Кузнецова И.В., Фоминова Е.А. Выбор аватара как форма самопрезентации в сети Интернет (на примере социальной сети «ВКонтакте»)

К

Введение

В послед­ние годы наблю­да­ет­ся ста­биль­ный рост чис­ла людей, вклю­чен­ных в актив­ную Интер­нет-ком­му­ни­ка­цию. Мож­но отме­тить тот факт, что в вир­ту­аль­ном обще­нии так же, как и в реаль­ном, боль­шое зна­че­ние име­ет пер­вое впе­чат­ле­ние о парт­не­ре, кото­рое фор­ми­ру­ет­ся за счи­тан­ные секун­ды. Одним из важ­ных фак­то­ров пер­вич­но­го вос­при­я­тия собе­сед­ни­ка в сети Интер­нет явля­ет­ся его ава­тар (Siibak A., 2009).

Ава­тар («ава­та­ра», «ава­тар­ка», «ава») – это изоб­ра­же­ние, исполь­зу­е­мое для иден­ти­фи­ка­ции и пер­со­на­ли­за­ции поль­зо­ва­те­ля веб-сер­ви­сов, «общее гра­фи­че­ское изоб­ра­же­ние, пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ное с помо­щью ком­пью­тер­ных тех­но­ло­гий» (Bélisle J.-F., Bodur H., 2010).

В ком­пью­тер­ной сре­де тер­мин «ава­тар» стал рас­про­стра­нять­ся после выхо­да в 1992 году рас­ска­за Нила Сти­вен­со­на «Лави­на» (Neal Stephenson, “Snow Crash”). Исполь­зу­ют­ся так­же дру­гие назва­ния – «юзер­пик» (от англ. user picture – «кар­тин­ка поль­зо­ва­те­ля») и «изоб­ра­же­ние про­фи­ля» (profile image).

Зару­беж­ны­ми иссле­до­ва­те­ля­ми эта тема была под­ня­та отно­си­тель­но дав­но и актив­но раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся в раз­лич­ных направ­ле­ни­ях (Bélisle J.-F., Bodur H. O., 2010; Strano M.M., 2008; Suler J., 2000 и др.): от выяв­ле­ния пред­по­чте­ний в выбо­ре ава­та­ра, обу­слов­лен­ных полом (Siibak A., 2009), до крос­скуль­тур­ных иссле­до­ва­ний видов ава­та­ра и лич­ност­ных осо­бен­но­стей поль­зо­ва­те­лей (Jiang G., Zhao C., 2011).

Так, K. Young (Young K., 2009) иссле­до­ва­ла пред­по­чте­ния моло­дых людей при выбо­ре ава­та­ров. По резуль­та­там иссле­до­ва­ния наи­бо­лее пред­по­чти­тель­ны­ми явля­ют­ся фото­гра­фии, на кото­рых поль­зо­ва­те­лям нра­вит­ся их внеш­ний вид или кото­рые демон­стри­ру­ют жела­е­мый образ «Я». Попу­ляр­ны­ми были так­же фото­гра­фии, изоб­ра­жа­ю­щие какую-то ситу­а­цию, собы­тие, или фото­сни­мок, где поль­зо­ва­тель был изоб­ра­жен со зна­чи­мы­ми дру­ги­ми (чаще все­го дру­зья­ми). Ава­та­ры без изоб­ра­же­ния поль­зо­ва­те­ля часто выби­ра­лись для демон­стра­ции пред­по­чте­ний и инте­ре­сов. K. Young гово­рит о том, что выбор ава­та­ра чаще все­го явля­ет­ся осо­знан­ным и целе­на­прав­лен­ным (Young K., 2009), что под­твер­жда­ет­ся и резуль­та­та­ми иссле­до­ва­ния (Ellison N., Heino R., Gibbs J., 2006).

Одна из целей исполь­зо­ва­ния ава­та­ра, кото­рую пре­сле­ду­ет часть поль­зо­ва­те­лей, это отра­же­ние какие-либо сво­их спе­ци­фи­че­ских черт харак­те­ра и созда­ние неко­го впе­чат­ле­ния у собе­сед­ни­ков о его внут­рен­нем мире (Strano M.M., 2008).

В Рос­сии пси­хо­ло­га­ми изу­ча­лись, в основ­ном, само­опи­са­ния и лич­ные домаш­ние стра­нич­ки путем кон­тент-ана­ли­за (Кур­ча­ко­ва Н., 2007, Фриндте В., Келер Т. 2000), при этом изоб­ра­же­ние, при­креп­ля­е­мое поль­зо­ва­те­лем к сво­е­му про­фи­лю, и ука­зы­ва­е­мые в про­фи­ле харак­те­ри­сти­ки рас­смат­ри­ва­лись как еди­ный текст. Вопро­сы соот­но­ше­ния само­пре­зен­та­ции в вир­ту­аль­ном про­стран­стве и реаль­ной иден­тич­но­сти изу­ча­лись в усло­ви­ях фору­мов и онлайн-игр (Жич­ки­на А.Е., 2004).

Иссле­до­ва­ния гра­фи­че­ской само­пре­зен­та­ции в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те», как пра­ви­ло, каса­лись осо­бен­но­стей вир­ту­аль­ной иден­тич­но­сти и само­предъ­яв­ле­ния поль­зо­ва­те­лей (Исма­и­ло­ва А.Н., 2010, Поле­щук Е.О., 2009).

Так, иссле­до­ва­ние Поле­щук Е.О. выяви­ло, что выбор изоб­ра­же­ния для само­пре­зен­та­ции опре­де­ля­ет­ся, чаще все­го, моти­вом демон­стра­ции сво­их качеств, выра­же­ния сво­е­го состо­я­ния, демон­стра­ции себя как парт­не­ра по обще­нию. При этом J. Suler (Suler J., 2000) под­чер­ки­ва­ет, что на выбор фор­мы и стра­те­гий само­пре­зен­та­ции в Сети ока­зы­ва­ют вли­я­ние лич­ност­ные осо­бен­но­сти инди­ви­да. Вопро­сы фор­ми­ро­ва­ния пер­вич­но­го дове­рия через вос­при­я­тие ава­та­ра рас­смот­ре­ны в рабо­тах Зай­це­вой Ю.Е. (Зай­це­ва Ю.Е., 2012).

Неко­то­рые люди в целом более осо­знан­но отно­сят­ся к сво­е­му пуб­лич­но­му обра­зу, чем дру­гие. Одни пред­по­чи­та­ют стра­те­ги­че­скую само­пре­зен­та­цию, а дру­гие – само­ве­ри­фи­ка­цию. По М. Снай­де­ру, эти раз­ли­чия обу­слов­ле­ны такой чер­той лич­но­сти, как само­мо­ни­то­ринг (склон­ность к регу­ля­ции сво­е­го пове­де­ния в соот­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми соци­аль­ных ситу­а­ций) (цит. по Чикер В.А., 2006).

Люди с высо­ким уров­нем само­мо­ни­то­рин­га ори­ен­ти­ру­ют­ся на ожи­да­ния и осо­бен­но­сти окру­жа­ю­щих и под­стра­и­ва­ют свое пове­де­ние под ситу­а­цию. Люди с низ­ким уров­нем само­мо­ни­то­рин­га мень­ше забо­тят­ся о про­из­во­ди­мом впе­чат­ле­нии. Они име­ют тен­ден­цию про­яв­лять себя оди­на­ко­во в раз­лич­ных ситу­а­ци­ях, демон­стри­руя дру­гим то, что счи­та­ют сво­им истин­ным «Я».

Само­сто­я­тель­ной фор­мой гра­фи­че­ской само­пре­зен­та­ции явля­ет­ся и опре­де­лен­ный ава­тар, кото­рый исполь­зу­ет­ся Интер­нет-поль­зо­ва­те­лем созна­тель­но, исхо­дя из целей ком­му­ни­ка­ции, поло­воз­раст­ных осо­бен­но­стей, с уче­том лич­ност­ных осо­бен­но­стей и т.д.

В дан­ном поис­ко­вом иссле­до­ва­нии, нашей целью ста­ло изу­че­ние свя­зи выбо­ра кон­крет­но­го вида ава­та­ра и таких аспек­тов само­пре­зен­та­ции, как само­от­но­ше­ние, само­мо­ни­то­ринг, а так­же изу­че­ние моти­ва­ци­он­ных осо­бен­но­стей поль­зо­ва­те­лей, пред­по­чи­та­ю­щих опре­де­лен­ные виды ава­та­ра.

Иссле­до­ва­ние про­во­ди­лось на поль­зо­ва­те­лях соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» с при­ме­не­ни­ем опрос­ни­ка само­от­но­ше­ния В.В. Сто­ли­на и С.Р. Пан­ти­ле­е­ва (вклю­ча­ю­щие шка­лы «Гло­баль­ное само­от­но­ше­ние», «Само­ува­же­ние», «Ауто­сим­па­тия», «Ожи­да­е­мое отно­ше­ние от дру­гих», «Само­ин­те­рес»; а так­же семь шкал, направ­лен­ных на изме­ре­ние уров­ня готов­но­сти испы­ту­е­мо­го к тем или иным внут­рен­ним дей­стви­ям в адрес соб­ствен­но­го «Я»: «Само­уве­рен­ность», «Ожи­да­е­мое отно­ше­ние от дру­гих», «Само­при­ня­тие», «Само­ру­ко­вод­ство», «Само­об­ви­не­ние», «Само­ин­те­рес», «Само­по­ни­ма­ние»).

Так­же при­ме­нял­ся тест само­мо­ни­то­рин­га М. Снай­де­ра, «16-ти фак­тор­ный лич­ност­ный опрос­ник» Р. Кет­тел­ла, исполь­зо­ва­лась автор­ская анке­та, направ­лен­ная на изу­че­ние соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ских осо­бен­но­стей, а так­же на изу­че­ние часто­ты сме­ны сво­е­го ава­та­ра, его «типич­но­го изоб­ра­же­ния» и на опре­де­ле­ние основ­ных моти­вов исполь­зо­ва­ния сети Интер­нет (с уче­том клас­си­фи­ка­ции моти­вов, опи­сан­ных О.Н. Аре­сто­вой).

Все­го было опро­ше­но 65 чело­век (40 жен­щин, 25 муж­чин) в воз­расте от 18 до 26 лет. Для про­вер­ки резуль­та­тов про­во­дил­ся ана­лиз таб­лиц сопря­жен­но­сти, ана­лиз T‑критерия Стью­ден­та, ана­лиз U‑Ман­на-Уит­ни, ана­лиз H‑Крас­ка­ла-Уол­ле­са, одно­фак­тор­ный дис­пер­си­он­ный ана­лиз.

Общая гипо­те­за иссле­до­ва­ния: выбор (вид) ава­та­ра свя­зан с моти­ва­ци­он­ны­ми осо­бен­но­стя­ми и таки­ми аспек­та­ми само­пре­зен­та­ции, как само­от­но­ше­ние и само­мо­ни­то­ринг участ­ни­ка вир­ту­аль­ной соци­аль­ной сети.

Результаты эмпирического исследования и их обсуждение

В иссле­до­ва­нии при­ня­ли уча­стие 65 респон­ден­тов (40 жен­щин, 25 муж­чин), явля­ю­щих­ся поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ной сети «ВКон­так­те». Все респон­ден­ты с выс­шим или неокон­чен­ным выс­шим обра­зо­ва­ни­ем (выпуск­ни­ки и сту­ден­ты ВУЗов), сре­ди них пре­об­ла­да­ли респон­ден­ты с гума­ни­тар­ным про­фи­лем обра­зо­ва­ния.

Сред­ний воз­раст выбор­ки – 20,8 года (стан­дарт­ное откло­не­ние 2,6). Стаж уча­стия респон­ден­тов в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» в сред­нем состав­ля­ет 3,8 года (стан­дарт­ное откло­не­ние 1,03).

Под­бор участ­ни­ков иссле­до­ва­ния осу­ществ­лял­ся через объ­яв­ле­ние о про­ве­де­нии иссле­до­ва­ния, раз­ме­щен­но­го в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те». Респон­ден­там, поль­зо­ва­те­лям соци­аль­ной сети «ВКон­так­те», участ­ву­ю­щим в иссле­до­ва­нии на доб­ро­воль­ной осно­ве, отсы­лал­ся по элек­трон­ной почте опрос­ный лист, содер­жа­щий все мето­ди­ки.

Для про­ве­де­ния ана­ли­за полу­чен­ных дан­ных участ­ни­ки иссле­до­ва­ния были рас­пре­де­ле­ны (тре­мя пси­хо­ло­га­ми-экс­пер­та­ми) по видам ава­та­ра, выяв­лен­ным в иссле­до­ва­нии Поле­щук Е.О. (Поле­щук Е.О., 2009), на сле­ду­ю­щие груп­пы: 1) порт­рет поль­зо­ва­те­ля, где взгляд направ­лен в объ­ек­тив; 2) порт­рет поль­зо­ва­те­ля, где взгляд направ­лен в сто­ро­ну; 3) дет­ская фото­гра­фия поль­зо­ва­те­ля; 4) фото­гра­фия поль­зо­ва­те­ля с дру­гим чело­ве­ком или объ­ек­том; 5) фото­гра­фия поль­зо­ва­те­ля, где боль­шее про­стран­ство отве­де­но фону (акцент на фон); 6) отре­дак­ти­ро­ван­ная фото­гра­фия поль­зо­ва­те­ля (замет­но иска­же­ны гра­фи­че­ские харак­те­ри­сти­ки изоб­ра­же­ния: цвет, кон­траст, яркость и др.); 7) кар­тин­ка.

Пер­во­на­чаль­но было рас­смот­ре­но 73 пер­со­наль­ных стра­нич­ки, при этом дет­ская фото­гра­фия в каче­стве ава­та­ра была пред­став­ле­на у 3 чело­век, фото­гра­фия поль­зо­ва­те­ля, где боль­шее про­стран­ство отве­де­но фону – у 5 чело­век, что явля­ет­ся недо­ста­точ­но валид­ным для ста­ти­сти­че­ской обра­бот­ки коли­че­ством, поэто­му в даль­ней­шем ука­зан­ные виды ава­та­ра не рас­смат­ри­ва­лись, а выбор­ка соста­ви­ла 65 чело­век.

Таким обра­зом, рас­смот­рен­ные 5 видов ава­та­ра были пред­став­ле­ны в нашей выбор­ке сле­ду­ю­щим обра­зом: «Порт­рет, взгляд направ­лен в объ­ек­тив» (28%), «Порт­рет, взгляд направ­лен в сто­ро­ну» (15%), «Фото­гра­фия с дру­гим чело­ве­ком или объ­ек­том» (15%), «Отре­дак­ти­ро­ван­ная фото­гра­фия» (фото­гра­фия поль­зо­ва­те­ля, изме­нен­ная с помо­щью спе­ци­аль­ной ком­пью­тер­ной про­грам­мы – гра­фи­че­ско­го редак­то­ра) (14%), «Кар­тин­ка» (изоб­ра­же­ние, на кото­ром отсут­ству­ет поль­зо­ва­тель) (28%).

Не смот­ря на неко­то­рую пре­об­ла­да­ю­щую долю респон­ден­тов исполь­зу­ю­щих в каче­стве ава­та­ра свой порт­рет, где взгляд направ­лен в объ­ек­тив, или кар­тин­ку, это пре­об­ла­да­ние не явля­ет­ся ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мым (χ2=6,462, p=0,167).

Анке­та поз­во­ли­ла выявить не толь­ко основ­ные соци­аль­но- демо­гра­фи­че­ские осо­бен­но­сти, но так­же и уточ­нить стаж уча­стия в соци­аль­ной сети, часто­ту сме­ны ава­та­ра, пред­по­чи­та­е­мые виды ава­та­ра, моти­вы уча­стия в соци­аль­ной сети и т.д.

Один из вопро­сов анке­ты касал­ся часто­ты сме­ны ава­та­ра (пред­ла­га­лась шка­ла от «несколь­ко раз в неде­лю» до «раз в год и реже»). По дан­ным наше­го иссле­до­ва­ния наи­бо­лее рас­про­стра­не­на сме­на ава­та­ра 1–2 раза в месяц (44% респон­ден­тов), 1 раз в несколь­ко меся­цев меня­ет­ся ава­тар у 29% респон­ден­тов и 3–4 раза в месяц меня­ют свой ава­тар 15% респон­ден­тов.

Отве­ты на анке­ту так­же поз­во­ли­ли уточ­нить вопрос об изоб­ра­же­нии, кото­рое респон­дент обыч­но исполь­зу­ет в каче­стве сво­е­го ава­та­ра (воз­мож­ным вари­ан­том отве­та было «исполь­зую раз­ные виды»). С целью про­вер­ки того, насколь­ко харак­те­рен для дан­ных поль­зо­ва­те­лей опре­де­лен­ный вид ава­та­ра, был про­ве­ден срав­ни­тель­ный ана­лиз име­ю­ще­го­ся на насто­я­щий момент ава­та­ра и вари­ан­тов ава­та­ра, кото­рые чаще все­го исполь­зу­ют­ся респон­ден­та­ми. Ста­ти­сти­че­ский ана­лиз поз­во­лил гово­рить о доста­точ­но высо­кой ста­биль­но­сти пред­по­чте­ний поль­зо­ва­те­лей в выбо­ре опре­де­лен­но­го вида ава­та­ра (χ2=88,945, p<0,000).

Любо­пыт­ные резуль­та­ты пока­за­ли дан­ные само­мо­ни­то­рин­га. Так, в рас­смат­ри­ва­е­мой выбор­ке выяв­лен очень низ­кий уро­вень само­мо­ни­то­рин­га (ниже, чем по срав­не­нию с дан­ны­ми сред­них пока­за­те­лей тех­ни­че­ских про­фес­сий, по дан­ным В.А. Чикер, 2006) – сред­ние зна­че­ния 4,97, при стан­дарт­ном откло­не­нии 1,7.

С уче­том того, что в дан­ном иссле­до­ва­нии в основ­ном участ­во­ва­ли респон­ден­ты с гума­ни­тар­ным про­фи­лем обра­зо­ва­ния, чья рабо­та во мно­гом может быть свя­за­на с некой пуб­лич­ной дея­тель­но­стью, дан­ные резуль­та­ты тре­бу­ют допол­ни­тель­но­го осмыс­ле­ния и про­вер­ки.

Дан­ные одно­фак­тор­но­го дис­пер­си­он­но­го ана­ли­за пока­за­ли, что уро­вень само­мо­ни­то­рин­га ста­ти­сти­че­ски досто­вер­но не вли­я­ет на обыч­ное исполь­зо­ва­ние тех или иных видов ава­та­ра и часто­ту сме­ны ава­та­ра (F=1,150, p=0,341 и F=0,845, p=0,626 соот­вет­ствен­но). Это может быть свя­за­но как с осо­бен­но­стя­ми выбор­ки (низ­кий уро­вень само­мо­ни­то­рин­га), так и с теми кри­те­ри­я­ми, кото­рые лежат в осно­ве выбран­ной нами клас­си­фи­ка­ции ава­та­ров.

По резуль­та­там наше­го иссле­до­ва­ния не выяв­ле­ны ста­ти­сти­че­ски досто­вер­ные свя­зи пред­по­чте­ний опре­де­лен­но­го вида ава­та­ра с полом (χ2=1,015, p=0,908). Как муж­чи­ны, так и жен­щи­ны выби­ра­ют раз­лич­ные виды ава­та­ра. Так­же не выяв­ле­ны ста­ти­сти­че­ски досто­вер­ные раз­ли­чия по пока­за­те­лю «воз­раст» (χ2=2,056, p=0,725) и «стаж уча­стия в соци­аль­ной сети» (χ2=7,612, p=0,107).

Таким обра­зом, мож­но сде­лать вывод о том, что лица, пред­по­чи­та­ю­щие опре­де­лен­ный вид ава­та­ра, не име­ют зна­чи­мых отли­чий по воз­рас­ту и вре­ме­ни реги­стра­ции на сай­те от поль­зо­ва­те­лей, выбрав­ших дру­гие виды ава­та­ра.

Выяв­ле­ны зна­чи­мые отли­чия по отдель­ным состав­ля­ю­щим (шка­лам) само­от­но­ше­ния у респон­ден­тов, пред­по­чи­та­ю­щих исполь­зо­вать у себя на стра­ни­це опре­де­лен­ный вид ава­та­ра в соци­аль­ной сети ВКон­так­те.

Так, поль­зо­ва­те­ли, выби­ра­ю­щие в каче­стве ава­та­ра фото­гра­фию, на кото­рой они изоб­ра­же­ны с дру­гим чело­ве­ком или объ­ек­том, или свою отре­дак­ти­ро­ван­ную фото­гра­фию, склон­ны ожи­дать более поло­жи­тель­ной оцен­ки со сто­ро­ны окру­жа­ю­щих и счи­тать себя достой­ны­ми такой оцен­ки, чем поль­зо­ва­те­ли с вида­ми ава­та­ра «Порт­рет, взгляд в объ­ек­тив» (U=48,000, p=0,039 и U=34,000, p=0,012 соот­вет­ствен­но) и «Кар­тин­ка» (U=43,000, p=0,022 и U=31,000, p=0,008 соот­вет­ствен­но).

У поль­зо­ва­те­лей с видом ава­та­ра «Порт­рет, взгляд в сто­ро­ну» уро­вень пока­за­те­ля «само­об­ви­не­ние» ста­ти­сти­че­ски досто­вер­но выше, чем у групп «Порт­рет, взгляд в объ­ек­тив» (U=50,000, p=0,050) и «Фото­гра­фия с дру­гим чело­ве­ком или объ­ек­том» (U=16,000, p=0,009); груп­па «Кар­тин­ка» ста­ти­сти­че­ски досто­вер­но отли­ча­ет­ся более выра­жен­ным пока­за­те­лем «само­об­ви­не­ние» от груп­пы «Фото­гра­фия с дру­гим чело­ве­ком или объ­ек­том» (U=48,500, p=0,040). Это гово­рит о том, что лица, исполь­зу­ю­щие в каче­стве ава­та­ра свой порт­рет, на кото­ром они смот­рят в сто­ро­ну, или кар­тин­ку, чаще гото­вы винить себя во всех про­ма­хах и неуда­чах, уко­рять себя за малей­шие недо­стат­ки.

Таким обра­зом, мож­но отме­тить, что у поль­зо­ва­те­лей, выби­ра­ю­щих в каче­стве ава­та­ра порт­рет, где взгляд направ­лен в объ­ек­тив, уро­вень само­об­ви­не­ния несколь­ко ниже, по срав­не­нию с респон­ден­та­ми с видом ава­та­ра «Порт­рет, взгляд в сто­ро­ну». Одна­ко наше пред­по­ло­же­ние о свя­зи ава­та­ра, где взгляд направ­лен в объ­ек­тив, с уров­нем само­при­ня­тия и само­уве­рен­но­сти не нашла сво­е­го под­твер­жде­ния в насто­я­щем иссле­до­ва­нии.

Респон­ден­ты, исполь­зу­ю­щие ава­та­ры «Отре­дак­ти­ро­ван­ная фото­гра­фия» и «Кар­тин­ка» пока­за­ли более высо­кий уро­вень ради­ка­лиз­ма (фак­тор Q1 по мето­ди­ке Р. Кет­тел­ла) по срав­не­нию с груп­па­ми «Порт­рет, взгляд в объ­ек­тив» (U=29,500, p=0,007 и U=86,500, p=0,016 соот­вет­ствен­но) и «Фото­гра­фия с дру­гим чело­ве­ком или объ­ек­том» (U=11,500, p=0,005 и U=42,000, p=0,020 соот­вет­ствен­но). Это сви­де­тель­ству­ет о том, что они более вос­при­им­чи­вы ко все­му ново­му и любят экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать.

Так­же были рас­смот­ре­на вза­и­мо­связь выбо­ра опре­де­лен­но­го вида ава­та­ра с пре­об­ла­да­ю­щей моти­ва­ци­ей уча­стия в соци­аль­ных сетях. Клас­си­фи­ка­ция моти­вов уча­стия в соци­аль­ной сети бази­ру­ет­ся на моти­вах исполь­зо­ва­ния сети Интер­нет, опи­сан­ных О.Н. Аре­сто­вой (Аре­сто­ва О.А., Баба­нин Л.Н., Вой­скун­ский А.Е., 2000).

Изу­ча­лись позна­ва­тель­ная, ком­му­ни­ка­тив­ная, дело­вая моти­ва­ция, моти­ва­ция само­ре­а­ли­за­ции, рекре­а­ции и аффи­ли­а­ции. Выяв­ле­на вза­и­мо­связь меж­ду опре­де­лен­ным видом ава­та­ра и дело­вой моти­ва­ци­ей, а так­же моти­ва­ми само­утвер­жде­ния.

Попар­ное срав­не­ние сред­них ран­гов с помо­щью кри­те­рия Ман­на- Уит­ни пока­за­ло, что респон­ден­ты с дело­вой моти­ва­ци­ей уча­стия в соци­аль­ной сети чаще исполь­зу­ют ава­тар «Кар­тин­ка», чем ава­та­ры «Порт­рет, взгляд в объ­ек­тив» и «Отре­дак­ти­ро­ван­ная фото­гра­фия» (U=74,000, p=0,003 и U=47,500, p=0,050 соот­вет­ствен­но). То есть кар­тин­кой при дело­вой моти­ва­ции может быть лого­тип фир­мы, изоб­ра­же­ние, сим­во­ли­зи­ру­ю­щее связь с опре­де­лен­ной дея­тель­но­стью.

Напри­мер, пре­по­да­ва­тель йоги поме­ща­ет кар­тин­ку с над­пи­сью «Yoga» и нари­со­ван­ным чело­веч­ком в позе лото­са. Или фото­граф поме­ща­ет изоб­ра­же­ние фото­ап­па­ра­та на шта­ти­ве, назва­ние фото­сту­дии и номер кон­такт­но­го теле­фо­на. Ава­тар в дан­ном слу­чае выпол­ня­ет реклам­ную функ­цию и может играть роль объ­яв­ле­ния, кото­рое сооб­ща­ет инфор­ма­цию не о том, кто пред­ла­га­ет свои услу­ги или това­ры, а о том, что пред­ла­га­ет­ся.

При высо­кой моти­ва­ции само­утвер­жде­ния респон­ден­ты исполь­зу­ют ава­тар «Порт­рет, взгляд в объ­ек­тив» чаще, чем ава­та­ры «Отре­дак­ти­ро­ван­ная фото­гра­фия» и «Кар­тин­ка» (U=46,500, p=0,049 и U=86,500, p=0,005 соот­вет­ствен­но). Воз­мож­но, это свя­за­но с тем, что имен­но реа­ли­стич­ное изоб­ра­же­ние чело­ве­ка, смот­ря­ще­го в объ­ек­тив, может вос­при­ни­мать­ся теми, кто сидит у мони­то­ров, как изоб­ра­же­ние чело­ве­ка, смот­ря­ще­го им в гла­за, и поз­во­ля­ет луч­ше рас­смот­реть чер­ты лица. Это нема­ло­важ­но для тех, кто стре­мит­ся уве­ли­чи­вать чис­ло «дру­зей» и повы­шать свой рей­тинг, так как это явля­ет­ся ана­ло­гом ситу­а­ции зна­ком­ства в обыч­ной жиз­ни: зри­тель­ный кон­такт, воз­мож­ность рас­смот­реть чело­ве­ка анфас, что упро­ща­ет нача­ло вза­и­мо­дей­ствия, при­бли­жая вир­ту­аль­ное уста­нов­ле­ние кон­так­та к реаль­но­му.

Высо­кие зна­че­ния позна­ва­тель­ной моти­ва­ции про­яв­ля­ют­ся в доста­точ­но частой смене ава­та­ра (F=3,159, p=0,014). Это может быть свя­за­но с тем, что люди, склон­ные к часто­му обнов­ле­нию изоб­ра­же­ния на сво­ей пер­со­наль­ной стра­нич­ке, боль­ше инте­ре­су­ют­ся тем, какие обнов­ле­ния на сво­их стра­нич­ках про­из­во­дят дру­гие люди и какие изме­не­ния про­ис­хо­дят как в вир­ту­аль­ном мире (напри­мер, появ­ле­ние новых видео­ро­ли­ков), так и в реаль­ном про­стран­стве (напри­мер, ново­сти, сооб­ща­е­мые дру­ги­ми поль­зо­ва­те­ля­ми).

Выводы

В нашем поис­ко­вом иссле­до­ва­нии не выяв­ле­ны ста­ти­сти­че­ски досто­вер­ные свя­зи меж­ду поло­воз­раст­ны­ми осо­бен­но­стя­ми и выбо­ром опре­де­лен­но­го вида ава­та­ра, необ­хо­ди­мо учесть, что дан­ные выво­ды рас­про­стра­ня­ют­ся на воз­раст респон­ден­тов от 18 до 26 лет. То есть, мож­но пред­по­ло­жить, что в дру­гих воз­раст­ных пери­о­дах такие зако­но­мер­но­сти могут про­явить­ся. Дан­ный вывод тре­бу­ет допол­ни­тель­ной про­вер­ки свя­зи опре­де­лен­но­го вида ава­та­ра с поло­воз­раст­ны­ми осо­бен­но­стя­ми и ста­жем уча­стия в соци­аль­ной сети.

При этом полу­чен­ные дан­ные сви­де­тель­ству­ют о роли ряда состав­ля­ю­щих (шкал) само­от­но­ше­ния при выбо­ре опре­де­лен­но­го вида ава­та­ра. Так, ожи­да­ние поло­жи­тель­ной оцен­ки себя и сво­их дей­ствий ско­рее про­яв­ля­ют люди с ава­та­ром, на кото­ром они изоб­ра­же­ны с дру­гим чело­ве­ком или объ­ек­том, или с ава­та­ром со сво­ей отре­дак­ти­ро­ван­ной фото­гра­фи­ей.

Исполь­зо­ва­ние на ава­та­ре кар­тин­ки или сво­е­го порт­ре­та, на кото­ром чело­век смот­рит в сто­ро­ну, более харак­тер­но для людей, склон­ных к само­об­ви­не­нию. Отре­дак­ти­ро­ван­ная фото­гра­фия или ава­тар в виде кар­тин­ки исполь­зу­ют­ся так­же людь­ми, более вос­при­им­чи­вы­ми ко все­му ново­му, отли­ча­ю­щи­ми­ся тягой к экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­нию и пере­ме­нам.

Так­же был выяв­лен ряд свя­зей меж­ду моти­ва­ци­ей уча­стия в соци­аль­ных сетях и пред­по­чте­ни­ем опре­де­лен­но­го вида ава­та­ра. Так, поль­зо­ва­те­ли, выби­ра­ю­щие в каче­стве ава­та­ра кар­тин­ку, более склон­ны исполь­зо­вать соци­аль­ную сеть для реше­ния дело­вых вопро­сов и про­дви­же­ния биз­не­са; те поль­зо­ва­те­ли, для кото­рых важ­ны соци­аль­ные вза­и­мо­свя­зи, в част­но­сти вопро­сы само­утвер­жде­ния, чаще исполь­зу­ют в каче­стве ава­та­ра свой порт­рет, где взгляд направ­лен в объ­ек­тив; поль­зо­ва­те­ли, часто меня­ю­щие изоб­ра­же­ние на стра­ни­це, рас­смат­ри­ва­ют соци­аль­ную сеть как посто­ян­но обнов­ля­ю­ще­е­ся инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство.

Необ­хо­ди­мо отме­тить, что, несмот­ря на исполь­зо­ва­ние в основ­ном непа­ра­мет­ри­че­ских кри­те­ри­ев, кото­рые поз­во­ля­ют делать вывод на отно­си­тель­но неболь­ших выбор­ках, общее уве­ли­че­ние объ­е­ма выбор­ки и более рав­но­мер­ное рас­пре­де­ле­ние по полу респон­ден­тов поз­во­лит вери­фи­ци­ро­вать резуль­та­ты исследования.Полученные резуль­та­ты во мно­гом были опре­де­ле­ны и зави­се­ли от выбран­ных нами осно­ва­ний и кри­те­ри­ев клас­си­фи­ка­ции ава­та­ров. Кро­ме того, необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что полу­чен­ные дан­ные собра­ны на выбор­ке с низ­ки­ми зна­че­ни­я­ми по само­мо­ни­то­рин­гу.

Список использованных источников

  1. Аре­сто­ва О.А., Баба­нин Л.Н., Вой­скун­ский А.Е. Моти­ва­ция поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в интер­не­те / под ред. Вой­скун­ско­го А.Е. М.: Можайск-Тер­ра, 2000.
  2. Белин­ская Е.П., Жич­ки­на А.Е. Стра­те­гии само­пре­зен­та­ции в Интер­нет и их связь с реаль­ной иден­тич­но­стью. 2004.
  3. Жич­ки­на А.Е. Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты обще­ния в Интер­не­те. М.: Даш­ков и Ко. 2004. С. 27.
  4. Зай­це­ва Ю.Е. Образ само­пре­зен­та­ции (ава­та­ра) как фак­тор фор­ми­ро­ва­ния пер­вич­но­го доверия/недоверия субъ­ек­ту интер­нет- ком­му­ни­ка­ции. // Вест­ник СПб­ГУ. Серия 12, Вып. 1. 2012. С. 134–143.
  5. Исма­и­ло­ва А.Н. Само­пре­зен­та­ция «Я» сту­ден­тов в соци­аль­ной сети «В Кон­так­те». // Пси­хо­ло­гия XXI века: Мате­ри­а­лы Меж­ду­на­род­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции моло­дых уче­ных «Пси­хо­ло­гия XXI века» 22 – 24 апре­ля 2010 года. Санкт-Петер­бург / Под науч. ред. О.Ю. Щел­ко­вой. СПб.: Изд-во СПб­ГУ, 2010. С. 124–126.
  6. Кур­ча­ко­ва Н. Фор­мы само­пре­зен­та­ции в бло­ге. // Лич­ность и меж­лич­ност­ное вза­и­мо­дей­ствие в сети Internet. / Под ред. Воло­хон­ско­го В.Л., Зай­це­вой Ю.Е., Соко­ло­ва М.М. СПб.: СПб­ГУ, 2007.
  7. Мат­ве­е­ва Л.В. Ком­му­ни­ка­тив­ный акт в усло­ви­ях опо­сред­ство­ва­ния. // Вест­ник МГУ. Серия XIV. Пси­хо­ло­гия. № 4, 1996.
  8. Поле­щук Е.О. Выбор гра­фи­че­ско­го обра­за как эле­мент само­пре­зен­та­ции лич­но­сти в Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции. // Диплом­ная рабо­та. СПб., 2009.
  9. Фриндте В., Келер Т. Пуб­лич­ное кон­стру­и­ро­ва­ние «Я» в опо­сре­до­ван­ном ком­пью­те­ром обще­нии. // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те. / Под ред. А.Е. Вой­скун­ско­го. Пер с англ. М.: «Можайск-Тер­ра», 2000. 432 с.
  10. Чикер В.А. Пси­хо­ло­ги­че­ская диа­гно­сти­ка орга­ни­за­ции и пер­со­на­ла. СПб.: Речь, 2006. 176 с.
  11. Bélisle J.-F., Bodur H.O. Avatars as information: Perception of consumers based on their avatars in virtual worlds. Psychology and Marketing, 2010, 27, pp.741–765.
  12. Ellison N., Heino R., Gibbs J. Managing impressions online: Self- presentation processes in the online dating environment. Journal of Computer-Mediated Communication, 2006, 11(2), article 2.
  13. Jiang G., Zhao C. Cultural Differences on Visual Self-Presentation through Social Networking Site Profile Images. CHI 2011, ACM SIGCHI Press, Vancouver, Canada, 2011.
  14. Siibak A. Constructing the Self through the Photo selection. Visual Impression Management on Social Networking Websites. Cyberpsychology: Journal of Psychosocial Research on Cyberspace, 3(1), 2009.
  15. Strano M.M. User Descriptions and Interpretations of Self-Presentation through Facebook Profile Images. Cyberpsychology: Journal of Psychosocial Research on Cyberspace, 2008, 2(2), article 1.
  16. Suler J. The Psychology of Cyberspace. Bringing Online and Offline Living Together. The Integration Principle, 2000.
  17. Young K. Online Social Networking: An Australian Perspective. // International Journal of Emerging Technologies and Society. Vol. 7, No. 1, 2009. Pp. 39–57.
Источ­ник: Петер­бург­ский пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. – 2016. – №. 14. – С. 101–114.

Об авторах

Куз­не­цо­ва И.В., Фоми­но­ва Е.А. — Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, Санкт-Петер­бург, Рос­сия.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest