Веракса А.Н., Бухаленкова Д.А., Чичинина Е.А., Алмазова О.В. Особенности использования цифровых устройств современными дошкольниками

В

К поста­нов­ке про­бле­мы. В послед­ние годы стре­ми­тель­но рас­тет вовле­чен­ность детей в исполь­зо­ва­ние циф­ро­вых устройств (далее ЦУ). К ним в дан­ной ста­тье мы отнес­ли смарт­фон, план­шет, игро­вую при­став­ку, ноут­бук, ком­пью­тер и про­чие меди­а­тех­но­ло­гии, кото­рые име­ют экран и могут обес­пе­чи­вать доступ к Интернету.

В Рос­сии соб­ствен­ный смарт­фон или план­шет есть у 42% детей 3–6 лет, а более поло­ви­ны малень­ких граж­дан от 0 до 12 лет име­ют воз­мож­ность исполь­зо­вать ЦУ роди­те­лей и смот­реть теле­ви­зор [Еже­год­ный доклад…, 2018]. Сред­няя суточ­ная циф­ро­вая актив­ность рос­сий­ских детей 5–10 лет состав­ля­ет от 1 до 3 ч. [Сол­да­то­ва, Виш­не­ва, 2019], а вме­сте с про­смот­ром теле­ви­зо­ра – 3–5 ч. в день [Еже­год­ный доклад…, 2018]. 

Соглас­но зару­беж­ным иссле­до­ва­ни­ям, усред­нен­ное еже­днев­ное «экран­ное вре­мя» дошколь­ни­ков состав­ля­ет око­ло 3 ч. [Przybylski et al., 2019; The Common Sense Census…, 2017], а пери­од, про­ве­ден­ный при вклю­чен­ном в фоно­вом режи­ме теле­ви­зо­ре, может быть намно­го боль­ше 4 ч. в день [Tandon et al., 2011].

Сре­ди немно­го­чис­лен­ных рус­ско­языч­ных пуб­ли­ка­ций пре­об­ла­да­ют иссле­до­ва­ния об исполь­зо­ва­нии ЦУ под­рост­ка­ми [Сол­да­то­ва, Теслав­ская, 2018; Соб­кин, Федо­то­ва, 2018; Кара­ба­но­ва, Мол­ча­нов, 2018], а рабо­ты, посвя­щен­ные дошколь­ни­кам, еди­нич­ны [Сол­да­то­ва, Шляп­ни­ков, 2015]. 

В то же вре­мя изу­че­ние исполь­зо­ва­ния ЦУ детьми ран­не­го воз­рас­та очень важ­но, ведь в этом пери­о­де веду­щей дея­тель­но­стью явля­ет­ся сюжет­но-роле­вая игра, кото­рая в совре­мен­ном «циф­ро­вом» обще­стве пре­тер­пе­ва­ет боль­шие изме­не­ния [Сол­да­то­ва, Шляп­ни­ков, 2015]: игры и досуг при помо­щи ЦУ посте­пен­но вытес­ня­ют тра­ди­ци­он­ные виды игро­вой дея­тель­но­сти [Соб­кин, 2011].

Авто­ры пред­став­лен­но­го иссле­до­ва­ния опре­де­ли­ли сво­ей целью изу­че­ние осо­бен­но­стей исполь­зо­ва­ния совре­мен­ны­ми дошколь­ни­ка­ми ЦУ: какие виды дея­тель­но­сти наи­бо­лее попу­ляр­ны у детей, с кем и как часто они поль­зу­ют­ся ЦУ, есть ли раз­ли­чия меж­ду девоч­ка­ми и мальчиками.

Пред­по­чи­та­е­мые детьми виды дея­тель­но­сти на циф­ро­вых устрой­ствах: обзор иссле­до­ва­ний. Часть роди­те­лей и спе­ци­а­ли­стов вос­при­ни­ма­ют актив­ное исполь­зо­ва­ние детьми ЦУ как нега­тив­ный фак­тор их раз­ви­тия [Assathiany et al., 2018; Horowitz-Kraus et al., 2017; Radesky, Christakis, 2016; Смир­но­ва, 2019], дру­гие видят в циф­ро­вых гад­же­тах новый спо­соб обу­че­ния и игры, спо­соб­ству­ю­щий позна­ва­тель­но­му раз­ви­тию [Gjelaj et al., 2020; Huber et al., 2018b].

Содер­жа­ние дея­тель­но­сти при помо­щи ЦУ не менее важ­но, чем затра­чен­ное на нее вре­мя [Kostyrka-Allchorne et al., 2017]. Из полу­струк­ту­ри­ро­ван­ных интер­вью со 100 рос­сий­ски­ми детьми 6–7 лет [Сол­да­то­ва, Шляп­ни­ков, 2015] полу­че­ны сле­ду­ю­щие дан­ные: 88% малы­шей отве­ти­ли, что исполь­зу­ют план­шет для игр, 34% – для про­смот­ра мульт­филь­мов и фото­гра­фий, 10% поль­зу­ют­ся обра­зо­ва­тель­ны­ми про­грам­ма­ми. Боль­шин­ство детей отме­ти­ли, что для них игры гораз­до инте­рес­нее Интер­не­та, а обще­ние в соци­аль­ных сетях они нахо­дят скуч­ным. В дан­ной рабо­те иссле­до­ва­те­ли сосре­до­то­чи­лись толь­ко на план­ше­тах и смарт­фо­нах. При этом во мно­гих рабо­тах пока­за­но, что дети отда­ют пред­по­чте­ние про­смот­ру видео и теле­ви­зо­ра [Еже­год­ный доклад…, 2018; Isikoglu Erdogan et al., 2018]. 

По резуль­та­там аме­ри­кан­ско­го наци­о­наль­но­го иссле­до­ва­ния [The Common Sense Census…, 2017], в кото­ром при­ня­ли уча­стие 1454 роди­те­ля детей в воз­расте 0–8 лет, малы­ши в сред­нем в день тра­ти­ли 1 ч. 40 мин на про­смотр теле­ви­зо­ра, а так­же видео на дру­гих ЦУ, 29 мин – на чте­ние при помо­щи ЦУ (вклю­чая то вре­мя, когда детям чита­ют вслух взрос­лые), 25 мин – на игры при помо­щи циф­ро­вых гад­же­тов, 18 мин – на про­слу­ши­ва­ние музы­ки, 10 мин – на про­чие актив­но­сти при помо­щи ЦУ. 

В австра­лий­ском иссле­до­ва­нии [Huber et al., 2018b] со слов роди­те­лей (406 семей с детьми от 0 до 8 лет) полу­че­ны дан­ные, что пре­об­ла­да­ю­щую часть вре­ме­ни, потра­чен­но­го на ЦУ, дети про­во­дят за про­смот­ром теле­ви­зо­ра или видео на дру­гих циф­ро­вых девайсах.

Инте­рес­но отме­тить, что про­смотр теле­ви­зо­ра и видео оста­ет­ся самым попу­ляр­ным дет­ским заня­ти­ем при помо­щи ЦУ на про­тя­же­нии послед­них лет, меня­ет­ся лишь, что и как смот­рят дети. В 2013 г. 45% все­го вре­ме­ни, потра­чен­но­го на видео­ма­те­ри­а­лы, было отда­но теле­про­смот­ру. А в 2017 г. этот пока­за­тель соста­вил уже 27%, одна­ко дети боль­ше смот­ре­ли раз­лич­ные видео на пор­та­тив­ных устрой­ствах в Интер­не­те [The Common Sense Census…, 2017; Еже­год­ный доклад…, 2018]. 

В пор­ту­галь­ском иссле­до­ва­нии [Brito, Dias, 2019] с каж­дой семьей с годич­ным интер­ва­лом было про­ве­де­но два интер­вью, целью кото­рых явля­лось изу­че­ние того, как меня­лось в тече­ние 12 меся­цев исполь­зо­ва­ние ЦУ детьми 6–8 лет. Оба выяви­ли, что люби­мы­ми заня­ти­я­ми малы­шей оста­ва­лись циф­ро­вые игры и про­смотр видео на YouTube. Бли­же к 8 годам они раз­ви­ли навы­ки поис­ка инфор­ма­ции в Интернете.

Таким обра­зом, часть иссле­до­ва­ний пока­зы­ва­ют, что наи­бо­лее попу­ляр­ный вид дея­тель­но­сти детей с помо­щью ЦУ – это игра [Сол­да­то­ва, Шляп­ни­ков, 2015; Brito, Dias, 2019], тогда как в дру­гих иссле­до­ва­ни­ях – это про­смотр мульт­филь­мов и видео [Huber et al., 2018b; The Common Sense Census…, 2017; Еже­год­ный доклад…, 2018; Isikoglu Erdogan et al., 2018]. Дан­ные про­ти­во­ре­чия могут быть обу­слов­ле­ны осо­бен­но­стя­ми сбо­ра дан­ных (роди­те­ли или сами дети отве­ча­ли на вопро­сы об исполь­зо­ва­нии ЦУ), а так­же вклю­че­ни­ем теле­ви­зо­ра в пере­чень ана­ли­зи­ру­е­мых ЦУ.

Что каса­ет­ся поло­вых раз­ли­чий в исполь­зо­ва­нии детьми циф­ро­вых устройств, то ряд иссле­до­ва­те­лей обна­ру­жи­ва­ют неко­то­рые раз­ли­чия меж­ду маль­чи­ка­ми и девоч­ка­ми в харак­те­ре, вре­ме­ни исполь­зо­ва­ния ЦУ, а так­же в том, как эти устрой­ства вли­я­ют на них. 

Уста­нов­ле­но, что в сред­нем маль­чи­ки про­во­дят боль­ше вре­ме­ни перед экра­ном (учи­ты­ва­ет­ся сум­мар­ный пери­од перед теле­ви­зо­ром, ком­пью­те­ром, план­ше­том, смарт­фо­ном) [Przybylski et al., 2019; Huber et al., 2018a]. 

В рос­сий­ском обзо­ре медиа­по­треб­ле­ния малень­ки­ми поль­зо­ва­те­ля­ми от 0 до 12 лет ука­за­но, что имен­но маль­чи­ки 4–5 лет боль­ше дру­гих смот­рят теле­ви­зор и про­во­дят у экра­на око­ло 2,5 ч. [Еже­год­ный доклад…, 2018].

Так­же есть рабо­ты, пока­зы­ва­ю­щие раз­ни­цу меж­ду малы­ша­ми раз­ных полов в выбо­ре заня­тий на ЦУ. 

Пор­ту­галь­ское иссле­до­ва­ние (интер­вью с 10 семья­ми с детьми 6–8 лет) [Brito, Dias, 2019] пока­за­ло, что пове­де­ние дево­чек в отно­ше­нии девай­сов бли­же к пове­де­нию под­рост­ков – им нра­вит­ся про­смотр кли­пов поп-музы­кан­тов на YouTube, они инте­ре­су­ют­ся соци­аль­ны­ми сетя­ми, пред­по­чи­та­ют смарт­фон для обще­ния с друзьями. 

Маль­чи­ки чаще выби­ра­ют видео и игры, в част­но­сти с уча­сти­ем люби­мых пер­со­на­жей из вымыш­лен­ных миров (напри­мер, супер­ге­ро­ев или чело­веч­ков «Лего»), так­же про спорт, сра­же­ния, дра­ки. Девоч­ки любят видео и игры с уча­сти­ем кукол Бар­би и дис­не­ев­ских прин­цесс (оде­ва­ние прин­цесс, нане­се­ние маки­я­жа), игры, где нуж­но забо­тить­ся о живот­ных. Все дети в рав­ной сте­пе­ни инте­ре­су­ют­ся игра­ми, свя­зан­ны­ми с кон­стру­и­ро­ва­ни­ем и креативностью. 

В рабо­те Н.С. Хеуи с кол­ле­га­ми при помо­щи опрос­ни­ка «Шка­ла циф­ро­вой зави­си­мо­сти у детей» (Digital Addiction Scale for Children – DASC) пока­за­но, что к груп­пе рис­ка воз­ник­но­ве­ния зави­си­мо­сти от ЦУ были отне­се­ны 12,4% (14,2% детей муж­ско­го и 10,2% детей жен­ско­го пола), из них 62,4% – маль­чи­ки [Hawi et al., 2019].

На дан­ный момент про­ве­де­но мало иссле­до­ва­ний об исполь­зо­ва­нии детьми ЦУ, где све­де­ния соби­ра­лись от самих дошколь­ни­ков [Сол­да­то­ва, Шляп­ни­ков, 2015]. Почти нет работ о том, что имен­но и с кем они дела­ют при помо­щи ЦУ. Кро­ме того, в основ­ном соби­ра­ют­ся дан­ные о детях в доволь­но широ­ких воз­раст­ных диа­па­зо­нах (напри­мер, от 0 до 12 лет), что не поз­во­ля­ет уви­деть спе­ци­фи­ку исполь­зо­ва­ния ЦУ дошкольниками. 

Об иссле­до­ва­нии. Выбор­ку иссле­до­ва­ния соста­ви­ли 417 детей в воз­расте 6–7 лет, посе­щав­ших под­го­то­ви­тель­ные груп­пы муни­ци­паль­ных дет­ских садов в г. Москве: 202 маль­чи­ка и 215 дево­чек. Пре­об­ла­да­ю­щее боль­шин­ство семей детей, соста­вив­ших выбор­ку, име­ет сред­ний уро­вень достат­ка. Сбор эмпи­ри­че­ских дан­ных был про­ве­ден в нояб­ре– декаб­ре 2019 г. Пред­ва­ри­тель­но были полу­че­ны инфор­ми­ро­ван­ные согла­сия роди­те­лей на уча­стие их детей в исследовании.

Полу­струк­ту­ри­ро­ван­ное интер­вью вклю­ча­ло 6 вопро­сов, тре­бу­ю­щих от детей раз­вер­ну­то­го отве­та: Зна­ешь ли ты, что такое ком­пью­тер, план­шет, мобиль­ный теле­фон? Для чего они нуж­ны? Как часто ты ими поль­зу­ешь­ся? (Как часто роди­те­ли дают их тебе?) Для чего ты их исполь­зу­ешь? (Что ты обыч­но дела­ешь с ними?) Ты дела­ешь это один или вме­сте с кем-то? С кем? Какое твое самое люби­мое заня­тие на план­ше­те, теле­фоне, ком­пью­те­ре? Бесе­да с каж­дым ребен­ком про­во­ди­лась в инди­ви­ду­аль­ном поряд­ке в тихом при­выч­ном для него поме­ще­нии (спаль­ня или каби­нет психолога).

Все малы­ши, соглас­но их отве­там, зна­ют, что такое мобиль­ный теле­фон, план­шет, ком­пью­тер, и уже поль­зо­ва­лись хотя бы каким-то из этих устройств. При этом 16 детей из 417 (3,8%) при­ме­ня­ют толь­ко мобиль­ный теле­фон и исклю­чи­тель­но для звон­ков, а 9 из них (2,2%) роди­те­ли вооб­ще не раз­ре­ша­ют поль­зо­вать­ся гад­же­та­ми. То есть око­ло 94% детей поль­зу­ют­ся ЦУ для раз­но­об­раз­ных целей, поми­мо связи. 

Важ­но отме­тить, что из 417 малень­ких респон­ден­тов не все отве­ти­ли на после­ду­ю­щие вопро­сы интер­вью, а неко­то­рые отве­ты в силу воз­раст­ных осо­бен­но­стей респон­ден­тов были не по суще­ству и не учи­ты­ва­лись, поэто­му в каж­дом вопро­се отли­ча­ет­ся чис­ло ответивших.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Ана­лиз пока­зал, что у совре­мен­ных дошколь­ни­ков наблю­да­ет­ся очень раз­ный уро­вень осве­дом­лен­но­сти о функ­ци­ях и воз­мож­но­стях ЦУ. Так, неко­то­рые из них пере­чис­ля­ют мно­же­ство раз­лич­ных функ­ций ЦУ (напри­мер, «План­шет нужен, что­бы фото­гра­фи­ро­вать, смот­реть мульт­филь­мы, ска­чи­вать при­ло­же­ния, исполь­зо­вать как фона­рик, пес­ни слу­шать, рисо­вать. Теле­фон – зво­нить. Ком­пью­тер – играть в игры, смот­реть филь­мы, пере­пи­сы­вать­ся с дру­зья­ми, пес­ни слу­шать, смот­реть ново­сти»), а неко­то­рые отве­ча­ют раз­мы­то и непол­но (напри­мер, «пла­тить за свет, писать, что очень важ­но»; «смот­реть вре­мя»; «при­сы­лать смс или играть» и т.п.).

Самые попу­ляр­ные отве­ты: «связь, обще­ние» (75,4%), «игры» (53,2%), «рабо­та и уче­ба» (33,4%) (табл. 1). При этом маль­чи­ки чаще назы­ва­ли отве­ты кате­го­рии «игры» (кри­те­рий Хи-квад­рат, p = 0,005) и кате­го­рии «рабо­та, уче­ба» (кри­те­рий Хи-квад­рат, p = 0,003), кото­рые в основ­ном отно­сят­ся к дея­тель­но­сти роди­те­лей и стар­ших сиб­лин­гов на ЦУ.

Таблица 1. Ответы детей на вопрос о том, для чего нужны цифровые устройства (в %)

Таблица 1. Ответы детей на вопрос о том, для чего нужны цифровые устройства (в %)
При­ме­ча­ние. Зна­ком «*» в этой и после­ду­ю­щих таб­ли­цах отме­че­ны те кате­го­рии отве­тов, в кото­рых есть зна­чи­мые отли­чия меж­ду маль­чи­ка­ми и девоч­ка­ми (кри­те­рий Хи-квад­рат, при p ≤ 0,05).

Дети в первую оче­редь исполь­зу­ют смарт­фо­ны, план­ше­ты и ком­пью­те­ры имен­но для игр (79,3% детей отве­ти­ли, что обыч­но исполь­зу­ют ЦУ для игр) (табл. 2). 

Сле­ду­ю­щие по попу­ляр­но­сти кате­го­рии отве­тов на вопрос № 4: это «про­смотр мульт­филь­мов» (27,2%), «связь, обще­ние» (25,1%), «про­смотр видео» (15,8%).

Кате­го­рия «про­смотр видео» была выде­ле­на отдель­но от про­смот­ра мульт­филь­мов, так как неко­то­рые дети назы­ва­ли про­смотр видео на YouTube, не упо­ми­ная мульт­филь­мы, и наобо­рот. В этом вопро­се маль­чи­ки так­же чаще дава­ли отве­ты кате­го­рии «игры» (p = 0,006), а девоч­ки – отве­ты кате­го­рий «мульт­филь­мы» (p = 0,036), «музы­ка» (p = 0,038), «обра­зо­ва­ние» (p = 0,033).

Таблица 2. Что обычно дошкольники делают при помощи цифровых устройств? (в %)

Таблица 2. Что обычно дошкольники делают при помощи цифровых устройств? (в %)

Сре­ди люби­мых заня­тий детей (вопрос № 6) на пер­вое место выхо­дят игры (68,7%), а далее идет «про­смотр мульт­филь­мов» и «про­смотр видео» (13,3 и 10,7% соот­вет­ствен­но). При этом маль­чи­ки чаще назы­ва­ли сво­им люби­мым заня­ти­ем игры (p ≤ 0,001), а девоч­ки зна­чи­мо – связь (p = 0,021) и рисо­ва­ние (p = 0,022) (табл. 3).

Таблица 3. Любимое занятие дошкольников на цифровом устройстве (в %)

Таблица 3. Любимое занятие дошкольников на цифровом устройстве (в %)

Боль­шин­ство дошколь­ни­ков поль­зу­ют­ся ЦУ каж­дый день (51% детей) или несколь­ко раз в неде­лю (26,3%). Лишь 13,6% детей исполь­зу­ют устрой­ства исклю­чи­тель­но по выход­ным и менее 10% детей – реже, чем раз в неде­лю. При этом зна­чи­мо боль­шее чис­ло маль­чи­ков по срав­не­нию с девоч­ка­ми поль­зу­ет­ся ЦУ каж­дый день (p = 0,054), в то вре­мя как зна­чи­мо боль­шее чис­ло дево­чек поль­зу­ет­ся ЦУ раз в неде­лю (p = 0,007) (табл. 4).

Таблица 4. Частота использования цифровых устройств дошкольниками (в %)

Таблица 4. Частота использования цифровых устройств дошкольниками (в %)

Отве­ты дошколь­ни­ков пока­за­ли, что в основ­ном они поль­зу­ют­ся ЦУ само­сто­я­тель­но (64,2%) или же с сиб­лин­га­ми (20,7%). Роди­те­лей упо­мя­ну­ли толь­ко 12% детей. Несколь­ко маль­чи­ков сооб­щи­ли, что они игра­ют вме­сте с отца­ми в игры. Неко­то­рые ребя­та ска­за­ли, что мамы помо­га­ют им поль­зо­вать­ся ЦУ, напри­мер, писать пра­виль­но («вме­сте с мамой теле­фо­ном поль­зу­юсь, она мне помо­га­ет, что­бы я бук­вы не спу­та­ла»). Девоч­ки намно­го чаще поль­зу­ют­ся ЦУ вме­сте с сиб­лин­гом (p = 0,015) (табл. 5).

Таблица 5. Ответы детей на вопрос о том, с кем они обычно пользуются цифровыми устройствами (в %)

Таблица 5. Ответы детей на вопрос о том, с кем они обычно пользуются цифровыми устройствами (в %)

Обсуж­де­ние резуль­та­тов. Наше иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что 51% детей поль­зу­ют­ся ЦУ каж­дый день, а 26% – через день. В оте­че­ствен­ном иссле­до­ва­нии 2015 г. со слов детей 6–7 лет полу­че­ны сле­ду­ю­щие дан­ные: 25% детей исполь­зу­ют ЦУ каж­дый день «когда захо­тят», 25% – через день, 25% – ред­ко, 25% – не смог­ли отве­тить или дали неопре­де­лен­ный ответ [Сол­да­то­ва, Шляп­ни­ков, 2015]. Воз­мож­но, раз­ли­чия в полу­чен­ных дан­ных сви­де­тель­ству­ют о тен­ден­ции к уве­ли­че­нию часто­ты исполь­зо­ва­ния ЦУ дошкольниками. 

Одна­ко в обо­их иссле­до­ва­ни­ях оцен­ка про­из­ве­де­на со слов детей, поэто­му может быть несколь­ко неточ­ной. Неко­то­рые отве­ты были раз­мы­ты­ми, напри­мер: «когда дома нико­го нет, не знаю, сколь­ко минут» или «все­гда, когда хочешь». 

При этом лишь 10% детей назы­ва­ли точ­ное вре­мя исполь­зо­ва­ния ЦУ в тече­ние дня, или опи­сы­ва­ли ситу­а­ции, когда они это дела­ют, напри­мер, «два раза в день мама раз­ре­ша­ет теле­ви­зор 1 ч. посмот­реть и 15 мин план­шет»; «каж­дый день теле­фон, мама раз­ре­ша­ет по 2 часа»; «через день по пол­ча­са»; «45 минут, пока едем на тре­ни­ров­ку». Такие кон­крет­ные отве­ты ука­зы­ва­ют на кон­троль роди­те­лей и нали­чие уста­нов­лен­ных пра­вил в семье.

Авто­ры не оце­ни­ва­ли коли­че­ство вре­ме­ни, кото­рое дети про­во­дят с ЦУ, так как мно­гие малы­ши 6–7 лет еще не могут адек­ват­но оце­нить этот пара­метр. В отли­чие от автор­ско­го и при­ве­ден­но­го выше иссле­до­ва­ния Г.У. Сол­да­то­вой и В.Н. Шляп­ни­ко­ва [2015] в пре­об­ла­да­ю­щем боль­шин­стве работ «экран­ное вре­мя» детей и часто­та исполь­зо­ва­ния ЦУ оце­ни­ва­ют­ся со слов родителей. 

Несмот­ря на раз­ные источ­ни­ки, все резуль­та­ты ука­зы­ва­ют на то, что боль­шин­ство детей исполь­зу­ют ЦУ каж­дый или почти каж­дый день, чаше все­го без кон­тро­ля родителей.

Доми­ни­ру­ю­щей дет­ской актив­но­стью при помо­щи ЦУ ока­за­лись игры, в то вре­мя как в боль­шин­стве зару­беж­ных иссле­до­ва­ний – про­смотр видео­ро­ли­ков и мульт­филь­мов. Воз­мож­но, эта раз­ни­ца объ­яс­ня­ет­ся тем, что в нашем иссле­до­ва­нии в фор­му­ли­ров­ки вопро­сов не был вклю­чен теле­ви­зор, при этом неко­то­рые дети сами добав­ля­ли к ЦУ игро­вую приставку. 

Одна­ко и по резуль­та­там про­ве­ден­но­го в дан­ном иссле­до­ва­нии интер­вью про­смотр мульт­филь­мов и видео – это вто­рая по попу­ляр­но­сти актив­ность после игр. Полу­чен­ные дан­ные так­же согла­су­ют­ся с резуль­та­та­ми рос­сий­ско­го докла­да «Дети. Медиа­по­треб­ле­ние», в кото­ром ука­за­но, что 72% детей в воз­расте от 0 до 12 лет еже­днев­но или почти еже­днев­но смот­рят теле­ви­зор, 48% – роли­ки на YouTube, 45% – игра­ют в игры на план­ше­те или смарт­фоне [Еже­год­ный доклад…, 2018]. 

В схо­жем оте­че­ствен­ном иссле­до­ва­нии 88% детей отве­ти­ли, что исполь­зу­ют план­шет для игр, что соот­но­сит­ся с полу­чен­ны­ми нами дан­ны­ми [Сол­да­то­ва, Шляп­ни­ков, 2015]. Увле­чен­ность детей имен­но игра­ми на ЦУ может быть объ­яс­не­на тем, что веду­щей дея­тель­но­стью дошколь­но­го воз­рас­та явля­ет­ся игра [Выгот­ский, 2004].

Насто­я­щее иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что боль­шин­ство детей поль­зу­ют­ся ЦУ само­сто­я­тель­но. Ана­ло­гич­ные све­де­ния при­во­дят­ся и в дру­гих рос­сий­ских иссле­до­ва­ни­ях [Сол­да­то­ва, Шляп­ни­ков, 2015; Еже­год­ный доклад…, 2018; Смир­но­ва и др., 2019]. 

При этом толь­ко 12% от всей выбор­ки хотя бы ино­гда поль­зу­ют­ся ЦУ вме­сте с роди­те­ля­ми, что может гово­рить об отсут­ствии кон­тро­ля и неосве­дом­лен­но­сти роди­те­лей. Опыт сов­мест­но­го исполь­зо­ва­ния ЦУ с сиб­лин­га­ми име­ют 21% детей, с дру­зья­ми – толь­ко 6%. 

В основ­ном в нашем иссле­до­ва­нии под сов­мест­ным исполь­зо­ва­ни­ем с дру­гом или сиб­лин­гом дети име­ли в виду наблю­де­ние одно­го ребен­ка за игрой дру­го­го. Это иллю­стри­ру­ют отве­ты на вопрос: с кем ты обыч­но поль­зу­ешь­ся ЦУ? Напри­мер: «Когда я играю, Глеб все­гда ко мне при­хо­дит. Он смот­рит», «Один или со сво­им дру­гом по оче­ре­ди», «С сест­ра­ми: после того, как одна про­иг­ра­ет, игра­ет сле­ду­ю­щая», «Я обыч­но смот­рю, как папа играет». 

В рабо­те 2015 г. отме­че­но, что при­мер­но поло­вине детей так­же нра­вит­ся наблю­дать за тем, как их роди­те­ли или стар­шие сиб­лин­ги «сидят» в соци­аль­ных сетях, они любят вме­сте с роди­те­ля­ми про­смат­ри­вать фото­гра­фии, видео­за­пи­си, слу­шать музы­ку [Сол­да­то­ва, Шляп­ни­ков, 2015].

Даже сов­мест­ное исполь­зо­ва­ние ЦУ с роди­те­ля­ми, сиб­лин­га­ми и дру­зья­ми часто пред­став­ля­ет из себя пас­сив­ное наблю­де­ние ребен­ка за дея­тель­но­стью дру­го­го чело­ве­ка без их пол­но­цен­но­го вза­и­мо­дей­ствия и общения.

Соглас­но полу­чен­ным нами дан­ным, маль­чи­ки поль­зу­ют­ся ЦУ чаще. Дру­гие иссле­до­ва­ния тоже под­твер­жда­ют этот факт [Huber et al., 2018a; Przybylski et al., 2019], как и то, что маль­чи­ки более склон­ны к зави­си­мо­стям от гад­же­тов [Hawi et al., 2019]. 

Соглас­но отве­там роди­те­лей, маль­чи­ки зна­чи­тель­но чаще игра­ют в ком­пью­тер­ные игры в срав­не­нии с дру­ги­ми вида­ми игр (настоль­ны­ми, роле­вы­ми и т.п.) [Соб­кин и др., 2011], то есть про­во­дят боль­ше вре­ме­ни за ЦУ. Таким обра­зом, мож­но пред­по­ло­жить, что маль­чи­ки более под­вер­же­ны рис­ку воз­ник­но­ве­ния зави­си­мо­сти от ЦУ.

Так­же в соот­вет­ствии с полу­чен­ны­ми нами дан­ны­ми маль­чи­ки боль­ше, чем девоч­ки, игра­ют на ЦУ и смот­рят видео­ро­ли­ки, что соот­но­сит­ся и с резуль­та­та­ми дру­гих работ [Соб­кин и др., 2011; Brito, Dias, 2019]. 

Девоч­ки, по резуль­та­там наше­го иссле­до­ва­ния, боль­ше ори­ен­ти­ро­ва­ны на обще­ние: они чаще назы­ва­ют сво­ей люби­мой актив­но­стью при помо­щи ЦУ «связь, обще­ние», чаще поль­зу­ют­ся ЦУ вме­сте с сиб­лин­га­ми, и боль­ше, чем маль­чи­ки, выби­ра­ют рисо­ва­ние, музы­ку, обра­зо­ва­тель­ные актив­но­сти, а так­же про­смотр мульт­филь­мов при помо­щи ЦУ. Это согла­су­ет­ся с иссле­до­ва­ни­ем Р. Бри­то и П. Диас [Brito, Dias, 2019], пока­зав­шим, что девоч­кам 7–8 лет свой­ствен­ны более «под­рост­ко­вые» инте­ре­сы в исполь­зо­ва­нии ЦУ, чем маль­чи­кам, – в част­но­сти, про­слу­ши­ва­ние музы­ки и поль­зо­ва­ние соци­аль­ны­ми сетями. 

В иссле­до­ва­нии игро­вых пред­по­чте­ний дошколь­ни­ков были полу­че­ны дан­ные, что девоч­ки чаще, чем маль­чи­ки, игра­ют в «семью» и в раз­лич­ные про­фес­сии [Соб­кин и др., 2011], что так­же ука­зы­ва­ет на более выра­жен­ный инте­рес дево­чек к соци­аль­ной сфе­ре и взаимоотношениям. 

Таким обра­зом, дан­ные раз­ли­чия, с одной сто­ро­ны, могут объ­яс­нять­ся осо­бен­но­стя­ми дан­но­го «пере­ход­но­го» пери­о­да меж­ду дет­ским садом и шко­лой, когда для маль­чи­ков игра пока еще оста­ет­ся веду­щей дея­тель­но­стью, а у дево­чек в свя­зи с под­го­тов­кой к шко­ле уже появ­ля­ют­ся новые позна­ва­тель­ные и соци­аль­ные инте­ре­сы, свой­ствен­ные для млад­ше­го школь­но­го воз­рас­та [Сол­да­то­ва, Шляп­ни­ков, 2015]. 

С дру­гой сто­ро­ны, пол ребен­ка может ока­зы­вать суще­ствен­ное вли­я­ние на спо­соб орга­ни­за­ции его досу­га роди­те­ля­ми. В.С. Соб­кин с кол­ле­га­ми полу­чи­ли дан­ные о том, что роди­те­ли маль­чи­ков чаще пред­по­чи­та­ют играть с ребен­ком, а роди­те­ли дево­чек – зани­мать­ся худо­же­ствен­но-эсте­ти­че­ской дея­тель­но­стью: чте­ни­ем, леп­кой и рисо­ва­ни­ем [Соб­кин и др., 2012]. 

В каче­ствен­ном иссле­до­ва­нии пор­ту­галь­ских авто­ров пока­за­но, что в неко­то­рых семьях есть ряд заня­тий при помо­щи ЦУ, в кото­рые дети вовле­че­ны вме­сте с роди­те­лем сво­е­го пола: так, мамы с доче­ря­ми вклю­ча­ют музы­каль­ные кли­пы, поют и тан­цу­ют под них во вре­мя убор­ки или при­го­тов­ле­ния пищи [Brito, Dias, 2019].

Об огра­ни­че­нии иссле­до­ва­ния. Во-пер­вых, дан­ное иссле­до­ва­ние осно­ва­но на отве­тах детей, что явля­ет­ся его силь­ной сто­ро­ной, так как роди­те­ли не все­гда точ­но зна­ют, чем и сколь­ко зани­ма­ют­ся их дети с ЦУ, и могут давать соци­аль­но жела­е­мые отве­ты. С дру­гой сто­ро­ны, дан­ный вид сбо­ра инфор­ма­ции обла­да­ет недо­стат­ка­ми, так как дети могут давать не вполне объ­ек­тив­ные и пол­ные ответы. 

Во-вто­рых, наше иссле­до­ва­ние опи­сы­ва­ет ситу­а­цию, харак­тер­ную для детей, про­жи­ва­ю­щих в г. Москве, и не может дать обоб­щен­ную кар­ти­ну для всей Рос­сии в силу соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской неод­но­род­но­сти страны. 

В‑третьих, семьи, при­няв­шие уча­стие в иссле­до­ва­нии, в основ­ном име­ют сред­ний уро­вень достат­ка, тогда как осо­бен­но­сти исполь­зо­ва­ния ЦУ детьми из небла­го­по­луч­ных семей, с очень низ­ким или, наобо­рот, очень высо­ким уров­нем достат­ка не изучены. 

В‑четвертых, такие важ­ные фак­то­ры, как состав семьи (пол­но­та и нали­чие сиб­лин­гов) и уро­вень обра­зо­ва­ния роди­те­лей, в дан­ном иссле­до­ва­нии не учитывались. 

В‑пятых, с точ­ки зре­ния вли­я­ния ЦУ на раз­ви­тие детей суще­ствен­ную игра­ет роль соб­ствен­ное отно­ше­ние роди­те­лей к ЦУ, их «экран­ное вре­мя» и медиа­пред­по­чте­ния [Nevski, Siibak, 2016; Gjelaj et al., 2020]. 

В свя­зи с этим для более глу­бо­ко­го и все­сто­рон­не­го даль­ней­ше­го изу­че­ния дан­ной темы в даль­ней­шем пла­ни­ру­ет­ся про­ве­сти ана­лиз отве­тов роди­те­лей о том, как они сами поль­зу­ют­ся ЦУ, как, по их мне­нию, ЦУ поль­зу­ют­ся их дети, а так­же сопо­ста­вить осо­бен­но­сти исполь­зо­ва­ния ЦУ роди­те­ля­ми и их детьми. 

Так­же при про­дол­же­нии дан­но­го иссле­до­ва­ния пла­ни­ру­ет­ся учет соци­аль­но-стра­ти­фи­ка­ци­он­ных харак­те­ри­стик семей. 

Как отдель­ное направ­ле­ние рабо­ты пла­ни­ру­ет­ся сопо­став­ле­ние осо­бен­но­стей исполь­зо­ва­ния ЦУ дошколь­ни­ка­ми с резуль­та­та­ми пси­хо­ло­ги­че­ской диа­гно­сти­ки их когни­тив­но­го и эмо­ци­о­наль­но­го развития.

Заклю­че­ние. В резуль­та­те про­ве­ден­но­го иссле­до­ва­ния было уста­нов­ле­но, что при­мер­но 94% совре­мен­ных дошколь­ни­ков актив­но поль­зу­ют­ся ЦУ и лишь 6% детей или не име­ют досту­па к ним, или исполь­зу­ют их исклю­чи­тель­но для связи. 

Боль­шин­ство поль­зу­ет­ся ЦУ каж­дый или почти каж­дый день (77%), пре­иму­ще­ствен­но для игр и про­смот­ра мульт­филь­мов и видео. При этом толь­ко 12% от всей выбор­ки хотя бы ино­гда исполь­зу­ют гад­же­ты вме­сте с роди­те­ля­ми, что может гово­рить об отсут­ствии кон­тро­ля и осве­дом­лен­но­сти роди­те­лей о том, чем занят ребе­нок во вре­мя исполь­зо­ва­ния им ЦУ. 

Маль­чи­ки в сред­нем поль­зу­ют­ся ЦУ чаще. Девоч­ки боль­ше исполь­зу­ют ЦУ для обще­ния, про­смот­ра мульт­филь­мов, про­слу­ши­ва­ния музы­ки, обра­зо­ва­тель­ных целей и рисо­ва­ния, тогда как маль­чи­ки – в основ­ном для игр. 

Иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что совре­мен­ные рос­сий­ские дошколь­ни­ки явля­ют­ся актив­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми циф­ро­вых устройств. В свя­зи с этим необ­хо­ди­мо даль­ней­шее изу­че­ние вли­я­ния циф­ро­вых устройств на их развитие.

 Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при под­держ­ке РФФИ, грант 19–29-14088 мк.

Список литературы

  1. Вен­гер Л.А., Мар­цин­ков­ская Т.Д., Вен­гер А.Л. Готов ли ваш ребе­нок к шко­ле. М.: Зна­ние, 1994.
  2. Верак­са А.Н., Буха­лен­ко­ва Д.А. При­ме­не­ние ком­пью­тер­ных игро­вых тех­но­ло­гий для раз­ви­тия регу­ля­тор­ных функ­ций дошколь­ни­ков // Рос­сий­ский пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 2017. Т. 14. № 3. С. 106–133. DOI: 10.21702/rpj.2017.3.6.
  3. Выгот­ский Л.С. Игра и ее роль в пси­хи­че­ском раз­ви­тии ребен­ка // Пси­хо­ло­гия раз­ви­тия ребен­ка. М.: ЭКСМО, 2004. С. 200–223.
  4. Еже­год­ный доклад «Дети. Медиа­по­треб­ле­ние. 2017» / Инсти­тут совре­мен­ных медиа. 2018. 
  5. Кара­ба­но­ва О.А., Мол­ча­нов С.В. Рис­ки нега­тив­но­го воз­дей­ствия инфор­ма­ци­он­ной про­дук­ции на пси­хи­че­ское раз­ви­тие и пове­де­ние детей и под­рост­ков // Наци­о­наль­ный пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 2018. № 3(31). С. 37–46. DOI: 10.11621/npj.2018.0304.
  6. Смир­но­ва Е.О. Спе­ци­фи­ка совре­мен­но­го дошколь­но­го дет­ства // Наци­о­наль­ный пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 2019. № 2(34). С. 25–32. DOI: 10.11621/npj.2019.
  7. Смир­но­ва Е.О., Матуш­ки­на Н.Ю. Семи­нар «Вир­ту­аль­ная реаль­ность совре­мен­но­го дет­ства» // Куль­тур­но-исто­ри­че­ская пси­хо­ло­гия. 2017. Т. 13. № 2. С. 71–76. DOI: 10.17759/chp.2017130208.
  8. Смир­но­ва Е.О., Смир­но­ва С.Ю., Шеи­на Е.Г. Роди­тель­ские стра­те­гии в исполь­зо­ва­нии детьми циф­ро­вых тех­но­ло­гий // Совре­мен­ная зару­беж­ная пси­хо­ло­гия. 2019. Т. 8. № 4. С. 79–87. DOI: 10.17759/ jmfp.2019080408.
  9. Соб­кин В.С., Ско­бель­ци­на К.Н. Игро­вые пред­по­чте­ния совре­мен­ных дошколь­ни­ков (по мате­ри­а­лам опро­са роди­те­лей) // Пси­хо­ло­ги­че­ская нау­ка и обра­зо­ва­ние. 2011. Т. 16. № 2. С. 56–67.
  10. Соб­кин В.С., Ско­бель­ци­на К.Н., Ива­но­ва А.И. Струк­ту­ра досу­га совре­мен­но­го дошколь­ни­ка: мне­ние роди­те­лей // Социо­ло­гия обра­зо­ва­ния. Тру­ды по социо­ло­гии обра­зо­ва­ния / Под ред. В.С. Соб­ки­на. Т. 16. М.: ИСО РАО, 2012. С. 32–44.
  11. Соб­кин В.С., Федо­то­ва А.В. Под­ро­сток в соци­аль­ных сетях: к вопро­су о соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ском само­чув­ствии // Наци­о­наль­ный пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 2018. № 3(31). С. 23–30. DOI: 10.11621/ npj.2018.0303.
  12. Сол­да­то­ва Г.У. Циф­ро­вая соци­а­ли­за­ция в куль­тур­но-исто­ри­че­ской пара­диг­ме: изме­ня­ю­щий­ся ребе­нок в изме­ня­ю­щем­ся мире // Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия и обще­ство. 2018. Т. 9. № 3. С. 71–80. DOI:10.17759/ sps.2018090308.
  13. Сол­да­то­ва Г.У., Виш­не­ва А.Е. Осо­бен­но­сти раз­ви­тия когни­тив­ной сфе­ры у детей с раз­ной онлайн-актив­но­стью: есть ли золо­тая сере­ди­на? // Кон­суль­та­тив­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия. 2019. Т. 27. № 3. С. 97–118. DOI: 10.17759/cpp.2019270307.
  14. Сол­да­то­ва Г.У., Теслав­ская О.И. Осо­бен­но­сти меж­лич­ност­ных отно­ше­ний рос­сий­ских под­рост­ков в соци­аль­ных сетях // Наци­о­наль­ный пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 2018. № 3(31). С. 12–22. DOI: 10.11621/ npj.2018.0302.
  15. Сол­да­то­ва Г.У., Шляп­ни­ков В.Н. Исполь­зо­ва­ние циф­ро­вых устройств детьми дошколь­но­го воз­рас­та // Ниже­го­род­ское обра­зо­ва­ние. 2015. № 3. С. 78–85.
  16. Assathiany R., Guery E., Caron F., Cheymol J., Picherot G., Foucaud P., Gelbert N. Children and Screens: A Survey by French Pediatricians // Archives de Pédiatrie. 2018. Vol. 25. No. 2. P. 84–88. DOI: 10.1016/ j.arcped.2017.11.001.
  17. Brito R., Dias P. Technologies and Children up to 8 Years Old: What Changes in One Year? // Observatorio. 2019. Vol. 13. No. 2. P. 68–86. DOI: 10.15847/obsOBS13220191366.
  18. Gjelaj M., Buza K., Shatri K., Zabeli N. Digital Technologies in Early Childhood: Attitudes and Practices of Parents and Teachers in Kosovo // International Journal of Instruction. 2020. Vol. 13. No. 1. P. 165–184. DOI: 10.29333/iji.2020.13111a.
  19. Hawi N.S., Samaha M., Griffiths M.D. The Digital Addiction Scale for Children: Development and Validation // Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. 2019. Vol. 22. No. 12. P. 771–778. DOI: 10.1089/ cyber.2019.0132.
  20. Horowitz-Kraus T., Hutton J.S. Brain Connectivity in Children is Increased by the Time They Spend Reading Books and Decreased by the Length of Exposure to Screen-based Media // Acta Paediatrica. 2017. Vol. 107. No. 4: P. 685–693. DOI: 10.1111/apa.14176.
  21. Huber B., Highfield K., Kaufman J. Detailing the Digital Experience: Parent Reports of Children’s Media Use in the Home Learning Environment // British Journal of Educational Technology. 2018a. Vol. 49. No. 5. P. 821–833. DOI: 10.1111/bjet.12667.
  22. Huber B., Yeates M., Meyer D., Fleckhammer L., Kaufman J. The Effects of Screen Media Content on Young Children’s Executive Functioning // Journal of Experimental Child Psychology. 2018b. Vol. 170. P. 72–85. DOI: 10.1016/j.jecp.2018.01.006.
  23. Isikoglu Erdogan N., Johnson J.E., Dong P.I., Qiu Z. Do Parents Prefer Digital Play? Examination of Parental Preferences and Beliefs in Four Nations // Early Childhood Education Journal. 2019. Vol. 47. P. 131–142. DOI: 10.1007/s10643-018‑0901‑2.
  24. Kostyrka-Allchorne K., Cooper N.R., Simpson A. The Relationship between Television Exposure and Children’s Cognition and Behaviour: A Systematic Review // Developmental Review. 2017. Vol. 44. P. 19–58. DOI: 10.1016/j.dr.2016.12.002.
  25. Lee D.Y., Roh H.W., Kim S.J., Park E.J., Yoo H., Suh S., Shin Y. Trends in Digital Media Use in Korean Preschool Children // Journal of Korean Medical Science. 2019. Vol. 34. No. 41. DOI: 10.3346/jkms.2019.34.e263.
  26. Lillard A.S., Hui Li, Boguszewski K. Television and Children’s Executive Function // Advances in Child Development and Behavior. 2015. Vol. 48. P. 219–248. DOI: 10.1016/bs.acdb.2014.11.006.
  27. Nevski E., Siibak A. Mediation Practices of Parents and Older Siblings in Guiding Toddlers’ Touchscreen Technology Use: An Ethnographic Case Study // Media Education Studies & Research. 2016. Vol. 7. P. 320–340. DOI: 10.14605/MED721609.
  28. Przybylski A.K., Weinstein N. Digital Screen Time Limits and Young Children’s Psychological Well-Being: Evidence From a Population-Based Study // Child Development. 2017. Vol. 90, No. 1. P. 56–65. DOI: 10.1111/cdev.13007.
  29. Radesky J.S., Christakis D.A. Increased Screen Time: Implications for Early Childhood Development and Behavior // Pediatric Clinics of North America. 2016. Vol. 63. No. 5. P. 827–839. DOI: 10.1016/ j.pcl.2016.06.006.
  30. Tandon P.S., Zhou C., Lozano P., Christakis D.A. Preschoolers’ Total Daily Screen Time at Home and by Type of Child Care // The Journal of Pediatrics. 2011. Vol. 158. No. 2. P. 297–300. DOI:10.1016/ j.jpeds.2010.08.005.
  31. The Common Sense Census: Media Use by Kids Age Zero to Eight, 2017 // Common Sense Media. 2017.
Источ­ник: Социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. 2020. № 6. С. 82–92.
 DOI: 10.31857/S013216250009455‑3

Об авторах

  • Алек­сандр Нико­ла­е­вич Верак­са – док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор, заве­ду­ю­щий кафед­рой; кафед­ра пси­хо­ло­гии обра­зо­ва­ния и пе­ даго­ги­ки факуль­те­та пси­хо­ло­гии Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та им. М.В. Ломо­носова; Москва, Россия.
  • Дарья Алек­се­ев­на Буха­лен­ко­ва – кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, доцент кафед­ры; кафед­ра пси­хо­ло­гии обра­зо­ва­ния и пе­ даго­ги­ки факуль­те­та пси­хо­ло­гии Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та им. М.В. Ломо­носова; Москва, Россия.
  • Еле­на Алек­се­ев­на Чичи­ни­на – дет­ский ней­ро­пси­хо­лог, «Дет­ская ака­де­мия речи»; Москва, Россия.
  • Оль­га Вик­то­ров­на Алма­зо­ва – кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, доцент кафед­ры пси­хо­ло­гии раз­ви­тия и воз­раст­ной пси­хо­ло­гии факуль­те­та пси­хо­ло­гии Мос­ков­ско­го госу­ дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та им. М.В. Ломо­но­со­ва, Москва, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest