Хасанова И.И., Котова С.С. Взаимосвязь интернет-зависимости с совладающим и отклоняющимся поведением учащейся молодежи

Х

Введение

Фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти совре­мен­ных моло­дых людей про­ис­хо­дит под вли­я­ни­ем тако­го мощ­но­го сре­до­во­го фак­то­ра, как Интер­нет. Это вли­я­ние нель­зя назвать одно­знач­ным. Без­услов­но пози­тив­ны­ми сле­ду­ет при­знать сти­ра­ние вре­мен­ных и про­стран­ствен­ных гра­ниц меж­ду людь­ми бла­го­да­ря интер­нет-ресур­сам, очень удоб­ным для опе­ра­тив­ных лич­ных, соци­аль­ных и дело­вых ком­му­ни­ка­ций и кон­так­тов; суще­ствен­ное облег­че­ние поис­ка тре­бу­ю­щей­ся инфор­ма­ции; воз­мож­но­сти дистан­ци­он­но­го обу­че­ния, полу­че­ния услуг «не выхо­дя из дома» и др. 

Вме­сте с тем все более явной ста­но­вит­ся про­бле­ма интер­нет-зави­си­мо­го пове­де­ния сре­ди под­рост­ков и моло­дых людей, кото­рые в силу воз­раст­ной незре­ло­сти наи­бо­лее уяз­ви­мы для раз­но­го рода нега­тив­ных воз­дей­ствий. Навяз­чи­вая потреб­ность в исполь­зо­ва­нии Интер­нет может рас­про­стра­нять­ся на все сфе­ры их жиз­ни, порож­дая труд­но­сти в учеб­но-про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти, про­бле­мы обще­ния со сверст­ни­ка­ми, кон­флик­ты в семье и пр.

Для совла­да­ния со стрес­со­вы­ми ситу­а­ци­я­ми моло­дые люди выра­ба­ты­ва­ют копинг-стра­те­гии – систе­мы целе­на­прав­лен­но­го пове­де­ния для умень­ше­ния стрес­со­вых пере­жи­ва­ний. Одна­ко дале­ко не все­гда выбор опре­де­лен­ной стра­те­гии эффек­ти­вен и пра­ви­лен. Труд­ные или кри­зис­ные ситу­а­ции, в кото­рые попа­да­ют моло­дые люди, повы­ша­ют риск совер­ше­ния пра­во­на­ру­ше­ний, кото­рый может быть усу­губ­лен кри­ми­но­ген­ны­ми фак­то­ра­ми соци­аль­ной окру­жа­ю­щей сре­ды [1].

Часть под­рост­ков и моло­дых людей пыта­ют­ся уйти от не устра­и­ва­ю­щей их реаль­но­сти путем искус­ствен­но­го изме­не­ния сво­е­го пси­хи­че­ско­го состо­я­ния через при­ем хими­че­ских веществ или погру­же­ние в опре­де­лен­ные виды дея­тель­но­сти, вызы­ва­ю­щие интен­сив­ные эмо­ции [2].

Стрем­ле­ние избе­га­ния реаль­но­сти ста­но­вит­ся доми­ни­ру­ю­щим в созна­нии моло­до­го чело­ве­ка, в резуль­та­те чего он начи­на­ет суще­ство­вать в вир­ту­аль­ном, вымыш­лен­ном мире и не толь­ко не реша­ет сво­их насущ­ных про­блем, но и оста­нав­ли­ва­ет­ся в сво­ем раз­ви­тии, вплоть до дегра­да­ции [3].

Такое зави­си­мое, или аддик­тив­ное, пове­де­ние, по мне­нию про­фес­со­ра В. Д. Мен­де­ле­ви­ча, явля­ет­ся раз­но­вид­но­стью деви­ант­но­го пове­де­ния, харак­те­ри­зу­ю­ще­го­ся непре­одо­ли­мой под­чи­нен­но­стью соб­ствен­ных инте­ре­сов инте­ре­сам дру­гой лич­но­сти или груп­пы; чрез­мер­ной и дли­тель­ной фик­са­ци­ей вни­ма­ния на опре­де­лен­ных видах дея­тель­но­сти или пред­ме­тах (фети­шах), ста­но­вя­щих­ся сверх­цен­ны­ми; сни­же­ни­ем или нару­ше­ни­ем спо­соб­но­сти кон­тро­ли­ро­вать соб­ствен­ную вовле­чен­ность в дан­ные виды дея­тель­но­сти; а так­же невоз­мож­но­стью быть само­сто­я­тель­ным и сво­бод­ным в выбо­ре пове­де­ния [4].

К чис­лу основ­ных моти­вов ухо­да от реаль­но­сти с помо­щью Интер­нет отно­сят­ся воз­мож­ность ано­ним­но­го обще­ния без огляд­ки на мораль­ные и эти­че­ские нор­мы, ощу­ще­ние все­доз­во­лен­но­сти; реа­ли­за­ция недо­сти­жи­мых в реаль­ной жиз­ни фан­та­зий, отож­деств­ле­ние себя с жела­е­мы­ми пер­со­на­жа­ми; неогра­ни­чен­ный выбор собе­сед­ни­ков и доступ к любой информации.

По мне­нию К. Янга, будучи вклю­чен­ны­ми в вир­ту­аль­ную груп­пу, интер­нет-зави­си­мые ста­но­вят­ся спо­соб­ны при­ни­мать на себя больший эмо­ци­о­наль­ный риск, выска­зы­вая шоки­ру­ю­щие дру­гих людей суж­де­ния, отста­и­вая свою точ­ку зре­ния без стра­ха быть отвер­жен­ны­ми окру­жа­ю­щи­ми, ведь в кибер­про­стран­стве люди менее дося­га­е­мы и лич­ность ком­му­ни­ка­то­ра может быть замас­ки­ро­ва­на [5].

Обзор литературы

В Рос­сии изу­че­ние интер­нет-зави­си­мо­сти осу­ществ­ля­ет­ся с нача­ла 2000‑х гг. В тру­дах А. Е. Вой­скун­ско­го, А. Ю. Его­ро­ва, А. В. Кот­ля­ро­ва, Н. А. Носо­ва и др. рас­смат­ри­ва­ют­ся раз­лич­ные аспек­ты этой про­бле­мы [2, 6–8]. Как отме­ча­ет А. Ю. Его­ров, фено­мен интер­нет-аддик­ции пред­став­ля­ет собой ком­плекс раз­ных пове­ден­че­ских зави­си­мо­стей (рабо­то­голь­ной, обще­ния, сек­су­аль­ной, любов­ной, игро­вой и т. д.), реа­ли­зу­ю­щих себя посред­ством ком­пью­те­ра [7, с. 320–342].

Основ­ным меха­низ­мом раз­ви­тия интер­нет-зави­си­мо­сти, по мне­нию Н. А. Носо­ва, явля­ет­ся сме­ще­ние цели в кибер­про­стран­ство для вос­пол­не­ния недо­ста­ю­щих сфер жиз­ни лич­но­сти через иллю­зор­ное удо­вле­тво­ре­ние основ­ных потреб­но­стей чело­ве­ка за счет кон­стру­и­ро­ва­ния новой вир­ту­аль­ной лич­но­сти [8, с. 122– 126]. 

Боль­шин­ство авто­ров отме­ча­ют сле­ду­ю­щие симп­то­мы интер­нет-зави­си­мо­сти: навяз­чи­вое стрем­ле­ние посто­ян­но про­ве­рять элек­трон­ную почту; посто­ян­ное ожи­да­ние сле­ду­ю­ще­го выхо­да в Интер­нет; уве­ли­че­ние коли­че­ства денег, рас­хо­ду­е­мых на него, и вре­ме­ни, про­во­ди­мо­го в вир­ту­аль­ном пространстве.

Рас­смат­ри­вая вопрос о типах пове­де­ния людей с ком­пью­тер­ной (как и с любой дру­гой) зави­си­мо­стью, уче­ные выде­ля­ют совла­да­ю­щее и откло­ня­ю­ще­е­ся пове­де­ние, кото­рое может помочь чело­ве­ку сохра­нить бла­го­по­лу­чие и здо­ро­вье, а может и раз­ру­шать его [9].

Избран­ный стиль пове­де­ния поз­во­ля­ет субъ­ек­ту спра­вить­ся со стрес­сом или труд­ной жиз­нен­ной ситу­а­ци­ей с помо­щью осо­знан­ных дей­ствий и актив­но­го вза­и­мо­дей­ствия с ситу­а­ци­ей – ее изме­не­ния (когда она под­да­ет­ся кон­тро­лю) или при­спо­соб­ле­ния к ней (в слу­чае, когда ситу­а­ция не может контролироваться). 

В науч­ной лите­ра­ту­ре для обо­зна­че­ния совла­да­ю­ще­го пове­де­ния часто исполь­зу­ет­ся тер­мин «копинг», кото­рый в пере­во­де с англий­ско­го озна­ча­ет дей­ствия, направ­лен­ные на избе­га­ние, устра­не­ние источ­ни­ка стрес­са или при­спо­соб­ле­ние к ситу­а­ции. Успеш­ное совла­да­ние рас­смат­ри­ва­ет­ся как успеш­ная адап­та­ция. В слу­чае неуспеш­но­го копин­га стрес­сор сохра­ня­ет­ся и воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость даль­ней­ших попы­ток совла­да­ния [10, с. 30].

Адек­ват­ный копинг пред­по­ла­га­ет адек­ват­ное вос­при­я­тие осо­бен­но­стей ситу­а­ции. Неадек­ват­ная оцен­ка ситу­а­ции при­во­дит к неадек­ват­ным эмо­ци­ям, кото­рые, в свою оче­редь, нару­ша­ют адап­тив­ные реак­ции орга­низ­ма. Таким обра­зом, успеш­ная адап­та­ция воз­мож­на толь­ко тогда, когда субъ­ект в состо­я­нии объ­ек­тив­но и в пол­ном объ­е­ме вос­при­ни­мать стрессор. 

Одним из зна­чи­мых ком­по­нен­тов фор­ми­ро­ва­ния адек­ват­но­го, адап­тив­но­го совла­да­ния явля­ет­ся стра­те­гия «пла­но­мер­ное раз­ре­ше­ние про­блем». Дан­ная пове­ден­че­ская стра­те­гия спо­соб­ству­ет появ­ле­нию аль­тер­на­тив­ных вари­ан­тов выхо­да из стрес­со­вой ситу­а­ции и даль­ней­шее рас­смот­ре­ние воз­мож­но­стей устра­не­ния про­бле­мы [10, с. 41].

Стра­те­гия «избе­га­ние» явля­ет­ся одной из веду­щих при дез­адап­тив­ном пове­де­нии, обу­слов­лен­ном недо­ста­точ­но­стью раз­ви­тия лич­ност­но-сре­до­вых копинг-ресур­сов и навы­ков актив­но­го раз­ре­ше­ния про­блем [2, 7 и др.].

Таким обра­зом, копинг-пове­де­ние – это, с одной сто­ро­ны, инди­ви­ду­аль­ная устой­чи­вая лич­ност­ная дис­по­зи­ция – набор опре­де­лен­ных, соот­вет­ству­ю­щих инди­ви­ду­аль­но-лич­ност­ным харак­те­ри­сти­кам и эмо­ци­о­наль­но-дина­ми­че­ским свой­ствам инди­ви­да вари­ан­тов (спо­со­бов) реа­ги­ро­ва­ния в стрес­со­вых ситуациях. 

С дру­гой сто­ро­ны, это широ­кий спектр раз­но­об­раз­ных стра­те­гий пре­одо­ле­ния стрес­са, кото­ры­ми лич­ность может мани­пу­ли­ро­вать в зави­си­мо­сти от внеш­них обсто­я­тельств, усло­вий дея­тель­но­сти и инди­ви­ду­аль­ных целей. Чем актив­нее и раз­но­об­раз­нее будет выбор, тем выше защит­ный потен­ци­ал лич­но­сти и тем успеш­нее про­ис­хо­дит ее пси­хо­ло­ги­че­ская адаптация.

Тер­мин «откло­ня­ю­ще­е­ся пове­де­ние» неред­ко заме­ня­ет­ся сино­ни­мом «деви­ант­ное пове­де­ние» (от лат. deviatio – откло­не­ние). Еди­ная трак­тов­ка тер­ми­на «откло­ня­ю­ще­е­ся пове­де­ние» у зару­беж­ных и оте­че­ствен­ных авто­ров отсутствует. 

Одни иссле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что дан­ное поня­тие вклю­ча­ет в себя любые откло­не­ния от одоб­ря­е­мых обще­ством соци­аль­ных норм [7, 11, 12], дру­гие под­ра­зу­ме­ва­ют под этим поня­ти­ем толь­ко нару­ше­ния пра­во­вых норм [13], тре­тьи – раз­лич­ные виды соци­аль­ной пато­ло­гии (убий­ство, алко­го­лизм и т. п.) [14], чет­вер­тые – соци­аль­ное твор­че­ство [15].

Мы раз­де­ля­ем точ­ку зре­ния А. Е. Вой­скун­ско­го и в сво­ем иссле­до­ва­нии исхо­ди­ли из того, что Интер­нет может быть сред­ством пря­мой реа­ли­за­ции деви­ант­но­го пове­де­ния, кото­рое проявляется

  • через хакер­ство (взлом сетей без обя­за­тель­но­го нали­чия корыст­но­го моти­ва, но с обя­за­тель­ным моти­вом самоутверждения);
  • при­над­леж­ность к сете­вым сооб­ще­ствам деструк­тив­ной направ­лен­но­сти (доми­ни­ру­ют ком­му­ни­ка­тив­ные моти­вы и моти­вы само­ре­а­ли­за­ции, а так­же асо­ци­аль­ные уста­нов­ки. Дея­тель­ность таких групп и отдель­ных людей направ­ле­на на созда­ние помех рабо­те обще­до­ступ­ных интер­нет-ресур­сов, их дис­кре­ди­та­цию, оскорб­ле­ние посетителей);
  • ком­пью­тер­ную пре­ступ­ность (рас­про­стра­не­ние поро­ча­щих кого­ли­бо све­де­ний, ком­пью­тер­ное воров­ство, про­ник­но­ве­ние в закры­тые сети с корыст­ной целью, про­па­ган­да наси­лия, рас­про­стра­не­ние пор­но­гра­фии) [6, с. 132].

Сред­ний воз­раст поль­зо­ва­те­лей сети и зави­си­мых от нее при­хо­дит­ся на годы ран­ней юно­сти и сту­ден­че­ства. Сту­ден­ты чаще дру­гих групп насе­ле­ния обра­ща­ют­ся к услу­гам все­мир­ной пау­ти­ны по ряду причин. 

Во-пер­вых, у них суще­ству­ет посто­ян­ная потреб­ность в инфор­ма­ции при под­го­тов­ке к заня­ти­ям, экза­ме­нам, выпол­не­нии заданий. 

Во-вто­рых, недо­ста­ток вре­ме­ни из-за уче­бы для встреч с дру­зья­ми при­во­дит к обще­нию с ними при помо­щи ICQ, элек­трон­ной почты, соци­аль­ных сетей и т. п. 

Высо­кая соци­аль­ная актив­ность сту­ден­че­ско­го воз­рас­та выра­жа­ет­ся в поис­ке новых зна­комств при помо­щи тех же услуг сети. В‑третьих, свою роль игра­ет высо­кая позна­ва­тель­ная моти­ва­ция сту­ден­че­ско­го воз­рас­та [16].

Материалы и методы

С целью изу­че­ния вза­и­мо­свя­зи интер­нет-зави­си­мо­сти с совла­да­ю­щим и откло­ня­ю­щим­ся пове­де­ни­ем уча­щей­ся моло­де­жи Инсти­ту­том пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ско­го обра­зо­ва­ния Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го про­фес­си­о­наль­но-педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та (РГППУ) в 2015–2016 гг. было про­ве­де­но иссле­до­ва­ние в Ураль­ском кол­ле­дже биз­не­са, управ­ле­ния и тех­но­ло­гии кра­со­ты г. Екатеринбурга. 

Эмпи­ри­че­скую выбор­ку соста­ви­ли сту­ден­ты 1–2‑го кур­сов. Сово­куп­ная выбор­ка иссле­до­ва­ния – 110 чело­век, из них 70 деву­шек и 40 юно­шей. Воз­раст респон­ден­тов рас­пре­де­лил­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: 16 лет – 41,8%; 17 лет – 31,8%; 18 лет – 26,4%.

Для сбо­ра дан­ных исполь­зо­ва­лись стан­дар­ти­зи­ро­ван­ные диа­гно­сти­че­ские мето­ди­ки, наблю­де­ние и бесе­да; для обра­бот­ки резуль­та­тов – мето­ды мате­ма­ти­ко-ста­ти­сти­че­ско­го ана­ли­за: дескрип­тив­ная ста­ти­сти­ка, срав­ни­тель­ный и кор­ре­ля­ци­он­ный виды ана­ли­за данных.

Сфор­ми­ро­ван­ный банк диа­гно­сти­че­ских мето­дик включал:

  • мето­ди­ку «Интер­нет-зави­си­мость» К. Янга в адап­та­ции В. А. Буро­вой [5, с. 146];
  • мето­ди­ку «Интер­нет-зави­си­мость» С. Чена в адап­та­ции В. Л. Малы­ги­на, К. А. Фек­ли­со­ва, направ­лен­ную на диа­гно­сти­ку нали­чия интер­нет-зави­си­мо­сти (пат­тер­на интер­нет-зави­си­мо­го пове­де­ния) и состо­я­щую из 26 вопро­сов [17, с. 39–43];
  • опрос­ник «Спо­со­бы совла­да­ю­ще­го пове­де­ния» Р. Лаза­ру­са в адап­та­ции Т. Л. Крю­ко­вой, пред­на­зна­чен­ный для опре­де­ле­ния спо­со­бов (копинг-меха­низ­мов, копинг-стра­те­гий) пре­одо­ле­ния труд­но­стей в раз­лич­ных сфе­рах: обу­че­нии, обще­нии и пр. [18];
  • мето­ди­ку «Опре­де­ле­ние склон­но­сти к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию» А. Н. Орла. Дан­ный тест-опрос­ник пред­на­зна­чен для изме­ре­ния готов­но­сти (склон­но­сти) под­рост­ков и моло­дых людей к реа­ли­за­ции раз­лич­ных форм откло­ня­ю­ще­го­ся пове­де­ния. Мето­ди­ка содер­жит муж­ской и жен­ский вари­ан­ты тестов [19].

Результаты исследования

Ана­лиз науч­ной лите­ра­ту­ры и соб­ствен­ные иссле­до­ва­ния по рас­смат­ри­ва­е­мой про­бле­ме поз­во­ля­ют нам утвер­ждать, что основ­ной пред­по­сыл­кой раз­ви­тия интер­нет-зави­си­мо­го пове­де­ния у сту­ден­тов явля­ет­ся непол­ное раз­ре­ше­ние кри­зи­са встре­чи со взрос­ло­стью [20, 21]. Это обсто­я­тель­ство при­во­дит к воз­ник­но­ве­нию кри­зи­са иден­тич­но­сти – кон­флик­ту меж­ду само­иден­тич­но­стью лич­но­сти и пред­ла­га­е­мы­ми соци­аль­ны­ми роля­ми, кото­рый, в свою оче­редь, сме­ня­ет­ся кри­зи­сом интим­но­сти с фор­ми­ро­ва­ни­ем пси­хо­ло­ги­че­ской изо­ля­ции. Вир­ту­аль­ная сре­да ста­но­вит­ся при­вле­ка­тель­ной для раз­ре­ше­ния дан­но­го кри­зи­са за счет воз­мож­но­сти кон­стру­и­ро­ва­ния в ней жела­е­мой реаль­но­сти [21–23].

Диа­гно­сти­ка по мето­ди­кам «Интер­нет-зави­си­мость» пока­за­ла, что такая зави­си­мость есть у 14% сту­ден­тов; у 38% респон­ден­тов наблю­да­ет­ся склон­ность к ней; 48% не явля­ют­ся интер­нет-зави­си­мы­ми. При­чем были выяв­ле­ны неко­то­рые осо­бен­но­сти, свя­зан­ные с ген­дер­ным соста­вом под­групп (рис. 1, 2).

Рис. 1. Наличие интернет-зависимости в мужской подгруппе
Рис. 1. Нали­чие интер­нет-зави­си­мо­сти в муж­ской подгруппе
Рис. 2. Наличие интернет-зависимости в женской подгруппе
Рис. 2. Нали­чие интер­нет-зави­си­мо­сти в жен­ской подгруппе

Дан­ные тести­ро­ва­ния сту­ден­тов по мето­ди­ке К. Янга поз­во­ли­ли раз­де­лить общую выбор­ку на три под­груп­пы: неза­ви­си­мые от интер­нет-сети, склон­ные к зави­си­мо­сти и интер­нет-зави­си­мые. Далее опи­са­ние резуль­та­тов дескрип­тив­ной ста­ти­сти­ки при­во­дит­ся в соот­вет­ствии с эти­ми подгруппами.

При­ме­не­ние мето­ди­ки С. Чена в адап­та­ции В. Л. Малы­ги­на и К. А. Фек­ли­со­ва дало воз­мож­ность выявить пат­тер­ны пове­де­ния респон­ден­тов. Выяс­ни­лось, что выра­жен­ным и устой­чи­вым пат­тер­ном интер­нет-зави­си­мо­го пове­де­ния по симп­то­му отме­ны обла­да­ют 40% юно­шей и 6% девушек. 

Моло­дые люди чув­ство­ва­ли себя неком­форт­но, если они не нахо­ди­лись в интер­нет-про­стран­стве в тече­ние опре­де­лен­но­го вре­ме­ни. Сту­ден­ты ощу­ща­ли бес­по­кой­ство и раз­дра­же­ние, когда Интер­нет был отклю­чен, и им было труд­но пре­одо­леть жела­ние вой­ти в сеть при доступ­но­сти интер­нет-ресур­сов. Ком­пуль­сив­ные симп­то­мы обна­ру­жи­лись у 38% сту­ден­ток, что гово­рит о доста­точ­ной при­вя­зан­но­сти деву­шек к интернет-сети.

У 20% юно­шей и 11% деву­шек был ярко выра­жен пат­терн интер­нет-зави­си­мо­го пове­де­ния по про­бле­мам управ­ле­ния вре­ме­нем, кото­рым они мог­ли пожерт­во­вать в ущерб сну, отды­ху, нару­ше­нию режи­ма при­е­ма пищи и др. ради вза­и­мо­дей­ствия с Интернет.

После ста­ти­сти­че­ской обра­бот­ки резуль­та­тов мони­то­рин­га на осно­ве опрос­ни­ка «Спо­со­бы совла­да­ю­ще­го пове­де­ния» Р. Лаза­ру­са в адап­та­ции Т. Л. Крю­ко­вой у 17,5% респон­ден­тов выявил­ся высо­кий уро­вень кон­фрон­та­ци­он­но­го копин­га. Этим сту­ден­там не все­гда было свой­ствен­но раз­ре­шать про­бле­мы за счет целе­на­прав­лен­ной пове­ден­че­ской актив­но­сти и осу­ществ­ле­ния кон­крет­ных дей­ствий. В труд­ной жиз­нен­ной ситу­а­ции они сры­ва­ли свою доса­ду на тех, кто, по их мне­нию, навле­кал на них про­бле­мы. Моло­дые люди были склон­ны наста­и­вать на сво­ем мне­нии, ста­ра­ясь добить­ся того, чего хоте­ли имен­но они.

Низ­кий уро­вень выра­жен­но­сти кон­фрон­та­ци­он­но­го копин­га зафик­си­ро­ван у 10% студентов.

Высо­кую сте­пень дистан­ци­ро­ва­ния, т. е. спо­соб­но­сти пре­одо­ле­ния нега­тив­ных пере­жи­ва­ний за счет субъ­ек­тив­но­го сни­же­ния ее зна­чи­мо­сти и сте­пе­ни эмо­ци­о­наль­ной вовле­чен­но­сти в нее, пока­за­ли 20% опрошенных.

У 30% юно­шей-респон­ден­тов на низ­ком уровне ока­зал­ся пока­за­тель поис­ка соци­аль­ной поддержки.

27,5% опро­шен­ных про­де­мон­стри­ро­ва­ли спо­соб­ность к пла­ни­ро­ва­нию реше­ния про­бле­мы, а 22,5% – к поло­жи­тель­но­му пере­осмыс­ле­нию про­блем­ной ситу­а­ции. Так, у 26% деву­шек наблю­да­лась сла­бая выра­жен­ность дистан­ци­ро­ва­ния, т. е. сту­дент­ки не пыта­лись забыть о слож­ной про­бле­ме, а ста­ра­лись спра­вить­ся с ней. Готов­ность к пла­ни­ро­ва­нию реше­ния про­бле­мы отме­ти­ли 30% девушек-респондентов.

На рис. 3–5 пред­став­ле­ны гисто­грам­мы пока­за­те­лей, вычис­лен­ных по мето­ди­ке «Спо­со­бы совла­да­ю­ще­го пове­де­ния» Р. Лаза­ру­са в адап­та­ции Т. Л. Крю­ко­вой, в под­груп­пах неза­ви­си­мых, зави­си­мых от Интер­нет и склон­ных к подоб­ной регрес­сии студентов.

Рис. 3. Использование способов совладающего поведения студентами, независимыми от Интернет
Рис. 3. Исполь­зо­ва­ние спо­со­бов совла­да­ю­ще­го пове­де­ния сту­ден­та­ми, неза­ви­си­мы­ми от Интер­нет. КК – кон­фрон­та­ци­он­ный копинг; Д – дистан­ци­ро­ва­ние; С – само­кон­троль; ПСП – поиск соци­аль­ной под­держ­ки; ПО – при­ня­тие ответ­ствен­но­сти; Б‑И – бег­ство-избе­га­ние; ПРП – пла­ни­ро­ва­ние реше­ния про­бле­мы; ПП – поло­жи­тель­ная переоценка
Рис. 4. Использование способов совладающего поведения студентами, склонными к интернет-зависимости
Рис. 4. Исполь­зо­ва­ние спо­со­бов совла­да­ю­ще­го пове­де­ния сту­ден­та­ми, склон­ны­ми к интернет-зависимости
Рис. 5. Использование способов совладающего поведения студентами, зависимыми от интернет-сети
Рис. 5. Исполь­зо­ва­ние спо­со­бов совла­да­ю­ще­го пове­де­ния сту­ден­та­ми, зави­си­мы­ми от интернет-сети

Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние пре­об­ла­да­ние высо­ко­го уров­ня кон­фрон­та­ци­он­но­го копин­га в под­груп­пе интер­нет-зави­си­мых респон­ден­тов. При ана­ли­зе склон­но­сти к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию по методике

А. Н. Орла в муж­ской и жен­ской под­груп­пах были выяв­ле­ны неко­то­рые осо­бен­но­сти (рис. 6 и 7).

Рис. 6. Склонность к отклоняющемуся поведению в подгруппе юношей
Рис. 6. Склон­ность к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию в под­груп­пе юно­шей. ПНиП – пре­одо­ле­ние норм и пра­вил; АП – аддик­тив­ное пове­де­ние; СиСП – само­по­вре­жда­ю­щее и само­раз­ру­ша­ю­щее пове­де­ние; АиН – агрес­сия и наси­лие; ВКЭР – воле­вой кон­троль эмо­ци­о­наль­ных реак­ций; ДП – делин­квент­ное поведение
Рис. 7. Склонность к отклоняющемуся поведению в подгруппе девушек
Рис. 7. Склон­ность к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию в под­груп­пе деву­шек. ПНиП – пре­одо­ле­ние норм и пра­вил; АП – аддик­тив­ное пове­де­ние; СиСП – само­по­вре­жда­ю­щее и само­раз­ру­ша­ю­щее пове­де­ние; АиН – агрес­сия и наси­лие; ВКЭР – воле­вой кон­троль эмо­ци­о­наль­ных реак­ций; ДП – делин­квент­ное поведение

Гисто­грам­мы сте­пе­ни склон­но­сти к зави­си­мо­сти от интер­нет-сети в раз­ных под­груп­пах сту­ден­тов отоб­ра­же­ны на рис. 8–10. И для под­груп­пы «неза­ви­си­мых», и для под­груп­пы склон­ных к интер­нет-зави­си­мо­сти харак­те­рен сред­ний уро­вень откло­ня­ю­ще­го­ся поведения. 

Сре­ди сту­ден­тов, клас­си­фи­ци­ро­ван­ных нами как интер­нет-зави­си­мые, не обна­ру­же­но респон­ден­тов с низ­ки­ми пока­за­те­ля­ми склон­но­сти к само­по­вре­жда­ю­ще­му, само­раз­ру­ша­ю­ще­му пове­де­нию и склон­но­сти к агрес­сии и наси­лию. У тре­ти пред­ста­ви­те­лей дан­ной под­груп­пы уста­нов­ле­на оче­вид­ная пред­рас­по­ло­жен­ность к про­яв­ле­нию агрес­сии и насилия.

Рис. 8. Склонность к отклоняющемуся поведению в подгруппе студентов, независимых от Интернет
Рис. 8. Склон­ность к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию в под­груп­пе сту­ден­тов, неза­ви­си­мых от Интер­нет. ПНиП – пре­одо­ле­ние норм и пра­вил; АП – аддик­тив­ное пове­де­ние; СиСП – само­по­вре­жда­ю­щее и само­раз­ру­ша­ю­щее пове­де­ние; АиН – агрес­сия и наси­лие; ВКЭР – воле­вой кон­троль эмо­ци­о­наль­ных реак­ций; ДП – делин­квент­ное пове­де­ние; ПЖСР – при­ня­тие жен­ской соци­аль­ной роли
Рис. 9. Склонность к отклоняющемуся поведению в подгруппе студентов, склонных к интернет-зависимости
Рис. 9. Склон­ность к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию в под­груп­пе сту­ден­тов, склон­ных к интернет-зависимости
Рис. 10. Склонность к отклоняющемуся поведению в подгруппе студентов, зависимых от Интернет
Рис. 10. Склон­ность к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию в под­груп­пе сту­ден­тов, зави­си­мых от Интернет

Для уста­нов­ле­ния раз­ли­чий пока­за­те­лей в под­груп­пах деву­шек и юно­шей мы при­ме­ни­ли непа­ра­мет­ри­че­ский U-кри­те­рий Ман­на-Уит­ни. Выбор дан­но­го кри­те­рия осно­ван на резуль­та­тах пока­за­те­лей асим­мет­рии и экс­цес­са, кото­рые не соот­вет­ству­ют нор­маль­но­му виду рас­пре­де­ле­ния. Резуль­та­ты про­ве­ден­но­го ана­ли­за пред­став­ле­ны в табл. 1.

Ген­дер­ные раз­ли­чия были обна­ру­же­ны на абсо­лют­ном уровне зна­чи­мо­сти. Пока­за­те­ли пара­мет­ра «Само­кон­троль» у юно­шей выше, неже­ли у деву­шек (p < 0,018). Это мож­но объ­яс­нить тем, что для юно­ши более сдер­жан­ны эмо­ци­о­наль­но, луч­ше кон­тро­ли­ру­ют свое пове­де­ние и скры­ва­ют от окру­жа­ю­щих свои пере­жи­ва­ния. Кро­ме того, про­яв­ле­ние сен­ти­мен­таль­но­сти не соот­вет­ству­ет ген­дер­ным сте­рео­ти­пам, кото­рые транс­ли­ру­ет обще­ство: откры­тое чрез­мер­ное про­яв­ле­ние эмо­ций пред­ста­ви­те­ля­ми муж­ско­го пола вызы­ва­ет насмешки.

Таблица 1. Сравнительная статистика по гендерному признаку

Таблица 1. Сравнительная статистика по гендерному признаку

В под­груп­пе деву­шек выяв­ле­но высо­козна­чи­мое раз­ли­чие по пока­за­те­лям агрес­сии и наси­лия (p < 0,002), т. е. респон­ден­ты жен­ско­го пола в боль­шей сте­пе­ни, неже­ли юно­ши, склон­ны к агрес­сии как спо­со­бу выхо­да из фруст­ри­ру­ю­щей ситу­а­ции. Это может сви­де­тель­ство­вать о низ­ком соци­аль­ном кон­тро­ле пове­ден­че­ских реакций. 

Боль­шин­ство уче­ных отме­ча­ет, что в насто­я­щее вре­мя ген­дер­ная раз­ни­ца в агрес­сив­ном пове­де­нии умень­ша­ет­ся. Но девуш­ки более сен­зи­тив­ны и впе­чат­ли­тель­ны, гру­бое про­яв­ле­ние агрес­сии обыч­но им пре­тит, поэто­му они заме­ня­ют физи­че­скую агрес­сию вер­баль­ной, кото­рая может про­яв­лять­ся в уни­же­нии парт­не­ра по обще­нию как сред­ство ста­би­ли­за­ции самооценки.

В жен­ской под­груп­пе так­же зафик­си­ро­ва­но высо­козна­чи­мое раз­ли­чие по выра­жен­но­сти делин­квент­но­го пове­де­ния (p < 0,001). Девуш­ки пока­за­ли боль­шую по срав­не­нию с юно­ша­ми склон­ность всту­пать в кон­фликт с обще­при­ня­тым обра­зом жиз­ни и пра­во­вы­ми нор­ма­ми, пред­рас­по­ло­жен­ность к нару­ше­нию фор­маль­ных соци­аль­ных правил.

На осно­ве опи­са­тель­ной ста­ти­сти­ки выяс­ни­лось, что у сту­ден­ток сла­бо выра­же­но при­ня­тие тра­ди­ци­он­но жен­ских цен­но­стей и жен­ской соци­аль­ной роли. Мож­но пред­по­ло­жить, что низ­кая готов­ность к реа­ли­за­ции тра­ди­ци­он­но жен­ских форм поло­ро­ле­во­го пове­де­ния вли­я­ет на уве­ли­че­ние склон­но­сти деву­шек к про­яв­ле­нию делин­квент­но­го пове­де­ния. Воз­мож­но, той же при­чи­ной объ­яс­ня­ет­ся откры­тая агрес­сия сту­ден­ток как спо­соб дости­же­ния жиз­нен­ных целей.

Для про­вер­ки выдви­ну­той нами вспо­мо­га­тель­ной гипо­те­зы о том, что име­ют­ся спе­ци­фи­че­ские осо­бен­но­сти в про­яв­ле­нии совла­да­ю­ще­го и откло­ня­ю­ще­го­ся пове­де­ния в под­груп­пах неза­ви­си­мых, интер­нет-зави­си­мых и склон­ных к интер­нет-зави­си­мо­сти сту­ден­тов, нами был про­ве­ден срав­ни­тель­ный анализ. 

Для уста­нов­ле­ния раз­ли­чий меж­ду тре­мя неза­ви­си­мы­ми выбор­ка­ми по уров­ню выра­жен­но­сти при­зна­ка мы при­ме­ни­ли непа­ра­мет­ри­че­ский H-кри­те­рий Крас­ке­ла – Уол­ле­са. Выбор дан­но­го кри­те­рия обу­слов­лен пока­за­те­ля­ми асим­мет­рии и экс­цес­са, кото­рые не соот­вет­ству­ют нор­маль­но­му виду рас­пре­де­ле­ния. Раз­ли­чия, обна­ру­жен­ные на абсо­лют­ном уровне зна­чи­мо­сти в трех под­груп­пах респон­ден­тов, пред­став­ле­ны в табл. 2.

Таблица 2. Сравнительная статистика по признаку зависимости от Интернет

Таблица 2. Сравнительная статистика по признаку зависимости от Интернет

У интер­нет-зави­си­мых сту­ден­тов в боль­шей сте­пе­ни, чем у дру­гих участ­ни­ков опро­са, замет­ны ком­пуль­сив­ные симп­то­мы, симп­то­мы отме­ны, и симп­то­мы толе­рант­но­сти. Так­же в дан­ной груп­пе респон­ден­тов более явно выра­же­но нали­чие внут­ри­лич­ност­ных про­блем, про­блем, свя­зан­ных со здо­ро­вьем и управ­ле­ни­ем временем. 

Интер­нет-зави­си­мые сту­ден­ты про­де­мон­стри­ро­ва­ли так­же боль­шую склон­ность к при­ме­не­нию стра­те­гий кон­фрон­та­ци­он­но­го копин­га и бег­ства-избе­га­ния в стрес­со­вых ситу­а­ци­ях, чем склон­ные и неза­ви­си­мые от Интер­нет респон­ден­ты. Оче­вид­но, выбор некон­струк­тив­ной стра­те­гии пове­де­ния кате­го­рии зави­си­мых сту­ден­тов обу­слов­лен, преж­де все­го, труд­но­стя­ми в адап­та­ции к про­блем­ным жиз­нен­ным ситу­а­ци­ям. Вме­сто того что­бы пытать­ся спра­вить­ся с ними, они пред­по­чи­та­ют бег­ство в вир­ту­аль­ную реаль­ность и укло­ня­ют­ся от реше­ния про­бле­мы. При реше­нии же слож­ной ситу­а­ции у интер­нет-зави­си­мых отме­ча­ют­ся импуль­сив­ность, враж­деб­ность и кон­фликт­ность в пове­де­нии [24].

В под­груп­пе зави­си­мых от Интер­нет моло­дых людей ока­за­лись ярче выра­жен­ны­ми фор­мы про­яв­ле­ний деви­ант­но­го пове­де­ния, что может быть свя­за­но с име­ю­щи­ми­ся у этой под­груп­пы респон­ден­тов про­бле­ма­ми с само­ре­гу­ля­ци­ей и низ­кой ответственностью.

Для про­вер­ки гипо­те­зы о вза­и­мо­свя­зи меж­ду интер­нет-зави­си­мо­стью, откло­ня­ю­щим­ся пове­де­ни­ем и некон­струк­тив­ны­ми стра­те­ги­я­ми совла­да­ю­ще­го пове­де­ния мы про­из­ве­ли кор­ре­ля­ци­он­ный ана­лиз по всей выбор­ке. В резуль­та­те были обна­ру­же­ны мно­го­чис­лен­ные кор­ре­ля­ции. Крат­ко пере­чис­лим основ­ные из них.

Суще­ству­ют поло­жи­тель­ные высо­козна­чи­мые вза­и­мо­свя­зи меж­ду сле­ду­ю­щи­ми шкалами:

  1. «интер­нет-зави­си­мость» и «кон­фрон­та­ци­он­ный копинг» (r = 0,472, p = 0,000). Кор­ре­ля­ция озна­ча­ет, что, чем боль­ше чело­век ухо­дит в вир­ту­аль­ный мир, тем боль­ше он пыта­ет­ся раз­ре­шить кон­фликт­ную ситу­а­цию в реаль­ном мире за счет неце­ле­на­прав­лен­ной актив­но­сти, про­яв­ля­ет повы­шен­ную импуль­сив­ность, агрес­сию в пове­де­нии и др.;
  2. «интер­нет-зави­си­мость» и «бег­ство-избе­га­ние» (r = 0,661, p = 0,000). Чем боль­ше чело­век зави­сит от Интер­нет, тем боль­ше он укло­ня­ет­ся от реше­ния про­блем в труд­ных ситу­а­ци­ях, отри­ца­ет их воз­ник­но­ве­ние, про­яв­ля­ет раз­дра­же­ние и погру­жа­ет­ся в фантазии;
  3. «интер­нет-зави­си­мость» и «пре­одо­ле­ние норм и пра­вил» (r = 0,370, p = 0,000). Чем боль­ше вре­ме­ни сту­ден­ты про­во­дят в Интер­нет, чем силь­нее их ком­пуль­сив­ное жела­ние нахо­дить­ся в сети, тем боль­ше они стре­мят­ся к пре­одо­ле­нию норм и пра­вил и актив­нее отри­ца­ют обще­при­ня­тые цен­но­сти и образ­цы поведения;
  4. «интер­нет-зави­си­мость» и «само­по­вре­жда­ю­щее пове­де­ние» (r = 0,421, p = 0,000). Кор­ре­ля­ция меж­ду эти­ми дву­мя явле­ни­я­ми про­яв­ля­ет­ся в повы­ше­нии склон­но­сти к садо­ма­зо­хист­ским тен­ден­ци­ям и рис­ку при уве­ли­че­нии вре­ме­ни нахож­де­ния в сети;
  5. «интер­нет-зави­си­мость» и «агрес­сия и наси­лие» (r = 0,513, p = 0,000). На вза­и­мо­связь этих фено­ме­нов ука­зы­ва­ет рост агрес­сив­ных тен­ден­ций в пове­де­нии моло­дых людей, допу­сти­мо­сти ими наси­лия как спо­со­ба реше­ния про­блем при уве­ли­че­нии вре­ме­ни нахож­де­ния в вир­ту­аль­ном мире;
  6. «интер­нет-зави­си­мость» и «воле­вой кон­троль эмо­ци­о­наль­ных реак­ций» (r = 0,491, p = 0,000). Кор­ре­ля­ция озна­ча­ет: чем боль­ше сту­ден­ты увле­ка­ют­ся Интер­нет, тем боль­ше вре­ме­ни они про­во­дят в сети;
  7. «интер­нет-зави­си­мость» и «делин­квент­ное пове­де­ние» (r = 0,376, p = 0,000).

Обра­тим­ся к кор­ре­ля­ци­он­ным свя­зям, выяв­лен­ным в под­груп­пе неза­ви­си­мых от Интер­нет сту­ден­тов кол­ле­джа. Сре­ди поло­жи­тель­ных сред­не­зна­чи­мых вза­и­мо­свя­зей сле­ду­ет преж­де все­го выделить:

  1. «интер­нет-зави­си­мость» и «про­бле­мы с управ­ле­ни­ем вре­ме­нем» (r = 0,280, p = 0,043). Чем боль­ше моло­дые люди про­яв­ля­ют интер­нет-зави­си­мое пове­де­ние, тем боль­ше у них появ­ля­ет­ся про­блем, свя­зан­ных, напри­мер, с неспо­соб­но­стью спла­ни­ро­вать вре­мя окон­ча­ния кон­крет­но­го сеан­са рабо­ты в сети;
  2. «бег­ство-избе­га­ние» и «ком­пуль­сив­ные симп­то­мы» (r = 0,324, p = 0,018). Чем боль­ше сту­ден­ты пре­одо­ле­ва­ют нега­тив­ные пере­жи­ва­ния в свя­зи с воз­ни­ка­ю­щи­ми труд­но­стя­ми за счет укло­не­ния от про­бле­мы, ее отри­ца­ния и отвле­че­ния от нее, тем боль­ше их жела­ние погру­зить­ся в Интер­нет, при вынуж­ден­ных отвле­че­ни­ях от кото­ро­го они испы­ты­ва­ют доса­ду, раз­дра­же­ние и даже гнев.

Кро­ме про­че­го, была обна­ру­же­на отри­ца­тель­ная высо­козна­чи­мая вза­и­мо­связь меж­ду «при­ня­ти­ем ответ­ствен­но­сти» и «аддик­тив­ным пове­де­ни­ем» (r = –0,354, p = 0,009).

В под­груп­пе склон­ных к интер­нет-зави­си­мо­сти респон­ден­тов выяв­ле­на поло­жи­тель­ная высо­козна­чи­мая вза­и­мо­связь меж­ду «пла­ни­ро­ва­ни­ем реше­ния про­блем» и «агрес­си­ей и наси­ли­ем» (r = 0,435, p = 0,004). Воз­мож­но, у дан­ной кате­го­рии сту­ден­тов про­яв­ле­ние агрес­сии явля­ет­ся спо­со­бом выхо­да из фруст­ри­ру­ю­щей ситу­а­ции, а так­же сред­ством повы­ше­ния самооценки.

В этой же под­груп­пе были уста­нов­ле­ны поло­жи­тель­ные сред­не­зна­чи­мые кор­ре­ля­ции между:

  1. «интер­нет-зави­си­мо­стью» и «симп­то­ма­ми отме­ны» (r = 0,312, p = 0,044);
  2. «ком­пуль­сив­ны­ми симп­то­ма­ми» и «кон­фрон­та­ци­он­ным копин­гом» (r = 0,343, p = 0,026);
  3. «симп­то­ма­ми отме­ны» и «делин­квент­ным пове­де­ни­ем» (r = 0,324, p = 0,036).

Наря­ду с пере­чис­лен­ны­ми выше поло­жи­тель­ны­ми сред­не­зна­чи­мы­ми вза­и­мо­свя­зя­ми был выде­лен ряд отри­ца­тель­ных высо­козна­чи­мых взаимосвязей:

  1. меж­ду «симп­то­ма­ми отме­ны» и «само­кон­тро­лем» (r = –0,478, p = 0,001);
  2. меж­ду «внут­ри­лич­ност­ны­ми про­бле­ма­ми и про­бле­ма­ми со здо­ро­вьем» и «пре­одо­ле­ни­ем норм и пра­вил» (r = –0,451, p = 0,003).

Заключение

Иссле­до­ва­ние, про­ве­ден­ное на осно­ве меж­дис­ци­пли­нар­но­го под­хо­да к изу­че­нию и осве­ще­нию рас­смат­ри­ва­е­мой про­бле­мы, поз­во­ли­ло сде­лать выво­ды о наличии

  • высо­ко- и сред­не­зна­чи­мых поло­жи­тель­ных и отри­ца­тель­ных вза­и­мо­свя­зей меж­ду интер­нет-зави­си­мо­стью, некон­струк­тив­ны­ми спо­со­ба­ми совла­да­ю­ще­го пове­де­ния (кон­фрон­та­ци­ей, бег­ством-избе­га­ни­ем) и деви­ант­ным поведением;
  • спе­ци­фи­че­ских осо­бен­но­стей про­яв­ле­ния совла­да­ю­ще­го и откло­ня­ю­ще­го­ся пове­де­ния в под­груп­пах неза­ви­си­мых, склон­ных к интер­нет­за­ви­си­мо­сти и интер­нет-зави­си­мых студентов.

Резуль­та­ты рабо­ты пока­за­ли необ­хо­ди­мость созда­ния спе­ци­аль­ным обра­зом орга­ни­зо­ван­ных усло­вий для кор­рек­ции интер­нет-зави­си­мо­сти у сту­ден­тов кол­ле­джа, про­ек­ти­ро­ва­ния и реа­ли­за­ции в обра­зо­ва­тель­ном про­цес­се про­грам­мы, направ­лен­ной на сти­му­ли­ро­ва­ние раз­ви­тия лич­ност­ной сфе­ры уча­щих­ся, повы­ше­ние сте­пе­ни их ответ­ствен­но­сти и осо­знан­но­сти в оцен­ке инфор­ма­ци­он­ных ресур­сов, ста­нов­ле­ние и реа­ли­за­цию твор­че­ско­го потен­ци­а­ла и спо­соб­но­стей к само­ана­ли­зу [5, 25].

Ука­зан­ная про­грам­ма долж­на вклю­чать сле­ду­ю­щие компоненты:

  • когни­тив­ный – зна­ния о при­чи­нах и спе­ци­фи­ке про­яв­ле­ния интер­нет-зави­си­мо­сти, о ее при­зна­ках, поло­жи­тель­ных и отри­ца­тель­ных сто­ро­нах исполь­зо­ва­ния Интер­нет, инфор­ма­ци­он­ных угро­зах, опас­но­стях вир­ту­аль­ных игр с тема­ти­кой насилия;
  • цен­ност­но-моти­ва­ци­он­ный – уста­нов­ка на соци­аль­ное вза­и­мо­дей­ствие, моти­ва­цию аффи­ли­а­ции, пози­тив­ные жиз­нен­ные цели и их дости­же­ние, цен­ност­ное отно­ше­ние к сво­е­му здо­ро­вью, готов­ность к поис­ку реше­ния воз­ни­ка­ю­щих про­блем, их твор­че­ское пре­об­ра­зо­ва­ние на осно­ве осмыс­ле­ния сво­ей деятельности;
  • эмо­ци­о­наль­но-воле­вой – само­ор­га­ни­за­ция, эмо­ци­о­наль­но-воле­вая регу­ля­ция пове­де­ния, пози­тив­ная само­оцен­ка, сни­же­ние тре­вож­но­сти и стра­ха самовыражения;
  • отно­шен­че­ский – спо­соб­ность созда­вать и под­дер­жи­вать вза­и­мо­дей­ствие и сотруд­ни­че­ство с дру­ги­ми людь­ми, осо­зна­ние цен­но­сти и зна­чи­мо­сти сво­ей лич­но­сти, при­ня­тие себя и других;
  • дея­тель­ност­но-рефлек­сив­ный – спо­соб­ность к само­ана­ли­зу, кри­ти­че­ско­му осмыс­ле­нию и вос­при­я­тию собы­тий и фак­тов, уме­ние про­гно­зи­ро­вать раз­ви­тие собы­тий, стрем­ле­ние к про­цес­су лич­ност­но­го раз­ви­тия, реа­ли­за­ция твор­че­ско­го потен­ци­а­ла, дости­же­ние опти­маль­но­го уров­ня соци­аль­ной адап­ти­ро­ван­но­сти, уве­рен­ность в себе, спо­соб­ность выстра­и­вать парт­нер­ские отно­ше­ния в реаль­ной жиз­ни, нали­чие кон­струк­тив­ной ком­му­ни­ка­ции, уме­ние отста­и­вать свою точ­ку зре­ния, некон­фликт­ность, спо­соб­ность реаль­но оце­ни­вать и рас­пре­де­лять свои силы, ана­ли­ти­че­ски обра­ба­ты­вать интер­нет-ресур­сы и раци­о­наль­но рас­пре­де­лять вре­мя их использования.

В про­цес­се про­де­лан­ной нами рабо­ты воз­ник­ли новые вопро­сы и про­бле­мы, нуж­да­ю­щи­е­ся в сво­ем реше­нии. На наш взгляд, необ­хо­ди­мо про­дол­жить иссле­до­ва­ние в направ­ле­нии опре­де­ле­ния орга­ни­за­ци­он­ных усло­вий эффек­тив­ной кор­рек­ции интер­нет-зави­си­мо­сти у студентов. 

Полу­чен­ная инфор­ма­ция может стать осно­вой для науч­но-обос­но­ван­но­го вклю­че­ния кор­рек­ци­он­но­го аспек­та интер­нет-зави­си­мо­сти в содер­жа­ние пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ско­го сопро­вож­де­ния уча­щей­ся моло­де­жи с целью про­дук­тив­но­го раз­ви­тия лич­но­сти и успеш­ной соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской адап­та­ции в обществе.

Список использованных источников

  1. Крю­ко­ва Т. Л. Пси­хо­ло­гия совла­да­ю­ще­го пове­де­ния. Костро­ма: Аван­ти­тул, 2004. 433 с.
  2. Кот­ля­ров А. В. Дру­гие нар­ко­ти­ки, или Homo Addictus: Чело­век зави­си­мый. Москва: Пси­хо­те­ра­пия, 2006. 312 с.
  3. Юрье­ва Л. Н. Ком­пью­тер­ная зави­си­мость: фор­ми­ро­ва­ние, диа­гно­сти­ка, кор­рек­ция и про­фи­лак­ти­ка. Дне­про­пет­ровск: Поро­ги, 2006. 196 с.
  4. Мен­де­ле­вич В. Д. Пси­хо­ло­гия зави­си­мой лич­но­сти. Москва: Мед­пресс, 2011. 267 с.
  5. Коро­лен­ко Ц. П. Аддик­тив­ное пове­де­ние. Общая харак­те­ри­сти­ка и зако­но­мер­но­сти раз­ви­тия // Обо­зре­ние пси­хи­ат­рии и меди­цин­ской пси­хо­ло­гии. 1991. № 1. С. 8–15.
  6. Янг К. С. Диа­гноз – интер­нет-зави­си­мость // Мир Интер­нет. 2000. № 2. С. 24–28.
  7. Вой­скун­ский А. Е. Фено­мен зави­си­мо­сти от Интер­не­та. Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те. Москва: Ака­де­мия, 2010. 367 с.
  8. Его­ров А. Ю. Соци­аль­но при­ем­ле­мые фор­мы нехи­ми­че­ских аддик­ций. Интер­нет-зави­си­мость // Руко­вод­ство по аддик­то­ло­гии / под ред. проф. В. Д. Мен­де­ле­ви­ча. Санкт-Петер­бург: Речь, 2007. С. 508–515.
  9. Носов Н. А. Вир­ту­аль­ная пси­хо­ло­гия. Москва: Аграф, 2010. 267 с.
  10. Лаза­рус Р. Пси­хо­ло­ги­че­ский стресс и копинг-про­цес­сы. Москва: Меди­ци­на, 1966. 466 с.
  11. Фолк­ман С. Пер­со­наль­ный кон­троль, стресс и копинг-про­цес­сы. Москва: Меди­ци­на, 1984. 54 с.
  12. Аре­сто­ва О. Н., Баба­нин Л. Н., Вой­ску­нов­ский А. Е. Моти­ва­ция поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та. Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те. Москва: Можайск-Тер­ра, 2000. 431 с.
  13. Баба­е­ва Ю. Д., Вой­скун­ский А. Е., Смыс­ло­ва О. В. Интер­нет: воз­дей­ствие на лич­ность. Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те. Москва: Можайск-Тер­ра, 2000. 412 с.
  14. Хомич А. В. Пси­хо­ло­гия деви­ант­но­го пове­де­ния: учеб­ное посо­бие. Южно-Рос­сий­ский гума­ни­тар­ный инсти­тут: Ростов-на-Дону, 2006. 140 с.
  15. Пал­ха­но­ва Н. В. Вза­и­мо­связь деви­ант­но­го пове­де­ния с выбо­ром копинг-стра­те­гий [Элек­трон. ресурс]. 
  16. Сиро­та Н. А. Копинг-пове­де­ние в под­рост­ко­вом воз­расте. Санкт-Петер­бург: СПб­ГУ, 1994. 283 с.
  17. Кото­ва С. С., Хаса­но­ва И. И. Инно­ва­ци­он­ные тех­но­ло­гии в обра­зо­ва­тель­ном про­цес­се вуза: тео­рия и прак­ти­ка // Педа­го­ги­ка и совре­мен­ность. 2015. № 1 (15). С. 77–81.
  18. Малы­гин В. Л. Интер­нет-зави­си­мое пове­де­ние. Кри­те­рии и мето­ды диа­гно­сти­ки: учеб­ное посо­бие. Москва: МГМСУ, 2011. 32 с.
  19. Опрос­ник «Спо­со­бы совла­да­ю­ще­го пове­де­ния» Р. Лаза­ру­са [Элек­трон. ресурс]. 
  20. Мето­ди­ка «Диа­гно­сти­ка склон­но­сти к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию» А. Н. Орел [Элек­трон. ресурс]. 
  21. Шапо­ва­лен­ко И. В. Воз­раст­ная пси­хо­ло­гия. Москва: Гар­да­ри­ки, 2004. 349 с.
  22. Лос­ку­то­ва В. А. Интер­нет-зави­си­мость – пато­ло­гия XXI века? // Вопро­сы мен­таль­ной меди­ци­ны и эко­ло­гии: науч­но-прак­ти­че­ский жур­нал. 2000. Т. VI. № 1. С. 11–13.
  23. Пере­жо­гин Л. О., Вострок­ну­тов Н. В. Нехи­ми­че­ская зави­си­мость в дет­ской пси­хи­ат­ри­че­ской прак­ти­ке // Рос­сий­ский пси­хи­ат­ри­че­ский жур­нал. 2009. № 4. С. 86–91.
  24. Хача­ту­ро­ва М. Р. Жиз­не­стой­кость лич­но­сти как фак­тор адап­та­ции к труд­ным жиз­нен­ным ситу­а­ци­ям // Пси­хо­со­ци­аль­ная адап­та­ция в транс­фор­ми­ру­ю­щем­ся обще­стве: пси­хо­ло­гия здо­ро­вья и здо­ро­во­го обра­за жиз­ни: мате­ри­а­лы III Меж­ду­на­род­ной науч­ной кон­фе­рен­ции. Минск: БГУ, 2011. С. 385–387.
  25. Шва­ре­ва Е. В. Жиз­не­стой­кость как пси­хо­ло­ги­че­ская харак­те­ри­сти­ка участ­ни­ков совре­мен­ной обра­зо­ва­тель­ной сре­ды // Педа­го­ги­че­ское обра­зо­ва­ние в Рос­сии. Ека­те­рин­бург: Ураль­ский госу­дар­ствен­ный педа­го­ги­че­ский уни­вер­си­тет, 2011. № 4. С. 180–185.
Источ­ник: Обра­зо­ва­ние и нау­ка. 2017. Т. 19, № 4. С. 146–168. DOI: 10.17853/1994–5639-2017–4‑146–168

Вклад авторов

И.И. Хаса­но­ва опре­де­ли­ла цель и зада­чи иссле­до­ва­ния, под­го­то­ви­ла план, про­грам­му, раз­ра­бо­та­ла мето­ди­че­ское обес­пе­че­ние и обес­пе­чи­ла содер­жа­тель­ное про­ек­ти­ро­ва­ние про­цес­са пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ской кор­рек­ции интер­нет-зави­си­мо­го пове­де­ния уча­щей­ся молодежи.

С.С. Кото­ва про­ве­ла эмпи­ри­че­ское иссле­до­ва­ние и инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­скую обра­бот­ку полу­чен­ных тео­ре­ти­че­ских и прак­ти­че­ских результатов.

Об авторах

  • Ири­на Ива­нов­на Хаса­но­ва – кан­ди­дат педа­го­ги­че­ских наук, про­фес­сор кафед­ры пси­хо­ло­гии, обра­зо­ва­ния и про­фес­си­о­наль­но­го раз­ви­тия Инсти­ту­та пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ско­го обра­зо­ва­ния Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го про­фес­си­о­наль­но-педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та, Ека­те­рин­бург (Рос­сия).
  • Свет­ла­на Сер­ге­ев­на Кото­ва – кан­ди­дат педа­го­ги­че­ских наук, доцент кафед­ры пси­хо­ло­гии, обра­зо­ва­ния и про­фес­си­о­наль­но­го раз­ви­тия Инсти­ту­та пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ско­го обра­зо­ва­ния Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го про­фес­си­о­наль­но-педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та, Ека­те­рин­бург (Рос­сия).

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest