делить­ся сво­и­ми зна­ни­я­ми и опы­том («участ­ник мно­гих сооб­ществ»). Вид­но, что в реаль­ном обще­нии, в отли­чие от обще­ния в соци­аль­ной сети, появил­ся блок харак­те­ри­стик — резуль­та­тив­ность.

Ком­по­нент «Попу­ляр­ность» в про­стран­стве соци­аль­ной сети содер­жит харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие при­вле­ка­тель­ную внеш­ность («красивый/привлекательный», «мод­ный»), при­зна­ние окру­жа­ю­щих («попу­ляр­ный», «чело­век, кото­ро­го ува­жа­ют», «лидер»), физи­че­скую силу («силь­ный», «спор­тив­ный»), ресурс­ные состо­я­ния («уве­рен­ный», «хоро­шо к себе отно­сит­ся», «сме­лый», «отды­ха­ю­щий»), при­зна­ки взрос­ло­сти («взрос­лый», «стар­ше, чем на самом деле», «финан­со­во обес­пе­чен­ный»), ген­дер­ную при­над­леж­ность («под­чер­ки­ва­ю­щий, что я парень/девушка»), отли­чи­тель­ные чер­ты («чело­век, име­ю­щий соб­ствен­ное мне­ние», «яркая лич­ность», «пре­вос­ход­ству­ю­щий над дру­ги­ми», «зага­доч­ный», «неза­ви­си­мый от дру­гих»).

В про­стран­стве реаль­но­го обще­ния этот ком­по­нент содер­жит харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие пре­иму­ще­ствен­но пози­тив­ный образ под­рост­ка («класс­ный», «шут­ник», «весе­лый», «смеш­ной», «любя­щий живот­ных»). Вме­сте с этим при­сут­ству­ют харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие отли­чи­тель­ные чер­ты («кру­той», «инте­рес­ный», «пока­зы­ва­ю­щий при­мер окру­жа­ю­щим»), внеш­нюю при­вле­ка­тель­ность («мод­ный»), при­зна­ние окру­жа­ю­щих («стре­мя­щий­ся понра­вить­ся дру­гим», «попу­ляр­ный сре­ди сверст­ни­ков»).

Ком­по­нент «Робость» в про­стран­стве соци­аль­ной сети содер­жит харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие общую пас­сив­ность лич­но­сти («пас­сив­ный», «спо­кой­ный») и ситу­а­тив­ную пас­сив­ность — когда нуж­но дей­ство­вать («нере­ши­тель­ный», «стес­ни­тель­ный», «скром­ный», «скуч­ный» и «лени­вый»).

В про­стран­стве реаль­но­го обще­ния этот ком­по­нент явля­ет­ся бипо­ляр­ным. На одном полю­се содер­жат­ся харак­те­ри­сти­ки, отра­жа­ю­щие избе­га­ние кон­так­тов и нераз­гла­ше­ние инфор­ма­ции о себе насто­я­щем («необ­щи­тель­ный», «скрыт­ный», «обыч­ный — как все»), ситу­а­тив­ную пас­сив­ность («скром­ный», «скуч­ный»), состо­я­ние «груст­ный», пока­зы­ва­ю­щее фруст­ри­ро­ван­ность, воз­ни­ка­ю­щую от робо­сти. На дру­гом полю­се рас­по­ла­га­ет­ся отра­жа­ю­щая реши­тель­ность харак­те­ри­сти­ка «пози­тив­ный», кото­рая явля­ет­ся про­ти­во­по­лож­но­стью состо­я­ния гру­сти.

Выяв­лен­ные нами основ­ные ком­по­нен­ты само­пре­зен­та­ции под­рост­ков пере­се­ка­ют­ся с неко­то­ры­ми клас­си­фи­ка­ци­я­ми типов само­пре­зен­та­ции, обна­ру­жен­ны­ми дру­ги­ми авто­ра­ми.

В ком­по­нен­те само­пре­зен­та­ции под­рост­ков «Дру­же­люб­ность» содер­жат­ся харак­те­ри­сти­ки, кото­рые согла­су­ют­ся с таки­ми так­ти­ка­ми само­пре­зен­та­ции, как «воз­вы­ше­ние целе­вой пер­со­ны в фор­ме лести, ком­пли­мен­тов или дру­гих пози­тив­ных под­креп­ле­ний», «ока­за­ние каких-либо услуг», «ока­за­ние помо­щи» (клас­си­фи­ка­ция  И.  Джон­са) [13], «при­ме­ро­но­си­тель­ство» (клас­си­фи­ка­ция С. Ли и др.) [14], «откры­тость», «ком­му­ни­ка­тив­ная при­вле­ка­тель­ность» (В.В. Хоро­ших) [9].

В ком­по­нен­те само­пре­зен­та­ции под­рост­ков «Враж­деб­ность» содер­жат­ся харак­те­ри­сти­ки, кото­рые  согла­су­ют­ся с таки­ми так­ти­ка­ми само­пре­зен­та­ции, как «запу­ги­ва­ние», «пре­уве­ли­че­ние сво­их дости­же­ний», «нега­тив­ная оцен­ка дру­гих» (клас­си­фи­ка­ция С. Ли и др.) [14], «само­вос­хва­ле­ние», «запу­ги­ва­ние» (клас­си­фи­ка­ция И. Джон­са) [13], «ума­ле­ние зна­че­ния сопер­ни­ков», «кри­ти­че­ские оцен­ки тре­тьей (не при­сут­ству­ю­щей) сто­ро­ны» (клас­си­фи­ка­ция А. Шут­ца).

Люди, исполь­зу­ю­щие дан­ный тип само­пре­зен­та­ции, стре­мят­ся доми­ни­ро­вать для того, что­бы выгля­деть бла­го­при­ят­ным обра­зом («стрем­ле­ние казать­ся хоро­шим, застав­ляя дру­гих выгля­деть пло­хи­ми») [17].

В ком­по­нен­те само­пре­зен­та­ции под­рост­ков «Талант­ли­вость и ори­ги­наль­ность» содер­жат­ся харак­те­ри­сти­ки, кото­рые согла­су­ют­ся с таки­ми так­ти­ка­ми само­пре­зен­та­ции, как «демон­стра­ция силы и вла­сти» как спо­соб­но­сти выпол­нить зада­чу (клас­си­фи­ка­ция А. Шут­ца) [17], «само­про­дви­же­ние» (клас­си­фи­ка­ция П. Розен­фель­да и др.) [15], «демон­стра­ция вклю­чен­но­сти в раз­ные сто­ро­ны жиз­ни» (В.В. Хоро­ших, И.А. Широ­кая) [9].

В ком­по­нен­те само­пре­зен­та­ции под­рост­ков «Попу­ляр­ность» содер­жат­ся харак­те­ри­сти­ки, кото­рые согла­су­ют­ся с таки­ми так­ти­ка­ми само­пре­зен­та­ции, как «пози­тив­ные выска­зы­ва­ния субъ­ек­та о самом себе» (клас­си­фи­ка­ция И. Джон­са) [13], «образ­цо­вое пове­де­ние» (клас­си­фи­ка­ция А. Шут­ца) [17].

В ком­по­нен­те само­пре­зен­та­ции под­рост­ков «Робость» содер­жат­ся харак­те­ри­сти­ки, кото­рые согла­су­ют­ся с таки­ми так­ти­ка­ми само­пре­зен­та­ции, как «избе­га­ние пуб­лич­но­го вни­ма­ния», «мини­маль­ное само­рас­кры­тие», «осто­рож­ное само­опи­са­ние», «дове­де­ние до мини­му­ма соци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия», «стрем­ле­ние сохра­нять мол­ча­ние», «пас­сив­ное, но дру­же­люб­ное вза­и­мо­дей­ствие» (клас­си­фи­ка­ция А. Шут­ца) [17]. По мне­нию А. Шут­ца, люди, вовле­чен­ные в подоб­но­го рода само­пре­зен­та­цию, часто избе­га­ют тре­во­жа­щих, непри­ят­ных для них ситу­а­ций, вслед­ствие чего отка­зы­ва­ют­ся от воз­мож­но­сти сфор­ми­ро­вать бла­го­при­ят­ное впе­чат­ле­ние и уси­лить само­оцен­ку.

Заключение

В резуль­та­те про­ве­ден­но­го иссле­до­ва­ния уда­лось обна­ру­жить сле­ду­ю­щее.

  1. Част­ные акты само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве и ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве соци­аль­ной сети могут быть объ­еди­не­ны в груп­пы, обра­зу­ю­щие струк­тур­ные ком­по­нен­ты само­пре­зен­та­ции.
  2. Наи­бо­лее силь­ны­ми и устой­чи­вы­ми ком­по­нен­та­ми само­пре­зен­та­ции в реаль­ном ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве и ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве соци­аль­ной сети явля­ют­ся «Дру­же­люб­ность», «Враж­деб­ность», «Талант­ли­вость и ори­ги­наль­ность», «Попу­ляр­ность» и «Робость».
  3. Выяв­лен­ные ком­по­нен­ты само­пре­зен­та­ции под­рост­ков «Дру­же­люб­ность», «Враж­деб­ность», «Талант­ли­вость и ори­ги­наль­ность», «Попу­ляр­ность» и «Робость» име­ют содер­жа­тель­ные сход­ства с извест­ны­ми типа­ми само­пре­зен­та­ций в оте­че­ствен­ных и зару­беж­ных клас­си­фи­ка­ци­ях, что под­твер­жда­ет валид­ность раз­ра­бо­тан­ных мето­ди­че­ских при­е­мов.
  4. Устой­чи­вые струк­тур­ные ком­по­нен­ты само­пре­зен­та­ции под­рост­ков в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах сов­па­да­ют по смыс­лу, имея при этом внут­рен­ние содер­жа­тель­ные отли­чия.

Таким обра­зом, гипо­те­за наше­го иссле­до­ва­ния о том, что есть раз­ли­чия в основ­ных струк­тур­ных ком­по­нен­тах само­пре­зен­та­ции под­рост­ков, харак­тер­ных для реаль­но­го и циф­ро­во­го ком­му­ни­ка­тив­ных про­странств, под­твер­ди­лась частич­но.

Ограничения и перспективы исследования

В дан­ном иссле­до­ва­нии были рас­смот­ре­ны толь­ко самые силь­ные и устой­чи­вые ком­по­нен­ты струк­ту­ры само­пре­зен­та­ции под­рост­ков. Осо­бый инте­рес пред­став­ля­ет сопо­став­ле­ние менее устой­чи­вых ком­по­нен­тов в раз­лич­ных ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах.

Так­же оста­ет­ся неизу­чен­ным вопрос о срав­не­нии выра­жен­но­сти ком­по­нен­тов само­пре­зен­та­ции в реаль­ном и циф­ро­вом ком­му­ни­ка­тив­ных про­стран­ствах.

Литература

  1. Божо­вич Л.И. Лич­ность и ее фор­ми­ро­ва­ние в дет­ском воз­расте. СПб.: Питер, 2008. 398 с.
  2. Жич­ки­на А.Е. Осо­бен­но­сти соци­аль­ной пер­цеп­ции в Интер­не­те // Мир пси­хо­ло­гии. 1999. № 3. С. 72—80.
  3. Насле­дов А.Д. IBM SPSS Statistics 20 и AMOS: про­фес­си­о­наль­ный ста­ти­сти­че­ский ана­лиз дан­ных. СПб.: Питер, 2013. 416 с.
  4. Пет­рен­ко В.Ф. Осно­вы пси­хо­се­ман­ти­ки. 3‑е изд. М.: Экс­мо, 2010. 480 с.
  5. Пет­ров­ский А.В., Пет­ров­ский В.А. Инди­вид и его потреб­ность быть лич­но­стью // Вопро­сы фило­со­фии. 1982. № 3. С. 44—53.
  6. Пику­лё­ва О.А. Пси­хо­ло­гия само­пре­зен­та­ции лич­но­сти: Моно­гра­фия. М.: ИНФА‑М, 2015. 320 с.
  7. Тол­стых Н.Н., При­хо­жан А.М. Пси­хо­ло­гия под­рост­ко­во­го воз­рас­та: учеб­ник и прак­ти­кум для ака­де­ми­че­ско­го бака­лаври­а­та. Серия: Бака­лавр. Ака­де­ми­че­ский курс. М.: Изда­тель­ство Юрайт, 2016. 408 с.
  8. Фёдо­ров В.В., Миле­ев И.Д. О моти­ва­ции под­рост­ков — поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей // Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия и обще­ство. 2015. Том 6. № 3. С. 98—108. doi:10.17759/sps.2015060307
  9. Хоро­ших В.В. Осо­бен­но­сти само­пре­зен­та­ции поль­зо­ва­те­лей соци­аль­но­го сай­та «Вкон­так­те» // Мате­ри­а­лы науч­ной кон­фе­рен­ции «Ана­ньев­ские чте­ния — 2011. Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия и жизнь» (г. Санкт-Петер­бург, 18—20 октяб­ря 2011 г.) / Отв. ред. А.Л. Свен­циц­кий. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2011. С. 44—45.
  10. Чал­ди­ни Р. Пси­хо­ло­гия вли­я­ния. СПб.: Питер Ком, 1999. 272 с.
  11. Эль­ко­нин Д.Б. Избран­ные пси­хо­ло­ги­че­ские тру­ды. М.: Педа­го­ги­ка, 1989. 560 с.
  12. Goffman E. The Presentation of Self in Everyday Life. NY.: Doubleday Anchor, 1959. 259 p.
  13. Jones E.E. Interpersonal perception. NY, 1990. 256 p.
  14. Lee S.J., Quigley B.M., Nesler M.S., Corbett A.B., Tedeschi J. Development of a selfpresentation tactics scale // Personality and Individual Differences. 1999. 26. Р. 701—722.
  15. Rosenfeld P., Giacalone R., Riordan C. Impression management: building and enhancing reputations at work. London: Thomson Learning, 2002. 244 p.
  16. Schlenker B. Self-presentation // Handbook of self and identify / M.R. Leary, J.P. Tangney (eds.), 2003. P. 488—518.
  17. Schutz A. Self-presentational tactics of talk-show guests: a comparison of politicians, experts and entertainers // Journal of Psychology. 1998. Vol. 132 (6). P. 611—628.
Источ­ник: Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия и обще­ство. 2020. Т. 11. № 1. С. 180—192. DOI:https://doi.org/10.17759/sps.2020110111

Об авторе

Федо­ров В.В. — Мос­ков­ский госу­дар­ствен­ный пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ский уни­вер­си­тет (ФГБОУ ВО МГППУ), г. Москва, Рос­сий­ская Феде­ра­ция.

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest