Кураева С. В. К методологии исследования социальных сетей

К

Мас­штаб­ное и стре­ми­тель­ное раз­ви­тие Интер­не­та вле­чет за собой изме­не­ние про­стран­ствен­но-вре­мен­ных харак­те­ри­стик и появ­ле­ние новых форм и спо­со­бов ком­му­ни­ка­ции, изме­не­ние тра­ди­ци­он­ных и ста­нов­ле­ние новых форм соци­аль­ных инсти­ту­тов, появ­ле­ние новых соци­аль­ных прак­тик и дру­гих нова­ций, про­ис­хо­дя­щих на раз­ных уров­нях. В насто­я­щее вре­мя вир­ту­аль­ная реаль­ность бук­валь­но впле­те­на в соци­аль­ную реаль­ность, ста­ла ее частью. Соглас­но извест­ной тео­ре­ме У. Тома­са, если нечто вос­при­ни­ма­ет­ся инди­ви­дом как реаль­ность, то и послед­ствия реаль­ны (см.: Хау­стов, 2012). В этой свя­зи наи­боль­ший иссле­до­ва­тель­ский инте­рес пред­став­ля­ет фено­мен соци­аль­ных сетей.

В Рос­сии, по нашим оцен­кам, 39% от обще­го коли­че­ства поль­зо­ва­те­лей Интер­нет (это 73% насе­ле­ния РФ) актив­но поль­зу­ют­ся соци­аль­ны­ми сетя­ми. В сред­нем поль­зо­ва­те­ли про­во­дят в соци­аль­ных сетях 2 часа 19 минут, что состав­ля­ет 1/4 рабо­че­го вре­ме­ни при 8 часо­вом рабо­чем дне и 1/3 от сред­не­го коли­че­ства вре­ме­ни, про­во­ди­мо­го сту­ден­том в уни­вер­си­те­те (Digital in 2017 global overview: Электр. ресурс).

Соци­аль­ные сети актив­но иссле­ду­ют­ся в пси­хо­ло­гии (Коро­ле­ва, Томи­ло­ва, 2017), социо­ло­гии (Щеко­ту­ров, 2012), антро­по­ло­гии (Кара­се­ва, 2017), поли­то­ло­гии (Дря­е­ва, 2017).

Дан­ные соци­аль­ных сетей отра­жа­ют раз­ные аспек­ты жиз­ни чело­ве­ка, они гене­ри­ру­ют­ся поль­зо­ва­те­ля­ми в непре­рыв­ном пото­ке: ава­та­ры, тек­сто­вые и муль­ти­ме­дий­ные пуб­ли­ка­ции, ком­мен­та­рии, эмо­ци­о­наль­ные откли­ки (от отмет­ки «нра­вит­ся» до слож­ных «эмод­зи» выра­жа­ю­щих оттен­ки эмо­ци­о­наль­но­го состо­я­ния и отно­ше­ния), пере­пуб­ли­ка­ции и дру­гое.

На сего­дняш­ний день спе­ци­а­ли­сты накап­ли­ва­ют эти дан­ные и раз­ра­ба­ты­ва­ют под­хо­ды к их ана­ли­зу. По ито­гам дис­кус­сии: «Соц­се­ти для иссле­до­ва­те­лей: люди, боты или поток кон­тен­та?» было обо­зна­че­но нали­чие огра­ни­че­ний при ана­ли­зе дан­ных соци­аль­ных сетей.

При­ве­дем неко­то­рые из них:

  • не все аспек­ты жиз­ни чело­ве­ка мож­но ана­ли­зи­ро­вать, исполь­зуя соци­аль­ные сети;
  • дан­ные ана­ли­зи­ру­ют­ся «как они есть», слож­но запла­ни­ро­вать резуль­тат;
  • из боль­шо­го объ­е­ма инфор­ма­ции необ­хо­ди­мо выде­лять «полез­ные» дан­ные;
  • ана­ли­зи­ро­вать мож­но толь­ко откры­тый (доступ­ный для все­об­ще­го озна­ком­ле­ния) кон­тент.

Ана­ли­ти­че­ские тех­но­ло­гии обра­бот­ки дан­ных, дей­ству­ю­щие в инте­ре­сах, преж­де все­го биз­не­са, ори­ен­ти­ро­ва­ны на коли­че­ствен­ные пока­за­те­ли, в то вре­мя как для каче­ствен­но­го ана­ли­за тре­бу­ет­ся «иссле­до­ва­тель­ское вме­ша­тель­ство». По мне­нию экс­пер­тов, дис­ку­ти­ро­вав­ших в Фон­де обще­ствен­но­го мне­ния 26 июня 2017 г., имен­но каче­ствен­ные социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния спо­соб­ны опре­де­лить новые век­то­ры ана­ли­за (Соци­аль­ные сети для иссле­до­ва­те­лей … , 2017).

Соци­аль­ные сети (сооб­ще­ства) как объ­ект социо­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния — явле­ние слож­ное, мно­го­уров­не­вое. Этот факт опре­де­ля­ет мно­же­ство его пред­мет­ных свойств: цели и моти­вы при­сут­ствия, само­пре­зен­та­ция инди­ви­да, спо­со­бы и часто­та ком­му­ни­ка­ции, выбор спо­со­бов ком­му­ни­ка­ций в зави­си­мо­сти от обще­ствен­но­го мне­ния в сете­вом сооб­ще­стве (мне­ний «дру­зей», мне­ний «дру­зей дру­зей»), само­иден­ти­фи­ка­ция поль­зо­ва­те­лей, харак­тер уста­нав­ли­ва­е­мых внут­ри­г­руп­по­вых свя­зей, внут­ри­г­руп­по­вые нор­мы и пра­ви­ла, типы сете­вой струк­ту­ры и мно­гое дру­гое.

Соци­аль­ные сети обре­та­ют свою спе­ци­фи­ку посред­ством выра­бот­ки сво­ей ста­тус­ной систе­мы, фор­ми­ро­ва­ния сво­ей куль­ту­ры, рас­кры­ва­е­мой через язык, нор­мы и тра­ди­ции (Сила­е­ва, 2008).

Вари­ан­ты клас­си­фи­ка­ции сетей опре­де­ля­ют­ся кон­крет­ным пред­ме­том изу­че­ния:

  • по объ­е­му поль­зо­ва­те­лей;
  • откры­тые и закры­тые сети;
  • по харак­те­ру пуб­ли­ку­е­мо­го кон­тен­та (медиа фай­лы, тек­сты);
  • по объ­е­му сооб­ще­ния (140 печат­ных зна­ка в Twitter или объ­ем­ный пост в Facebook);
  • по вре­ме­ни досту­па полу­ча­те­лей к сооб­ще­нию (архив­ное хра­не­ние пуб­ли­ка­ций для досту­па в Facebook, ВКон­так­те или уда­ле­ние сооб­ще­ния после про­смот­ра через 10 секунд в Snapchat);
  • кон­такт­ные и кон­текст­ные сети;
  • воз­мож­ность син­хро­ни­за­ции пуб­ли­ку­е­мых дан­ных с дру­ги­ми сетя­ми (одно­вре­мен­ная пуб­ли­ка­ция в Facebook и Instagram).

Осо­бое вни­ма­ние мы бы хоте­ли уде­лить кон­такт­ным и кон­текст­ным соци­аль­ным сетям, что обу­слов­ле­но харак­те­ром вза­и­мо­дей­ствия участ­ни­ков, в про­цес­се кото­ро­го воз­мож­но наи­бо­лее пол­но рас­крыть поня­тия «само­пре­зен­та­ция» и «иден­тич­ность», опре­де­лив соот­вет­ству­ю­щие мето­до­ло­ги­че­ские прин­ци­пы.

Кон­такт­ные соци­аль­ные сети уста­нав­ли­ва­ют свя­зи меж­ду участ­ни­ка­ми харак­те­ри­зу­ю­щи­е­ся не толь­ко обме­ном инфор­ма­ци­ей раз­лич­но­го гене­за доступ­ной для неко­то­рой груп­пы (медиа фай­лы, ком­мен­та­рии, пере­пуб­ли­ка­ции), но и воз­мож­но­стью уста­нов­ле­ния более тес­но­го меж­лич­ност­но­го кон­так­та меж­ду дву­мя участ­ни­ка­ми груп­пы. К дан­но­му типу сетей отно­сят­ся: ВКон­так­те, Facebook, Одно­класс­ни­ки, My space и дру­гие.

Кон­текст­ные соци­аль­ные сети, такие как Twitter, Instagram, Snapchat явля­ют­ся инфор­ма­ци­он­ны­ми кана­ла­ми, в кото­рых участ­ни­ки полу­ча­ют и транс­ли­ру­ют инфор­ма­цию, выра­жа­ют свое мне­ние, обме­ни­ва­ют­ся репли­ка­ми, но при этом не име­ют воз­мож­но­сти уста­нов­ле­ния «закры­тых» для дру­гих лич­ных кон­так­тов.

Харак­тер исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей (часто­та обра­ще­ния, про­дол­жи­тель­ность при­сут­ствия, напол­ня­е­мость акка­ун­та (лич­ной стра­ни­цы), пуб­лич­ность (раз­ре­шен­ный доступ к лич­ным дан­ным) и далее) опре­де­ля­ет поль­зо­ва­те­лей как:

  • как потре­би­те­ли ново­стей (исполь­зу­ют соци­аль­ные сети для полу­че­ния новост­но­го кон­тен­та);
  • актив­ные поль­зо­ва­те­ли (под­дер­жи­ва­ют обще­ние с близ­ки­ми дру­зьям и зна­ко­мы­ми посред­ством сооб­ще­ства, полу­ча­ют новост­ную инфор­ма­цию);
  • гене­ра­то­ры кон­тен­та (созда­ют ново­сти и собы­тия, дела­ют акцент на репре­зен­та­ции соци­аль­ной сети), име­ю­щие акка­унт в сети и под­дер­жи­ва­ю­щие обще­ние с опре­де­лен­ным кру­гом людей (Доку­ка, 2014).

Сре­ди мето­до­ло­ги­че­ских под­хо­дов социо­ло­гии выде­лим наи­бо­лее эври­стич­ные для раз­ных аспек­тов ана­ли­за соци­аль­ных сетей.

Мас­штаб рас­про­стра­не­ния, тем­пы роста чис­ла участ­ни­ков, вре­мя, про­во­ди­мое в соци­аль­ных сетях, часто­та исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей поз­во­ля­ет нам гово­рить о том, что соци­аль­ные сетей ста­ли явле­ни­ем повсе­днев­ной жиз­ни.

Иссле­до­ва­ние повсе­днев­но­сти воз­мож­но в рам­ках фено­ме­но­ло­ги­че­ско­го под­хо­да, раз­ра­бо­тан­но­го А. Щюцем. Основ­ная идея его тео­рии — о мно­же­ствен­но­сти реаль­но­стей мира: реаль­ность нау­ки, рели­гии искус­ства, снов и далее, но глав­ной сре­ди них явля­ет­ся повсе­днев­ная жизнь. Обы­ден­ное, повсе­днев­ное зна­ние и его рас­пре­де­ле­ние в кон­крет­ной соци­аль­ной груп­пе в опре­де­лен­ной исто­ри­че­ской и куль­тур­ной обста­нов­ке ста­ло основ­ным пред­ме­том иссле­до­ва­ния.

Каж­дая соци­аль­ная груп­па опре­де­ля­ет свою соци­аль­ную реаль­ность на осно­ве типи­за­ции явле­ний: чле­ны обще­ства (груп­пы) всту­па­ют в кон­такт, будучи уве­рен­ны­ми, что дру­гие чле­ны груп­пы видят мир таким же обра­зом и это ста­но­вит­ся отправ­ной точ­кой для вза­и­мо­дей­ствия. Посте­пен­но инди­вид созда­ет «зна­ние здра­во­го смыс­ла», кото­рое раз­де­ля­ют и дру­гие чле­ны обще­ства, что поз­во­ля­ет им жить сооб­ща.

Фор­ми­ру­е­мый соци­о­куль­тур­ный мир узкой соци­аль­ной груп­пы вос­при­ни­ма­ет­ся как мир объ­ек­тив­ный и явля­ет­ся миром зна­че­ний.

Посред­ством деко­ди­ро­ва­ния зна­че­ний чело­век может объ­яс­нить дей­ствия дру­го­го. Узкие «домаш­ние» груп­пы могут раз­ли­чать­ся меж­ду собой и тогда фор­ми­ру­ют­ся поня­тия «Мы-груп­па» и «Они-груп­па».

При пере­хо­де инди­ви­да из одной соци­аль­ной груп­пы в дру­гую ему неиз­беж­но при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с тем, что чле­ны новой груп­пы руко­вод­ству­ют­ся сво­и­ми (ины­ми) зна­ни­я­ми, име­ют свою (иную) спе­ци­фи­че­скую шка­лу изме­ре­ния зна­че­ний и соци­аль­ных объ­ек­тов (Щюц, 2003).

Дан­ный под­ход поз­во­ля­ет иссле­до­вать иден­тич­ность в соци­аль­ных сетях и сооб­ще­ствах (груп­пах) внут­ри них. Каж­дый поль­зо­ва­тель соци­аль­ной сети может быть участ­ни­ком мно­же­ства групп (1, 10, 150 групп и более). Это будет инди­ка­то­ром инте­ре­са поль­зо­ва­те­ля, а при деталь­ном изу­че­нии вовле­чен­но­сти (часто­ты посе­ще­ния, актив­но­сти пуб­ли­ка­ций в зави­си­мо­сти от фор­мы обще­ния в груп­пе: поста­вить «лайк», оста­вить ком­мен­та­рий, сде­лать «репост») мож­но делать выво­ды о доми­ни­ру­ю­щем инте­ре­се. Содер­жа­ние и харак­тер пуб­ли­ка­ций будет зави­сеть от полу­ча­те­лей: свои/чужие. Как вари­ант раз­де­ле­ния на свои/чужие груп­пы зна­ко­мых в реаль­но­сти (офлайн) людей (одно­класс­ни­ки, род­ствен­ни­ки, кол­ле­ги и далее) и исклю­чи­тель­но вир­ту­аль­ные (онлайн) кон­так­ты кото­рые не под­дер­жи­ва­ют­ся в реаль­но­сти.

Соци­аль­ное кон­стру­и­ро­ва­ние реаль­но­сти Т. Лук­ма­на и П. Бер­ге­ра, как про­дол­же­ние фено­ме­но­ло­ги­че­ской тео­рии, поз­во­ля­ет опи­сать дей­ствия субъ­ек­тов в рам­ках опре­де­лен­ных моде­лей, пока­зать их спо­соб­ность кон­стру­и­ро­вать саму соци­аль­ную реаль­ность и ока­зы­вать обрат­ное вли­я­ние на обще­ство и его инсти­ту­ци­о­наль­ные струк­ту­ры.

Поня­тия про­цес­са соци­а­ли­за­ции, опи­сан­ные авто­ра­ми, исполь­зу­ют­ся иссле­до­ва­те­ля­ми для ана­ли­за вли­я­ния инфор­ма­ции на жиз­нен­ные стра­те­гии. Плю­ра­лизм жиз­нен­ных миров и стра­те­гий, отра­жа­е­мый через соци­аль­ные сети, ока­зы­ва­ет вли­я­ние на вто­рич­ную соци­а­ли­за­цию чело­ве­ка, в про­цес­се кото­рой про­дол­жа­ет­ся про­цесс иден­ти­фи­ка­ции, про­ис­хо­дит пере­строй­ка мен­та­ли­те­та и пове­де­ния. В тоже вре­мя, чело­век нахо­дит­ся в про­цес­се кон­стру­и­ро­ва­ния реаль­но­сти вокруг себя, выра­жа­ю­ще­е­ся через дей­ствия и само­вы­ра­же­ние, с при­да­ни­ем зна­чи­мо­сти для себя и дру­гих (Бер­гер, Лук­ман, 1995: 63).

Эти два про­цес­са интер­на­ли­за­ции (усво­е­ния) и экс­тер­на­ли­за­ции (выра­же­ния) воз­мож­но про­ана­ли­зи­ро­вать, исполь­зуя соци­аль­ные сети. При этом, мы смо­жем оце­нить не толь­ко состо­я­ние на момент иссле­до­ва­ния, но и обра­тить­ся к ретро­спек­тив­ным дан­ным содер­жа­щим­ся в соци­аль­ных сетях. Для при­ме­не­ния дан­но­го под­хо­да тре­бу­ет­ся доступ к сохра­нен­ным дан­ным на стра­ни­це поль­зо­ва­те­ля. К при­ме­ру: соот­не­се­ние пуб­ли­ку­е­мой на соб­ствен­ной стра­ни­це инфор­ма­ции (экс­тер­на­ли­за­ция) с содер­жа­ни­ем под­пи­сок на раз­лич­ные груп­пы и лич­но­сти (интер­на­ли­за­ция) и рас­смот­ре­ние это­го в ретро­спек­ти­ве.

Осо­бый иссле­до­ва­тель­ский инте­рес пред­став­ля­ет соот­не­се­ние соци­аль­ной (офлайн) реаль­но­сти, напол­нен­ной собы­ти­я­ми, и отоб­ра­же­ние отно­ше­ния к ним в соци­аль­ных сетях, где люди могут быть более сво­бод­ны в выра­же­ни­ях сво­е­го отно­ше­ния. Это сво­бо­да само­вы­ра­же­ния дости­га­ет­ся за счет воз­мож­но­сти выбо­ра тех, кому будет доступ­на дан­ная инфор­ма­ция (напри­мер, в Facebook выбор кон­фи­ден­ци­аль­но­сти пуб­ли­ка­ции пред­став­лен вари­ан­та­ми: Все на Facebook и вне его; Толь­ко я; Кон­крет­ные дру­зья; Дру­зья кро­ме…; Дру­зья на Facebook).

Воз­ни­ка­ю­щий про­цесс ком­му­ни­ка­ции меж­ду лич­но­стью и груп­пой воз­мож­но ана­ли­зи­ро­вать в рам­ках под­хо­дов, пред­ло­жен­ных У. Лип­ман­ном и Э. Бер­ней­сом (Лип­манн, 2004; Бер­нейс, 2012). Для харак­те­ри­сти­ки вос­при­я­тия окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти, Лип­манн исполь­зо­вал тер­мин «псев­до­сре­да» и «сте­рео­тип». «Псев­до­сре­да» явля­ет­ся фик­ци­ей окру­жа­ю­ще­го мира, кото­рая поз­во­ля­ет упро­щать вос­при­я­тие его слож­ной, раз­но­ли­кой и мно­го­ас­пект­ной при­ро­ды. «Это подоб­но пье­се, под­ска­зан­ной акте­рам их соб­ствен­ным жиз­нен­ным опы­том, в кото­рой сюжет разыг­ры­ва­ет­ся в реаль­ной жиз­ни акте­ров, а не на сцене. Эта двой­ная дра­ма внут­рен­не­го моти­ва и внеш­не­го» (Лип­манн, 2004: 4). «Псев­до­сре­да» насы­ще­на сте­рео­ти­па­ми, кото­рые чело­век усва­и­ва­ет и накап­ли­ва­ет в про­цес­се жиз­ни, через них он созда­ет эту сре­ду.

Основ­ные функ­ции сте­рео­ти­па:

  • упо­ря­до­чи­ва­ние про­ти­во­ре­чи­вой кар­ти­ны мира (люди вещи и собы­тия зани­маю свои места, им при­сва­и­ва­ют­ся свои зна­че­ния);
  • защи­та само­ува­же­ния чело­ве­ка («про­еци­ру­ют во внеш­ний мир осо­зна­ние наших цен­но­стей;
  • защи­ща­ют наше поло­же­ние в обще­стве и наши пра­ва») и защи­та от вос­при­я­тия отвле­ка­ю­щих обра­зов, кото­рые могут нару­шить выбран­ный путь.

Сте­рео­ти­пи­че­ское мыш­ле­ние спо­соб­ству­ет выбо­роч­но­му вос­при­я­тию фак­тов и при­да­ние им спе­ци­фи­че­ско­го зна­че­ния. Кон­тент стра­ни­цы поль­зо­ва­те­ля в неко­то­рой сте­пе­ни отра­жа­ет набор сте­рео­ти­пов как тех, кото­рые чело­век при­дер­жи­ва­ет­ся в реаль­ной жиз­ни, так и заим­ство­ван­ных в вир­ту­аль­ном про­стран­стве. Ана­ли­зи­руя, в ретро­спек­ти­ве, содер­жа­ние лич­ной стра­ни­цы воз­мож­но отсле­дить изме­не­ние сте­рео­ти­пов во вре­ме­ни.

Важ­ной харак­те­ри­сти­кой ком­му­ни­ка­ции, кото­рая осу­ществ­ля­ет­ся в совре­мен­ном обще­стве, явля­ет­ся эффект (вли­я­ние), кото­рый созда­ет ком­му­ни­ка­ция. Инфор­ма­ция ста­но­вит­ся инстру­мен­том воз­дей­ствия.

Раз­ра­бо­тан­ная Э. Бер­ней­сом при­клад­ная дис­ци­пли­на «Паб­лик рилейшнз» может решать мно­гие зада­чи, свя­зан­ные с управ­ле­ни­ем обще­ствен­ным мне­ни­ем. Такие поня­тия как инфор­ма­ци­он­ные пото­ки, создан­ные с опре­де­лен­ной целью; лиде­ры мне­ний; груп­па воз­дей­ствия; созда­ние нуж­но­го впе­чат­ле­ния; созда­ние обсто­я­тельств, кото­рые смо­гут кос­вен­но воз­дей­ство­вать на груп­пу, мы можем про­сле­дить при рас­смот­ре­нии рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции в соци­аль­ной сети. «Лиде­ры мне­ний» — бло­ге­ры, лица, регу­ляр­но веду­щие лич­ную стра­ни­цы с добав­ле­ни­ем тек­ста, изоб­ра­же­ния и муль­ти­ме­диа (Сели­вер­сто­ва, 2015).

Повсе­днев­ные ком­му­ни­ка­ции и само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ных сетях могут быть про­ана­ли­зи­ро­ва­ны через дра­ма­тур­ги­че­ский под­ход И. Гоф­ма­на. Соци­аль­ную сеть мож­но рас­смат­ри­вать как «театр», участ­ни­ки — «акте­ры», интерак­ции меж­ду ними и само­пре­зен­та­ции участ­ни­ков — спо­соб пре­одо­ле­ния внут­ри­лич­ност­ных про­ти­во­ре­чий и нере­а­ли­зо­ван­ных потреб­но­стей воз­ни­ка­ю­щих вслед­ствие несо­от­вет­ствия инстинк­тив­ных потреб­но­стей пра­ви­лам, при­ня­тым в обще­стве (Гоф­ман, 2000).

Кон­тент соци­аль­ных сетей в пол­ной мере предо­став­ля­ет воз­мож­но­сти для ана­ли­за как исполь­зу­е­мых «масок» (созна­тель­но создан­ный кон­тент), так и выяв­ле­ния истин­ных инте­ре­сов и потреб­но­стей (под­пис­ки на инте­ре­су­ю­щие ресур­сы, остав­ля­е­мые ком­мен­та­рии, отмет­ки дру­ги­ми поль­зо­ва­те­ля­ми).

Актив­ность чело­ве­ка в соци­аль­ной сети мож­но оце­ни­вать, как «испол­не­ние» перед дру­ги­ми поль­зо­ва­те­ля­ми (зри­те­ля­ми). В про­цес­се дан­ной ком­му­ни­ка­ции про­ис­хо­дит созда­ние впе­чат­ле­ний, кото­рое мож­но раз­де­лить на два вида зна­ко­во­го обме­на: про­из­воль­ный и непро­из­воль­ный.

К про­из­воль­но­му мож­но отне­сти: пуб­ли­ку­е­мые на лич­ной стра­ни­це фото­гра­фии, тек­сты и иные виды инфор­ма­ции, создан­ные чело­ве­ком в рам­ках сво­ей лич­ной стра­ни­цы, одной из целей кото­рой будет пред­став­ле­ние себя.

К непро­из­воль­ным: под­пис­ки на раз­лич­ные стра­ни­цы, остав­ля­е­мые поль­зо­ва­те­лем ком­мен­та­рии (вне стра­ни­цы само­го поль­зо­ва­те­ля), харак­тер спис­ка кон­так­тов, и иные виды актив­но­сти за рам­ка­ми лич­ной стра­ни­цы. Асим­мет­рия ком­му­ни­ка­ции заклю­ча­ет­ся в том, что инди­вид осо­зна­ет лишь один из кана­лов ком­му­ни­ка­ции, в то вре­мя как ауди­то­рия вос­при­ни­ма­ет инфор­ма­цию по двум кана­лам.

Таким обра­зом, транс­ли­ру­е­мая инфор­ма­ция может про­ве­рять­ся ауди­то­ри­ей на соот­вет­ствие истине с оцен­кой преж­де все­го невер­баль­но­го кана­ла (в слу­чае соци­аль­ных сооб­ществ, поль­зо­ва­тель­ской актив­но­сти за рам­ка­ми соб­ствен­ной стра­ни­цы), т. е. тому инфор­ма­ци­он­но­му пото­ку, кото­рый и выда­ет акто­ра.

Более деталь­ное рас­смот­ре­ние поня­тий дра­ма­тур­ги­че­ско­го под­хо­да таких как: испол­не­ние, перед­ний и лич­ный план; теат­раль­ное вопло­ще­ние, иде­а­ли­за­ция; под­дер­жа­ние экс­прес­сив­но­го кон­тро­ля; мисти­фи­ка­ция; дей­стви­тель­ность и улов­ки; коман­ды; зоны и зональ­ное пове­де­ние, могут быть при­ме­не­ны к ана­ли­зу само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ных сетях с опре­де­лен­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми.

При­ве­ден­ные мето­до­ло­ги­че­ские под­хо­ды содер­жат отсыл­ки к зна­чи­мо­сти кон­тек­ста изу­ча­е­мо­го объ­ек­та, кото­рый опре­де­ля­ет

  • харак­тер само­пре­зен­та­ции по Гоф­ма­ну;
    реак­цию на собы­тия, с уче­том вли­я­ния «домаш­ней груп­пы» по Щюцу;
  • гене­ри­ру­е­мая инфор­ма­ция с уче­том ранее усво­ен­ной по Лук­ма­ну и Бер­ге­ру;
  • управ­ле­ние инфор­ма­ци­ей в кон­тек­сте дости­же­ния лич­ных целей у Бер­ней­са;
  • оцен­ка вли­я­ния «псев­до­сре­ды» и сте­рео­пи­тов на пред­став­ле­ние себя и отож­деств­ле­ния с дру­ги­ми у Лип­ма­на;
  • иссле­до­ва­ние при­ве­ден­ных аспек­тов соци­аль­ных сетей, а осо­бен­но само­пре­зе­та­ции и иден­тич­но­сти, может быть наи­бо­лее пол­ным, объ­ек­тив­ным и досто­вер­ным если его про­из­во­дить в кон­тек­сте реаль­ной жиз­ни объ­ек­та и пред­ме­та иссле­до­ва­ния (Miller, 2013);
  • иссле­до­ва­ние кон­тен­та лич­ной стра­ни­цы поль­зо­ва­те­ля и встре­ча в реаль­ной жиз­ни, соот­не­се­ние дан­ных пуб­ли­ку­е­мых чело­ве­ком и про­ве­де­ние интер­вью по темам зна­че­ний, смыс­лов дей­ствий поль­зо­ва­те­ля в соци­аль­ной сети;
  • исполь­зо­ва­ние и ком­би­на­ция сме­шан­ных мето­дов зави­сит от иссле­до­ва­те­ля, его целей и воз­мож­но­стей.

Неиз­мен­ным оста­ет­ся изу­че­ние онлайн и офлайн реаль­но­стей в сово­куп­но­сти, а не про­ти­во­по­став­ляя одно дру­го­му.

Таким обра­зом, соци­аль­ные сети, как объ­ект социо­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния, предо­став­ля­ет боль­шое коли­че­ство мате­ри­а­ла для ана­ли­за в раз­лич­ных его аспек­тах, дает воз­мож­ность апро­ба­ции сме­шан­ных мето­дов иссле­до­ва­ния и фор­ми­ро­ва­нии новых под­хо­дов, что в свою оче­редь обо­га­ща­ет социо­ло­ги­че­ский инстру­мен­та­рий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Бер­гер, П., Лук­ман, Т. (1995) Соци­аль­ное кон­стру­и­ро­ва­ние реаль­но­сти. Трак­тат по социо­ло­гии зна­ния. М. : Меди­ум. 323 с.
  2. Бер­нейс, Э. (2012) Мани­пу­ля­ция обще­ствен­ным мне­ни­ем: как и поче­му // Поли­ти­че­ские иссле­до­ва­ния. № 4. С. 149–159.
  3. Гоф­ман, И. (2000) Пред­став­ле­ние себя дру­гим в повсе­днев­ной жиз­ни / пер. с англ. и вступ. ста­тья А. Д. Кова­ле­ва. М.: Канон-Пресс-Ц, Куч­ко­во поле. 304 с.
  4. Доку­ка, С. В. (2014) Прак­ти­ка исполь­зо­ва­ния онлай­но­вых сетей // Социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. № 1. С. 137–145.
  5. Дря­е­ва, Э. (2017) Само­пре­зен­та­ция рос­сий­ских поли­ти­ков в соци­аль­ных сетях: совре­мен­ное состо­я­ние и пер­спек­ти­вы [Элек­трон­ный ресурс].
  6. Кара­се­ва, А. (2017) Транс локаль­ный Мага­дан: «вир­ту­аль­ное сосед­ство» в ВК-паб­ли­ке «MGDN Мага­дан» [Элек­трон­ный ресурс].
  7. Коро­ле­ва Д., Томи­ло­ва Е. (2017) «Порт­рет» совре­мен­но­го под­рост­ка через его само­пре­зен­та­цию в соци­аль­ной сети [Элек­трон­ный ресурс].
  8. Лип­ман, У. (2004) Обще­ствен­ное мне­ние / пер. с англ. Т. В. Бар­чу­но­вой. М. : Инсти­тут Фон­да «Обще­ствен­ное мне­ние». 384 с.
  9. Сели­вер­сто­ва, Н. А. (2015) Бло­гер [Элек­трон­ный ресурс] // Социо­ло­гия моло­де­жи. Элек­трон­ная энцик­ло­пе­дия / под ред. проф. Вал. А. Луко­ва.
  10. Сила­е­ва, В. Л. (2008) Интер­нет как соци­аль­ный фено­мен // Социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. № 11. С. 101–107.
  11. Хау­стов, Д. С. (2012) Тео­ре­ма Тома­са и осо­бен­но­сти кон­стру­и­ро­ва­ния соци­аль­ной реаль­но­сти через мас­со­вые ком­му­ни­ка­ции // Социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. № 7. С. 29–36.
  12. Щеко­ту­ров, А. В. (2012) Ген­дер­ные само­пре­зен­та­ции под­рост­ков на стра­ни­цах соци­аль­ной сети «ВКОНТАКТЕ» // Мони­то­ринг обще­ствен­но­го мне­ния. № 4. С. 80–88.
  13. Шюц, А. (2003) Смыс­ло­вая струк­ту­ра повсе­днев­но­го мира: очер­ки по фено­ме­но­ло­ги­че­ской социо­ло­гии / сост. А. Я. Алха­сов; пер. с англ. А. Я. Алха­со­ва, Н. Я. Маз­лу­мя­но­вой. М. : Инсти­тут Фон­да «Обще­ствен­ное мне­ние». 336 с.
  14. Соци­аль­ные сети для иссле­до­ва­те­лей: люди, боты или поток кон­тен­та? (2017) [Элек­трон­ный ресурс].
  15. Miller, D. (2013) Future Identities Changing identities in the UK: the next 10 years [Элек­трон­ный ресурс].
  16. Digital in 2017 global overview 2017 [Элек­трон­ный ресурс].

Источ­ник: Кура­е­ва С. А. К мето­до­ло­гии иссле­до­ва­ния соци­аль­ных сетей // Науч­ные тру­ды Мос­ков­ско­го гума­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та. 2017. № 5.

Об авторе

Свет­ла­на Алек­сан­дров­на Кура­е­ва — маги­стра­ту­ра факуль­те­та пси­хо­ло­гии, педа­го­ги­ки и социо­ло­гии Мос­ков­ско­го гума­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkgooglepluspinterest