Бурова В.А. Социально-психологические аспекты интернет-зависимости

Б

В свя­зи с воз­рас­та­ю­щей ком­пью­те­ри­за­ци­ей и «интер­не­ти­за­ци­ей» рос­сий­ско­го обще­ства ста­ла акту­аль­ной про­бле­ма пато­ло­ги­че­ско­го исполь­зо­ва­ния Интер­нет, за рубе­жом, обо­зна­чен­ная еще в кон­це 80-х. Речь идёт о так назы­ва­е­мой «интер­нет-зави­си­мо­сти» (сино­ни­мы: интер­нет-аддик­ция, нета­го­лизм, вир­ту­аль­ная аддик­ция).

Пер­вы­ми с ней столк­ну­лись вра­чи-пси­хо­те­ра­пев­ты, а так­же ком­па­нии, исполь­зу­ю­щие в сво­ей дея­тель­но­сти Интер­нет и несу­щие убыт­ки, в слу­чае, если у сотруд­ни­ков появ­ля­ет­ся пато­ло­ги­че­ское вле­че­ние к пре­бы­ва­нию он-лайн.

Cyber Disorder (CD) [3] вой­дет в DSM-V на рав­ных с дру­ги­ми нехи­ми­че­ски­ми аддик­ци­я­ми – гэм­блин­гом, любов­ны­ми, сек­су­аль­ны­ми, ургент­ны­ми аддик­ци­я­ми, аддик­ци­я­ми избе­га­ния, отно­ше­ний, к тра­те денег и рабо­то­го­лиз­мом.

Что­бы отли­чить вре­мя­пре­про­вож­де­ние в сети, харак­тер­ное для лиц, кото­рым по роду дея­тель­но­сти при­хо­дит­ся в рабо­чее вре­мя нахо­дить­ся он-лайн от аддик­тив­ной реа­ли­за­ции в виде пре­бы­ва­ния в сети, необ­хо­ди­мо учи­ты­вать осо­бен­но­сти аддик­тив­но­го пове­де­ния.

По опре­де­ле­нию Коро­лен­ко и Сига­ла (1991) [1], аддик­тив­ное пове­де­ние харак­те­ри­зу­ет­ся стрем­ле­ни­ем ухо­да от реаль­но­сти посред­ством изме­не­ния сво­е­го пси­хи­че­ско­го состо­я­ния. Т.е. вме­сто реше­ния про­бле­мы «здесь и сей­час» чело­век выби­ра­ет аддик­тив­ную реа­ли­за­цию, дости­гая тем самым более ком­форт­но­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го состо­я­ния в насто­я­щий момент, откла­ды­вая име­ю­щи­е­ся про­бле­мы «на потом». Этот уход может осу­ществ­лять­ся раз­лич­ны­ми спо­со­ба­ми.

Эле­мен­ты аддик­тив­но­го пове­де­ния в той или иной сте­пе­ни при­су­щи прак­ти­че­ски любо­му чело­ве­ку (упо­треб­ле­ние алко­голь­ных напит­ков, азарт­ные игры и пр.).

Про­бле­ма аддик­ции (пато­ло­ги­че­ской зави­си­мо­сти) начи­на­ет­ся тогда, когда стрем­ле­ние ухо­да от реаль­но­сти, свя­зан­ное с изме­не­ни­ем пси­хи­че­ско­го состо­я­ния, начи­на­ет доми­ни­ро­вать в созна­нии, ста­но­вясь цен­траль­ной иде­ей, втор­га­ю­щей­ся в жизнь, при­во­дя к отры­ву от реаль­но­сти.

Про­ис­хо­дит про­цесс, во вре­мя кото­ро­го чело­век не толь­ко не реша­ет важ­ных для себя про­блем (напри­мер, быто­вых, соци­аль­ных), но и оста­нав­ли­ва­ет­ся в сво­ем лич­ност­ном раз­ви­тии. Это­му про­цес­су могут спо­соб­ство­вать био­ло­ги­че­ские (напри­мер, инди­ви­ду­аль­ный спо­соб реа­ги­ро­ва­ния на алко­голь, как на веще­ство, рез­ко изме­ня­ю­щее пси­хи­че­ское состо­я­ние), пси­хо­ло­ги­че­ские (лич­ност­ные осо­бен­но­сти, пси­хо­трав­мы), соци­аль­ные (семей­ные и вне­се­мей­ные вза­и­мо­дей­ствия) фак­то­ры. Важ­но отме­тить, что аддик­тив­ная реа­ли­за­ция вклю­ча­ет в себя не толь­ко аддик­тив­ное дей­ствие, но и мыс­ли о состо­я­нии ухо­да от реаль­но­сти, о воз­мож­но­сти и спо­со­бе его дости­же­ния [1].

Что делает Интернет притягательным в качестве средства «ухода» от реальности?

  • воз­мож­ность ано­ним­ных соци­аль­ных интерак­ций (здесь осо­бое зна­че­ние име­ет чув­ство без­опас­но­сти при осу­ществ­ле­нии интерак­ций, вклю­чая исполь­зо­ва­ние элек­трон­ной почты, чатов, ICQ и т.п)
  • воз­мож­ность для реа­ли­за­ции пред­став­ле­ний, фан­та­зий с обрат­ной свя­зью (в том чис­ле воз­мож­ность созда­вать новые обра­зы «Я»; вер­ба­ли­за­ция пред­став­ле­ний и/или фан­та­зий, не воз­мож­ных для реа­ли­за­ции в обыч­ном мире, напри­мер, кибер­секс, роле­вые игры в чатах и т.д.)
  • чрез­вы­чай­но широ­кая воз­мож­ность поис­ка ново­го собе­сед­ни­ка, удо­вле­тво­ря­ю­ще­го прак­ти­че­ски любым кри­те­ри­ям (здесь важ­но отме­тить, что нет необ­хо­ди­мо­сти удер­жи­вать вни­ма­ние одно­го собе­сед­ни­ка – т.к. в любой момент мож­но най­ти ново­го)
  • неогра­ни­чен­ный доступ к инфор­ма­ции («инфор­ма­ци­он­ный вам­пи­ризм») (зани­ма­ет послед­нее место в спис­ке, т.к. в основ­ном опас­ность стать зави­си­мым от Все­мир­ной Пау­ти­ны под­сте­ре­га­ет тех, для кого ком­пью­тер­ные сети ока­зы­ва­ют­ся, чуть ли не, а ино­гда и един­ствен­ным сред­ством обще­ния)

Тер­мин «интер­нет-зави­си­мость» (ИЗ) пред­ло­жил док­тор Айвен Гол­дберг [2] в 1996 году для опи­са­ния пато­ло­ги­че­ской, непре­одо­ли­мой тяги к исполь­зо­ва­нию Интер­нет.

Диа­гно­сти­че­ские кри­те­рии рас­строй­ства в целом соот­вет­ству­ют кри­те­ри­ям DSM-IV для нехи­ми­че­ских зави­си­мо­стей:

А. Исполь­зо­ва­ние ком­пью­те­ра вызы­ва­ет дис­тресс

В. Исполь­зо­ва­ние ком­пью­те­ра при­чи­ня­ет ущерб физи­че­ско­му, пси­хо­ло­ги­че­ско­му, меж­лич­ност­но­му, семей­но­му, эко­но­ми­че­ско­му или соци­аль­ну­му ста­ту­су

Име­ет­ся вза­и­мо­связь с таки­ми нехи­ми­че­ски­ми аддик­ци­я­ми как рабо­то­го­лизм и гэм­блинг (пато­ло­ги­че­ская игра) [2].

В дру­гой ста­тье, раз­ме­щен­ной в Интер­нет, Dr. Goldberg харак­те­ри­зу­ет ИЗ как «ока­зы­ва­ю­щую пагуб­ное воз­дей­ствие на быто­вую, учеб­ную, соци­аль­ную, рабо­чую, семей­ную, финан­со­вую или пси­хо­ло­ги­че­скую сфе­ры дея­тель­но­сти». Гол­дберг пред­по­чи­тал исполь­зо­вать тер­мин «пато­ло­ги­че­ское исполь­зо­ва­ние ком­пью­те­ра» (PCU – pathological computer use).

В насто­я­щее вре­мя PCU упо­треб­ля­ет­ся для более широ­кой кате­го­рии, в кото­рой некто пато­ло­ги­че­ски исполь­зу­ет ком­пью­тер вооб­ще, вклю­чая виды исполь­зо­ва­ния, не отно­ся­щи­е­ся к соци­аль­ным, а. тер­мин «интер­нет-зави­си­мость» исполь­зу­ет­ся для обо­зна­че­ния пато­ло­ги­че­ско­го исполь­зо­ва­ния ком­пью­те­ра для вовле­че­ния в соци­аль­ные вза­и­мо­дей­ствия. Док­тор М. Орзак [4] выде­ли­ла сле­ду­ю­щие пси­хо­ло­ги­че­ские и физи­че­ские симп­то­мы, харак­тер­ные для PCU:

Психологические симптомы:

  • Хоро­шее само­чув­ствие или эйфо­рия за ком­пью­те­ром
  • Невоз­мож­ность оста­но­вить­ся
  • Уве­ли­че­ние коли­че­ства вре­ме­ни, про­во­ди­мо­го за ком­пью­те­ром
  • Пре­не­бре­же­ние семьей и дру­зья­ми
  • Ощу­ще­ния пусто­ты, депрес­сии, раз­дра­же­ния не за ком­пью­те­ром
  • Ложь рабо­то­да­те­лям или чле­нам семьи о сво­ей дея­тель­но­сти
  • Про­бле­мы с рабо­той или уче­бой

Физические симптомы:

  • Син­дром кар­паль­но­го кана­ла (тун­нель­ное пора­же­ние нерв­ных ство­лов руки, свя­зан­ное с дли­тель­ным пере­на­пря­же­ни­ем мышц)
  • Сухость в гла­зах
  • Голов­ные боли по типу миг­ре­ни
  • Боли в спине
  • Нере­гу­ляр­ное пита­ние, про­пуск при­е­мов пищи
  • Пре­не­бре­же­ние лич­ной гиги­е­ной
  • Рас­строй­ства сна, изме­не­ние режи­ма сна

Соглас­но иссле­до­ва­ни­ям Ким­бер­ли Янг [3] опас­ны­ми сиг­на­ла­ми (пред­вест­ни­ка­ми ИЗ) явля­ют­ся:

  • Навяз­чи­вое стрем­ле­ние посто­ян­но про­ве­рять элек­трон­ную почту
  • Пред­вку­ше­ние сле­ду­ю­ще­го сеан­са он-лайн
  • Уве­ли­че­ние вре­ме­ни, про­во­ди­мо­го он-лайн
  • Уве­ли­че­ние коли­че­ства денег, рас­хо­ду­е­мых он-лайн

Про­ве­де­но ори­ги­наль­ное иссле­до­ва­ние, с исполь­зо­ва­ни­ем теста, пред­ло­жен­но­го К. Янг (1996 г.). На www-сай­те в Интер­нет раз­ме­щен пере­ве­ден­ный и адап­ти­ро­ван­ный тест на интер­нет-зави­си­мость. Сайт явля­ет­ся участ­ни­ком Rambler, ссыл­ки на него были раз­ме­ще­ны в ряде www-чатов и теле­кон­фе­рен­ций. За непол­ных 5 меся­цев иссле­до­ва­ния полу­че­но более 600 анкет, при­ня­то к обра­бот­ке — 570. Из них 196 жен­щин, 374 муж­чи­ны. Воз­раст опро­шен­ных от 12 до 47, зна­че­ние меди­а­ны воз­рас­та — 23 года. 49% име­ют выс­шее обра­зо­ва­ние, 20% — сред­не­спе­ци­аль­ное, 15% — неза­кон­чен­ное выс­шее. 32% респон­ден­тов про­дол­жа­ют обра­зо­ва­ние. 78% исполь­зу­ют Интер­нет для рабо­ты, осталь­ные 22% исклю­чи­тель­но для отды­ха и раз­вле­че­ния.

Рас­про­стра­нен­ность это­го рас­строй­ства состав­ля­ет при­мер­но 2% (по дан­ным К. Янг – 1–5%), при­чем более под­вер­же­ны ему гума­ни­та­рии и люди, не име­ю­щие выс­ше­го обра­зо­ва­ния, неже­ли спе­ци­а­ли­сты по ком­пью­тер­ным сетям. Сре­ди под­вер­жен­ных зави­си­мо­сти пре­об­ла­да­ют муж­чи­ны (67%) (по дан­ным иссле­до­ва­ния, про­ве­ден­но­го уни­вер­си­те­том в Hertfordshire, Вели­ко­бри­та­ния [1], пол роли не игра­ет).

Ско­рее все­го, это свя­за­но с тем, что в Руне­те пока жен­щин про­сто в прин­ци­пе мень­ше. Так­же под­твер­ди­лись дан­ные о том, что срав­ни­тель­но часто сре­ди лиц, стра­да­ю­щих интер­нет-зави­си­мо­стью, встре­ча­ют­ся зло­упо­треб­ля­ю­щие алко­го­лем, пато­ло­ги­че­ские игро­ки или любовные/избегания аддик­ты. Стаж пре­бы­ва­ния в Интер­нет у зави­си­мых в сред­нем более 2-х лет, одна­ко, наблю­да­ет­ся зна­чи­тель­ное коли­че­ство опро­шен­ных, набрав­ших по тесту К. Янг «погра­нич­ное» коли­че­ство бал­лов со ста­жем менее года. Здесь мож­но пред­по­ла­гать, ско­рее, не пред­рас­по­ло­жен­ность к зави­си­мо­сти, а увле­че­ние новой «игруш­кой».

Терапия

За рубе­жом суще­ству­ет несколь­ко он-лайн цен­тров под­держ­ки интер­нет-аддик­тов, один из кото­рых осно­ван К. Янг, самым извест­ным иссле­до­ва­те­лем Интер­нет-зави­си­мо­сти. В Руне­те на сего­дняш­ний день есть Служ­ба Ано­ним­ной Помо­щи поль­зо­ва­те­лям Интер­нет, пред­ла­га­ю­щая пси­хо­ло­ги­че­скую под­держ­ку он-лайн с помо­щью ICQ – сете­вой ана­лог «теле­фо­на дове­рия» и «Вир­ту­аль­ная пси­хо­ло­ги­че­ская служ­ба».

Как бы не были хоро­ши вир­ту­аль­ные служ­бы пси­хо­ло­ги­че­ской помо­щи, все же боль­шин­ство спе­ци­а­ли­стов реко­мен­ду­ют очную инди­ви­ду­аль­ную и/или груп­по­вую пси­хо­те­ра­пии, с акцен­том на рабо­те с обра­за­ми, эмо­ци­я­ми, т.к. аддик­ты, как пра­ви­ло, испы­ты­ва­ют зна­чи­тель­ные затруд­не­ния на эмо­ци­о­наль­ном плане.

Учи­ты­вая опре­де­лен­ные труд­но­сти в осу­ществ­ле­нии меж­лич­ност­ных вза­и­мо­дей­ствий и соци­аль­ной адап­та­ции у лиц, стра­да­ю­щих интер­нет-зави­си­мо­стью, в лече­нии пред­по­чти­тель­нее исполь­зо­вать имен­но груп­по­вые вари­ан­ты пси­хо­те­ра­пии.

Выводы

Таким обра­зом, мож­но сде­лать вывод, что интер­нет-зави­си­мость явля­ет­ся одним из спо­со­бов аддик­тив­ной реа­ли­за­ции, харак­тер­ной для лиц, име­ю­щих опре­де­лен­ный пре­мор­бид­ный фон (т.е. лич­ност­ные осо­бен­но­сти, спо­соб­ству­ю­щие фор­ми­ро­ва­нию соб­ствен­но аддик­тив­ной лич­но­сти, либо аддик­тив­ной реа­ли­за­ции с помо­щью Интер­нет у уже сфор­ми­ро­вав­ше­го­ся аддик­та). Вряд ли сто­ит ожи­дать широ­ко­го рас­про­стра­не­ния ИЗ, о кото­ром нас пре­ду­пре­жда­ли СМИ, учи­ты­вая дан­ные об этио­ло­гии и эпи­де­мио­ло­гии дан­но­го рас­строй­ства.

ЛИТЕРАТУРА

  1. O. Egger, Prof. Dr. M. Rauterberg «Internet Behavior and Addiction», 1996
  2. Ivan Goldberg, MD Web Publishing 1996–1999
  3. Kimberly Young Web Publishing 1996–1999
  4. Maressa Hecht Orzack, Ph.D. Web Publishing 1996–1999
  5. Ц.П. Коро­лен­ко, Н.В. Дмит­ри­е­ва «Соци­о­ди­на­ми­че­ская пси­хи­ат­рия»

Об авторе

Лос­ку­то­ва (Буро­ва) Вита­ли­на Алек­сан­дров­на — врач-пси­хи­атр, пси­хо­те­ра­певт, кан­ди­дат меди­цин­ских наук. Дис­сер­та­ция на тему: «Интер­нет-зави­си­мость как фор­ма нехи­ми­че­ских аддик­тив­ных рас­стройств» под руко­вод­ством д.м.н., проф., зав. каф. пси­хи­ат­рии и нар­ко­ло­гии Ново­си­бир­ской госу­дар­ствен­ной меди­цин­ской ака­де­мии Ц. П. Коро­лен­ко (авто­ре­фе­рат, 2004).

Член Обще­рос­сий­ской Про­фес­си­о­наль­ной Пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской Лиги (ОППЛ) и Евро­пей­ской Ассо­ци­а­ции Тран­закт­но­го Ана­ли­за (ЕАТА). Участ­ник обра­зо­ва­тель­ной про­грам­мы ЕАТА (руко­во­ди­тель PTSTA , д.м.н., проф. Д. И. Шуст­ов).

Сайт авто­ра: http://www.cbtdoctor.ru

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.