Левин Л.М. Социальные сети: основные понятия, характеристики и современные исследования

Л

Совре­мен­ное обще­ство и ком­му­ни­ка­ции в нем уже слож­но пред­ста­вить без вир­ту­аль­но­го про­стран­ства в целом и Интер­не­та и соци­аль­ных сетей в част­но­сти. При этом дан­ный вид вза­и­мо­дей­ствия посто­ян­но развивается. 

Так, в Рос­сии наи­бо­лее попу­ляр­ным ресур­сом явля­ет­ся «ВКон­так­те», создан­ный Пав­лом Дуро­вым в 2006 г. А уже в 2012 г. ресурс вхо­дит в чис­ло лиде­ров в стра­нах СНГ и в первую два­дцат­ку рей­тин­га миро­вых сай­тов тако­го про­фи­ля по ста­ти­сти­ке исполь­зо­ва­ния [1].

Ауди­то­рию в 50 млн чело­век радио­стан­ции достиг­ли за 38 лет, теле­ви­де­ние – за 13 лет, Интер­нет – спу­стя 4 года, а Facebook создал вокруг себя 100-мил­ли­он­ную сеть участ­ни­ков мень­ше чем за 9 меся­цев [2].

По резуль­та­там иссле­до­ва­ний TNS в 2013 г., самы­ми вос­тре­бо­ван­ны­ми соци­аль­ны­ми сетя­ми в Рос­сии явля­ют­ся ВКон­так­те, Одно­класс­ни­ки, Facebook, LiveJournal, Twitter.

Такие пока­за­те­ли вклю­чен­но­сти людей в интер­нет-ком­му­ни­ка­ции не могут не оста­вить свой след на раз­лич­ных аспек­тах жиз­ни чело­ве­ка. В. А. Сер­го­де­ев (2013) выде­лил харак­тер­ные осо­бен­но­сти интернет-общения:

  • вир­ту­аль­ность, с помо­щью кото­рой дан­ное про­стран­ство раз­лич­ны­ми тех­ни­ка­ми заме­ня­ет реаль­ный мир;
  • интер­ак­тив­ность, с помо­щью кото­рой соци­аль­ная сеть спо­соб­на под­стро­ить­ся под любо­го пользователя;
  • силь­ное пре­об­ла­да­ние тек­стов, избы­точ­ность тек­сто­вой инфор­ма­ции, кото­рую, одна­ко, каж­дый поль­зо­ва­тель может кон­тро­ли­ро­вать в зави­си­мо­сти от сво­их предпочтений;
  • гло­баль­ность, обо­зна­ча­ю­щая воз­мож­ность само­сто­я­тель­но­го регу­ли­ро­ва­ния сво­е­го про­стран­ства в соци­аль­ной сети;
  • кре­а­тив­ность, бла­го­да­ря кото­рой поль­зо­ва­тель может изби­рать новые сред­ства по исполь­зо­ва­нию сво­е­го аккаунта;
  • ано­ним­ность – воз­мож­ность соблю­дать кон­фи­ден­ци­аль­ность в вир­ту­аль­ном пространстве;
  • хао­тич­ность, то есть отсут­ствие чет­кой струк­ту­ры и иерар­хии в интер­нет-сооб­ще­стве [3].

Поня­тие «соци­аль­ная сеть» впер­вые было сфор­му­ли­ро­ва­но в 1954 г. Джейм­сом Барн­сом в его рабо­те «Клас­сы и собра­ния в нор­веж­ском ост­ров­ном при­хо­де», опуб­ли­ко­ван­ной в сбор­ни­ке тру­дов «Чело­ве­че­ские отно­ше­ния» [2].

Э. Н. Забар­ная и И. В. Кури­лен­ко (2012) под соци­аль­ной сетью пони­ма­ют сооб­ще­ство в вир­ту­аль­ной сре­де людей, спло­чен­ных по како­му-либо прин­ци­пу на осно­ве одной плат­фор­мы, кото­рая и обо­зна­ча­ет­ся как соци­аль­ная сеть [4].

А. С. Дуж­ни­ко­ва (2010) выде­ля­ет сле­ду­ю­щие кри­те­рии соци­аль­ной сети как отдель­но­го ресурса:

  • воз­мож­ность созда­ния соб­ствен­но­го акка­ун­та, хра­ня­ще­го лич­ную инфор­ма­цию  о чело­ве­ке (имя, семей­ный ста­тус, город про­жи­ва­ния, обра­зо­ва­ние, инте­ре­сы и дру­гие соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ские характеристики);
  • воз­мож­ность вза­и­мо­дей­ствия участ­ни­ков вир­ту­аль­но­го про­стран­ства (через доступ к про­фи­лям друг дру­га, лич­ные сооб­ще­ния, ком­мен­та­рии, так назы­ва­е­мые «подар­ки» и пр.);
  • воз­мож­ность реа­ли­за­ции соб­ствен­ных пла­нов и идей (напри­мер, поиск новых дру­зей, созда­ние тема­ти­че­ских групп по инте­ре­сам и пр.);
  • воз­мож­ность обме­на ресур­са­ми (к при­ме­ру, видеои фотоматериалам);
  • воз­мож­ность удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей за счет накоп­ле­ния ресур­сов [5].

В насто­я­щей ста­тье мы рас­смот­рим иссле­до­ва­ния и рабо­ты, изу­ча­ю­щие дан­ный феномен.

Так, зару­беж­ные уче­ные ука­зы­ва­ют, что вклю­чен­ность в вир­ту­аль­ное про­стран­ство свя­за­но с про­яв­ле­ни­ем раз­лич­ных пси­хо­ло­ги­че­ских кон­струк­тов. Так, Bargh с соавт. (2002) и Butt, Phillips (2008) заяв­ля­ют о нали­чии высо­ко­го ней­ро­тиз­ма [7]; Amichai-Hamburger, Ben-Artzi (2003) [8] и Bargh с соавт. (2002) [7] – о низ­кой экс­тра­вер­сии; Landers, Lounsbury (2006) [9] и Peters, Malesky (2008) [10] – о низ­кой доб­ро­же­ла­тель­но­сти; Guadagno с соавт. (2008) [11] – о высо­кой откры­то­сти опыту.

По дан­ным Kramer и Winter (2008), нали­чие экс­тра­вер­сии вза­и­мо­свя­за­но с цве­то­вым выбо­ром фото­гра­фий [12]; Ross с соавт. (2009) – с коли­че­ством сооб­ществ, в кото­рых чело­век явля­ет­ся участ­ни­ком [13]; Muscanell и Guadagno (2012) – с напол­ня­е­мо­стью акка­ун­та фото­гра­фи­я­ми [14]; Gosling с соавт. (2011) – со ста­ти­сти­кой дан­ных о дру­зьях, запи­сях на стене и ком­мен­та­ри­ев, про­смот­ров сво­их и чужих стра­ниц [15]. При этом нали­чие ней­ро­тиз­ма, по дан­ным Ross с соавт. (2009), свя­за­но с часто­той исполь­зо­ва­ния сте­ны для ком­му­ни­ка­ций [13]. Muscanell и Guadagno (2012) свя­зы­ва­ют доб­ро­со­вест­ность с объ­е­мом отправ­лен­ных лич­ных сооб­ще­ний [14].

А. А. Шапо­ва­лен­ко (2013) выявил, что соци­аль­ные сети явля­ют­ся зна­чи­мым инстру­мен­том соци­а­ли­за­ции. По дан­ным иссле­до­ва­те­ля, 78% иссле­до­ван­ных поль­зо­ва­те­лей юно­ше­ско­го воз­рас­та про­во­дят в Интер­не­те от 2 до 6 часов еже­днев­но, а вир­ту­аль­ное про­стран­ство выпол­ня­ет мно­же­ство функ­ций, сре­ди кото­рых мож­но  выде­лить инфор­ма­ци­он­ную и раз­вле­ка­тель­ную, про­стран­ство для обще­ния и само­вы­ра­же­ния, про­стран­ство для про­фес­си­о­наль­ной и ком­мер­че­ской дея­тель­но­сти [16].

B. Becker (1997) писал, что вир­ту­аль­ное про­стран­ство – это шанс каж­до­го участ­ни­ка дан­но­го сооб­ще­ства регу­ли­ро­вать мне­ние о себе. Так, напри­мер, глав­ная цель кар­тин­ки в акка­ун­те в соци­аль­ной сети – «реклам­ная»: обра­тить вни­ма­ние дру­гих чле­нов интер­нет­со­об­ще­ства на себя [17].

О. М. Шах­мар­то­ва и И. В. Недо­ши­ви­на (2012) уста­но­ви­ли, что глав­ные моти­вы вклю­чен­но­сти в вир­ту­аль­ное про­стран­ство млад­ших школь­ни­ков – высо­кая потреб­ность в соци­аль­ных кон­так­тах и низ­кий соци­аль­ный ста­тус в рефе­рент­ной груп­пе сверст­ни­ков [18]. Как было отме­че­но С. А. Сашен­ко­вым (2012), соци­аль­ные сети ока­зы­ва­ют и кри­ми­но­ген­ное вли­я­ние на чело­ве­ка [19]. К тако­му вли­я­нию автор иссле­до­ва­ния относит:

  • нали­чие досту­па к инфор­ма­ции с отри­ца­тель­ной окрас­кой, содер­жа­щей рис­ки име­ю­ще­му­ся бла­го­по­лу­чию у человека;
  • трав­лю в интер­нет-сре­де и про­ти­во­за­кон­ное исполь­зо­ва­ние лич­ной информации;
  • вклю­чен­ность в кри­ми­наль­ные груп­пы в вир­ту­аль­ном про­стран­стве и даль­ней­шая им при­вер­жен­ность [19].

В. Гла­ды­шев-Лядов (2013) утвер­ждал, что соци­аль­ные сети часто исполь­зу­ют­ся и для про­па­ган­ды мате­ри­а­лов экс­тре­мист­ской и тер­ро­ри­сти­че­ской направ­лен­но­сти, а зача­стую рабо­та­ют вме­сте со СМИ [20].

Так­же соци­аль­ные сети рас­смат­ри­ва­ют­ся и с точ­ки зре­ния ресур­сов. Так, С. В. Анто­нен­ко (2013) пишет о вир­ту­аль­ном про­стран­стве как о сред­стве профори­ен­та­ции, с помо­щью кото­ро­го обра­зо­ва­тель­ные учре­жде­ния могут раз­ви­вать и про­дви­гать свой бренд, фор­ми­ро­вать пози­тив­ное мне­ние об орга­ни­за­ции, рабо­тать с аби­ту­ри­ен­та­ми и дру­гой целе­вой ауди­то­ри­ей [21].

Л. А. Бит­ков (2012) счи­та­ет соци­аль­ные сети прин­ци­пи­аль­но новым видом ком­му­ни­ка­ций – вир­ту­аль­ное сред­ство мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции, кото­рое обла­да­ет рядом осо­бен­но­стей и преимуществ:

  • ком­му­ни­ка­ция про­ис­хо­дит с помо­щью тех­ни­че­ских приспособлений;
  • воз­мож­ность вза­и­мо­дей­ствия раз­лич­ных мно­го­чис­лен­ных соци­аль­ных групп;
  • основ­ная цель про­стран­ства – имен­но общение;
  • обще­ние рас­смат­ри­ва­ет­ся как отла­жен­ный и систе­ма­ти­зи­ро­ван­ный процесс;
  • меж­ду участ­ни­ка­ми обще­ния может отсут­ство­вать непо­сред­ствен­ная связь;
  • осо­бое обя­за­тель­ство к соблю­де­нию уста­нов­лен­ных пра­вил и норм;
  • чет­кое направ­ле­ние инфор­ма­ции и при­ня­тие ролей в общении;
  • груп­по­вой харак­тер общения;
  • ауди­то­рия явля­ет­ся по сво­ей спе­ци­фи­ке кон­фи­ден­ци­аль­ной, моза­ич­ной, слу­чай­но собран­ной мас­сой пользователей;
  • регу­ляр­ность и вос­тре­бо­ван­ность пуб­ли­ку­е­мых сооб­ще­ний [22].

В. В. Фёдо­ров и И. Д. Миле­ев (2015), изу­чая моти­ва­цию под­рост­ков-поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей, при­шли к выво­дам о том, что:

  • суще­ству­ет вза­и­мо­связь меж­ду дея­тель­но­стью под­рост­ков в вир­ту­аль­ном про­стран­стве (про­смотр филь­мов, видео, фото, про­слу­ши­ва­ни­ем ауди­о­за­пи­сей, новые зна­ком­ства, изу­че­ние ново­стей и т. д.) и их моти­ва­ци­ей и вре­мен­ной пер­спек­ти­вой личности;
  • у под­рост­ков, кото­рые про­во­дят раз­лич­ное коли­че­ство вре­ме­ни за каким-либо одним видом дея­тель­но­сти, суще­ству­ют зна­чи­мые раз­ли­чия в выра­жен­но­сти моти­ва­ций и пер­спек­ти­ве вре­ме­ни [23].

Так­же появ­ля­ет­ся мно­же­ство иссле­до­ва­ний по срав­не­нию функ­ци­о­ни­ро­ва­ния раз­лич­ных соци­аль­ных сетей: Д. А. Губа­нов, Д. А. Нови­ков, А. Г. Чхар­ти­шви­ли (2009) [24]; Н. И. Базен­ков, Д. А. Губа­нов (2009) [25], К. А. Деми­че­ва (2015) [26] и др. 

Мно­ги­ми иссле­до­ва­те­ля­ми про­во­дит­ся ана­лиз раз­но­об­раз­ных харак­те­ри­стик про­фи­лей поль­зо­ва­те­лей вир­ту­аль­но­го про­стран­ства: А. А. Шапо­ва­лен­ко (2013) [16], Е. Р. Ага­дул­ли­на (2015) [27] и др. 

Нам пред­сто­ит в даль­ней­шем про­ве­сти эмпи­ри­че­ское иссле­до­ва­ние, посвя­щен­ное ана­ли­зу актив­но­сти моло­де­жи в соци­аль­ных сетях, а так­же вза­и­мо­свя­зи интер­нет-зави­си­мо­сти с субъ­ек­тив­ным уров­нем оди­но­че­ства и осо­бен­но­стя­ми меж­лич­ност­ных отношений.

Список литературы

  1. Щебе­тен­ко С. А. Боль­шая пятер­ка черт лич­но­сти и актив­ность поль­зо­ва­те­лей в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» // Вестн. ЮУр­ГУ. Сер.: Пси­хо­ло­гия. 2013. Т. 6, № 4. С. 73–83.
  2. Шах­мар­то­ва О. М., Бол­та­га Е. Ю. Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты обще­ния в соци­аль­ных сетях вир­ту­аль­ной реаль­но­сти // Изв. ПГПУ им. В. Г. Белин­ско­го. 2011. № 24. С. 1002–1008.
  3. Сер­го­де­ев В. А. Сете­вые интер­нет-сооб­ще­ства: сущ­ность и соци­о­куль­тур­ные харак­те­ри­сти­ки // Вестн. Ады­гей­ско­го гос. ун-та. Сер.: Реги­о­но­ве­де­ние: фило­со­фия, исто­рия, социо­ло­гия, юрис­пру­ден­ция, поли­то­ло­гия, куль­ту­ро­ло­гия. 2013. № 1. С. 122–127.
  4. Забар­ная Э. Н., Кури­лен­ко И. В. Соци­аль­ный медиа-мар­ке­тинг (на при­ме­ре систе­мы обра­зо­ва­ния) // Вестн. Волын­ско­го инсти­ту­та эко­но­ми­ки и менедж­мен­та. 2012. № 5. С. 74–82.
  5. Дуж­ни­ко­ва А. С. Соци­аль­ные сети: совре­мен­ные тен­ден­ции и типы поль­зо­ва­ния // Мони­то­ринг обще­ствен­но­го мне­ния. 2010. № 5 (99). С. 238–251.
  6. Bargh J. A., McKenna K. Y. A., Fitzsimons G. M. Can you see the real me? Activation and expression of the “true self” on the Internet // Journal of Social Issues. 2002, Vol. 58, No. 1. P. 33–48.
  7. Butt S., Phillips J. G. Personality and self reported mobile phone use // Computers in Human Behavior. 2008. Vol. 24, No. 2. P. 346–360.
  8. Amichai-Hamburger Y., Ben-Artzi, E. Loneliness and Internet use // Computers in Human Behavior. 2003. Vol. 19, No. 1. P. 71–80.
  9. Landers R. N., Lounsbury J. W. An investigation of big five and narrow personality traits in relation to internet usage // Computers in Human Behavior. 2006. Vol. 22, No. 2. P. 283–293.
  10. Peters C. S., Malesky L. A. Problematics usage among highly-engaged players of massively multiplayer online role playing games // CyberPsychology& Behavior. 2008. Vol. 11, No. 4. P. 481–484.
  11. Guadagno R. E., Okdie B. M., Eno C. A. Who blogs? Personality predictors of blogging // Computers in Human Behavior. 2008. Vol. 24, No. 5. P. 1993–2004.
  12. Kramer N. C., Winter S. Impression Management 2.0. The relationship of self-esteem, extraversion, self-efficacy, and self-presentation within social networking sites // Journal of Media Psychology. 2008. Vol. 20, No. 3. P. 106–116.
  13. Personality and motivations associated with Face book use / C. Ross, E. S. Orr, M. Sisic, J. M. Arseneault, M. G. Simmering, R. R. Orr // Computers in Human Behavior. 2009. Vol. 25, No. 2. P. 578–586.
  14. Muscanell N. L., Guadagno R. E. Make new friends or keep the old: Gender and personality differences in social networking use // Computers in Human Behavior. 2012. No. 28. P. 107– 112.
  15. Gosling S. D., Gaddis S., Vazire S. Personality impressions based on Facebook profiles // Proceedings of the International Conference on Weblogs and Social Media (Boulder, Colorado,   USA,   March   26–28,   2007).   URL:   Gosling-Gaddis-Vazire.pdf (дата обра­ще­ния: 20.02.2019).
  16. Шапо­ва­лен­ко А. А. Актив­ность поль­зо­ва­те­ля соци­аль­ной сети (на при­ме­ре vk.com) и осо­бен­но­сти лич­ност­но­го само­опре­де­ле­ния в юно­сти // Пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ские тех­но­ло­гии созда­ния вир­ту­аль­ной обра­зо­ва­тель­ной сре­ды для меж­куль­тур­но­го вза­и­мо­дей­ствия. 2013. № 4. С. 133–138.
  17. Becker B. To be in touch or not? Some remarks on communication in virtual environments. 1997. Women, work and computerization: spinning a web from past to future // Proceedings of the 6th International IFIP-Conference, Bonn, Germany, May 24–27, 1997. Berlin: Springer, 1997. P. 211–212.
  18. Шах­мар­то­ва О. М., Недо­ши­ви­на И. В. Иссле­до­ва­ние моти­вов исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей млад­ши­ми школь­ни­ка­ми // Изв. ПГПУ им. В. Г. Белин­ско­го. 2012. № 28. С. 1348–1353.
  19. Сашен­ков С. А. Кри­ми­но­ген­ное вли­я­ние соци­аль­ных сетей на несо­вер­шен­но­лет­них // Вестн. Воро­неж­ско­го ин-та МВД Рос­сии. 2015. № 3. С. 215–219.
  20. Гла­ды­шев-Лядов В. Соци­аль­ные сети как инстру­мент для про­па­ган­ды экс­тре­миз­ма // Обзор НЦПТИ. 2013. № 3. С. 28–31.
  21. Анто­нен­ко С. В. Соци­аль­ные сети как инстру­мент профори­ен­та­ции // Изв. Тул­ГУ. Тех­ни­че­ские нау­ки. 2013. № 11. С. 41–44.
  22. Бит­ков Л. А. Соци­аль­ные сети: меж­ду мас­со­вой ком­му­ни­ка­ци­ей и меж­лич­ност­ным обще­ни­ем / Вестн. Челя­бин­ско­го гос. ун-та. 2012. № 28 (282). С. 36–38.
  23. Фёдо­ров В. В., Миле­ев И. Д. О моти­ва­ции под­рост­ков — поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей / Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия и обще­ство. 2015. Т. 6, № 3. С. 98–108.
  24. Губа­нов Д. А., Нови­ков Д. А., Чхар­ти­шви­ли А. Г. Управ­ле­ние в соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских систе­мах // Управ­ле­ние боль­ши­ми систе­ма­ми. 2009. № 27. С. 205–281.
  25. Базен­ков Н. И., Губа­нов Д. А. Обзор инфор­ма­ци­он­ных систем ана­ли­за соци­аль­ных сетей / Тех­ни­че­ские и про­грамм­ные сред­ства управ­ле­ния. 2009. № 41. С. 357–394.
  26. Деми­че­ва К. А. Поня­тие и клас­си­фи­ка­ция соци­аль­ных сетей в кон­тек­сте вза­и­мо­дей­ствия в сети Интер­нет // International scientific review. 2015. № 3 (4). С. 79–82.
  27. Ага­дул­ли­на Е. Р. Поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ных сетей: совре­мен­ные иссле­до­ва­ния // Совре­мен­ная зару­беж­ная пси­хо­ло­гия. 2015. Т. 4, № 3. С. 36–46.
  28. Алек­сан­дро­ва В. Г., Богу­слав­ский М. В. Новые рубе­жи педа­го­ги­че­ской реаль­но­сти: аксио­ло­гия, духов­ность, гума­низм. М.: МГПУ, 2007. 311 с.
Источ­ник: Про­бле­мы совре­мен­но­го обра­зо­ва­ния. 2019. № 4.

Об авторе

Лео­нид Мар­ко­вич Левин — кафед­ра соци­аль­ной пси­хо­ло­гии Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го област­но­го университета.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest