Войскунский А.Е. Интернет — новая область исследований в психологической науке

В

Сре­да Интер­не­та — это не толь­ко и не столь­ко вза­и­мо­свя­зан­ные ком­пью­те­ры и ком­пью­тер­ные сети, сколь­ко вза­и­мо­свя­зан­ные и актив­но дей­ству­ю­щие в этой сре­де люди вме­сте с про­дук­та­ми их актив­но­сти — сооб­ще­ни­я­ми, web-стра­нич­ка­ми, запи­ся­ми (тек­сто­вы­ми, зву­ко­вы­ми, изоб­ра­зи­тель­ны­ми, муль­ти­мо­даль­ны­ми и др.), ката­ло­га­ми и архи­ва­ми запи­сей, нави­га­ци­он­ны­ми марш­ру­та­ми, ком­пью­тер­ны­ми виру­са­ми и т.п.

Как тако­вая, сре­да Интер­не­та пред­став­ля­ет нема­лый инте­рес для всех спе­ци­а­ли­стов, про­фес­си­о­наль­но изу­ча­ю­щих чело­ве­ка и мно­го­об­раз­ные виды его актив­но­сти. И дей­стви­тель­но, дея­тель­ность чело­ве­ка в Интер­не­те доволь­но дав­но уже ста­ла пред­ме­том изу­че­ния фило­со­фов, социо­ло­гов, пси­хо­ло­гов, исто­ри­ков, линг­ви­стов, куль­ту­ро­ло­гов, педа­го­гов, «ком­му­ни­ка­ти­ви­стов» (име­ют­ся в виду спе­ци­а­ли­сты в обла­сти communication science), мар­ке­то­ло­гов, поли­то­ло­гов, спе­ци­а­ли­стов по биб­лио­те­ко­ве­де­нию и дру­гих спе­ци­а­ли­стов.

Сле­ду­ет заме­тить, что пси­хо­ло­ги зна­чи­тель­но усту­па­ют пред­ста­ви­те­лям дру­гих гума­ни­тар­ных спе­ци­аль­но­стей в объ­е­ме иссле­до­ва­тель­ской актив­но­сти в этой обла­сти. На фоне мно­гих десят­ков моно­гра­фий, сбор­ни­ков ста­тей, спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных и меж­дис­ци­пли­нар­ных жур­на­лов, посвя­щен­ных социо­ло­ги­че­ско­му, куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­му и т.п. изу­че­нию дея­тель­но­сти чело­ве­ка в Интер­не­те, книж­ная пол­ка пси­хо­ло­ги­че­ских сочи­не­ний выгля­дит полу­пу­стой: лишь в 1998–1999 гг. появи­лись пер­вые моно­гра­фии — и гло­баль­но­го харак­те­ра (Wallace, 1999), и по отдель­ным аспек­там пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний в Интер­не­те (напр., Greenfield, 1999; аYoung, 1998 и др.), а так­же пер­вые сбор­ни­ки ста­тей на ту же тему (Cyberpsychology…, 1999; Psychological…, 2000; Psychology…, 1998). Спе­ци­аль­но­го жур­на­ла, посвя­щен­но­го исклю­чи­тель­но пси­хо­ло­ги­че­ским иссле­до­ва­ни­ям опо­сред­ство­ван­ной Интер­не­том дея­тель­но­сти, насколь­ко извест­но, пока нет.

В то же вре­мя неп­си­хо­ло­ги­че­ские сочи­не­ния на дан­ную тему пуб­ли­ку­ют­ся, начи­ная с 1978 г. (Hiltz, Turoff, 1978). Спра­вед­ли­во­сти ради сле­ду­ет при­знать, что отдель­ные пси­хо­ло­ги­че­ские ста­тьи, свя­зан­ные с изу­че­ни­ем дея­тель­но­сти чело­ве­ка в Интер­не­те, так­же пуб­ли­ку­ют­ся доволь­но дав­но. Тем не менее из нау­ко­вед­че­ских тру­дов извест­но, что моно­гра­фии и тема­ти­че­ские сбор­ни­ки ста­тей часто игра­ют более замет­ную роль в попу­ля­ри­за­ции и раз­ви­тии новых направ­ле­ний науч­но­го зна­ния, неже­ли отдель­ные ста­тьи.

Полу­ча­ет­ся, что пси­хо­ло­ги состав­ля­ют один из срав­ни­тель­но мало­чис­лен­ных отря­дов иссле­до­ва­те­лей Интер­не­та. Это вызы­ва­ет недо­уме­ние, тем более если при­нять во вни­ма­ние, что в то вре­мя, когда про­ек­ти­ро­ва­лась и вво­ди­лась в экс­плу­а­та­цию пред­ше­ствен­ни­ца Интер­не­та — воен­но-иссле­до­ва­тель­ская сеть ARPANet, — в чис­ле ответ­ствен­ных ини­ци­а­то­ров дан­ной раз­ра­бот­ки, ока­зав­шей­ся впо­след­ствии столь пер­спек­тив­ной, сто­ял Дж.Ликлайдер — раз­но­сто­рон­ний спе­ци­а­лист, оста­вив­ший ряд тру­дов по при­клад­ным про­бле­мам пси­хо­ло­гии (Ликлай­дер, 1960; 1963; Ликлай­дер, Мил­лер, 1963).

Тем не менее вплоть до насто­я­ще­го вре­ме­ни соб­ствен­но иссле­до­ва­тель­ской дея­тель­но­стью в Интер­не­те зани­ма­ют­ся бук­валь­но счи­тан­ные груп­пы пси­хо­ло­гов — в основ­ном это пред­ста­ви­те­ли Вели­ко­бри­та­нии, Гер­ма­нии, Кана­ды, Нидер­лан­дов, США.

Ори­ги­наль­ные рус­ско­языч­ные пуб­ли­ка­ции по пси­хо­ло­ги­че­ским иссле­до­ва­ни­ям в Интер­не­те немно­го­чис­лен­ны (осо­бен­но если огра­ни­чить­ся моно­гра­фи­я­ми и сбор­ни­ка­ми ста­тей) и так­же в основ­ном муль­ти­дис­ци­пли­нар­ны (Белин­ская, 2001; Гума­ни­тар­ные…, 2000; Леп­ский, Рапу­то, 1999; Соци­аль­ные…, 2001). Меж­ду тем сами иссле­до­ва­ния опо­сред­ство­ван­ной ком­пью­тер­ны­ми сетя­ми дея­тель­но­сти ведут свое нача­ло с сере­ди­ны 1980-х годов — подроб­нее см. (Вой­скун­ский, 2000; Arestova et al., 1999; Cole, 1996).

Сле­ду­ет заме­тить, что для оте­че­ствен­ной пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки изу­че­ние дея­тель­но­сти чело­ве­ка в Интер­не­те — тема не слу­чай­ная и не наду­ман­ная. С пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния Интер­нет пред­став­ля­ет­ся совре­мен­ным эта­пом зна­ко­во­го опо­сред­ство­ва­ния дея­тель­но­сти и уже поэто­му не выгля­дит чуже­род­ным явле­ни­ем, во вся­ком слу­чае для при­вер­жен­цев куль­тур­но-исто­ри­че­ской шко­лы Л.С.Выготского. Соглас­но одно­му из кра­е­уголь­ных поло­же­ний этой тео­рии, суще­ствен­ным сти­му­лом для пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия явля­ет­ся внеш­няя ору­дий­ная дея­тель­ность чело­ве­ка, опо­сред­ство­ван­ная все более совер­шен­ны­ми инстру­мен­та­ми и ору­ди­я­ми дея­тель­но­сти.

Л.С.Выготский еще в нача­ле 1930-х годов про­зор­ли­во отво­дил наи­бо­лее зна­чи­мое место имен­но семи­о­ти­че­ским ору­ди­ям, или зна­кам — при том, что в то вре­мя семи­о­ти­ка в ее совре­мен­ном виде толь­ко скла­ды­ва­лась, а о наи­бо­лее совер­шен­ных (с сего­дняш­них пози­ций) зна­ко­вых ору­ди­ях вооб­ще не слы­ха­ли.

Сле­ду­ет при­нять во вни­ма­ние, что осно­вой Интер­не­та явля­ют­ся ком­пью­те­ры, а осно­вой ком­пью­те­ров — мик­ро­чи­пы, т.е. устрой­ства сугу­бо зна­ко­вые. Пони­ма­е­мый как социо­тех­ни­че­ская систе­ма, Интер­нет вме­сте с совре­мен­ны­ми циф­ро­вы­ми тех­но­ло­ги­я­ми опи­ра­ет­ся на тра­ди­ци­он­ные зна­ко­вые систе­мы и спо­соб­ству­ет их коли­че­ствен­но­му услож­не­нию и каче­ствен­но­му пре­об­ра­зо­ва­нию.

В соот­вет­ствии с поло­же­ни­я­ми куль­тур­но-исто­ри­че­ской тео­рии раз­ви­тия пси­хи­ки, посто­ян­но услож­ня­ю­щи­е­ся зна­ки и семи­о­ти­че­ские систе­мы спо­соб­ству­ют раз­ви­тию и транс­фор­ма­ции выс­ших пси­хи­че­ских функ­ций. Про­бле­ма­ти­ка раз­ви­тия и услож­не­ния стро­е­ния выс­ших пси­хи­че­ских функ­ций в резуль­та­те осво­е­ния и при­ме­не­ния чело­ве­ком ком­пью­те­ров была под­ня­та А.Н.Леонтьевым (1970), О.К.Тихомировым (1981; 1993) и др., эмпи­ри­че­ско­му и экс­пе­ри­мен­таль­но­му иссле­до­ва­нию осо­бен­но­стей это­го про­цес­са был посвя­щен ряд тру­дов.

Такие иссле­до­ва­ния мож­но отне­сти к направ­ле­нию рабо­ты, свя­зан­но­му с изу­че­ни­ем осо­бен­но­стей пре­об­ра­зо­ва­ния пси­хи­че­ских про­цес­сов и функ­ций под вли­я­ни­ем ком­пью­те­ров. О.К.Тихомировым (1988) было пред­ло­же­но отно­сить тако­го рода иссле­до­ва­ния к новой обла­сти пси­хо­ло­ги­че­ско­го зна­ния — пси­хо­ло­гии ком­пью­те­ри­за­ции.

Совре­мен­ный же этап иссле­до­ва­ний — вто­рой этап рабо­ты в обла­сти пси­хо­ло­гии ком­пью­те­ри­за­ции, если вос­поль­зо­вать­ся тер­ми­но­ло­ги­ей О.К.Тихомирова, — мож­но обо­зна­чить как изу­че­ние пси­хо­ло­ги­че­ских аспек­тов пре­об­ра­зо­ва­ния куль­ту­ры в целом. В насто­я­щее вре­мя подоб­ная зада­ча ста­вит­ся и в тео­ре­ти­че­ском, и в эмпи­ри­че­ском плане (Баба­е­ва, Вой­скун­ский, 1998; 2003; Гума­ни­тар­ные…, 2000;а Зин­чен­ко, Мор­гу­нов, 1994;а Коул, 1998; Носов, 2000; Обра­зо­ва­ние…, 2000).

Было спра­вед­ли­во отме­че­но, что в усло­ви­ях инфор­ма­ти­за­ции струк­ту­ра выс­ших пси­хи­че­ских функ­ций раз­ви­ва­ет­ся и обо­га­ща­ет­ся, в част­но­сти, за счет необ­хо­ди­мо­сти не толь­ко рабо­тать со зна­ко­вы­ми систе­ма­ми, но и обу­чать­ся тех­но­ло­ги­ям их при­ме­не­ния (Тихо­ми­ров, 1981; 1993).

Раз­ви­тие име­ет место и за счет мно­го­крат­но­го пере­о­по­сред­ство­ва­ния дея­тель­но­сти, уже опо­сред­ство­ван­ной ранее дру­ги­ми зна­ка­ми и зна­ко­вы­ми систе­ма­ми (Коул, 1998; Хари­то­нов, 1978).

Может быть при­ве­ден опи­сан­ный Ш.Текл (Turkle, 1984) при­мер раз­ви­тия созна­ния у детей, при­ме­ня­ю­щих ком­пью­те­ры. Ш.Текл наблю­да­ла у млад­ше­класс­ни­ков раз­ви­тие пред­став­ле­ний о живой и нежи­вой при­ро­де в резуль­та­те того, что ком­пью­те­ры демон­стри­ру­ют свой­ства, кото­рые дети счи­та­ют харак­те­ри­зу­ю­щи­ми как живые суще­ства (ком­пью­тер «пони­ма­ет» коман­ды, «под­чи­ня­ет­ся», «уме­ет решать зада­чи», а в играх типа «кре­сти­ки-ноли­ки» нико­гда не про­иг­ры­ва­ет — ста­ло быть, «хит­рит» и «обма­ны­ва­ет»), так и нежи­вые (сде­лан из метал­ла и пла­сти­ка, вклю­чен в розет­ку и т.п.).

У иссле­до­ван­ных Ш.Текл детей раз­ви­лось пред­став­ле­ние о ком­пью­те­ре как о чем-то про­ме­жу­точ­ном меж­ду живой и нежи­вой при­ро­дой («вро­де живо­го» или «как бы живой»), чего нико­гда не наблю­да­лось у «неком­пью­те­ри­зи­ро­ван­ных» детей, иссле­до­вав­ших­ся Ж.Пиаже и дру­ги­ми пси­хо­ло­га­ми.

Сле­ду­ет отме­тить, что дан­ный при­мер гово­рит о раз­ви­тии сфе­ры созна­ния, харак­тер­ном для пер­во­го поко­ле­ния детей, столк­нув­ших­ся с пер­со­наль­ны­ми ком­пью­те­ра­ми дома или в шко­ле; ско­рее все­го, для после­ду­ю­щих поко­ле­ний это пере­ста­ло быть харак­тер­ным, посколь­ку куль­ту­ра (в виде кино­филь­мов, отно­ше­ния к ком­пью­те­рам взрос­лых, сце­на­ри­ев ком­пью­тер­ных игр и т.д.) пре­под­но­си­ла и пре­под­но­сит им гото­вые «рецеп­ты» того, как сле­ду­ет отно­сить­ся к ком­пью­те­рам.

В насто­я­щее вре­мя миро­вая куль­ту­ра изоби­лу­ет — мож­но даже ска­зать, что пере­на­сы­ще­на — отно­ся­щи­ми­ся к ком­пью­те­рам и к Интер­не­ту (вклю­чая World-Wide Web) сим­во­ла­ми, тек­ста­ми, изоб­ра­же­ни­я­ми, пове­ден­че­ски­ми сте­рео­ти­па­ми, мета­фо­ра­ми, спо­со­ба­ми тра­ди­ци­он­но­го и нетра­ди­ци­он­но­го при­ме­не­ния новой тех­ни­ки и спо­со­ба­ми избе­га­ния ее и т.д. Это нахо­дит отра­же­ние в про­из­вод­ствен­ной дея­тель­но­сти и в быту, в позна­нии и в игре, в рекла­ме и в повсе­днев­ном обще­нии…

Любо­пыт­но, что еще до широ­ко­го рас­про­стра­не­ни­яа зна­ний об Интер­не­те к сете­вым мета­фо­рам, столь попу­ляр­ным в насто­я­щее вре­мя (см.: Вой­скун­ский, 2001), при­бе­гал оте­че­ствен­ный спе­ци­а­лист в обла­сти фило­со­фии и пси­хо­ло­гии обще­ния А.А.Брудный (1972): он срав­ни­вал медиа-ком­му­ни­ка­цию с запус­ка­ни­ем нево­да — попа­да­ют­ся все (в том чис­ле — никто), кто заин­те­ре­со­вал­ся запу­щен­ным сооб­ще­ни­ем. Ком­му­ни­ка­ция тако­го рода была назва­на им рети­аль­ной (от греч. rete — сеть).

В насто­я­щее вре­мя М.Кастельс заяв­ля­ет, что совре­мен­ный мир пре­вра­тил­ся в «обще­ство сете­вых струк­тур» и обос­но­вы­ва­ет пред­ло­жен­ное пони­ма­ние посред­ством тща­тель­но­го эко­но­ми­че­ско­го, эко­но­ми­ко-гео­гра­фи­че­ско­го и социо­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за (Кастельс, 2000).

Ком­пью­те­ры и Интер­нет спо­соб­ству­ют как весь­ма про­за­и­че­ским видам дея­тель­но­сти, так и поле­там фан­та­зии — к при­ме­ру, наби­ра­ют все боль­шую силу ранее не извест­ные фор­мы искус­ства, опо­сред­ство­ван­ные новы­ми тех­но­ло­ги­я­ми.

Даже не сопри­ка­са­ю­щи­е­ся с ком­пью­те­ра­ми люди испы­ты­ва­ют кос­вен­ное воз­дей­ствие тех­но­ло­гий, когда вос­при­ни­ма­ют под­го­тов­лен­ные с помо­щью ком­пью­тер­ной ани­ма­ции реклам­ные изоб­ра­же­ния. Все­про­ни­ка­е­мость инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий дает опре­де­лен­ные осно­ва­ния утвер­ждать — хоть и силь­но утри­руя при этом ситу­а­цию, — что «если Вас нет в Интер­не­те, то Вас нет нигде» (Док­то­ров, 2001).

Вызван­ный стре­ми­тель­ным раз­ви­ти­ем Интер­не­та «куль­тур­ный шок», или «футу­ро­шок», если вос­поль­зо­вать­ся выра­же­ни­ем О.Тоффлера, повсе­мест­но срав­ни­ва­ет­ся с потря­се­ни­я­ми основ куль­ту­ры, сопро­вож­дав­ши­ми изоб­ре­те­ние и раз­ви­тие сна­ча­ла пись­мен­но­сти, а впо­след­ствии кни­го­пе­ча­та­ния и, нако­нец, теле­ви­де­ния. В насто­я­щее вре­мя труд­но оце­нить, насколь­ко пра­во­мер­но про­во­дить такое сопо­став­ле­ние.

Появ­ле­ние и раз­ви­тие пись­ма при­да­ло колос­саль­ный ска­чок эво­лю­ци­иа мате­ри­аль­ной и духов­ной куль­ту­ры, в том чис­ле раз­ви­тию пси­хи­ки и, в част­но­сти, интел­лек­ту­аль­ных функ­ций (Кликс, 1983). При этом не обо­шлось без про­ти­во­дей­ствия, име­ю­ще­го прин­ци­пи­аль­но пси­хо­ло­ги­че­ский харак­тер, как это явству­ет из опи­сан­но­го Пла­то­ном в «Фед­ре» недо­воль­ства, выска­зан­но­го фара­о­ном по пово­ду изоб­ре­те­ния пись­ма: теперь, мол, у людей ухуд­шит­ся память, посколь­ку отпа­дет и необ­хо­ди­мость запо­ми­нать, и спо­соб­ность к запо­ми­на­нию и при­по­ми­на­нию.

На самом-то деле, как это хоро­шо извест­но пси­хо­ло­гам, новые фор­мы опо­сред­ство­ва­ния наря­ду с инте­ри­о­ри­за­ци­ей все более совер­шен­ных зна­ко­вых систем спо­соб­ству­ют пре­об­ра­зо­ва­нию нату­раль­ной мне­сти­че­ской функ­ции и, вопре­ки утвер­жде­ни­ям фара­о­на, пре­вра­ща­ют чело­ве­че­скую память в надеж­ный и управ­ля­е­мый инстру­мент.

В каче­стве при­ме­ра мож­но при­ве­сти мне­мо­ни­ста С.В.Шерешевского или сек­ре­та­рей Л.Н.Толстого, запо­ми­нав­ших и впо­след­ствии запи­сы­вав­ших выска­зы­ва­ния писа­те­ля, в том чис­ле доста­точ­но про­стран­ные. В конеч­ном же сче­те образ­цом опо­сред­ство­ван­но­го и пере­о­по­сред­ство­ван­но­го запо­ми­на­ния явля­ет­ся каж­дый из люд­ских существ, даже те из нас, кто скло­нен сето­вать на плохую память.

Раз­ви­тие кни­го­пе­ча­та­ния вызва­ло к жиз­ни «галак­ти­ку Гутен­бер­га», по выра­же­нию М.Маклюэна. В сред­не­ве­ко­вой Руси кни­го­пе­ча­та­ние послу­жи­ло толч­ком для пере­хо­да от быто­вав­шей ранее «куль­ту­ры свя­то­сти» к «куль­ту­ре мно­го­зна­ния», т.е. от мно­го­крат­но­го пере­чи­ты­ва­ния одно­го сочи­не­ния с целью все более пол­но­го вычер­пы­ва­ния в нем сокро­вен­но­го смыс­ла к погоне заа эру­ди­ци­ей, состав­ле­нию обшир­ных лич­ных биб­лио­тек.

В конеч­ном сче­те обу­слов­лен­ный кни­го­пе­ча­та­ни­ем «футу­ро­шок» при­вел рус­ское обще­ство к зна­чи­тель­ным куль­тур­ным потря­се­ни­ям: цер­ков­но­му рас­ко­лу XVII в., отхо­ду от само­изо­ля­ции, раз­ви­тию обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ний запад­но­ев­ро­пей­ско­го типа и др.

Что же каса­ет­ся «галак­ти­ки Гутен­бер­га», то во вто­рой поло­вине про­шло­го века М.Маклюэн выска­зал мысль, что элек­трон­ные медиа сви­де­тель­ству­ют о ее зака­теа -а мол, на сме­ну чело­ве­ку чита­ю­ще­му, или «типо­граф­ско­му чело­ве­ку» при­шел мас­со­вый потре­би­тель аудио­ви­зу­аль­ной про­дук­ции, или попро­сту теле­зри­тель.

Ана­ли­зи­руя фено­мен Интер­не­та, У.Эко заме­тил, что «наши обще­ства в ско­ром вре­ме­ни рас­ще­пят­ся (или уже рас­ще­пи­лись) на два клас­са: те, кто смот­рит толь­ко ТВ, то есть полу­ча­ет гото­вые обра­зы и гото­вые суж­де­ния о мире, без пра­ва кри­ти­че­ско­го отбо­ра полу­ча­е­мой инфор­ма­ции, — и те, кто смот­рит на экран ком­пью­те­ра, кто спо­со­бен отби­рать и обра­ба­ты­вать инфор­ма­цию» (Эко, 1998, с. 8). Вполне веро­ят­но, оба про­слав­лен­ных мыс­ли­те­ля несколь­ко пото­ро­пи­лись в сво­их про­гно­зах, выска­зан­ных в наро­чи­то яркой фор­ме: труд­но вос­при­нять их сло­ва как про­грам­му иссле­до­ва­ний для пси­хо­ло­гов.

Так это или нет, одна­ко нетруд­но сде­лать вывод, что воз­ник­но­ве­ние пись­мен­но­сти, как и раз­ви­тие кни­го­пе­ча­та­ния или воца­ре­ние теле­ви­де­ния послу­жи­ли мощ­ным ката­ли­за­то­ром духов­но­го и соб­ствен­но пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия. Если Интер­нет и впрямь ведет к сопо­ста­ви­мым послед­стви­ям, то было бы недаль­но­вид­ным вовсе не зани­мать­ся пси­хо­ло­ги­че­ским изу­че­ни­ем дея­тель­но­сти чело­ве­ка, опо­сред­ство­ван­ной Интер­не­том. Не сле­ду­ет так­же закры­вать гла­за на то, что опо­сред­ство­ван­ную Интер­не­том актив­ность про­яв­ля­ют десят­ки и сот­ни мил­ли­о­нов людей, т.е. «Сеть» — на самом деле все­мир­ная.

С пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния, чело­ве­че­ская актив­ность в Интер­не­те под­чи­не­на удо­вле­тво­ре­нию трех основ­ных видов потреб­но­стей: ком­му­ни­ка­тив­ной (при­ме­ры — элек­трон­ная поч­та, син­хрон­ные и асин­хрон­ные «чаты», кон­фе­рен­ции, листы рас­сыл­ки, ньюс­груп­пы, «госте­вые кни­ги», фору­мы и т.п.), позна­ва­тель­ной (при­ме­ры — нави­га­ция по Сети, чте­ние сете­вой прес­сы, поиск кон­крет­ной инфор­ма­ции или зна­ком­ство с теку­щи­ми ново­стя­ми, дистант­ное обра­зо­ва­ние, выяв­ле­ние уяз­ви­мых веб-сер­ве­ров с целью после­ду­ю­ще­го «взло­ма» и т.п.) и игро­вой (при­ме­ра­ми могут слу­жить инди­ви­ду­аль­ное сра­же­ние с уда­лен­ным ком­пью­те­ром в тра­ди­ци­он­ные спор­тив­ные игры типа шах­мат, го и др., сра­же­ние в груп­по­вые тра­ди­ци­он­ные азарт­ные игры типа кар­точ­ных, тра­ди­ци­он­ная игра в шах­ма­ты, кар­ты и др. с реаль­ны­ми парт­не­ра­ми посред­ством Интер­не­та, инди­ви­ду­аль­ная или груп­по­вая игра в не име­ю­щие тра­ди­ци­он­но­го ана­ло­гаа ком­пью­тер­ные игры — как азарт­ные, так и интел­лек­ту­аль­ные, игра в груп­по­вые роле­вые игры и т.п.).

К этим видам актив­но­сти сво­дят­ся в конеч­ном сче­те дру­гие виды дея­тель­но­сти посред­ством Интер­не­та: к при­ме­ру, часто обсуж­да­е­мый в попу­ляр­ных и науч­ных изда­ни­ях «элек­трон­ный флирт» или рас­про­стра­нен­ные в Интер­не­те попыт­ки изме­не­ния иден­тич­но­сти — это обще­ние, при­чем с несо­мнен­ны­ми эле­мен­та­ми игры.

О каких видах куль­тур­ной и пси­хо­ло­ги­че­ской транс­фор­ма­ции под вли­я­ни­ем Интер­не­та мож­но с уве­рен­но­стью гово­рить уже сей­час?

И пуб­ли­ка, и спе­ци­а­ли­сты преж­де все­го обра­ща­ют вни­ма­ние на нега­тив­ные аспек­ты при­ме­не­ния людь­ми — в осо­бен­но­сти детьми и под­рост­ка­ми — Интер­не­та. К при­ме­ру, широ­ко обсуж­да­ют­ся такие послед­ствия, как Интер­нет-аддик­ция, хакер­ство, аути­за­ция, «игро­вая нар­ко­ма­ния» и др. Подроб­нее об этом гово­рит­ся в сбор­ни­ке ста­тей оте­че­ствен­ных и зару­беж­ных спе­ци­а­ли­стов «Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те» (Гума­ни­тар­ные…, 2000).

Выска­зы­ва­е­мые пре­тен­зии к сер­ви­сам Интер­не­та труд­но при­знать оправ­дан­ны­ми. Хоро­шо извест­но, что ору­дие дея­тель­но­сти само по себе ней­траль­но и допус­ка­ет самые раз­но­об­раз­ные спо­со­бы его при­ме­не­ния, в том чис­ле неадек­ват­ные и нега­тив­но оце­ни­ва­е­мые акту­аль­ной куль­ту­рой.

На осно­ва­нии про­ве­ден­ной ана­ли­ти­че­ской рабо­ты в выше­на­зван­ном сбор­ни­ке (Гума­ни­тар­ные…, 2000) обос­но­вы­ва­ет­ся мысль, соглас­но кото­рой воз­дей­ствие Интер­не­та на пси­хи­ку име­ет прин­ци­пи­аль­но амби­ва­лент­ный харак­тер, т.е. может спо­соб­ство­вать как «пози­тив­но­му», так и «нега­тив­но­му» раз­ви­тию выс­ших пси­хи­че­ских функ­ций.

Итак, пси­хо­ло­ги­че­ское изу­че­ние опо­сред­ство­ван­ной Интер­не­том дея­тель­но­сти явля­ет­ся акту­аль­ной и пер­спек­тив­ной иссле­до­ва­тель­ской обла­стью. И такие иссле­до­ва­ния наби­ра­ют силу.

В дан­ной рабо­те не ста­вит­ся зада­ча обо­зреть фронт иссле­до­ва­ний — это дела­ет­ся в дру­гих источ­ни­ках (Белин­ская, 2001; Гума­ни­тар­ные…, 2000; Леп­ский, Рапу­то, 1999; Обра­зо­ва­ние…, 2000). Вме­сто это­го пред­ста­вим пер­спек­тив­ные направ­ле­ния рабо­ты в дан­ной обла­сти, сбли­жа­ю­щие их с направ­ле­ни­я­ми иссле­до­ва­ний, акту­аль­ны­ми для пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки в целом.

Огра­ни­чим­ся пред­став­ле­ни­ем несколь­ких направ­ле­ний иссле­до­ва­ния и тех кон­крет­ных вопро­сов, кото­рые могут при этом встать и кото­рые тре­бу­ют, на наш взгляд, осно­ва­тель­но­го тео­ре­ти­че­ско­го и эмпи­ри­че­ско­го изу­че­ния.

Экстериоризация и зона ближайшего развития

Пси­хо­ло­ги тра­ди­ци­он­но и пло­до­твор­но зани­ма­ют­ся изу­че­ни­ем меха­низ­мов инте­ри­о­ри­за­ции. Меж­ду тем бур­ное раз­ви­тие мате­ри­аль­ной куль­ту­ры и, в част­но­сти, совре­мен­ных инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий побуж­да­ет обра­тить не мень­шее вни­ма­ние на про­цес­сы внеш­не­го опо­сред­ство­ва­ния дея­тель­но­сти.

«Наря­ду с пере­хо­дом от ору­дий физи­че­ско­го тру­да к «ору­ди­ям духов­но­го про­из­вод­ства» (…) раз­вер­нул­ся про­цесс раз­ви­тия внеш­них ору­дий чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти. Эта раз­ви­ва­ю­ща­я­ся внеш­няя опо­сред­ство­ван­ность не явля­ет­ся без­раз­лич­ной для опо­сред­ство­ван­но­сти внут­рен­ней» (Тихо­ми­ров, 1981, с. 154). Про­цес­сы экс­те­ри­о­ри­за­ции заслу­жи­ва­ют тща­тель­но­го ана­ли­за.

Ком­пью­те­ры и Интер­нет опо­сред­ству­ют все боль­шее чис­ло выпол­ня­е­мых совре­мен­ным чело­ве­ком видов дея­тель­но­сти, состав­ляя осно­ву совре­мен­ной куль­ту­ры. Не слу­чай­но пери­о­ди­че­ски про­ис­хо­дя­щие сбои ком­пью­те­ри­зи­ро­ван­ных систем пара­ли­зу­ют на неко­то­рое вре­мя финан­со­вую, транс­порт­ную, про­из­вод­ствен­ную и др. отрас­ли и тяже­ло отра­жа­ют­ся на повсе­днев­ной жиз­ни людей, осо­бен­но жите­лей т.н. раз­ви­тых стран.

Более того, осу­ществ­ле­ние руко­вод­ства слож­ны­ми систе­ма­ми без опо­ры на ком­пью­те­ри­зи­ро­ван­ные систе­мы управ­ле­ния повсе­мест­но при­зна­ет­ся невоз­мож­ным и пре­вос­хо­дя­щим чело­ве­че­ские воз­мож­но­сти. У ком­пе­тент­ных спе­ци­а­ли­стов и руко­во­ди­те­лей, у опе­ра­то­ров таких систем стра­те­гии и меха­низ­мы выпол­ня­е­мой дея­тель­но­сти вклю­ча­ют как внеш­ние (экс­те­ри­о­ри­зи­ро­ван­ные), так и внут­рен­ние (инте­ри­о­ри­зи­ро­ван­ные) ком­по­нен­ты.

Кон­крет­но-пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти подоб­ной дея­тель­но­сти пред­став­ля­ют собой пер­спек­тив­ную область иссле­до­ва­ний.

Если обра­тить­ся не к ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным мене­дже­рам и спе­ци­а­ли­стам, а к детям и под­рост­кам, то нель­зя не заме­тить, что ком­пью­те­ры и Интер­нет для них весь­ма при­вле­ка­тель­ны. Сре­ди них нема­ло тех, кто про­яв­ля­ет неза­у­ряд­ную заин­те­ре­со­ван­ность в новых тех­но­ло­ги­ях и демон­стри­ру­ет зна­ния и уме­ния, пре­вос­хо­дя­щие зна­ни­яа и уме­ния окру­жа­ю­щих их взрос­лых, не исклю­чая учи­те­лей. Не имея в силу дан­но­го обсто­я­тель­ства воз­мож­но­сти опе­реть­ся в изу­че­нии средств инфор­ма­ти­ки на помощь и под­сказ­ки со сто­ро­ны ком­пе­тент­но­го кон­суль­тан­та, не удо­вле­тво­ря­ясь мето­дом проб и оши­бок, дети при­уча­ют­ся рабо­тать с тех­ни­че­ски­ми опи­са­ни­я­ми и спра­воч­ни­ка­ми, а кро­ме того, все чаще нахо­дят уда­лен­ных кон­суль­тан­тов посред­ством Интер­не­та.

Таки­ми кон­суль­тан­та­ми могут быть и взрос­лые, и сверст­ни­ки (стар­шие либо млад­шие) — тем самым фор­ми­ру­ют­ся рефе­рент­ные груп­пы, состо­я­щие из детей и под­рост­ков раз­но­го воз­рас­та и из взрос­лых, ком­пе­тент­ных в кон­крет­ных спо­со­бах при­ме­не­ния ком­пью­те­ров и Интер­не­та.

Надо при­знать, что в сфе­ре рабо­ты с Интер­не­том видо­из­ме­ня­ет­ся пред­став­ле­ние о зоне бли­жай­ше­го раз­ви­тия — одном из наи­бо­лее про­дук­тив­ных поня­тий, вве­ден­ных Л.С.Выготским. Как отме­ча­ют зару­беж­ные после­до­ва­те­ли Л.С.Выготского, «опыт взрос­ло­го не вно­сит пред­опре­де­лен­но­сти в раз­ви­тие ребен­ка. … Зона бли­жай­ше­го раз­ви­тия — это не диа­лог ребен­ка с про­шлым взрос­ло­го, а диа­лог ребен­ка с соб­ствен­ным буду­щим» (Гриф­фин, Коул, 1988, с. 206).

Раз­ра­бо­тан­ная М.Коулом учеб­ная сре­да, полу­чив­шая наиме­но­ва­ние «пятое изме­ре­ние» (Коул, 1998), пред­став­ля­ет собой одну из наи­бо­лее пер­спек­тив­ных реа­ли­за­ций «зоны бли­жай­ше­го раз­ви­тия» на совре­мен­ном эта­пе пси­хо­ло­ги­че­ско­го зна­ния.

Рабо­ту в этой обла­сти сле­ду­ет, по наше­му мне­нию, не толь­ко про­дол­жать, но и интен­си­фи­ци­ро­вать, тем более что тех­но­ло­гии быст­ро раз­ви­ва­ют­ся.

Содер­жа­тель­но близ­кую тема­ти­ку пред­став­ля­ет пер­спек­ти­ва при­зна­ния фак­та спе­ци­фи­че­ской ода­рен­но­сти детей и под­рост­ков в при­ме­не­нии ком­пью­те­ров и Интер­не­та (Баба­е­ва, Вой­скун­ский, 2000). Вполне оче­вид­ная для сто­рон­не­го взгля­да ода­рен­ность до сих пор не при­зна­ет­ся тако­вой ни офи­ци­аль­ны­ми орга­на­ми, ни пси­хо­ло­га­ми и педа­го­га­ми. Меж­ду тем про­бле­ма­ти­ка и номен­кла­ту­ра видов ода­рен­но­сти долж­на, по наше­му мне­нию, рас­ши­рять­ся соот­вет­ствен­но меня­ю­щим­ся жиз­нен­ным реа­ли­ям. Более того, ода­рен­ным в при­ме­не­нии ком­пью­те­ров детям и под­рост­кам долж­на ока­зы­вать­ся ква­ли­фи­ци­ро­ван­ная пси­хо­ло­ги­че­ская помощь.

Пред­став­ля­ет­ся, что такая помощь не может огра­ни­чи­вать­ся кон­суль­та­ци­я­ми в раз­ви­тии когни­тив­ных спо­соб­но­стей и долж­на охва­ты­вать моти­ва­ци­он­но-лич­ност­ную сфе­ру вме­сте с раз­ви­ти­ем навы­ков и спо­соб­но­стей обще­ния, в осо­бен­но­сти в раз­но­воз­раст­ных кол­лек­ти­вах.

Мы осно­вы­ва­ем­ся на том, что дан­ный вид ода­рен­но­сти не сов­па­да­ет, вопре­ки рас­про­стра­нен­но­му мне­нию, с ода­рен­но­стью к мате­ма­ти­ке, а так­же на том, что ква­ли­фи­ци­ро­ван­ное при­ме­не­ние ком­пью­те­ров не обу­слов­ле­но исклю­чи­тель­но интел­лек­ту­аль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми (Баба­е­ва, Вой­скун­ский, 2000; 2003).

Дан­ная область иссле­до­ва­тель­ской и прак­ти­че­ской пси­хо­ло­ги­че­ской рабо­ты пред­став­ля­ет­ся нам исклю­чи­тель­но важ­ной и пло­до­твор­ной.

Просмотр, отбор, понимание и чтение текстовых материалов и документов

В миро­вой пси­хо­ло­гии (в осо­бен­но­сти в пси­хо­линг­ви­сти­ке), а так­же в семи­о­ти­ке, рито­ри­ке, линг­ви­сти­ке и раз­ра­бот­ках в обла­сти искус­ствен­но­го интел­лек­та про­во­дит­ся зна­чи­тель­ный объ­ем рабо­ты, посвя­щен­ный изу­че­нию и раз­ра­бот­ке моде­лей пони­ма­ния чело­ве­ком тек­ста на есте­ствен­ном язы­ке. В част­но­сти, раз­ра­бо­та­ны и под­верг­ну­ты все­сто­рон­не­му изу­че­нию моде­ли В.Кинча, Т. ван Дей­ка и др.

В оте­че­ствен­ной пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ке полу­чи­ли широ­кую извест­ность посвя­щен­ные изу­че­нию пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мов чте­ния и пони­ма­ния рабо­ты П.П.Блонского, Л.П.Доблаева, Н.И.Жинкина, В.В.Знакова, А.А.Леонтьева, И.Ф.Неволина, А.А.Смирнова, Т.Н.Ушаковой и др.

Вме­сте с тем надо при­знать, что оста­лось недо­оце­нен­ным и мало­раз­ра­бо­тан­ным направ­ле­ние иссле­до­ва­ний, посвя­щен­ное пси­хо­ло­ги­че­ским меха­низ­мам бег­ло­го про­смот­ра тек­стов, опе­ра­тив­но­го отбо­ра (селек­ции) из боль­шо­го мас­си­ва толь­ко нуж­ных тек­стов, чте­ния и пони­ма­ния ото­бран­но­го в опи­сан­ном режи­ме мате­ри­а­ла. А ведь про­смотр и отбор тек­стов еже­днев­но выпол­ня­ет­ся мил­ли­о­на­ми людей в ходе рабо­ты в Интер­не­те.

Не слу­чай­но спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные ком­пью­тер­ные про­грам­мы, обес­пе­чи­ва­ю­щие этот про­цесс, полу­чи­ли назва­ние бро­узе­ров, или бра­у­зе­ров (от англ. to browse — про­смат­ри­вать) — в тех­ни­че­ской лите­ра­ту­ре встре­ча­ют­ся оба вари­ан­та напи­са­ния.

Несмот­ря на широ­кую рас­про­стра­нен­ность про­це­дур про­смот­ра и селек­ции зна­чи­мо­го мате­ри­а­ла в дея­тель­но­сти, вовсе не опо­сред­ство­ван­ной ком­пью­те­ра­ми и Интер­не­том (к при­ме­ру, имен­но про­смот­ром зани­ма­ют­ся уча­щи­е­ся перед экза­ме­ном, спе­ци­а­ли­сты при поис­ке нуж­ных све­де­ний и т.д.), иссле­до­ва­ние соот­вет­ству­ю­щих пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мов до сих пор не счи­та­ет­ся акту­аль­ным в пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ке.

Суще­ствен­но боль­шую зна­чи­мость оно при­об­ре­ло в биб­лио­те­ко­ве­де­нии и в инфор­ма­ци­он­ном поис­ке: в этих обла­стях изу­ча­ют­ся осо­бен­но­сти выра­бот­ки стра­те­гии фор­му­ли­ро­ва­ния запро­сов к инфор­ма­ци­он­ной систе­ме, при­ня­тия реше­ния об отбо­ре полез­ных (реле­вант­ных, пер­ти­нент­ных и т.п.) све­де­ний или о пре­об­ра­зо­ва­нии запро­са с целью добить­ся выда­чи более цен­ных или более отве­ча­ю­щих запро­су дан­ных и т.д. В насто­я­щее вре­мя этим повсе­днев­но заня­ты мил­ли­о­ны и десят­ки мил­ли­о­нов поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та.

Ранее рабо­та с ком­пью­те­ри­зи­ро­ван­ны­ми мас­си­ва­ми инфор­ма­ции была уде­лом немно­гих спе­ци­а­ли­стов, теперь же в этом появи­лась нуж­да у широ­ко­го кру­га людей. Наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ный спо­соб постро­е­ния запро­сов состо­ит в фор­му­ли­ро­ва­нии т.н. клю­че­вых слов и объ­еди­не­нии их логи­че­ски­ми (буле­вы­ми) опе­ра­то­ра­ми; име­ют­ся и аль­тер­на­тив­ные спо­со­бы.

Но насколь­ко они соот­вет­ству­ют, напри­мер, целям поис­ка или сти­лю дея­тель­но­сти кон­крет­но­го чело­ве­ка? Какие спо­со­бы поис­ка пред­по­чти­тель­ны? Как им обу­чать нович­ков ва Интер­не­те? Отве­тов на эти вопро­сы в пси­хо­ло­гии не выра­бо­та­но.

А вот в одном из зару­беж­ных иссле­до­ва­ний опи­са­но, каким обра­зом уче­ные-хими­ки при­ме­ня­ли инфор­ма­ци­он­ную систе­му «для сти­му­ля­ции воз­ник­но­ве­ния у них новых идей. Эти уче­ные при­ме­ни­ли новый спо­соб фор­ми­ро­ва­ния запро­сов … Они при­ме­ня­ли ответ … на пер­во­на­чаль­ный запрос для выбо­ра клю­че­вых слов вто­ро­го запро­са, ответ на кото­рый слу­жил источ­ни­ком для сле­ду­ю­ще­го запро­са и т.д. В ито­ге послед­ний запрос мог не иметь ниче­го обще­го с пер­во­на­чаль­ным» (Баба­нин, 1987, с. 100–101).

Твор­че­ские мето­ды бег­ло­го про­смот­ра тек­стов и при­ня­тия реше­ния об их даль­ней­шем исполь­зо­ва­нии чаще все­го опи­ра­ют­ся на глу­бо­кие зна­ния в про­блем­ной обла­сти; обла­да­ния таки­ми позна­ни­я­ми труд­но ожи­дать от каж­до­го «посе­ти­те­ля» Интер­не­та.

При­нять реше­ние и отобрать нуж­ное слож­но еще и пото­му, что для про­смот­ра часто предъ­яв­ля­ют­ся не пол­ные тек­сты поме­щен­ных в Интер­не­те доку­мен­тов, а их реду­ци­ро­ван­ные вер­сии — крат­кие опи­са­ния, рефе­ра­ты или отно­си­тель­но слу­чай­но выбран­ные из тек­стов фра­зы и их фраг­мен­ты. Тем самым бег­лый про­смотр отча­сти опи­ра­ет­ся на меха­низ­мы вооб­ра­же­ния, пред­вос­хи­ще­ния и веро­ят­ност­но­го допол­не­ния содер­жа­ния, а так­же на ком­пе­тент­ность в той обла­сти, в кото­рой про­из­во­дит­ся поиск.

Эффек­тив­ность поис­ка, бег­ло­го про­смот­ра и при­ня­тия реше­ния об отбо­ре полез­ных доку­мен­тов зави­сит от ква­ли­фи­ка­ции, доб­ро­со­вест­но­сти, наме­ре­ний и мораль­ных качеств всех тех, кто осу­ществ­ля­ет редук­цию доку­мен­тов при под­го­тов­ке к раз­ме­ще­нию их в Интер­не­те (состав­ля­ет опи­са­ния, анно­та­ции, реги­стри­ру­ет web-стра­ни­цы и т.п.). Кон­тро­ли­ро­вать эти про­цес­сы не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным: каж­дый впра­ве поме­стить в Интер­не­те любой мате­ри­ал.

Интер­нет — свое­об­раз­ное «про­стран­ство сво­бо­ды», спо­со­бы пове­де­ния в нем не регу­ли­ру­ют­ся; долж­ны соблю­дать­ся лишь тех­ни­че­ские регла­мен­ты. Не дей­ству­ет ника­кой «кол­лек­тив­ный дого­вор» спе­ци­а­ли­стов по недо­пу­ще­нию в Интер­не­те хал­ту­ры или пря­мо­го обма­на. Не толь­ко нера­ди­вость, недоб­ро­со­вест­ность или низ­кая ква­ли­фи­ка­ция тех, кто соста­вил неадек­ват­ное опи­са­ние доку­мен­тов, но и пря­мая или заву­а­ли­ро­ван­ная ложь, рас­чет на довер­чи­вость и неком­пе­тент­ность дру­гих людей, попыт­ки мани­пу­ли­ро­ва­ния ими весь­ма рас­про­стра­не­ны в Интер­не­те, и это надо знать.

При пла­ни­ро­ва­нии поис­ка сле­ду­ет при­нять во вни­ма­ние, что тек­сты в Интер­не­те пред­став­ля­ют собой гипер­тек­сто­вые струк­ту­ры, а в более общем виде — и гипер­ме­дий­ные, т.е. объ­еди­ня­ю­щие пись­мен­ные тек­сты, зву­ко­вые сооб­ще­ния, гра­фи­че­ские изоб­ра­же­ния (при­ме­ра­ми могут быть про­фес­си­о­наль­ные или люби­тель­ские кино­филь­мы, видео­за­пи­си лек­ций или экс­пе­ри­мен­тов и т.д.).

Если огра­ни­чить­ся вер­баль­ны­ми гипер­тек­ста­ми, кои состав­ля­ют подав­ля­ю­щую часть World-Wide Web, то дан­ный фено­мен пред­став­ля­ет собой пло­до­твор­ное поле рабо­ты для спе­ци­а­ли­стов по пси­хо­ло­гии чте­ния. Гипер­текст есть отри­ца­ние линей­но­го стро­е­ния тек­стов, при­выч­ное чте­ние под­ме­ня­ет­ся т.н. «нави­га­ци­ей». Подоб­ная нави­га­ция не име­ет фик­си­ро­ван­ных началь­ной или конеч­ной точ­ки; каж­дый инди­ви­ду­аль­ный марш­рут уни­ка­лен, посколь­ку не сов­па­да­ет, вооб­ще гово­ря, с марш­ру­та­ми дру­гих «нави­га­то­ров». Соот­вет­ствен­но и вычер­пы­ва­е­мое в ходе нави­га­ции содер­жа­ние зача­стую раз­лич­но, если речь идет о реаль­ной нави­га­ции в Интер­не­те, а не о спе­ци­аль­но состав­лен­ных учеб­ных гипер­тек­сто­вых кур­сах, в том чис­ле муль­ти­ме­дий­ных. Тем самым гипер­тек­сты отли­ча­ют­ся от извест­ных пси­хо­ло­гам про­грам­ми­ро­ван­ных учеб­ни­ков.

На марш­рут нави­га­ции не могут не воз­дей­ство­вать такие, напри­мер, свой­ства инди­ви­ду­аль­но­го сти­ля, как когни­тив­ная сложность/простота, ригидность/гибкость, импульсивность/рефлексивность, синтетичность/аналитичность и др.

Гипер­тек­сты — зако­но­мер­ное порож­де­ние совре­мен­ной куль­ту­ры пост­мо­дер­на, и не слу­чай­но эти нели­ней­ные про­из­воль­но состав­лен­ные из ори­ги­наль­ных и неори­ги­наль­ных фраг­мен­тов струк­ту­ры при­об­ре­ли попу­ляр­ность в раз­ных обла­стях зна­ния. Так, широ­кую извест­ность полу­чи­ла постро­ен­ная как гипер­текст кни­га М.Павича «Хазар­ский сло­варь».

Гипер­тек­сто­вые струк­ту­ры сопо­став­ля­ют с явле­ни­я­ми живой при­ро­ды — ризо­ма­ми: об этом типе кор­не­вой систе­мы без цен­траль­но­го кор­не­ви­щаа напом­ни­ли фран­цуз­ские фило­со­фы (Deleuze, Guattari, 1976).а

Новое зву­ча­ние при­об­ре­та­ет в эпо­ху гипер­тек­стов раз­ра­бо­тан­ное М.М.Бахтиным пред­став­ле­ние о «чужом сло­ве» в тек­сте. Откры­ва­ет­ся про­стор для само­вы­ра­же­ния путем состав­ле­ния инди­ви­ду­аль­ных тема­ти­че­ских кол­лек­ций из доку­мен­тов, раз­ме­щен­ных в Интер­не­те дру­ги­ми людь­ми и орга­ни­за­ци­я­ми.

Тако­го рода гипер­тек­сто­вые «путе­во­ди­те­ли по Интер­не­ту» могут счи­тать­ся совре­мен­ным сред­ством само­пре­зен­та­ции, соот­вет­ству­ю­щим духу пост­мо­дер­низ­ма (Вой­скун­ский, 2001).

Если резю­ми­ро­вать выше­из­ло­жен­ное, то могут быть сфор­му­ли­ро­ва­ны сле­ду­ю­щие вопро­сы для иссле­до­ва­те­лей.

Како­вы пси­хо­ло­ги­че­ские меха­низ­мы бег­ло­го про­смот­ра тек­стов и при­ня­тия реше­ния об отбо­ре лишь неко­то­рых из них? Как обес­пе­чить эффек­тив­ность дей­ствия таких меха­низ­мов при рабо­те с реду­ци­ро­ван­ны­ми вер­си­я­ми тек­стов? Нако­нец, как повы­сить эффек­тив­ность в усло­ви­ях, когда про­цесс под­го­тов­ки реду­ци­ро­ван­ных вер­сий нель­зя счи­тать доста­точ­но надеж­ным? Како­вы пси­хо­ло­ги­че­ские меха­низ­мы, обес­пе­чи­ва­ю­щие как состав­ле­ние гипер­тек­стов, така и нави­га­цию в них?

Компьютерные виртуальные реальности как культурный феномен

Систе­мы вир­ту­аль­ной реаль­но­сти воз­ник­ли пер­во­на­чаль­но как тре­на­же­ры для води­те­лей, пило­тов или обу­ча­ю­щих­ся воен­ным спе­ци­аль­но­стям. Со вре­ме­нем они пере­рос­ли эти ока­зав­ши­е­ся тес­ны­ми рам­ки и пре­вра­ти­лись, с одной сто­ро­ны, в поли­гон для обу­че­ния широ­ко­му спек­тру спе­ци­аль­но­стей (вклю­чая меди­ци­ну, архи­тек­ту­ру и т.п.), а с дру­гой сто­ро­ны, в пер­спек­тив­ный иссле­до­ва­тель­ский инстру­мент и в источ­ник ряда гипо­тез о прин­ци­пах интер­пре­та­ции чело­ве­ком окру­жа­ю­ще­го мира (Вир­ту­аль­ная…, 1998; Носов, 2000; Соци­аль­ные…, 2001; Фор­ман, Виль­сон, 1998).

При­вле­ка­тель­ной для пси­хо­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за выгля­дит воз­мож­ная связь про­бле­ма­ти­ки ком­пью­тер­ной вир­ту­аль­ной реаль­но­сти с иссле­до­ва­ни­я­ми обра­за мира или схе­мы реаль­но­сти, а так­же пси­хо­ло­ги­че­ско­го кон­стру­и­ро­ва­ния миров. Круг пред­став­ле­ний, свя­зан­ных с клас­си­че­ски­ми тру­да­ми У.Джемса, А.Н.Леонтьева, Ж.Пиаже и С.Л.Рубинштейна вме­сте с отно­си­тель­но недав­ни­ми рабо­та­ми А.Г.Асмолова, Л.М.Веккера, В.П.Зинченко, Дж.Келли, У.Найсера, С.Д.Смирнова и др. при­об­ре­та­ет новые нюан­сы и новые направ­ле­ния иссле­до­ва­ний при сопри­кос­но­ве­нии с новин­ка­ми инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий.

Пер­спек­тив­ным пред­став­ля­ет­ся изу­че­ние вир­ту­аль­ных реаль­но­стей в кон­тек­сте пси­хо­ло­гии созна­ния, в осо­бен­но­сти изме­нен­ных­со­сто­я­ний созна­ния (Вир­ту­аль­ная…, 1998; Куче­рен­ко и др., 1998). Общим момен­том для обо­их направ­ле­ний иссле­до­ва­ния мож­но счи­тать при­ме­не­ние спе­ци­аль­ных допу­сти­мых тех­ник: так, тех­ни­ка систем вир­ту­аль­ной реаль­но­сти — это видео­про­ек­то­ры, ком­пью­те­ры, дат­чи­ки, экра­ны, шле­мы, пер­чат­ки, спе­ци­аль­ные про­грам­мы; тех­ни­ка же изме­нен­ных состо­я­ний созна­ния — это пси­хо­тех­ни­ки, напри­мер, навы­ки меди­та­ции, эрик­со­ни­ан­ский или обыч­ный гип­ноз, холо­троп­ное дыха­ние и др. Как извест­но, име­ет­ся так­же нема­ло хими­че­ских тех­ник дости­же­ния изме­нен­ных состо­я­ний созна­ния, одна­ко их нель­зя при­знать допу­сти­мы­ми.

Надо отме­тить, что к обще­нию посред­ством Интер­не­та неред­ко отно­сят­ся как ка «соци­аль­ной вир­ту­аль­ной реаль­но­сти», имея при этом в виду, что такое обще­ние име­ет место в искус­ствен­ной сре­де, лишен­ной мно­гих атри­бу­тов меж­лич­ност­но­го обще­ния, а участ­ни­ки обще­ния опи­ра­ют­ся на реду­ци­ро­ван­ные обра­зы парт­не­ров, кото­рые могут пре­зен­ти­ро­вать себя с вклю­че­ни­ем про­из­воль­но ото­бран­ных, неточ­ных или даже вымыш­лен­ных эле­мен­тов.

Соци­аль­ная реаль­ность, куль­ту­ра опо­сред­ству­ет пре­зен­та­цию внеш­ней реаль­но­сти: пред­ста­ви­те­ли раз­ных куль­тур раз­лич­ным обра­зом пер­цеп­ти­ру­ют и сло­вес­но обо­зна­ча­ют оттен­ки цве­та, неоди­на­ко­во диф­фе­рен­ци­ру­ют рас­сто­я­ние; когда одни мерз­нут, испы­ты­ва­ют кис­ло­род­ное голо­да­ние или жаж­ду, дру­гие ощу­ща­ют в тех же усло­ви­ях ком­форт и т.п. Что уж гово­рить о реаль­но­сти или ирре­аль­но­сти вымыс­ла?

«Чело­век нуж­да­ет­ся в фик­тив­ном удво­е­нии мира. В этом смыс­ле теле­ви­де­ние и ком­пью­тер­ные сред­ства визу­а­ли­за­ции помо­га­ют про­яс­нить при­ро­ду чело­ве­ка. Потреб­ность в иллю­зор­ной жиз­ни, когда мир рас­кры­ва­ет­ся как при­клю­че­ние, есть антро­по­ло­ги­че­ское свой­ство» (Мике­ши­на, Опен­ков, 1997, с. 204).

Рав­но­пра­вие и одно­вре­мен­ное сосу­ще­ство­ва­ние в созна­нии «мира обы­ден­ной реаль­но­сти» и «мира необы­ден­ной реаль­но­сти» (к при­ме­ру, мира фан­та­зии, худо­же­ствен­ных обра­зов, игры, маги­че­ских веро­ва­ний, состо­я­ний про­буж­де­ния или пере­хо­да ко сну, сно­ви­де­ний, гал­лю­ци­на­ций, виде­ний, мира­жей, вооб­ще любых изме­нен­ных состо­я­ний созна­ния) обос­но­вы­ва­ет на уровне пси­хо­ло­ги­че­ско­го экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ния Е.В.Субботский.

Он гово­рит о «тран­сре­аль­ност­ном пере­хо­де» — пол­ном («новая реаль­ность обре­та­ет пол­ный онто­ло­ги­че­ский ста­тус») или непол­ном: «Я одно­вре­мен­но при­сут­ству­ет в двух сфе­рах реаль­но­сти, попе­ре­мен­но пере­хо­дя из одной в дру­гую» (Суб­бот­ский, 1999, с. 141). Е.В.Субботский и дру­гие пси­хо­ло­ги (Носов, 2000) иссле­ду­ют осо­бен­но­сти про­те­ка­ния это­го про­цес­са в дет­ском воз­расте.

Цен­ным резуль­та­том таких иссле­до­ва­ний долж­но стать, по наше­му мне­нию, опи­са­ние пси­хо­ло­ги­че­ских усло­вий и зако­но­мер­но­стей воз­ник­но­ве­ния у чело­ве­ка иллю­зор­но­го чув­ства реаль­но­сти как при фан­та­зи­ро­ва­нии, так и при пре­зен­ти­ро­ва­нии ему искус­ствен­но постро­ен­ной (напри­мер, с помо­щью ком­пью­те­ров, систем ани­ма­ции, кино-видео­съем­ки и др.) реаль­но­сти и при попыт­ках про­яв­ле­ния актив­но­сти в этих усло­ви­ях.

Соеди­не­ние ком­пью­тер­ной вир­ту­аль­ной реаль­но­сти с «необы­ден­ной» реаль­но­стью сказ­ки, игры и фан­та­зии — это еще и совре­мен­ные груп­по­вые роле­вые игры, в кото­рые игра­ют в раз­ных сре­дах: и за сто­лом, и на откры­том воз­ду­хе, и за ком­пью­тер­ным мони­то­ром (Вой­скун­ский, 1999; Гума­ни­тар­ные…, 2000).

Игро­ки (их часто, но не вполне точ­но име­ну­ют обоб­щен­ным наиме­но­ва­ни­ем «тол­ки­е­ни­сты») иной раз пола­га­ют, что наи­бо­лее пол­но­кров­ная жизнь под­жи­да­ет их ва игро­войа — для них «истин­ной» — реаль­но­сти, а вот реаль­ность повсе­днев­ная — это нечто вро­де отбы­ва­ния нака­за­ния в мало­по­нят­ной, уны­лой и без­ра­дост­ной сре­де.

Пси­хо­ло­ги­че­ские меха­низ­мы втя­ги­ва­ния в искус­ствен­ную игро­вую реаль­ность (или вир­ту­аль­ную реаль­ность игры), фик­са­ции этой реаль­но­сти и ини­ци­а­ции дей­ствий по дости­же­нию в ней успе­ха к насто­я­ще­му вре­ме­ни иссле­до­ва­ны очень мало. Неиз­вест­но так­же, насколь­ко уни­вер­саль­ны или, наобо­рот, спе­ци­фич­ны отно­си­тель­но игро­вых сред такие пси­хо­ло­ги­че­ские меха­низ­мы.

Ком­пью­тер­ная, игро­вая или ком­му­ни­ка­тив­ная вир­ту­аль­ная реаль­ность име­ют в каче­стве общей осно­вы опре­де­лен­ный прин­цип их постро­е­ния: вся пол­но­та физи­че­ской и соци­аль­ной реаль­но­сти реду­ци­ру­ет­ся до набо­ра ото­бран­ных при­зна­ков. Осво­ить такую реду­ци­ро­ван­ную реаль­ность и осмыс­лен­но дей­ство­вать в ней про­ще, чем в реаль­ной жиз­ни, этим она и «затя­ги­ва­ет», этим может быть частич­но объ­яс­не­но «бег­ство» в игро­вую (либо иную реду­ци­ро­ван­ную) реаль­ность.

В недав­нее вре­мя, прав­да, появи­лось новое поко­ле­ние рекорд­но слож­ных для непод­го­тов­лен­ных людей игро­вых моде­лей (Дер­нер, 1997). Тем не менее в боль­шин­стве сво­ем игро­вая (как и ком­му­ни­ка­тив­ная) вир­ту­аль­ная реаль­ность зна­чи­тель­но усту­па­ет по сво­ей слож­но­сти жиз­нен­ным ситу­а­ци­ям.

Поми­мо функ­ции раз­вле­че­ния, вир­ту­аль­ная реаль­ность при­зва­на спо­соб­ство­вать успеш­ным дей­стви­ям субъ­ек­та в реаль­ной жиз­ни — не зря она вос­хо­дит к тре­на­же­рам. Возь­мем в каче­стве само­го про­сто­го при­ме­ра ком­пью­тер­ные игры-«стрелялки». Они, каза­лось бы, спо­соб­ству­ют раз­ви­тию быст­ро­ты реак­ции, гла­зо­ме­ра и т.п. — но не огра­ни­чи­ва­ют­ся этим. Так, для про­шед­ших через такие игры воен­но­слу­жа­щих реаль­ная вой­на может в какой-то сте­пе­ни казать­ся про­дол­же­ни­ем дет­ских «стре­ля­лок». Об этом мож­но гово­рить, обра­тив­шись к опы­ту уча­стия в бое­вых дей­стви­ях в новей­шее вре­мя, начи­ная с опе­ра­ции «Буря в пустыне»: ракет­чи­ку (лет­чи­ку, моря­ку, артил­ле­ри­сту и т.д.) доступ­на лишь силь­но реду­ци­ро­ван­ная кар­ти­на — достиг­ла цели выпу­щен­ная раке­та или про­ле­те­ла мимо.

А вот кар­ти­ны раз­ру­ше­ний, стра­да­ний и гибе­ли людей — все­го того, что после окон­ча­ния пер­вой (а потом и вто­рой) миро­вой вой­ны име­ну­ет­ся «окоп­ной прав­дой», — совре­мен­ные ракет­чи­ки не наблю­да­ют. Опыт ком­пью­тер­ных игр при­зван, в част­но­сти, спа­сти их от судь­бы пол­ков­ни­ка ВВС США Тиб­бет­са, сбро­сив­ше­го атом­ную бом­бу на Хиро­си­му и впо­след­ствии поте­ряв­ше­го душев­ное здо­ро­вье.

Мож­но, одна­ко, пред­по­ло­жить, что такой опыт не помо­жет при реаль­ном столк­но­ве­нии с «окоп­ной прав­дой» жиз­ни. Вооб­ще соот­но­ше­ние меж­ду искус­ствен­ной и обы­ден­ной реаль­но­стя­ми весь­ма сло­жен. Так, систе­мы ком­пью­тер­ной вир­ту­аль­ной реаль­но­сти успеш­но при­ме­ня­ют­ся для тера­пии пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний и фобий (Фор­ман, Виль­сон, 1998). Тем самым вопрос о пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мах пере­хо­да и пере­но­са навы­ков из одно­го вида реаль­но­сти в дру­гой пред­став­ля­ет­ся непро­стым и мно­го­сто­рон­ным и при этом заслу­жи­ва­ю­щим тща­тель­но­го изу­че­ния.

* * *

Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния опо­сред­ство­ван­ной Интер­не­том дея­тель­но­сти чело­ве­ка несут опре­де­лен­ный вызов для пси­хо­ло­гов. Раз­ви­ва­ют­ся мето­ды иссле­до­ва­ния, появ­ля­ют­ся новые про­блем­ные обла­сти — да и новые обла­сти заня­то­сти тоже.

К при­ме­ру, пси­хо­ло­ги состав­ля­ют и раз­ме­ща­ют в Интер­не­те ката­ло­ги, изда­ют элек­трон­ные жур­на­лы, дают кон­суль­та­ции посред­ством Интер­не­та или адми­ни­стри­ру­ют веб-сай­ты с пси­хо­ло­ги­че­ским содер­жа­ни­ем.

Зна­чи­тель­ный объ­ем рабо­ты для пси­хо­ло­гов пред­став­ля­ет про­ти­во­дей­ствие мно­го­чис­лен­ным попыт­кам про­фа­ни­ро­ва­ния пси­хо­ло­ги­че­ских зна­ний, кото­рые то и дело пред­при­ни­ма­ют­ся в Интер­не­те. Основ­ной объ­ем уси­лий, направ­лен­ных на повы­ше­ние пси­хо­ло­ги­че­ской гра­мот­но­сти поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та — впе­ре­ди.

Зани­ма­ясь изу­че­ни­ем Интер­не­та или кон­суль­ти­ро­ва­ни­ем и обу­че­ни­ем его поль­зо­ва­те­лей, труд­но оста­вать­ся в рам­ках кон­крет­ной спе­ци­а­ли­за­ции внут­ри пси­хо­ло­гии: тре­бу­ют­ся позна­ния в воз­раст­ной, педа­го­ги­че­ской, кли­ни­че­ской, соци­аль­ной пси­хо­ло­гии, в пси­хо­ло­гии тру­даа и в эрго­но­ми­ке… Обоб­ще­ние же полу­чен­ных в ходе иссле­до­ва­ний резуль­та­тов, как нам пред­став­ля­ет­ся, мож­но и долж­но про­во­дить исклю­чи­тель­но в рам­ках общей пси­хо­ло­гии.

Литература

  1. Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е. Пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия инфор­ма­ти­за­ции // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 1998, т. 19(1), с. 89–100.
  2. Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е. Новые инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии и про­бле­мы ода­рен­но­сти. // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­теа / Под ред. А.Е.Войскунского. — М.: Тер­ра-Можайск, 2000, с. 367–420.
  3. Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е. Ода­рен­ный ребе­нок за ком­пью­те­ром. — М.: Скан­рус, 2003
  4. Баба­нин Л.Н. Про­бле­мы исполь­зо­ва­ния диа­ло­го­вых инфор­ма­ци­он­ных систем // Пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы авто­ма­ти­за­ции науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ. / Под ред. М.Г.Ярошевского, О.К.Тихомирова. — М.: Нау­ка, 1987.
  5. Белин­ская Е.П. Лич­ность и новая инфор­ма­ци­он­ная сре­да // Белин­ская Е.П., Тихо­манд­риц­кая О.А. Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия лич­но­сти. — М.: Аспект-Пресс, 2001.
  6. Бруд­ный А.А. Ком­му­ни­ка­ция и семан­ти­ка // Вопро­сы фило­со­фии, N 4, 1972.
  7. Вир­ту­аль­ная… Вир­ту­аль­ная реаль­ность в пси­хо­ло­гии и искус­ствен­ном интел­лек­те. — М., 1998.
  8. Вой­скун­ский А.Е. Груп­по­вая игро­вая дея­тель­ность в Интер­не­те // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 1999, т. 20(1).
  9. Вой­скун­ский А.Е. Гума­ни­тар­ный Интер­нет. // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интернете.а / Под ред.а А.Е.Войскунского. — М.: Тер­ра-Можайск, 2000, с. 3–10.
  10. Вой­скун­ский А.Е. Мета­фо­ры Интер­не­та // Вопро­сы фило­со­фии, N 11, 2001, c. 97–112.
  11. Гума­ни­тар­ные… Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­теа / Под ред.а А.Е.Войскунского. — М.: Тер­ра-Можайск, 2000.
  12. Гриф­фин П., Коул М. Диа­лог с буду­щим через сего­дняш­нюю дея­тель­ность // Позна­ние и обще­ние. — М.: Нау­ка, 1988.
  13. Дер­нер Д. Логи­ка неуда­чи. Стра­те­ги­че­ское мыш­ле­ние в слож­ных ситу­а­ци­ях. — М.: Смысл, 1997.
  14. Док­то­ров Б.З. Онлай­но­вые опро­сы: обы­ден­ность насту­пив­ше­го сто­ле­тия // Теле­скоп: наблю­де­ния за повсе­днев­ной жиз­нью петер­бурж­цев. 2000, N 4.
  15. Зин­чен­ко В.П., Мор­гу­нов Е.Б. Чело­век раз­ви­ва­ю­щий­ся. Очер­ки рос­сий­ской пси­хо­ло­гии. — М.: Три­во­ла, 1994.
  16. Кастельс М. Инфор­ма­ци­он­ная эпо­ха. Эко­но­ми­ка, обще­ство и куль­ту­ра. — М.: Изд-во ГУ ВШЭ, 2000.
  17. Кликс Ф. Про­буж­да­ю­ще­е­ся мыш­ле­ние. У исто­ков чело­ве­че­ско­го интел­лек­та. — М.: Про­гресс, 1983.
  18. Коул М. Куль­тур­но-исто­ри­че­ская пси­хо­ло­гия. Нау­ка буду­ще­го. — М.: Коги­то-Центр, 1998.
  19. Куче­рен­ко В.В., Пет­рен­ко В.Ф., Рос­со­хин А.В. Изме­нен­ные состо­я­ния созна­ния: пси­хо­ло­ги­че­ский ана­лиз // Вопро­сы пси­хо­ло­гии. 1998 (3), с. 70–78.
  20. Леон­тьев А.Н. Авто­ма­ти­за­ция и чело­век. // Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. — Вып. 2, 1970.
  21. Леп­ский В.Е., Рапу­то А.Г. Моде­ли­ро­ва­ние и под­держ­ка сооб­ществ в Интер­не­те (пре­принт). — М.: Инсти­тут пси­хо­ло­гии РАН. 1999.
  22. Ликлай­дер Дж. Сим­би­оз чело­ве­ка и маши­ны. // Зару­беж­ная радио­элек­тро­ни­ка, 1960, N 9, с. 84–96.
  23. Ликлай­дер Дж. Основ­ные кор­ре­ля­ты слу­хо­во­го сти­му­ла. // Экс­пе­ри­мен­таль­ная пси­хо­ло­гия / Соста­ви­тель С.Стивенс. — М.: ИЛ, 1963, т. 2, с. 580–642.
  24. Ликлай­дер Дж., Мил­лер Дж. А. Вос­при­я­тие речи. // Экс­пе­ри­мен­таль­ная пси­хо­ло­гия / Соста­ви­тель С.Стивенс. — М.: ИЛ, 1963, т. 2, с. 643–681.
  25. Мике­ши­на Л.А., Опен­ков М.Ю. Новые обра­зы позна­ния и реаль­но­сти. — М., 1997.
  26. Носов Н.А. Вир­ту­аль­ная пси­хо­ло­гия. — М.: Аграф, 2000.
  27. Обра­зо­ва­ние… Обра­зо­ва­ние и инфор­ма­ци­он­ная куль­ту­ра. Социо­ло­ги­че­ские аспек­ты. Тру­ды по социо­ло­гии обра­зо­ва­ния. Том V. Выпуск VII / Под ред. В.С.Собкина. — М.: Центр социо­ло­гии обра­зо­ва­ния РАО, 2000.
  28. Соци­аль­ные и пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия при­ме­не­ния инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий / Под ред. А.Е.Войскунского. — М.: МОНФ, 2001.
  29. Суб­бот­ский Е.В. Инди­ви­ду­аль­ное созна­ние как систе­ма реаль­но­стей // Тра­ди­ции и пер­спек­ти­вы дея­тель­ност­но­го под­хо­да в пси­хо­ло­гии // под ред А.Е.Войскунского, А.Н.Ждан, О.К.Тихомирова. — М.: Смысл, 1999, с. 125–160.
  30. Тихо­ми­ров О.К. Пси­хо­ло­гия ком­пью­те­ри­за­ции. — Киев: Зна­ние, 1988.
  31. Тихо­ми­ров О.К. Л.С.Выготский и совре­мен­ная пси­хо­ло­гия // Науч­ное твор­че­ство Л.С.Выготского и совре­мен­ная пси­хо­ло­гия. Тези­сы докла­дов Все­со­юзн. Кон­фе­рен­ции. — М, 1981, с. 151–154.
  32. Тихо­ми­ров О.К. Инфор­ма­ци­он­ный век и тео­рия Л.С.Выготского // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал, 1993, N1.
  33. Фор­ман Н., Вил­сон П. Мож­но ли смо­де­ли­ро­вать реаль­ность? Исполь­зо­ва­ние в пси­хо­ло­гии 3-х мер­ной сре­ды, гене­ри­ро­ван­ной при помо­щи ком­пью­те­ра // Мен­таль­ная репре­зен­та­ция: дина­ми­ка и струк­ту­ра. — М., 1998, с. 251–276.
  34. См. так­же: Фор­ман Н., Виль­сон П. Исполь­зо­ва­ние вир­ту­аль­ной реаль­но­сти в пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ни­ях // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал, 1997, т. 17, N 2.
  35. Хари­то­нов А.Н. Пере­о­по­сред­ство­ва­ние как аспект пони­ма­ния в диа­ло­ге // Позна­ние и обще­ние. — М.: Нау­ка, 1988.
  36. Эко У. От Интер­не­та к Гутен­бер­гу // Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние, 1998, N 32, с. 5–14.
  37. Arestova O., Babanin L., Voiskounsky A. Psychological research of computer-mediated communication in Russia // Behaviour and Information Technology, 1999, vol. 18(2), pp. 141–147.
  38. Cole M. An experiment in computer-mediated cooperation between nations in conflict. The Velikhov-Hamburg project. 1985–1994. — Report, The Laboratory of Comparative Human Cognition. University of California, San Diego. La Jolla, California, 1996.
  39. Cyberpsychology / Ed. by F.J.Gordo-Lopez and I.Parker. — N.Y.: Routledge, 1999.
  40. Deleuze G., Guattari F. Rhizome. — P., 1976.
  41. Greenfield D.N. Virtual Addiction: Help for Netheads, Cyberfreaks, and Those Who Love Them. — Oakland: New Harbinger Publ. 1999.
  42. Hiltz S.R., Turoff M. The Network Nation. Human Communication via Computer. — Reading, Mass., et al.: Addison-Wesley, 1978.
  43. Psychological Experiments on the Internet /Ed. By M.H.Birnbaum. — San Diego: Academic Press, 2000.
  44. Psychology and the Internet: Intrapersonal, Interpersonal, and Transpersonal Implications / Gackenbach, G.(ed.). — San Diego, CA: Academic Press. 1998
  45. Turkle Sh. The Second Self. — New York, NY: Simon and Sсhuster, 1984.
  46. Wallace P. The Psychology of the Internet. — Cambridge University Press, 1999.
  47. Young K.S. Caught in the Net: How to Recognize the Signs оf Internet Addiction — and a Winning Strategy for Recovery. — NY e.a.: John Wiley & Sons. 1998. — NY e.a.: John Wiley & Sons. 1998.

Источ­ник: Уче­ные запис­ки кафед­ры общей пси­хо­ло­гии МГУ. Выпуск 1. — М.: Смысл, 2002, с. 82–101.

Об авторе

Алек­сандр Евге­нье­вич Вой­скун­ский — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, стар­ший науч­ный сотруд­ник, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей пси­хо­ло­гии интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти и инфор­ма­ти­за­ции факуль­те­та пси­хо­ло­гии Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та.

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkgooglepluspinterest