Бутрова Н.Н., Цариценцева О.П. Содержание образа «Я-виртуальное» пользователей Интернета (на примере юношеского возраста)

Б

На современном этапе развития общества массовая компьютеризация, информатизация, внедрение информационной техники во все сферы общественной жизни вызвали изменения не только в экономической, политической, социальной и духовной жизни нашей страны, но и в траекториях развития и становления личности. Данный факт отмечается многими отечественными и зарубежными исследователями (Б. Шнейдерман, Л. Н. Бабанин, А. О. Прокшина, В. А. Солодовник и О. К. Тихомиров). Например, А. Е. Войскунский с соавторами указывают: информационные технологии сами по себе не могут влиять только лишь отрицательно на личностное развитие в юношеском возрасте [1]. Например, при интернет-аддикции возникают негативные личностные изменения, однако возможно и позитивное развитие отдельных способностей и Я-концепции, а также мотивационной сферы в целом. 

Можно предположить, что Интернет не просто предоставляет новые возможности для общения, но продуцирует особое культурное пространство, в рамках которого личность вовлекается в новые виды деятельности и получает в свое распоряжение средства и орудия, опосредствующие процесс формирования образа «Я».

Образ «Я» является весьма сложным когнитивным образованием, представляя собой важный структурный элемент Я-концепции личности. Актуальность исследования проблем, связанных с изучением различных аспектов образа «Я», подтверждается и тем, что за последние пять лет появились работы, в которых Я-концепция, образ «Я» становятся ключевыми: Ф. К. Свободный (2003), С. В. Малышева (2003), М. А. Василец (2004), О. В. Дутчина (2004), Н. А. Костина (2005), И. И. Силантьева, Ю. Г. Клименко (2005).

Образ «Я-виртуальное» пользователей Интернета не становился предметом специального систематического исследования, в то время как в условиях современного общества с распространением Интернета возникает необходимость исследовать представления человека о себе, возникающее в новых, сгенерированных компьютерными технологиями виртуальных реальностях, что является обоснованием выделения дополнительной модальности – образа «Я-виртуальное» (М. С. Иванов, Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова). Таким образом, возникает противоречие между потребностью в понимании психологического содержания образа «Я-виртуальное» и недостаточностью представлений о его сущности и специфике.

Таким образом, цель нашего исследования заключалась в описании специфических содержательных особенностей образа «Я-виртуальное» пользователей Интернета.

В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи:

  1. проанализировать современные подходы к изучению «Я-концепции» и ее когнитивного компонента (образа «Я»), определить содержание данного понятия в отечественной и зарубежной психологической литературе, уточнить определение понятия образа «Я-виртуальное»;
  2. обосновать методы и методики изучения содержания образа «Я-реальное», «Я-виртуальное» и «Я-идеальное» пользователей Интернета;
  3. провести эмпирическое изучение содержания образа «Я-виртуальное» пользователей Интернета и описать содержание образа «Я-виртуальное» пользователей Интернета через совокупность личностных характеристик;
  4. на основе сравнительного анализа с когнитивными компонентами других модальностей выявить отличительные особенности образа «Я-виртуальное» пользователей Интернета, описав его как специфическую составляющую образа «Я» личности;
  5. изучить уровень дифференциации образа «Я-виртуальное» от образов «Я-идеальное» и «Я-реальное» пользователей Интернета;
  6. по результатам эмпирического исследования разработать рекомендации для психолога по организации коррекционно-развивающей работы с пользователями Интернета, имеющими диффузный и аморфный уровни дифференциации образов «Я».

Объект исследования – образ «Я-виртуальное» пользователей Интернета. Предмет исследования – содержательные особенности образа «Я-виртуальное» пользователей Интернета.

В данном исследовании на основании поставленной цели была выдвинута гипотеза о том, что содержание образа «Я-виртуальное» имеет ряд специфических особенностей в сравнении с образами «Я-идеальное» и «Я-реальное».

В эмпирическом исследовании приняли участие студенты III курса Оренбургского государственного колледжа в возрасте 18–19 лет. Общее количество испытуемых 40 человек, из них 27 девушек и 13 юношей.

Опишем теоретические основания эмпирического исследования. С точки зрения отечественных психологов (Б. Г. Ананьева, И. С. Кона, Д. А. Леонтьева, А. Б. Орлова, В. В. Столина, А. А. Реана, С. Л. Рубинштейна и др.), Я-концепция – это совокупное представление человека о самом себе, система его установок относительно собственной личности. Я-концепция рассматривается в рамках проблемы «Я», которая связана с разработкой понятия «самосознание» и реализацией теоретико-методологических идей С. Л. Рубинштейна, которые доказывают причинно-следственную зависимость внешнего и внутреннего проявления самосознания личности, способов выражения отношений к себе, к людям и к миру в целом [2].

Комплексное и операционализированное с социально-психологической точки зрения видение проблемы структурных составляющих понятие «Я» представлено в концепции Р. Бернса (1986) [3]. Он предлагает рассматривать Я-концепцию как сумму установок, направленных на самого себя. В структуре Я-концепции выделяются три составляющие:

  1. образ «Я» – представления индивида о самом себе;
  2. самооценка – аффективная оценка этого представления, обладающая различной степенью интенсивности в зависимости от уровня принятия тех или иных самохарактеристик;
  3. поведенческая реакция – те действия, которые вызываются образом «Я» и самооценкой.

Образ «Я-виртуальное», опосредованный Интернетом, представляет собой самостоятельную когнитивную составляющую отдельной модальности в структуре Я-концепции личности. Согласно результатам исследований Ю. М. Кузнецовой и Н. В. Чудовой, «Я-виртуальное» занимает позицию между «Я-реальное» и «Я-идеальное», что объясняется авторами как придание ситуации интернет-общения функции зоны ближайшего развития личности [4].

Фактически психологи находят у человека не один образ его «Я», а множество сменяющихся друг друга «Я»-образов, попеременно то выступающих на передний план самосознания, то утрачивающих свою актуальность в данной ситуации социального взаимодействия. Отсюда – неизбежная множественность образов «Я», так объясняет И. С. Кон данный феномен. Поэтому, хотя понятие образа «Я» предполагает внутреннее единство и тождественность личности, фактически индивид имеет множество разных образов «Я», которые конструируются под разными углами зрения [5].

Для характеристики человека, находящегося в сети Интернет или играющего, в процессе игры используется термин «Я-виртуальное». Это понятие представляется весьма удобным для описания комплекса изменений в психическом состоянии, границ психической реальности человека, действующего в условиях моделируемого виртуального мира. Как уже упоминалось выше, М. С. Иванов, Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова выделяют дополнительную модальность образа «Я» – образ «Я-виртуальное» [6].

При планировании эмпирического исследования мы опирались на следующее определение: образ «Я-виртуальное» – это представление человека о самом себе, осмысленное и презентуемое в виртуальном пространстве.

Для изучения содержания образа «Я-виртуальное» пользователей Интернета юношеский возраст был выбран на том основании, что именно на этом этапе происходит постепенное изменение компонентов Я-концепции, в частности соотношение телесных и морально-психологических компонентов своего «Я» [7; 8]. 

Диагностический аппарат исследования представлен следующими методиками: семантический дифференциал Ч. Осгуда (модификация Е. Ю. Артемьевой); методика диагностики межличностных отношений Т. Лири (модификация Л. Н. Собчик). Основанием подбора нами данных методик послужила позиция Е. С. Шильштейна, который в своей работе пишет, что традиционным языком описания «Я» является контекст личностных качеств. Действительно, если «Я» – это то, что мы о себе думаем, следовательно, образ «Я» – это система приписываемых себе личностных свойств и качеств. Обработка эмпирических данных проводилась с помощью программы Statistica 6.0.

На первом этапе мы проанализировали содержание образа «Я-виртуальное» пользователей Интернета (рис. 1). Для этих задач мы использовали семантический дифференциал. В качестве вербальных антонимов в данном варианте семантического дифференциала были выбраны личностные характеристики, затрагивающие такие сферы, как самоотношение, активность и общение.

Рис. 1. Образ «Я-виртуальное» пользователей Интернета
Рис. 1. Образ «Я-виртуальное» пользователей Интернета

Прилагательные, имеющие наибольшие проценты: уверенный в себе (6,1%), деловитый (5,6%), добродушный (6,4%), настойчивый (6,3%), самостоятельный (6,9% – наибольший показатель), симпатичный (6,6%), понимающий других (6,7%), решительный (6,4%) и привлекательный (6,3%). Наименьшие проценты у таких прилагательных, как оживленный (4,2%), предупредительный (5,4%), доминирующий (4,9%), откровенный (5%), импульсивный (5,2%), пробивной (5,3%), шумный (4,1% – наименьший показатель), деятельный (4,3%), определяющий (4,3%).

Очевидно, что образ «Я-виртуальное» можно описать такими характеристиками, как уверенный в себе, деловитый, добродушный, настойчивый, самостоятельный, симпатичный, понимающий других, решительный, привлекательный, спокойный, бесцеремонный, подчиняющийся, неоткровенный, уравновешенный, податливый, тихий, осмотрительный, слушающий.

Эти характеристики, на основе корреляционного анализа, группируются, образуя ядерные группы, центрами (ядрами) которых выступают такие прилагательные, как привлекательный, симпатичный, уверенный в себе, настойчивый, шумный, оживленный, решительный, доминирующий и понимающий других. Эти данные наглядно можно увидеть на рис. 2, на котором изображены корреляционные плеяды образа «Я-виртуальное».

Рис. 2. Корреляционная плеяда по образу «Я-виртуальное»
Рис. 2. Корреляционная плеяда по образу «Я-виртуальное». Примечание. Положительные корреляции обозначили сплошной линией — ; отрицательные корре- ляции обозначили пунктиром --- ; высокие положительные корреляции – жирной сплошной линией — .

Данная корреляционная плеяда имеет различные положительные и отрицательные корреляционные связи, из них одна положительная взаимосвязь наиболее высокая, есть три отрицательные связи.

Особенностью данной плеяды является большее количество корреляционных связей. На основе анализа корреляционных плеяд можно сделать вывод, что в виртуальности первостепенным становится для человека создать себе привлекательный и симпатичный внешний образ, а уже потом в действиях проявляются такие характеристики, как оживленный, уверенный в себе, настойчивый и шумный, которые, возможно, больше направлены на привлечение внимания со стороны других пользователей Интернета. При этом такие характеристики, как оживленный, решительный, доминирующий и понимающий других, возможно, начинают проявляться непосредственно в самом взаимодействии в Сети.

На следующем этапе для наиболее полного описания содержания образа «Я-виртуальное» именно с точки зрения межличностных отношений мы обратились к результатам, полученным по методике Т. Лири (модификация Л. Н. Собчик). 

По образу «Я-виртуальное» можно отметить социальные ориентации, имеющие наибольшие проценты: первый октант – властно-лидирующий тип (12,7%), который проявляется в уверенности в себе, умении быть хорошим наставником и организатором; второй октант – независимо-доминирующий тип (12,9%), содержащий такие характеристики, как уверенный, независимый, соперничающий; третий октант – прямолинейно-агрессивный тип (13,1%), отражающий искренность, непосредственность, прямолинейность, настойчивость в достижении цели; четвертый октант – недоверчиво-скептический стиль (12,2%), содержащий реалистичность базы суждений и поступков, скептицизм и неконформность; седьмой октант – сотрудничающе-конвенциальный стиль (14,4% – наибольший показатель), отражающий стремление к тесному сотрудничеству с референтной группой, к дружелюбным отношениям с окружающими; восьмой октант – ответственно-великодушный тип (13,8%), характеризующийся готовностью помогать окружающим, развитым чувством ответственности.

Октанты, имеющие наименьшие показатели: пятый октант – покорно-застенчивый тип (9,9% – наименьший показатель), содержит такие характеристики, как скромность, застенчивость, склонность брать на себя чужие обязанности; шестой октант – зависимо-послушный тип (11%), отражает следующие качества: потребность в помощи, доверии со стороны окружающих.

При описании образа «Я-виртуальное» пользователями Интернета были использованы такие параметры, как, с одной стороны, реалистичность базы суждений и поступков, скептицизм и неконформность; стремление к тесному сотрудничеству с референтной группой; готовность помогать окружающим, развитое чувство ответственности, а с другой стороны, доминирование, возвышение себя над другими, недружелюбие, холодность, неблагосклонность, натянутость отношений с другими; умение быть хорошим наставником и организатором. Можно сказать, что в Интернете человек проявляет себя как индивид, который действует в одиночку, и в принципе ему не нужны помощники или друзья либо эти отношения лишь формальность.

Рис. 3. Образ «Я-виртуальное» пользователей Интернета
Рис. 3. Образ «Я-виртуальное» пользователей Интернета

Ранее мы описали содержание образа «Я-виртуальное» пользователей Интернета, которое выражено различными личностными характеристиками и социальными ориентациями. Для того чтобы утверждать, что образ «Я-виртуальное» – это отличная от других модальность в структуре целостного образа «Я» личности, мы провели сравнительный анализ содержания образов «Я-виртуальное», «Я-идеальное» и «Я-реальное» пользователей Интернета.

На первом этапе мы проанализировали результаты, полученные по модифицированному варианту семантического дифференциала Ч. Осгуда.

Образ «Я-виртуальное» отличается от образа «Я-реальное» по таким характеристикам, как уверенный в себе (Uэмп. = 585, ρ ≤ 0,05) и самостоятельный (Uэмп. = 581.5, ρ ≤ 0,05), причем образ «Я-виртуальное» описывается как более уверенный в себе и более самостоятельный, чем образ «Я-реальное».

Образ «Я-виртуальное» менее самостоятельный (Uэмп. = 555,5; ρ ≤ 0,01), привлекательный (Uэмп. = 612; ρ ≤ 0,01) и решительный (Uэмп. = 569,5; ρ ≤ 0,05), чем образ «Я-идеальное».

Далее, преследуя те же задачи, сравнили результаты по методике Т. Лири.

Различия значений по образам «Я-реальное» и «Я-виртуальное» по критерию Манна – Уитни

Различия значений по образам «Я-реальное» и «Я-виртуальное» по критерию Манна – Уитни
* Различия находятся в зоне значимости (1%). 
** Различия находятся в зоне неопределенности (5%).  

Содержание образа «Я-виртуальное» пользователей Интернет имеет общие характеристики с другими образами, но, в тоже время, наблюдаются и ряд отличительных особенностей, описанных ранее.

Образ «Я-виртуальное» отличается и от образа «Я-идеальное» по следующему параметру, который в «Я-идеальном» выше, чем в «Я-виртуальном», – уверенность в себе, умение быть хорошим наставником и организатором, свойства руководителя.

И наоборот, по параметрам, которые в образе «Я-виртуальное» выше, чем в образе «Я-идеальное»:

  • реалистичность базы суждений и поступков, скептицизм и неконформность;
  • искренность, непосредственность, прямолинейность, настойчивость в достижении цели;
  • скромность, застенчивость, склонность брать на себя чужие обязанности;
  • помощь и доверие со стороны окружающих.

Очевидно, что в образе «Я-виртуальное» в меньшей степени представлены социальные ориентации, характерные для образа «Я-реальное», а именно:

  • уверенность в себе, умение быть хорошим наставником, организатором и руководителем;
  • выраженная готовность помогать окружающим, развитое чувство ответственности;
  • застенчивость, скромность, склонность брать на себя чужие обязанности;
  • потребность в помощи, доверии со стороны окружающих;
  • стремление к тесному сотрудничеству с референтной группой, дружелюбное отношение с окружающими;
  • реалистичность суждений и поступков, скептицизм и неконформность.

Исходя из этого можно сделать вывод о содержании и о специфических отличиях в содержании образа «Я-виртуальное» от образов «Я-реальное» и «Я-идеальное». Во-первых, это те качества, которые не представлены при описании других образов: бесцеремонный, уравновешенный и недоброжелательный. Во-вторых, это характеристики, преобладающие в большей степени в описании именно виртуального образа: самостоятельный, привлекательный, искренний, непосредственный, прямолинейный, настойчивый в достижении цели. И в-третьих, характеристики, в меньшей степени представленные в образе «Я-виртуальное» по сравнению с другими образами: тихий, проявляет себя как хороший наставник, организатор и руководитель; стремится к тесному сотрудничеству с референтной группой, к дружелюбным отношениям с окружающими; готов помогать окружающим с менее развитым чувством ответственности.

Очевидно, что образ «Я-виртуальное» существует как самостоятельная модальность в целостном образе «Я» и его содержание отлично от других модальностей.

Если образ «Я-виртуальное» – это самостоятельная когнитивная составляющая образа «Я» личности, то следующую задачу мы сформулировали так: выяснить, насколько дифференцирован образ «Я-виртуальное» пользователей Интернета от других образов «Я-идеального» и «Я-реального». По результатам каждого участника исследования мы расчитали статистическую достоверность различий в описании личностных характеристик, отнесенных к каждому из образов «Я-виртуального», «Я-идеального» или «Я-реального». Расчет проводился по критерию Манна – Уитни. При анализе полученных данных нами были выделены три основные группы по степени дифференцированности образов в различных модальностях:

  • устойчивая дифференциация – образы четко дифференцированы, то есть у пользователя в описании личностных характеристик имеются статистические значимые различия в содержании образами «Я-виртуальное», «Я-идеальное» и «Я-реальное»;
  • диффузная дифференциация – образы частично дифференцированы, то есть содержание образа «Я-виртуальное» сливается либо с образом «Я-идеальное», либо с образом «Я-реальное»;
  • аморфная дифференциация – образы слиты по всем модальностям.

Результаты представлены на рис. 4.

Рис. 4. Дифференцированность образа «Я-виртуальное» от других образов пользователей Интернета
Рис. 4. Дифференцированность образа «Я-виртуальное» от других образов пользователей Интернета

Обращает на себя внимание тот факт, что лишь 25% пользователей Интернета имеют устойчивую дифференциацию образа «Я», это свидетельствует о том, что они имеют четко дифференцированый образ «Я». Такое же количество пользователей Интернета имеет диффузную дифференциацию в отношении содержания образов «Я-виртуальное» и «Я-реальное», это говорит о том, что содержание образа «Я-виртуальное» сливается с образом «Я-реальное». Также диффузная дифференциация в отношении содержания образов «Я-виртуальное» и «Я-идеальное» имеется у 20% пользователей Интернета. И аморфная дифференциация, выраженная в слиянии образов по всем модальностям, составляет 30% от общего числа испытуемых.

Следовательно, лишь 25% характеризуются устойчивой дифференциацией, а остальным надо помогать дифференцировать, потому что, как говорили Л. Я. Дорфман, И. С. Кон, А. А. Веретенников, М. Боуэн, образы должны быть дифференцированы, а следовательно, образы «Я-реальное», «Я-виртуальное», «Я-идеальное» не должны сливаться, дифференциация образов – это норма. Поэтому далее мы опишем рекомендации по организации работы с дифференциацией образа «Я-виртуальное».

Проблемы интеграции образа «Я», которые проявились в результатах нашего исследования, занимают одно из центральных мест в психологии здоровья. Б. С. Братусь, О. С. Васильева, Г. Олпорт, К. Г. Юнг, М. Ягода рассматривают интегрированный образ «Я» как критерий психического здоровья, как важный признак здорового функционирования личности в целом; успешной систематизации субъектом социального опыта и осуществления полноценной коммуникации с окружающими. Но интеграция образа «Я», то есть построение целостного образа себя, невозможна без способности дифференциации различных «Я»-образов, что обеспечивает возможность личностного роста. 

Показателем зрелости личности может быть только ее целостность, рассмотренная в аспекте интегрированности всех образов: «Я-реальное», «Я-виртуальное» и «Я-идеальное». Иными словами, важна согласованность всех образов. При этом необходимо учитывать, что должна быть высокая дифференцированность в сочетании с высоким уровнем рефлексивности в целом и каждого образа в частности. 

Интегрированность психологической организации личности может быть рассмотрена через согласованность в образах «Я-реальное», «Я-виртуальное» и «Я-идеальное» ее высокодифференцированных содержательных представлений.

Механизмы, при помощи которых достигаются интегрированность и дифференцированность образа «Я»: самопознание, рефлексия, самоанализ, самоопределение, саморазвитие и др.

Следовательно, основная цель коррекционно-развивающей работы с юношами должна заключаться в развитии и формировании устойчивой дифференциации образов «Я».

Данная цель может быть достигнута через серию задач:

  1. Создать условия для формирования стремления к самопознанию, самосовершенствованию и самораскрытию, погружения в свой внутренний мир и ориентации в нем.
  2. Формировать адекватный образ «Я» и самооценку.
  3. Развивать интерес к себе, стремление разобраться в своих поступках, способностях.
  4. Формировать первичные навыки самоанализа.

Благодаря таким методическим средствам, как техники предоставления информации (передача и осознания информации) и имитационные техники (осознание и тренировка умений и навыков в безопасных условиях), происходит вовлечение в актуальную деятельность, эмоциональное вовлечение в ситуацию, взаимодействие между фигурой и фоном, использование реального социального взаимодействия.

Таким образом, психолог, руководствуясь данными выше рекомендациями, может организовать коррекционно-развивающую работу с пользователями Интернета, имеющими диффузный и аморфный уровни дифференциации образов «Я». Развитие и формирование образа «Я», Я-концепции способствует дифференциации и интеграции образа «Я».

Ссылки на источники

  1. Войскунский А. Е. Психологические исследования деятельности человека в Интернете // Информационное общество. – 2005. – № 1. – С. 36–41.
  2. Агапов В. С. Фундаментальные идеи С. Л. Рубинштейна в современных исследованиях самосознания и Я-концепции субъекта // Философско-психологическое наследие С. Л. Рубинштейна / под ред. К. А. Абульхановой, С. В. Тихомировой. – М., 2011. – С. 234–246.
  3. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание / пер. с англ. под ред. В. Я. Пилиповского. – М., 1986. – 422 с.
  4. Анищенкова Ю. Н. Образ Я-виртуальное в структуре когнитивного компонента Я-концепции // Ананьевские чтения-2010. Современные прикладные направления и проблемы психологии: материалы науч. конф., 19–21 октября 2010 г. Ч. 2 / отв. ред. Л. А. Цветкова. – СПб., 2010. – 592 с.
  5. Кон И.С. Открытие «Я». Над чем работают, о чем спорят философы. – М., 1978. 367 с.
  6. Агапов В. С. Указ. соч.
  7. Дроздова Н. В. Формирование конструктивной стратегии преодоления психологических барьеров студентов-психологов в образовательном процессе // Известия Самарского научного центра РАН. – Самара, 2009. – № 4(3). – С. 669–674.
  8. Иващенко А. В. Проблемы Я-концепции личности в отечественной психологии // Мир психологии. – 2002. – Вып. 2. – С. 17–30.
Источник: Концепт. – 2014. – № 12 (декабрь).

Об авторах

  • Надежда Николаевна Бутрова - начальник лаборатории ПФО (психофизиологического обеспечения) ОАО Санаторий-профилакторий «Солнечный», г. Оренбург.
  • Оксана Петровна Цариценцева - кандидат психологических наук, доцент кафедры возрастной и педагогической психологии ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет», г. Оренбург.

Смотрите также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest