Старченкова А.М., Урсу А.В., Худяков А.В. Коморбидные расстройства у лиц молодого возраста с интернет-зависимым поведением

С

В послед­ние 20 лет при­об­ре­та­ет акту­аль­ность про­бле­ма интер­нет-зави­си­мо­сти у детей и под­рост­ков. В ряде иссле­до­ва­ний дока­зы­ва­ет­ся связь меж­ду раз­лич­ны­ми пси­хи­че­ски­ми забо­ле­ва­ни­я­ми и зави­си­мо­стью от Интер­не­та [18–21, 26, 28, 29, 31–33, 35–37]. К ним отно­сят рас­строй­ства настро­е­ния, в част­но­сти депрес­сию [17, 19, 26], син­дром дефи­ци­та вни­ма­ния с гипе­р­ак­тив­но­стью [35, 36], бипо­ляр­ное аффек­тив­ное рас­строй­ство, нару­ше­ния сна [25], соци­аль­ные фобии.

Наи­бо­лее под­вер­же­ны этой зави­си­мо­сти дети и под­рост­ки, име­ю­щие раз­лич­ные эмо­ци­о­наль­ные про­бле­мы [7, 19, 26, 28]. Под­рост­ки со склон­но­стью к интер­нет-зави­си­мо­сти демон­стри­ру­ют так­же более замет­ную измен­чи­вость настро­е­ния, при этом его частые сме­ны соче­та­ют­ся со зна­чи­тель­ной глу­би­ной пере­жи­ва­ния [13]. У поло­ви­ны паци­ен­тов с интер­нет-зави­си­мо­стью выяв­ле­ны тяже­лые депрес­сив­ные симп­то­мы [19, 26, 34].

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ний [36] так­же пока­за­ли, что под­рост­ки с интер­нет-зави­си­мо­стью име­ют более высо­кий риск суи­ци­даль­ных идей и попы­ток по срав­не­нию с под­рост­ка­ми без интернет-аддикции. 

По мне­нию Yen Ju-Yu, раз­лич­ные виды дея­тель­но­сти в Интер­не­те соот­но­сят­ся с раз­лич­ны­ми сте­пе­ня­ми рис­ка суи­ци­даль­ных идей и их реа­ли­за­ции: онлайн-игры, поиск инфор­ма­ции в интер­не­те, исполь­зо­ва­ние сай­тов для обу­че­ния были свя­за­ны с повы­шен­ным риском суи­ци­даль­ных мыс­лей, а обще­ние в чате, про­смотр филь­мов, покуп­ки и азарт­ные игры – с повы­шен­ным риском суи­ци­даль­ных попы­ток; в то вре­мя как про­смотр ново­стей – с умень­шен­ным риском попыт­ки само­убий­ства [36].

Так­же име­ют­ся ука­за­ния на слу­чаи мас­ки­ро­ван­ной депрес­сии в рам­ках мало­про­гре­ди­ент­ной шизо­фре­нии у интер­нет-зави­си­мых лиц и на комор­бид­ность с бипо­ляр­ным аффек­тив­ным рас­строй­ством, нару­ше­ни­я­ми сна, аутиз­мом [18, 25].

Одна­ко одной из глав­ных про­блем в опре­де­ле­нии свя­зи депрес­сии и фено­ме­на интер­нет-зави­си­мо­сти оста­ет­ся вопрос о при­чин­но­сти: пред­ше­ству­ет ли депрес­сия раз­ви­тию зави­си­мо­сти от Интер­не­та или явля­ет­ся ее следствием?

Н. А. Цой счи­та­ет, что депрес­сия, как и тре­во­га, рас­строй­ства вле­че­ний и подоб­ные забо­ле­ва­ния, явля­ет­ся фак­то­ром, обу­слов­ли­ва­ю­щим появ­ле­ние и раз­ви­тие интер­нет-зави­си­мо­сти [14].

Чув­ство дис­ком­фор­та и дис­фо­рии в реаль­ных жиз­нен­ных ситу­а­ци­ях моти­ви­ру­ет чело­ве­ка к поис­ку новых сред, где он име­ет воз­мож­ность избе­жать сво­их депрес­сив­ных пере­жи­ва­ний, ука­зы­ва­ют K. W. Muller и соавт. [17].

В то же вре­мя резуль­та­ты иссле­до­ва­ний D. M. Greenfield [24] пока­зы­ва­ют, что зло­упо­треб­ле­ние Интер­не­том неред­ко при­во­дит к усу­губ­ле­нию уже име­ю­щей­ся депрес­сии и даль­ней­шей соци­аль­ной изоляции.

Ряд уче­ных [17, 29] видит при­чи­ну зави­си­мо­сти в повы­шен­ном уровне нев­ро­ти­за­ции у интер­нет-зави­си­мых лиц. Так, K. W. Muller et al. уста­но­ви­ли, что у таких паци­ен­тов наблю­да­ет­ся более высо­кий уро­вень нев­ро­ти­за­ции, чем у паци­ен­тов, стра­да­ю­щих от алко­голь­ной зави­си­мо­сти [17].

Раз­лич­ные иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что повы­шен­ный уро­вень нев­ро­ти­за­ции свя­зан с более высо­ки­ми пока­за­те­ля­ми пси­хо­со­ма­ти­че­ских жалоб и пси­хо­па­то­ло­ги­че­ских симптомов. 

Кро­ме того, R. D. Goodwin и H. S. Friedman уста­но­ви­ли, что нев­ро­ти­за­ция свя­за­на с повы­шен­ным риском раз­ви­тия гене­ра­ли­зо­ван­но­го тре­вож­но­го рас­строй­ства, пани­че­ских атак и депрес­сив­но­го рас­строй­ства [23].

С дру­гой сто­ро­ны, при нев­ро­зах Интер­нет может высту­пать в каче­стве адап­то­ге­на: ано­ним­ность обще­ния, а так­же отсут­ствие вер­баль­ной ком­му­ни­ка­ции помо­га­ют пре­одо­леть ком­му­ни­ка­тив­ные труд­но­сти, кото­рые пред­став­ля­ют­ся менее угро­жа­ю­щи­ми, чем тра­ди­ци­он­ное вза­и­мо­дей­ствие в реаль­ном вре­ме­ни [1, 4, 10, 31].

Име­ют­ся ука­за­ния на комор­бид­ность интер­нет-зави­си­мо­сти и обсес­сив­но-ком­пуль­сив­но­го рас­строй­ства [34].

Сле­ду­ет отме­тить, что акту­аль­ность про­бле­мы интер­нет-зави­си­мо­сти про­яв­ля­ет­ся на фоне уве­ли­че­ния чис­ла детей с син­дро­мом дефи­ци­та вни­ма­ния и гипе­р­ак­тив­но­сти (СДВГ). Неусид­чи­вость, отвле­ка­е­мость, импуль­сив­ность часто ста­но­вят­ся при­чи­ной нару­ше­ния меж­лич­ност­ных отно­ше­ний таких детей со сверст­ни­ка­ми, педа­го­га­ми, роди­те­ля­ми, что при­во­дит к кон­флик­там, деструк­тив­но­му пове­де­нию, нару­ше­ни­ям в эмо­ци­о­наль­ной сфе­ре [12, 35]. 

Реа­ли­зуя свою потреб­ность быть силь­ным, при­ня­тым, очень часто дети с СДВГ увле­ка­ют­ся ком­пью­тер­ны­ми игра­ми. Кро­ме того, выяв­ле­но, что у детей, стра­да­ю­щих интер­нет-зави­си­мо­стью, сни­жа­ет­ся кон­цен­тра­ция вни­ма­ния, уро­вень сло­вес­но-логи­че­ско­го мыш­ле­ния, памя­ти и вос­при­я­тия реаль­ной жиз­ни [7].

Дети и под­рост­ки обра­ща­ют­ся к Интер­не­ту, ком­пью­те­ру и ком­пью­тер­ным играм, созда­ю­щим иллю­зию реаль­но­сти, в кото­рой воз­мож­но­сти без­гра­нич­ны, а ответ­ствен­ность отсут­ству­ет [9].

Иссле­до­ва­ние комор­бид­но­сти интер­нет-аддик­ции и СДВГ пока­за­ло, что под­рост­ки с интер­нет-зави­си­мо­стью име­ли более высо­кие симп­то­мы СДВГ, депрес­сии, соци­о­фо­бии и враж­деб­но­сти [36].

СДВГ явля­ет­ся усло­ви­ем высо­ко­го уров­ня импуль­сив­но­сти и нару­ше­ния моти­ва­ци­он­ной регу­ля­ции, что может рас­смат­ри­вать­ся как фено­ме­но­ло­ги­че­ский клю­че­вой фак­тор рис­ка как для интер­нет-зави­си­мо­сти, так и для хими­че­ских зави­си­мо­стей [38].

Недо­ста­ток тор­моз­но­го кон­тро­ля и отсут­ствие стра­те­ги­че­ской гиб­ко­сти у лиц с СДВГ меша­ют само­сто­я­тель­но­му управ­ле­нию исполь­зо­ва­ни­ем Интернета.

Сре­ди харак­тер­ных лич­ност­ных осо­бен­но­стей под­рост­ков, склон­ных к интер­нет-зави­си­мо­му пове­де­нию, мож­но выде­лить сле­ду­ю­щие: пси­хи­че­ская утом­ля­е­мость, общая эмо­ци­о­наль­ная неустой­чи­вость, пере­па­ды настро­е­ния, сни­жен­ная спо­соб­ность к эффек­тив­ной воле­вой регу­ля­ции пове­де­ния, воз­бу­ди­мость, внут­рен­няя напря­жен­ность [2, 4, 10]. 

Обоб­щив резуль­та­ты раз­лич­ных работ, Н. В. Чудо­ва при­ве­ла сле­ду­ю­щий спи­сок черт интернет-аддикта: 

  • слож­но­сти в при­ня­тии сво­е­го физи­че­ско­го «я»,
  • слож­но­сти в непо­сред­ствен­ном обще­нии (замкну­тость),
  • склон­ность к интеллектуализации, 
  • чув­ство оди­но­че­ства и недо­стат­ка вза­и­мо­по­ни­ма­ния (воз­мож­но, свя­зан­ное со слож­но­стя­ми в обще­нии с про­ти­во­по­лож­ным полом), 
  • низ­кая агрессивность, 
  • эмо­ци­о­наль­ная напря­жен­ность и неко­то­рая склон­ность к негативизму, 
  • нали­чие хотя бы одной фруст­ри­ро­ван­ной потребности; 
  • для этих лиц неза­ви­си­мость высту­па­ет как осо­бая ценность; 
  • пред­став­ле­ния об иде­аль­ном «я» у них недиф­фе­рен­ци­ро­ван­ны, завы­ше­ны или даже нереалистичны; 
  • само­оцен­ка занижена; 
  • наблю­да­ет­ся так­же склон­ность к избе­га­нию про­блем и ответ­ствен­но­сти [15].

Асте­но-нев­ро­ти­че­ские харак­те­ро­ло­ги­че­ские чер­ты про­яв­ля­лись при­зна­ка­ми пси­хи­че­ской и физи­че­ской утом­ля­е­мо­сти, раз­дра­жи­тель­но­стью, склон­но­стью к аффек­тив­ным вспыш­кам, свя­зан­ным не с пере­па­да­ми настро­е­ния, а с отчет­ли­во про­сле­жи­ва­е­мым нарас­та­ни­ем раз­дра­жи­тель­но­сти в момен­ты утом­ле­ния, а так­же склон­но­стью к ипо­хон­дрии [5, 6, 13]. 

В. Д. Мен­де­ле­вич пред­ло­жил кон­цеп­цию зави­си­мой лич­но­сти, соглас­но кото­рой суще­ству­ют «общие для всех форм зави­си­мо­стей базо­вые харак­те­ри­сти­ки зави­си­мой лич­но­сти» [8]. Это мне­ние в насто­я­щее вре­мя под­дер­жи­ва­ет­ся дру­ги­ми исследователями. 

В кон­цеп­ции аддик­тив­но­го пове­де­ния Ц. П. Коро­лен­ко и Б. С. Бра­ту­ся содер­жит­ся идея нали­чия общих пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мов, свой­ствен­ных раз­лич­ным фор­мам аддик­ции как фар­ма­ко­ло­ги­че­ско­го, так и нефар­ма­ко­ло­ги­че­ско­го содер­жа­ния [3].

Таким обра­зом, во мно­гих слу­ча­ях фено­мен интер­нет-зави­си­мо­сти пред­став­ля­ет собой груп­пу пове­ден­че­ских зави­си­мо­стей, где ком­пью­тер явля­ет­ся лишь сред­ством их реа­ли­за­ции, а не объектом.

Целый ряд иссле­до­ва­ний под­твер­жда­ет поло­жи­тель­ную кор­ре­ля­цию меж­ду интер­нет-зави­си­мо­стью и агрес­сив­но­стью [1, 20]. Объ­яс­ня­ет­ся это тем, что в созна­нии игро­ка вир­ту­аль­ная реаль­ность сме­ши­ва­ет­ся с насто­я­щей жизнью. 

Круп­ней­шая ассо­ци­а­ция пси­хо­ло­гов – American Psychological Association (АРА) – при­шла к выво­ду, что игро­вое наси­лие про­во­ци­ру­ет «агрес­сив­ные мыс­ли, агрес­сив­ное пове­де­ние и гнев­ные чув­ства сре­ди молодежи». 

На фоне коле­ба­ний настро­е­ния склон­ные к интер­нет-зави­си­мо­сти под­рост­ки часто кон­флик­ту­ют со сверст­ни­ка­ми и взрос­лы­ми, что может сопро­вож­дать­ся аффек­тив­ны­ми вспыш­ка­ми и сле­ду­ю­щи­ми за ними рас­ка­я­ни­ем и поис­ком путей при­ми­ре­ния [13].

Рас­про­стра­нен­ны­ми сре­ди интер­нет-зави­си­мых явля­ют­ся рас­строй­ства лич­но­сти (нар­цис­си­че­ская лич­ность, погра­нич­ные рас­строй­ства, анти­со­ци­аль­ное пове­де­ние), что уста­нов­ле­но рядом уче­ных [13].

Испы­ту­е­мые с интер­нет-аддик­ци­ей, направ­лен­ной на ком­пью­тер­ные игры, демон­стри­ру­ют харак­те­ри­сти­ки, свой­ствен­ные людям с нерв­но-пси­хи­че­ской неустой­чи­во­стью и низ­ки­ми адап­та­ци­он­ны­ми способностями. 

Лич­ность под­рост­ка, склон­но­го к интер­нет-зави­си­мо­сти, име­ет опре­де­лен­ные чер­ты. В первую оче­редь ее харак­те­ри­зу­ет общая эмо­ци­о­наль­ная неустой­чи­вость, склон­ность пере­жи­вать одно­вре­мен­но поляр­ные эмо­ции и лег­кая воз­бу­ди­мость [13].

Для под­рост­ков с интер­нет-зави­си­мым пове­де­ни­ем харак­тер­ны сле­ду­ю­щие типы акцен­ту­а­ций харак­те­ра: цик­ло­ид­ный, лабиль­ный, асте­но-нев­ро­ти­че­ский, сен­си­тив­ный, интро­вер­ти­ро­ван­ный, воз­бу­ди­мый, неустой­чи­вый, тре­вож­но-педан­ти­че­ский, демон­стра­тив­ный [2, 5, 6].

С точ­ки зре­ния раз­лич­ных социо­ло­ги­че­ских и соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских кон­цеп­ций суще­ству­ет ряд фак­то­ров, веро­ят­но обу­слов­ли­ва­ю­щих появ­ле­ние и раз­ви­тие интер­нет-зави­си­мо­сти: соци­аль­ная дез­ор­га­ни­за­ция, сла­бая соци­аль­ная инте­гра­ция, низ­кий само­кон­троль, соци­аль­ная тре­во­га, низ­кая само­оцен­ка, депрес­сия, рас­строй­ства вле­че­ний, зло­упо­треб­ле­ние пси­хо­ак­тив­ны­ми веще­ства­ми и т. д. [14].

Лич­ност­ный ком­по­нент склон­но­сти к интер­нет-зави­си­мо­сти вклю­ча­ет в себя неко­то­рые харак­те­ри­сти­ки тем­пе­ра­мен­та и свое­об­раз­ные свой­ства лич­но­сти, на кото­рые накла­ды­ва­ет отпе­ча­ток мик­ро­со­ци­ум, в первую оче­редь систе­ма вос­пи­та­ния. При этом дале­ко не все­гда уда­ет­ся выявить чет­кую при­чин­но-след­ствен­ную связь меж­ду зави­си­мо­стью от Интер­не­та и сопут­ству­ю­щи­ми ему лич­ны­ми про­бле­ма­ми, таки­ми как оди­но­че­ство, поте­ря инте­ре­са к уче­бе, к близ­ким, жиз­нен­ные и финан­со­вые труд­но­сти и т. д. [14].

С интер­нет-зави­си­мо­стью тес­но свя­за­ны и дру­гие аддик­ции. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что в про­цес­се фор­ми­ро­ва­ния аддик­тив­ной лич­но­сти на опре­де­лен­ном эта­пе у аддик­та воз­ни­ка­ет жела­ние изба­вить­ся от аддик­тив­ной реа­ли­за­ции, но при этом он попа­да­ет в другую. 

Сооб­ща­ли о пери­о­дах зло­упо­треб­ле­ния алко­го­лем, нар­ко­ти­ка­ми или дру­ги­ми пси­хо­ак­тив­ны­ми веще­ства­ми 6,2% опро­шен­ных. Это под­твер­жда­ет пред­по­ло­же­ние о нали­чии поли­ад­дик­тив­ных про­яв­ле­ний у ком­пью­те­ро­за­ви­си­мых (в дан­ном слу­чае идет речь о хими­че­ских аддик­тив­ных реализациях). 

Выяв­ле­но соче­та­ние ком­пью­тер­ной аддик­ции с ком­пью­тер­ным гем­блин­гом, сек­су­аль­ной аддик­ци­ей, тру­до­го­лиз­мом [16], а так­же пато­ло­ги­че­ским вле­че­ни­ем к азарт­ным играм [30].

ЛИТЕРАТУРА

  1. Агрес­сив­ность и враж­деб­ность у под­рост­ков с интер­нет-зави­си­мым пове­де­ни­ем [Элек­трон­ный ресурс] / В. Л. Малы­гин, Ю. А. Мер­ку­рье­ва, О. T. Уте­ули­на, А. С. Искан­ди­ро­ва, Е. Е. Пах­ту­со­ва // Меди­цин­ская пси­хо­ло­гия в Рос­сии : элек­трон. науч. журн. – 2014. – № 4(27).
  2. Анто­нен­ко, А. А. Осо­бен­но­сти эмо­ци­о­наль­но­го и соци­аль­но­го интел­лек­та у под­рост­ков – актив­ных поль­зо­ва­те­лей интер­нет-про­стран­ства / А. А. Анто­нен­ко // Пси­хо­ло­ги­че­ская помощь соци­аль­но неза­щи­щен­ным лицам с исполь­зо­ва­ни­ем дистан­ци­он­ных тех­но­ло­гий : матер. II меж­ду­нар. науч.-практ. конф. – М., 2012. – С. 225.
  3. Бра­тусь, Б. С. Ано­ма­лии лич­но­сти : моно­гра­фия / Б. С. Бра­тусь. – М. : Мысль, 1988. – 301 с.
  4. Интер­нет-зави­си­мое пове­де­ние / В. Л. Малы­гин, Н. С. Хоме­ри­ки, Е. А. Смир­но­ва, А. А. Анто­нен­ко // Журн. нев­ро­ло­гии и пси­хи­ат­рии им. C. C. Кор­са­ко­ва. – 2011. – Т. 111, № 8. – С. 86–92.
  5. Интер­нет-зави­си­мое пове­де­ние у под­рост­ков. Кли­ни­ка, диа­гно­сти­ка, про­фи­лак­ти­ка : посо­бие для школь­ных пси­хо­ло­гов / под ред. В. Л. Малы­ги­на. – М., 2010. – 32 с. – (Вос­пи­та­ние здо­ро­во­го ребен­ка в семье и школе).
  6. Интер­нет-зави­си­мое пове­де­ние. Кри­те­рии и мето­ды диа­гно­сти­ки : учеб­ное посо­бие / В. Л. Малы­гин, К. А. Фек­ли­стов, А. С. Искан­ди­ро­ва. – М. : МГМСУ, 2011. – 32 с.
  7. Кали­ни­на, О. С. Ком­пью­тер­ная зави­си­мость у детей, стра­да­ю­щих син­дро­мом дефи­ци­та вни­ма­ния и гипе­р­ак­тив­но­стью / О. С. Кали­ни­на // Пси­хо­ло­ги­че­ская помощь соци­аль­но неза­щи­щен­ным лицам с исполь­зо­ва­ни­ем дистан­ци­он­ных тех­но­ло­гий : матер. II меж­ду­нар. науч.-практ. конф. – М., 2012. – С. 232–234.
  8. Мен­де­ле­вич, В. Д. Рас­строй­ства зави­си­мо­го пове­де­ния (к поста­нов­ке про­бле­мы) / В. Д. Мен­де­ле­вич // Рос­сий­ский пси­хи­ат­ри­че­ский журн. – 2003. – № 1. – С. 5–9.
  9. Мос­ка­лен­ко, В. Д. Зави­си­мость: семей­ная болезнь : моно­гра­фия / В. Д. Мос­ка­лен­ко. – М. : PerSe, 2002.
  10. Осо­бен­но­сти лич­но­сти под­рост­ков, склон­ных к интер­нет-зави­си­мо­му пове­де­нию / В. Л. Малы­гин, А. С. Искан­ди­ро­ва, Н. С. Хоме­ри­ки, Е. А. Смир­но­ва, А. А. Анто­нен­ко // Журн. нев­ро­ло­гии и пси­хи­ат­рии им. C. C. Кор­са­ко­ва. – 2011. – Т. 111, № 4. – С. 105–108.
  11. Осу­хов­ская, Е. С. Ген­дер­ные осо­бен­но­сти адап­та­ци­он­ных рас­стройств у лиц моло­до­го воз­рас­та с пато­ло­ги­че­ской зави­си­мо­стью от азарт­ных игр, стра­да­ю­щих таба­ко­ку­ре­ни­ем и упо­треб­ля­ю­щих спирт­ные напит­ки / Е. С. Осу­хов­ская // Меди­ко-соціаль­ні про­бле­ми сім’ї. – 2011. – Т. 16, № 3. – С. 60–65.
  12. Сиро­тюк, А. Л. Син­дром дефи­ци­та вни­ма­ния с гипе­р­ак­тив­но­стью. Диа­гно­сти­ка, кор­рек­ция и прак­ти­че­ские реко­мен­да­ции роди­те­лям и педа­го­гам : учеб­ник / А. Л. Сиро­тюк. – М., 2002. – 128 с.
  13. Хоме­ри­ки, Н. С. Инди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти под­рост­ков, склон­ных к интер­нет-зави­си­мо­му пове­де­нию / Н. С. Хоме­ри­ки // Пси­хи­че­ское здо­ро­вье. – 2013. – № 5 (84). – С. 49–51.
  14. Цой, Н. А. Фено­мен интер­нет-зави­си­мо­сти и оди­но­че­ства / Н. А. Цой // Социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. – 2011. – № 12. – С. 98–107.
  15. Чудо­ва, Н. В. Осо­бен­но­сти обра­за «Я» жите­ля интер­не­та / Н. В. Чудо­ва // Пси­хо­ло­ги­че­ский журн. – 2002. – № 1. – С. 113–118.
  16. Юрье­ва, Л. Н. Ком­пью­тер­ная зави­си­мость: фор­ми­ро­ва­ние, диа­гно­сти­ка, кор­рек­ция и про­фи­лак­ти­ка : моно­гра­фия / Л. Н. Юрье­ва, Т. Ю. Боль­бот. – Дне­про­пет­ровск : Поро­ги, 2006. – С. 78.
  17. Addressing the Question of Disorder-Specific Risk factors of Internet Addiction: A comparison of Personality traits in Patients with Addictive Behaviors and Comorbid Internet Addiction [Electronic resource] / K. W. Muller, A. Koch, U. Dickenhorst, M. E. Beutel, E. Duven, K. Wolfling // BioMed Research International. – 2013. – Article ID 546342. 
  18. ADHD and autistic traits, family function, parenting style, and social adjustment for Internet addiction among children and adolescents in Taiwan: A longitudinal study / Yi-Lung Chen, Sue-Huei Chen, Susan Shur-Fen Gau // Research in Developmental Disabilities. – 2015. – Vol. 39. – P. 20–31.
  19. Akin, A. Internet addiction and depression, anxiety and stress / A. Akin, M. Iskender // International Online Journal of Educational Sciences. – 2011. – Vol. 3(1). – Р. 138–148.
  20. Are Adolescents with Internet Addiction Prone to Aggressive Behavior? The Mediating Effect of Clinical Comorbidities on the Predictability of Aggression in Adolescents with Internet Addiction / Lim Jae-A, Gwak Ah Reum, Park Su Mi, Kwon Jun-Gun, Lee Jun-Young, Jung Hee Yeon, Sohn Bo Kyung, Kim Jae-Won, Kim Dai Jin, and Choi Jung-Seok // Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. – 2015. – Vol. 18(5). – P. 260–267. – doi:10.1089/cyber.2014.0568.
  21. Baruch Y. The autistic society / Y. Baruch // Information and management. – 2001. – Vol. 38, № 3. – P. 129.
  22. Exploring personality characteristics of Chinese adolescents with internet-related addictive behaviors: Trait differences for gaming addiction and social networking addiction / Chong-Wen Wang [et al.] // Addictive Behaviors. – 2015. – Vol. 42. – P. 32–35.
  23. Goodwin, R. D. Health status and the five-factor personality traits in a nationally representative sample / R. D. Goodwin, H. S. Friedman // Journal of Health Psychology. – 2006. – Vol. 11(5). – P. 643–654.
  24. Greenfield, D. M. Virtual Addiction: Help for Netheads, Cyberfreaks, and Those Who Love Them / D. M. Greenfield. – Oakland : New Harbinger Publ., 1999.
  25. Internet addiction among Norwegian adults: a stratified probability sample study / I. J. Bakken, H. G. Wenzel, K. G. Götestam, A. Johansson, A. Oren // Scand. J. Psychol. – 2009. – Vol. 50(2). – P. 121–127.
  26. Internet Addiction and its Psychosocial Risks (Depression, Anxiety, Stress and Loneliness) among Iranian Adolescents and Young Adults: A Structural Equation Model in a Cross-Sectional Study / Shahla Ostovar, Negah Allahyar, Hassan Aminpoor, Fatemeh Moafian, Mariani Binti Md Nor, M. D. Griffiths // International Journal of Mental Health and Addiction. – 2016. – Vol. 14, Iss. 3. – P. 257–267.
  27. Internet addiction in the island of hippocrates: The associations between Internet abuse and adolescent offline behaviours / V. Fisoun, G. Floros, D. Geroukalis, N. Ioannidi, N. Farkonas, E. Sergentani [et al.] // Child & Adolescent Mental Health. – 2012. – Vol. 17(1). – P. 37–44.
  28. Internet addiction is associated with social anxiety in young adults / A. Weinstein, D. Dorani, R. Elhadif, Y. Bukovza, A. Yarmulnik // Annals Of Clinical Psychiatry. – 2015. – Vol. 27(1). – P. 4–9.
  29. Mehroof, M. Online gaming addiction: The role of sensation seeking, self-control, neuroticism, aggression, state anxiety, and trait anxiety / M. & Md., G. Mehroof // Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. – 2010. – Vol. 13(3).
  30. Pathological gambling and the five-factor model of personality / R. M. Bagby, D. D. Vachon, E. L. Bulmash, T. Toneatto, L. C. Quilty, P. T. Costa // Personality and Individual Differences. – 2007. – Vol. 43(4). – P. 873–880.
  31. Prevalence of internet addiction and its association with stressful life events and psychological symptoms among adolescent internet users / Jie Tang, Yizhen Yu, Yukai Du, Ying Ma, Dongying Zhanga, Jiaji Wang // Addictive Behaviors. – 2014. – Vol. 39, Iss. 3. – P. 744–747.
  32. Sangmin Jun. Academic stress and Internet addiction from general strain theory framework / Sangmin Jun, Eunsil Choi // Computers in Human Behavior. – 2015. – Vol. 49. – P. 282–287.
  33. Substance abuse precedes internet addiction / Young Sik Lee, Doug Hyun Han, Sun Mi Kim, P. F. Renshaw // Addictive Behaviors. – 2013. – Vol. 38, Iss. 4. – P. 2022–2025.
  34. The association between Internet addiction and psychiatric disorder: a review of the literature / C.-H. Ko, J.-Y. Yen, C.-F. Yen, C.-S. Chen, C.-C. Chen // European Psychiatry. – 2012. – Vol. 27(1). – P. 1–8.
  35. The association of Internet addiction symptoms with impulsiveness, loneliness, novelty seeking and behavioral inhibition system among adults with attentiondeficit/hyperactivity disorder (ADHD) / Wendi Li, Wei Zhang, Lin Xiao, Jia Nie // Psychiatry Research. – 2016. – Vol. 243. – P. 357–364.
  36. The Comorbid Psychiatric Symptoms of Internet Addiction: Attention Deficit and Hyperactivity Disorder (ADHD), Depression, Social Phobia, and Hostility / Yen Ju-Yu, Ko Chih-Hung, Yen Cheng-Fang, Wu HsiuYueh, Yang Ming-Jen // Journal of Adolescent Health. – 2007. – Vol. 41, Iss. 1. – P. 93–98.
  37. The Relationship Between Internet Addiction and Aggression: Multiple Mediating Effects of Life Events and Social Support / Gao Fengqiang, Xu Jie, Ren Yueqiang, Han Lei // Psychology Research. – 2016. – Vol. 6, № 1. – P. 42–49. – doi:10.17265/2159-5542/2016.01.005
  38. Wilens, T. E. The nature of the relationship between attention-deficit/hyperactivity disorder and substance use / T. E. Wilens // J. Clin. Psychiatry. – 2007. – Vol. 68, suppl. 11. – P. 4–8.
Источ­ник: Вест­ник Ива­нов­ской меди­цин­ской ака­де­мии. 2016. № 2. С. 50—54.

Об авторах

Стар­чен­ко­ва А.М., Урсу А.В., кан­ди­дат меди­цин­ских наук, Худя­ков А.В., док­тор меди­цин­ских наук — ФГБОУ ВО «Ива­нов­ская госу­дар­ствен­ная меди­цин­ская ака­де­мия» Мин­здра­ва Рос­сии, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest