Ушкин С.Г. Визуальные образы пользователей социальной сети «Вконтакте»

У

В социо­ло­ги­че­ском аспек­те фото­гра­фия неча­сто ста­но­ви­лась объ­ек­том углуб­лен­но­го изу­че­ния визу­аль­ных соци­аль­ных прак­тик.

Меж­ду тем за все вре­мя сво­е­го суще­ство­ва­ния она «проч­но вошла в нашу повсе­днев­ную жизнь, ста­ла неотъ­ем­ле­мой её состав­ля­ю­щей наше­го суще­ство­ва­ния, частью раз­но­об­раз­ных соци­аль­ных риту­а­лов и опе­ра­то­ром зри­мо­го, ока­зы­вая вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние при­вы­чек визу­аль­но­го вос­при­я­тия, сте­рео­ти­пов, миро­воз­зре­ния чело­ве­ка в эру визу­аль­ной экс­пан­сии» [1, с. 153].

Совре­мен­ная ситу­а­ция визу­аль­ной экс­пан­сии, сло­жив­ша­я­ся бла­го­да­ря раз­ви­тию новых инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, предо­став­ля­ет иссле­до­ва­те­лям огром­ное поле для изу­че­ния фото­гра­фии в ее повсе­днев­ном зна­че­нии.

Бур­ное раз­ви­тие соци­аль­ных сетей, спе­ци­аль­но пред­на­зна­чен­ных для постро­е­ния, отра­же­ния и орга­ни­за­ции соци­аль­ных отно­ше­ний, толь­ко рас­ши­ри­ло это поле, так как в таких отно­ше­ни­ях могут при­ни­мать уча­стие неогра­ни­чен­ное чис­ло поль­зо­ва­те­лей.

Доба­вим, что на дан­ный момент соци­аль­ные сети явля­ют­ся одни­ми из самых рас­про­стра­нен­ных ресур­сов в Интер­не­те, опе­ре­жая по посе­ща­е­мо­сти новост­ные и обра­зо­ва­тель­ные пор­та­лы.

На сай­тах соци­аль­ных сетей люди сооб­ща­ют раз­лич­ную инфор­ма­цию о себе (дату рож­де­ния, шко­лу, вуз, инте­ре­сы и т.д.), по кото­рой дру­гие поль­зо­ва­те­ли могут обна­ру­жить дан­ную учет­ную запись и иден­ти­фи­ци­ро­вать ее вла­дель­ца. В соци­аль­ных сетях вве­де­на систе­ма «дру­зей» и «групп» — любой поль­зо­ва­тель может доба­вить к себе на стра­ни­цу дру­го­го поль­зо­ва­те­ля или быть чле­ном ряда инте­ре­су­ю­щих его групп.

Визу­аль­ная состав­ля­ю­щая вир­ту­аль­ной лич­но­сти высту­па­ет в каче­стве инстру­мен­та инте­гра­ции инди­ви­да в струк­ту­ру соци­аль­ной сети, одно­вре­мен­но явля­ясь и сред­ством иден­ти­фи­ка­ции и пер­со­на­ли­за­ции поль­зо­ва­те­ля, и меха­низ­мом его само­вы­ра­же­ния и при­зна­ния. По сво­ей сути такие визу­аль­ные состав­ля­ю­щие высту­па­ют в каче­стве «одно­го из вари­ан­тов огром­но­го чис­ла вос­при­я­тий повсе­днев­ной жиз­ни, в этом фено­мене отоб­ра­жа­ют­ся соци­аль­но зна­чи­мые реаль­но­сти» [2, с. 41].

Важ­но под­черк­нуть, что фото­гра­фия, воз­ла­гая на себя функ­цию визу­аль­но­го изоб­ра­же­ния соци­аль­ных зна­ков, пере­да­ет скры­тые сооб­ще­ния о куль­ту­ре дан­но­го соци­у­ма и суще­ству­ю­щих в нем сте­рео­ти­пах. В резуль­та­те фор­ми­ру­ют­ся пред­став­ле­ния о соот­вет­ству­ю­щем типу куль­ту­ры внеш­нем виде, кото­рый регу­ли­ру­ет­ся тоталь­ным кон­тро­лем со сто­ро­ны дру­гих поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети.

Наи­бо­лее вли­я­тель­ным иссле­до­ва­те­лем в изу­че­нии фото­гра­фии в ее повсе­днев­ном кон­тек­сте сле­ду­ет при­знать П. Бур­дьё, кото­рый выска­зал пред­по­ло­же­ние, что она явля­ет­ся объ­ек­том бес­чис­лен­ных сте­рео­ти­пов. По его мне­нию, «прак­ти­ка фото­гра­фи­ро­ва­ния боль­ше, чем любая дру­гая, пред­по­ла­га­ет отно­ше­ние к соци­аль­но­му обра­зу прак­ти­ки, в сво­ей прак­ти­ке все инди­ви­ду­аль­ные фото­гра­фы отсы­ла­ют объ­ек­тив­но к обра­зу, кото­рый они име­ют о прак­ти­ке дру­гих, и обра­зу, кото­рый дру­гие име­ют об их прак­ти­ке» [6, с. 66].

Прав­ди­вость фото­гра­фии дости­га­ет­ся лишь за счет того, что обра­зы, запе­чат­лен­ные на ней, соци­аль­но исполь­зу­ют­ся.

При этом фото­гра­фия берет на себя функ­цию леги­ти­ма­ции суще­ству­ю­щих в обще­стве норм и цен­но­стей. Пози­ру­ю­щий дол­жен адре­со­вать зри­те­лю акт почте­ния, учти­во­сти, ина­че он будет при­нят неодоб­ри­тель­но; зри­тель, в свою оче­редь, дол­жен при­нять пере­да­ва­е­мые ему фор­мы пове­де­ния. Мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что фото­гра­фия, с одной сто­ро­ны, погло­ща­ет сте­рео­ти­пы пове­де­ния в обще­стве, с дру­гой сто­ро­ны, она же их и вос­про­из­во­дит.

Подоб­но­го мне­ния при­дер­жи­вал­ся и И. Гоф­ман, ука­зы­ва­ю­щий в сво­их рабо­тах на то, что каж­дое соци­аль­ное дей­ство, совер­ша­е­мое инди­ви­дом, име­ет выра­жен­ную вза­и­мо­связь с той рефе­рент­ной груп­пой, к кото­рой он себя отно­сит. Само­иден­ти­фи­ка­ция опо­сре­до­ва­на соци­аль­ны­ми зна­ка­ми (в основ­ном визу­аль­ны­ми), по кото­рым люди вос­при­ни­ма­ют инди­ви­да и соот­но­сят его со сво­ей струк­ту­рой окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти. Выбор соци­аль­ных зна­ков про­ис­хо­дит на осно­ва­нии жела­ния стать частью той или иной груп­пы с при­су­щи­ми ей пат­тер­на­ми и прак­ти­ка­ми пове­де­ния.

Рас­смот­рев струк­ту­ру отно­ше­ний меж­ду «муж­ским» и «жен­ским» на при­ме­ре реклам­ных объ­яв­ле­ний 1970‑х годов, Гоф­ман при­шел к выво­ду, что изоб­ра­же­ния содер­жат тон­кие под­сказ­ки о ген­дер­ных ролях и могут высту­пать аген­та­ми соци­а­ли­за­ции на несколь­ких уров­нях [8]. По его мне­нию, пове­де­ние людей детер­ми­ни­ро­ва­но куль­тур­ны­ми тра­ди­ци­я­ми и отоб­ра­жа­ет скры­тые дефи­ни­ции пола, при­об­ре­тен­ные в тече­ние жиз­ни. При этом важ­ный аспект заклю­ча­ет­ся в том, что в соот­вет­ствии с суще­ству­ю­щи­ми дефи­ни­ци­я­ми, инди­ви­ды пред­став­ля­ют себя дру­ги­ми в повсе­днев­ной жиз­ни.

В целом, в фоку­се обо­их иссле­до­ва­те­лей нахо­дят­ся нор­мы, цен­но­сти, сте­рео­ти­пы, кото­рые транс­ли­ру­ют­ся или фор­ми­ру­ют­ся бла­го­да­ря визу­аль­ным зна­кам. Одна­ко если Бур­дьё под­хо­дит к дан­но­му вопро­су со сто­ро­ны повсе­днев­ных прак­тик, то Гоф­ман берет­ся за ана­лиз мас­со­вой куль­ту­ры и ее вли­я­ния на про­цес­сы, про­ис­хо­дя­щие в обще­стве. При этом нали­цо и раз­ни­ца мето­до­ло­ги­че­ских под­хо­дов: если Бур­дьё про­по­ве­ду­ет тре­пет­ное отно­ше­ние к каж­дой отдель­но взя­той фото­гра­фии, под­чер­ки­вая ее уни­каль­ность, то Гоф­ман пред­ла­га­ет ана­ли­зи­ро­вать ее с пози­ций кон­тент-ана­ли­за, выде­лив основ­ные зна­чи­мые семи­о­ти­че­ские эле­мен­ты и посчи­тав их повто­ря­е­мость.

Поэто­му «белы­ми пят­на­ми» визу­аль­ной социо­ло­гии дол­гое вре­мя оста­ва­лось то, каким обра­зом созда­ют­ся повсе­днев­ные фото­гра­фии, как на них отоб­ра­жа­ют­ся люди, что они стре­мят­ся пока­зать, какие сте­рео­ти­пы на них они вос­про­из­во­дят, и т.д. Мы пред­при­мем попыт­ку ком­плекс­но­го рас­смот­ре­ния визу­аль­ных обра­зов поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей с целью отве­та на мно­гие постав­лен­ные выше вопро­сы, мето­до­ло­ги­че­ски рас­смот­рев струк­ту­ру повсе­днев­ной фото­гра­фии с пози­ций коли­че­ствен­но-каче­ствен­но­го ана­ли­за.

Соот­вет­ствен­но, если гово­рить о цели наше­го социо­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния, то она заклю­ча­ет­ся в изу­че­нии повсе­днев­ной фото­гра­фии на стра­ни­цах соци­аль­ных сетей как сред­ства невер­баль­ной ком­му­ни­ка­ции в вир­ту­аль­ном соци­у­ме, кото­рое струк­ту­ри­ру­ет обще­ние инди­ви­да.

Основ­ны­ми иссле­до­ва­тель­ски­ми зада­ча­ми высту­пи­ли выде­ле­ние осо­бен­но­стей постро­е­ния визу­аль­ных обра­зов в вир­ту­аль­ном соци­у­ме и вза­и­мо­свя­зей с инфор­ма­ци­ей в про­фи­ле, срав­ни­тель­ный ана­лиз муж­ских и жен­ских изоб­ра­же­ний, а так­же рас­смот­ре­ние вли­я­ния суще­ству­ю­щих в обще­стве сте­рео­ти­пов и пат­тер­нов пове­де­ния на кон­стру­и­ро­ва­ние и выбор фото­гра­фии для пре­зен­та­ции себя в соци­аль­ной сети.

Мето­ды. На осно­ве ана­ли­за лите­ра­ту­ры по подоб­ной тема­ти­ке нами были выяв­ле­ны несколь­ко клю­че­вых кате­го­рий ана­ли­за, к кото­рым были отне­се­ны соци­аль­ная дистан­ция, поло­же­ние голо­вы и взгля­да, эмо­ци­о­наль­ный фон [5, 7, 8, 10, 11, 12]. Допол­ни­тель­ны­ми пере­мен­ны­ми высту­пи­ли пол, коли­че­ство дру­зей, аудио и видео­за­пи­сей, фото­гра­фий в аль­бо­мах, ком­мен­та­ри­ев на стра­ни­це и сете­вая актив­ность поль­зо­ва­те­лей.

Затем был про­из­ве­ден каче­ствен­но-коли­че­ствен­ный под­счет повто­ря­е­мых зна­че­ний. По наше­му мне­нию, подоб­ный под­ход цели­ком и пол­но­стью оправ­дал свои пре­иму­ще­ства.

Во-пер­вых, он поз­во­лил осу­ще­ствить рабо­ту с боль­ши­ми мас­си­ва­ми фото­гра­фи­че­ских доку­мен­тов. Дело в том, что каче­ствен­но-коли­че­ствен­ный ана­лиз фото­гра­фий в эпо­ху раз­ви­тия Интер­не­та и соци­аль­ных сетей, когда сама фото­гра­фия пере­ста­ет быть еди­нич­ным фено­ме­ном и ста­но­вит­ся частью повсе­днев­но­го ком­му­ни­ка­тив­но­го дис­кур­са, поз­во­ля­ет выяв­лять суще­ству­ю­щие зако­но­мер­но­сти и рас­про­стра­нять их на всю гене­раль­ную сово­куп­ность.

Дан­ные ВЦИОМ сви­де­тель­ству­ют, что поль­зу­ют­ся Интер­не­том более поло­ви­ны рос­си­ян (55%), из них боль­шин­ство (82%) заре­ги­стри­ро­ва­ны в соци­аль­ных сетях (2011, n=1600, ста­ти­сти­че­ская погреш­ность не пре­вы­ша­ет 3,4%).

Во-вто­рых, каче­ствен­но-коли­че­ствен­ный ана­лиз изу­ча­ет струк­ту­ру визу­аль­ных обра­зов на их пер­вич­ном уровне – инфор­ма­тив­ном. Это спо­соб­ству­ет объ­ек­ти­ви­за­ции полу­чен­ных резуль­та­тов: инди­ка­то­ры ана­ли­за пред­став­ля­ют собой лишен­ные насло­е­ний смыс­ла кон­струк­ты, кото­рые в даль­ней­шем под­вер­га­ют­ся интер­пре­та­ции и инте­гра­ции в соци­аль­ный кон­текст (при усло­вии, что он будет равен для всех).

В‑третьих, каче­ствен­но-коли­че­ствен­ный ана­лиз визу­аль­ных обра­зов направ­лен на изу­че­ние одно­род­ных по сво­е­му про­ис­хож­де­нию еди­ниц ана­ли­за. Поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ных сетей име­ют ряд общих осо­бен­но­стей, неод­но­род­ные груп­пы поль­зо­ва­те­лей могут быть сосре­до­то­че­ны в раз­лич­ных соци­аль­ных сетях. Отдель­но взя­тые сооб­ще­ства в сети Интер­нет, по наше­му мне­нию, соот­вет­ству­ют прин­ци­пам одно­род­но­сти и предо­став­ля­ют иссле­до­ва­те­лям боль­шое коли­че­ство эмпи­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла. Они обла­да­ют еди­ным соци­аль­ным кон­тек­стом, поэто­му резуль­та­ты иссле­до­ва­ний экс­тра­по­ли­ру­ют­ся на всю груп­пу.

Иссле­до­ва­те­ли ВЦИОМ отме­ча­ют, что в рус­ско­языч­ной сре­де сети Интер­нет име­ет место тен­ден­ция к лока­ли­за­ции, при этом основ­ная мас­са поль­зо­ва­те­лей кон­цен­три­ру­ет­ся внут­ри соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» – ее посе­ща­ет треть поль­зо­ва­те­лей; на вто­ром месте в рей­тин­ге – «Одно­класс­ни­ки», ее посе­ща­ет каж­дый пятый. Боль­шин­ство поль­зо­ва­те­лей не отда­ют свои пред­по­чте­ния какой-то одной сети, а реги­стри­ру­ют­ся сра­зу в несколь­ких. Так отве­ти­ли боль­ше поло­ви­ны респон­ден­тов. Неко­то­рые из них заре­ги­стри­ро­ва­ны в четы­рёх, пяти и даже две­на­дца­ти соци­аль­ных сетях (2010, n=1600, ста­ти­сти­че­ская погреш­ность не пре­вы­ша­ет 3,4%).

Базой для про­ве­де­ния социо­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за визу­аль­ных обра­зов мы избра­ли соци­аль­ную сеть «ВКон­так­те» (хотя, по наше­му мне­нию, полу­чен­ные выво­ды спра­вед­ли­вы для всех соци­аль­ных сетей).

Непо­сред­ствен­но сбор эмпи­ри­че­ской базы для иссле­до­ва­ния про­ис­хо­дил в три эта­па.

На пер­вом эта­пе было ото­бра­но 50 стра­ниц, пред­став­ля­ю­щих поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «ВКон­так­те», одно­го из самых посе­ща­е­мых ресур­сов в рос­сий­ском сег­мен­те Интер­не­та. Ресурс пози­ци­о­ни­ру­ет­ся как совре­мен­ный, быст­рый и эсте­тич­ный спо­соб обще­ния в сети, еже­днев­ная ауди­то­рия пре­вы­ша­ет 35 млн чело­век.

Сбор дан­ных осу­ществ­лял­ся в декаб­ре 2011 г, в резуль­та­те иссле­до­ва­ния были полу­че­ны све­де­ния о том, как про­ис­хо­дит кон­стру­и­ро­ва­ние обра­за инди­ви­да в вир­ту­аль­ном соци­у­ме.

На вто­ром эта­пе было про­ве­де­но повтор­ное (панель­ное) иссле­до­ва­ние, в рам­ках кото­ро­го изу­ча­лась транс­фор­ма­ция обра­зов поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети. Дан­ные были собра­ны в фев­ра­ле 2012 г., резуль­та­том про­де­лан­ной рабо­ты стал вывод о том, что поль­зо­ва­те­ли пери­о­ди­че­ски меня­ют дан­ные о себе (фото­гра­фии), одна­ко боль­шая часть (75%) пред­по­чи­та­ют оста­вить все как есть. Это поз­во­ля­ет утвер­ждать, что инфор­ма­ция в про­фи­лях поль­зо­ва­те­лей доста­точ­но устой­чи­ва с тече­ни­ем вре­ме­ни.

На тре­тьем эта­пе был про­ве­ден ком­плекс­ный ана­лиз 384 стра­ниц поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети. Иссле­до­ва­ние было про­ве­де­но в мар­те 2012 г. с исполь­зо­ва­ни­ем систе­ма­ти­че­ской веро­ят­ност­ной выбор­ки, осу­ществ­лен­ной по ID поль­зо­ва­те­лей.

Соот­но­ше­ние муж­чин и жен­щин в выбор­ке пред­став­ле­но как 42% к 37%, соот­вет­ствен­но, осталь­ные поль­зо­ва­те­ли по полу не были иден­ти­фи­ци­ро­ва­ны.

Фото­гра­фия на глав­ной стра­ни­це про­фи­ля нали­че­ству­ет у тре­ти поль­зо­ва­те­лей (33%); сред­нее коли­че­ство дру­зей — 32; фото­гра­фий в аль­бо­мах – 16,9; ком­мен­та­ри­ев на стра­ни­це (вклю­чая авто­ма­ти­че­ские рас­сыл­ки) – 41; чет­верть поль­зо­ва­те­лей (25%) про­яв­ля­ли актив­ность в сети в послед­ние два меся­ца (фев­раль, март).

Результаты исследования

Кон­стру­и­ро­ва­ние визу­аль­ных обра­зов в вир­ту­аль­ном соци­у­ме про­ис­хо­дит по раз­лич­ным осно­ва­ни­ям. Как пока­зы­ва­ет иссле­до­ва­ние, поль­зо­ва­те­ли, про­яв­ля­ю­щие актив­ность в соци­аль­ных сетях, пред­по­чи­та­ют исполь­зо­вать соб­ствен­ную фото­гра­фию; менее актив­ные стре­мят­ся либо скры­вать­ся за «лица­ми-мас­ка­ми», либо остав­лять дан­ную пози­цию пустой (p=0,01; r=0,475).

Суще­ству­ет зави­си­мость меж­ду типом изоб­ра­же­ния на глав­ной стра­ни­це про­фи­ля и коли­че­ством дру­зей: если исполь­зу­ет­ся соб­ствен­ное изоб­ра­же­ние, то у чело­ве­ка есть дру­зья в вир­ту­аль­ном сооб­ще­стве; если изоб­ра­же­ние отсут­ству­ет, то коли­че­ство дру­зей стре­мит­ся к нулю (p=0,01; r=-0,396). Ана­ло­гич­ная ситу­а­ция наблю­да­ет­ся со свя­зью типа изоб­ра­же­ния с коли­че­ством загру­жен­ных ауди­о­за­пи­сей (p=0,01; r=-0,272), видео­за­пи­сей (p=0,01; r=-0,241), фото­гра­фий (p=0,01; r=-0,181) и сооб­ще­ний на стене (p=0,01; r=-0,225).

Рас­пре­де­ле­ние поль­зо­ва­те­лей по типу изоб­ра­же­ния на глав­ной стра­ни­це про­фи­ля пред­став­ле­но в Таб­ли­це 1.

Таб­ли­ца 1. Рас­пре­де­ле­ние поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» по типу изоб­ра­же­ния на глав­ной стра­ни­це про­фи­ля, n=384

Тип изоб­ра­же­ния Коли­че­ство поль­зо­ва­те­лей (чел.) От всей выбор­ки (%)
Соб­ствен­ное 125 33
Антро­по­морф­ное 27 7
Зооморф­ное 12 3
Тех­но­морф­ное 5 1
Муль­ти­пли­ка­ци­он­ное 5 1
Дру­гое 11 3
Отсут­ству­ет 199 52

Собран­ный мате­ри­ал гово­рит о доста­точ­но высо­кой сте­пе­ни скрыт­но­сти поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети: лишь треть (33%) пред­по­чи­та­ют исполь­зо­вать соб­ствен­ные изоб­ра­же­ния. При этом более поло­ви­ны (52%) не исполь­зу­ют фото­гра­фии в сво­ем про­фи­ле, а остав­ши­е­ся (15%) пря­чут­ся за «лица­ми-мас­ка­ми».

При­чи­ны, по кото­рым люди не поме­ща­ют на глав­ную стра­ни­цу про­фи­ля фото­гра­фии, где при­сут­ству­ет соб­ствен­ное изоб­ра­же­ние, раз­лич­ны. Для их выяв­ле­ния нами был пред­при­нят каче­ствен­ный ана­лиз попу­ляр­ных в Интер­не­те дис­кус­си­он­ных пло­ща­док, где поль­зо­ва­те­ли само­сто­я­тель­но обсуж­да­ли дан­ный вопрос. Основ­ные при­чи­ны, кото­рые были назва­ны, мы раз­би­ли на несколь­ко групп:

  1. При­чи­ны, свя­зан­ные с внеш­ним видом. Ука­зы­ва­лось на стес­не­ние и заком­плек­со­ван­ность таких людей, мно­гие поль­зо­ва­те­ли назы­ва­ли «некра­си­вую внеш­ность».
  2. При­чи­ны, свя­зан­ные с внут­рен­ни­ми моти­ва­ми. Отме­ча­ет­ся вли­я­ние внут­рен­ней фило­со­фии на ком­му­ни­ка­тив­ное пове­де­ние, жела­ние пока­зать свой внут­рен­ний мир, эмо­ции, чув­ства, а не внеш­ний облик.
  3. При­чи­ны, свя­зан­ные с избе­га­ни­ем иден­ти­фи­ка­ции с реаль­ным чело­ве­ком. По мне­нию дис­ку­ти­ру­ю­щих, такие люди боять­ся быть ули­чен­ны­ми мужем или женой (дру­гом или подру­гой) в завя­зы­ва­нии отно­ше­ний с лица­ми про­ти­во­по­лож­но­го пола или про­сто стре­мят­ся быть неузнан­ны­ми.
  4. При­чи­ны, свя­зан­ные с кон­стру­и­ро­ва­ни­ем сете­вой иден­тич­но­сти. Дис­ку­ти­ру­ю­щие ссы­ла­лись на то, что чело­век в сети стре­мит­ся создать свой непо­вто­ри­мый образ, кото­рый невоз­мож­но вопло­тить в реаль­ной жиз­ни.
  5. При­чи­ны, свя­зан­ные с отсут­ствие вре­ме­ни и жела­ния. Такие люди не жела­ют тра­тить соб­ствен­ные ресур­сы на кон­стру­и­ро­ва­ние вир­ту­аль­но­го внеш­не­го обли­ка, им важен функ­ци­о­нал предо­став­ля­е­мых сер­ви­сов (отправ­ка сооб­ще­ний, про­слу­ши­ва­ние музы­ки, про­смотр филь­мов и т.д.).
  6. При­чи­ны, свя­зан­ные с отсут­стви­ем тех­но­ло­ги­че­ских воз­мож­но­стей и навы­ков. Отме­ча­ет­ся, что неко­то­рая часть людей не в состо­я­нии эле­мен­тар­но поста­вить фото­гра­фию на глав­ную стра­ни­цу сво­е­го про­фи­ля. Ука­зы­ва­ет­ся на то, что мно­гие не могут обра­бо­тать фото­гра­фию для полу­че­ния жела­е­мо­го резуль­та­та.

Поми­мо выше­озна­чен­ных при­чин, быту­ет мне­ние, что нали­чие опре­де­лен­ных типов фото­гра­фии на глав­ной стра­ни­це про­фи­ля свя­за­но с пере­па­да­ми настро­е­ния поль­зо­ва­те­ля. Вре­мен­ное отсут­ствие может озна­чать, что у обла­да­те­ля про­фи­ля суще­ству­ют опре­де­лен­ные про­бле­мы лич­но­го харак­те­ра.

Более подроб­но оста­но­вим­ся на рас­смот­ре­нии исполь­зо­ва­ния соб­ствен­ных изоб­ра­же­ний в кон­стру­и­ро­ва­нии визу­аль­ных обра­зов. В боль­шин­стве слу­ча­ев (80%) на фото­гра­фи­ях изоб­ра­жен один чело­век; в то же вре­мя пятая часть поль­зо­ва­те­лей (20%) пред­по­чи­та­ет фото­гра­фи­ро­вать­ся с дру­ги­ми людь­ми (род­ствен­ни­ка­ми, дру­зья­ми, детьми и т.д.). При этом в окру­же­нии дру­гих людей несколь­ко чаще изоб­ра­жа­ют­ся муж­чи­ны, чем жен­щи­ны (60% про­тив 40% соот­вет­ствен­но).

Зна­чи­мым эле­мен­том в кон­стру­и­ро­ва­нии визу­аль­но­го обра­за высту­па­ет улыб­ка, явля­ю­ща­я­ся меха­низ­мом демон­стра­ции удо­воль­ствия, при­вет­ствия, доб­ро­же­ла­тель­но­сти или иро­нии. Ее нали­чие рас­по­ла­га­ет к даль­ней­шим ком­му­ни­ка­тив­ным дей­стви­ям.

В боль­шин­стве слу­ча­ев (59%) поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» склон­ны к про­яв­ле­нию улыб­ки, что сви­де­тель­ству­ет об их готов­но­сти к ком­му­ни­ка­ции. Лишь пятая часть (19%) не исполь­зу­ет ее при постро­е­нии сво­е­го визу­аль­но­го обра­за, у осталь­ных иден­ти­фи­ци­ро­вать нали­чие или отсут­ствие улыб­ки не уда­лось (табл. 2).

Таб­ли­ца 2. Рас­пре­де­ле­ние поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» по уров­ню эмо­ци­о­наль­но­го фона (наличию/отсутствию улыб­ки), n=125

Улыб­ка Коли­че­ство поль­зо­ва­те­лей (чел.) От всей выбор­ки (%)
Улыб­ка при­сут­ству­ет 74 59
Улыб­ка отсут­ству­ет 24 19
Не опре­де­ле­но 27 22

Неко­то­рые иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют, что рос­сий­ско­му ком­му­ни­ка­тив­но­му пове­де­нию при­су­ща быто­вая неулыб­чи­вость, высту­па­ю­щая как «одна из наи­бо­лее ярких и наци­о­наль­но- спе­ци­фи­че­ских черт рус­ско­го обще­ния» [4, с. 53].

В вир­ту­аль­ном соци­у­ме улыб­ка высту­па­ет в каче­стве настроя инди­ви­да на ком­му­ни­ка­цию, мож­но пред­по­ло­жить, что ее исполь­зо­ва­ние про­дик­то­ва­но свое­об­раз­ны­ми «рыноч­ны­ми отно­ше­ни­я­ми» внут­ри соци­аль­ных сетей, кото­рые выра­жа­ют­ся в при­об­ре­те­нии соци­аль­ных свя­зей; в то же вре­мя обще­ние посред­ством соци­аль­ных сетей явля­ет­ся соци­аль­ным фено­ме­ном, кото­рый посте­пен­но про­ни­ка­ет в струк­ту­ры повсе­днев­но­сти.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют, что жен­щи­ны чаще склон­ны улы­бать­ся, муж­чи­ны чаще сдер­жи­ва­ют свои эмо­ции (табл. 3). Это сви­де­тель­ству­ет о том, что дан­ные зна­ко­вые струк­ту­ры раз­гра­ни­чи­ва­ют при­ня­тые в обще­стве соци­аль­ные роли: жен­щи­на с ран­не­го воз­рас­та долж­на забо­тить­ся об окру­жа­ю­щих, про­яв­лять свое дру­же­люб­ное отно­ше­ние; муж­чи­на не дол­жен допус­кать сла­бо­сти в про­яв­ле­нии эмо­ций и высту­пать в каче­стве вои­на и защит­ни­ка.

Соблю­де­ние соци­аль­ных ролей ука­зы­ва­ет на суще­ству­ю­щие в соци­у­ме сте­рео­ти­пы, сопут­ству­ю­щие жен­ско­му и муж­ско­му обра­зам, фор­ми­ру­ю­щи­е­ся в том чис­ле под воз­дей­стви­ем средств мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции.

В то же вре­мя, по срав­не­нию с иссле­до­ва­ни­я­ми реклам­ных объ­яв­ле­ний, коли­че­ство муж­чин, улы­ба­ю­щих­ся на фото­гра­фи­ях, несколь­ко выше.

Таб­ли­ца 3. Рас­пре­де­ле­ние поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» по уров­ню эмо­ци­о­наль­но­го фона (наличию/отсутствию улыб­ки) в зави­си­мо­сти от пола (% по стро­ке), n=125

Улыб­ка Пол муж­ской                     Пол жен­ский
   
Улыб­ка при­сут­ству­ет 39 61
Улыб­ка отсут­ству­ет 71 29
Не опре­де­ле­но 63 37

Точ­ки демар­ка­ции, суще­ству­ю­щие в реаль­ной жиз­ни и раз­гра­ни­чи­ва­ю­щие соци­аль­ную дистан­цию, наблю­да­ют­ся и в          вир­ту­аль­ном про­стран­стве [7, с. 209]. 

В запад­ной пси­хо­ло­ги­че­ской и социо­ло­ги­че­ской нау­ке при­ня­та сле­ду­ю­щая клас­си­фи­ка­ция про­стран­ствен­ных тер­ри­то­рий (уро­вень уда­ле­ния от зри­те­ля): интим­ная (от 15 до 46 см), лич­ная (от 46 до 150 см), соци­аль­ная (от 120 до 360 см), обще­ствен­ная (более 360 см) [3, 9].

На осно­ве тако­го деле­ния для визу­аль­но­го ана­ли­за обра­зов поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» мы зада­ли сле­ду­ю­щие кри­те­рии для опре­де­ле­ния зональ­ных про­странств: интим­ная зона вклю­ча­ет фото­гра­фии, где круп­ным пла­ном сня­то лицо (1); в лич­ную вхо­дят сним­ки, где при­сут­ству­ет лицо и пле­чи (2); в соци­аль­ную – чело­век до поя­са или в пол­ный рост (3); в обще­ствен­ную – где изоб­ра­жа­е­мый мак­си­маль­но уда­лен от зри­те­ля (4).

Зна­чи­тель­ных отли­чий меж­ду жен­ски­ми и муж­ски­ми обра­за­ми выяв­ле­но не было. Иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что намно­го чаще дру­гих (в 65% слу­ча­ев) исполь­зу­ет­ся соци­аль­ная зона, более чем в два раза реже (24%) – лич­ная. Пуб­лич­ная и интим­ная зоны прак­ти­че­ски не исполь­зу­ют­ся поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» (табл. 4).

Рас­пре­де­ле­ние по про­стран­ствен­ным зонам ука­зы­ва­ет, что боль­шин­ство поль­зо­ва­те­лей под­со­зна­тель­но пред­по­чи­та­ют дер­жать­ся на опре­де­лен­ном рас­сто­я­нии от посто­рон­не­го зри­те­ля. При­ня­то счи­тать, что на ана­ло­гич­ном рас­сто­я­нии люди дер­жат­ся от незна­ко­мых людей: сан­тех­ни­ков и плот­ни­ков, ремон­ти­ру­ю­щих дома, поч­та­льо­нов, про­дав­цов, новых сотруд­ни­ков — сло­вом, от всех, кого зна­ют недо­ста­точ­но хоро­шо.

Лич­ная зона, кото­рую выби­ра­ет при кон­стру­и­ро­ва­нии визу­аль­ных обра­зов пятая часть поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «ВКон­так­те», исполь­зу­ет­ся, как пра­ви­ло, во вре­мя обще­ния или на рабо­те. Под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что у таких людей выше уро­вень при­ня­тия незна­ком­цев.

Таб­ли­ца 4. Исполь­зо­ва­ние про­стран­ствен­ных зон поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ной сети «ВКон­так­те», n=125

Про­стран­ство Коли­че­ство поль­зо­ва­те­лей (чел.) От всей выбор­ки (%)
Интим­ное 2 2
Лич­ное 30 24
Соци­аль­ное 81 65
Пуб­лич­ное 10 8
Не опре­де­ле­но22

Пуб­лич­ное про­стран­ство при­ме­ня­ет­ся в том слу­чае, когда необ­хо­ди­мо мак­си­маль­но отго­ро­дить себя от дру­гих людей. В соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» дан­ная зона исполь­зу­ет­ся неча­сто, гораз­до эффек­тив­ней для непри­я­тия соци­аль­ных отно­ше­ний поль­зо­вать­ся «лица­ми- мас­ка­ми» или вовсе не исполь­зо­вать визу­аль­ный образ.

Интим­ная зона исполь­зу­ет­ся реже дру­гих, так как она име­ет сакраль­ный смысл, посколь­ку вос­при­ни­ма­ет­ся чело­ве­ком как лич­ная соб­ствен­ность. Втор­гать­ся в эту зону могут толь­ко самые близ­кие супру­ги, роди­те­ли, любов­ни­ки, дети, близ­кие дру­зья, род­ствен­ни­ки, домаш­ние живот­ные.

В соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» она выра­жа­ет направ­лен­ность инди­ви­да на обще­ние с дру­ги­ми людь­ми, сиг­на­ли­зи­ру­ет о том, что инди­вид спо­со­бен уста­но­вить кон­такт с незна­ко­мым чело­ве­ком.

Рас­пре­де­ле­ние по полу пока­зы­ва­ет, что зна­чи­тель­ных ген­дер­ных отли­чий в исполь­зо­ва­нии про­стран­ствен­ных зон в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» прак­ти­че­ски не наблю­да­ет­ся (табл. 5).

Таб­ли­ца 5. Рас­пре­де­ле­ние поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» по исполь­зо­ва­нию про­стран­ствен­ных зон в зави­си­мо­сти от пола (% по стро­ке), n=125

Про­стран­ство Пол муж­ской                                  Пол жен­ский
   
Интим­ное 100 0
Лич­ное 40 60
Соци­аль­ное 52 48
Пуб­лич­ное 60 40
Не опре­де­ле­но 50 50

Взгляд изоб­ра­жа­е­мо­го или его жест тре­бу­ют от зри­те­ля вступ­ле­ния с ним в соци­аль­ные отно­ше­ния: дру­же­ствен­ное выра­же­ние под­ра­зу­ме­ва­ет бли­зость меж­ду зри­те­лем и изоб­ра­жа­е­мым; выра­же­ние «холод­но­го пре­зре­ния» заста­вит зри­те­ля поду­мать о сво­ем под­чи­нен­ном поло­же­нии; соблаз­ни­тель­ное выра­же­ние вызо­вет у зри­те­ля жела­ние [10, p. 122].

Вме­сте с тем взгляд и поло­же­ние голо­вы инди­ви­да опре­де­ля­ют поло­же­ние поль­зо­ва­те­ля в соци­аль­ной груп­пе, что струк­ту­ри­ру­ет отно­ше­ния меж­ду поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ной сети. Как пока­за­ли иссле­до­ва­ния, более чем в поло­вине слу­ча­ев взгляд и поло­же­ние голо­вы ука­зы­ва­ют на рав­ный соци­аль­ный ста­тус (54% и 64% соот­вет­ствен­но) (табл. 6).

При этом наблю­да­ет­ся зна­чи­мая вза­и­мо­связь меж­ду взгля­дом и поло­же­ни­ем голо­вы поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «ВКон­так­те», т.е. с высо­кой долей веро­ят­но­сти мож­но утвер­ждать, что на фото­гра­фи­ях поло­же­ние голо­вы соот­вет­ству­ет взгля­ду (p=0,001, r=0,650).

Зна­чи­мых отли­чий по полу в поло­же­нии взгля­да и голо­вы поль­зо­ва­те­лей сети обна­ру­же­но не было, что сви­де­тель­ству­ет о том, что в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» отсут­ству­ют доми­ни­ру­ю­щие и под­чи­нен­ные соци­аль­ные роли, харак­те­ри­зу­ю­щие отно­ше­ния меж­ду муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми в реклам­ных объ­яв­ле­ни­ях.

В иссле­до­ва­ни­ях И. Гоф­ма­на ука­зы­ва­лось, что жен­щи­ны, как пра­ви­ло, при­об­ре­та­ют в рекла­ме роли под­чи­нен­ных, что выра­жа­лось в позе, взгля­де и поло­же­нии голо­вы, а так­же дру­гих атри­бу­тах; муж­чи­ны, напро­тив, всем сво­им видом пока­зы­ва­ли свое доми­ни­ру­ю­щее поло­же­ние [8].

Таб­ли­ца 6. Рас­пре­де­ле­ние поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» по поло­же­нию взгля­да и голо­вы (%), n=125

Направ­ле­ние Поло­же­ние взгля­да Поло­же­ние голо­вы
Вверх 10 9
Пря­мо 54 64
Вниз 7 7
Не опре­де­ле­но 29 20

В целом, типич­но жен­ских или типич­но муж­ских визу­аль­ных обра­зов выяв­ле­но не было, лишь один из рас­смат­ри­ва­е­мых при­зна­ков (эмо­ци­о­наль­ная откры­тость) в боль­шей сте­пе­ни соот­вет­ство­вал жен­щи­нам, чем муж­чи­нам. В то же вре­мя, муж­чи­ны несколь­ко чаще жен­щин отоб­ра­жа­лись на фото­гра­фи­ях в обще­стве дру­гих людей.

В  боль­шин­стве  слу­ча­ев  поль­зо­ва­те­ли  соци­аль­ных  сетей  явля­ют собой   скры­тый  тип лич­но­сти, кото­рый невоз­мож­но иден­ти­фи­ци­ро­вать. Для тако­го типа харак­тер­но исполь­зо­ва­ние изоб­ра­же­ний-масок, частич­ное или пол­ное отсут­ствие инфор­ма­ции в про­фи­ле, неболь­шое коли­че­ство соци­аль­ных свя­зей (как пра­ви­ло, от 0 до 10), отсут­ствие в про­фи­ле фото­аль­бо­мов, аудио- и видео­за­пи­сей, сооб­ще­ний на стене.

Вто­рым по попу­ляр­но­сти типом лич­но­сти в соци­аль­ных сетях высту­па­ет соци­аль­но-дез­ори­ен­ти­ро­ван­ный тип, кото­рый для вери­фи­ка­ции сво­ей иден­тич­но­сти исполь­зу­ет соб­ствен­ное фото­гра­фи­че­ское изоб­ра­же­ние. Для тако­го типа лич­но­сти харак­тер­но исполь­зо­ва­ние сред­ней дистан­ции от собе­сед­ни­ка (соци­аль­ная или пуб­лич­ная зоны), что под­ра­зу­ме­ва­ет нали­чие поверх­ност­ных отно­ше­ний, так как такая дистан­ция уста­нав­ли­ва­ет­ся для мало­зна­ко­мых людей, кол­лег и т.д. Часть поль­зо­ва­те­лей стре­мит­ся сохра­нить серьез­ное выра­же­ние лица, дру­гие – исполь­зо­вать улыб­ку как демон­стра­цию веж­ли­во­сти, но не более. Пре­иму­ще­ствен­но демон­стри­ру­ет­ся рав­ное соци­аль­ное поло­же­ние, при этом высо­ка актив­ность таких поль­зо­ва­те­лей в соци­аль­ных сетях. Про­филь поль­зо­ва­те­лей запол­нен частич­но, что созда­ет пре­пят­ствия для ком­му­ни­ка­ции со сто­ро­ны незна­ко­мых поль­зо­ва­те­лей.

Часть поль­зо­ва­те­лей стре­мит­ся сохра­нить серьез­ное выра­же­ние лица, дру­гие – исполь­зо­вать улыб­ку как демон­стра­цию веж­ли­во­сти, но не более. Пре­иму­ще­ствен­но демон­стри­ру­ет­ся рав­ное соци­аль­ное поло­же­ние, при этом высо­ка актив­ность таких поль­зо­ва­те­лей в соци­аль­ных сетях. Про­филь поль­зо­ва­те­лей запол­нен частич­но, что созда­ет пре­пят­ствия для ком­му­ни­ка­ции со сто­ро­ны незна­ко­мых поль­зо­ва­те­лей.

Тре­тьим по попу­ляр­но­сти типом лич­но­сти в соци­аль­ных сетях явля­ет­ся соци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный тип, кото­рый актив­но  исполь­зу­ет для вери­фи­ка­ции сво­ей лич­но­сти фото­гра­фи­че­ское изоб­ра­же­ние и дан­ные про­фи­ля. Поми­мо это­го, он часто при­бе­га­ет к пуб­лич­ным кана­лам пере­да­чи сооб­ще­ний, исполь­зу­ет про­филь для пуб­ли­ка­ции фото­гра­фий в фото­аль­бо­мах, про­слу­ши­ва­ния ауди­о­за­пи­сей, про­иг­ры­ва­ния видео и т.д.

Харак­тер­но стрем­ле­ние мак­си­маль­но при­бли­зить­ся к зри­те­лю посред­ством исполь­зо­ва­ния в кон­стру­и­ро­ва­нии визу­аль­но­го обра­за интим­ных и лич­ных про­стран­ствен­ных зон, при­су­щих близ­ким свя­зям. Откры­тость поль­зо­ва­те­лей демон­стри­ру­ет­ся эмо­ци­о­наль­ным фоном: как пра­ви­ло, поль­зо­ва­те­ли дан­но­го типа исполь­зу­ют улыб­ку. Пре­иму­ще­ствен­но демон­стри­ру­ет­ся рав­ное соци­аль­ное поло­же­ние.

Важ­ным резуль­та­том про­де­лан­ной рабо­ты высту­па­ет выяв­ле­ние вза­и­мо­за­ви­си­мо­стей меж­ду посе­ще­ни­ем про­фи­ля, коли­че­ством дру­зей, аудио- и видео­за­пи­сей, фото­гра­фий в аль­бо­мах, сооб­ще­ний на стене и исполь­зо­ва­ни­ем на глав­ной стра­ни­це про­фи­ля раз­лич­ных фото­гра­фий.

В ходе иссле­до­ва­ния было выяв­ле­но, что в тех слу­ча­ях, когда чело­век исполь­зу­ет соб­ствен­ную фото­гра­фию, он про­яв­ля­ет актив­ность в соци­аль­ной сети. Т.е. уве­ли­чи­ва­ет­ся веро­ят­ность того, что он явля­ет­ся реаль­ным чело­ве­ком. Напро­тив, если чело­век исполь­зу­ет несоб­ствен­ные фото­гра­фии или не исполь­зу­ет фото­гра­фии совсем – его актив­ность явля­ет­ся низ­кой.

Про­ве­ден­ные иссле­до­ва­ния сви­де­тель­ству­ют, что реаль­ные меха­низ­мы постро­е­ния визу­аль­ных обра­зов отлич­ны от суще­ству­ю­щих меха­низ­мов в реклам­ной дея­тель­но­сти.

Если в иссле­до­ва­ни­ях реклам­ных изоб­ра­же­ний были выяв­ле­ны эле­мен­ты, струк­ту­ри­ру­ю­щие отно­ше­ния меж­ду муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми (кото­рые выра­жа­ют­ся в жен­ском под­чи­не­нии и муж­ском доми­ни­ро­ва­нии; жен­ской улыб­чи­во­сти и муж­ской суро­во­сти; исполь­зо­ва­нии жен­щи­на­ми интим­но­го и лич­но­го про­стран­ства, а муж­чи­на­ми – соци­аль­но­го и пуб­лич­но­го), то иссле­до­ва­ния поль­зо­ва­те­лей сети «ВКон­так­те» подоб­ных жест­ких струк­тур не выяви­ли.

По наше­му мне­нию, визу­аль­ные обра­зы поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей в боль­шей сте­пе­ни отоб­ра­жа­ют реаль­ные соци­аль­ные отно­ше­ния, суще­ству­ю­щие в повсе­днев­ном ком­му­ни­ка­тив­ном дис­кур­се.

Итак, повсе­днев­ные фото­гра­фии поль­зо­ва­те­лей в соци­аль­ных сетях явля­ют собой, в первую оче­редь, инди­ка­тор актив­но­сти инди­ви­да в вир­ту­аль­ном соци­у­ме. Иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что люди, актив­но исполь­зу­ю­щие ресур­сы соци­аль­ной сети и име­ю­щие боль­шое коли­че­ство соци­аль­ных свя­зей, как пра­ви­ло, исполь­зу­ют соб­ствен­ное изоб­ра­же­ние при кон­стру­и­ро­ва­нии сво­ей стра­ни­цы.

В кон­тек­сте зна­ко­вой систе­мы такие фото­гра­фии име­ют две важ­ные осо­бен­но­сти: во- пер­вых, они явля­ют­ся сер­ти­фи­ка­том при­сут­ствия поль­зо­ва­те­ля в соци­аль­ной сети; во-вто­рых, сер­ти­фи­ка­том его иден­тич­но­сти. То есть чело­век под­твер­жда­ет ста­тус посто­ян­но­го участ­ни­ка вир­ту­аль­ных соци­аль­ных отно­ше­ний, при этом не отри­цая сво­ей при­над­леж­но­сти к реаль­но суще­ству­ю­щей лич­но­сти.

Соци­аль­ные сети кон­стру­и­ру­ют «стек­лян­ную клет­ку», где каж­дый поль­зо­ва­тель ука­зы­ва­ет инфор­ма­цию о себе. Исполь­зо­ва­ние соб­ствен­ной фото­гра­фии дела­ет дан­ную инфор­ма­цию более прав­до­по­доб­ной. Сле­до­ва­тель­но, по кри­те­рию нали­чия соб­ствен­ной фото­гра­фии мож­но отби­рать про­фи­ли для социо­ло­ги­че­ских и мар­ке­тин­го­вых иссле­до­ва­ний, зная, что в боль­шин­стве слу­ча­ев обще­ние будет вестись с реаль­но суще­ству­ю­щи­ми людь­ми.

Зна­чи­мость вли­я­ния суще­ству­ю­щих сте­рео­ти­пов и пат­тер­нов пове­де­ния, зафик­си­ро­ван­ных в ряде иссле­до­ва­ний по изу­че­нию рекла­мы, в част­но­сти ген­дер­ных сте­рео­ти­пов, в резуль­та­те выпол­нен­ной нами рабо­ты, ока­за­лось доста­точ­но низ­кой.

Фото­гра­фи­че­ские прак­ти­ки, исполь­зу­ю­щи­е­ся в усло­ви­ях повсе­днев­но­сти, в соци­аль­ных сетях прак­ти­че­ски не берут во вни­ма­ние навя­зан­ные извне сте­рео­ти­пы и моде­ли пове­де­ния. Впро­чем, срав­ни­тель­ный ана­лиз, кото­рый мы про­ве­ли в сжа­той фор­ме, бази­ро­вал­ся на рас­смот­ре­нии запад­ной реклам­ной фото­гра­фии и повсе­днев­ных обра­зов поль­зо­ва­те­лей рос­сий­ской сети. Поэто­му, вполне воз­мож­но, что рас­хож­де­ния в резуль­та­тах иссле­до­ва­ний дик­ту­ют­ся раз­лич­ной мен­таль­но­стью и окру­жа­ю­щим соци­о­куль­тур­ным кон­тек­стом.

Зна­чи­мость дан­но­го иссле­до­ва­ния заклю­ча­ет­ся в том, что мето­до­ло­ги­че­ски была пред­при­ня­та попыт­ка объ­еди­нить под­хо­ды П. Бур­дьё и И. Гоф­ма­на к изу­че­нию фото­гра­фи­че­ско­го изоб­ра­же­ния. С одной сто­ро­ны, мы изу­ча­ли повсе­днев­ные фото­гра­фии поль­зо­ва­те­лей; с дру­гой – оттал­ки­ва­лись от иссле­до­ва­ний в обла­сти визу­аль­ной рекла­мы.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния нагляд­но про­де­мон­стри­ро­ва­ли, что сов­ме­ще­ние двух иссле­до­ва­тель­ских под­хо­дов суще­ствен­но допол­ня­ют пред­став­ле­ния о кон­стру­и­ро­ва­нии визу­аль­ных обра­зов в совре­мен­ном мире и дают широ­кие воз­мож­но­сти для про­ве­де­ния новых иссле­до­ва­ний. То, что визу­аль­ные обра­зы поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей прак­ти­че­ски не содер­жат стан­дар­ти­зи­ро­ван­ных реклам­ных схем, еще не зна­чит, что дан­ные схе­мы отсут­ству­ют в созна­нии людей.

Фото­гра­фии, кото­рые люди исполь­зу­ют в соци­аль­ных сетях, необ­хо­ди­мо изу­чать и иссле­до­вать, так как они высту­па­ют с одной сто­ро­ны, новым источ­ни­ком инфор­ма­ции, а с дру­гой — инстру­мен­том соци­аль­ной инте­гра­ции инди­ви­да в струк­ту­ру соци­аль­ных отно­ше­ний.

При­ме­не­ние про­стран­ствен­но­го ана­ли­за к изу­че­нию визу­аль­ных обра­зов в Интер­не­те, без­услов­но, вно­сит свой вклад как в визу­аль­ную социо­ло­гию, так и в социо­ло­гию куль­ту­ры и в социо­ло­гию средств мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции.

Источ­ник: Мони­то­ринг совре­мен­но­го обще­ствен­но­го мне­ния. 2012. №5 (111).

Об авторе

Сер­гей Ген­на­дье­вич Ушкин – млад­ший науч­ный сотруд­ник отде­ла соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­цес­сов ГКУ РМ «Науч­ный  центр соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го мони­то­рин­га», аспи­рант Наци­о­наль­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го Мор­дов­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та име­ни Н.П. Ога­ре­ва. 

Литература

  1. Гурье­ва М.М. Повсе­днев­ная фото­гра­фия как объ­ект науч­но­го иссле­до­ва­ния // Вест­ник Ленин­град­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та им. А. С. Пуш­ки­на. 2009. Т. 2. № 3. С.153–161.
  2. Крут­кин, В.Л. Пьер Бур­дьё: фото­гра­фия как сред­ство и индекс соци­аль­ной инте­гра­ции // Вест­ник Удмурт­ско­го уни­вер­си­те­та. 2006. № 3. С. 40–55.
  3. Пиз А. Язык жестов. Что могут рас­ска­зать о харак­те­ре и мыс­лях чело­ве­ка его жесты : пер. с англ. Воро­неж : МОДЭК, 1992. 218 с.
  4. Стер­нин И.А. Улыб­ка в рус­ском ком­му­ни­ка­тив­ном пове­де­нии // Рус­ское и фин­ское ком­му­ни­ка­тив­ное пове­де­ние. Воро­неж: Изд-во ВГТУ, 2000. С. 53–61.
  5. Bell P., Milicc M. Goffman’s Gender Advertisements revisited : combining content analysis with semiotic analysis // Visual Communication. 2002. № 1 (2). P. 203- 222.
  6. Bourdieu P. Photography: A Middle-brow Art. Oxford : Polity Press, 1998. 232 p.
  7. First A. Nothing new under the sun? A Comparison of images in Israeli advertisements in 1979 and 1994 // Sex Roles: A Journal of Research. 1998. №38 (11/12). P. 1065–1077.
  8. Goffman E. Gender advertisements. Cambrige : Harvard University Press, 1979. 94 p.
  9. Hall E.T. The Hidden dimension. New York : Anchor, 1990. 240 p.
  10. Kress G., Leeuwen T. Reading images: the grammar of visual design. London: Routledge, 1996. 288 p.
  11. Lawton E. Gender advertisements: replication of a classic work examining women, magazines, and facebook photographs. Smithfield : Bryant University, 2009. 50 p.
  12. Lindner K. Images of women in general interest fashion magazine advertisements from 1955 to 2002 // Sex Roles : A Journal of Research. – 2002. № 51 P. 409–421.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest