Сочивко Д.В., Симакова Т.А. Повседневная и аффективная интернет-зависимости: отношение к экзистенциальному развитию личности

С

В совре­мен­ной пси­хо­ло­гии нет усто­яв­ше­го­ся тер­ми­на, обо­зна­ча­ю­ще­го фено­мен зави­си­мо­сти от Все­мир­ной сети. Поня­тие «интер­нет-зави­си­мость» было впер­вые пред­ло­же­но в кон­це 90‑х пси­хи­ат­ром И. Гольд­бер­гом и исполь­зо­ва­лось для опре­де­ле­ния пове­ден­че­ско­го рас­строй­ства за счет чрез­мер­но­го исполь­зо­ва­ния Интер­не­та и ком­пью­те­ра. В резуль­та­те это­го воз­ни­ка­ло нега­тив­ное воз­дей­ствие на быто­вую, учеб­ную, соци­аль­ную, рабо­чую, семей­ную, финан­со­вую сфе­ру дея­тель­но­сти и пси­хи­ку человека. 

В насто­я­щее вре­мя зави­си­мо­стью от Интер­не­та при­ня­то счи­тать деструк­тив­ное пове­де­ние лич­но­сти, харак­те­ри­зу­ю­ще­е­ся посто­ян­ным жела­ни­ем нахо­дить­ся в интер­нет-про­стран­стве при частич­ном или пол­ном игно­ри­ро­ва­нии актив­но­сти в действительности. 

При воз­ник­но­ве­нии и раз­ви­тии дан­но­го вида аддик­ции лич­ность испы­ты­ва­ет устой­чи­вую потреб­ность (пере­хо­дя­щую в навяз­чи­вое состо­я­ние) в исполь­зо­ва­нии одно­го или несколь­ких ресур­сов Интер­не­та, что обо­ра­чи­ва­ет­ся дез­адап­та­ци­ей в социуме. 

В совре­мен­ной пси­хо­ло­ги­че­ской лите­ра­ту­ре встре­ча­ют­ся поня­тия «интер­нет-аддик­ция» (Internet Addiction Disorder), «зави­си­мость от Интер­не­та» (Internet Behavior Dependency), «пато­ло­ги­че­ское исполь­зо­ва­ние Интер­не­та» (Pathological Internet Use). По меди­цин­ским кри­те­ри­ям DSM‑5 и МКБ-10 интер­нет-зави­си­мость не отно­сит­ся к чис­лу пси­хи­че­ских рас­стройств, с мая 2019 г. МКБ-11 опре­де­ля­ет зави­си­мость от азарт­ных онлайн-игр в каче­стве зависимости.

Осно­во­по­лож­ни­ком иссле­до­ва­ния пси­хо­ло­ги­че­ских фено­ме­нов зави­си­мо­сти от Интер­не­та при­ня­то счи­тать аме­ри­кан­ско­го кли­ни­че­ско­го пси­хо­ло­га Ким­бер­ли Янг, раз­ра­бо­тав­шую пер­вый опрос­ник, на осно­ве кото­ро­го были опре­де­ле­ны при­зна­ки зави­си­мо­сти лич­но­сти от интер­нет-ресур­сов [1, 2]. 

К. Янг опи­са­ла ста­дии воз­ник­но­ве­ния аддик­тив­но­го пове­де­ния в интер­нет-про­стран­стве: на пер­вой ста­дии в ходе зна­ком­ства с интер­нет-ресур­са­ми воз­ни­ка­ет заин­те­ре­со­ван­ность (engagement), далее про­ис­хо­дит заме­ще­ние зна­чи­мых сто­рон соци­аль­ной жиз­ни (substitution), а на тре­тьей ста­дии – уход из соци­аль­но­го про­стран­ства в интер­нет-сре­ду (escape). «Вы совер­ша­е­те бег­ство из реаль­но­го мира и из сво­ей жиз­ни, и это бег­ство не дает вам пред­при­нять попыт­ки что-либо изме­нить в сво­ем реаль­ном мире. Вы живе­те где-то в дру­гом месте» [2].

К. С. Янг выяви­ла и опи­са­ла пять основ­ных видов интер­нет-зави­си­мо­сти: обсес­сив­ное рас­строй­ство; ком­пуль­сив­ное рас­строй­ство; пато­ло­ги­че­ская при­вя­зан­ность к азарт­ным играм, онлайн-аук­ци­о­нам, покуп­кам в интер­нет-мага­зи­нах; зави­си­мость от соци­аль­ных кон­так­тов в интер­нет-сети; кибер­сек­су­аль­ная зависимость.

В оте­че­ствен­ной пси­хо­ло­гии с 2000 г. про­бле­му интер­нет-зави­си­мо­сти начи­на­ют иссле­до­вать А. Е. Вой­скун­ский [3, 4], М. И. Дре­па [5], В. Л. Малы­гин [6], В. А. Пле­ша­ков [7] и др.

В. А. Пле­ша­ков выде­ля­ет основ­ные типы аддик­ции по ана­ло­гии с основ­ны­ми вида­ми дея­тель­но­сти чело­ве­ка: кибе­рад­дик­цию обще­ния, игро­вую кибе­рад­дик­цию, кибе­рад­дик­цию позна­ния и кибе­рад­дик­цию тру­да. Кро­ме ука­зан­ных основ­ных типов аддик­ции, свя­зан­ных с кибер­про­стран­ством, автор пишет о суще­ство­ва­нии спе­ци­фи­че­ских видов кибе­рад­дик­ции, в чис­ле кото­рых ука­зы­ва­ет кибер­сек­су­аль­ную аддик­цию, кибер­фи­нан­со­вую аддик­цию и аудио­ви­зу­аль­ную кибе­рад­дик­цию [7, с. 41–42].

Ана­лиз пси­хо­ло­ги­че­ской лите­ра­ту­ры пока­зы­ва­ет, что в насто­я­щее вре­мя отсут­ству­ет еди­ный под­ход к пони­ма­нию при­ро­ды интер­нет-зави­си­мо­сти. Науч­но-при­клад­но­го обос­но­ва­ния тре­бу­ют отсут­ству­ю­щие на сего­дняш­ний день объ­ек­тив­ные кри­те­рии для раз­гра­ни­че­ния пси­хи­ат­ри­че­ской пато­ло­гии, погра­нич­но­го состо­я­ния как пове­ден­че­ской аддик­ции и соци­аль­но-куль­тур­но­го фено­ме­на, пред­став­ля­ю­ще­го собой не про­сто уход в интер­нет-реаль­ность, а рас­ши­ре­ние тра­ди­ци­он­ной действительности. 

Раз­лич­ное тол­ко­ва­ние про­бле­мы акту­а­ли­зи­ру­ет зада­чу сбо­ра досто­вер­ных эмпи­ри­че­ских дан­ных отно­си­тель­но свя­зи интер­нет-зави­си­мо­сти с дру­ги­ми пси­хо­ло­ги­че­ски­ми пара­мет­ра­ми лич­но­сти. Это важ­но, посколь­ку отсут­ствие еди­но­го пони­ма­ния рас­смат­ри­ва­е­мо­го фено­ме­на на тео­ре­ти­ко-при­клад­ном и прак­ти­че­ском уров­нях суще­ствен­но затруд­ня­ет ока­за­ние пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ки и помо­щи интернет-зависимым.

С целью при­бли­же­ния к еди­но­му обра­зу интра­пси­хи­че­ской струк­ту­ры ком­пью­тер­ной дея­тель­но­сти лич­но­сти, как тако­вой, нами была раз­ра­бо­та­на автор­ская мето­ди­ка ее диа­гно­сти­ки (Мето­ди­ка иссле­до­ва­ния интер­нет-лич­но­сти – МИИЛ), опуб­ли­ко­ван­ная на стра­ни­цах дан­но­го жур­на­ла [8]. Напом­ним, мето­ди­ка пред­по­ла­га­ет оцен­ку интер­нет-дея­тель­но­сти по шести шка­лам: интер­нет-власть, интер­нет-повсе­днев­ность, интер­нет-аффек­тив­ность обще­ния, интер­нет-рост лич­но­сти, интер­нет-кон­троль обще­ния, интер­нет-вовле­чен­ность в общение.

Пред­став­лен­ное в ста­тье срав­ни­тель­ное иссле­до­ва­ние закан­чи­ва­ет­ся ито­го­вой кла­стер­ной типо­ло­ги­ей интер­нет-дея­тель­но­сти лич­но­сти, где пер­вый тип назван «Инстру­мен­таль­ный» (интер­нет-дея­тель), а вто­рой – «Зави­си­мый» (интер­нет-дея­тель) [8]. Имен­но вто­рой тип пред­став­ля­ет пси­хо­ло­ги­че­скую угро­зу для себя и соци­у­ма (рис.). Харак­тер­ной чер­той для это­го типа моло­дых людей явля­ет­ся неопре­де­лен­ность их досу­га, нали­чие избы­точ­но­го сво­бод­но­го вре­ме­ни и отно­си­тель­но низ­кая загру­жен­ность по основ­но­му виду дея­тель­но­сти [8].

Рис. Графическое представление кластерной классификации испытуемых по общей выборке (курсантов и курсантов-спортсменов) [8]
Рис. Гра­фи­че­ское пред­став­ле­ние кла­стер­ной клас­си­фи­ка­ции испы­ту­е­мых по общей выбор­ке (кур­сан­тов и кур­сан­тов-спортс­ме­нов) [8]

Такой дис­ба­ланс досу­га и заня­то­сти созда­ет дефи­цит аффек­тив­но­сти обще­ния, так как устой­чи­вость кру­га и регу­ляр­но­сти обще­ния пред­по­ла­га­ет и загру­жен­ность досу­га. Отсут­ствие же тако­во­го порож­да­ет дефи­цит аффек­тив­но­сти обще­ния, кото­рый вос­пол­ня­ет­ся через Интернет.

Одна­ко ана­лиз кор­ре­ля­ций пока­за­те­лей по нашей мето­ди­ке МИИЛ со шка­лой интер­нет-зави­си­мо­сти К. Янг, при­ве­ден­ных в таб­ли­це, пока­зы­ва­ет, что имен­но кор­ре­ля­ция интер­нет-аффек­тив­но­сти обще­ния не кор­ре­ли­ру­ет с пока­за­те­лем интер­нет-зави­си­мо­сти К. Янг. При этом име­ют место зна­чи­мые кор­ре­ля­ци­он­ные свя­зи интер­нет-зави­си­мо­сти К. Янг со шка­ла­ми: интер­нет-власть, интер­нет-повсе­днев­ность, интер­нет-рост лич­но­сти и интер­нет-вовле­чен­ность в общение.

Таблица. Показатели значений коэффициентов корреляции по шкале методики «Интернет-зависимость» К. Янг и методики МИИЛ Д. Сочивко и Т. Симаковой

Таблица. Показатели значений коэффициентов корреляции по шкале методики «Интернет-зависимость» К. Янг и методики МИИЛ Д. Сочивко и Т. Симаковой
При­ме­ча­ние. Жир­ным кур­си­вом выде­ле­ны ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мые коэф­фи­ци­ен­ты кор­ре­ля­ции (р ≤ 0,04) [8].

Таким обра­зом, ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что суще­ству­ют два раз­ных типа интер­нет-зави­си­мо­сти. Пер­вый тип мож­но назвать интер­нет-зави­си­мо­стью в повсе­днев­но­сти. Это интер­нет-зави­си­мость соглас­но К. Янг, ее опас­ность огра­ни­чи­ва­ет­ся ука­зан­ны­ми выше эффек­та­ми. Вто­рой тип – это аффек­тив­ная интер­нет-зави­си­мость. Ее меха­низм гораз­до слож­нее и эффект, на наш взгляд, гораз­до более пси­хо­ло­ги­че­ски опасен.

Дефи­цит аффек­тив­но­сти может воз­ни­кать с само­го дет­ства, порож­да­е­мый отно­ше­ни­ем роди­те­лей и бли­жай­ше­го окру­же­ния, кото­рое может выра­жать­ся как в отсут­ствии вни­ма­ния к ребен­ку, так и в гипе­ро­пе­ке при дефи­ци­те неж­но­сти и теп­ло­ты. Не полу­чая аффек­тив­но­го удо­вле­тво­ре­ния от обще­ния с близ­ки­ми, ребе­нок начи­на­ет его актив­но искать и доволь­но быст­ро нахо­дит в Интер­не­те сур­ро­га­ты и того и дру­го­го. Полу­ча­ет­ся, что зави­си­мость рож­да­ет­ся рань­ше, чем он нахо­дит свой объект.

Эта аффек­тив­ная интер­нет-зави­си­мость серьез­но нару­ша­ет нор­маль­ное эмо­ци­о­наль­ное обще­ние чело­ве­ка с соци­аль­ным окру­же­ни­ем, имея на гори­зон­те раз­ви­тия мно­же­ство пси­хо­ло­ги­че­ских рас­стройств, кри­ми­наль­ный инфан­ти­лизм [9], так как чело­век пол­но­стью утра­чи­ва­ет спо­соб­ность общать­ся с кем бы то ни было на рав­ных, он при­вык быть в цен­тре, а окру­же­ние будет, как Интер­нет, испол­нять все его запросы.

Оче­вид­но так­же, что повре­жде­ние эмо­ци­о­наль­ной сфе­ры в целом в резуль­та­те аффек­тив­ной интер­нет-зави­си­мо­сти порож­да­ет и серьез­ные про­бле­мы поло­во­го созре­ва­ния. Отсут­ствие како­го-либо зна­ком­ства с высо­ки­ми чув­ства­ми, про­смотр неко­то­рых спе­ци­фи­че­ских кон­тен­тов в Интер­не­те может под­толк­нуть чело­ве­ка к сек­су­аль­но­му наси­лию для удо­вле­тво­ре­ния сво­их потреб­но­стей и т. д.

На наш взгляд, сле­ду­ет в первую оче­редь отсле­жи­вать аффек­тив­ную состав­ля­ю­щую в интер­нет-зави­си­мо­сти, и с помо­щью дипло­ми­ро­ван­но­го тера­пев­та на самых ран­них эта­пах кор­рек­ти­ро­вать раз­ви­тие интернет-личности.

Что же каса­ет­ся ком­плекс­но­го вида интер­нет-зави­си­мо­сти лич­но­сти, осно­ван­но­го на фак­те кор­ре­ля­ций шка­лы интер­нет-зави­си­мо­сти К. Янг и ука­зан­ных шкал мето­ди­ки МИИЛ Д. Сочив­ко и Т. Сима­ко­вой, то здесь преж­де все­го сле­ду­ет пом­нить о том, что кор­ре­ля­ция явля­ет­ся бинар­ной связью. 

Таким обра­зом, при высо­ких зна­че­ни­ях пока­за­те­лей по обе­им мето­ди­кам мы будем иметь дей­стви­тель­но «при­выч­ную, повсе­днев­ную» зави­си­мость лич­но­сти от Интер­не­та, что если и не все­гда опас­но появ­ле­ни­ем пере­чис­лен­ных К. Янг нару­ше­ний лич­но­сти, то во вся­ком слу­чае суще­ствен­но пре­пят­ству­ет сво­бод­ной экзи­стен­ции и экзи­стен­ци­аль­но­му лич­ност­но­му росту в целом.

При низ­ких зна­че­ни­ях про­кор­ре­ли­ро­ван­ных шкал мы, напро­тив, име­ем слу­чай низ­кой интер­нет-зави­си­мо­сти, а точ­нее, ее отсут­ствия. В этом слу­чае Интер­нет ста­но­вит­ся еще одним сред­ством сво­бод­но­го раз­ви­тия лич­но­сти и роста ее экзи­стен­ци­аль­ной напол­нен­но­сти [10].

Как мы уже отме­ча­ли, ранее нами было пока­за­но на осно­ве эмпи­ри­че­ско­го срав­не­ния двух групп испы­ту­е­мых [8], что воз­ник­но­ве­ние интер­нет-зави­си­мо­сти тако­го повсе­днев­но­го типа свя­за­но с нару­ше­ни­ем балан­са досу­га и заня­то­сти моло­до­го человека. 

Таким обра­зом, повсе­днев­ная интер­нет-зави­си­мость онто­ге­не­ти­че­ски появ­ля­ет­ся поз­же в раз­ви­тии лич­но­сти и свя­за­на, на наш взгляд, с нару­ше­ни­ем ста­нов­ле­ния лич­ност­но­го экзи­стен­ци­а­ла. Про­ис­хо­дит это, как нам кажет­ся, вслед­ствие раз­ры­ва фун­да­мен­таль­ных свя­зей обу­че­ния и вос­пи­та­ния чело­ве­ка, что весь­ма харак­тер­но для наше­го вре­ме­ни [11].

Обу­че­ние все более при­об­ре­та­ет харак­тер дистан­ци­он­но­го вза­и­мо­дей­ствия, лич­ный кон­такт с педа­го­гом утра­чи­ва­ет­ся. Осо­бен­но явно это ста­ло про­ис­хо­дить в пери­од каран­ти­на, свя­зан­но­го с эпи­де­мио­ло­ги­че­ской ситу­а­ци­ей. А про­стая акси­о­ма гла­сит о том, что учи­тель не тот, кто учит, а тот, у кого учат­ся. При этом Интер­нет созда­ет иллю­зию тако­го вос­пи­ты­ва­ю­ще­го обу­че­ния. Одна­ко он не учит. У него учат­ся. Когда захо­тят, и чему захо­тят. Не хва­та­ет толь­ко одно­го: твор­че­ско­го, инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­но­го под­хо­да к обу­че­нию. Это и есть осно­ва прин­ци­пи­аль­ной нераз­рыв­но­сти обу­че­ния и воспитания. 

Таким обра­зом, обу­ча­ю­щий­ся как раз­ви­ва­ю­щий­ся субъ­ект утра­чи­ва­ет субъ­ект­ность, погру­жа­ясь в интер­нет-повсе­днев­ность и ста­но­вясь пол­но­стью зави­си­мым от него в сво­ем раз­ви­тии, теряя тем самым воз­мож­ность обре­те­ния экзи­стен­ци­аль­ной сво­бо­ды (по В. Фран­клу, сво­бо­ды не от… а сво­бо­ды для…). 

Глав­ным при­об­ре­те­ни­ем обра­зо­ва­ния явля­ет­ся экзи­стен­ци­аль­ная ответ­ствен­ность, ответ­ствен­ность перед самим собой за реа­ли­зо­ван­ность себя в каче­стве инди­ви­ду­аль­но­сти, пока­за­те­лем чего не может являть­ся соот­вет­ствие интер­нет-куль­ту попу­ляр­но­сти в соци­аль­ных сетях, постро­ен­ной на бихе­ви­о­раль­ных под­креп­ле­ни­ях в виде полу­чен­ных либо отсут­ству­ю­щих лай­ков или «про­дви­ну­то­сти» в попу­ляр­ных интернет-играх.

Библиографический список

  1. Young K. S. Caught in the Net: How to Recognize the Signs of Internet Addiction and a Winning Strategy for Recovery. New York : John Wiley&Sons, 1998. 256 p.
  2. Young K. S., Rodgers R. C. Internet addiction: Personality traits associated with its development // Paper presented at the 69 th annual meeting of the Eastern Psychological Association. 1998. 
  3. Вой­скун­ский А. Е. Фено­мен зави­си­мо­сти от Интер­не­та // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те / под ред. А. Е. Вой­скун­ско­го. М., 2000. С. 100–131.
  4. Вой­скун­ский А. Е. Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния фено­ме­на интер­нет-аддик­ции // Тез. докл. 2‑й Рос. конф. по эко­ло­ги­че­ской пси­хо­ло­гии (г. Москва, 12–14 апр. 2000 г. ). М. : Экоп­си­центр РОСС, 2000. С. 251–253.
  5. Дре­па М. И. Интер­нет-зави­си­мость как объ­ект науч­ной рефлек­сии в совре­мен­ной пси­хо­ло­гии // Зна­ние. Пони­ма­ние. Уме­ние. 2009. № 2. С. 189–193.
  6. Малы­гин В. Л. Интер­нет-зави­си­мое пове­де­ние у под­рост­ков. Кли­ни­ка, диа­гно­сти­ка, про­фи­лак­ти­ка. М. : Мне­мо­зи­на, 2010. 134 с.
  7. Пле­ша­ков В. А. Тео­рия кибер­со­ци­а­ли­за­ции чело­ве­ка : моно­гра­фия / под общ. ред. А. В. Муд­ри­ка. М. : МГППУ, 2011. 397 с.
  8. Сочив­ко Д. В., Сима­ко­ва Т. А. Мето­до­ло­гия и мето­ди­ка иссле­до­ва­ния лич­ност­но­го интер­нет-про­стран­ства кур­сан­тов обра­зо­ва­тель­ных орга­ни­за­ций Феде­раль­ной служ­бы испол­не­ния нака­за­ний // При­клад­ная юри­ди­че­ская пси­хо­ло­гия. 2020. № 4(53). С. 20–31. DOI: 10.33463/20728336.2020.4(53).020–031.
  9. Сочив­ко Д. В. Кри­ми­наль­но-пра­во­вой инфан­ти­лизм. М. ; Рязань, 2015. 151 с.
  10. Сочив­ко Д. В. Экзи­стен­ци­аль­ная пси­хо­ди­на­ми­ка. М., 2020. 225 с.
  11. Сочив­ко Д. В. Про­бле­ма дроб­но­сти меж­по­ко­лен­че­ской соци­аль­ной отчуж­ден­но­сти моло­де­жи в совре­мен­ной Рос­сии // Мир пси­хо­ло­гии. 2009. № 3(59). С. 185–194.
Источ­ник: При­клад­ная юри­ди­че­ская пси­хо­ло­гия. – 2021. – № 1(54). – С. 13–18. – DOI : 10.33463/2072–8336.2021.1(54).013–018

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest