Панкратова Е.П., Маргаева П.В., Матасова Е.А. Профилактика риска негативного влияния социальных сетей на социализацию подростков

П

Жизнь совре­мен­но­го под­рост­ка невоз­мож­но пред­ста­вить без исполь­зо­ва­ния раз­лич­ных соци­аль­ных сетей. На сего­дняш­ний день интер­нет, воз­мож­но, исполь­зо­вать как сред­ство сво­е­го рода зара­бот­ка мате­ри­аль­ных средств, как инстру­мент позна­ния новой инфор­ма­ции, как спо­соб обу­че­ния и вза­и­мо­дей­ствия, а так­же инстру­мент для соци­а­ли­за­ции в общество. 

То есть функ­ции интер­не­та настоль­ко мно­го­гран­ны, что могут воз­ни­кать не толь­ко поло­жи­тель­ные сто­ро­ны дан­но­го явле­ния, но и нега­тив­ные момен­ты с после­ду­ю­щи­ми выте­ка­ю­щи­ми последствиями.

Под­ро­сток про­во­дит боль­шое коли­че­ство сво­е­го вре­ме­ни в соци­аль­ных сетях, что суще­ствен­но ска­зы­ва­ет­ся на его адап­та­ци­он­ных про­цес­сах в окру­жа­ю­щую среду. 

Вме­сте с боль­шим коли­че­ством инфор­ма­ции для позна­ва­тель­но­го и соци­аль­но­го про­цес­са раз­ви­тия совре­мен­но­го под­рост­ка все более широ­кое исполь­зо­ва­ние интер­не­та вле­чет за собой опре­де­лен­ные рис­ки для его соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го здоровья.

Как мы и гово­ри­ли, соци­аль­ные сети име­ют свои отри­ца­тель­ные и пози­тив­ные послед­ствия, рас­смот­рим их подробнее.

Что каса­ет­ся поло­жи­тель­ных сто­рон так это то, что, актив­но зани­ма­ясь в сети, чело­век накап­ли­ва­ет опре­де­лен­ные свя­зи и зна­ния, неред­ко кото­рые сохра­ня­ют­ся на мно­гие годы и порой при­но­ся­щие поль­зу во мно­гих сфе­рах жизнедеятельности. 

Поло­жи­тель­ный соци­аль­ный ста­тус, кото­рый может при­кре­пить­ся к чело­ве­ку, может дать под­рост­ку серьез­ное отно­ше­ние к осо­зна­нию сво­ей репу­та­ции, т. е. под­ро­сток начи­на­ет отно­сить­ся к этим поня­ти­ям очень серьезно. 

Но соци­аль­ная актив­ность име­ет свои под­вод­ные кам­ни, а имен­но чрез­мер­ное увле­че­ние интер­не­том может сфор­ми­ро­вать у под­рост­ка эго­цен­тризм, неред­ко повы­шен­ный инфан­ти­лизм, агрес­сию и соци­аль­ную дез­одап­та­цию. Так­же в соци­аль­ных сетях мы можем наблю­дать такие явле­ния, как трол­линг, кибер­бул­линг, асо­ци­аль­ное пове­де­ние как под­ро­стов, так и взрослых.

В насто­я­щее вре­мя рис­ки и угро­зы интер­нет-про­стран­ства акту­аль­ны и необ­хо­ди­мо пони­мать, что соци­аль­ные сети пред­став­ля­ют вред, как для физи­че­ско­го здо­ро­вья, так и для мораль­но­го здо­ро­вья, что может при­ве­сти к раз­лич­ным пси­хи­че­ским проблемам. 

Мож­но выде­лить сле­ду­ю­щие интер­нет-рис­ки, свя­зан­ные с исполь­зо­ва­ни­ем соци­аль­ных сетей подростками:

  • Кон­тент­ные рис­ки: это раз­лич­но­го харак­те­ра мате­ри­а­лы, кото­рые содер­жат наси­лие, агрес­сию, пор­но­гра­фи­че­скую инфор­ма­цию, созда­вая расо­вую нена­висть, про­па­ган­ди­руя вся­ко­го рода аддик­ции (ано­рек­сия, буди­мая, азарт­ные игры, нар­ко­ти­че­ские веще­ства, алко­голь и т. п.).
  • Ком­му­ни­ка­ци­он­ные рис­ки: дан­ный вид рис­ков свя­зан с отно­ше­ни­я­ми меж­ду людь­ми в соци­аль­ных сетях. Суще­ству­ет риск ссор, оскорб­ле­ний, недо­по­ни­ма­ний, в свя­зи с тем, что по сооб­ще­нию невоз­мож­но понять эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние чело­ве­ка. Напри­мер: кибер­бул­линг, пре­сле­до­ва­ние чело­ве­ка в сети интер­нет и др., а про­из­во­дят­ся они с помо­щью таких сетей, как Вкон­так­те, Skype, WhatsApp, опре­де­лен­ные фору­мы и т.д.
  • Элек­трон­ные (кибер-) рис­ки: дан­ный риск очень рас­про­стра­нен, так как свя­зан с хище­ни­ем пер­со­наль­ной инфор­ма­ции, каким-либо шпи­он­ским про­грам­мам или закач­кой виру­сов через сеть Интернет.
  • Потре­би­тель­ские рис­ки: в каж­дой соци­аль­ной сети суще­ству­ют пра­ви­ла поль­зо­ва­ния, поэто­му есть лица, кото­рые зло­упо­треб­ля­ют эти­ми пра­ва­ми. В дан­ной кате­го­рии суще­ству­ет риск при­об­ре­те­ния нека­че­ствен­но­го или бра­ко­ван­но­го това­ра, фаль­си­фи­ка­ция про­дук­тов, поте­ря денеж­ных средств без полу­че­ния това­ра и т. д.
  • Интер­нет-зави­си­мость: жела­ние зай­ти в интер­нет, даже без необ­хо­ди­мо­сти, пата­ло­ги­че­ская тяга, кото­рая ока­зы­ва­ет отри­ца­тель­ное вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние здо­ро­вых пред­став­ле­ний о инфор­ма­ции в сети Интер­нет, а так­же на все сфе­ры жизнедеятельности.

Иссле­до­ва­те­ли про­ве­ли соци­аль­ный опрос, кото­рый пред­по­ла­гал ответ на постав­лен­ный вопрос «Сколь­ко вре­ме­ни еже­днев­но вы про­во­ди­те в соци­аль­ных сетях?» [7, С. 9]. 

Дан­ный опрос про­во­дил­ся сре­ду муж­чин и жен­щин, общее чис­ло чело­век состав­ля­ет 72 чело­ве­ка в воз­расте от 14 до 21 лет. Резуль­та­ты опро­са мож­но уви­деть на рисун­ке № 1.

Рис. 1. Ответов респондентов на вопрос «Сколько времени ежедневно вы проводите в социальных сетях?» (в процентах к числу опрошенных людей)
Рис. 1. Отве­тов респон­ден­тов на вопрос «Сколь­ко вре­ме­ни еже­днев­но вы про­во­ди­те в соци­аль­ных сетях?» (в про­цен­тах к чис­лу опро­шен­ных людей) 

Про­во­дя ана­лиз резуль­та­тов, из рис. 1 мы можем уви­деть то, что жен­щи­ны и муж­чи­ны поль­зу­ют­ся соци­аль­ны­ми сетя­ми в раз­ной мере:

  • в диа­па­зоне 1–2 часа пред­ста­ви­те­ли жен­ско­го пола про­во­дят мень­ше вре­ме­ни – 16 %, что в 2,2 раза ниже пока­за­те­лей у муж­ско­го пола;
  • в диа­па­зоне 3–4 часа есть незна­чи­тель­ное рас­хож­де­ние: муж­чи­ны поль­зу­ют­ся соци­аль­ны­ми сетя­ми чуть боль­ше, чем женщины;
  • в диа­па­зоне 5–6 часов муж­чи­ны про­во­дят мень­ше вре­ме­ни в интер­не­те, чем женщины;
  • в диа­па­зоне 7–8 часов отчет­ли­во вид­но, что лица жен­ско­го пола про­во­дят боль­ше вре­ме­ни в соци­аль­ных сетях, чем мужчины.

Так­же сто­ит учи­ты­вать, что актив­ность исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей зави­сит от рода дея­тель­но­сти чело­ве­ка. Резуль­та­ты опро­са мож­но уви­деть на рис. 2.

Рис. 2. Ответы респондентов на вопрос «Какое количество времени вы проводите ежедневно в социальных сетях» (в процентах к числу опрошенных людей)
Рис. 2. Отве­ты респон­ден­тов на вопрос «Какое коли­че­ство вре­ме­ни вы про­во­ди­те еже­днев­но в соци­аль­ных сетях» (в про­цен­тах к чис­лу опро­шен­ных людей)

Из дан­но­го рисун­ка мож­но сде­лать сле­ду­ю­щие выводы:

  • в диа­па­зоне 1–2 часа эко­но­мич­нее все­го поль­зу­ют­ся соци­аль­ны­ми сетя­ми люди, кото­рые рабо­та­ют пол­ный рабо­чий день (25%);
  • в диа­па­зоне 3–4 часа пока­за­те­ли явля­ют­ся при­мер­но оди­на­ко­вы­ми для всех категорий;
  • в диа­па­зоне 5–6 часов боль­ше все­го поль­зу­ют­ся соци­аль­ны­ми сетя­ми стар­ше­класс­ни­ки, а мень­ше все­го люди, рабо­та­ю­щие пол­ный рабо­чий день;
  • в диа­па­зоне 7–8 часов боль­ше все­го про­во­дят вре­ме­ни в соци­аль­ных сетях сту­ден­ты 1–5 курс (40 %).

Из пред­став­лен­ных диа­грамм мож­но сде­лать вывод о том, что про­ве­де­ние про­фи­лак­ти­ки интер­нет-зави­си­мо­сти – очень важ­ное меро­при­я­тие в совре­мен­ных усло­ви­ях. Боль­ше все­го вни­ма­ния необ­хо­ди­мо уде­лять под­рост­ко­во­му возрасту.

Осу­ществ­ле­ние пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ско­го сопро­вож­де­ния под­рост­ков и их роди­те­лей помо­жет помочь мини­ми­зи­ро­вать рис­ки интер­нет-про­стран­ства для здо­ро­вья под­рост­ков. Суще­ству­ет ряд орга­ни­за­ци­он­ных задач, заклю­ча­ю­щих­ся в:

  • инфор­ми­ро­ва­нии о рис­ках соци­аль­ных сетей для здо­ро­вья подростков;
  • уве­ли­че­ние вре­ме­ни живо­го обще­ния, раз­ви­тие у под­рост­ков навы­ков ком­му­ни­ка­ции со сверст­ни­ка­ми, сюда вхо­дит само­пре­зен­та­ция, раз­ви­тие потен­ци­а­ла лиде­ра, уме­ние рабо­тать сла­жен­но в коман­де и т. д.;
  • ока­за­ние помо­щи адап­та­ции под­рост­ка в кол­лек­ти­ве с помо­щью сов­мест­ных игр, рабо­ты в коман­де и т. д.;
  • реко­мен­да­ции роди­те­лям о спо­со­бах эффек­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия с детьми и под­рост­ка­ми в семье;
  • фор­ми­ро­ва­ние у под­рост­ков эмпа­тии, дове­рия и дру­гих пози­тив­ных качеств;
  • инфор­ми­ро­ва­ние роди­те­лей о спо­со­бах про­ве­ден досу­га: настоль­ные игры, заня­тия в сек­ци­ях и круж­ках, чте­ние книг и т. д.;
  • повы­ше­ние про­фес­си­о­наль­ной ком­пе­тен­ции педа­го­гов и пси­хо­ло­гов, кото­рые рабо­та­ют с роди­те­ля­ми и подростками;
  • обу­че­ние под­рост­ков при­е­мам само­ре­гу­ля­ции, самообладания;
  • фор­ми­ро­ва­ние готов­но­сти педа­го­гов и пси­хо­ло­гов в опре­де­лен­ных слу­ча­ях вза­и­мо­дей­ство­вать со спе­ци­а­ли­ста­ми из дру­гих обла­стей (сотруд­ни­ки ПДН) [4, С. 154].

Мно­гие уче­ные в сво­их рабо­тах, кото­рые посвя­ще­ны затро­ну­той нами теме, затра­ги­ва­ют под­хо­ды к про­фи­лак­ти­ке интер­нет-аддик­ций, а неко­то­рые пред­ла­га­ют и дру­гие под­хо­ды к про­фи­лак­ти­ке рис­ков вли­я­ния соци­аль­ных сетей и интер­не­та на раз­ви­тие и здо­ро­вье школь­ни­ков [8, С. 5–10].

Интер­нет-аддик­ция (зави­си­мость) – это стрем­ле­ние под­рост­ка исполь­зо­вать соци­аль­ные сети или в целом сеть Интер­нет бес­кон­троль­но, то есть посвя­щать дан­но­му заня­тию боль­шое коли­че­ство вре­ме­ни, что отри­ца­тель­но вли­я­ет на здо­ро­вье и пол­но­цен­ное фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти под­рост­ка. В соот­вет­ствии с этим, про­фи­лак­ти­ка стро­ит­ся на раз­ных основаниях:

  1. на уровне инфор­ма­ци­он­ной под­го­тов­ки педа­го­гов, роди­те­лей и обу­ча­ю­щих­ся (дру­гих участ­ни­ков про­цес­са обра­зо­ва­ния) к рабо­те в сети Интер­нет, уде­ляя долж­ное вни­ма­ние воз­мож­но­сти отри­ца­тель­но­го вли­я­ния бес­кон­троль­но­го поль­зо­ва­ния соци­аль­ны­ми сетя­ми, а так­же о спо­со­бах защи­ты от них;
  2. на уровне повы­ше­ния пра­во­вой ком­пе­тент­но­сти под­рост­ков и их роди­те­лей о послед­стви­ях Интер­нет-зави­си­мо­сти, об ответ­ствен­но­сти про­смот­ра под­рост­ка­ми запре­щен­ных мате­ри­а­лов, посред­ством про­ве­де­ния про­фи­лак­ти­че­ских бесед по укреп­ле­нию нрав­ствен­но­го и пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья подростков;
  3. на уровне раз­ви­тия качеств лич­но­сти, кото­рые будут спо­соб­ство­вать пра­виль­но­му фор­ми­ро­ва­нию лич­но­сти, спо­соб­ству­ю­ще­му про­ти­во­сто­я­нию аддик­тив­но­му пове­де­нию [6, С. 28];
  4. на уровне СМИ, кото­рые будут фор­ми­ро­вать «сано­ген­ное» – оздо­рав­ли­ва­ю­щее мыш­ле­ние, направ­лен­ное на управ­ле­ние сво­и­ми эмо­ции, путем рефлек­сии и самоанализа;
  5. на уровне выяв­ле­ния под­рост­ков, кото­рые склон­ны или про­яв­ля­ют аддик­тив­ное пове­де­ние, даль­ней­шая их про­вер­ка пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ски­ми мето­да­ми и кор­рек­ция пове­де­ния инди­ви­ду­аль­но или в груп­по­вом формате.

Из все­го выше­ска­зан­но­го мож­но сде­лать вывод о том, что суще­ству­ет ряд угроз фор­ми­ро­ва­ния здо­ро­вой лич­но­сти под­рост­ка. Сеть Интер­нет в боль­шин­стве слу­ча­ев отри­ца­тель­но вли­я­ет на фор­ми­ро­ва­ние под­рост­ко­во­го мыш­ле­ния, иска­жая его и при­во­дя к аддик­тив­но­му пове­де­нию ребенка. 

Оче­вид­но, что на сего­дняш­ний день необ­хо­ди­ма пол­но­цен­ная и целе­на­прав­лен­ная рабо­та по про­фи­лак­ти­ке интер­нет-зави­си­мо­сти, как в обра­зо­ва­тель­ных орга­ни­за­ци­ях, так и в семьях со сто­ро­ны роди­те­лей подростка.

Библиографический список

  1. Сол­да­то­ва Г., Рас­ска­зо­ва Е, Зото­ва Е., Интер­нет-рис­ки, 2018г. 312 с.
  2. Арта­мо­но­ва Е.Г. Пси­хо­ло­ги­че­ский порт­рет циф­ро­во­го поко­ле­ния Рос­сии в систе­ме обра­зо­ва­тель­ных отно­ше­ний / Е.Г. Арта­мо­но­ва // Про­фи­лак­ти­ка зави­си­мо­стей. 2017. № 1. С. 15–20.
  3. Кали­ни­на Н.В. Про­фи­лак­ти­ка рис­ков интер­нет-актив­но­сти обу­ча­ю­щих­ся субъ­ект порож­да­ю­щее вза­и­мо­дей­ствие // Обра­зо­ва­ние лич­но­сти. 2017. № 1. С. 12–17.
  4. Панов. В.И. Пси­хо­ди­дак­ти­ка обра­зо­ва­тель­ных систем: тео­рия и прак­ти­ка. СПб. : Питер, 2011. 352 с.
  5. Панов В.И. Систе­ма эко­пси­хо­ло­ги­че­ских вза­и­мо­дей­ствий в раз­ви­тии пси­хи­ки // Эко­пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния : сб. мате­ри­а­лов 5 Рос­сий­ской кон­фе­рен­ции по эко­ло­ги­че­ской пси­хо­ло­гии / под ред. В.И. Пано­ва. М. : Пси­хо­ло­ги­че­ский инсти­тут РАО, 2009. С. 37–55.
  6. Сол­да­то­ва Г.В., Рас­ска­зо­ва Е.И. Как им помочь. Ребе­нок в интер­не­те: запре­щать, наблю­дать или объ­яс­нять? // Дети в инфор­ма­ци­он­ном обще­стве. 2012. № 10. С. 26–33.
  7. Ефи­мо­ва Г.З., Зюбан Е.В. Вли­я­ние соци­аль­ных сетей на лич­ность // Интер­нет-жур­нал «Мир нау­ки» 2016, Том 4, № 5.
  8. Доро­шен­ко О.М. Раз­мыш­ле­ния о про­бле­мах эмо­ци­о­наль­но­го воз­дей­ствия кибер­моббин­га на моло­дежь в усло­ви­ях циф­ро­ви­за­ции насе­ле­ния // Пси­хо­ло­гия обу­че­ния. 2020. № 1. С. 5–10.
Источ­ник: Пси­хо­ло­гия и педа­го­ги­ка слу­жеб­ной дея­тель­но­сти. 1/2021. С. 139–142.

Об авторах

  • Ека­те­ри­на Пав­лов­на Пан­кра­то­ва — пре­по­да­ва­тель кафед­ры педа­го­ги­ки Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та МВД Рос­сии име­ни В.Я. Кико­тя, кан­ди­дат педа­го­ги­че­ских наук, г. Москва.
  • Поли­на Вла­ди­ми­ров­на Мар­га­е­ва, Ека­те­ри­на Алек­се­ев­на Мата­со­ва — кур­сан­ты ИПСД ОВД Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та МВД Рос­сии име­ни В.Я. Кико­тя, г. Москва.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest