Антропова Л.К., Андронникова О.О., Куликов В.Ю., Козлова Л.А. Интернет-зависимость и ее взаимосвязь с межполушарной асимметрией и поведенческими особенностями личности

А

В послед­ние годы в раз­ви­тых стра­нах про­сле­жи­ва­ет­ся отчет­ли­вая тен­ден­ция к уве­ли­че­нию чис­ла лиц с раз­лич­ны­ми вари­ан­та­ми аддик­тив­но­го поведения. 

Это про­яв­ля­ет­ся, напри­мер, в уве­ли­че­нии паци­ен­тов с нару­ше­ни­я­ми пище­вой моти­ва­ции, сопро­вож­да­ю­щей­ся ожи­ре­ни­ем с тяже­лы­ми сома­то­эн­до­крин­ны­ми рас­строй­ства­ми, нар­ко­ти­че­ской и меди­ка­мен­тоз­ной зави­си­мо­стя­ми, алко­го­лиз­мом и т. д., что при­во­дит к стой­кой пси­хо­со­ци­аль­ной диза­дап­та­ции и росту пси­хо­со­ма­ти­че­ских заболеваний. 

Реа­ли­за­ция той или иной стра­те­гии пове­де­ния обу­слов­ле­на труд­но­стя­ми в адап­та­ции совре­мен­но­го чело­ве­ка к про­блем­ным жиз­нен­ным ситу­а­ци­ям: слож­ные соци­аль­но- эко­но­ми­че­ские усло­вия, мно­го­чис­лен­ные разо­ча­ро­ва­ния, кру­ше­ние иде­а­лов, кон­флик­ты в семье и на про­из­вод­стве, утра­та близ­ких, рез­кая сме­на при­выч­ных стереотипов. 

Реаль­ность тако­ва, что стрем­ле­ние к пси­хо­ло­ги­че­ско­му и физи­че­ско­му ком­фор­ту не все­гда воз­мож­но реа­ли­зо­вать. Для наше­го вре­ме­ни харак­тер­но и то, что про­ис­хо­дит очень стре­ми­тель­ное нарас­та­ние изме­не­ний во всех сфе­рах обще­ствен­ной жизни. 

Совре­мен­но­му чело­ве­ку при­хо­дит­ся при­ни­мать все воз­рас­та­ю­щее коли­че­ство реше­ний в еди­ни­цу вре­ме­ни. Нагруз­ка на систе­мы адап­та­ции очень вели­ка [4].

Таким обра­зом, рост аддик­тив­но­го пове­де­ния и про­яв­ле­ние раз­лич­ных его вари­ан­тов отра­жа­ет, с одной сто­ро­ны, пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти лич­но­сти, с дру­гой — состо­я­ние, струк­ту­ру и направ­лен­ность изме­не­ния пси­хо­эмо­ци­о­наль­но­го напря­же­ния совре­мен­ной попу­ля­ции в целом.

Сре­ди все­го спек­тра аддик­ций в послед­ние годы в свя­зи с ком­пью­те­ри­за­ци­ей нашей жиз­ни начи­на­ет выяв­лять­ся Интер­нет-зави­си­мость, как част­ный вари­ант ухо­да чело­ве­ка в «вир­ту­аль­ный мир» и «вир­ту­аль­ное про­стран­ство» [2, 6, 8]. 

Осо­бен­но такой «уход» опа­сен для под­рост­ков, посколь­ку он во мно­гом может опре­де­лять всю тра­ек­то­рию после­ду­ю­щей жиз­ни, что опре­де­ли­ло цель и зада­чи насто­я­ще­го исследования.

Тер­мин «зави­си­мость» (addiction), по мне­нию К. С. Янг, был заим­ство­ван из пси­хи­ат­рии и слу­жит для облег­че­ния иден­ти­фи­ка­ции про­бле­мы «Интер­не­та» путем соот­не­се­ния ее с харак­тер­ны­ми соци­аль­ны­ми и пси­хо­ло­ги­че­ски­ми про­бле­ма­ми [7].

Спе­ци­фи­че­ской осо­бен­но­стью Интер­нет-зави­си­мо­сти, вызы­ва­ю­щей бур­ные деба­ты по пово­ду воз­мож­но­сти отне­се­ния его к аддик­ци­ям, явля­ет­ся отсут­ствие физи­че­ской зави­си­мо­сти при нали­чии ярко выра­жен­ных мар­ке­ров пси­хо­ло­ги­че­ской аддикции. 

Пси­хо­ло­ги­че­ские фор­мы зави­си­мо­сти, не сопро­вож­да­ю­щие физи­че­скую зави­си­мость, по мне­нию ряда авто­ров, явля­ют­ся осно­ва­ни­ем для ква­ли­фи­ка­ции аддик­ций на осно­ве эмо­ци­о­наль­ной при­вя­зан­но­сти чело­ве­ка к тем чув­ствам и ощу­ще­ни­ям, кото­рые дарит сле­до­ва­ние аддик­тив­ным фор­мам пове­де­ния [3].

Дру­гая точ­ка зре­ния на эту про­бле­му при­над­ле­жит К. Сур­ратт, кото­рая обос­но­вы­ва­ет мне­ние о том, что сете­вое вза­и­мо­дей­ствие при­об­ре­та­ет все необ­хо­ди­мые каче­ства и свой­ства реаль­но­сти и фор­ми­ру­ю­ща­я­ся аль­тер­на­тив­ная реаль­ность столь же дей­стви­тель­на, как и окру­жа­ю­щая нас дей­стви­тель­ность. Кро­ме того, автор отме­ча­ет, что люди всту­па­ют в такие сооб­ще­ства не в силу яко­бы изна­чаль­но аддик­тив­ных свойств, а по соб­ствен­ной воле [2].

В насто­я­щее вре­мя все актив­нее в оте­че­ствен­ной и зару­беж­ной лите­ра­ту­ре обсуж­да­ет­ся точ­ка зре­ния, соглас­но кото­рой Интер­нет-аддик­ции рас­смат­ри­ва­ют­ся не толь­ко как нега­тив­ные фено­ме­ны, но и полу­ча­ют аль­тер­на­тив­ные объяснения.

По дан­ным офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ки, Интер­нет-зави­си­мы­ми сего­дня явля­ют­ся око­ло 10 % поль­зо­ва­те­лей во всем мире. В нашей стране пси­хи­ат­ры при­во­дят циф­ру 4–6 %. По сути, дан­ный вид пове­де­ния занял устой­чи­вое место сре­ди пове­ден­че­ских аддикций. 

Одна­ко дей­стви­тель­но широ­ких иссле­до­ва­ний дан­но­го явле­ния, выяв­ле­ния фак­то­ров и усло­вий воз­ник­но­ве­ния, закреп­ле­ния дан­но­го вида пове­де­ния в насто­я­щий момент нет. 

Рас­смат­ри­вая вопрос диа­гно­сти­ро­ва­ния Интер­нет-аддик­ции, необ­хо­ди­мо заме­тить слож­но­сти выде­ле­ния чет­ких кри­те­ри­ев зави­си­мо­сти [1, 2].

Изу­че­ние при­чин воз­ник­но­ве­ния аддик­ции поз­во­ля­ет выде­лить несколь­ких важ­ных фак­то­ров, сре­ди кото­рых сле­ду­ет назвать такие как соци­аль­ные, лич­ност­ные, меди­ко- био­ло­ги­че­ские, доступ­ность и при­вле­ка­тель­ность Интер­не­та и воз­мож­ность реа­ли­за­ции дан­но­го вида аддикции.

К меди­ко-био­ло­ги­че­ским, пред­рас­по­ла­га­ю­щим к Интер­нет-зави­си­мо­сти фак­то­рам, сле­ду­ет отне­сти функ­ци­о­наль­ную меж­по­лу­шар­ную асим­мет­рию (ФМА), нали­чие мини­маль­ной моз­го­вой дис­функ­ции (ММД), цере­брасте­ни­че­ский син­дром, а так­же повы­шен­ную нерв­но-пси­хи­че­скую исто­ща­е­мость, сла­бость функ­ций актив­но­го вни­ма­ния, эмо­ци­о­наль­ную неустой­чи­вость, нару­ше­ние мани­пу­ля­тив­но-игро­вой дея­тель­но­сти, сопут­ству­ю­щие цере­брасте­нии и ММД.

Меж­по­лу­шар­ная асим­мет­рия — одна из фун­да­мен­таль­ных зако­но­мер­но­стей орга­ни­за­ции моз­га, кото­рая про­яв­ля­ет­ся на мор­фо­ло­ги­че­ском и био­хи­ми­че­ском уров­нях в лате­раль­но­сти пси­хи­че­ских про­цес­сов и т. д. 

ФМА явля­ет­ся фак­то­ром, опре­де­ля­ю­щим стра­те­гию адап­та­ции инди­ви­да к изме­не­ни­ям окру­жа­ю­щей сре­ды и в соци­у­ме, склон­ность к забо­ле­ва­ни­ям, соот­но­ше­ние объ­ек­тив­ных и субъ­ек­тив­ных пока­за­те­лей здо­ро­вья, орга­ни­за­ции эффек­тив­ной тру­до­вой и учеб­ной деятельности.

Сре­ди лич­ност­ных осо­бен­но­стей инди­ви­да, вли­я­ю­щих на фор­ми­ро­ва­ние Интер­нет- зави­си­мо­сти, сле­ду­ет назвать ощу­ще­ние оди­но­че­ства, неудо­вле­тво­рен­ность сво­ей соци­аль­ной жиз­нью и брач­ны­ми отно­ше­ни­я­ми, депрес­сию, неуве­рен­ность в отно­ше­нии сво­е­го внеш­не­го вида, ску­ку, тре­во­гу и стрес­сы, свя­зан­ные с работой.

Ана­лиз про­ве­ден­ных науч­ных иссле­до­ва­ний пока­зал, что суще­ству­ют зако­но­мер­ные свя­зи лате­раль­ных про­фи­лей с неко­то­ры­ми пси­хи­че­ски­ми про­цес­са­ми (когни­тив­ны­ми, регу­ля­тор­ны­ми, сти­ля­ми эмо­ци­о­наль­но­го реа­ги­ро­ва­ния, пове­ден­че­ски­ми реак­ци­я­ми) [5].

На наш взгляд, лате­раль­ная спе­ци­а­ли­за­ция моз­га явля­ет­ся важ­ным фак­то­ром, ока­зы­ва­ю­щим как непо­сред­ствен­ное вли­я­ние на выбор спо­со­ба адап­та­ции, как вари­ан­та аддик­ции, так и чув­стви­тель­ность к аддик­тив­ной реа­ли­за­ции лич­но­сти, что про­яв­ля­ет­ся в осо­бен­но­стях пове­ден­че­ских и эмо­ци­о­наль­ных реак­ций личности.

Цель иссле­до­ва­ния — изу­чить вза­и­мо­связь Интер­нет-зави­си­мо­сти с меж­по­лу­шар­ной асим­мет­ри­ей, спе­ци­фи­кой пове­ден­че­ских и эмо­ци­о­наль­ных реак­ций индивида.

Задачи исследования

  1. Оце­нить харак­тер рас­пре­де­ле­ния инди­ви­дов по сте­пе­ни выра­жен­но­сти меж­по­лу­шар­ной асим­мет­рии и Интернет-зависимости.
  2. Изу­чить вза­и­мо­связь склон­но­сти к Интер­нет-зави­си­мо­сти, пове­ден­че­ских и эмо­ци­о­наль­ных реак­ций с типа­ми функ­ци­о­наль­ной меж­по­лу­шар­ной асимметрии.
  3. Про­ана­ли­зи­ро­вать харак­тер вза­и­мо­свя­зи меж­ду склон­но­стью к Интер­нет- зави­си­мо­сти и меж­по­лу­шар­ной спе­ци­а­ли­за­ци­ей моз­га, уров­нем оди­но­че­ства, пред­рас­по­ло­жен­но­стью к откло­ня­ю­ще­му­ся, дилен­квент­но­му и само­по­вре­жда­ю­ще­му поведению.

Материал и методы

Харак­те­ри­сти­ка обсле­до­ван­ных лиц. Было обсле­до­ва­но 92 сту­ден­та 1–2‑х кур­сов тех­ни­че­ско­го, есте­ствен­но­на­уч­но­го и гума­ни­тар­но­го направ­ле­ний вузов г. Ново­си­бир­ска (НГМУ, НГТУ, НГИ) в воз­расте 18–30 лет (60 жен­щин, 32 муж­чи­ны). Обсле­до­ва­ние про­во­ди­лось в осенне-зим­ний пери­од с согла­сия сту­ден­тов в рам­ках сво­бод­ной выборки.

У всех испы­ту­е­мых после полу­че­ния согла­сия на уча­стие в обсле­до­ва­нии опре­де­ля­лись: про­филь сен­со­мо­тор­ной асим­мет­рии (М. Аннет), тип меж­по­лу­шар­ной асим­мет­рии моз­га («Типо­ло­гия 2» Е. С. Жари­ков, А. Б. Золо­тов), Интер­нет-зави­си­мость (С. А. Кула­ков), склон­ность к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию (А. Н. Орел), уров­ни эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та (Н. Холл) и субъ­ек­тив­но­го ощу­ще­ния оди­но­че­ства (Д. Рас­сел, М. Фергюсон). 

Ана­ли­зи­ро­ва­лась струк­ту­ра и харак­тер пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ских пока­за­те­лей в груп­пах с раз­лич­ны­ми про­яв­ле­ни­я­ми меж­по­лу­шар­ной асим­мет­рии, склон­но­стью к Интер­нет-зави­си­мо­сти и оце­ни­ва­лись воз­мож­ные вари­ан­ты вза­и­мо­дей­ствия пси­хо­ди­на­ми­че­ских про­яв­ле­ний лич­но­сти, раз­лич­ных типов меж­по­лу­шар­ной асимметрии.

В ста­ти­сти­че­ской обра­бот­ке исполь­зо­вал­ся пакет при­клад­ных про­грамм Statistika‑7.0. Раз­ли­чия меж­ду неза­ви­си­мы­ми груп­па­ми были най­де­ны с исполь­зо­ва­ни­ем t- кри­те­рия, меж­ду зави­си­мы­ми груп­па­ми — с исполь­зо­ва­ни­ем непа­ра­мет­ри­че­ско­го мето­да (кри­те­рия Пир­со­на) и мно­го­фак­тор­но­го ана­ли­за. Досто­вер­ны­ми счи­та­лись дан­ные при p < 0,05.

Результаты и обсуждение

Изу­че­ние рас­пре­де­ле­ния респон­ден­тов по сен­со­мо­тор­ной асим­мет­рии выяви­ло у боль­шин­ства испы­ту­е­мых пре­об­ла­да­ние пра­во­го сен­со­мо­тор­но­го про­фи­ля (61 %) и амби­декс­трии (24 %).

Ана­лиз резуль­та­тов рас­пре­де­ле­ния респон­ден­тов с доми­ни­ру­ю­щим полу­ша­ри­ем по пси­хи­че­ским про­цес­сам обна­ру­жил пре­об­ла­да­ние лиц с про­яв­ле­ни­ем амби­декс­трии (65 %) и пра­во­ла­те­раль­ных пока­за­те­лей (33 %). Лево­ла­те­раль­ная спе­ци­а­ли­за­ция пси­хи­че­ских про­цес­сов встре­ча­лась лишь у 2 % респондентов.

Изу­че­ние струк­ту­ры Интер­нет-зави­си­мо­сти выяви­ло две груп­пы испы­ту­е­мых: 1‑я груп­па (50 %) — лица без склон­но­сти к зави­си­мо­сти от Интер­не­та; 2‑я груп­па (50 % респон­ден­тов), в кото­рую вхо­ди­ли испы­ту­е­мые, име­ю­щие пред­рас­по­ло­жен­ность к Интер­нет-зави­си­мо­сти (46 %) и серьез­ные вли­я­ния Интер­не­та на здо­ро­вье (4 %).

Иссле­до­ва­ние потен­ци­аль­но зави­си­мых респон­ден­тов (2‑я груп­па) пока­за­ло сле­ду­ю­щее рас­пре­де­ле­ние по типам ФМА: 29 % — пра­во­по­лу­шар­ный тип, 71 % — амбидекстры.

Иссле­до­ва­ние склон­но­сти к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию выяви­ло высо­кий про­цент респон­ден­тов, демон­стри­ру­ю­щих склон­ность к тем или иным типам откло­ня­ю­ще­го­ся пове­де­ния. Веду­щи­ми шка­ла­ми явля­лись нару­ше­ние норм и пра­вил, агрес­сив­ное и аддик­тив­ное пове­де­ние (25, 20, 20 % соответственно). 

Кро­ме того, зна­чи­тель­ное коли­че­ство испы­ту­е­мых пока­за­ло склон­ность к делин­квент­но­му (15 %) и само­по­вре­жда­ю­ще­му пове­де­нию (15 %).

По резуль­та­там кор­ре­ля­ци­он­но­го ана­ли­за была выяв­ле­на досто­вер­ная вза­и­мо­связь меж­ду Интер­нет-зави­си­мо­стью и полом: муж­чи­ны более склон­ны к Интер­нет- зави­си­мо­сти (р = 0, 01).

При этом более склон­ны к Интер­нет-зави­си­мо­сти были амби­декс­т­ры и респон­ден­ты с пра­во­по­лу­шар­ной спе­ци­а­ли­за­ци­ей (р = 0,02).

Кро­ме того, наблю­да­лась поло­жи­тель­ная кор­ре­ля­ци­он­ная вза­и­мо­связь меж­ду Интер­нет-зави­си­мо­стью и дру­ги­ми вида­ми откло­ня­ю­ще­го­ся пове­де­ния: аддик­тив­но­го, само­по­вре­жда­ю­ще­го пове­де­ния, нару­ше­ния управ­ле­ния эмо­ци­я­ми (р < 0,05).

Срав­ни­тель­ный ана­лиз спе­ци­фи­ки пове­ден­че­ских реак­ций в груп­пах с амби­декс­три­ей и пра­во­по­лу­шар­ной спе­ци­а­ли­за­ци­ей пока­зал, что аддик­тив­ное пове­де­ние свой­ствен­но и амби­декс­трам, и пра­во­по­лу­шар­ным испытуемым. 

Одна­ко для груп­пы пра­во­по­лу­шар­ной спе­ци­а­ли­за­ции раз­лич­ные пара­мет­ры аддик­тив­ной реа­ли­за­ции про­яв­ля­лись с ярко выра­жен­ным стрем­ле­ни­ем к нару­ше­нию норм и соци­аль­ных пра­вил (р < 0,05), тогда как в груп­пе с амби­декс­три­ей имен­но Интер­нет-зави­си­мость явля­лась спо­со­бом ком­пен­са­ции аддик­тив­ных форм пове­де­ния (р < 0,02). При этом, чем выше аддик­тив­ная реа­ли­за­ция, тем акту­аль­ней Интернет-зависимость.

Мно­го­фак­тор­ный ана­лиз поз­во­лил выде­лить три типа зави­си­мых испы­ту­е­мых, отно­ся­щих­ся к груп­пе амби­декст­ров, име­ю­щих склон­ность к Интернет-зависимости.

Пер­вый тип свой­стве­нен для амби­декст­ров, кото­рые за счет Интер­нет-аддик­ции сни­жа­ют ярко выра­жен­ные тен­ден­ции к делин­квент­но­му пове­де­нию (r = 0,57), улуч­ша­ют кон­троль эмо­ций (r = 0,53), сни­жа­ют уро­вень агрес­сии (r = 0,50) и тен­ден­ции к само­по­вре­жда­ю­ще­му пове­де­нию (r = 0,55).

Вто­рой тип боль­ше свой­стве­нен для амби­декс­трии с лево­по­лу­шар­ной спе­ци­а­ли­за­ци­ей (r = 0,60) и харак­те­ри­зу­ет­ся делин­квент­ным пове­де­ни­ем (r = 0,55), одна­ко в сово­куп­но­сти с высо­ким уров­нем эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та и спо­соб­но­стью к само­мо­ти­ва­ции (r = 0,52). В этом слу­чае Интер­нет-аддик­ция так­же поз­во­ля­ет зави­си­мым испы­ту­е­мым ниве­ли­ро­вать делин­квент­ные тенденции.

Тре­тий тип так­же свой­стве­нен для амби­декс­трии с лево­по­лу­шар­ной спе­ци­а­ли­за­ци­ей, одна­ко, здесь харак­те­рен низ­кий уро­вень эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та (r = 0,56) и крайне низ­кая осве­дом­лен­ность о соб­ствен­ном эмо­ци­о­наль­ном состо­я­нии. Еще одной осо­бен­но­стью тре­тье­го типа явля­ет­ся спе­ци­фи­че­ский выбор ком­пью­тер­ных игр — это игры агрес­сив­но­го типа.

Для груп­пы пра­во­ла­те­раль­но­го типа меж­по­лу­шар­ной спе­ци­а­ли­за­ции так­же харак­тер­на склон­ность к Интер­нет-зави­си­мо­сти, при этом дан­ный испы­ту­е­мый по пока­за­те­лям кор­ре­ля­ци­он­ной зави­си­мо­сти харак­те­ри­зу­ет­ся моло­дым воз­рас­том, чув­ством оди­но­че­ства, низ­ким уров­нем рас­по­зна­ва­ния эмо­ций, склон­но­стью к аддик­тив­но­му пове­де­нию (p = 0,05).

Эти резуль­та­ты иссле­до­ва­ния могут являть­ся осно­вой для орга­ни­за­ции про­фи­лак­ти­че­ской рабо­ты в цен­трах пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ской и меди­ко-соци­аль­ной помо­щи моло­де­жи и подросткам.

Полу­чен­ные дан­ные мож­но объ­яс­нить, по-види­мо­му, инди­ви­ду­аль­ной гете­ро­ген­но­стью рас­пре­де­ле­ния ней­ро­ме­ди­а­тор­ных систем моз­га, кото­рые в конеч­ном ито­ге фор­ми­ру­ют пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ский и пси­хо­со­ма­ти­че­ский ста­ту­сы лич­но­сти, а так­же опре­де­ля­ет харак­тер меж­по­лу­шар­ной асимметрии.

Одним из важ­ных меха­низ­мов, опре­де­ля­ю­щих пове­де­ние инди­ви­да в инфор­ма­ци­он­ной систе­ме (Интер­нет-систе­ма), явля­ют­ся гено- и фено­ти­пи­че­ские про­цес­сы, опре­де­ля­ю­щие нали­чие «жест­ких» или «лабиль­ных» регу­ля­тор­ных кон­ту­ров, струк­ту­ра кото­рых отра­жа­ет пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ский порт­рет индивида. 

Воз­мож­но, наи­боль­шая чув­стви­тель­ность к Интер­нет-зави­си­мо­сти про­яв­ля­ет­ся у амби­декст­ров и пра­во­по­лу­шар­ных испы­ту­е­мых в свя­зи с тем, что пра­во­по­лу­шар­ные респон­ден­ты склон­ны к нега­тив­ным эмо­ци­ям и, как пра­ви­ло, худ­шей адап­та­ции в окру­жа­ю­щей сре­де. А у амби­декст­ров аддик­ции про­яв­ля­ют­ся в несколь­ких вариантах. 

Нали­чие раз­лич­ных вари­ан­тов аддик­тив­но­го пове­де­ния, веро­ят­но, обу­слов­ле­но раз­ным «вкла­дом» пра­во- и лево­по­лу­шар­ных пока­за­те­лей ФМА в струк­ту­ру лич­но­сти, и в опре­де­лен­ных слу­ча­ях Интер­нет-зави­си­мость ока­зы­ва­ет пози­тив­ный эффект.

Сле­до­ва­тель­но, струк­тур­ная осно­ва регу­ля­тор­ных кон­ту­ров явля­ет­ся, по-види­мо­му, одной из фун­да­мен­таль­ных состав­ля­ю­щих, обес­пе­чи­ва­ю­щих вари­ан­ты как аддик­тив­но­го и эмо­ци­о­наль­но­го пове­де­ния в усло­ви­ях соци­у­ма, так и при раз­лич­ных пато­ло­ги­че­ских аддик­тив­ных процессах.

Про­фи­лак­ти­ка аддик­тив­но­го пове­де­ния долж­на кос­нуть­ся всех сфер жиз­ни инди­ви­да: семьи, обра­зо­ва­тель­ной сре­ды, обще­ствен­ной жиз­ни в целом и вклю­чать широ­кий круг обра­зо­ва­тель­ной и про­све­ти­тель­ской дея­тель­но­сти с при­вле­че­ни­ем не толь­ко роди­те­лей, учи­те­лей, но и средств мас­сой инфор­ма­ции и раз­лич­ных рели­ги­оз­ных кон­цес­сий, т. е. носить систем­ный, целе­на­прав­лен­ный характер.

Важ­ным фак­то­ром в лече­нии, кор­рек­ции и про­фи­лак­ти­ке аддик­тив­но­го пове­де­ния явля­ет­ся выра­бот­ка как у под­рост­ков, так и взрос­лых опре­де­лен­ной моти­ва­ции на здо­ро­вый образ жиз­ни, в осно­ве кото­ро­го необ­хо­ди­мо вклю­че­ние эле­мен­тов твор­че­ства, как спо­со­ба само­вы­ра­же­ния аль­тер­на­тив­но­го аддикции.

Мно­го­уров­не­вая реа­ли­за­ция задач по борь­бе с аддик­тив­ным пове­де­ни­ем под­ра­зу­ме­ва­ет необ­хо­ди­мость выра­бот­ки и реа­ли­за­ции наци­о­наль­ной, госу­дар­ствен­ной док­три­ны, где сохра­не­ние и совер­шен­ство­ва­ние пси­хи­че­ско­го и физи­че­ско­го здо­ро­вья нации явля­ют­ся целью дея­тель­но­сти не толь­ко госу­дар­ствен­ных, но и ком­мер­че­ских и рели­ги­оз­ных структур. 

В этом слу­чае эле­мен­ты моти­ва­ции долж­ны быть раз­ра­бо­та­ны и реа­ли­зо­ва­ны на уровне попу­ля­ции, как эле­мен­ты целе­по­ла­га­ния, опре­де­ля­ю­щие стра­те­ги­че­ские и так­ти­че­ские осо­бен­но­сти раз­ви­тия обще­ства и обще­ствен­ных инсти­ту­тов в целом.

Выводы

  1. Сре­ди лиц с пред­рас­по­ло­жен­но­стью к Интер­нет-зави­си­мо­сти пре­об­ла­да­ют амбидекстры.
  2. Суще­ству­ют раз­ли­чия в зна­чи­мых вза­и­мо­свя­зях меж­ду Интер­нет-зави­си­мо­стью и спо­со­бах аддик­тив­ной реализации.
  3. Для ряда испы­ту­е­мых Интер­нет-аддик­ция явля­ет­ся спо­со­бом сни­же­ния ярко выра­жен­ных тен­ден­ций к делин­квент­но­му поведению.

Список литературы

  1. Вой­скун­ский А. Е. Фено­мен зави­си­мо­сти от Интер­не­та / А. Е. Вой­скун­ский // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те. — М., 2000. — С. 100–131.
  2. Интер­нет-зави­си­мость: пси­хо­ло­ги­че­ская при­ро­да и дина­ми­ка раз­ви­тия / Ред.- сост. А. Е. Вой­скун­ский. — М. : Акро­поль, 2009. — 279 с.
  3. Коро­лен­ко Ц. П. Соци­о­ди­на­ми­че­ская пси­хи­ат­рия / Ц. П. Коро­лен­ко, Н. В. Дмит­ри­е­ва. — М. : Ека­те­рин­бург, 2000.
  4. Лео­но­ва Л. Г. Вопро­сы про­фи­лак­ти­ки аддик­тив­но­го пове­де­ния в под­рост­ко­вом воз­расте : учеб.-метод. посо­бие / Л. Г. Лео­но­ва, Н. Л. Боч­ка­ре­ва ; под ред. Ц. П. Коро­лен­ко. — Ново­си­бирск : НМИ, 1998.
  5. Моск­вин В. А. Инди­ви­ду­аль­ные про­фи­ли лате­раль­но­сти и неко­то­рые осо­бен­но­сти пси­хи­че­ских про­цес­сов (в нор­ме и пато­ло­гии) : дис. … канд. пси­хол. Наук / В. А. Моск­вин. — М. : МГУ, 1990. — 191 с.
  6. Мюр­рей К. Интер­нет-зави­си­мость с точ­ки зре­ния нар­ра­тив­ной пси­хо­ло­гии / К. Мюр­рей // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те / Под ред. А. Е. Вой­скун­ско­го. — М., 2000. — С. 132–140.
  7. Янг К. С. Диа­гноз — Интер­нет-зави­си­мость [Элек­трон­ный ресурс] / К. С. Янг // Мир Интер­нет. — 2000. — № 2. — С. 2429.
  8. Young K. S. What makes the Internet Addictive: potential explanations for pathological Internet use / K. S. Young // Paper presented at the 105th Annual conference of the American Psychological Association. — Chicago, IL, 1997. 
Источ­ник: Journal of Siberian Medical Sciences. 2011. №3.

Об авторах

  • Люд­ми­ла Кон­дра­тьев­на Антро­по­ва — кан­ди­дат меди­цин­ских наук, доцент, заве­ду­ю­щая кафед­рой есте­ствен­но­на­уч­ных дис­ци­плин Ново­си­бир­ско­го гума­ни­тар­но­го инсти­ту­та; асси­стент кафед­ры нор­маль­ной физио­ло­гии ГОУ ВПО «Ново­си­бир­ский госу­дар­ствен­ный меди­цин­ский уни­вер­си­тет Минздравсоцразвития».
  • Оль­га Оле­гов­на Анд­рон­ни­ко­ва — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, доцент, заве­ду­ю­щая кафед­рой прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии Ново­си­бир­ско­го гума­ни­тар­но­го института.
  • Вяче­слав Юрье­вич Кули­ков — док­тор меди­цин­ских наук, про­фес­сор, заслу­жен­ный дея­тель нау­ки РФ, заве­ду­ю­щий кафед­рой нор­маль­ной физио­ло­гии ГОУ ВПО «Ново­си­бир­ский госу­дар­ствен­ный меди­цин­ский уни­вер­си­тет Минздравсоцразвития».
  • Коз­ло­ва Лари­са Ана­то­льев­на — врач-нев­ро­лог ФМБА ФГУ ГБ меди­ко- соци­аль­ной экс­пер­ти­зы по Ново­си­бир­ской обла­сти, фили­ал № 14, Новосибирск.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest