Максимов А.С., Мануйлова Л.М. Диагностика влияния рисков интернет-пространства при использовании школьниками старшего подросткового возраста гаджетов

М

Проблема

Интен­сив­ное раз­ви­тие инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий при­во­дит к появ­ле­нию всё новых при­спо­соб­ле­ний – гад­же­тов – нестан­дарт­ных тех­ни­че­ских устройств, выпол­ня­ю­щих одно­вре­мен­но несколь­ко функ­ций (план­шет­ные ком­пью­те­ры, смарт­фо­ны, элек­трон­ные кни­ги, часы с мно­же­ством встро­ен­ных функ­ций и др.), спо­соб­ных облег­чить жизнь чело­ве­ка, сде­лать её более ком­форт­ной и удобной. 

Очень быст­ро гад­же­ты ста­ли играть важ­ную роль и в жиз­ни совре­мен­ных под­рост­ков, ока­зы­вая суще­ствен­ное вли­я­ние на их пове­де­ние, цен­ност­ные ори­ен­та­ции и уста­нов­ки, раз­вле­че­ния, соци­аль­ную и позна­ва­тель­ную активность. 

Моло­дёжь уже труд­но пред­ста­вить без гад­же­тов, глав­ны­ми досто­ин­ства­ми кото­рых явля­ют­ся обес­пе­че­ние быст­рой и доступ­ной свя­зи, удоб­ный поиск инфор­ма­ции, нали­чие обу­ча­ю­щих функций.

Одна­ко, как извест­но, в гло­баль­ной сети нахо­дит­ся не толь­ко полез­ная инфор­ма­ция, но и кон­тент агрес­сив­но­го и соци­аль­но опас­но­го содер­жа­ния. Поэто­му, несмот­ря на поль­зу и мно­гие пре­иму­ще­ства гад­же­тов, их исполь­зо­ва­ние под­рост­ка­ми сопря­же­но с потен­ци­аль­ны­ми рис­ка­ми, с воз­мож­ным нега­тив­ным, ино­гда даже раз­ру­ша­ю­щим вли­я­ни­ем Интернета. 

Неслу­ча­ен и тот инте­рес, кото­рый про­яв­ля­ют к изу­че­нию рис­ков интер­нет-про­стран­ства, их воз­мож­но­го и реаль­но­го вли­я­ния на пси­хи­че­ское и физи­че­ское здо­ро­вье несо­вер­шен­но­лет­не­го оте­че­ствен­ные [1; 2 и др.] и зару­беж­ные [3; 4 и др.] исследователи.

Спи­сок кон­тент­ных и ком­му­ни­ка­ци­он­ных онлайн-угроз сей­час непре­рыв­но рас­ши­ря­ет­ся, к таким внеш­ним угро­зам относятся: 

  • кибер­бул­линг (трав­ля, оскорб­ле­ния или угро­зы, посы­ла­е­мые жерт­ве с помо­щью средств элек­трон­ной коммуникации), 
  • трол­линг (изде­ва­тель­ства в сете­вом обще­нии или про­во­ка­ция поль­зо­ва­те­лей с целью полу­чить от них эмо­ци­о­наль­ные комментарии), 
  • кибер­мо­шен­ни­че­ство, полу­че­ние с помо­щью гад­же­тов лич­ной инфор­ма­ции для её пре­ступ­но­го исполь­зо­ва­ния в реаль­ной жизни,
  • неза­кон­ный сбор пер­со­наль­ных дан­ных несо­вер­шен­но­лет­них и их распространение, 
  • вовле­че­ние несо­вер­шен­но­лет­них в опас­ные сете­вые игры,
  • доступ­ность сай­тов для взрос­лых (в част­но­сти, с фото­гра­фи­я­ми и видео­ма­те­ри­а­ла­ми амо­раль­но­го харак­те­ра, изоб­ра­же­ни­я­ми сцен наси­лия), сай­тов агрес­сив­ной (про­па­ган­ди­ру­ю­щих тер­ро­ризм, ксе­но­фо­бию) и ауто­агрес­сив­ной направленности, 
  • вовле­че­ние в дея­тель­ность деструк­тив­ных орга­ни­за­ций (сект, групп (напри­мер, групп смер­ти), тер­ро­ри­сти­че­ских орга­ни­за­ций и др.) [5; 6].

Пси­хо­со­ци­аль­ный вред, кото­рый может при­не­сти под­рост­кам небез­опас­ное исполь­зо­ва­ние гад­же­тов, заклю­ча­ет­ся не толь­ко в воз­ник­но­ве­нии у них физи­че­ских и пси­хи­че­ских рас­стройств, но, что слу­ча­ет­ся гораз­до чаще, и в фор­ми­ро­ва­нии откло­не­ний в пове­де­нии, заклю­ча­ю­щих­ся в про­яв­ле­нии жесто­ко­сти к дру­гим людям, попыт­ках суи­ци­да, в пред­по­чте­нии вир­ту­аль­но­го мира реаль­но­сти, раз­ви­тии номо­фо­бии – зави­си­мо­сти от гад­же­тов [7; 8].

Методология

Во мно­гом небез­опас­ное исполь­зо­ва­ние гад­же­тов под­рост­ка­ми обу­слов­ле­но их воз­раст­ны­ми особенностями.

Извест­но, что раз­ви­тие лич­но­сти под­рост­ка про­ис­хо­дит через меж­лич­ност­ные отно­ше­ния. Соци­аль­ные сети поз­во­ля­ют лег­ко позна­ко­мить­ся с понра­вив­шим­ся чело­ве­ком, най­ти сверст­ни­ка, пони­ма­ю­ще­го и раз­де­ля­ю­ще­го твои инте­ре­сы; в сетях под­ро­сток может сво­бод­но выска­зы­вать свои мыс­ли и выра­жать чув­ства, демон­стри­ро­вать «взрос­лость» и само­сто­я­тель­ность, пред­став­ляя свой жела­е­мый, соот­вет­ству­ю­щий тре­бо­ва­ни­ям под­рост­ко­вой суб­куль­ту­ры образ, а не реаль­ный, часто далё­кий от этих требований.

В вир­ту­аль­ном мире, где отсут­ству­ют запре­ты и огра­ни­че­ния мораль­но-эти­че­ско­го и соци­аль­но­го пла­нов, под­рост­ки стре­мят­ся уйти от сво­их про­блем и труд­но­стей, дать выход нако­пив­шим­ся эмоциям. 

Чрез­мер­ное «пре­бы­ва­ние» в этом мире, где под­рост­ки чув­ству­ют себя уве­рен­нее, чем в реаль­ном соци­аль­ном про­стран­стве, при­во­дит к тому, что они на под­со­зна­тель­ном уровне отвы­ка­ют от необ­хо­ди­мо­сти соблю­де­ния еди­ных, уста­нов­лен­ных для всех пра­вил, нести ответ­ствен­ность за любые (в т. ч. и нега­тив­ные) послед­ствия соб­ствен­ных дей­ствий, от неиз­беж­но­сти нака­за­ния за агрес­сив­ное пове­де­ние и нару­ше­ние зако­на и т. д. 

Увле­чён­ность агрес­сив­ны­ми игра­ми при­во­дит к тому, что они начи­на­ют при­ме­нять подоб­ные мето­ды реше­ния про­блем в реаль­ной жиз­ни [9]. След­стви­ем исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей ста­но­вят­ся воз­ни­ка­ю­щие у под­рост­ков затруд­не­ния и даль­ней­ший отказ от уста­нов­ле­ния свя­зей с окру­жа­ю­щи­ми в реаль­ном мире.

Под­рост­кам свой­ствен­но без­от­вет­ствен­ное отно­ше­ние к сво­ей без­опас­но­сти, при воз­ник­но­ве­нии слож­ных, потен­ци­аль­но или реаль­но опас­ных ситу­а­ций (как объ­ек­тив­но­го, так и субъ­ек­тив­но­го пла­на) они, с одной сто­ро­ны, склон­ны пре­умень­шать сте­пень их опас­но­сти, с дру­гой сто­ро­ны, пере­оце­ни­ва­ют свои воз­мож­но­сти по их преодолению. 

В неоправ­дан­но рис­ко­ван­ных, необ­ду­ман­ных поступ­ках про­яв­ля­ет­ся и харак­тер­ное для под­рост­ков стрем­ле­ние при­об­ре­сти новый для себя опыт, дока­зать свою взрос­лость. Сла­бый воле­вой и эмо­ци­о­наль­ный кон­троль, потреб­ность понра­вить­ся сверст­ни­кам могут при­ве­сти к совер­ше­нию опас­ных дей­ствий по отно­ше­нию к себе, дру­гим людям.

Эти воз­раст­ные осо­бен­но­сти обра­зу­ют для под­рост­ков ещё одну зону рис­ка при, каза­лось бы, невин­ном увле­че­нии сел­фи. Одна из при­чин это­го увле­че­ния – под­ра­жа­ние, потреб­ность в созда­нии сво­е­го обра­за, воз­мож­но, далё­ко­го от реаль­но­сти, но соот­вет­ству­ю­ще­го обра­зу пре­успе­ва­ю­ще­го, бла­го­по­луч­но­го, бес­страш­но­го чело­ве­ка, для кото­ро­го риск – это одна из при­вле­ка­тель­ных форм полу­че­ния удовольствия. 

В ста­нов­ле­нии подоб­но­го пове­ден­че­ско­го сте­рео­ти­па вели­ка роль теле­ви­де­ния, Интер­не­та, при­зы­ва­ю­щих к актив­но­му дей­ствию, сорев­но­ва­нию, резуль­та­ты кото­ро­го лег­ко отра­зить, запе­чат­лев момент успеха.

Выкла­ды­вая сним­ки в Интер­не­те и полу­чая боль­шое коли­че­ство пози­тив­ной оцен­ки в виде лай­ков, ком­мен­та­ри­ев, под­рост­ки испы­ты­ва­ют чув­ство удо­вле­тво­ре­ния собой и сво­и­ми дей­стви­я­ми, кото­ро­го им может не хва­тать в реальности. 

Ради одоб­ре­ния они стре­мят­ся сде­лать кадр в экс­тре­маль­ной ситу­а­ции, рискуя соб­ствен­ным здо­ро­вьем и даже жиз­нью, ведь при экс­тре­маль­ных сел­фи всё вни­ма­ние чело­ве­ка кон­цен­три­ру­ет­ся на теле­фоне, захва­ты­ва­ю­щем ракурсе.

Фак­то­ром небез­опас­но­го исполь­зо­ва­ния под­рост­ка­ми гад­же­тов высту­па­ет отсут­ствие долж­но­го кон­тро­ля со сто­ро­ны роди­те­лей. Дале­ко не все роди­те­ли доста­точ­но осве­дом­ле­ны о рис­ках, свя­зан­ных с исполь­зо­ва­ни­ем инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ных технологий. 

Одоб­ряя то, что под­рост­ки нахо­дят­ся дома, заня­ты гад­же­та­ми, ком­пью­те­ром, роди­те­ли зача­стую не осо­зна­ют воз­мож­ную опас­ность, кото­рую может нести гло­баль­ная сеть.

Цель. Выяв­ле­ние фак­тов небез­опас­но­го исполь­зо­ва­ния гад­же­тов школь­ни­ка­ми под­рост­ко­во­го воз­рас­та, гад­жет-зави­си­мо­сти, заси­си­мо­сти от Интер­не­та, по наше­му мне­нию, акту­а­ли­зи­ру­ет про­бле­му фор­ми­ро­ва­ния у них навы­ков без­опас­но­го поведения.

Мето­ды. Про­ве­дён­ное нами выбо­роч­ное иссле­до­ва­ние про­бле­мы было осу­ществ­ле­но на базе двух обще­об­ра­зо­ва­тель­ных школ г. Омска, в экс­пе­ри­мен­таль­ную выбор­ку вошли 76 уча­щих­ся, из них 36 уча­щих­ся 8‑х клас­сов, 40 уча­щих­ся 9‑х классов.

Диа­гно­сти­ка вклю­ча­ла исполь­зо­ва­ние опрoс­ни­ка «Гад­жет-зави­си­мость» (Л. Н. Юрье­ва и Т. Ю. Боль­бот), опрос­ни­ка Г. Айзен­ка, направ­лен­но­го на выяв­ле­ние уров­ня тре­вож­но­сти, фруст­ра­ции, агрес­сии и ригид­но­сти под­рост­ков; раз­ра­бо­тан­ных нами анкет для сбо­ра инфор­ма­ции о сфор­ми­ро­ван­но­сти у обу­ча­ю­щих­ся сел­фи-зави­си­мо­сти и выяв­ле­ния мне­ния роди­те­лей о воз­мож­ной зави­си­мо­сти их детей от гаджет-средств.

Отме­тим, что резуль­та­ты диа­гно­сти­ки обу­ча­ю­щих­ся и диа­гно­сти­ки роди­те­лей уча­щих­ся ока­за­лись при­мер­но оди­на­ко­вы­ми, что дало нам осно­ва­ние пока­зать обоб­щён­ные резуль­та­ты по груп­пам, не раз­де­ляя их.

С помо­щью опрoс­ни­ка «Гад­жет-зави­си­мость» (Л. Н. Юрье­ва и Т. Ю. Боль­бот) выяв­ля­лось нали­чие у уча­щих­ся кибер-аддик­ции (в том чис­ле интернет-аддикции).

При ана­ли­зе резуль­та­тов опро­са про­сле­жи­ва­ют­ся сле­ду­ю­щие тен­ден­ции. Боль­ше поло­ви­ны опро­шен­ных маль­чи­ков (52,6 %) име­ют риск раз­ви­тия гад­жет-зави­си­мо­сти, из них уча­щих­ся 8 клас­са – 16 чело­век, 9 клас­са – 24 чело­ве­ка. Такие школь­ни­ки всё боль­ше вре­ме­ни про­во­дят за ком­пью­те­ром (гад­же­том), пре­не­бре­гая семей­ны­ми обя­зан­но­стя­ми, учё­бой, им труд­но пре­кра­тить рабо­ту за ком­пью­те­ром самостоятельно. 

В ста­дию увле­чён­но­сти гад­же­та­ми попа­ли 16 чело­век (21,0 %) – по 4 под­рост­ка из каж­до­го клас­са. Под­рост­ки могут кон­тро­ли­ро­вать вре­мя пре­бы­ва­ния в Интер­не­те, само­сто­я­тель­но пере­клю­чить­ся на дру­гую деятельность. 

Не под­вер­же­ны рис­ку раз­ви­тия гад­жет-зави­си­мо­сти 10 уча­щих­ся 8‑х клас­сов (13,1 %). Обна­ру­же­но нали­чие зави­си­мо­сти у 10 школь­ни­ков (13,1 %): двое уче­ни­ков 8‑х клас­сов и восемь – 9‑го класса. 

Ста­дия нали­чия зави­си­мо­сти гово­рит о том, что под­ро­сток ощу­ща­ет ожив­ле­ние и удо­воль­ствие толь­ко тогда, когда нахо­дит­ся за ком­пью­те­ром, вне сети ему скуч­но, неин­те­рес­но, он раз­дра­жи­те­лен, угне­тён, его обще­ние со сверст­ни­ка­ми про­ис­хо­дит пре­иму­ще­ствен­но в Интернете.

По дан­ным иссле­до­ва­ния, у 4 дево­чек (5,3 %) наблю­да­ет­ся ста­дия увле­чён­но­сти, при кото­рой они могут кон­тро­ли­ро­вать вре­мя пре­бы­ва­ния за ком­пью­те­ром (с гад­же­том), само­сто­я­тель­но закон­чить рабо­ту в сети. 

У 14 дево­чек (18,4 %) отме­ча­ет­ся ста­дия раз­ви­тия зави­си­мо­сти, они пре­не­бре­га­ют семей­ны­ми обя­зан­но­стя­ми, испы­ты­ва­ют затруд­не­ния в учебе.

Таким обра­зом, у обсле­до­ван­ных маль­чи­ков пре­об­ла­да­ет ста­дия рис­ка раз­ви­тия ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти (52,6 %), в отли­чие от дево­чек, у кото­рых эта ста­дия выяв­ле­на в 18,4 % случаев.

Свы­ше поло­ви­ны опро­шен­ных под­рост­ков про­яв­ля­ют нега­тив­ное отно­ше­ние к попыт­кам окру­жа­ю­щих пре­рвать пре­бы­ва­ние за ком­пью­те­ром – аддик­тив­ную реа­ли­за­цию. Как пра­ви­ло, пер­вы­ми обра­ща­ют вни­ма­ние на избы­точ­ное вре­мя­про­вож­де­ние за ком­пью­те­ром окру­жа­ю­щие (роди­те­ли, учи­те­ля). У само­го под­рост­ка кри­ти­ка к сво­е­му пове­де­нию в это вре­мя сни­жен­ная или отсутствует. 

Зави­си­мые счи­та­ют, что кон­тро­ли­ру­ют вре­мя и могут оста­но­вить­ся в любое мгно­ве­ние. Но мно­гие респон­ден­ты созна­лись, что «дают себе ещё минут­ку, пять минут, и так про­дол­жа­ет­ся в тече­ние часа и боль­ше», для них попыт­ки огра­ни­чить вре­мя про­ве­де­ния за ком­пью­те­ром чаще все­го оста­ют­ся неуспешными.

Таким обра­зом, полу­чен­ные дан­ные ука­зы­ва­ют на то, что при нахож­де­нии вне ком­пью­те­ра, без гад­же­та у обу­ча­ю­щих­ся воз­ни­ка­ет ску­ка, подав­лен­ность, депрес­сия, раз­дра­жён­ность, отме­ча­ет­ся дис­ком­форт в реаль­ном мире. 

Исчез­но­ве­ние подав­лен­но­сти и нега­тив­ных эмо­ций про­ис­хо­дит, когда они воз­вра­ща­ют­ся к ком­пью­те­ру, вклю­ча­ют гад­жет. При аддик­тив­ной реа­ли­за­ции созда­ёт­ся иллю­зия лёг­ко­го изме­не­ния сво­е­го пси­хи­че­ско­го состо­я­ния с помо­щью Интер­не­та или ком­пью­тер­ной игры, пре­одо­ле­ния нега­тив­ных эмо­ций и ощущений. 

Раз­ви­тие аддик­ции тре­бу­ет всё боль­ше­го вре­ме­ни нахож­де­ния за ком­пью­те­ром и в Интер­не­те, что­бы достичь жела­е­мо­го эффекта.

Зна­ния об интер­нет-опас­но­стях у обсле­до­ван­ных школь­ни­ков сфор­ми­ро­ва­ны недо­ста­точ­но, что гово­рит о необ­хо­ди­мо­сти защи­ты под­рост­ков от интер­нет-зави­си­мо­сти и опас­но­стей в сети.

Акту­аль­ной для наше­го иссле­до­ва­ния была и диа­гно­сти­ка уров­ня тре­вож­но­сти, фруст­ра­ции, агрес­сии и ригид­но­сти под­рост­ков, обу­слов­ли­ва­ю­щих воз­мож­ные про­яв­ле­ния откло­ня­ю­ще­го­ся пове­де­ния под­рост­ков (опрос­ник Г. Айзенка).

По резуль­та­там обсле­до­ва­ния тре­вож­ность выяв­ле­на у 52,6 % уча­щих­ся 8‑х клас­сов и 31,6 % уча­щих­ся 9‑х клас­сов. Посто­ян­но попа­дая в ситу­а­цию дис­ком­фор­та, под­рост­ки реа­ги­ру­ют на эту ситу­а­цию нега­тив­ны­ми пере­жи­ва­ни­я­ми, кото­рые вызы­ва­ют тре­вож­ность, харак­те­ри­зу­ю­щу­ю­ся субъ­ек­тив­ны­ми ощу­ще­ни­я­ми напря­же­ния, бес­по­кой­ства, мрач­ных предчувствий.

55,3 % вось­ми­класс­ни­ков и 34,2 % девя­ти­класс­ни­ков испы­ты­ва­ют фруст­ра­цию. Думая об удо­вле­тво­ре­нии опре­де­лён­ных потреб­но­стей, при ана­ли­зе сво­е­го буду­ще­го под­ро­сток убеж­да­ет­ся в неосу­ще­стви­мо­сти сво­их пла­нов и рису­ет его в мрач­ных тонах. Такое состо­я­ние, как ука­зы­ва­ют пси­хо­ло­ги, может при­ве­сти к депрес­сии, нев­ра­сте­нии и суициду.

42,1 % уча­щих­ся 8‑х клас­сов и 34,2 % уча­щих­ся 9‑х клас­сов про­яв­ля­ют агрес­сию, направ­лен­ную на «чужа­ков», на отли­ча­ю­щих­ся от них сверстников.

Ригид­ность выяв­ле­на у 76,3 % вось­ми­класс­ни­ков и 47,4 % девя­ти­класс­ни­ков. Таким под­рост­кам свой­ствен­ны склон­ность к упрям­ству и отста­и­ва­нию сво­ей так­ти­ки в реше­нии житей­ских вопро­сов, эмо­ци­о­наль­ная впе­чат­ли­тель­ность, неспо­соб­ность к само­ре­гу­ля­ции, само­кор­рек­ции, непо­дат­ли­вость к внеш­ним воздействиям.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что маль­чи­ки в отли­чие от дево­чек чаще про­яв­ля­ют склон­ность к пре­одо­ле­нию норм и пра­вил, к аддик­тив­но­му пове­де­нию, но менее склон­ны к про­яв­ле­нию агрес­сии и наси­лию, чем девочки. 

Отме­тим, что девоч­ки боль­ше маль­чи­ков ока­за­лись склон­ны­ми ори­ен­ти­ро­вать­ся на соци­аль­но жела­тель­ные отве­ты при запол­не­нии опросника.

Общим для маль­чи­ков и дево­чек ста­ло нали­чие уме­рен­ных агрес­сив­ных тен­ден­ций во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с дру­ги­ми людь­ми; склон­ность к ауто­агрес­сив­но­му пове­де­нию; низ­кий воле­вой кон­троль эмо­ци­о­наль­ных реак­ций; уме­рен­ная склон­ность к делин­квент­но­му пове­де­нию; прак­ти­че­ски оди­на­ко­ва их склон­ность к рис­ку, выра­жен­ная потреб­ность в ост­рых ощущениях.

Допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию для оцен­ки сфор­ми­ро­ван­но­сти сел­фи-зави­си­мо­сти мы полу­чи­ли с помо­щью анкетирования.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что все 76 уча­щих­ся заре­ги­стри­ро­ва­ны в соци­аль­ных сетях, при этом 60,5 % из них поль­зу­ют­ся толь­ко одним акка­ун­том в основ­ной соци­аль­ной сети. Доля уча­щих­ся, име­ю­щих мно­го акка­ун­тов в раз­ных соци­аль­ных сетях, соста­ви­ла 23,7 %.

Отве­ты уча­щих­ся пока­за­ли, что сел­фи дела­ют несколь­ко раз в день 13,2 % от обще­го коли­че­ства опро­шен­ных, не боль­ше двух сел­фи в неде­лю – 47,4 % уча­щих­ся. При этом подав­ля­ю­щее боль­шин­ство выстав­ля­ет свои сним­ки в соци­аль­ных сетях сра­зу после того, как они были сде­ла­ны. Не выкла­ды­ва­ют сел­фи-сним­ки в соци­аль­ные сети 36,8 % школь­ни­ков. Не дела­ют сел­фи толь­ко 5,5 % детей (4 уче­ни­ка 9‑х классов).

Наи­бо­лее часто встре­ча­ю­щей­ся в отве­тах уча­щих­ся целью сел­фи ока­за­лось неуме­ние занять себя в сво­бод­ное вре­мя (31,6 % от обще­го чис­ла отве­тов). К ред­ким отве­там мож­но отне­сти исполь­зо­ва­ние сел­фи для зара­бот­ка (5,3 %) или как сред­ства при­вле­че­ния боль­ше­го чис­ла под­пис­чи­ков в соци­аль­ных сетях (2,6 %).

Любят демон­стри­ро­вать себя, осве­щать свою жизнь на пуб­ли­ке 21,1 % уча­щих­ся. Дела­ют сел­фи с целью собрать боль­ше лай­ков 15,8 % обу­ча­ю­щих­ся, при­чём два под­рост­ка (2,6 %) отве­ти­ли, что ино­гда не могут успо­ко­ить­ся, пока фото не набе­рёт нуж­но­го коли­че­ства лайков.

На вопрос, дела­ли ли они когда-нибудь необыч­ное сел­фи, 6 девя­ти­класс­ни­ков (7,9 %) отве­ти­ли, что дела­ли сел­фи на лоне экс­тре­маль­ных при­род­ных условий. 

В усло­ви­ях экс­тре­маль­но­го дви­же­ния транс­пор­та дела­ли сел­фи 36,8 % опро­шен­ных. В экс­тре­маль­ных город­ских усло­ви­ях фото­гра­фи­ро­ва­лись 13,7 % детей. Подоб­ных сним­ков не дела­ли 31,6 % опро­шен­ных школьников.

С утвер­жде­ни­ем, что сел­фи явля­ет­ся болез­нью, согла­си­лись 34,2 % опро­шен­ных (8 вось­ми­класс­ни­ков и 18 девя­ти­класс­ни­ков). Не счи­та­ют сел­фи болез­нью толь­ко 18,4 % респон­ден­тов. Око­ло поло­ви­ны опро­шен­ных под­рост­ков (47,4 %), отве­ти­ли, что не заду­мы­ва­лись над этим вопросом.

Ана­лиз резуль­та­тов про­ве­дён­но­го анке­ти­ро­ва­ния пока­зал, что боль­шин­ство опро­шен­ных под­рост­ков дела­ет сел­фи и выкла­ды­ва­ет его в Интер­нет, а от коли­че­ства полу­чен­ных оце­нок фото­гра­фий зави­сит отно­ше­ние боль­шо­го чис­ла под­рост­ков к сво­ей внеш­но­сти и поступ­кам. Полу­чен­ные дан­ные сви­де­тель­ству­ют о фор­ми­ру­ю­щей­ся сел­фи-зави­си­мо­сти сре­ди обучающихся.

Все под­рост­ки, кото­рые отве­ти­ли, что дела­ли сел­фи в усло­ви­ях угро­зы их жиз­ни и здо­ро­вью, попа­да­ют в груп­пу рис­ка, а это более поло­ви­ны уча­щих­ся – 68,4 %.

Свое­об­раз­ной экс­пер­ти­зой ста­ло анке­ти­ро­ва­ние 38 роди­те­лей уча­щих­ся с целью оцен­ки ими воз­мож­ной зави­си­мо­сти их детей от гаджет-средств.

Опа­се­ния по пово­ду вре­ме­ни, кото­рое под­рост­ки про­во­дят в сво­ей ком­на­те, играя за ком­пью­те­ром, выска­зал каж­дый пятый роди­тель, по сло­вам одно­го из них, его сын все­гда про­во­дит своё сво­бод­ное вре­мя, играя за компьютером. 

Серьез­ной про­бле­мой явля­ет­ся нару­ше­ние детьми вре­мен­ных рамок, уста­нов­лен­ных для поль­зо­ва­ния Сетью (так отве­ти­ли 34,2 %). Уже назван­ный под­ро­сток все­гда нару­ша­ет уста­нов­лен­ные роди­те­ля­ми рам­ки поль­зо­ва­ния сетью и ведет себя агрес­сив­но, если ему запре­ща­ют выхо­дить в Сеть. 

В то же вре­мя дети ред­ко поль­зу­ют­ся гад­же­та­ми про­тив роди­тель­ской воли, толь­ко 10 под­рост­ков часто нару­ша­ют запрет (такой ответ дали 26,3 % опро­шен­ных родителей).

Зна­чи­тель­ная часть роди­те­лей (52,6 %) ука­за­ли на то, что их дети могут пре­не­бре­гать сво­и­ми обя­зан­но­стя­ми по дому для того, что­бы про­ве­сти боль­ше вре­ме­ни за ком­пью­те­ром, с гаджетом. 

39,5 % от обще­го чис­ла роди­те­лей при­зна­ли, что их дети боль­ше вре­ме­ни про­во­дят в Интер­не­те, чем с близ­ки­ми. Один из роди­те­лей отме­тил, что его ребё­нок все­гда пред­по­чи­та­ет заня­тия с гад­же­та­ми обще­нию с близкими.

Каж­дый тре­тий из опро­шен­ных роди­те­лей счи­та­ет, что их ребё­нок чаще отда­ёт пред­по­чте­ние вир­ту­аль­но­му обще­нию со сверстниками. 

Око­ло поло­ви­ны респон­ден­тов (42,1 %) отве­ти­ли, что их дети фор­ми­ру­ют новые отно­ше­ния с дру­зья­ми по Сети доволь­но часто, а по мне­нию 21,1 % опро­шен­ных, новые отно­ше­ния с дру­зья­ми по Сети у их детей фор­ми­ру­ют­ся очень часто, что гово­рит о необ­хо­ди­мо­сти про­яв­лять роди­тель­ский инте­рес к вир­ту­аль­но­му кру­гу обще­ния ребён­ка с целью огра­дить его от опас­ных зна­комств в Сети.

Боль­шин­ство роди­те­лей (55,3 %) отме­ти­ли, что их дети не полу­ча­ют стран­ных звон­ков от новых сете­вых «дру­зей», у 13 под­рост­ков такие звон­ки ино­гда слу­ча­ют­ся. Часто зво­нят новые сете­вые «дру­зья» трём детям (7,9 %), у одно­го такие звон­ки слу­ча­ют­ся очень часто.

На вопрос «Как часто ваш ребё­нок сек­рет­ни­ча­ет, если вы спра­ши­ва­е­те его о том, что он дела­ет в Интер­не­те?» боль­ше поло­ви­ны роди­те­лей (52,6 %) отве­ти­ли, что с дан­ной про­бле­мой встре­ча­ют­ся доволь­но часто, чет­ве­ро – очень часто, у шесте­рых роди­те­лей дети все­гда скры­ва­ют, чем зани­ма­лись в Интернете. 

Толь­ко трое под­рост­ков не скры­ва­ют от роди­те­лей моти­вов пре­бы­ва­ния в Сети. Со слов роди­те­лей, боль­шин­ство детей не пред­по­чи­та­ют нахож­де­ние за ком­пью­те­ром сво­им преж­ним люби­мым заня­ти­ям, хоб­би, инте­ре­сам (такой ответ дан 36,8 % от всех опрошенных). 

Ино­гда дети более склон­ны играть за ком­пью­те­ром, чем зани­мать­ся люби­мым делом (так отве­ти­ли 36,8 % роди­те­лей). Девять под­рост­ков часто ото­дви­га­ют хоб­би на вто­рой план.

Ино­гда дети злят­ся, когда взрос­лые накла­ды­ва­ют запрет на поль­зо­ва­ни­ем мобиль­ным телефоном/планшетом (так отве­ти­ли 22 роди­те­ля). Спо­кой­но реа­ги­ру­ют на запрет 18 под­рост­ков. Один ребе­нок очень часто ведёт себя агрес­сив­но, когда ему запре­ща­ют поль­зо­вать­ся гаджетом.

Дети часто пред­по­чи­та­ют вме­сто про­гу­лок с дру­зья­ми про­во­дить вре­мя за ком­пью­те­ром – так отве­ти­ли 57,9 % роди­те­лей. Двое под­рост­ков все­гда про­во­дят вре­мя за устрой­ством и пол­но­стью исклю­чи­ли прогулки.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что боль­шая часть опро­шен­ных роди­те­лей (42,1 %) оце­ни­ва­ет долю веро­ят­но­сти фор­ми­ро­ва­ния зави­си­мо­сти их детей от гад­же­тов (Интер­не­та) как низ­кую, но их серьёз­ное нега­тив­ное вли­я­ние на сво­их детей отме­ти­ли 15,8 % родителей. 

Ста­дия нали­чия зави­си­мо­сти, по отве­там опро­шен­ных, была выяв­ле­на толь­ко у одно­го уче­ни­ка 8 клас­са, этот под­ро­сток ощу­ща­ет ожив­ле­ние и удо­воль­ствие толь­ко тогда, когда нахо­дит­ся за ком­пью­те­ром, вне Интер­не­та ему скуч­но, неин­те­рес­но, он раз­дра­жи­те­лен, угне­тён, его обще­ние со сверст­ни­ка­ми про­ис­хо­дит пре­иму­ще­ствен­но в интернете. 

Одна­ко про­сле­жи­ва­ет­ся недо­оцен­ка роди­те­ля­ми тех тре­вож­ных при­зна­ков фор­ми­ро­ва­ния гад­жет-зави­си­мо­сти, воз­мож­но­го небез­опас­но­го исполь­зо­ва­ния гад­же­тов, кото­рые про­яви­лись в их отве­тах и, как видит­ся, закре­пи­лись как типич­ные фор­мы пове­де­ния и пове­ден­че­ских реак­ций детей: нару­ше­ние запре­та поль­зо­ва­ния гад­же­та­ми, пред­по­чте­ние заня­тий гад­же­та­ми дру­гим видам актив­но­сти, стрем­ле­ние к скрыт­но­сти сво­их заня­тий, чрез­мер­ное увле­че­ние ком­пью­тер­ны­ми игра­ми и др.

Выводы

Резуль­та­ты про­ве­дён­но­го иссле­до­ва­ния поз­во­ля­ют осо­знать необ­хо­ди­мость диф­фе­рен­ци­ро­ван­но осу­ществ­лять про­фи­лак­ти­че­скую и кор­рек­ци­он­ную рабо­ту с уча­щи­ми­ся для пре­одо­ле­ния интер­нет-зави­си­мо­сти, фор­ми­ро­ва­ния само­ре­гу­ля­ции, раз­ви­тия инте­ре­са к раз­лич­ным видам дея­тель­но­сти вне Интер­не­та, рас­ши­ре­ния вза­и­мо­дей­ствия в соци­аль­ном и обра­зо­ва­тель­ном пространстве.

Обу­че­ние под­рост­ка адек­ват­но­му вос­при­я­тию и оцен­ке инфор­ма­ции, её кри­ти­че­ско­му осмыс­ле­нию на осно­ве нрав­ствен­ных и куль­тур­ных цен­но­стей – один из воз­мож­ных путей раз­ре­ше­ния про­бле­мы фор­ми­ро­ва­ния без­опас­но­го пове­де­ния при исполь­зо­ва­нии гаджетов. 

Школь­ные педа­го­ги долж­ны иметь пред­став­ле­ние о совре­мен­ных тех­но­ло­ги­ях инфор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти, помо­гать школь­ни­кам и их роди­те­лям овла­деть пра­ви­ла­ми, кото­ры­ми нуж­но руко­вод­ство­вать­ся при рабо­те и обще­нии в сети, обу­чать роди­те­лей исполь­зо­ва­нию про­грамм роди­тель­ско­го кон­тро­ля, сов­мест­но с роди­те­ля­ми про­ду­мать заня­тость детей в сво­бод­ное вре­мя, здо­ро­вье­с­бе­ре­га­ю­щий режим дня обучающегося.

Незна­ние под­рост­ка­ми пра­вил рабо­ты и обще­ния в Сети, неуме­ние их исполь­зо­вать при­во­дят к тому, что под­рост­ки лег­ко скло­ня­ют­ся к необ­ду­ман­ным, лег­ко­мыс­лен­ным дей­стви­ям в вир­ту­аль­ном пространстве. 

Кажу­щи­е­ся ано­ним­ность и без­на­ка­зан­ность могут побуж­дать под­рост­ков к таким поступ­кам, кото­рые в реаль­ном мире боль­шин­ство из них неко­гда бы не совер­ши­ли. Не осо­зна­вая послед­ствий сво­их дей­ствий, того, что эти дей­ствия могут нане­сти реаль­ный мораль­ный, эко­но­ми­че­ский или даже физи­че­ский вред дру­гим людям, под­рост­ки могут совер­шать пра­во­на­ру­ше­ния в сфе­ре инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ных технологий.

С учё­том быст­ро­ты и устой­чи­во­сти фор­ми­ру­ю­щей­ся у под­рост­ков зави­си­мо­сти от вир­ту­аль­но­го мира осо­бое вни­ма­ние сле­ду­ет уде­лять тем из них, кто попал в груп­пу рис­ка, они нуж­да­ют­ся в более серьез­ной соци­аль­но-педа­го­ги­че­ской и соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской помощи. 

Непри­ня­тие мер в отно­ше­нии таких детей может при­ве­сти к их соци­аль­ной дез­адап­та­ции, отчуж­де­нию от семьи и шко­лы, след­стви­ем чего высту­па­ют затруд­не­ния в про­фес­си­о­наль­ном само­опре­де­ле­нии, усво­е­нии цен­ност­но-нор­ма­тив­ных пред­став­ле­ний, норм мора­ли и пра­ва, раз­ви­тии спо­соб­но­сти оце­ни­вать себя и дру­гих с этих пози­ций, руко­вод­ство­вать­ся ими в сво­ём поведении.

Библиографический список

  1. Губа­но­ва А. Ю. Элек­трон­ный кон­тент для детей: рис­ки или новые воз­мож­но­сти // Вест­ник РГТУ. Серия: Фило­со­фия. Социо­ло­гия. Искус­ство­ве­де­ние. – 2016. – № 2(4). – С. 92–98.
  2. Соко­ло­ва А. А. Ана­лиз состо­я­ния раз­ра­бо­тан­но­сти про­бле­мы рис­ков интер­нет-про­стран­ства для здо­ро­вья под­рост­ков по мате­ри­а­лам зару­беж­ной лите­ра­ту­ры // Обра­зо­ва­ние лич­но­сти. – 2015. – № 3. – С. 42–47.
  3. Livingstone S., Smith P. K. (UK) Annual research review: Harms experienced by child users of online and mobile technologies: The nature, prevalence and management of sexual and aggressive risks in the digital age // Journal of Child Psychology and Psychiatry and Allied Disciplines. 2014. Vol. 6. рр. 635–654.
  4. Valcke M., De Wever B., Van Keer H., Schellens T. (Belgium) Longterm study of safe Internet use of young children // Computers and Education. 2011. Vol. 1. рр. 1292–1305.
  5. Архи­по­ва А. Ю, Вол­ко­ва М. М, Кир­зюк А. Е. «Груп­пы смер­ти»: от игры к мораль­ной пани­ке [Элек­трон­ный ресурс]. – М.: РАН­ХиГС, 2017. – 24 с. 
  6. Федо­рен­ко С. В. Моло­дежь и инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии: угро­зы вир­ту­аль­но­го про­стран­ства интер­нет [Элек­трон­ный ресурс] // Лич­ность, семья и обще­ство: вопро­сы педа­го­ги­ки и пси­хо­ло­гии: сб. ста­тей по мате­ри­а­лам XXII меж­ду­нар. науч­но-практ. конф. Ч. II. – Ново­си­бирск: СибАК, 2012. 
  7. Бога­че­ва Т. В. Педа­го­ги­че­ские рис­ки интер­нет-про­стран­ства для здо­ро­вья детей и под­рост­ков и их мини­ми­за­ция // Мир пси­хо­ло­гии. – 2014. – № 4. – С. 211–216.
  8. Табур­ца В. А. Вли­я­ние гад­же­тов на пси­хи­ку ребен­ка: мар­ке­ры про­бле­мы, спектр послед­ствий [Элек­трон­ный ресурс] // Науч­но-мето­ди­че­ский элек­трон­ный жур­нал «Кон­цепт». – 2016. – Т. 15. – С. 1826–1830.
  9. Вой­скун­ский А. Е. Фено­мен зави­си­мо­сти от Интер­не­та // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те. – 2000. – № 6. – С. 100–131.

Рецен­зен­ты:

  • Т. С. Кот­ля­ро­ва, кан­ди­дат педа­го­ги­че­ских наук, учи­тель началь­ных клас­сов, гим­на­зия № 115.
  • С. А. Маврин, заве­ду­ю­щий кафед­рой соци­аль­ной педа­го­ги­ки и соци­аль­ной рабо­ты, док­тор педа­го­ги­че­ских наук, профессор.
Источ­ник: Нау­ка о чело­ве­ке: гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния. 2018. №1 (31).

Об авторах

  • Андрей Сер­ге­е­вич Мак­си­мов — кан­ди­дат педа­го­ги­че­ских наук, пре­по­да­ва­тель кафед­ры кри­ми­но­ло­гии, пси­хо­ло­гии и педа­го­ги­ки, Омская ака­де­мия МВД Рос­сии, Омск.
  • Лидия Михай­лов­на Мануй­ло­ва — кан­ди­дат педа­го­ги­че­ских наук, доцент, доцент кафед­ры соци­аль­ной педа­го­ги­ки и соци­аль­ной рабо­ты, Омск.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest