Лучинкина А.И. Специфика интернета как института социализации

Л

Введение

Совре­мен­ный этап раз­ви­тия обще­ства пред­по­ла­га­ет актив­ное наступ­ле­ние инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­тив­ных тех­но­ло­гий во всех сфе­рах жиз­не­де­я­тель­но­сти лич­но­сти. Интер­нет из элит­но­го, мало­до­ступ­но­го в нача­ле тре­тье­го тыся­че­ле­тия пре­вра­тил­ся в объ­ек­тив­ную необ­хо­ди­мость для каж­до­го пользователя. 

По резуль­та­там опро­са ВЦИОМ за 2016–2018 годы более 64% насе­ле­ния Рос­сии про­во­дят в интер­нет-про­стран­стве не менее 4‑х часов еже­су­точ­но. В интер­не­те зна­ко­мят­ся, чита­ют, ищут и нахо­дят рабо­ту, отды­ха­ют, делят­ся секретами. 

Мно­го­чис­лен­ные интер­нет-сооб­ще­ства ста­но­вят­ся рефе­рент­ны­ми груп­па­ми для поль­зо­ва­те­лей. Фор­ми­ру­ет­ся новое цен­ност­ное про­стран­ство. Про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что Интер­нет по сути стал наи­бо­лее актив­ным тью­те­ром лич­но­сти в ее про­дви­же­нии по жиз­нен­но­му пути.

Целью ста­тьи ста­ло опи­са­ние спе­ци­фи­ки Интер­не­та как инсти­ту­та соци­а­ли­за­ции личности.

Зада­чи исследования.

  1. Эмпи­ри­че­ски выде­лить веду­щие инсти­ту­ты соци­а­ли­за­ции лич­но­сти в зави­си­мо­сти от интернет-активности.
  2. Опре­де­лить осо­бен­но­сти вос­при­я­тия инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции личностью
  3. Выявить и срав­нить систе­мы цен­но­стей лич­но­сти в раз­лич­ных инсти­ту­тах социализации

Опи­са­ние выбор­ки. В иссле­до­ва­нии при­ня­ли уча­стие поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та в воз­расте от 12 до 65 лет (960 чело­век), из них: муж­ско­го пола – 418 чело­век, жен­ско­го пола – 542 чело­ве­ка; по воз­рас­ту: 12–15 лет – 150 чело­век, 16–20 лет ‑180 чело­век, 21–28 лет – 170 чело­век, 29–35 лет ‑160 чело­век, 35 – 45 лет – 150 чело­век, 45 лет и выше – 150 респондентов.

Респон­ден­ты при­вле­ка­лись бла­го­да­ря рас­сыл­ке при­гла­ше­ний к уча­стию в науч­ном иссле­до­ва­нии и были выбра­ны мето­дом слу­чай­ных чисел.

Анализ последних публикаций по проблеме исследования

Осно­во­по­ла­га­ю­щей тео­ри­ей иссле­до­ва­ния ста­ла раз­ра­бо­тан­ная нами ранее тео­рия интер­нет-соци­а­ли­за­ции, соглас­но кото­рой Интер­нет рас­смат­ри­ва­ет­ся наря­ду с дру­ги­ми основ­ны­ми инсти­ту­та­ми соци­а­ли­за­ции лич­но­сти (Белин­ская, 2000; Бондаренко,2003; Куз­не­цо­ва, Чудо­ва, 2011; Ску­ра­тов, 2009; Сте­пен­це­ва, 2007; Чистяков,2006; Угольков,2012; Bennet, 2006; Tiffin, 2011). 

В сво­их иссле­до­ва­ни­ях мы опре­де­ля­ли интер­нет-соци­а­ли­за­цию как про­цесс рас­ши­ре­ния соци­аль­но­го опы­та поль­зо­ва­те­ля при вхож­де­нии в соци­о­куль­тур­ную сре­ду Интер­не­та, кото­рый про­ис­хо­дит посред­ством усво­е­ния инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, инфор­ма­ци­он­ной куль­ту­ры (Куз­не­цо­ва, Чудо­ва, 2011).

В ходе более ран­них иссле­до­ва­ний мы обна­ру­жи­ли, что основ­ные отли­чия, воз­ни­ка­ю­щие в ходе интер­нет-соци­а­ли­за­ции, свя­за­ны не с воз­рас­том поль­зо­ва­те­лей, а с их вовле­чен­но­стью в интер­нет-про­стран­ство, а имен­но: вре­ме­нем пре­бы­ва­ния в Сети, часто­той пре­бы­ва­ния в Сети, насы­щен­но­стью дея­тель­но­сти. Это заста­ви­ло нас пере­смот­реть дей­ству­ю­щие клас­си­фи­ка­ции интернет-пользователей. 

Так, в науч­ной лите­ра­ту­ре в каче­стве осно­ва­ния для клас­си­фи­ка­ции рас­смат­ри­ва­ют­ся: уров­ни вир­ту­аль­ной гра­мот­но­сти (лай­ме­ры, поль­зо­ва­те­ли, хаке­ры) (Ску­ра­тов, 2009); соци­аль­ные ста­ту­сы внут­ри групп (моде­ра­то­ры, поль­зо­ва­те­ли, адми­ни­стра­то­ры) (Бон­да­рен­ко, 2003; Ску­ра­тов, 2009; Arestova, 1999); оцен­ка дея­тель­но­сти инди­ви­да по срав­не­нию с дея­тель­но­стью дру­гих людей (поль­зо­ва­те­ли ICQ, чатов, фору­мов; игро­ки, собе­сед­ни­ки, поль­зо­ва­те­ли) (Белин­ская, 2000; Вой­скун­ский, 2010); кри­те­рий «вла­де­ния» теми или ины­ми цен­но­стя­ми (Куз­не­цо­ва, Чудо­ва, 2011); эта­пы жиз­нен­но­го цик­ла (гости, нович­ки, мест­ные лиде­ры, ста­ро­жи­лы (Лучин­ки­на, 2018); роль в интер­не­те (созда­те­ли, кри­ти­ки, соби­ра­те­ли, те, кото­рые при­со­еди­ня­ют­ся: зри­те­ли, неак­тив­ные) (Arestova, 1999; Donath, 2014; Kiesler,1996; Shimohara, 2011). 

Ана­лиз этих типо­ло­гий поз­во­лил выде­лить общую еди­ни­цу – интер­нет-актив­ность, кото­рая и ста­ла осно­ва­ни­ем для новой клас­си­фи­ка­ции: пас­сив­ные поль­зо­ва­те­ли, ситу­а­тив­ные, актив­ные и чрез­мер­но актив­ные пользователи.

Таким обра­зом, мы иссле­до­ва­ли про­цесс интер­нет-соци­а­ли­за­ции у поль­зо­ва­те­лей с раз­ной интер­нет-актив­но­стью. Мы пред­по­ло­жи­ли, что интер­нет-соци­а­ли­за­ция у поль­зо­ва­те­лей с раз­лич­ной интер­не­так­тив­но­стью и ста­жем пре­бы­ва­ния в Сети различается.

Мето­ды и мето­ди­ки иссле­до­ва­ния. В про­цес­се иссле­до­ва­ния при­ме­ня­лись сле­ду­ю­щие мето­ды: анке­ти­ро­ва­ние, интер­вью­и­ро­ва­ние и пси­хо­ло­ги­че­ская диа­гно­сти­ка. Для выяв­ле­ния интер­нет-актив­но­сти респон­ден­тов нами при­ме­ня­лась автор­ская анке­та, поз­во­ля­ю­щая опре­де­лить вре­мя и

насы­щен­ность дея­тель­но­сти респон­ден­та в интер­нет-про­стран­стве; для выяв­ле­ния веду­щих инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции – опрос­ник А.И. Лучин­ки­ной «Инсти­ту­ты и меха­низ­мы соци­а­ли­за­ции лич­но­сти»; для оцен­ки вос­при­я­тия инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции лич­но­стью – метод семан­ти­че­ско­го диф­фе­рен­ци­а­ла, метод кон­тент-ана­ли­за ассо­ци­а­тив­ных рядов; для опи­са­ния систе­мы цен­но­стей – мето­ди­ка Шварца.

Описание и обсуждение результатов исследования

По резуль­та­там эмпи­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния в ука­зан­ной выбор­ке были выде­ле­ны четы­ре груп­пы пользователей:

  • пас­сив­ные поль­зо­ва­те­ли (220 чело­век), вре­мя пре­бы­ва­ния в интер­нет-про­стран­стве у кото­рых до одно­го часа и не более двух раз в неде­лю. Эти поль­зо­ва­те­ли крайне ред­ко обща­ют­ся в Интер­не­те, само­сто­я­тель­но не про­яв­ля­ют поис­ко­вую актив­ность, не склон­ны к изме­не­нию дея­тель­но­сти, сай­та. Реаль­ное про­стран­ство для них важ­нее виртуального;
  • ситу­а­тив­ные поль­зо­ва­те­ли (260 чело­век), кото­рые посе­ща­ют интер­нет-про­стран­ство каж­дые сут­ки в тече­ние 1–2 часов. Чаще про­яв­ля­ют интер­не­так­тив­ность толь­ко при необ­хо­ди­мо­сти, обща­ют­ся толь­ко когда есть сво­бод­ное время.

Ино­гда могут зани­мать­ся в Интер­не­те несколь­ки­ми дела­ми одновременно;

  • актив­ные поль­зо­ва­те­ли (300 чело­век) нахо­дят­ся в Интер­не­те 3–7 или более часов в сут­ки, зани­ма­ют­ся каким-то делом, путе­ше­ству­ют по поис­ко­вым сай­там, все­гда ищут новую инте­рес­ную для себя инфор­ма­цию и / или захо­дят в соци­аль­ные сети вме­сте со вхо­дом в Интер­нет; часто / все­гда у них откры­то несколь­ко вкла­док по раз­лич­ным темам и направ­ле­ни­ям деятельности;
  • чрез­мер­но актив­ные поль­зо­ва­те­ли (180 чело­век), кото­рые про­во­дят в интер­нет-про­стран­стве более две­на­дца­ти часов в сут­ки, обща­ют­ся одно­вре­мен­но с груп­пой поль­зо­ва­те­лей в раз­лич­ных соци­аль­ных сетях или раз­ных груп­пах, путе­ше­ству­ют по поис­ко­вым сай­там, зна­ют, где искать нуж­ную инфор­ма­цию, у них все­гда откры­то несколь­ко вкла­док. Могут одно­вре­мен­но зани­мать­ся несколь­ки­ми дея­тель­но­стя­ми. Интер­нет-про­стран­ство для них явля­ет­ся более при­о­ри­тет­ным, чем реальное.

Сле­ду­ю­щая зада­ча иссле­до­ва­ния состо­я­ла в опре­де­ле­нии места Интер­не­та в иерар­хии инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции для дан­ной выбор­ки. Выяв­лен­ные раз­ли­чия в опре­де­ле­нии инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции в зави­си­мо­сти от интер­нет-актив­но­сти поль­зо­ва­те­лей пред­став­ле­ны в табл. 1.

Таблица 1. Иерархии институтов социализации в выборке (по критерию χ2)

Таблица 1. Иерархии институтов социализации в выборке
χ2 теор =9,5 для уров­ня зна­чи­мо­сти ⍴=0,05

Как вид­но из табл. 1, у пас­сив­ных поль­зо­ва­те­лей «Интер­нет» зани­ма­ет послед­нюю пози­цию в иерар­хии инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции. Пер­вое место в иерар­хии инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции пас­сив­ных поль­зо­ва­те­лей при­над­ле­жит «семье». «Нефор­маль­ные объ­еди­не­ния» и «СМИ» зани­ма­ют вто­рое и тре­тье места в иерар­хии инсти­ту­тов социализации.

У ситу­а­тив­ных поль­зо­ва­те­лей «семья» уве­рен­но удер­жи­ва­ет пер­вое место в иерар­хии инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции. Нефор­маль­ные объ­еди­не­ния вхо­дят в первую трой­ку инсти­ту­тов в иерархии. 

Интер­нет как инсти­тут соци­а­ли­за­ции при­об­ре­та­ет акту­аль­ность и зани­ма­ет тре­тью пози­цию в иерар­хии инсти­ту­тов (U эмп = 201,5 при р ≤ 0,05), что сви­де­тель­ству­ет об акту­а­ли­за­ции соци­а­ли­за­ци­он­ных про­цес­сов в интер­нет-сре­де, кото­рая сохра­ня­ет­ся с повы­ше­ни­ем интер­нет-актив­но­сти пользователей.

По резуль­та­там иссле­до­ва­ния у актив­ных поль­зо­ва­те­лей «Интер­нет» так­же вхо­дит в трой­ку лиде­ров и зани­ма­ет тре­тью пози­цию (U эмп = 234 при р ≤ 0,05). Сто­ит отме­тить, что «семья» зани­ма­ет первую пози­цию, как и в преды­ду­щих груп­пах поль­зо­ва­те­лей (U эмп = 239 при р ≤ 0,05). На вто­ром месте нахо­дят­ся «нефор­маль­ные объ­еди­не­ния» (U эмп = 229 при р ≤ 0,05). У чрез­мер­но актив­ных поль­зо­ва­те­лей «Интер­нет» так­же вхо­дит в первую трой­ку веду­щих инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции (U эмп = 259 при р≤0,01). В ходе иссле­до­ва­ния было выяв­ле­но 1,5% респон­ден­тов, в каче­стве пер­во­го в иерар­хии инсти­ту­та соци­а­ли­за­ции ука­зы­ва­ют имен­но «Интер­нет».

Таким обра­зом по резуль­та­там иссле­до­ва­ния выяв­ле­но, что «Интер­нет» как инсти­тут соци­а­ли­за­ции при­об­ре­та­ет зна­чи­мость уже у ситу­а­тив­ных пользователей.

Инте­рес­ным ока­за­лось иссле­до­ва­ние вос­при­я­тия респон­ден­та­ми воз­дей­ствий инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции на лич­ность. Иссле­до­ва­ние про­во­ди­лось с помо­щью мето­да семан­ти­че­ско­го диф­фе­рен­ци­а­ла. Респон­ден­там пред­ла­га­лось опре­де­лить вли­я­ние на них одно­го из инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции с помо­щью основ­ных семан­ти­че­ских шкал, в част­но­сти: оцен­ки (общей при­вле­ка­тель­но­сти); силы воз­дей­ствия (табл. 2).

Таблица 2. Восприятие институтов социализации личностью (результаты дескриптивной статистики)

Таблица 2. Восприятие институтов социализации личностью (результаты дескриптивной статистики)

Про­ве­ден­ный ста­ти­сти­че­ский ана­лиз рас­пре­де­ле­ния отве­тов по кри­те­рию χ2 обна­ру­жил досто­вер­ные раз­ли­чия меж­ду воз­дей­стви­я­ми по шка­лам оцен­ка и актив­ность, упо­ря­до­чен­ность, слож­ность, ком­форт­ность (χ2 = 11,07 при р = 0,05 и χ2 = 15,086 при р = 0,01).

Сто­ит отме­тить, что по пози­тив­но­сти вли­я­ния «Интер­нет» зани­ма­ет тре­тье место после «семьи» и «нефор­маль­ных объ­еди­не­ний» (по оцен­кам респон­ден­тов) (табл. 2). 

Респон­ден­ты отме­ча­ли, что интер­нет-про­стран­ство – поло­жи­тель­ное, вызы­ва­ет релакс, доб­рое. По фак­то­ру актив­ность было опре­де­ле­но, что интер­нет-про­стран­ство побуж­да­ет к актив­ным дей­стви­ям; если сам не име­ешь жела­ния поль­зо­вать­ся Интер­не­том, никто тебе не помо­жет и тому подобное.

Тре­тью пози­цию «Интер­нет» дер­жит по шка­лам «актив­ность – пас­сив­ность», «силь­ный – сла­бый» в направ­ле­нии силь­ный, актив­ный. Такие резуль­та­ты сви­де­тель­ству­ют о зна­чи­мо­сти Интер­не­та для лич­но­сти как про­стран­ства социализации. 

Таким обра­зом, Интер­нет, по субъ­ек­тив­ным оцен­кам респон­ден­тов выбор­ки, вхо­дит в первую трой­ку основ­ных инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции у ситу­а­тив­ных, актив­ных и чрез­мер­но актив­ных поль­зо­ва­те­лей, что сви­де­тель­ству­ет о его вли­я­нии на лич­ность поль­зо­ва­те­лей и их соци­аль­ный опыт. 

Нами не выяв­ле­но досто­вер­ных раз­ли­чий меж­ду вос­при­я­ти­ем интер­нет-про­стран­ства ситу­а­тив­ны­ми, актив­ны­ми и чрез­мер­но актив­ны­ми пользователями.

Ана­лиз семан­ти­че­ско­го поля поня­тия «Интер­нет» поз­во­лил сде­лать выво­ды об ассо­ци­а­ци­ях, кото­рые воз­ни­ка­ли у боль­шин­ства респон­ден­тов со сло­вом Интер­нет. Иссле­ду­е­мым пред­ла­га­лось запи­сать 10 слов, кото­рые опи­сы­ва­ли бы для них интер­нет-про­стран­ство. Был полу­чен мас­сив из 4000 слов, из кото­ро­го мы исклю­чи­ли повто­ря­ю­щи­е­ся сло­ва. Интент-ана­лиз поз­во­лил выде­лить пять кате­го­рий ассо­ци­а­ций, кото­рые воз­ни­ка­ли у респондентов:

  1. Мифо­ло­ги­че­ские (Интер­нет – пожи­ра­тель вре­ме­ни, свет, поце­луй, Интер­нет – Все­лен­ское зло, чудо­ви­ще, мно­го­жиз­нен­ность, новое состо­я­ние). Сре­ди мифо­ло­ги­че­ских ассо­ци­а­ций мож­но было выде­лить те, кото­рые име­ют поло­жи­тель­ную окрас­ку, и име­ю­щие нега­тив­ную окраску.
  2. Власт­ные (могу­ще­ство, все­си­лие, воз­мож­ность, гло­баль­ность и др.).
  3. Эмо­ци­о­наль­ные (хоро­шее настро­е­ние, пози­тив, улыб­ка, смайл, лайк и др.).
  4. Дея­тель­ност­ные (инфор­ма­ция, зна­ния, интер­нет-мага­зин, обще­ние, пор­но, зна­ком­ство, поиск, раз­вле­че­ния, работа).
  5. Инстру­мен­таль­ные (ско­рость, ком­форт, доступ­ность, актив­ность, авто­но­мия, ком­пью­тер, четкость).

Рас­пре­де­ле­ние кате­го­рий ассо­ци­а­ций по груп­пам при­ве­де­но в табл. 3.

Таблица 3. Распределение ассоциаций по группам респондентов с разной интернет-активностью

Таблица 3. Распределение ассоциаций по группам респондентов с разной интернет-активностью

Как выяс­ни­лось в ходе иссле­до­ва­ния, ком­пью­тер как ассо­ци­а­ция к поня­тию «Интер­нет» встре­ча­ет­ся толь­ко в пяти слу­ча­ях. В ассо­ци­а­ци­ях пас­сив­ных поль­зо­ва­те­лей пре­об­ла­да­ют мифо­ло­ги­че­ские срав­не­ния, чаще все­го ассо­ци­а­ции свя­за­ны с сила­ми добра или зла, что может сви­де­тель­ство­вать о нере­а­ли­стич­но­сти отно­ше­ния к интер­нет-про­стран­ству. Обра­ща­ет вни­ма­ние наде­ле­ние Интер­не­та и все­го, что с ним свя­за­но могу­ще­ством, силой.

Ассо­ци­а­ций власт­но­го харак­те­ра в ука­зан­ной груп­пе мень­ше, чем у ситу­а­тив­ных, актив­ных или чрез­мер­но актив­ных респон­ден­тов. Неболь­шой про­цент ассо­ци­а­ций, свя­зан­ных с опре­де­ле­ни­ем вида дея­тель­но­сти поль­зо­ва­те­ля в интер­нет-про­стран­стве, может озна­чать нес­фор­ми­ро­ван­ность пред­став­ле­ний о Сети вообще.

Ана­ло­гич­ная кар­ти­на наблю­да­ет­ся в ука­зан­ной груп­пе с инстру­мен­таль­ны­ми ассо­ци­а­ци­я­ми – срав­не­ний это­го типа почти нет (4%). Одна­ко Интер­нет для пас­сив­ных поль­зо­ва­те­лей име­ет эмо­ци­о­наль­ную окрас­ку (поло­жи­тель­ную в 4‑х слу­ча­ях, отри­ца­тель­ную – в 13-ти случаях).

Для ситу­а­тив­ных поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та при­сущ рост чис­ла ассо­ци­а­ций, свя­зан­ных с выбо­ром направ­ле­ния дея­тель­но­сти, и сви­де­тель­ству­ет об отно­ше­нии к Интер­не­ту как про­стран­ству дея­тель­но­сти. Умень­ша­ет­ся коли­че­ство эмо­ци­о­наль­ных срав­не­ний, одна­ко эта груп­па име­ет наи­боль­ший уро­вень власт­ных ассо­ци­а­ций, в част­но­сти, Интер­нет – сила, могу­ще­ство и другие. 

Такое рас­пре­де­ле­ние может сви­де­тель­ство­вать о неудо­вле­тво­ре­нии или частич­ном удо­вле­тво­ре­нии потреб­но­сти в без­опас­но­сти ука­зан­ной груп­пы поль­зо­ва­те­лей, нали­чии моти­вов власти.

В груп­пе актив­ных поль­зо­ва­те­лей коли­че­ство мифо­ло­ги­че­ских ассо­ци­а­ций умень­ша­ет­ся, рас­тет коли­че­ство ассо­ци­а­ций, свя­зан­ных с дея­тель­но­стью в Интер­не­те. Одна­ко, устой­чи­вый уро­вень мифо­ло­гич­но­сти может быть объ­яс­нен ростом игро­вой моти­ва­ции у отдель­ных респондентов. 

С ростом интер­нет-актив­но­сти респон­ден­тов умень­ша­ет­ся коли­че­ство эмо­ци­о­наль­ных срав­не­ний и рас­тет коли­че­ство инстру­мен­таль­ных ассоциаций.

Таким обра­зом, рас­пре­де­ле­ние резуль­та­тов этой мето­ди­ки на поло­жи­тель­ные, ней­траль­ные, нега­тив­ные не выяви­ло суще­ствен­ных раз­ли­чий у поль­зо­ва­те­лей с раз­ны­ми уров­ня­ми интернет-активности.

Иссле­до­ва­ние цен­но­стей про­ис­хо­ди­ло сле­ду­ю­щим обра­зом: респон­ден­там пред­ла­га­лось оце­нить по шка­ле от 0 до 7 бал­лов выра­жен­ность цен­но­сти в каж­дом инсти­ту­те социализации. 

Сле­ду­ет отме­тить, что суще­ствен­ные раз­ли­чия были выяв­ле­ны у актив­ных и чрез­мер­но актив­ных поль­зо­ва­те­лей по срав­не­нию с дву­мя дру­ги­ми группами.

Для срав­не­ния рас­смот­рим дина­ми­ку цен­но­стей в инсти­ту­тах соци­а­ли­за­ции «Семья», «Обра­зо­ва­тель­ная Сре­да», «Интер­нет».

Рис. 1. Распределение ценностей в институте социализации «Семья» в зависимости от интернет-активности пользователей
Рис. 1. Рас­пре­де­ле­ние цен­но­стей в инсти­ту­те соци­а­ли­за­ции «Семья» в зави­си­мо­сти от интер­нет-актив­но­сти пользователей

Как вид­но, на рис. 1, нет досто­вер­ных раз­ли­чий в цен­ност­ных систе­мах пас­сив­ных и ситу­а­тив­ных поль­зо­ва­те­лей, но в груп­пах актив­ных и чрез­мер­но актив­ных поль­зо­ва­те­лей зна­чи­тель­но сни­жа­ет­ся стрем­ле­ние к сдер­жи­ва­нию несо­от­вет­ству­ю­щих соци­аль­ным ожи­да­ни­ям дей­ствий и побуж­де­ний (кон­форм­ность) (p≥0,05); зна­чи­тель­но сни­жа­ет­ся стрем­ле­ние к сохра­не­нию бла­го­по­лу­чия близ­ких людей (доб­ро­та) (p≥0,05); прак­ти­че­ски вдвое сни­жа­ет­ся потреб­ность чтить тра­ди­ции (тра­ди­ции) (p≥0,05); зна­чи­тель­но воз­рас­та­ет само­сто­я­тель­ность, стрем­ле­ние к дости­же­ни­ям и власти(p≥0,05); зна­чи­тель­но сни­жа­ет­ся стрем­ле­ние к ста­биль­но­сти груп­пы, обще­ства (p≥0,05).

Ана­лиз цен­ност­ных иерар­хий в обра­зо­ва­тель­ной сре­де для этих же групп респон­ден­тов пока­зал, что в зави­си­мо­сти от интер­нет-актив­но­сти про­ис­хо­дит суще­ствен­ное воз­рас­та­ние роли цен­но­стей само­сто­я­тель­но­го выбо­ра, стрем­ле­ния к дости­же­ни­ям, вла­сти (p≥0,05) (рис. 2).

Рис. 2. Распределение ценностей в «образовательной среде» в зависимости от интернет-активности пользователей
Рис. 2. Рас­пре­де­ле­ние цен­но­стей в «обра­зо­ва­тель­ной сре­де» в зави­си­мо­сти от интер­нет-актив­но­сти пользователей

Как вид­но на рис. 2, досто­вер­ные отли­чия есть в выра­жен­но­сти цен­но­стей уни­вер­са­лиз­ма пас­сив­ных поль­зо­ва­те­лей и поль­зо­ва­те­лей дру­гих групп. С воз­рас­та­ни­ем интер­нет-актив­но­сти наблю­да­ет­ся сни­же­ние выра­жен­но­сти цен­но­стей это­го типа.

Несколь­ко меня­ет­ся ситу­а­ция при опи­са­нии цен­ност­ной кар­ти­ны в Интер­нет (рис. 3).

Рис. 3. Распределение ценностей в институте социализации «Интернет» в зависимости от интернет-активности пользователей
Рис. 3. Рас­пре­де­ле­ние цен­но­стей в инсти­ту­те соци­а­ли­за­ции «Интер­нет» в зави­си­мо­сти от интер­нет-актив­но­сти пользователей

Как вид­но на рис. 3, в Интер­не­те у актив­ных и чрез­мер­но актив­ных поль­зо­ва­те­лей воз­рас­та­ет при­вер­жен­ность к соблю­де­нию тра­ди­ций и правил(p≥0,05); сни­жа­ет­ся зна­чи­мость цен­но­стей уни­вер­са­лиз­ма, кон­форм­но­сти, без­опас­но­сти (p≥0,05). Сле­ду­ет отме­тить, что цен­но­сти дости­же­ния, вла­сти, гедо­низ­ма, само­сто­я­тель­но­сти досто­вер­но воз­рас­та­ют с воз­рас­та­ни­ем интер­нет-актив­но­сти пользователей.

Учи­ты­вая тот факт, что пред­ло­жен­ная Шело­мом Швар­цем типо­ло­гия содер­жит как инди­ви­ду­аль­ные, так и кол­лек­тив­ные цен­но­сти, отме­тим рост выра­жен­но­сти инди­ви­ду­аль­ных цен­но­стей в зави­си­мо­сти от воз­рас­та­ния интер­нет-актив­но­сти пользователя.

Заключение

Таким обра­зом, про­ве­ден­ное иссле­до­ва­ние поз­во­ли­ло сде­лать сле­ду­ю­щие выводы:

  1. Интер­нет-актив­ность – это инте­граль­ная харак­те­ри­сти­ка поль­зо­ва­те­лей интер­нет-сети, кото­рая харак­те­ри­зу­ет­ся вре­мен­ны­ми (вре­мя пре­бы­ва­ния, срок) и дея­тель­ност­ны­ми (вклю­чен­ность в одну или несколь­ко дея­тель­но­стей одно­вре­мен­но, насы­щен­ность собы­ти­я­ми) пара­мет­ра­ми. По уров­ням интер­нет-актив­но­сти эмпи­ри­че­ски выде­ле­ны пас­сив­ные, ситу­а­тив­ные, актив­ные и чрез­мер­но актив­ные пользователей.
  2. Интер­нет как инсти­тут соци­а­ли­за­ции обес­пе­чи­ва­ет про­цесс интер­нет-соци­а­ли­за­ции и вхо­дит в первую трой­ку веду­щих инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции у ситу­а­тив­ных, актив­ных и чрез­мер­но актив­ных поль­зо­ва­те­лей интернет-сети.
  3. Вос­при­я­тие Интер­не­та поль­зо­ва­те­ля­ми с раз­ны­ми типа­ми интер­нет-актив­но­сти не име­ет суще­ствен­ных отли­чий. Одна­ко, по пози­тив­но­сти вли­я­ний «Интер­нет» нахо­дит­ся на тре­тьем месте после «семьи» и «нефор­маль­ных объ­еди­не­ний». Пас­сив­ные поль­зо­ва­те­ли склон­ны к мифо­ло­ги­за­ции Интер­не­та, в то вре­мя как ситу­а­тив­ные, актив­ные и чрез­мер­но актив­ные исполь­зу­ют дея­тель­ност­ные ассо­ци­а­ции в отно­ше­нии это­го инсти­ту­та соци­а­ли­за­ции. С воз­рас­та­ни­ем интер­нет-актив­но­сти умень­ша­ет­ся доля выра­жен­но­сти кол­лек­тив­ных цен­но­стей у поль­зо­ва­те­лей и воз­рас­та­ет доля инди­ви­ду­аль­ных ценностей.

Список литературы

  1. Белин­ская Е.П. К про­бле­ме груп­по­вой дина­ми­ки сете­во­го сооб­ще­ства // 2‑я Рос­сий­ская кон­фе­рен­ция по эко­ло­ги­че­ской пси­хо­ло­гии. Тези­сы. Москва, 12–14 апре­ля 2000 г. М.: Экоп­си­центр РОСС. 2000. С. 11–14.
  2. Бон­да­рен­ко С.В. Модель соци­а­ли­за­ции поль­зо­ва­те­лей в кибер­про­стран­стве // Тех­но­ло­гии инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства Интер­нет и совре­мен­ное обще­ство: тру­ды VI Все­рос­сий­ской объ­еди­нен­ной кон­фе­рен­ции. Санкт Петер­бург, 6 нояб­ря 2003. СПб.: Изда­тель­ство Фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та СПб­ГУ. 2003. С. 57.
  3. Вой­скун­ский А.Е. Ста­нов­ле­ние кибер­эти­ки: исто­ри­че­ские осно­ва­ния и совре­мен­ные про­бле­мы // Вопро­сы фило­со­фии №5. М., 2010. С. 69–83.
  4. Лучин­ки­на А.И. Пси­хо­ло­ги­че­ские зако­но­мер­но­сти соци­а­ли­за­ции лич­но­сти в вир­ту­аль­ном про­стран­стве // Сим­фе­ро­поль, ИП Хоте­е­ва И.В. 2018. 408с.
  5. Куз­не­цо­ва, Н.В. Чудо­ва Ю.М. Пси­хо­ло­гия жите­лей Интер­не­та. М.: Изда­тель­ство ЛКИ. 2011. 224 с.
  6. Пле­ша­ков В.А. Тео­рия кибер­со­ци­а­ли­за­ции чело­ве­ка // Моно­гра­фия. Под общ. ред. чл. корр. РАО, д.п.н., проф. А.В. Муд­ри­ка. М.: МПГУ; «Homo Cyberus». 2011. 400 с.
  7. Ску­ра­тов А.Б. Локаль­ные интер­нет-сооб­ще­ства круп­но­го рос­сий­ско­го горо­да: соци­аль­но-стра­ти­фи­ка­ци­он­ный ана­лиз // авто­реф. дис. на соис­ка­ние уче­ной сте­пе­ни кан­ди­да­та социо­ло­ги­че­ских наук. 22. 00. 04 – соци­аль­ная струк­ту­ра, соци­аль­ные инсти­ту­ты и про­цес­сы. Ека­те­рин­бург. 2009. 21 с.
  8. Сте­пен­це­ва О.А. Суб­куль­ту­ра гей­ме­ров в кон­тек­сте инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства // авто­реф. дис. на соис­ка­ние уче­ной степ. канд. куль­ту­ро­ло­гии. СПб.: СПб­ГУП. 2007. 26 с.
  9. Уголь­ков Н.В. Роль Интер­не­та в соци­а­ли­за­ции стар­ших школь­ни­ков // Акту­аль­ные про­бле­мы про­фес­си­о­наль­но-педа­го­ги­че­ско­го обра­зо­ва­ния: Меж­ву­зов­ский сбор­ник науч­ных тру­дов. Выпуск 30. Кали­нин­град. 2012. С. 84–86.
  10. Чистя­ков А.В. Соци­а­ли­за­ция лич­но­сти в обще­стве Интер­нет-ком­му­ни­ка­ций: соци­о­куль­тур­ный ана­лиз // дис­сер­та­ция док­то­ра социо­ло­ги­че­ских наук: 22.00.06 / Рост. гос. пед. ун‑т. Ростов-на-Дону, 2006. 278 с.
  11. Arestova O., Babanin L., Voiskounsky A. (1999), “Psychological research of computermediated communication in Russia”, Behaviour and Information Technology, 18 (2), 141–147.
  12. Donath J. (2014), The Social Machine: Designs for Living Online, MIT Press, Cambridge, Massachusetts, USA.
  13. Kiesler S. (1996), Social Psychology of the Internet, Erlbaum, Mahwah, New Jersey, USA.
  14. New Keywords. A Revised Vocabulary of Culture and Society. Ed/ by T. Bennet & Grossbery & M. Moriss. Blackwell Publishing. 2006. 366–368. Shimohara, K. Artificial Life in Hyperreality
  15. Text. / K. Shimohara // HyperReality: Paradigm for the Third Millennium; ed. by John Tiffin and Nobuyoshi Terashuma. Routledger. 2011. 80–98.
  16. Tiffin, John. The HyperReality Paradigm Text. / John Tiffin // HyperReality: Paradigm for the Third Millennium; ed. by John Tiffin and Nobuyoshi Terashuma. Routledger. 2011. 41.

Инфор­ма­ция о кон­флик­те инте­ре­сов: автор не име­ет кон­флик­та инте­ре­сов для декларации.

Источ­ник: Науч­ный резуль­тат. Педа­го­ги­ка и пси­хо­ло­гия обра­зо­ва­ния. 2019. Т. 5, №1: 59–69.

Об авторе

Анже­ли­ка Ильи­нич­на Лучин­ки­на — док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, доцент, пер­вый про­рек­тор, про­фес­сор кафед­ры пси­хо­ло­гии, Крым­ский инже­нер­но-педа­го­ги­че­ский уни­вер­си­тет, г. Сим­фе­ро­поль, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest