Холмогорова А.Б., Клименкова Е.Н. Общение в интернете и эмпатия в подростковом и юношеском возрастах

Х

Раз­ви­тие Интер­не­та и свя­зан­ных с ним новых спо­со­бов ком­му­ни­ка­ции при­ве­ло к тек­то­ни­че­ским сдви­гам в соци­аль­ной ситу­а­ции раз­ви­тия совре­мен­но­го поко­ле­ния, что поз­во­ля­ет гово­рить об акту­аль­но­сти изу­че­ния вли­я­ния этих мак­ро­со­ци­аль­ных или куль­ту­раль­ных фак­то­ров на пси­хи­че­ское раз­ви­тие, в том чис­ле на про­цес­сы соци­аль­но­го позна­ния (далее – СП) – спо­соб­но­сти к пони­ма­нию и уче­ту пси­хи­че­ско­го состо­я­ния дру­гих людей в про­цес­се обще­ния [4].

Вли­я­ние совре­мен­ных средств ком­му­ни­ка­ции на раз­ви­тие СП у под­рост­ков и моло­де­жи ста­ло пред­ме­том интен­сив­ных иссле­до­ва­ний толь­ко в самые послед­ние годы, хотя пер­вые тео­рии воз­ник­ли еще в самом нача­ле ком­пью­тер­ной эры и пред­ска­зы­ва­ли, что неиз­беж­ная редук­ция непо­сред­ствен­ных кон­так­тов при­ве­дет к обед­не­нию кана­лов обще­ния и нега­тив­но отра­зит­ся на спо­соб­но­сти пони­мать эмо­ции людей и сочув­ство­вать им. Этим тео­ри­ям было ретро­спек­тив­но при­сво­е­но имя cues-filtered out theories – тео­рии филь­тра­ции сиг­на­лов [8].

Кон­цеп­ции, под­чер­ки­ва­ю­щие поло­жи­тель­ные момен­ты онлайн-обще­ния, полу­чи­ли назва­ние hyperpersonal communication theories – тео­рии гипер­пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ных ком­му­ни­ка­ций [8], т. е. более глу­бо­ких, облег­ча­ю­щих само­рас­кры­тие и повы­ша­ю­щих сте­пень интим­но­сти общения.

Дан­ные еди­нич­ных эмпи­ри­че­ских иссле­до­ва­ний так­же отли­ча­ют­ся про­ти­во­ре­чи­во­стью. Так, лон­ги­тюд­ное иссле­до­ва­ние спо­соб­но­сти к эмпа­тии в выбор­ке аме­ри­кан­ских сту­ден­тов выяви­ло редук­цию этой спо­соб­но­сти в тече­ние 10 лет наблю­де­ния. Авто­ры мета­а­на­ли­за дан­ных, полу­чен­ных в ходе лон­ги­тюд­но­го иссле­до­ва­ния, свя­за­ли этот факт с воз­рас­та­ни­ем доли Интер­не­та как сред­ства обще­ния, все боль­ше вытес­ня­ю­ще­го непо­сред­ствен­ные кон­так­ты [9].

Пер­вый автор это­го мета­а­на­ли­за в после­ду­ю­щих пуб­ли­ка­ци­ях отме­ча­ет, что основ­ны­ми фак­то­ра­ми такой дина­ми­ки могут быть про­цес­сы деин­ди­ви­ду­а­ли­за­ции (ано­ним­но­сти или лишь частич­ной пред­став­лен­но­сти лич­но­сти в вир­ту­аль­ном обще­нии) в ком­би­на­ции с воз­рас­та­ю­щей пси­хо­ло­ги­че­ской и физи­че­ской дистан­ци­ей от собе­сед­ни­ка [8].

Одна­ко насчи­ты­ва­ют­ся лишь еди­ни­цы стро­гих эмпи­ри­че­ских иссле­до­ва­ния свя­зи меж­ду вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ци­ей и эмпа­ти­ей. В одном из них не обна­ру­же­но зна­чи­мой свя­зи меж­ду актив­но­стью в Интер­не­те и эмпа­ти­ей [6], прав­да авто­ры оце­ни­ва­ли не толь­ко обще­ние, но и дру­гие фор­мы актив­но­сти в Интер­не­те. Дру­гая груп­па авто­ров изу­ча­ла связь меж­ду обще­ни­ем в Facebook и эмпа­ти­ей и обна­ру­жи­ла, что эта связь ско­рее пози­тив­ная [5].

Груп­па иссле­до­ва­те­лей из Нидер­лан­дов (Amsterdam School of Communications Research – ASCoR) полу­чи­ла дан­ные, соглас­но кото­рым исполь­зо­ва­ние вир­ту­аль­но­го обще­ния ско­рее спо­соб­ству­ет тре­ни­ров­ке ком­му­ни­ка­тив­ных навы­ков, кото­рые могут пере­но­сить­ся офлайн [10; 12]. В каче­стве воз­мож­но­го объ­яс­не­ния этих дан­ных нидер­ланд­ские иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют, что обще­ние в совре­мен­ном вир­ту­аль­ном про­стран­стве име­ет тен­ден­цию ста­но­вить­ся все менее ано­ним­ным и под­рост­ки чаще все­го обща­ют­ся в сети со сво­и­ми же дру­зья­ми офлайн [11; 12].

Нако­нец, уже в теку­щем году спе­ци­а­ли­ста­ми из Нидер­лан­дов было выпол­не­но мас­штаб­ное лон­ги­тюд­ное иссле­до­ва­ние 516 семей с дву­мя детьми от 10 до 14 лет, посвя­щен­ное вли­я­нию обще­ния в Интер­не­те на раз­ви­тие эмпа­тии у под­рост­ков [14]. Была постав­ле­на зада­ча оце­нить раз­ви­тие как когни­тив­ной, так и эмци­о­наль­ной эмпа­тии. Авто­ры под­чер­ки­ва­ют важ­ность тако­го рода дан­ных, посколь­ку эти фор­мы эмпа­тии счи­та­ют­ся доста­точ­но неза­ви­си­мы­ми друг от дру­га и по-раз­но­му вли­я­ю­щи­ми на пове­де­ние. Акту­аль­ность тако­го иссле­до­ва­ния обу­слов­ле­на тем, что имен­но пока­за­те­ли эмпа­тии ока­зы­ва­ют­ся важ­ны­ми пре­дик­то­ра­ми про­со­ци­аль­но­го пове­де­ния у под­рост­ков и осно­вой успе­ха в постро­е­нии интер­пер­со­наль­ных отношений. 

Таким обра­зом, речь идет о про­гно­зе пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия в усло­ви­ях инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства и о воз­мож­ных реко­мен­да­ци­ях роди­те­лям, педа­го­гам и дру­гим спе­ци­а­ли­стам, вли­я­ю­щим на соци­аль­ную ситу­а­цию раз­ви­тия детей и подростков.

В рас­смат­ри­ва­е­мом иссле­до­ва­нии была выдви­ну­та гипо­те­за, осно­ван­ная на упо­мя­ну­тых выше «тео­ри­ях-опти­ми­стах», пола­га­ю­щих, что ком­му­ни­ка­ция в Интер­не­те носит «гипер­лич­ност­ный» харак­тер и спо­соб­ству­ет росту спо­соб­но­стей как к эмо­ци­о­наль­ной, так и когни­тив­ной эмпа­тии у актив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей. 

Иссле­до­ва­те­ли ожи­да­ли, что в первую оче­редь про­грес­си­ро­вать будет спо­соб­ность к когни­тив­ной эмпа­тии, так как невоз­мож­ность вос­при­ни­мать невер­баль­ную экс­прес­сию собе­сед­ни­ка затруд­ня­ет эмпа­ти­че­ское под­клю­че­ние к его непо­сред­ствен­ным эмоциям. 

В каче­стве мето­ди­ки иссле­до­ва­ния была выбра­на раз­ра­бо­тан­ная иссле­до­ва­тель­ской груп­пой само­оце­ноч­ная шка­ла AMES (The Adolescent Measure of Empathy and Sympathy) [13], вклю­ча­ю­щая три под­шка­лы, кото­рые направ­ле­ны на изме­ре­ние эмо­ци­о­наль­ной эмпа­тии (спо­соб­ность к вчув­ство­ва­нию), когни­тив­ной эмпа­тии (спо­соб­ность посмот­реть на ситу­а­цию гла­за­ми дру­го­го) и сим­па­тии (эмпа­ти­че­ская забо­та, т. е. направ­лен­ность на поддержку). 

Полу­чен­ные в двух сре­зах дан­ные сви­де­тель­ству­ют о том, что в про­цес­се взрос­ле­ния (повтор­ный срез про­во­дил­ся через год) рас­тут как пока­за­те­ли по всем трем под­шка­лам, так и вре­мя, про­во­ди­мое под­рост­ка­ми в вир­ту­аль­ном обще­нии (за год оно вырос­ло на 6 ч в неде­лю), при­чем пока­за­те­ли эмо­ци­о­наль­ной и когни­тив­ной эмпа­тии ока­за­лись пря­мо свя­зан­ны­ми с про­дол­жи­тель­но­стью обще­ния в Интер­не­те, а пока­за­те­ли сим­па­тии – не зави­ся­щи­ми от послед­не­го. В опо­ре на эти дан­ные, авто­ры дела­ют вывод о пози­тив­ном вли­я­нии вир­ту­аль­но­го обще­ния на раз­ви­тие раз­лич­ных ком­по­нен­тов СП.

Обоснование гипотезы исследования

В каче­стве серьез­но­го огра­ни­че­ния дан­но­го иссле­до­ва­ния сле­ду­ет отме­тить, во-пер­вых, исполь­зо­ва­ние опрос­ни­ко­вых, само­оце­ноч­ных мето­дов для опре­де­ле­ния спо­соб­но­стей к СП, во- вто­рых, выбо­роч­ный ана­лиз лишь одно­го кана­ла ком­му­ни­ка­ции – вир­ту­аль­но­го, с игно­ри­ро­ва­ни­ем пред­став­лен­но­сти дру­го­го кана­ла – непо­сред­ствен­но­го обще­ния (face to face), а так­же уче­та балан­са в их использовании. 

Ука­зан­ные огра­ни­че­ния сле­ду­ет, на наш взгляд, обя­за­тель­но учи­ты­вать при пла­ни­ро­ва­нии подоб­но­го рода иссле­до­ва­тель­ских про­ек­тов, так как имен­но баланс раз­лич­ных кана­лов и объ­ек­тив­ность оцен­ки раз­ви­тия СП могут быть важ­ны­ми фак­то­ра­ми надеж­но­сти полу­ча­е­мых данных.

Соглас­но нашей гипо­те­зе, обще­ние в соци­аль­ных сетях нега­тив­но или пози­тив­но вли­я­ет на про­цес­сы СП не само по себе, а в зави­си­мо­сти от того, в каких соот­но­ше­ни­ях оно нахо­дит­ся с исполь­зо­ва­ни­ем непо­сред­ствен­но­го кон­так­та. Вир­ту­аль­ное обще­ние может стать деструк­тив­ным для соци­аль­ной моти­ва­ции и раз­ви­тия про­цес­сов СП у под­рост­ков, если оно вытес­ня­ет непо­сред­ствен­ный кон­такт и ста­но­вит­ся наи­бо­лее ком­форт­ным и пред­по­чи­та­е­мым кана­лом обще­ния. При этом кон­крет­ная соци­аль­ная ситу­а­ция, в кото­рой нахо­дит­ся под­ро­сток, может ока­зы­вать вли­я­ние на то, какие спо­со­бы обще­ния он исполь­зу­ет [1].

Так, пове­де­ние под­рост­ка в Интер­не­те напря­мую свя­зы­ва­ет­ся неко­то­ры­ми авто­ра­ми с соци­аль­ной ситу­а­ци­ей раз­ви­тия под­рост­ка – семей­ны­ми усло­ви­я­ми и школь­ной ситу­а­ци­ей [2]. Одна­ко недав­но были полу­че­ны дан­ные о том, что неза­ви­си­мо от при­над­леж­но­сти к той или иной соци­аль­ной груп­пе (дети-сиро­ты, под­рост­ки из пре­стиж­но­го плат­но­го кол­ле­джа и из кол­ле­джа, куда, как пра­ви­ло, посту­па­ют дети из соци­аль­но небла­го­по­луч­ных семей), боль­шин­ство под­рост­ков наи­бо­лее ком­форт­ным счи­та­ет непо­сред­ствен­ный контакт. 

Те же под­рост­ки, кото­рые на пер­вое место по часто­те и ком­форт­но­сти исполь­зо­ва­ния ста­вят соци­аль­ные сети, отли­ча­ют­ся более высо­ки­ми пока­за­те­ля­ми соци­аль­ной тре­вож­но­сти и соци­аль­ной анге­до­нии, что отра­жа­ет труд­но­сти обще­ния и сни­же­ние направ­лен­но­сти на сбли­же­ние с дру­ги­ми людь­ми [4].

Цель и методы исследования

Цель наше­го иссле­до­ва­ния заклю­ча­лась в изу­че­нии мак­ро­со­ци­аль­ных фак­то­ров – новых вир­ту­аль­ных спо­со­бов ком­му­ни­ка­ции в совре­мен­ном обще­стве – на про­цес­сы СП в под­рост­ко­вом и юно­ше­ском воз­рас­тах. Оце­ни­ва­лась спо­соб­ность к эмпа­тии в зави­си­мо­сти от пред­по­чи­та­е­мо­го спо­со­ба обще­ния в стар­шем под­рост­ко­вом и юно­ше­ском воз­рас­тах, а так­же про­во­ди­лось срав­не­ние пред­по­чи­та­е­мых спо­со­бов обще­ния в дан­ных группах.

Была выдви­ну­та сле­ду­ю­щая гипо­те­за: пред­по­чте­ние непо­сред­ствен­но­го кон­так­та в каче­стве кана­ла ком­му­ни­ка­ции будет свя­за­но с более высо­ки­ми пока­за­те­ля­ми эмпа­тии, а пред­по­чте­ние соци­аль­ных сетей – с более низ­ки­ми в обе­их группах.

Для оцен­ки мак­ро­со­ци­аль­ных фак­то­ров СП исполь­зо­ва­лась ори­ги­наль­ная Анке­та кана­лов соци­аль­ной ком­му­ни­ка­ции. Анке­та вклю­ча­ет в себя 10 вопро­сов, кото­рые каса­ют­ся раз­ных спо­со­бов обще­ния в совре­мен­ном обще­стве, вклю­чая теле­фон, скайп, соци­аль­ные сети, сай­ты и непо­сред­ствен­ный кон­такт – face to face. Анке­та направ­ле­на на выяс­не­ние того, какие

спо­со­бы обще­ния респон­дент исполь­зу­ет, как часто и поче­му. К каж­до­му вопро­су пред­ла­га­ют­ся раз­лич­ные вари­ан­ты отве­та. Испы­ту­е­мый дол­жен выбрать тот вари­ант отве­та, кото­рый явля­ет­ся для него наи­бо­лее под­хо­дя­щим, или же про­ран­жи­ро­вать раз­ные спо­со­бы ком­му­ни­ка­ции, опи­сы­ва­е­мые в анке­те, по часто­те и ком­форт­но­сти использования.

Для иссле­до­ва­ния спо­соб­но­сти к эмпа­тии был выбран опрос­ник Индекс меж­лич­ност­ной реак­тив­но­сти (Interpersonal Reactivity Index – IRI), раз­ра­бо­тан­ный М. Davis [1983], адап­ти­ро­ван­ный Т.Д. Каря­ги­ной, Н.А. Буда­гов­ской, С.В. Дуб­ров­ской [2013]. Мето­ди­ка пред­на­зна­че­на для оцен­ки эмпа­ти­че­ских спо­соб­но­стей на осно­ве само­оцен­ки испы­ту­е­мых, кото­рым пред­ла­га­ет­ся отве­тить на соот­вет­ству­ю­щие вопросы. 

Опрос­ник состо­ит из 28 пунк­тов, сгруп­пи­ро­ван­ных в четы­ре под­шка­лы: «Децен­тра­ция» (Perspective Taking, или уме­ние вос­при­ни­мать какие-либо собы­тия и явле­ния с точ­ки зре­ния дру­го­го чело­ве­ка, с уче­том его мыс­лей и чувств); «Фан­та­зия» (Fantasy, или уме­ние сопе­ре­жи­вать и пони­мать поступ­ки и наме­ре­ния геро­ев лите­ра­ту­ры и искус­ства, вооб­ра­жая себя на их месте); «Эмпа­ти­че­ская забо­та» (Empathic Concern, или спо­соб­ность сочув­ство­вать, а так­же жела­ние и спо­соб­ность помо­гать дру­го­му); «Эмпа­ти­че­ский дис­тресс» (Personal Distress, или чув­ства дис­ком­фор­та, воз­ни­ка­ю­щие в напря­жен­ном меж­лич­ност­ном вза­и­мо­дей­ствии и при наблю­де­нии пере­жи­ва­ний дру­гих людей).

Все­го в иссле­до­ва­нии при­ня­ло уча­стие 170 чело­век, из них 79 чело­век – стар­шие под­рост­ки в воз­расте 15–16 лет, в эту груп­пу вошли уча­щи­е­ся IX–X клас­сов обще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­лы и I кур­са кол­ле­джа; 91 чело­век – сту­ден­ты вузов в воз­расте от 17 до 20 лет, в эту груп­пу вошли сту­ден­ты II кур­са гума­ни­тар­ных вузов. В сту­ден­че­ской груп­пе рез­ко пре­об­ла­да­ли девуш­ки, в обе­их груп­пах под­рост­ков маль­чи­ков было несколь­ко боль­ше, чем дево­чек (рис. 1).

Рис. 1. Распределение по полу среди испытуемых подросткового и юношеского возрастов

Уча­стие было доб­ро­воль­ным, для уча­стия несо­вер­шен­но­лет­них детей согла­сие на иссле­до­ва­ние дава­ли родители.

Для реше­ния задач иссле­до­ва­ния при­ме­ня­лись два вида срав­ни­тель­но­го ана­ли­за. Ста­ти­сти­че­ская обра­бот­ка дан­ных про­из­во­ди­лась с помо­щью IBM SPSS Statistics 20.

Результаты исследования

Срав­не­ние воз­раст­ных групп по часто­те и ком­форт­но­сти исполь­зо­ва­ния раз­ных кана­лов ком­му­ни­ка­ции. Как вид­но из диа­грам­мы, пред­став­лен­ной на рис. 2, самым часто исполь­зу­е­мым спо­со­бом обще­ния как в под­рост­ко­вом, так и в юно­ше­ском воз­рас­тах явля­ет­ся непо­сред­ствен­ный кон­такт, кото­рый поста­ви­ли на пер­вое место по часто­те исполь­зо­ва­ния в обе­их воз­раст­ных груп­пах при­мер­но поло­ви­на опро­шен­ных. Попу­ляр­ность соци­аль­ных сетей воз­рас­та­ет по мере взрос­ле­ния – от 28 % пред­по­чи­та­ю­щих этот вид ком­му­ни­ка­ции у стар­ших под­рост­ков до 37 % у сту­ден­тов вузов.

Рис. 2. Самые используемые способы общения в разных подгруппах

Как вид­но на рис. 3, в каче­стве наи­бо­лее ком­форт­но­го спо­со­ба обще­ния подав­ля­ю­щая часть опро­шен­ных в обе­их воз­раст­ных груп­пах выбра­ла непо­сред­ствен­ный кон­такт. Про­цент поста­вив­ших на пер­вое место соци­аль­ные сети ока­зал­ся при­бли­зи­тель­но оди­на­ко­вым в обе­их воз­раст­ных груп­пах – это при­мер­но пятая часть опро­шен­ных в каж­дой из групп. 11 % в каж­дой груп­пе пред­по­чи­та­ют теле­фон осталь­ным кана­лам коммуникации.

Рис. 3. Самые комфортные способы общения в разных подгруппах

Пока­за­те­ли спо­соб­но­сти к эмпа­тии у стар­ших под­рост­ков в зави­си­мо­сти от пред­по­чи­та­е­мых кана­лов ком­му­ни­ка­ции. Для ком­пакт­но­сти пред­став­ле­ния резуль­та­тов иссле­до­ва­ния ниже в таб­ли­цах будут при­ве­де­ны одно­вре­мен­но два пока­за­те­ля – часто­та исполь­зо­ва­ния кана­ла ком­му­ни­ка­ции (ввер­ху пря­мым шриф­том) и его ком­форт­ность (вни­зу кур­си­вом). В таб­ли­цах пред­став­ле­ны дан­ные по часто­те и ком­форт­но­сти исполь­зо­ва­ния двух кана­лов ком­му­ни­ка­ции: непо­сред­ствен­но­го кон­так­та и соци­аль­ных сетей в раз­ных воз­раст­ных группах.

В табл. 1 отра­же­ны резуль­та­ты обра­бот­ки дан­ных под­рост­ко­вой выбор­ки. Груп­па пред­по­чи­та­ю­щих непо­сред­ствен­ный кон­такт (43 чело­ве­ка или 52 % выбор­ки) отли­ча­лась от осталь­ных более высо­ки­ми пока­за­те­ля­ми по двум шка­лам – «Эмпа­ти­че­ская забо­та» (ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мо) и «Децен­тра­ция» (на уровне тен­ден­ции к зна­чи­мо­сти), что в целом под­твер­жда­ет выдви­ну­тые гипотезы.

Таблица 1. Показатели эмпатии у старших подростков (опросник Межличностный индекс реактивности) в зависимости от частоты/комфортности использования непосредственного контакта

Таблица 1. Показатели эмпатии у старших подростков (опросник Межличностный индекс реактивности) в зависимости от частоты/комфортности использования непосредственного контакта
При­ме­ча­ние. M (SD) – сред­нее зна­че­ние (стан­дарт­ное откло­не­ние); * – раз­ли­чия зна­чи­мы, p0,05; ** – раз­ли­чия зна­чи­мы, p0,01; t – раз­ли­чия на уровне тене­ден­ции, p0,1.

Как вид­но из табл. 2, под­рост­ки, поста­вив­шие соци­аль­ные сети на пер­вое место по часто­те и ком­форт­но­сти обще­ния, зна­чи­мо не отли­ча­ют­ся по пока­за­те­лям эмпа­тии от тех, кто поста­вил на пер­вое место дру­гие спо­со­бы. Тем не менее сред­ние пока­за­те­ли эмпа­ти­че­ской забо­ты выше у тех, кто не поста­вил соци­аль­ные сети на пер­вое место. Отсут­ствие ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мой раз­ни­цы в под­груп­пах по часто­те и ком­форт­но­сти исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей мож­но объ­яс­нить недо­ста­точ­ным для досто­вер­но­го ста­ти­сти­че­ско­го ана­ли­за дан­ных объ­е­мом под­груп­пы испы­ту­е­мых, пред­по­чи­та­ю­щих соци­аль­ные сети (17 человек).

Таблица 2. Показатели эмпатии у старших подростков (опросник Межличностный индекс реактивности) в зависимости от частоты/комфортности использования социальных сетей

Таблица 2. Показатели эмпатии у старших подростков (опросник Межличностный индекс реактивности) в зависимости от частоты/комфортности использования социальных сетей
При­ме­ча­ние. M (SD) – сред­нее зна­че­ние (стан­дарт­ное откло­не­ние); * – раз­ли­чия зна­чи­мы, p0,05; ** – раз­ли­чия зна­чи­мы, p0,01; t – раз­ли­чия на уровне тене­ден­ции, p0,1.

Пока­за­те­ли спо­соб­но­сти к эмпа­тии в юно­ше­ском воз­расте в зави­си­мо­сти от пред­по­чи­та­е­мых кана­лов ком­му­ни­ка­ции. Основ­ная зако­но­мер­ность, выяв­лен­ная в груп­пе стар­ших под­рост­ков, повто­ря­ет­ся в сту­ден­че­ской выбор­ке: те, кто чаще все­го исполь­зу­ет непо­сред­ствен­ный кон­такт в каче­стве кана­ла ком­му­ни­ка­ции, отли­ча­ют­ся более высо­ки­ми пока­за­те­ля­ми эмпа­ти­че­ской забо­ты. Кри­те­рий ком­форт­но­сти того или ино­го кана­ла ком­му­ни­ка­ции не выявил раз­ли­чий меж­ду группами.

Таблица 3. Показатели эмпатии в юношеском возрасте (опросник Межличностный индекс реактивности) в зависимости от частоты/комфортности использования непосредственного контакта

Таблица 3. Показатели эмпатии в юношеском возрасте (опросник Межличностный индекс реактивности) в зависимости от частоты/комфортности использования непосредственного контакта
При­ме­ча­ние. M (SD) – сред­нее зна­че­ние (стан­дарт­ное откло­не­ние); * – раз­ли­чия зна­чи­мы, p0,05; ** – раз­ли­чия зна­чи­мы, p0,01.

При срав­не­нии пока­за­те­лей той части сту­ден­че­ской выбор­ки, кото­рая выбра­ла в каче­стве наи­бо­лее часто исполь­зу­е­мо­го кана­ла соци­аль­ные сети, с осталь­ной частью выбор­ки зна­чи­мых раз­ли­чий обна­ру­же­но не было. Одна­ко они выяви­лись при срав­не­нии тех, кто счи­та­ет обще­ние в сетях наи­бо­лее ком­форт­ным, – эта груп­па отли­ча­лась от осталь­ных зна­чи­мо более высокими

пока­за­те­ля­ми эмпа­ти­че­ско­го дис­трес­са. Это озна­ча­ет, что при наблю­де­нии за нега­тив­ны­ми эмо­ци­о­наль­ны­ми состо­я­ни­я­ми дру­гих людей их уро­вень дис­трес­са более высок, чем у осталь­ных, что может быть одной из при­чин пред­по­чте­ния обще­ния онлайн как более ком­форт­но­го, т. е. сни­жа­ю­ще­го уро­вень эмо­ци­о­наль­но­го напря­же­ния по срав­не­нию с непо­сред­ствен­ным контактом.

Таблица 4. Показатели эмпатии в юношеском возрасте (опросник Межличностный индекс реактивности) в зависимости от частоты/комфортности использования социальных сетей

Таблица 4. Показатели эмпатии в юношеском возрасте (опросник Межличностный индекс реактивности) в зависимости от частоты/комфортности использования социальных сетей
При­ме­ча­ние. M (SD) – сред­нее зна­че­ние (стан­дарт­ное откло­не­ние); * – раз­ли­чия зна­чи­мы, p0,05; ** – раз­ли­чия зна­чи­мы, p0,01.

Полу­чен­ные нами в насто­я­щем иссле­до­ва­нии дан­ные гово­рят о том, что стар­шие под­рост­ки, пред­по­чи­та­ю­щие непо­сред­ствен­ное обще­ние, в боль­шей сте­пе­ни спо­соб­ны про­яв­лять сочув­ствие к несча­стьям дру­гих людей, а так­же при­ни­мать в рас­чет чув­ства и мыс­ли дру­гих людей. Испы­ту­е­мые юно­ше­ско­го воз­рас­та (сту­ден­ты вузов), кото­рые чаще обща­ют­ся непо­сред­ствен­но, так­же более склон­ны к про­яв­ле­нию забо­ты о дру­гих людях и сочувствию.

Юно­ши и девуш­ки, кото­рые счи­та­ют для себя более ком­форт­ным обще­ние в соци­аль­ных сетях, испы­ты­ва­ют боль­ший дис­ком­форт от наблю­де­ний за нега­тив­ны­ми пере­жи­ва­ни­я­ми дру­гих людей: они лег­че зара­жа­ют­ся эмо­ци­я­ми дру­гих и хуже справ­ля­ют­ся с эмо­ци­о­наль­но напря­жен­ны­ми ситуациями.

Выводы

Инфор­ма­ци­он­ная рево­лю­ция прин­ци­пи­аль­но изме­ни­ла соци­аль­ную ситу­а­цию раз­ви­тия совре­мен­но­го моло­до­го поко­ле­ния, все боль­ше пере­но­ся акцент с непо­сред­ствен­но­го обще­ния на вир­ту­аль­ное, осно­ван­ное на совре­мен­ных инфор­ма­ци­он­ных технологиях.

Немно­го­чис­лен­ные зару­беж­ные эмпи­ри­че­ские иссле­до­ва­ния свя­зи меж­ду раз­ви­ти­ем соци­аль­но­го позна­ния у под­рост­ков и моло­де­жи и исполь­зо­ва­ни­ем вир­ту­аль­ных ком­му­ни­ка­ций весь­ма про­ти­во­ре­чи­вы: в одних фик­си­ру­ет­ся отри­ца­тель­ная связь, в дру­гих, напро­тив, – поло­жи­тель­ная. К суще­ствен­ным огра­ни­че­ни­ям этих иссле­до­ва­ний отно­сит­ся недо­оцен­ка важ­но­сти соот­но­ше­ния раз­ных кана­лов ком­му­ни­ка­ции (вир­ту­аль­ный и непо­сред­ствен­ный) для иссле­до­ва­ния про­бле­мы свя­зи соци­аль­но­го позна­ния и обще­ния в Интернете.

В обсле­до­ван­ной выбор­ке выяв­ле­на тен­ден­ция к воз­рас­та­нию часто­ты исполь­зо­ва­ния вир­ту­аль­но­го кана­ла ком­му­ни­ка­ции от стар­ших под­рост­ков к юно­ше­ско­му воз­рас­ту. При этом наи­бо­лее ком­форт­ным для боль­шин­ства под­рост­ков и моло­дых людей, неза­ви­си­мо от воз­рас­та, оста­ет­ся непо­сред­ствен­ный кон­такт face to facе, и лишь пятая часть в обе­их воз­раст­ных груп­пах пред­по­чи­та­ет ему обще­ние в соци­аль­ных сетях. Это под­твер­жда­ет выдви­ну­тую нами ранее [4] гипо­те­зу о дав­ле­нии куль­ту­ры инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства на выбор кана­лов ком­му­ни­ка­ции моло­дым поколением.

Стар­шие под­рост­ки, пред­по­чи­та­ю­щие непо­сред­ствен­ное обще­ние и счи­та­ю­щие его наи­бо­лее ком­форт­ным, про­де­мон­стри­ро­ва­ли более высо­кие пока­за­те­ли эмпа­тии в виде эмпа­ти­че­ской забо­ты и децен­тра­ции по срав­не­нию с дру­гой частью выбор­ки. Пока­за­те­ли под­рост­ков, пред­по­чи­та­ю­щих по тем же пара­мет­рам соци­аль­ные сети дру­гим спо­со­бам обще­ния, зна­чи­мо не отли­ча­ют­ся от пока­за­те­лей дру­гой части выборки.

Испы­ту­е­мые юно­ше­ско­го воз­рас­та (сту­ден­ты вузов), пред­по­чи­та­ю­щие непо­сред­ствен­ное обще­ние и счи­та­ю­щие его наи­бо­лее ком­форт­ным, отли­ча­ют­ся более высо­ки­ми пока­за­те­ля­ми эмпа­ти­че­ской забо­ты, а сту­ден­ты, отда­ю­щие пред­по­чте­ние соци­аль­ным сетям, – более высо­ким уров­нем эмпа­ти­че­ско­го дистресса.

Финансирование

Рабо­та выпол­не­на при под­держ­ке гран­та Рос­сий­ско­го Науч­но­го Фон­да (грант № 14–18- 03461) на базе ФГБУ «ФМИЦПН им. В.П. Серб­ско­го» Мин­здра­ва России.

Лите­ра­ту­ра

  1. Бог­да­нов­ская И.М., Про­ект Ю.Л., Бог­да­нов­ская А.Б. Осо­бен­но­сти фор­ми­ро­ва­ния лич­но­сти в под­рост­ко­вом воз­расте как инди­ка­то­ры каче­ства обра­зо­ва­тель­ной сре­ды // Пси­хо­ло­ги­че­ская нау­ка и обра­зо­ва­ние. 2013. № 6. С. 49–57.
  2. Жилин­ская А.В. Интер­нет как ресурс для реше­ния задач под­рост­ко­во­го воз­рас­та: обзор пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний [Элек­трон­ный ресурс] // Пси­хо­ло­ги­че­ская нау­ка и обра­зо­ва­ние PSYEDU.ru. 2014. Т. 6. № 1. 
  3. Каря­ги­на Т.Д., Буда­гов­ская Н.А., Дуб­ров­ская С.В. Адап­та­ция мно­го­фак­тор­но­го опрос­ни­ка эмпа­тии М. Дэви­са // Кон­суль­та­тив­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия. 2013. № 1. С. 202–227.
  4. Обще­ние в Интер­не­те и соци­аль­ная тре­вож­ность у под­рост­ков из раз­ных соци­аль­ных групп / Хол­мо­го­ро­ва А.Б., Ава­кян Т.В., Кли­мен­ко­ва Е.Н., Малю­ко­ва Д.А.// Кон­суль­та­тив­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия. 2015. Т. 23. № 4. С. 102–129. doi:10.17759/cpp.2015230407.
  5. Alloway T. at al. Is Facebook linked to selfishness ? Investigating the relationships among social media use, empathy, and narcissism // Social Networking. 2014. Vol. 3. P. 150–158. doi:10.4236/sn.2014.33020.
  6. Carrier L.M. at al. Virtual empathy: Positive and negative impacts of going online upon empathy in young adults // Computers in Human Behavior. 2015. Vol. 52. P. 39–48. doi:10.1016/j.chb.2015.05.026.
  7. Davis M. Measuring individual differences in empathy: Evidence for a multidimensional approach // Journal of Personality and Social Psychology. 1983. Vol. 44. P. 113–126.
  8. Konrath S. The Empathy Paradox : Increasing disconnection in the age of increasing connection / R. Luppicini (ed.) // Handbook of Research on Technoself: Identitiy in a Technological Society. IGI Global, 2012. 741 p.
  9. Konrath S., O’Brien E., Hsing C. Changes in dispositional empathy in American college students over time: A meta-analysis // Personality and Social Psychology Review. 2011. Vol. 15. P. 180–198. doi:10.1177/1088868310377395.
  10. Valkenburg P.M., Peter J. Adolescents’ identity experiments on the internet: consequences for social competence and self-concept unity // Communication Research. 2008. Vol. 35. P. 208–231. doi:10.1177/0093650207313164.
  11. Valkenburg P.M., Peter J. Preadolescents’ and adolescents’ online communication and their closeness to friends [Элек­трон­ный ресурс] // Developmental Psychology. 2007. 
  12. Valkenburg P.M., Sumter S.R., Peter, J. Gender differences in online and offline self-disclosure in pre-adolescence and adolescence // Britisch Journal of Developmental Psychology. 2011. Vol. 29. P. 253–269. doi:10.1348/2044–835X.002001.
  13. Vossen H.G.M., Piotrowski J.T., Valkenburg P.M. Development of the Adolescent Measure of Empathy and Sympathy (AMES) // Personality and Individual Differences. 2015. Vol. 74. P. 66–71. doi:10.1016/j.paid.2014.09.040.
  14. Vossen H.G.M., Valkenburg, P.M. Do social media foster or curtail adolescents’ empathy? A longitudinal study // Computers and Human Behavior. 2016. Vol. 63. P. 118–124. doi:10.1016/j.chb.2016.05.040.

Финансирование

Рабо­та выпол­не­на при под­держ­ке гран­та Рос­сий­ско­го Науч­но­го Фон­да (грант № 14–18- 03461) на базе ФГБУ «ФМИЦПН им. В.П. Серб­ско­го» Мин­здра­ва России.

Источ­ник: Пси­хо­ло­ги­че­ская нау­ка и обра­зо­ва­ние psyedu.ru. 2016. Том 8. № 4. C. 129–141 doi: 10.17759/psyedu.2016080413

Об авторах

  • Алла Бори­сов­на Хол­мо­го­ро­ва — док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор, декан факуль­те­та кон­суль­та­тив­ной и кли­ни­че­ской пси­хо­ло­гии, ФГБОУ ВО «Мос­ков­ский госу­дар­ствен­ный пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ский уни­вер­си­тет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия.
  • Ели­за­ве­та Нико­ла­ев­на Кли­мен­ко­ва — педагог-психолог,территориально струк­тур­ное под­раз­де­ле­ние «Сева­сто­поль­ское», Госу­дар­ствен­ное бюд­жет­ное про­фес­си­о­наль­но­го обра­зо­ва­тель­но­го учре­жде­ние Обра­зо­ва­тель­ный ком­плекс «Юго-Запад», Москва, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest