Бурова В.А. Интернет-зависимость в медицинской парадигме

Б

Сего­дня про­бле­мой Интер­нет-зави­си­мо­сти в Рос­сии инте­ре­су­ют­ся по боль­шей части жур­на­ли­сты, а зани­ма­ют­ся пси­хо­ло­ги. В дан­ной рабо­те, вопре­ки ска­зан­но­му, Интер­нет-зави­си­мость рас­смат­ри­ва­ет­ся с меди­цин­ской точ­ки зре­ния, как одно из про­яв­ле­ний зави­си­мо­го пове­де­ния.

Соглас­но клас­си­фи­ка­ции зави­си­мо­стей (аддик­ций), пред­ло­жен­ной Ц.П. Коро­лен­ко (1999), могут быть выде­ле­ны:

  1. хими­че­ские зави­си­мо­сти, где объ­ек­том зави­си­мо­сти явля­ет­ся пси­хо­ак­тив­ное веще­ство (при­ме­ры: алко­го­лизм, нар­ко­ма­ния, ток­си­ко­ма­ния и т.п.);
  2. нехи­ми­че­ские зави­си­мо­сти, где объ­ек­том зави­си­мо­сти явля­ет­ся пове­ден­че­ский пат­терн (при­ме­ры: пато­ло­ги­че­ский гэм­блинг, зави­си­мость отно­ше­ний, сек­су­аль­ная и любов­ная зави­си­мо­сти, зави­си­мость избе­га­ния, зави­си­мость от тра­ты денег, ургент­ная зави­си­мость, рабо­то­го­лизм, Интер­нет-зави­си­мость и т.п.);
  3. про­ме­жу­точ­ные зави­си­мо­сти, где непо­сред­ствен­но задей­ство­ва­ны био­хи­ми­че­ские меха­низ­мы (напри­мер, зави­си­мость от еды — пере­еда­ние или голо­да­ние).

Соглас­но E. Freedman (1992), суще­ству­ют сле­ду­ю­щие общие при­зна­ки зави­си­мо­го пове­де­ния:

  1. пред­вос­хи­ще­ние зави­си­мо­го пове­де­ния;
  2. зави­си­мое пове­де­ние про­дол­жа­ет­ся доль­ше, чем ожи­да­лось;
  3. необ­хо­ди­мость уве­ли­чи­вать про­дол­жи­тель­ность зави­си­мо­го пове­де­ния, что­бы достичь того же эффек­та;
  4. повто­ря­ю­щи­е­ся попыт­ки сокра­тить либо оста­но­вить зави­си­мое пове­де­ние;
  5. соци­аль­ная или про­фес­си­о­наль­ная актив­ность стра­да­ют по при­чине зави­си­мо­го пове­де­ния;
  6. зави­си­мое пове­де­ние про­дол­жа­ет­ся, несмот­ря на соци­аль­ные, про­фес­си­о­наль­ные про­бле­мы или про­бле­мы с зако­ном.

Нехи­ми­че­ские зави­си­мо­сти, по боль­шо­му счё­ту, «про­ни­зы­ва­ют» совре­мен­ное обще­ство. Как извест­но, всё, что при­но­сит чело­ве­ку удо­воль­ствие и может послу­жить спо­со­бом отвле­че­ния от теку­щих про­блем — потен­ци­аль­но обла­да­ет аддик­то­ген­ны­ми свой­ства­ми, т.е. может спро­во­ци­ро­вать раз­ви­тие зави­си­мо­сти.

Моти­ва­ция к зави­си­мо­сти, по сути сво­ей, явле­ние обще­че­ло­ве­че­ское — в осно­ве ее лежит стрем­ле­ние избе­жать боли (т.е. уйти от про­блем и их реше­ния) и полу­чить удо­воль­ствие. Интер­нет-сре­да предо­став­ля­ет такую воз­мож­ность и может высту­пать в каче­стве аддик­тив­но­го аген­та в силу сле­ду­ю­щих сво­их харак­те­ри­стик:

  • сверх­лич­ност­ная при­ро­да меж­лич­ност­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний;
  • воз­мож­ность ано­ним­ных соци­аль­ных интерак­ций;
  • воз­мож­ность реа­ли­зо­вать пред­став­ле­ния и фан­та­зии с обрат­ной свя­зью, вклю­чая раз­лич­ные вари­ан­ты иден­тич­но­сти, соци­аль­ных ролей;
  • вуай­е­ри­сти­че­ский аспект;
  • уни­каль­ные воз­мож­но­сти поис­ка ново­го собе­сед­ни­ка, отсут­ствие необ­хо­ди­мо­сти удер­жи­вать его вни­ма­ние;
  • рас­ши­ре­ние воз­мож­но­стей для ком­му­ни­ка­ции в раз­лич­ных вир­ту­аль­ных груп­пах, даю­щих воз­мож­ность при­об­ре­сти опре­де­лен­ный соци­аль­ный ста­тус;
  • неогра­ни­чен­ный доступ к инфор­ма­ции.
Рис. 1. Иерархия потребностей, по А. Маслоу
Рис. 1. Иерар­хия потреб­но­стей, по А. Мас­лоу

В Интер­не­те может свое­об­раз­ным обра­зом удо­вле­тво­рять­ся зна­чи­тель­ная часть потреб­но­стей чело­ве­ка, а имен­но, соглас­но пред­став­лен­ной на Рис. 1 иерар­хии А. Мас­лоу (1999): опре­де­лён­ные физио­ло­ги­че­ские (кибер­секс); без­опас­ность (а так­же ано­ним­ность); при­над­леж­ность (к зна­чи­мой груп­пе); любовь (вир­ту­аль­ные рома­ны) и ува­же­ние (со сто­ро­ны дру­гих участ­ни­ков вир­ту­аль­но­го сооб­ще­ства); само­ак­ту­а­ли­за­ция (в т.ч. за счёт воз­мож­но­сти осу­ществ­лять само­пре­зен­та­ции и полу­чать акту­аль­ную обрат­ную связь).

Интер­нет-зави­си­мость явля­ет­ся частью более широ­ко­го явле­ния — пато­ло­ги­че­ско­го исполь­зо­ва­ния ком­пью­те­ра. У чело­ве­ка со сфор­ми­ро­вав­шей­ся зави­си­мо­стью к вре­мя­пре­про­вож­де­нию в сети (напри­мер, с целью вир­ту­аль­но­го обще­ния посред­ством фору­мов, чатов или мно­го­поль­зо­ва­тель­ских сред) эта дея­тель­ность опо­сре­ду­ет­ся ком­пью­те­ром. В то же вре­мя при Интер­нет-зави­си­мо­сти ком­пью­тер часто опо­сре­ду­ет и дру­гие аддик­тив­ные актив­но­сти: сек­су­аль­ную — кибер­пор­но и кибер­секс, игро­вую — вир­ту­аль­ные кази­но, ком­пуль­сив­ный шопинг — Интер­нет-мага­зи­ны. Фак­ти­че­ски в меди­цин­ской пара­диг­ме не столь важ­но, что имен­но чело­век дела­ет в Интер­не­те — обща­ет­ся, поку­па­ет или игра­ет; важ­но, что вре­мя­пре­про­вож­де­ние в Интер­не­те при­во­дит к тому, что стра­да­ет пси­хи­че­ское здо­ро­вье / физи­че­ское здо­ро­вье / соци­аль­ная адап­та­ция.

Orzack (1996) выде­ля­ет сле­ду­ю­щие пси­хо­ло­ги­че­ские симп­то­мы Интер­нет-зави­си­мо­сти:

  • хоро­шее само­чув­ствие или эйфо­рия за ком­пью­те­ром;
  • невоз­мож­ность оста­но­вить­ся;
  • уве­ли­че­ние коли­че­ства вре­ме­ни, про­во­ди­мо­го за ком­пью­те­ром;
  • пре­не­бре­же­ние семьей и дру­зья­ми;
  • ощу­ще­ние пусто­ты, депрес­сии, раз­дра­же­ния вда­ли от ком­пью­те­ра;
  • ложь рабо­то­да­те­лям или чле­нам семьи о сво­ей дея­тель­но­сти;
  • про­бле­мы с рабо­той или уче­бой.

Док­тор М. Орзак так­же пред­ла­га­ет пере­чень физи­че­ских симп­то­мов Интер­нет-зави­си­мо­сти, кото­рые в дей­стви­тель­но­сти явля­ют­ся пря­мым след­стви­ем пато­ло­ги­че­ско­го исполь­зо­ва­ния ком­пью­те­ра:

  • син­дром кар­паль­но­го кана­ла (тун­нель­ное пора­же­ние нерв­ных ство­лов руки, свя­зан­ное с дли­тель­ным пере­на­пря­же­ни­ем мышц);
  • сухость в гла­зах;
  • голов­ные боли по типу миг­ре­ни;
  • боли в спине;
  • нере­гу­ляр­ное пита­ние, про­пуск при­е­мов пищи;
  • рас­строй­ства сна, изме­не­ние режи­ма сна;
  • пре­не­бре­же­ние лич­ной гиги­е­ной.

В меди­цин­ской пара­диг­ме по ана­ло­гии с кри­те­ри­я­ми пато­ло­ги­че­ско­го гэм­блин­га по DSM-IV мож­но пред­ло­жить сле­ду­ю­щие диа­гно­сти­че­ские кри­те­рии Интер­нет-зави­си­мо­сти:

А. Исполь­зо­ва­ние Интер­не­та вызы­ва­ет дис­тресс.

В. Исполь­зо­ва­ние Интер­не­та при­чи­ня­ет ущерб физи­че­ско­му, пси­хо­ло­ги­че­ско­му, меж­лич­ност­но­му, семей­но­му, эко­но­ми­че­ско­му или соци­аль­ну­му ста­ту­су.

Пред­по­ло­жи­тель­но, Cyber Disorder (кибер­растрой­ство) вой­дет в меж­ду­на­род­ную клас­си­фи­ка­цию болез­ней DSM-V (Zenhausen, 1995).

Ана­ли­зи­руя резуль­та­ты мас­штаб­но­го иссле­до­ва­ния Интер­нет-зави­си­мо­сти (3500 опро­шен­ных, для диа­гно­сти­ки исполь­зо­вал­ся пере­ве­ден­ный на рус­ский язык и адап­ти­ро­ван­ный тест К. Янг), про­ве­ден­но­го авто­ром в пери­од с 1999 по 2003 год в рус­ско­языч­ном сек­то­ре Интер­не­та, мож­но отме­тить, что рас­про­стра­нен­ность Интер­нет-зави­си­мо­сти соста­ви­ла око­ло 2% (см. Рис. 2), что кор­ре­ли­ру­ет с дан­ны­ми K. Young (1996) — зави­си­мы 1–5% поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та — и дру­гих иссле­до­ва­те­лей.

Рис. 2. Распространенность Интернет-зависимости.
Рис. 2. Рас­про­стра­нен­ность Интер­нет-зави­си­мо­сти.

В груп­пе зави­си­мых сред­ний воз­раст соста­вил 21 год (min – 14, max – 35), что может быть объ­яс­не­но и боль­шей попу­ляр­но­стью вре­мя­пре­про­вож­де­ния в сети с целью вир­ту­аль­но­го обще­ния у лиц моло­до­го воз­рас­та, и тем, что у них недо­ста­точ­но раз­ви­ты меха­низ­мы сдер­жи­ва­ния ком­пуль­сив­но­го пове­де­ния, само­ре­гу­ля­ции и кон­тро­ля эмо­ци­о­наль­ной сфе­ры.

Раз­ли­чие в соот­но­ше­нии полов меж­ду груп­пой Интер­нет-зави­си­мых и кон­троль­ной груп­пой не было выяв­ле­но, что сов­па­да­ет с резуль­та­та­ми иссле­до­ва­ний, про­ве­ден­ных в Вели­ко­бри­та­нии в уни­вер­си­те­те в Hertfordshire (Egger, Rauterberg, 1996).

Одним из харак­тер­ных при­зна­ков аддик­тив­ной актив­но­сти явля­ет­ся ее про­дол­жи­тель­ность доль­ше ожи­да­е­мо­го вре­ме­ни. Как пра­ви­ло, Интер­нет-зави­си­мые пыта­ют­ся скрыть от окру­жа­ю­щих и то, сколь­ко вре­ме­ни они про­во­дят в Интер­не­те, и то, чем имен­но они там зани­ма­ют­ся, посколь­ку боят­ся осуж­де­ния, кото­рое может трав­ми­ро­вать и без того неста­биль­ную (что харак­тер­но для зави­си­мой лич­но­сти) само­оцен­ку. Интер­нет-зави­си­мые сопро­тив­ля­ют­ся попыт­кам окру­жа­ю­щих, в первую оче­редь, чле­нов семьи, отвлечь их от пре­бы­ва­ния в Интер­не­те.

Чаще все­го имен­но бли­жай­шее окру­же­ние зави­си­мо­го начи­на­ет «бить тре­во­гу» в свя­зи с чрез­мер­но­стью вре­ме­ни, про­во­ди­мо­го им в сети, и с неспо­соб­но­стью кон­тро­ли­ро­вать это вре­мя. У само­го зави­си­мо­го обыч­но сни­же­но или отсут­ству­ет кри­ти­че­ское отно­ше­ние к сво­е­му состоянию/поведению. Зави­си­мые счи­та­ют, что они пол­но­стью кон­тро­ли­ру­ют себя и ситу­а­цию, так что смо­гут в любой момент оста­но­вить­ся. В реаль­но­сти же попыт­ки кон­тро­ля ока­зы­ва­ют­ся без­успеш­ны­ми, а коли­че­ство вре­ме­ни, про­во­ди­мо­го в сети, про­дол­жа­ет нарас­тать.

Вре­мя, затра­чи­ва­е­мое на пре­бы­ва­ние в Интер­не­те по мере про­грес­си­ро­ва­ния зави­си­мо­сти, начи­на­ет отни­мать­ся у дру­гих видов дея­тель­но­сти – домаш­них дел, вре­мя­пре­про­вож­де­ния с дру­зья­ми и род­ствен­ни­ка­ми, при­ё­ма пищи, сна, а так­же учё­бы или рабо­ты.

Интер­нет-зави­си­мые счи­та­ют, что с людь­ми лег­че общать­ся вир­ту­аль­но, и это при­во­дит их к посте­пен­ной изо­ля­ции в реаль­ной жиз­ни. Кон­тра­сти­руя со «скуч­ной и серой» реаль­но­стью, вир­ту­аль­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния кажут­ся вол­ну­ю­щи­ми и мно­го­обе­ща­ю­щи­ми. На прак­ти­ке Интер­нет-зави­си­мые часто заво­дят новые зна­ком­ства с поль­зо­ва­те­ля­ми, а не име­ю­щие зави­си­мо­сти, пред­по­чи­та­ют под­дер­жи­вать в сети уже име­ю­щи­е­ся отно­ше­ния.

В силу при­о­ри­тет­но­сти уста­нов­лен­ных посред­ством Интер­не­та меж­лич­ност­ных отно­ше­ний, у Интер­нет-зави­си­мых стра­да­ют тан­дем­ные отно­ше­ния, посколь­ку они пред­по­чи­та­ют нахож­де­ние в сети интим­но­му обще­нию с парт­не­ром. По мере про­грес­си­ро­ва­ния Интер­нет-зави­си­мо­сти преж­ний круг зна­комств быст­ро исче­за­ет и фор­ми­ру­ет­ся новый, из Интер­нет-сре­ды, где зави­си­мо­му уда­ет­ся завя­зы­вать соци­аль­ные кон­так­ты с боль­шей лег­ко­стью, и где нет необ­хо­ди­мо­сти дол­го их удер­жи­вать.

Неотъ­ем­ле­мой состав­ной частью раз­ви­тия аддик­тив­но­го про­цес­са явля­ют­ся аддик­тив­ные пере­жи­ва­ния вне сети: Интер­нет-зави­си­мым свой­ствен­но меч­тать, фан­та­зи­ро­вать, пред­вос­хи­щать, пред­вку­шать, чем они вско­ре зай­мут­ся в Интер­не­те. Стрем­ле­ние к аддик­тив­ной реа­ли­за­ции обу­слов­ле­но жела­ни­ем изба­вить­ся от дис­ком­форт­но­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го состо­я­ния пусто­ты, ску­ки, подав­лен­но­сти, раз­дра­же­ния или бес­по­кой­ства – изба­вить­ся и «почув­ство­вать себя луч­ше». Обще­ние в Интер­не­те дает таким людям иллю­зию воз­мож­но­сти без како­го-либо вре­да для себя кон­тро­ли­ро­вать свое эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние, вызы­вать по жела­нию чув­ство пси­хо­ло­ги­че­ско­го ком­фор­та, избав­лять­ся от непри­ят­ных эмо­ций и мыс­лей.

Нача­ло любой зави­си­мо­сти — фик­са­ция на аддик­тив­ном аген­те — обыч­но сопро­вож­да­ет­ся при­ят­ны­ми чув­ства­ми (эйфо­рия, пси­хи­че­ская релак­са­ция, ощу­ще­ние «взле­та», чув­ство без­за­бот­но­сти, уси­ле­ние вооб­ра­же­ния, чув­ство сво­бо­ды).

Интер­нет-зави­си­мые, нахо­дясь в сети, отме­ча­ют у себя эйфо­рию, ожив­ле­ние, воз­буж­де­ние. По мере про­грес­си­ро­ва­ния зави­си­мо­сти им тре­бу­ет­ся про­во­дить все боль­ше вре­ме­ни в сети для дости­же­ния того же эффек­та.

Раз­ви­тие зави­си­мо­сти посте­пен­но при­во­дит к изме­не­нию обра­за жиз­ни, нару­ше­нию режи­мов сна/бодрствования и отдыха/нагрузки, в резуль­та­те чего стра­да­ют не толь­ко рабо­то­спо­соб­ность и соци­аль­ная адап­та­ция, но и физи­че­ское здо­ро­вье. Слиш­ком про­дол­жи­тель­ное по вре­ме­ни, пре­вы­ша­ю­щее пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ские нор­мы, пре­бы­ва­ние в одной и той же неэр­го­но­мич­ной позе, нагруз­ка на зре­ние, позво­ноч­ник, мыш­цы кисти (осо­бен­но на пра­вой руке, кото­рая дви­жет мышью), пре­не­бре­же­ние регу­ляр­но­стью пита­ния, адек­ват­ны­ми физи­че­ски­ми нагруз­ка­ми – все это при­во­дит к ухуд­ше­нию обще­фи­зи­че­ско­го состо­я­ния здо­ро­вья. В ито­ге нарас­та­ет асте­ни­за­ция, появ­ля­ет­ся риск воз­ник­но­ве­ния физи­че­ских нару­ше­ний – а имен­но, выде­лен­ных М. Орзак симп­то­мов пато­ло­ги­че­ско­го исполь­зо­ва­ния ком­пью­те­ра, из кото­рых наи­бо­лее рас­про­стра­не­ны миг­ре­не­по­доб­ные голов­ные боли и боли в спине, сухость в гла­зах, син­дром кар­паль­но­го кана­ла (оне­ме­ние и боли в кисти руки).

Когда пре­бы­ва­ние в Интер­не­те пере­ста­ет при­во­дить зави­си­мо­го к изме­не­нию его состо­я­ния и настро­е­ния в луч­шую сто­ро­ну, воз­рас­та­ет риск сме­ны аддик­тив­ной реа­ли­за­ции, при­со­еди­не­ния допол­ни­тель­ной аддик­тив­ной реа­ли­за­ции или совер­ше­ния зави­си­мым суи­ци­даль­ной попыт­ки.

Диа­гно­сти­ро­вать нали­чие Интер­нет-зави­си­мо­сти в отли­чие от сво­бод­но выбран­но­го увле­че­ния мож­но при усло­вии сосре­до­то­че­ния субъ­ек­та на исполь­зо­ва­нии Интер­не­та в тече­ние про­дол­жи­тель­но­го про­ме­жут­ка вре­ме­ни, в тече­ние кото­ро­го нано­сит­ся ущерб дея­тель­но­сти в реаль­ной жиз­ни. Учи­ты­вая осо­бен­но­сти Интер­нет-сре­ды, новые поль­зо­ва­те­ли могут про­во­дить в ней дли­тель­ное вре­мя без фор­ми­ро­ва­ния зави­си­мо­сти. По резуль­та­там иссле­до­ва­ния, про­ве­ден­но­го авто­ром, Интер­нет-зави­си­мые в сред­нем поль­зо­ва­лись Интер­не­том более двух лет. На Рис. 3 пред­став­ле­ны дан­ные о дли­тель­но­сти («ста­же») при­ме­не­ния Интер­не­та респон­ден­та­ми. Дли­тель­ность нали­чия симп­то­мов Интер­нет-зави­си­мо­сти не отсле­жи­ва­лась.

Рис. 3. «Стаж» пребывания в Интернете.
Рис. 3. «Стаж» пре­бы­ва­ния в Интер­не­те.

Отме­ча­ет­ся, что при дли­тель­ном воз­дей­ствии аддик­тив­но­го аген­та у Интер­нет-зави­си­мых воз­ни­ка­ют сле­ду­ю­щие комор­бид­ные состо­я­ния:

  • депрес­сив­ные рас­строй­ства раз­лич­но­го реги­стра, в том чис­ле с суи­ци­даль­ны­ми тен­ден­ци­я­ми;
  • нару­ше­ния режи­ма и каче­ства сна;
  • цефал­гии;
  • боли в спине;
  • син­дром кар­паль­но­го кана­ла.

Пред­по­ло­же­ние о нали­чии поли­ад­дик­тив­ных про­яв­ле­ний (речь идет о хими­че­ских аддик­тив­ных реа­ли­за­ци­ях) у Интер­нет-зави­си­мых нашло под­твер­жде­ние — более трех чет­вер­тей опро­шен­ных из груп­пы «зави­си­мых» (см. Рис. 4) дали поло­жи­тель­ный ответ на вопрос о нали­чии лич­ност­но­го опы­та, свя­зан­но­го со зло­упо­треб­ле­ни­я­ми алко­го­лем, нар­ко­ти­че­ски­ми пре­па­ра­та­ми или дру­ги­ми веще­ства­ми, изме­ня­ю­щи­ми состо­я­ние созна­ния; в кон­троль­ной груп­пе таких было 34,92%.

Рис. 4. Коморбидность со злоупотреблениями алкоголем,наркотиками или любыми другими веществами, изменяющими состояние сознания в анамнезе.
Рис. 4. Комор­бид­ность со зло­упо­треб­ле­ни­я­ми алко­го­лем, нар­ко­ти­ка­ми или любы­ми дру­ги­ми веще­ства­ми, изме­ня­ю­щи­ми состо­я­ние созна­ния в ана­мне­зе.

Соглас­но полу­чен­ным дан­ным, груп­пу рис­ка раз­ви­тия Интер­нет-зави­си­мо­сти состав­ля­ют моло­дые люди (сред­ний воз­раст ~ 21 год), про­дол­жа­ю­щие обра­зо­ва­ние, не состо­я­щие в бра­ке, ука­зы­ва­ю­щие на нали­чие в про­шлом аффек­тив­ных рас­стройств и раз­лич­но­го рода аддик­тив­ных реа­ли­за­ций.

Мно­го­лет­ний опыт пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской рабо­ты с Интер­нет-зави­си­мы­ми паци­ен­та­ми поз­во­ля­ет нам выде­лить сле­ду­ю­щие чер­ты лич­но­сти Интер­нет-аддик­та в каче­стве основ­ных:

  • дефи­ци­тар­ная пси­хи­ка с хро­ни­че­ской неудо­вле­тво­рен­но­стью собой;
  • низ­кая само­оцен­ка;
  • инфан­тиль­ность;
  • эго­цен­тризм;
  • недо­ста­точ­ная ответ­ствен­ность;
  • низ­кая общи­тель­ность в повсе­днев­ной жиз­ни;
  • пред­по­чте­ние в Интер­не­те сер­ви­сов, свя­зан­ных с обще­ни­ем;
  • склон­ность к аффек­тив­ным коле­ба­ни­ям

Таким обра­зом, Интер­нет-зави­си­мость фор­ми­ру­ет­ся у лич­но­сти с соот­вет­ству­ю­щи­ми пре­мор­бид­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми или явля­ет­ся новой аддик­тив­ной реа­ли­за­ци­ей у лич­но­сти со сфор­ми­ро­ван­ной зави­си­мо­стью. Для диа­гно­сти­ки Интер­нет-зави­си­мо­сти целе­со­об­раз­но исполь­зо­вать доста­точ­но валид­ный тест К. Янг (коэф­фи­ци­ент Alpha Крон­ба­ха = 0,9116; резуль­тат split-half теста (Correlation between forms) = 0,7869; зна­чи­мость кор­ре­ля­ции для всех пунк­тов p < 0,001).

Раз­ви­тие Интер­нет-зави­си­мо­сти начи­на­ет­ся с фик­са­ции на аддик­тив­ном аген­те — Интер­не­те, а далее про­хо­дит сле­ду­ю­щие ста­дии:

  1. фор­ми­ро­ва­ние аддик­ции;
  2. раз­ви­тие аддик­ции;
  3. удер­жи­ва­ние аддик­ции.

Все зави­си­мо­сти име­ют общие меха­низ­мы фор­ми­ро­ва­ния и раз­ви­тия, поэто­му их нель­зя делить на «пло­хие» и «хоро­шие». Без­услов­но, Интер­нет-зави­си­мость кажет­ся на пер­вый взгляд более соци­аль­но-при­ем­ле­мой, чем игро­вая (пато­ло­ги­че­ский гэм­блинг) или алко­голь­ная зави­си­мо­сти, но по сути это не так.

Как толь­ко дан­ная аддик­тив­ная реа­ли­за­ция (в дан­ном слу­чае, с помо­щью вре­мя­пре­про­вож­де­ния в Интер­не­те) пере­ста­ет выпол­нять свою функ­цию – слу­жить инстру­мен­том для сме­ны дис­ком­форт­но­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го состо­я­ния на более ком­форт­ное «как по вол­шеб­ству», аддик­тив­ная лич­ность начи­на­ет исполь­зо­вать для дости­же­ния все той же цели дру­гую аддик­тив­ную реа­ли­за­цию (напри­мер, сек­су­аль­ную аддик­цию), либо идёт по пути услож­не­ния аддик­тив­ной реа­ли­за­ции (напри­мер, при­со­еди­не­ния алко­голь­ной к Интер­нет-зави­си­мо­сти). Исхо­дя из это­го, заме­на менее соци­аль­но при­ем­ле­мой аддик­ции на более соци­аль­но при­ем­ле­мую пред­став­ля­ет­ся неце­ле­со­об­раз­ной.

Тера­пия долж­на быть направ­ле­на не на кон­крет­ную аддик­тив­ную реа­ли­за­цию, а на зави­си­мую лич­ность.

Пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский под­ход к зави­си­мой лич­но­сти пред­по­ла­га­ет про­дол­жи­тель­ную (не менее 6 меся­цев) инди­ви­ду­аль­ную и/или груп­по­вую тера­пию. Основ­ны­ми точ­ка­ми при­ло­же­ния пси­хо­те­ра­пии явля­ют­ся низ­кая само­оцен­ка, пло­хая пере­но­си­мость фруст­ра­ций и сла­бый кон­троль над импуль­са­ми.

Цели пси­хо­те­ра­пии долж­ны вклю­чать: повы­ше­ние само­оцен­ки и само­осве­дом­лен­но­сти, уси­ле­ние кон­тро­ля над импуль­са­ми, уве­ли­че­ние ста­биль­но­сти меж­лич­ност­ных отно­ше­ний, соци­аль­ную адап­та­цию; ана­лиз теку­щих копинг-стра­те­гий и осво­е­ние новых, более эффек­тив­ных стра­те­гий совла­да­ния; обу­че­ние целе­по­ла­га­нию, а так­же забо­те о себе, сво­ем душев­ном и физи­че­ском здо­ро­вье.

Для рабо­ты с Интер­нет-зави­си­мы­ми часто исполь­зу­ет­ся когни­тив­но-пове­ден­че­ский под­ход, где пове­ден­че­ские тех­ни­ки направ­ле­ны на обу­че­ние паци­ен­та навы­кам само­кон­тро­ля и само­ре­гу­ля­ции, струк­ту­ри­ро­ва­нию соб­ствен­но­го вре­ме­ни, релак­са­ци­он­ным тех­ни­кам. Когни­тив­ные тех­ни­ки через рабо­ту с так назы­ва­е­мы­ми «авто­ма­ти­че­ски­ми» (некон­тро­ли­ру­е­мы­ми) мыс­ля­ми поз­во­ля­ют выявить и изме­нить дез­адап­тив­ные уста­нов­ки, при­во­дя­щие к зави­си­мо­му пове­де­нию, на адап­тив­ные. В про­цес­се тера­пии паци­ент обя­за­тель­но ведет днев­ник, в кото­ром отме­ча­ет коли­че­ство вре­ме­ни, затра­чи­ва­е­мое на раз­лич­ные виды дея­тель­но­сти (вклю­чая пре­бы­ва­ние в Интер­не­те), запи­сы­ва­ет мыс­ли, эмо­ции, опи­сы­ва­ет свое пове­де­ние в стрес­си­ру­ю­щих ситу­а­ци­ях.

Осо­бую роль игра­ет рабо­та с семьей Интер­нет-зави­си­мо­го. Как пра­ви­ло, чер­ты лич­но­сти, пре­мор­бид­ные для раз­ви­тия какой-либо зави­си­мо­сти, фор­ми­ру­ют­ся в семье с боль­шим коли­че­ством соза­ви­си­мых моде­лей пове­де­ния. Часто в такой семье кто-либо из ее чле­нов явля­ет­ся явным носи­те­лем хими­че­ской зави­си­мо­сти (напри­мер, алко­го­лик) или нехи­ми­че­ской (игро­ман, рабо­то­го­лик). Вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду чле­на­ми такой семьи стро­ят­ся в основ­ном на мани­пу­ля­ци­ях, в ущерб искрен­ним, откры­тым ком­му­ни­ка­ци­ям. Семей­ные стра­те­гии кон­тро­ля и защи­ты, обыч­но исполь­зу­е­мые в соза­ви­си­мых семьях в отно­ше­нии Интер­нет-зави­си­мо­го чле­на семьи, ока­зы­ва­ют­ся неэф­фек­тив­ны­ми. Важ­но обу­чить близ­ких Интер­нет-зави­си­мо­го эффек­тив­ным стра­те­ги­ям пове­де­ния, помочь им пре­одо­леть соб­ствен­ные соза­ви­си­мые моде­ли, изме­нить семей­ную систе­му ком­му­ни­ка­ций.

По вра­чеб­ным пока­за­ни­ям, в тех слу­ча­ях, когда пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ско­го вме­ша­тель­ства ока­зы­ва­ет­ся недо­ста­точ­но, к пси­хо­те­ра­пии может быть при­со­еди­не­на пси­хо­фар­ма­ко­те­ра­пия. Извест­но, что в пато­ге­не­зе нехи­ми­че­ских зави­си­мо­стей задей­ство­ван дефи­цит серо­то­ни­на, что при­во­дит к раз­ви­тию тре­во­ги, сни­же­нию фона настро­е­ния и уси­ле­нию ком­пуль­сив­но­сти. Инги­би­ро­ва­ние обрат­но­го захва­та серо­то­ни­на (Мосо­лов, 1996) при­во­дит к сле­ду­ю­щим кли­ни­че­ским эффек­там: ослаб­ле­нию депрес­сив­ной и обсес­сив­но-ком­пуль­сив­ной симп­то­ма­ти­ки, тре­во­ги, ток­си­ко­ма­ни­че­ской зави­си­мо­сти, боле­во­го син­дро­ма; подав­ле­нию агрес­сив­но­го и суи­ци­даль­но­го пове­де­ния. Пере­чис­лен­ные эффек­ты слу­жат осно­ва­ни­ем для при­ме­не­ния анти­де­прес­сан­тов из груп­пы селек­тив­ных инги­би­то­ров обрат­но­го захва­та серо­то­ни­на (СИОЗС) в лече­нии раз­лич­ных зави­си­мо­стей, в т.ч. Интер­нет-зави­си­мо­сти.

Обла­да­ю­щие анти­ком­пуль­сив­ным, про­ти­во­тре­вож­ным и анти­де­прес­сив­ным дей­стви­ем, анти­де­прес­сан­ты из груп­пы СИОЗС, такие, как, напри­мер, флу­вок­са­мин (Hollander et al., 2000), цита­ло­прам (Zimmerman et al., 2002), эсци­та­ло­прам (Grant et al, 2006, Koran et al, 2007) и дру­гие, успеш­но при­ме­ня­ют­ся в пси­хо­фар­ма­ко­те­ра­пии нехи­ми­че­ских зави­си­мо­стей.

В каче­стве про­фи­лак­ти­ки раз­ви­тия Интер­нет-зави­си­мо­сти мож­но реко­мен­до­вать повы­ше­ние осве­дом­лен­но­сти моло­де­жи о раз­лич­ных видах зави­си­мо­стей и их опас­но­стях, рас­ши­ре­ние воз­мож­но­стей для моло­дых людей занять своё сво­бод­ное вре­мя какой-то дея­тель­но­стью, напри­мер, соци­аль­ной — уча­сти­ем в обще­ствен­ной жиз­ни, спор­тив­ной — доступ­но­стью спор­тив­ных сек­ций и т.п.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Коро­лен­ко Ц.П., Дмит­ри­е­ва Н.В. Пси­хо­со­ци­аль­ная аддик­то­ло­гия. – Ново­си­бирск: Олсиб, 2001.
  2. Коро­лен­ко Ц.П., Дмит­ри­е­ва Н.В. Соци­о­ди­на­ми­че­ская пси­хи­ат­рия. – Ново­си­бирск: Изда­тель­ство НГПУ, 1999.
  3. Лос­ку­то­ва В.А. Интер­нет-зави­си­мость как фор­ма нехи­ми­че­ских аддик­тив­ных рас­стройств: Дисс… канд. мед. наук. — Ново­си­бирск, 2004.
  4. Мас­лоу А. Новые рубе­жи чело­ве­че­ской при­ро­ды. — М.: Смысл, 1999.
  5. Мосо­лов С.Н. Осно­вы пси­хо­фар­ма­ко­те­ра­пии. – Москва: Восток, 1996.
  6. Egger 0. & Rauterberg M. Internet Behaviour and Addiction. Semester thesis // Swiss Federal Institute of Technology, Zurich Internet Behavior and addiction, 1996.
  7. Freedman E. The Addiction Process: Effective Social Work Approaches // New York: Longman. 1992.
  8. Grant J.E., Potenza M.N. Escitalopram treatment of pathological gambling with co-occurring anxiety: an open-label pilot study with double-blind discontinuation // International Clinical Psychopharmacology 2006„, vol. 21, № 4, pp 203–209.
  9. Hollander E., DeCaria C.M., Finkell, J.N., Begaz T., Wong, C.M., Cartwright, Ch. A Randomized Double-Blind Fluvoxamine/Placebo Crossover Trial in Pathologic Gambling // Biological Psychiatry, 2000, vol. 47, pp.813–817.
  10. Koran L.M., Aboujaoude E.N., Solvason B., Gamel N.N., Smith E.H. Escitalopram for compulsive buying disorder: a double-blind discontinuation study. // Journal of Clinical Psychopharmacology, 2007, vol. 27, № 2, pp. 225–227.
  11. Orzack M., Hecht Ph.D. Computer Addiction Services. 1996–2003.
  12. Young K.S. Addiction to the Internet: A case that breaks the stereotype // Psychological Reports, 1996, vol 79, № 3 (Pt. 1), рp. 899–902.
  13. Zenhausen B. Preliminary Draft of the DSM-V Committee on Cyberdisorders // Posted to Listserv: Virtpsy. 1995.
  14. Zimmerman M., Breen R.B. Posternak M.A. An Open-Label Study of Citalopram in the Treatment of Pathological Gambling// Journal of Clinical Psychiatry, vol. 63? № 1, January 2002.

Источ­ник: «Интер­нет-зави­си­мость: пси­хо­ло­ги­че­ская при­ро­да и дина­ми­ка раз­ви­тия», ред.-сост. А.Е.Войскунский. — М.: Акро­поль, 2009. стр. 152–164, ISBN 978–5-98807–037-5

Об авторе

Лос­ку­то­ва (Буро­ва) Вита­ли­на Алек­сан­дров­на — врач-пси­хи­атр, пси­хо­те­ра­певт, кан­ди­дат меди­цин­ских наук. Дис­сер­та­ция на тему: «Интер­нет-зави­си­мость как фор­ма нехи­ми­че­ских аддик­тив­ных рас­стройств» под руко­вод­ством д.м.н., проф., зав. каф. пси­хи­ат­рии и нар­ко­ло­гии Ново­си­бир­ской госу­дар­ствен­ной меди­цин­ской ака­де­мии Ц. П. Коро­лен­ко (авто­ре­фе­рат, 2004).

Член Обще­рос­сий­ской Про­фес­си­о­наль­ной Пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской Лиги (ОППЛ) и Евро­пей­ской Ассо­ци­а­ции Тран­закт­но­го Ана­ли­за (ЕАТА). Участ­ник обра­зо­ва­тель­ной про­грам­мы ЕАТА (руко­во­ди­тель PTSTA , д.м.н., проф. Д. И. Шуст­ов).

Сайт авто­ра: http://www.cbtdoctor.ru

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkgooglepluspinterest