Нестеров В.Ю., Нестерова Е.И. Карнавальная составляющая как один из факторов коммуникативного феномена чатов

Н

Вступление

Преж­де все­го малень­кая справ­ка о том, что такое чат. Алек­сандр Житин­ский когда-то опре­де­лил этот фено­мен сле­ду­ю­щим обра­зом: «Спе­ци­фи­че­ская фор­ма обще­ния на Web’e, назы­ва­е­мая IRC (Internet Relay Chat), или про­сто chat (бесе­да, бол­тов­ня). Это когда в одном месте, на каком то сай­те про­ис­хо­дит встре­ча двух или несколь­ких юзе­ров в реаль­ном вре­ме­ни. Сайт выпол­ня­ет роль гри­фель­ной дос­ки, на кото­рой пишут посла­ния и пере­да­ют друг дру­гу».

Хотя в послед­нее вре­мя «клас­си­че­ские» IRC прак­ти­че­ски вытес­не­ны «веб-чата­ми», кото­рые явля­ют­ся уже несколь­ко иным видом про­грамм, доста­точ­но дале­ко ушед­шим от сво­их «пра­ро­ди­те­лей» IRC, суть явле­ния оста­лась той же.

Мне­ния, выска­зы­ва­е­мые о чатах, в боль­шин­стве сво­ем столь же образ­ны, сколь и нелест­ны. «Тинэй­дже­ров­ские бол­тал­ки», «треп в сетях», «эска­пист­ский нар­ко­тик», «ощу­ще­ние тихо­го поме­ша­тель­ства» — вот дале­ко не самые яркие опре­де­ле­ния. И на пер­вый взгляд — абсо­лют­но спра­вед­ли­вые.

При пер­вом посе­ще­нии чата чело­век лице­зре­ет страш­ную меша­ни­ну раз­но­цвет­ных реплик раз­ной сте­пе­ни при­стой­но­сти, изре­ка­е­мых каки­ми-то нево­об­ра­зи­мы­ми пер­со­на­жа­ми. Какой-нибудь «Недо­би­тый Гоблин» с неуме­лой гра­ци­ей обха­жи­ва­ет «Девоч­ку-Мяу­чел­ку», а «Чукот­ский Папуас» и «Heavy LM» выяс­ня­ют тер­ри­то­ри­аль­ную при­над­леж­ность друг дру­га.

Чем зани­ма­ют­ся нахо­дя­щи­е­ся в чате люди понять пона­ча­лу доволь­но слож­но. Коли­че­ство реплик, кото­рые посе­ти­те­ли выва­ли­ва­ют на экран каж­дые 15 секунд, доволь­но вели­ко и при доста­точ­но боль­шом коли­че­стве посе­ти­те­лей вы може­те наблю­дать исчис­ля­е­мое десят­ка­ми коли­че­ство диа-, три-, квар­та- и более -логов (кста­ти, и моно­ло­ги никто не отме­нял), пере­ме­шан­ных «до полу­че­ния одно­род­ной мас­сы». А если доба­вить, что чат­лане име­ют неис­ко­ре­ни­мую при­выч­ку бес­пар­дон­но вле­зать в чужие раз­го­во­ры, и все эти бесе­ды непри­нуж­ден­но сли­ва­ют­ся и раз­ли­ва­ют­ся на мно­же­ство рука­вов, то непри­выч­но­му к чатов­ско­му обще­нию чело­ве­ку мож­но с уве­рен­но­стью гаран­ти­ро­вать — ощу­ще­ние како­фо­нии не поки­нет боль­ше вас!!!

Темы раз­го­во­ров тоже на пер­вый взгляд отнюдь не отли­ча­ют­ся упо­ря­до­чен­но­стью и серьез­ной ака­де­мич­но­стью. Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство реплик — это флирт раз­ной сте­пе­ни, посиль­ные состя­за­ния в ост­ро­умии и глу­бо­ко­мыс­лен­ные заме­ча­ния о том, что «Вче­ра так погу­де­ли, аж баш­ка тре­щит» или «У меня моло­ко убе­жа­ло».

Для пол­но­ты кар­ти­ны доба­вим еже­се­кунд­ную веро­ят­ность нарвать­ся на пря­мое матер­ное оскорб­ле­ние, либо (что гораз­до обид­ней) еще боль­шую веро­ят­ность про­сто пол­но­го и все­об­ще­го игно­ри­ро­ва­ния тебя и тво­их реплик, под­сып­лем пери­о­ди­че­ское «зави­са­ние» ком­пью­те­ра из-за пере­гру­жен­но­сти и о мно­гом про­сто умол­чим.

В общем ито­ге полу­ча­ет­ся, по выра­же­нию Осли­ка Иа-Иа, «душе­раз­ди­ра­ю­щее зре­ли­ще!!!».

Одна­ко оста­ет­ся один, но гло­баль­ный вопрос. Хотим мы того или нет, но чаты были и оста­ют­ся едва ли не самы­ми посе­ща­е­мы­ми места­ми в Рус­ском Интер­не­те. К при­ме­ру, в весь­ма попу­ляр­ном чате «Отель «У Мак­си­ма»» чис­ло заре­ги­стри­ро­ван­ных поль­зо­ва­те­лей обыч­но пре­вы­ша­ет 8 тысяч, за день его посе­ща­ют, в сред­нем, око­ло 1000 чело­век, а одно­мо­мент­но в чате ино­гда нахо­дит­ся более сот­ни.

Если обра­тит­ся к ста­ти­сти­ке, то по дан­ным «топ-рей­тин­га» самой попу­ляр­ной рус­ско­языч­ной поис­ко­вой систе­мы «Rambler», кото­рый бази­ру­ет­ся на под­сче­те коли­че­ства обра­ще­ний к тем или иным сай­там, чаты явля­ют­ся тре­тьей по попу­ляр­но­сти груп­пой сай­тов в «Рус­ском Интер­не­те» после пор­но-сай­тов и сай­тов с «фри­вар­ны­ми» (бес­плат­но рас­про­стра­ня­е­мы­ми) про­грам­ма­ми.

Авто­ры не рас­по­ла­га­ют дан­ны­ми о про­дол­жи­тель­но­сти пре­бы­ва­ния на сай­тах, но с боль­шой долей веро­ят­но­сти мож­но пред­по­ло­жить, что в этом отно­ше­нии чаты явля­ют­ся абсо­лют­ны­ми лиде­ра­ми.

Слу­чаи, когда люди про­во­дят в чатах до 15–18 часов под­ряд, при­чем едва ли не каж­дый день, в чатах явля­ют­ся отнюдь не бес­пре­це­дент­ны­ми (тако­вым счи­та­ет­ся про­си­жи­ва­ние там в тече­нии двух суток, такое тоже отме­че­но).

Но даже сред­не­ста­ти­сти­че­ские закре­пив­ши­е­ся посе­ти­те­ли чата, при­шед­шие пооб­щать­ся, ред­ко поки­да­ют его рань­ше чем через пол­ча­са, вре­мя же нахож­де­ния на сай­тах дру­гих типов, как пра­ви­ло, мень­ше. На наш взгляд по чис­лу отвле­ка­е­мых на себя «чело­ве­ко-часов» чаты — едва ли не абсо­лют­ный лидер «Рус­ско­го Интер­не­та».

Все выше­из­ло­жен­ное поз­во­ля­ет гово­рить о чатах, как о неко­ем соци­аль­ном фено­мене. Поче­му же люди ста­но­вят­ся «про­фес­си­о­наль­ны­ми собе­сед­ни­ка­ми» и зачем они тра­тят свое вре­мя и (что гораз­до более серьез­но в нынеш­них усло­ви­ях) день­ги на пусто­по­рож­нюю бол­тов­ню в мало рас­по­ла­га­ю­щих для это­го усло­ви­ях?

Специфика общения в чате

Что мы име­ем в виду под «мало рас­по­ла­га­ю­щи­ми усло­ви­я­ми?» Дело в том, что меж­лич­ност­ное обще­ние в реаль­но­сти и в чате суще­ствен­но отли­ча­ет­ся. В чате вам при­дет­ся усво­ить совер­шен­но иные фор­мы и прин­ци­пы обще­ния.

Основ­ная про­бле­ма, пре­пят­ству­ю­щая обще­нию в чате — это край­няя ску­дость средств, име­ю­щих­ся в вашем рас­по­ря­же­нии. Пер­вое, что лежит на поверх­но­сти и сра­зу бро­са­ет­ся в гла­за — «рас­тво­рен­ная телес­ность», — отсут­ствие тела как тако­во­го. В резуль­та­те чего люди не могут быть пред­став­ле­ны друг дру­гу ина­че, чем через тек­сты и толь­ко лишь через тек­сты. В пре­де­ле текст и чело­век, родив­ший его, ста­но­вят­ся тож­де­ствен­ны­ми, ведь ниче­го нет кро­ме тек­ста. В реаль­но­сти не вир­ту­аль­ной в ком­му­ни­ка­ции все­гда участ­ву­ет и тело, созда­ю­щее свой соб­ствен­ный текст, кото­рый, накла­ды­ва­ясь на Сло­во, и созда­ет образ чело­ве­ка.

Оби­та­те­ли чатов прак­ти­че­ски пол­но­стью лише­ны вспо­мо­га­тель­ных (пара­линг­ви­сти­че­ских) средств: темб­ра речи, акцен­ти­ро­ва­ния части выска­зы­ва­ния, эмо­ци­о­наль­ной окрас­ки, темб­ра голо­са, его силы, дик­ции, жестов и мими­ки. Отсю­да надеж­ность рече­во­го обще­ния ста­но­вит­ся крайне низ­кой, ведь, по мне­нию пси­хо­ло­гов, при обыч­ной ком­му­ни­ка­ции в акте обще­ния невер­баль­ная ком­му­ни­ка­ция опре­де­ля­ет до 55 % резуль­та­та.

Столь гло­баль­ная нехват­ка не мог­ла не быть опре­де­лен­ным обра­зом ком­пен­си­ро­ва­на, поэто­му обще­ние в чате все-таки не обхо­дит­ся без телес­но­сти. В первую оче­редь был опре­де­лен­ным обра­зом ком­пен­си­ро­ван «эмо­ци­о­наль­ный дефи­цит» путем вве­де­ния в вир­ту­аль­ный дис­курс сур­ро­гат­ных, частич­но типи­зи­ро­ван­ных эмо­ци­о­наль­ных реак­ций — «смай­ли­ков» (от англий­ско­го «smile» — «улыб­ка» :-), :*), %) и так далее), кото­рые полу­чи­ли чрез­вы­чай­но широ­кое рас­про­стра­не­ние.

Одна­ко это все-таки имен­но сур­ро­гат эмо­ци­о­наль­ных реак­ций. Мно­го­крат­но пред­при­ни­ма­лись попыт­ки при­сво­ить и закре­пить обо­зна­че­ние опре­де­лен­ных эмо­ци­о­наль­ных состо­я­ний за опре­де­лен­ны­ми смай­ли­ка­ми, одна­ко все они ока­за­лись без­успеш­ны­ми.

Фак­ти­че­ски, на сего­дняш­ний день смай­ли­ки толь­ко инфор­ми­ру­ют об эмо­ци­о­наль­но окра­шен­ном отно­ше­нии авто­ра к тек­сту (при­чем вид смай­ли­ка ника­ко­го зна­че­ния не име­ет), про­сто пере­да­вая направ­лен­ность и сте­пень его эмо­ций по при­мер­но такой шка­ле :-)))) — 🙂 — 😐 — 🙁 — :-((((. Как мы видим, эмо­ци­о­наль­ная палит­ра весь­ма бед­на. Мно­гие созда­те­ли чатов осо­зна­но или инту­и­тив­но пыта­ют­ся решить эту про­бле­му (к при­ме­ру, в чате «Бесе­ды в песоч­ни­це» в рас­по­ря­же­нии посе­ти­те­лей набор нари­со­ван­ных рожиц, кото­ры­ми они могут иллю­стри­ро­вать свои репли­ки), одна­ко по-насто­я­ще­му удач­ных реше­ний нам не встре­ча­лось.

Поми­мо «смай­ли­ков» для ком­пен­са­ции темб­ра и акцен­ти­ро­ва­ния части выска­зы­ва­ния в вир­ту­аль­ном обще­нии исполь­зу­ет­ся так назы­ва­е­мый «капс» (от англий­ско­го «Caps Lock» — бло­ки­ров­ка верх­не­го реги­стра кла­ви­а­ту­ры; напи­са­ние фра­зы или части ее ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ), кото­рый повсе­мест­но в Сети трак­ту­ет­ся как повы­ше­ние голо­са.

Смыс­ло­вой ряд тела при вир­ту­аль­ном обще­нии ком­пен­си­ру­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом. Не в силах мирить­ся со сво­ей «эфир­но­стью», чат­лане, прак­ти­че­ски с само­го воз­ник­но­ве­ния этой фор­мы ком­му­ни­ка­ции, не огра­ни­чи­ва­лись толь­ко пря­мой речью. Впо­след­ствии это обер­ну­лось при­ня­той во мно­гих чатах воз­мож­но­стью рабо­тать не толь­ко в функ­ции «Ска­зать», но и в функ­ции «Сде­лать», зада­ча кото­рой опи­сать про­ис­хо­дя­щие с телом транс­фор­ма­ции. Это, преж­де все­го, дало воз­мож­ность точ­нее фор­му­ли­ро­вать эмо­ци­о­наль­ный и смыс­ло­вой кон­текст. Поми­мо функ­ции «Сде­лать», в чатах широ­ко исполь­зу­ют­ся и ремар­ки. Срав­ни­те два выска­зы­ва­ния:

1) Хочу.

2) «Хочу» — роб­ко гово­рит Бизон, стоя у вхо­да и стыд­ли­во тере­бя кон­чик гал­сту­ка.

Про­бле­ма нехват­ки пара­линг­ви­сти­че­ских средств харак­тер­на для всех форм сете­во­го обще­ния, одна­ко в чатах эта про­бле­ма мак­си­маль­но болез­нен­на (не слу­чай­но ком­пен­са­ция смыс­ло­во­го ряда тела при­сут­ству­ет толь­ко в чатах), так как все это усу­губ­ля­ет­ся тем, что обще­ние про­ис­хо­дит в режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни.

У собе­сед­ни­ков по сути отсут­ству­ет вре­мя на раз­мыш­ле­ния над лите­ра­тур­ной фор­мой сво­е­го выска­зы­ва­ния. Мак­си­маль­но допу­сти­мая вре­мен­ная фора для отве­та — 1–3 мину­ты, после это­го смыс­ла в отве­те будет уже немно­го.

Так как на экран одно­вре­мен­но выплес­ки­ва­ет­ся боль­шое коли­че­ство реплик, то через несколь­ко минут посла­ние, на кото­рое вы отве­ча­е­те, будет без­на­деж­но погре­бе­но под мас­сой позд­ней­ших и о нем забу­дут все, в том чис­ле и автор.

Из тех­ни­че­ских осо­бен­но­стей чата выте­ка­ет и еще одна осо­бен­ность обще­ния. Из-за того, что на экран одно­вре­мен­но посту­па­ет мно­же­ство реплик, огра­ни­че­ние объ­е­ма реплик явля­ет­ся насущ­ной необ­хо­ди­мо­стью. Как пра­ви­ло, объ­ем репли­ки в чате состав­ля­ет в сред­нем три нерас­про­стра­нен­ных пред­ло­же­ния.

Имен­но по этой при­чине в чатах часто весь­ма затруд­не­ны глу­бо­ко­мыс­лен­ные бесе­ды, кото­рые явля­ют­ся основ­ным досто­ин­ством и недо­стат­ком дру­гой гло­баль­ной фор­мы сете­во­го обще­ния — кон­фе­рен­ций.

Таким обра­зом, в чатах чело­век вынуж­ден общать­ся в эпи­сто­ляр­ном жан­ре, кото­рый в реаль­ной жиз­ни боль­шин­ство людей исполь­зу­ет доста­точ­но ред­ко, а пись­мен­ное оформ­ле­ние мыс­лей долж­но быть быст­рым и лако­нич­ным. Но при этом необ­хо­ди­мо мак­си­маль­но точ­но доне­сти свою мысль, так как веро­ят­ность иска­же­ния вкла­ды­ва­е­мо­го тобой смыс­ла при «обрат­ной раз­верт­ке» в голо­ве собе­сед­ни­ка доволь­но вели­ка.

Есте­ствен­но, одной из основ­ных про­блем при вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции явля­ет­ся про­бле­ма неадек­ват­но­сти вос­при­я­тия друг дру­га. Не слу­чай­но имен­но при сете­вом обще­нии тема «ты меня непра­виль­но понял» всплы­ва­ет на поря­док чаще, чем при реаль­ном.

Кста­ти, мас­со­вое рас­про­стра­не­ние «смай­ли­ков» — во мно­гом след­ствие про­бле­мы неадек­ват­но­сти вос­при­я­тия. Дав­но заме­че­на тен­ден­ция — чем доль­ше чело­век в Сети, тем чаще он упо­треб­ля­ет смай­ли­ки, у ста­ро­жи­лов смай­ли­ком снаб­же­но едва ли не каж­дое пред­ло­же­ние.

По сути, смай­ли­ки при­об­ре­ли новое сим­во­ли­че­ское зна­че­ние — это не толь­ко пока­за­тель эмо­ци­о­наль­но­го состо­я­ния собе­сед­ни­ка, но и сиг­нал, под­чер­ки­ва­ю­щий несе­рьез­ность посла­ния — «не отно­сись к это­му выска­зы­ва­нию серьез­но, это про­сто треп, из кото­ро­го не сто­ит делать ника­ких зна­чи­мых выво­дов».

Мес­са­ги же, не снаб­жен­ные смай­ли­ка­ми, обыч­но вос­при­ни­ма­ют­ся как зна­чи­мое для авто­ра выска­зы­ва­ние и нович­ки очень часто обжи­га­ют­ся на этом — посла­ния, кото­рые им каза­лись абсо­лют­но невин­ны­ми, собе­сед­ни­кам — в силу неадек­ват­но­го вос­при­я­тия, — кажут­ся дву­смыс­лен­ны­ми, обид­ны­ми и даже оскор­би­тель­ны­ми.

Имен­но бла­го­да­ря выше­пе­ре­чис­лен­ным фак­то­рам чаты частень­ко харак­те­ри­зу­ют­ся донель­зя при­ми­тив­ны­ми и весь­ма облег­чен­ны­ми репли­ка­ми, скры­ва­ю­щи­ми коро­тень­кие, как у Бура­ти­но, мыс­ли. Но при­ми­тив­ность обще­ния воз­ни­ка­ет не из-за при­ми­тив­но­сти его оби­та­те­лей, а из-за тех­ни­че­ской невоз­мож­но­сти нор­маль­но­го, пол­но­цен­но­го обще­ния. Одна­ко эти же ком­му­ни­ка­тив­ные пре­пят­ствия про­во­ци­ру­ют и обрат­ную тен­ден­цию. Вынуж­ден­ные не «рас­те­кать­ся мыс­лью по дре­ву» оби­та­те­ли чата быст­ро обу­ча­ют­ся уме­нию кон­цен­три­ро­ва­но изла­гать свои мыс­ли и частень­ко выда­ют «на-гора» насто­я­щие пер­лы народ­ной муд­ро­сти.

Карнавальность в чатах

Мы доста­точ­но подроб­но оста­но­ви­лись на спе­ци­фи­ке чатов­ско­го обще­ния, одна­ко вопрос остал­ся откры­тым — чем, при всех упо­мя­ну­тых слож­но­стях обще­ния, объ­яс­нить попу­ляр­ность чатов?

На наш взгляд, несо­мнен­ная при­вле­ка­тель­ность чатов отнюдь не толь­ко в воз­мож­но­сти широ­ко­го обще­ния. Без­услов­но, ком­му­ни­ка­тив­ную нагруз­ку чат несет, и доволь­но боль­шую. Но толь­ко ли ее? Как извест­но, участ­ни­ки боль­шин­ства «рас­кру­чен­ных» чатов прак­ти­ку­ют встре­чи в реаль­но­сти («в реа­ле» — на чатов­ском слен­ге).

Каза­лось бы: люди, кото­рых свя­зы­ва­ет толь­ко сов­мест­ное вре­мя­пре­про­вож­де­ние, попа­да­ют в усло­вия, мак­си­маль­но удоб­ные для обще­ния, лишен­ные тех недо­стат­ков, о кото­рых гово­ри­лось выше.

Но наблю­да­ет­ся любо­пыт­ный пара­докс — часто обще­ние в чате даже для тех людей, кото­рые име­ют воз­мож­ность под­дер­жи­вать отно­ше­ния в реаль­но­сти, оста­ет­ся пре­ва­ли­ру­ю­щим, а реаль­ное обще­ние — в луч­шем слу­чае допол­ни­тель­ным.

Кос­вен­ным под­твер­жде­ни­ем это­го тези­са слу­жит и тот факт, что боль­шин­ство участ­ни­ков чата — это вовсе не люди в воз­расте «за 30», для кото­рых предо­став­ля­е­мые обще­ством воз­мож­но­сти к рас­ши­ре­нию кру­га обще­ния мини­маль­ны. Трид­ца­ти- и соро­ка­лет­ние в чате ско­рее исклю­че­ние, чем пра­ви­ло. Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство «чат­лан» — это люди в воз­расте мак­си­маль­ных ком­му­ни­ка­тив­ных воз­мож­но­стей — от 14 до 25 лет.

Поче­му же вир­ту­аль­ное обще­ние, несмот­ря на все его недо­стат­ки, о кото­рых мы упо­ми­на­ли выше, все таки выжи­ло и дока­за­ло свою жиз­не­спо­соб­ность, ведь «уми­ра­ние» любых сур­ро­га­тов реаль­но­го мира — вопрос вре­ме­ни, вспом­ним хотя бы нашу­мев­ших «тама­го­чи»?

На наш взгляд, в чат людей тянет отнюдь не воз­мож­ность заве­сти новые зна­ком­ства с тем, что­бы, по воз­мож­но­сти, про­дол­жить их в реаль­но­сти. Возь­мем на себя сме­лость утвер­ждать, что вос­пол­не­ние потреб­но­сти в рас­ши­ре­нии кру­га обще­ния явля­ет­ся без­услов­но важ­ной, но все-таки вто­ро­сте­пен­ной функ­ци­ей чата.

Пер­вич­ная же функ­ция чата — бытий­ная. Чат — это не клуб зна­комств, это реаль­ная жизнь, про­жи­ва­е­мая в ином мире. Посе­ти­те­ли чата не обща­ют­ся в нем, они в нем живут. Имен­но поэто­му, на наш взгляд, основ­ная про­бле­ма авто­ров, не уви­дев­ших в чатах ниче­го, кро­ме пере­ма­лы­ва­ния вре­ме­ни в пусто­по­рож­них бесе­дах — это их нев­клю­чен­ность в дей­ствие.

Нель­зя понять сути чата, не участ­вуя в нем. Если ты не будешь жить в этом мире, ты его про­сто не раз­гля­дишь. Метод «нев­клю­чен­но­го наблю­де­ния» в конеч­ном ито­ге был нами отверг­нут при про­ра­бот­ке мето­дов иссле­до­ва­ния, так как ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство чата про­сто оттор­га­ет посто­рон­них, не при­няв­ших пра­ви­ла игры, как палец зано­зу. Это каса­ет­ся не толь­ко людей, изна­чаль­но скеп­ти­че­ски настро­ен­ных к чатам. «Впи­сать­ся» в чат с пер­вой попыт­ки уда­ет­ся дале­ко не всем даже искренне это­го жела­ю­щим.

Как нам пред­став­ля­ет­ся, чаты явля­ют­ся частью спе­ци­аль­ной, ИНАЧЕ орга­ни­зо­ван­ной сфе­рой куль­ту­ры. Ю. М. Лот­ман, отме­чал: «Нали­чие раз­лич­но орга­ни­зо­ван­ных струк­тур и раз­ных сте­пе­ней орга­ни­зо­ван­но­сти — необ­хо­ди­мое усло­вие рабо­ты меха­низ­ма куль­ту­ры. … Таков мона­стырь в сред­не­ве­ко­вье, мир цыган или теат­раль­ных кулис в петер­бург­ской куль­ту­ре XIX века и мно­гие дру­гие при­ме­ры ост­ров­ков «дру­гой» орга­ни­за­ции в общем куль­тур­ном мас­си­ве, цель кото­рых — повы­ше­ние вели­чи­ны струк­тур­но­го раз­но­об­ра­зия, пре­одо­ле­ние энтро­пии струк­тур­но­го авто­ма­тиз­ма. Тако­вы вре­мен­ные визи­ты чле­на како­го-либо куль­тур­но­го кол­лек­ти­ва в иную соци­аль­ную струк­ту­ру — чинов­ни­ков в арти­сти­че­скую сре­ду, горо­жан на лето в дерев­ню…».

Вир­ту­аль­ное про­стран­ство ока­за­лось не сур­ро­га­том, оно не копи­ру­ет, при­ми­ти­ви­зи­руя, реаль­ный мир, а предо­став­ля­ет чело­ве­ку уни­каль­ные воз­мож­но­сти, кото­рые отсут­ству­ют в реаль­ном мире.

Вслед­ствие этих уни­каль­ных воз­мож­но­стей, о кото­рых чуть ниже, чело­век в чате обре­та­ет и иную ипо­стась сво­е­го суще­ство­ва­ния — вир­ту­аль­ную.

И одна из важ­ных (но не един­ствен­ная!) состав­ля­ю­щих этой ипо­ста­си — кар­на­валь­ная. Дело в том, что чат — это не что иное, как кар­на­вал. Но не совре­мен­ный кар­на­вал, а кар­на­вал в его интер­пре­та­ции М. Бах­ти­ным, пони­ма­е­мый как «сама жизнь, но оформ­лен­ная осо­бым игро­вым обра­зом». Чат кар­на­ва­лен по сво­ей сути. Как и кар­на­вал, опи­сан­ный М. Бах­ти­ным, чат — это отри­ца­ние реаль­ной жиз­ни, реаль­ных ста­ту­сов, обще­при­ня­тых норм обще­ния, да и, в опре­де­лен­ной мере, про­сто реаль­ных людей. Это игра услов­но­стей и услов­ных пер­со­на­жей. «…кар­на­вал не зна­ет раз­де­ле­ния на испол­ни­те­лей и зри­те­лей. … Кар­на­вал не созер­ца­ют, — в нем живут, и живут все… в этом отно­ше­нии кар­на­вал был … как бы реаль­ной (но вре­мен­ной) фор­мой жиз­ни, кото­рую не разыг­ры­ва­ли, а кото­рой жили на самом деле (на срок кар­на­ва­ла)».

Кар­на­валь­ный харак­тер чатов­ско­го дей­ства ста­но­вит­ся воз­мож­ным бла­го­да­ря уни­каль­ным воз­мож­но­стям чатов­ско­го бытия. А эти воз­мож­но­сти во мно­гом есть след­ствие той самой тех­ни­че­ской скуд­но­сти средств для само­вы­ра­же­ния, о кото­рой гово­ри­лось ранее. Недо­стат­ки обра­ти­лись в досто­ин­ства. Дефи­цит воз­мож­но­стей в конеч­ном ито­ге сде­лал эти воз­мож­но­сти прак­ти­че­ски без­гра­нич­ны­ми.

Попро­бу­ем пояс­нить эту на пер­вый взгляд абсурд­ную мысль.

Реаль­ная жизнь ста­вит огром­ное коли­че­ство как инди­ви­ду­аль­ных, так и соци­аль­ных пре­пят­ствий для успеш­ной ком­му­ни­ка­ции. Инди­ви­ду­аль­ные — понят­ны: у вас могут вызы­вать анти­па­тию внеш­ность собе­сед­ни­ка, его стиль одеж­ды, мане­ра пове­де­ния и т. п. Соци­аль­ным же пре­пят­стви­ям несть чис­ла — боль­шая раз­ни­ца в воз­расте, соци­аль­ном ста­ту­се, наци­о­наль­ные предубеж­де­ния. Пре­пят­ство­вать обще­нию могут про­сто обсто­я­тель­ства встре­чи (труд­но себе пред­ста­вить пару, флир­ту­ю­щую на похо­ро­нах). Нако­нец, суще­ству­ют нор­мы пове­де­ния, регла­мен­ти­ру­ю­щие почти все и вся. Впро­чем, тема соци­аль­ных огра­ни­че­ний, нала­га­е­мых обще­ством на чело­ве­че­скую интерак­цию, доста­точ­но деталь­но рас­смот­ре­на в рабо­тах Фрей­да и его после­до­ва­те­лей.

При обще­нии в чатах мы наблю­да­ем совер­шен­но иную кар­ти­ну. Отсут­ствие воз­мож­но­стей для визу­аль­но­го кон­так­та име­ет сво­им след­ствие не толь­ко гло­баль­ную нехват­ку выра­зи­тель­ных средств, но и пол­ную ано­ним­ность, кото­рая в чатах куль­ти­ви­ру­ет­ся. В отли­чии от ФИДО, напри­мер, где обя­за­тель­на реги­стра­ция под сво­им реаль­ным име­нем, чат, напро­тив, не тер­пит имен. Все посе­ти­те­ли поль­зу­ют­ся толь­ко «ника­ми» (от англий­ско­го «nickname» — про­зви­ще), псев­до­ни­ма­ми. Чело­век, зашед­ший в чат под сво­им име­нем и фами­ли­ей, будет в луч­шем слу­чае выгля­деть белой воро­ной.

Фак­ти­че­ски сме­на име­ни есть тот обряд, кото­рый зна­ме­ну­ет собой пере­ход в иное состо­я­ние. Б. А. Успен­ский отме­чал, что ситу­а­ция сме­ны име­ни сво­дит­ся к обще­му стрем­ле­нию при­об­щить­ся к извест­но­му соци­у­му, либо вый­ти из соци­у­ма. Фак­ти­че­ски сме­на реаль­но­го име­ни на кар­на­валь­ное при­зва­на фик­си­ро­вать выход из реаль­но­го и при­мы­ка­ние к неко­то­ро­му вир­ту­аль­но­му соци­у­му.

Инте­рес­но, что в рус­ской куль­тур­ной тра­ди­ции суще­ство­ва­ло несколь­ко ситу­а­ций сме­ны име­ни — когда чело­век всту­пал в жест­кое дис­ци­пли­нар­ное про­стран­ство (поступ­ле­ние в сол­да­ты, семи­на­рию), либо когда чело­век посвя­щал себя теат­ру, цир­ку и дру­гим видам искус­ства, то есть попа­дал в сти­хию кар­на­валь­но­сти и игры.

Таким обра­зом, при пол­ном отсут­ствии телес­но­сти и неглас­но обя­за­тель­ном отре­че­нии от сво­ей реаль­ной лич­но­сти, чело­век вынуж­ден тво­рить образ, наде­вать кар­на­валь­ную мас­ку. Вли­ва­ясь в вир­ту­аль­ный соци­ум, чело­век полу­ча­ет пол­ную сво­бо­ду в сотво­ре­нии само­го себя и име­ет воз­мож­ность выле­пить себя таким, каким захо­чет. Соб­ствен­но, часто нель­зя гово­рить о том, что в чатах обща­ют­ся реаль­ные люди, в чатах живут создан­ные ими обра­зы.

Сво­бо­да тво­ре­ния обра­зов без­гра­нич­на. Жва­нец­кий когда-то сожа­лел в одной из сво­их мини­а­тюр — «Я нико­гда не буду узбе­ком». В чате чело­век может стать не толь­ко узбе­ком, но, к при­ме­ру, без вся­ких про­блем за 2 мину­ты совер­шить самую деше­вую и без­бо­лез­нен­ную опе­ра­цию по смене пола и суще­ство­вать в чате жен­щи­ной, при­чем все окру­жа­ю­щие будут вос­при­ни­мать его имен­но так и никак ина­че. Мож­но быть кем угод­но — собач­кой, рысью или разум­ным ком­пью­те­ром, — все зави­сит от тво­ей фан­та­зии. Надо ли гово­рить о том, какой про­стор откры­ва­ет­ся для раз­но­об­раз­ней­ших мисти­фи­ка­ций, кото­рые в чате весь­ма рас­про­стра­не­ны.

Вто­рая состав­ля­ю­щая без­гра­нич­ных воз­мож­но­стей, предо­став­ля­е­мых чата­ми, так­же про­ис­те­ка­ет из «рас­тво­рен­ной телес­но­сти» — отсут­ствия тела как тако­во­го. Воз­мож­ность рабо­ты с телом, да и с окру­жа­ю­щим про­стран­ством при пол­ном отсут­ствии телес­но­сти предо­став­ля­ют чело­ве­ку пол­ную сво­бо­ду дей­ствий — мож­но без вся­ких про­блем напи­сать не толь­ко: «Бизон курит», но и «Бизон вос­па­рил к потол­ку и про­со­чил­ся сквозь сте­ну» и вто­рое дей­ствие будет не менее реаль­ным, чем пер­вое.

Более того, таким обра­зом мож­но моде­ли­ро­вать не толь­ко свое пове­де­ние, но и пове­де­ние дру­гих людей. Один из обща­ю­щей­ся пары может напи­сать: «Бизон целу­ет в губы Pretty Woman», и вто­рая сто­ро­на, скры­ва­ю­ща­я­ся за обра­зом «Pretty Woman», будет вынуж­де­на каким-то обра­зом реа­ги­ро­вать на задан­ную ситу­а­цию.

Что же каса­ет­ся соци­аль­ных норм, то прак­ти­че­ски абсо­лют­ная ано­ним­ность и сво­бо­да дей­ствий при­во­дят к тому, что как тако­вые они изна­чаль­но про­сто-напро­сто отсут­ству­ют. В боль­шин­стве чатов более чем либе­раль­ная сво­бо­да нра­вов и доз­во­ле­но прак­ти­че­ски все, что встре­ча­ет осуж­де­ние в реаль­ной жиз­ни. Но сле­ду­ет заме­тить, что мы не слу­чай­но напи­са­ли «изна­чаль­но отсут­ству­ют».

Как и в любом соци­у­ме, в Сети со вре­ме­нем про­ис­хо­дит фор­ми­ро­ва­ние опре­де­лен­ных пра­вил пове­де­ния в обще­стве, кото­рое полу­чи­ло назва­ние «нети­кет» (сете­вой эти­кет). Как и сле­до­ва­ло пред­по­ло­жить, пер­вым сра­бо­тал прин­цип «твоя сво­бо­да раз­ма­хи­вать рука­ми закан­чи­ва­ет­ся там, где начи­на­ет­ся нос сосе­да».

Пер­вые появив­ши­е­ся нор­мы каса­ют­ся обес­пе­че­ния обще­ствен­ной без­опас­но­сти. В неко­то­рых чатах пря­мо запре­ще­ны исполь­зо­ва­ние ненор­ма­тив­ной лек­си­ки в репли­ках и никах, и выска­зы­ва­ния, пря­мо оскорб­ля­ю­щие дру­гих «собе­сед­ни­ков».

Одна­ко не сле­ду­ет думать, что чаты «мед­лен­но дрей­фу­ют» в сто­ро­ну обще­при­ня­тых обще­ствен­ных норм. Во-пер­вых, даже в этих чатах регла­мен­ти­ру­ют­ся толь­ко твои «при­люд­ные» дей­ствия. Во-вто­рых, «пури­тан­ских» (по чатов­ским мер­кам) чатов отнюдь не боль­шин­ство, и чаты, где ника­ких огра­ни­че­ний нет (либо они весь­ма фор­маль­ны), живут и про­цве­та­ют. Более того, суще­ству­ют изна­чаль­но «а-мораль­ные» чаты. В каче­стве при­ме­ра мож­но при­ве­сти чат «Бес­пре­дел», содер­жа­ние кото­ро­го цели­ком состо­ит из мата, оскорб­ле­ний как кон­крет­ных лиц, так и всех при­сут­ству­ю­щих, и поло­вых сно­ше­ний во всех мыс­ли­мых и немыс­ли­мых вари­а­ци­ях. В-тре­тьих, все попыт­ки вве­де­ния запре­тов с тех­ни­че­ской сто­ро­ны оста­ют­ся не более чем бла­ги­ми наме­ре­ни­я­ми.

Как пра­ви­ло, для борь­бы с нару­ши­те­ля­ми прак­ти­ку­ет­ся выде­ле­ние из чатов­ско­го соци­у­ма одной или несколь­ких соци­аль­ных групп, на кото­рые воз­ла­га­ет­ся функ­ция соци­аль­но­го кон­тро­ля. Фор­мы кон­тро­ля обыч­но огра­ни­чи­ва­ют­ся уда­ле­ни­ем реплик про­ви­нив­ше­го­ся пер­со­на­жа, его «отстре­лом»: отклю­че­ни­ем пер­со­на­жа с этим ником от чата, либо отклю­че­ни­ем по сете­во­му адре­су — IP (запре­том на вход в этот чат с кон­крет­но­го ком­пью­те­ра или кон­крет­ной под­се­ти Интер­не­та). Одна­ко ничто не меша­ет «пре­ступ­ни­ку» сра­зу же или через неко­то­рое вре­мя зай­ти в чат под дру­гим име­нем и вновь «отве­сти душень­ку» (это не каса­ет­ся слу­ча­ев отклю­че­ния по IP).

Кста­ти, выде­ле­ние «групп соц-кон­тро­ля» име­ло совсем дале­кие от под­дер­жа­ния поряд­ка послед­ствия, но эта тема, как тема соци­аль­ной струк­ту­ры и соци­аль­ной эво­лю­ции чатов, заслу­жи­ва­ет отдель­но­го рас­смот­ре­ния.

Но мы несколь­ко отвлек­лись. Раз­вер­ты­ва­ние ком­му­ни­ка­ции в ином про­стран­стве, заме­на реаль­ных людей вир­ту­аль­ны­ми обра­за­ми, абсо­лют­ная сво­бо­да моде­ли­ро­ва­ния ситу­а­ций при нераз­ви­то­сти и зыб­ко­сти соци­аль­ных норм — все эти фак­то­ры сти­му­ли­ру­ют игро­вой, кар­на­валь­ный харак­тер чата.

По сути, чат — это пье­са, разыг­ры­ва­е­мый без вся­ко­го сце­на­рия акте­ра­ми-импро­ви­за­то­ра­ми с посто­ян­ной сме­ной дей­ству­ю­щих лиц, так как это пред­став­ле­ние не зна­ет раз­де­ле­ния на испол­ни­те­лей и зри­те­лей.

Игро­вой харак­тер чата под­твер­жда­ет­ся и его сме­ще­ни­ем в сто­ро­ну все боль­шей и боль­шей «деко­ри­ру­е­мо­сти» про­ис­хо­дя­ще­го. Если в пер­вых IRC дей­ство про­ис­те­ка­ло в «Вир­ту­аль­ном Нигде», то со вре­ме­нем место дей­ствия ста­ли кра­соч­но про­ри­со­вы­вать. Наи­бо­лее дале­ко ушед­шим в обла­сти «деко­ри­ро­ва­ния» из попу­ляр­ных чатов сле­ду­ет при­знать «Отель у Мак­си­ма», где суще­ству­ет мно­же­ство чатов-ком­нат (Ресто­ран, Сау­на, Биб­лио­те­ка, Ноч­ной Клуб и т. п.) и нали­чие робо­тов (Офи­ци­ан­та, Бан­щи­ка и т. п.), кото­рые выда­ют репли­ки на клю­че­вые сло­ва посе­ти­те­лей, зада­ёт­ся анту­раж и, в опре­де­лен­ной мере, тема­ти­ка про­ис­хо­дя­ще­го дей­ства.

Вот мы и вер­ну­лись к тема­ти­ке чатов­ских дей­ствий.

О чем же это бес­ко­неч­ное пред­став­ле­ние?

Как и сред­не­ве­ко­вый кар­на­вал, чат не име­ет обще­го, еди­но­го для всех сюже­та. Как и сама жизнь, он исклю­чи­тель­но раз­но­пла­нов и пестр. Одна­ко обще­ние в чате замет­но отли­ча­ет­ся от обще­ния в жиз­ни. И преж­де все­го тем, что чат, как и сред­не­ве­ко­вый кар­на­вал в бах­тин­ской интер­пре­та­ции, в пре­вос­ход­ной по отно­ше­нию к реаль­ной жиз­ни сте­пе­ни теле­сен. Созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что оби­та­те­ли чата, лишен­ные тел, посто­ян­но суб­ли­ми­ру­ют это инсце­ни­ро­ва­ни­ем «буй­ства пло­ти».

Бес­спор­ное лидер­ство в тема­ти­ке чатов­ско­го дей­ства при­над­ле­жит сек­су. В пол­ном соот­вет­ствии с фрей­дист­ким уче­ни­ем в кар­на­валь­ной атмо­сфе­ре все­доз­во­лен­но­сти люди в первую оче­редь начи­на­ют реа­ли­зо­вы­вать свои подав­лен­ные сек­су­аль­ные жела­ния. Флирт в чате все­общ и вез­де­сущ. Ни одно появив­ше­е­ся «дей­ству­ю­щее лицо» жен­ско­го пола не избег­нет уха­жи­ва­ний раз­ной сте­пе­ни при­ли­чия (это­му нема­ло спо­соб­ству­ет то, что до сих пор жен­щи­ны в вир­ту­аль­но­сти состав­ля­ют мень­шин­ство, обыч­но не более тре­ти всех при­сут­ству­ю­щих). И пусть вас не сму­ща­ет кажу­ща­я­ся бес­смыс­лен­ность этих уха­жи­ва­ний. «Вир­ту­аль­ный» секс, при кото­ром «влюб­лен­ные» пооче­ред­но опи­сы­ва­ют свои дей­ствия, дав­но и проч­но осво­ен «чат­ла­на­ми» и явля­ет­ся одним из их люби­мых вре­мя­пре­про­вож­де­ний.

Поми­мо «сек­су­аль­ных утех» телес­ность чата про­яв­ля­ет­ся и в дру­гом люби­мом заня­тии его оби­та­те­лей. Если «чат­лане» инсце­ни­ру­ют не «брач­ные тан­цы», то, ско­рей все­го, они пре­да­ют­ся неуме­рен­ным воз­ли­я­ни­ям и обжор­ству. Эта вто­рая пагуб­ная страсть чат­лан нашла свое под­твер­жде­ние даже в назва­ни­ях мно­гих попу­ляр­ных чатов — «Самар­ский паб», «Трак­тир «У Хон­ды», «Интер­нет-кафе», «Кают-ком­па­ния» и т. п. (кста­ти, любо­пыт­но зву­чат с точ­ки зре­ния пер­вой пагуб­ной стра­сти назва­ния еще одной боль­шой груп­пы чатов — «Кро­ват­ка», «Диван Маха­о­на» и т. п. Телес­ность доми­ни­ру­ет и в чатов­ском юмо­ре — боль­шин­ство шуток, отпус­ка­е­мых оби­та­те­ля­ми чата в адрес друг дру­га, варьи­ру­ют­ся от фри­воль­но­го до ска­брез­но­го.

Упразд­не­ние вся­че­ских барье­ров меж­ду людь­ми и отме­на боль­шин­ства норм и запре­тов обыч­ной, вне­кар­на­валь­ной жиз­ни созда­ет осо­бый иде­аль­но-реаль­ный тип обще­ния, кото­рый Бах­тин назы­вал «воль­ным фами­льяр­но-пло­щад­ным кон­так­том меж­ду людь­ми».

Про­ил­лю­стри­ру­ем это одним любо­пыт­ным фак­том. Мы уже упо­ми­на­ли про репли­ки робо­тов в чате «Отель «У Мак­си­ма», кото­рые появ­ля­ют­ся на экране в виде реак­ции на упо­треб­ле­ние «чат­ла­на­ми» опре­де­лен­ных слов или сло­во­со­че­та­ний. Кон­тент-ана­лиз этих реплик поз­во­лил сде­лать вывод, что даже в этом чате, кото­рый счи­та­ет­ся одним из самых «пури­тан­ских» в рус­ском Интер­не­те, созда­те­ли, ско­рее все­го инту­и­тив­но, сти­му­ли­ро­ва­ли имен­но телес­ный, асо­ци­аль­ный тип обще­ния.

Возь­мем, к при­ме­ру, «Сау­ну» и репли­ки робо­та «Бан­щи­ка». 54 % слов, вызы­ва­ю­щих реак­цию робо­та, зада­ют анту­раж места дей­ствия (веник, бас­сейн и т. п.). Но даже в этом слу­чае ответ­ные репли­ки Бан­щи­ка часто «гре­шат» извест­ной телес­но­стью. Напри­мер, в каче­стве реак­ции на сло­во «бас­сейн» Бан­щик может с подо­зре­ни­ем спро­сить любо­го из при­сут­ству­ю­щих: «А писать в бас­сейн не буде­те?».

Из остав­ших­ся слов и сло­во­со­че­та­ний, не свя­зан­ных с местом дей­ствия, 84 % (!) либо сами свя­за­ны с сек­сом, пьян­ством и т. п. (девоч­ки, эро­ти­че­ский мас­саж, яго­ди­цы и пр.) с соот­вет­ству­ю­щей реак­ци­ей робо­та, либо вызы­ва­ют весь­ма фри­воль­ные репли­ки. В общем ито­ге более поло­ви­ны клю­че­вых слов изна­чаль­но телес­ны, либо вызы­ва­ют телес­ную реак­цию и лишь 47 % отно­си­тель­но ней­траль­ны. Под­чер­ки­ва­ем — это в чате, кото­рый сла­вит­ся стро­го­стью нра­вов. Оста­ет­ся толь­ко пред­по­ла­гать, какие бы циф­ры мы мог­ли полу­чить в более либе­раль­ных чатах, будь они деко­ри­ро­ва­ны таким же обра­зом.

Заключение

Итак, кар­на­валь­ная состав­ля­ю­щая явля­ет­ся одним из важ­ней­ших фак­то­ров, обу­слав­ли­ва­ю­щих фено­ме­наль­ную попу­ляр­ность чатов. Но ни в коем слу­чае не един­ствен­ным.

Не сто­ит забы­вать, что оби­та­те­ли чата не обща­ют­ся в нем. Они в нем живут. По сути, это реаль­ная жизнь, толь­ко в ирре­аль­ном мире. Любой чело­век, увлек­ший­ся чата­ми, ока­зы­ва­ет­ся в состо­я­нии одно­вре­мен­но­го сосу­ще­ство­ва­ния в двух мирах. При­чем кар­на­валь­ный мир чата часто ока­зы­ва­ет­ся более при­вле­ка­тель­ным, неже­ли мир реаль­ный.

Если в реаль­ной жиз­ни ты затрав­лен­ный во дво­ре тол­стый пры­ща­вый «книж­ный» под­ро­сток, то в мире вир­ту­аль­ном ты име­ешь воз­мож­ность сде­лать­ся кра­си­вым, умным, взрос­лым и обо­жа­е­мым жен­щи­на­ми муж­чи­ной. И это будут не твои иллю­зор­ные меч­ты, так как чат — это не акт толь­ко тво­е­го тво­ре­ния; под­твер­жде­ния это­му ты полу­ча­ешь «извне», все это про­жи­ва­ет­ся и про­иг­ры­ва­ет­ся в соци­у­ме.

Есте­ствен­но, пси­хо­ло­ги­че­ское состо­я­ние людей, ока­зав­ших­ся «меж двух миров» слож­но назвать ком­форт­ным. Иллю­зор­ность кар­на­валь­но­го мира пре­крас­но осо­зна­ет­ся боль­шин­ством оби­та­те­лей чата. Одно то, что вир­ту­аль­ный мир суще­ству­ет вне вре­ме­ни (в чате не быва­ет утра, вече­ра или ночи, так как вир­ту­аль­ный соци­ум состо­ит из людей, нахо­дя­щих­ся в самых раз­ных часо­вых поя­сах) и вне про­стран­ства (гео­гра­фия «чат­лан» охва­ты­ва­ет весь зем­ной шар), не дает его спу­тать с реаль­ным миром. Поэто­му попыт­ка раз­ре­шить это про­ти­во­ре­чие путем сов­ме­ще­ния миров — основ­ная пси­хо­ло­ги­че­ская доми­нан­та пове­де­ния оби­та­те­лей чата.

При любой ком­му­ни­ка­ции, рано или позд­но, но каж­дый «чат­ла­нин» ста­ра­ет­ся про­бить­ся к реаль­но­му чело­ве­ку, сто­я­ще­му за кар­на­валь­ной мас­кой. Телес­ная, масоч­ная, мисти­фи­ка­тор­ская состав­ля­ю­щая кар­на­ва­ла чата, о кото­рой мы так мно­го гово­ри­ли в этой ста­тье, несмот­ря на ее реаль­ность, бытий­ность — это все-таки игра. Но нель­зя жить в мире, толь­ко играя. Поэто­му рано или позд­но, но в конеч­ном ито­ге непре­мен­но, чат­лане пере­хо­дят в сво­их отно­ше­ни­ях от игро­во­го «дура­ка­ва­ля­ния» к серьез­но­му обще­нию. Вро­де бы вот оно — побед­ное втор­же­ние реаль­ных людей и, в конеч­ном ито­ге, реаль­но­го мира в кар­на­валь­ное про­стран­ство вир­ту­аль­но­го обще­ния. Одна­ко на самом деле «вне­кар­на­валь­ное» обще­ние в чате в конеч­ном ито­ге ока­зы­ва­ет­ся столь же дале­ким от обще­ния реаль­ных людей в реаль­ном мире, как и кар­на­валь­ные соци­аль­ные ком­му­ни­ка­ции.

Но тема серьез­но­го, «псев­до-реаль­но­го» обще­ния в чате, как и тема воз­мож­но­сти сов­ме­ще­ния реаль­но­го мира и мира чата доста­точ­но слож­на и обшир­на и поэто­му заслу­жи­ва­ет отдель­но­го иссле­до­ва­ния.

Об авторах

Вадим Юрье­вич Несте­ров — социо­лог, жур­на­лист, веб-мене­джер. Сфе­ра инте­ре­сов в пси­хо­ло­гии — осо­бен­но­сти ком­му­ни­ка­тив­ных про­цес­сов в гло­баль­ных ком­пью­тер­ных сетях.

Еле­на Ива­нов­на Несте­ро­ва – уче­ный-исто­рик, доцент кафед­ры исто­рии и тео­рии куль­ту­ры Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го гума­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та. Спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на исто­рии Даль­не­го Восто­ка вто­рой поло­ви­ны XIX – нача­ла XX вв.

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkgooglepluspinterest