Ефимова Г.З., Зюбан Е.В. Влияние социальных сетей на личность

Е

Осо­бен­но­сти ком­му­ни­ка­ции и соци­аль­ных сетей рас­смат­ри­ва­лись учё­ны­ми задол­го для появ­ле­ния Интер­не­та и его мас­со­во­го рас­про­стра­не­ния. Соци­аль­ные сети (даже само­го про­сто­го типа) име­ют узло­вую струк­ту­ру. Цен­тра­ми «при­тя­же­ния» могут являть­ся сооб­ще­ства или отдель­ные поль­зо­ва­те­ли – про­из­во­ди­те­ли пуб­лич­но­го кон­тен­та, зна­чи­мо­го для кон­крет­ных групп поль­зо­ва­те­лей. Так­же послед­ние созда­ют соци­аль­ные свя­зи меж­ду собой, для пере­да­чи и полу­че­ния информации.

В 60‑х годах XX века двух про­из­воль­но выбран­ных людей, про­жи­ва­ю­щих в раз­ных стра­нах, име­ю­щих раз­ный доста­ток и вос­пи­тан­ных в раз­ной куль­ту­ре раз­де­ля­ло шесть «руко­по­жа­тий» (С. Мил­гр­эм). Уже в 2011 году (по дан­ным иссле­до­ва­ний, про­ве­дён­ных Facebook и Милан­ским госу­дар­ствен­ным уни­вер­си­те­том) их коли­че­ство сни­зи­лось до 4,74 уров­ня свя­зи (для США коли­че­ство зве­ньев соста­ви­ло 4,37). Основ­ная при­чи­на повы­ше­ния «тес­но­ты» зна­комств оче­вид­на – рас­про­стра­не­ние Интер­не­та, уве­ли­че­ние коли­че­ства поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей [4].

По дан­ным офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ки, уро­вень про­ник­но­ве­ния Интер­не­та сре­ди насе­ле­ния Рос­сии (в воз­расте от 16 лет и стар­ше) достиг отмет­ки 70,4%. В 2014 году он состав­лял 67,5%. Рас­про­стра­не­ние Интер­не­та сре­ди моло­дых рос­си­ян (16–29 лет) достиг­ло пре­дель­ных зна­че­ний (97%) ещё в преды­ду­щие годы [там же]. По дан­ным бюл­ле­те­ня «Интер­нет в Рос­сии. Вес­на 2015» доля актив­ной Интер­нет-ауди­то­рии (выхо­дя­щие в сеть еже­днев­но) состав­ля­ет 53% — 61,5 мил­ли­о­на человек.

С 1999 по 2015 год чис­ло поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та уве­ли­чи­лось более чем в десять (!) раз. Пер­вый мил­ли­ард достиг­нут в 2005 году вто­рой мил­ли­ард – в 2010 году тре­тий мил­ли­ард – в 2014 году. На нача­ло 2016 года заре­ги­стри­ро­ва­но – 3,4 мил­ли­ар­да Интер­нет- поль­зо­ва­те­лей (людей, име­ю­щих доступ к сети Интер­нет, с помо­щью ком­пью­те­ра или мобиль­но­го устрой­ства, в доме, где он проживает).

По дан­ным ана­ли­ти­ков, в Рос­сии самый высо­кий уро­вень про­ник­но­ве­ния Интер­не­та в СНГ и БРИКС, но ниже, чем в дру­гих стра­нах «Боль­шой вось­мёр­ки» и стра­нах Бал­тии. По- преж­не­му боль­ше поло­ви­ны поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та в Рос­сии – люди в воз­расте до 35 лет, тем не менее еже­год­но рас­тёт доля поль­зо­ва­те­лей стар­шей воз­раст­ной группы.

Детей и моло­дё­жи боль­ше все­го сре­ди поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та в неболь­ших горо­дах, а людей стар­ше­го воз­рас­та сре­ди жите­лей мега­по­ли­сов, осо­бен­но Моск­вы и Санкт- Петер­бур­га. Доля актив­ной Интер­нет-ауди­то­рии (поль­зо­ва­те­ли, выхо­дя­щие в сеть хотя бы раз за сут­ки) в 2015 году соста­ви­ла 53% (61,5 мил­ли­о­на чело­век). Годо­вой при­рост Интер­нет-поль­зо­ва­те­лей, выхо­дя­щих в сеть хотя бы раз за месяц, соста­вил 8%, а для суточ­ной ауди­то­рии дан­ный пока­за­тель равен 6%.

По дан­ным GfK, к кон­цу 2015 года ауди­то­рия онлайн-поль­зо­ва­те­лей в Рос­сии вырос­ла почти на 4 мил­ли­о­на чело­век и соста­ви­ла 84 мил­ли­о­на. Таким обра­зом, уро­вень про­ник­но­ве­ния Интер­не­та сре­ди взрос­ло­го насе­ле­ния Рос­сии достиг отмет­ки 70,4% – по срав­не­нию с 67,5% в 2014 году. Интер­нет ста­но­вит­ся частью повсе­днев­ной жиз­ни для боль­шин­ства насе­ле­ния стра­ны и мира.

Интер­нет фор­ми­ру­ет новые соци­аль­ные прак­ти­ки: трол­линг, кибер­за­пу­ги­ва­ние, при­ват­ность в соци­аль­ных сетях и пр. Одна­ко, спо­со­бы про­фи­лак­ти­ки и про­ти­во­дей­ствия им раз­ви­ва­ют­ся с неко­то­рым опоз­да­ни­ем – «на шаг поза­ди» деструк­тив­но­го пове­де­ния поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та. Вме­сте с тем, воз­рас­та­ет необ­хо­ди­мость защи­ты пер­со­наль­ных дан­ных пользователей.

В кон­тек­сте рас­про­стра­не­ния Интер­не­та и его про­ник­но­ве­ния в тру­до­вую дея­тель­ность и лич­ную жизнь осо­бый инте­рес иссле­до­ва­те­лей вызы­ва­ют вир­ту­аль­ные соци­аль­ные сети.

В дан­ной ста­тье вир­ту­аль­ную соци­аль­ную сеть будем рас­смат­ри­вать как интер­ак­тив­ный мно­го­поль­зо­ва­тель­ский веб-сайт, кон­тент кото­ро­го про­из­воль­но запол­ня­ет­ся сами­ми участ­ни­ка­ми ресур­са. Прин­цип их рабо­ты осно­ван на вза­и­мо­свя­зи поль­зо­ва­те­лей и фор­ми­ро­ва­нии цепоч­ки про­ме­жу­точ­ных знакомств. 

Соци­аль­ные сети фор­ми­ру­ют­ся по инте­ре­сам, потреб­но­стям, ресур­сам и сфе­рам вли­я­ния, соци­аль­ным ста­ту­сам и пози­ци­ям. Раз­ли­ча­ют такие их виды, как поли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские, ком­мер­че­ские, финан­со­вые, куль­тур­ные, досу­го­вые и про­чие сети обще­ния. Ана­лиз соци­аль­ных сетей поз­во­ля­ет понять осо­бен­но­сти онлайн-вза­и­мо­дей­ствий поль­зо­ва­те­лей раз­лич­ных воз­рас­тов и соци­аль­ных групп.

Веду­щие соци­аль­ные сети, отли­ча­ют­ся высо­ким коли­че­ством учёт­ных запи­сей поль­зо­ва­те­лей. В тре­тьем квар­та­ле 2015 года коли­че­ство актив­ных поль­зо­ва­те­лей Facebook (самой попу­ляр­ной соци­аль­ной сети в мире) соста­ви­ло 1,55 мил­ли­ар­да чело­век ежемесячно. 

В Китае наи­бо­лее попу­ляр­ным соци­аль­ным сер­ви­сом явля­ет­ся соци­аль­ная сеть Qzone – тре­тья в мире по коли­че­ству поль­зо­ва­те­лей (пер­вые два места зани­ма­ют Facebook и YouTube) – на нача­ло 2014 года в ней заре­ги­стри­ро­ва­ны 625 мил­ли­о­нов человек.

Ана­ло­гич­ным лиде­ром в Рос­сии явля­ет­ся соци­аль­ная сеть «ВКон­так­те» насчи­ты­ва­ет 350 мил­ли­о­нов заре­ги­стри­ро­ван­ных поль­зо­ва­те­лей (по дан­ным на нача­ло сен­тяб­ря 2016 года). Еже­днев­но на сайт захо­дят 80 мил­ли­о­нов поль­зо­ва­те­лей, каж­дый из кото­рых про­смат­ри­ва­ет в сред­нем по 30 стра­ниц в день. Одно­вре­мен­но on-line нахо­дит­ся 900 тысяч актив­ных поль­зо­ва­те­лей (про­смот­рев­ших более одной стра­ни­цы за сессию). 

При­мер­но 65% посе­ти­те­лей про­жи­ва­ют в Рос­сии. Сред­няя про­дол­жи­тель­ность нахож­де­ния на сай­те – 7,3 мину­ты. Пик актив­но­сти поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей при­хо­дит­ся на вечер­нее вре­мя (с 19 до 22 часов). Каж­дый чет­вёр­тый посе­ти­тель из Рос­сии про­жи­ва­ет в Москве (24%), каж­дый девя­тый – в Санкт-Петер­бур­ге (11%). Более 59% поль­зо­ва­те­лей сай­та стар­ше 25 лет.

Поль­зо­ва­те­лей мож­но раз­де­лить на три груп­пы: «актив­ные» (те, кото­рые созда­ют пуб­лич­ный кон­тент), «пас­сив­ные» (чита­те­ли чужо­го кон­тен­та) и мож­но выде­лить ещё одну груп­пу «транс­ля­то­ры», кото­рые не созда­ют ника­кой инфор­ма­ции (тек­сты, аудио или видео), но актив­но рас­про­стра­ня­ют най­ден­ное в сети дру­гим поль­зо­ва­те­лям – адрес­ны­ми сооб­ще­ни­я­ми или пере­по­стом на свою страничку.

В зави­си­мо­сти от спе­ци­фи­ки соци­аль­ных сетей варьи­ру­ет­ся кон­тин­гент поль­зо­ва­те­лей их запро­сы и стра­те­гия пове­де­ния. Для при­ме­ра, рас­смот­рим соци­аль­ный порт­рет актив­но­го («гово­ря­ще­го») поль­зо­ва­те­ля соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» по дан­ным на фев­раль 2016 года. 

Ген­дер­ная струк­ту­ра авто­ров ВКон­так­те доволь­но ста­биль­на: 44% авто­ров – муж­чи­ны, доля сла­бо­го пола соста­ви­ла 56%. Воз­раст авто­ров: каж­до­му пято­му поль­зо­ва­те­лю не испол­ни­лось 18 лет (25%), треть ауди­то­рии нахо­дит­ся в воз­раст­ном диа­па­зоне 18–24 года (31%), немно­гим мень­ше тре­ти поль­зо­ва­те­лей от 25 до 24 лет (32%), на осталь­ные кате­го­рии при­хо­дит­ся менее 8% ауди­то­рии (35–44 года – 7%), 45–54 года – 3%, 55 и стар­ше – 2%).

Коли­че­ство актив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» соста­ви­ло 19,2 мил­ли­о­на, кото­рые раз­ме­сти­ли око­ло 234 мил­ли­о­на сооб­ще­ний. В поло­воз­раст­ной струк­ту­ре зна­чи­тель­ных изме­не­ний не про­изо­шло, на жен­щин при­хо­дит­ся око­ло 56% от обще­го коли­че­ства авто­ров про­тив 43% муж­ской аудитории. 

Самая высо­кая доля авто­ров в воз­расте 25–34 и 18–24 лет с пока­за­те­ля­ми 32% и 31% соот­вет­ствен­но. На тре­тьем месте самая моло­дая ауди­то­рия до 18 лет – 25%. Опи­ра­ясь на ста­ти­сти­че­ские дан­ные, видим, что ауди­то­рия соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» пре­вы­ша­ет коли­че­ство зри­те­лей Пер­во­го канала.

Ана­лиз про­ник­но­ве­ния соци­аль­ных сетей в реги­о­ны пока­зы­ва­ет, что общая чис­лен­ность актив­ных поль­зо­ва­те­лей (авто­ров), по дан­ным Brand Analytics на фев­раль 2016 года – 19,2 мил­ли­о­на чело­век, из них про­жи­ва­ют в Санкт-Петер­бур­ге 32%, в Москве – 23,6%, Сева­сто­поль – 20,6%, Кали­нин­град­ская область – 20,0%, Мур­ман­ская область – 19,8%.

Мини­маль­ное про­ник­но­ве­ние соци­аль­ной сети в реги­о­ны заре­ги­стри­ро­ва­но в Рес­пуб­ли­ке Ингу­ше­тия, Чечен­ской Рес­пуб­ли­ке, Рес­пуб­ли­ке Даге­стан, Кара­чае­во-Чер­кес­ской Рес­пуб­ли­ке и Еврей­ской авто­ном­ной области.

Так­же весь­ма попу­ляр­ны­ми явля­ют­ся и дру­гие соци­аль­ные сети, напри­мер Instagram: коли­че­ство актив­ных поль­зо­ва­те­лей в фев­ра­ле 2016 г. соста­ви­ло око­ло 9,5 мил­ли­о­на, кото­рые опуб­ли­ко­ва­ли 60,9 мил­ли­о­на сооб­ще­ний. Instagram – жен­ская соци­аль­ная сеть (75,7% пользователей).

Как отме­ча­ет В.И. Тур­ка­но­ва «обще­до­ступ­ность Интер­не­та и раз­ви­тие тех­но­ло­гий при­ве­ли к необ­хо­ди­мо­сти пере­осмыс­ле­ния част­ной жиз­ни и пер­со­наль­ных дан­ных» [7, C. 292]. В то же вре­мя «с мас­со­вой <…> «Интер­не­ти­за­ци­ей» насе­ле­ния обес­пе­че­ние ком­му­ни­ка­тив­ной без­опас­но­сти ста­но­вит­ся одной из важ­ней­ших госу­дар­ствен­ных задач» [7, C. 72].

Из «откры­той пуб­лич­но­сти» дан­ных о поль­зо­ва­те­лях извле­ка­ют мате­ри­аль­ную и нема­те­ри­аль­ную выго­ду част­ные лица, мар­ке­то­ло­ги, эко­но­ми­сты и рекру­те­ры. Так, для того что­бы соста­вить впе­чат­ле­ние о кан­ди­да­те, пре­тен­ду­ю­щем на вакант­ное место в ком­па­нии, рекру­те­ры часто посе­ща­ют их стра­ни­цы в соци­аль­ных сетях. 

В послед­ние годы это ста­ло неглас­ным пра­ви­лом (осо­бен­но для зару­беж­ных ком­па­ний). Соот­вет­ствен­но, потен­ци­аль­ный работ­ник дол­жен быть заин­те­ре­со­ван в пре­зен­та­ции себя как про­фес­си­о­на­ла через соци­аль­ные сети. В ответ на это тре­бо­ва­ние неко­то­рые поль­зо­ва­те­ли из чис­ла пуб­лич­ных лиц заво­дят офи­ци­аль­ные ста­ни­цы в соци­аль­ных сетях для раз­ме­ще­ний “серьёз­ной” инфор­ма­ции о себе и “неофи­ци­аль­ные” (как пра­ви­ло, под дру­гим име­нем, фами­ли­ей или ник-ней­мом, извест­ным и доступ­ным толь­ко их род­ствен­ни­кам и близ­ким друзьям). 

Прак­ти­куя такое пове­де­ние, поль­зо­ва­тель рис­ку­ет тем, что инфор­ма­ция с непуб­лич­ной ста­ри­цы может стать доступ­на широ­ко­му кру­гу поль­зо­ва­те­лей вслед­ствие взло­ма, ошиб­ки в настрой­ках при­ват­но­сти, рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции людь­ми из чис­ла дове­рен­ных лиц (дру­зей) и по иным причинам.

Иссле­до­ва­ния, про­ве­дён­ные в 2014 году гло­баль­ным ресур­сом по тру­до­устрой­ству «Career Builder» пока­за­ли: «51% потен­ци­аль­ных рабо­то­да­те­лей во всем мире отвер­га­ют кан­ди­да­тов после изу­че­ния их акка­ун­тов в соци­аль­ных сетях. В 2013 году этот пока­за­тель состав­лял 43%, а в 2012 – 34%. 

Пятью глав­ны­ми при­чи­на­ми отка­за кан­ди­да­там в свя­зи с их изу­че­ни­ем через соци­аль­ные сети были: про­во­ка­ци­он­ные фото­гра­фии или инфор­ма­ция о себе; све­де­ния о том, что они упо­треб­ля­ют алко­голь или нар­ко­ти­ки; рас­про­стра­не­ние дан­ных, поро­ча­щих их преж­них нани­ма­те­лей или кол­лег; пло­хие навы­ки обще­ния; заме­ча­ния дис­кри­ми­на­ци­он­но­го харак­те­ра, отно­ся­щи­е­ся к расо­вой, поло­вой и рели­ги­оз­ной при­над­леж­но­сти людей» [5, C. 194].

К сло­ву, интер­пре­та­ция пове­де­ния поль­зо­ва­те­ля в соци­аль­ной сети прак­ти­че­ски невоз­мож­на без вли­я­ния субъ­ек­тив­но­го мне­ния, сте­рео­тип­ных оце­нок и суж­де­ний. Напри­мер, таких как: посто­ян­ное нахож­де­ние в сети может сви­де­тель­ство­вать о том, что чело­век не спо­со­бен скон­цен­три­ро­вать­ся на рабо­те; боль­шое коли­че­ство фото­гра­фий из путе­ше­ствий и демон­стри­ро­ва­ние доро­гих вещей может сви­де­тель­ство­вать о боль­ших финан­со­вых при­тя­за­ни­ях кан­ди­да­та и т.д.

Потен­ци­аль­ные рабо­то­да­те­ли могут сде­лать вывод о про­фес­си­о­на­лиз­ме поль­зо­ва­те­ля соци­аль­ной и по иным осно­ва­ни­ям. Напри­мер, по вре­ме­ни, в какое поль­зо­ва­тель актив­но обща­ет­ся в сети — “если все обнов­ле­ния на стра­ни­це при­хо­дят­ся на пери­од с 9 до 18 часов, вряд ли чело­век явля­ет­ся доб­ро­со­вест­ным сотруд­ни­ком; не очень хоро­шо, если актив­ность в соц­се­ти кан­ди­дат про­яв­ля­ет ночью – ско­рее все­го он – сова и утром дол­го вхо­дит в рабо­чий режим”.

Рекру­те­ры ана­ли­зи­ру­ют стра­ни­цу кан­ди­да­та, эко­но­мя вре­мя на состав­ле­ние пер­во­го впе­чат­ле­ния о нем, кото­рое тра­ди­ци­он­но фор­ми­ру­ет­ся во вре­мя собе­се­до­ва­ния. Соот­вет­ствен­но, соци­аль­ные сети могут как спа­сти карье­ру, так и сло­мать её. 

По мате­ри­а­лам сай­та “Ведо­мо­сти” «почти поло­ви­на (43%) аме­ри­кан­ских рабо­то­да­те­лей, при­ни­мав­ших уча­стие в опро­се «Wall Street Journal», при­зна­лись, что рез­ко изме­ни­ли своё мне­ние о кан­ди­да­те в худ­шую сто­ро­ну после посе­ще­ния его стра­ниц в соци­аль­ных сетях. И толь­ко 19% под­черк­ну­ли, что добы­тая таким обра­зом инфор­ма­ция доба­ви­ла очков кандидату».

Инте­рес­но, что сами работ­ни­ки прак­ти­че­ски не осо­зна­ют рис­ка для сво­ей карье­ры от инфор­ма­ции, раз­ме­щен­ной в лич­ных про­фи­лях в соци­аль­ных сетях. Иссле­до­ва­ние, про­ве­дён­ное ком­па­ни­ей ESET сов­мест­но с пор­та­лом FutureToday, пока­за­ло, что 56% респон­ден­тов счи­та­ют, что их Интер­нет-жизнь вряд ли кого-то инте­ре­су­ет, а 29% дума­ют, что луч­ше пере­стра­хо­вать­ся и закры­ва­ют стра­ни­цы от слу­чай­ных гостей и кор­рек­ти­ру­ют фото­гра­фии и раз­ме­ща­е­мую инфор­ма­цию. Чаще дру­гих свои про­фи­ли кор­рек­ти­ру­ют поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ной сети «В кон­так­те» — в этом при­зна­лись 30% респон­ден­тов и лишь 14% поль­зо­ва­те­лей Facebook.

Вме­сте с тем, «с пра­во­вой точ­ки зре­ния, обра­бот­ка (не про­сто изу­че­ние, а имен­но исполь­зо­ва­ние) рабо­то­да­те­лем пер­со­наль­ных дан­ных соис­ка­те­ля, в том чис­ле и раз­ме­щён­ных в соци­аль­ных сетях, при при­ё­ме либо отка­зе в при­ё­ме на рабо­ту пред­по­ла­га­ет полу­че­ние согла­сия соис­ка­те­ля на обра­бот­ку его пер­со­наль­ных данных. 

Исклю­че­ние состав­ля­ют слу­чаи, когда соис­ка­тель само­сто­я­тель­но раз­ме­ща­ет своё резю­ме в сети Интер­нет, доступ­ное неогра­ни­чен­но­му кру­гу лиц. Эта пози­ция под­твер­жде­на Рос­ком­над­зо­ром», — пояс­ня­ет В. Федо­ре­ев, руко­во­ди­тель прак­ти­ки тру­до­во­го пра­ва меж­ду­на­род­ной юри­ди­че­ской фир­мы CMS, Россия.

Инфор­ма­ция, раз­ме­щён­ная соис­ка­те­лем в сво­ём про­фи­ле в соци­аль­ных сетях, харак­те­ри­зу­ет его лич­ные каче­ства, соци­аль­ный ста­тус, обще­ствен­но-поли­ти­че­ские взгля­ды, рели­ги­оз­ные убеж­де­ния и не свя­за­на с дело­вы­ми каче­ства­ми. Сле­до­ва­тель­но, отказ в при­ё­ме на рабо­ту в свя­зи с полу­че­ни­ем рабо­то­да­те­лем такой инфор­ма­ции явля­ет­ся дис­кри­ми­на­ци­ей по отно­ше­нию к работ­ни­ку и такой отказ может быть обжа­ло­ван соис­ка­те­лем в суде. 

Пра­во на обжа­ло­ва­ние отка­за в при­ё­ме на рабо­ту пря­мо преду­смот­ре­но ст. 64 Тру­до­во­го кодек­са РФ. Соот­вет­ствен­но, поль­зо­ва­тель дол­жен осо­знан­но кон­тро­ли­ро­вать кон­текст раз­ме­ща­е­мой инфор­ма­ции и само­сто­я­тель­но филь­тро­вать её, про­ве­ряя на пред­мет акту­аль­но­сти, досто­вер­но­сти, полез­но­сти, при­о­ри­те­та для дости­же­ния постав­лен­ных целей и пр.

Итак, соци­аль­ные сети ока­зы­ва­ют зна­чи­тель­ное вли­я­ние на повсе­днев­ную жизнь чело­ве­ка (в т.ч. отдых, обще­ние); его про­фес­си­о­наль­ную соци­а­ли­за­цию и в буду­щем на карьер­ный рост. 

Чем обу­слов­лен соци­аль­но-куль­тур­ный аспект исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей? Здесь явно ощу­ти­ма тен­ден­ция гло­ба­ли­за­ции в созда­нии ново­го типа соци­аль­но­сти. Про­ис­хо­дит транс­ля­ция сво­е­го обра­за через вир­ту­аль­ное про­стран­ство как лич­но­сти (най­ти дру­зей, под­дер­жи­вать тема­ти­че­ское обще­ние) и/или как профессионала.

Поми­мо пози­тив­ных про­яв­ле­ний соци­аль­ных сетей отме­ча­ют­ся и деструк­тив­ные соци­аль­ные прак­ти­ки, в т.ч. те, отсле­жи­ва­ни­ем кото­рых зани­ма­ют­ся пра­во­охра­ни­тель­ные органы. 

Отно­сят­ся ли соци­аль­ные сети к лич­но­му про­стран­ству чело­ве­ка? Оче­вид­но, что отно­сят­ся (осо­бен­но, если доступ к ним открыт) и пред­по­ла­га­ют ответ­ствен­ность за пуб­ли­ку­е­мые материалы.

Социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния под­твер­жда­ют, что жите­ли запад­ных стран опа­са­ют­ся, что за ними сле­дят через соци­аль­ные сети. Подоб­ные стра­хи вер­ну­лись к жите­лям стран Запад­ной Евро­пы и США. 

По дан­ным меж­ду­на­род­но­го опро­са, про­ве­дён­но­го бри­тан­ским иссле­до­ва­тель­ским агент­ством ICM Research, почти поло­ви­на жите­лей Гер­ма­нии (47%) и каж­дый тре­тий фран­цуз (38%) уве­ре­ны: вла­дель­цы круп­ных кор­по­ра­ций и соци­аль­ных сетей дей­стви­тель­но предо­став­ля­ют агент­ствам наци­о­наль­ной без­опас­но­сти пря­мой доступ к дан­ным о пользователях. 

В Вели­ко­бри­та­нии и США тако­го мне­ния при­дер­жи­ва­ет­ся почти треть респон­ден­тов (31% и 29% соот­вет­ствен­но). Лишь 9% опро­шен­ных пол­но­стью сня­ли подо­зре­ния с соц­се­тей и уве­ре­ны в том, что со служ­ба­ми гос­бе­зо­пас­но­сти они не сотруд­ни­ча­ют. Почти поло­ви­на жите­лей Гер­ма­нии (47%) счи­та­ют, что све­де­ния о част­ных делах граж­дан в орга­ны гос­бе­зо­пас­но­сти посту­па­ют посто­ян­но и напрямую.

Результаты исследования

Обра­тим­ся далее к резуль­та­там про­ве­дён­но­го нами науч­но­го иссле­до­ва­ния. В анкет­ном опро­се при­ня­ли уча­стие 47% муж­чин и 53% жен­щин. Рас­пре­де­ле­ние по роду заня­тий: стар­ше­класс­ни­ки – 241 чело­век (35%), сту­ден­ты 343 чело­ве­ка (50%), рабо­та­ю­щее насе­ле­ние – 106 чело­век (15%). Воз­раст респон­ден­тов: мень­ше 18 лет (37%); от 18 до 23 лет (50%); от 23 до 30 лет (8%); стар­ше 30 лет – 5%. Свою буду­щую или насто­я­щую про­фес­сию респон­ден­ты отнес­ли к сле­ду­ю­щим типам: «чело­век – при­ро­да» (12%); «чело­век – тех­ни­ка» (15%); «чело­век – чело­век» (55%); «чело­век – зна­ко­вая систе­ма» (11%); «чело­век – худо­же­ствен­ный образ» (7%).

В каких соци­аль­ных сетях заре­ги­стри­ро­ва­ны респон­ден­ты? Наи­бо­лее попу­ляр­ная соци­аль­ная сеть «ВКон­так­те» (98% опро­шен­ных), на вто­ром месте – Instagram (67%), на тре­тьем – Facebook (43%). Далее сле­ду­ют: Twitter (32%), Мой Мир (28%), Одно­класс­ни­ки (23%) и LinkedIn (4%). Иные вари­ан­ты отве­тов дали 5% респон­ден­тов, отве­тив такие соци­аль­ные сети как Ask.fm, Tumblr, Pinterest, Steam, Google+ и новую соци­аль­ную сеть Periscope (наби­ра­ю­щую попу­ляр­ность со вто­рой поло­ви­ны 2015 года).

В сред­нем треть респон­ден­тов про­во­дят в соци­аль­ных сетях от 2 до 4 часов в день (по 2–3 часа – 17%, по 3–4 часа – 15%), а каж­дый пятый – все­гда on-line (18%). На вари­ан­ты отве­тов «менее полу­ча­са» и «от полу­ча­са до часа» при­хо­дит­ся 2% и 8%, соот­вет­ствен­но. От одно­го до двух часов – 13%, от 5 до 6 часов – 11%, а более 6 часов – 17%.

Мне­ние респон­ден­тов отно­си­тель­но эффек­тив­но­сти исполь­зо­ва­ния вре­ме­ни, про­ве­дён­но­го в соци­аль­ных сетях, раз­де­ли­лось на два про­ти­во­по­лож­ных «лаге­ря». При отве­те на вопрос «По ваше­му мне­нию, эффек­тив­но ли Вы исполь­зу­е­те вре­мя, кото­рое про­во­ди­те в соци­аль­ных сетях?» об эффек­тив­но­сти про­во­ди­мо­го вре­ме­ни (с раз­лич­ной сте­пе­нью убе­ди­тель­но­сти) заяв­ля­ют 48% респон­ден­тов («да» – 14%, «ско­рее да, чем нет» – 34%), а о неэф­фек­тив­но­сти – 52% («ско­рее нет, чем да» – 41%, «нет» – 11%). Посто­ян­но про­во­дят в соци­аль­ных сетях боль­ше вре­ме­ни, чем пла­ни­ро­ва­ли – 46%, ред­ко – 45%, нико­гда – боль­ше 9%.

В соци­аль­ных сетях инфор­ма­цию о себе респон­ден­ты обнов­ля­ют еже­днев­но и несколь­ко раз в день (27%), еже­не­дель­но и несколь­ко раз в неде­лю (17%), несколь­ко раз в месяц и еже­ме­сяч­но (18%), раз в несколь­ко меся­цев (20%), раз в пол­го­да и реже (19%). Две тре­ти респон­ден­тов начи­на­ют рабо­ту в соци­аль­ных сетях с прочтения/написания сооб­ще­ний (60%), каж­дый тре­тий пер­вым делом про­смат­ри­ва­ет лен­ту ново­стей (36%).

С утвер­жде­ни­ем, что вир­ту­аль­ная реаль­ность дела­ет чело­ве­ка более уяз­ви­мым, соглас­ны 45% респондентов.

В вир­ту­аль­ных соци­аль­ных сетях поль­зо­ва­те­ли могут быть в ста­ту­сах «друг»/«пользователь»/«подписчик». Когда у чело­ве­ка сот­ни и даже тыся­чи «дру­зей», то обще­при­ня­тое зна­че­ние тер­ми­на «друг» пре­тер­пе­ва­ет зна­чи­тель­ную транс­фор­ма­цию. Так, в тол­ко­вом сло­ва­ре «друг» трак­ту­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: «1. тот, кто тес­но свя­зан с кем-либо близ­ки­ми, хоро­ши­ми отно­ше­ни­я­ми, вза­им­ной сим­па­ти­ей, осно­ван­ной на вза­и­мо­по­ни­ма­нии; 2. сто­рон­ник кого-либо, защит­ник чьих-либо инте­ре­сов, взгля­дов; 3. дру­же­ское или снис­хо­ди­тель­ное обра­ще­ние к кому-либо».

Поче­му люди ста­но­вят­ся дру­зья­ми в соци­аль­ных сетях? Д. Бойд назы­ва­ет сле­ду­ю­щие при­чи­ны онлайн-друж­бы [12]: это насто­я­щие дру­зья; веж­ли­вость по отно­ше­нию к людям, с кото­ры­ми вы толь­ко что позна­ко­ми­лись; эта связь име­ет ста­тус; для того, что­бы сле­дить за чьи­ми-то сооб­ще­ни­я­ми, свод­ка­ми ново­стей и пр.; из-за ваших роди­те­лей; вме­сто уста­нов­ки заклад­ки или вне­се­ния в избран­ное; и пото­му что про­ще ска­зать да, чем нет, если вы не уверены.

Таким обра­зом, гра­да­ции бли­зо­сти меж­ду онлайн-дру­зья­ми весь­ма раз­лич­ны от реаль­ной друж­бы, начав­шей­ся и про­дол­жа­ю­щей­ся офлайн, до абсо­лют­но незна­ко­мых вам людей к кото­рым у вас есть какой-либо инте­рес или они про­яв­ля­ют инте­рес к вам и/или пуб­ли­ку­е­мо­му вами контенту.

Сотруд­ник Окс­форд­ско­го инсти­ту­та Интер­не­та социо­лог Б. Хоган со ссыл­кой на мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния под­чёр­ки­ва­ет, что боль­шин­ство близ­ких онлайн-свя­зей чело­ве­ка – это так­же офлайн-свя­зи [9]. Соот­вет­ствен­но, явную гра­ни­цу меж­ду онлайн- и офлайн-сетя­ми про­ве­сти доста­точ­но сложно. 

Про­ве­рим это утвер­жде­ние на осно­ва­нии полу­чен­ных нами эмпи­ри­че­ских дан­ных. На рисун­ке 1 пред­став­ле­но рас­пре­де­ле­ние коли­че­ства дру­зей в соци­аль­ных сетях респон­ден­тов. Две тре­ти респон­ден­тов (68%) в соци­аль­ных сетях «дру­жат» с 50 – 200 акка­ун­та­ми. Более чет­вер­ти респон­ден­тов име­ют в дру­зьях от 50 до 100 аккаунтов.

Рисунок 1. Влияние социальных сетей на личность
Рису­нок 1. Рас­пре­де­ле­ние отве­тов респон­ден­тов на вопрос «Ука­жи­те коли­че­ство ваших дру­зей в соци­аль­ных сетях» (в % к чис­лу опро­шен­ных, N = 690) (составлено/разработано авторами)

Респон­ден­там пред­ло­же­но ука­зать коли­че­ство дру­зей из соци­аль­ных сетей, с кото­ры­ми они зна­ко­мы и под­дер­жи­ва­ют обще­ние в реаль­ной жиз­ни. В сред­нем респон­ден­ты обща­ют­ся с 56% сво­их дру­зей из соци­аль­ных сетей.

Прак­ти­ка поль­зо­ва­ния ресур­са­ми соци­аль­ных сетей раз­ли­ча­ет­ся у респон­ден­тов муж­ско­го и жен­ско­го пола. Пред­ста­ви­те­ли силь­но­го пола про­во­дят срав­ни­тель­но мень­шее вре­мя в соци­аль­ных сетях: от 1 до 2 часов – 16%, что в 2,2 раза выше ана­ло­гич­но­го пока­за­те­ля у жен­щин (см. рис. 2).

Рисунок 2. Влияние социальных сетей на личность
Рису­нок 2. Рас­пре­де­ле­ние отве­тов респон­ден­тов на вопрос «Какое коли­че­ство вре­ме­ни вы про­во­ди­те еже­днев­но в соци­аль­ных сетях» (в % к чис­лу опро­шен­ных, N = 690) (составлено/разработано авторами)

Актив­ность исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей так­же отли­ча­ет­ся в зави­си­мо­сти от рода заня­тий. Так, наи­бо­лее эко­ном­но (менее часа в день) ресур­са­ми соци­аль­ных сетей поль­зу­ют­ся респон­ден­ты, рабо­та­ю­щие пол­ный рабо­чий день (25% дан­ной кате­го­рии). Доль­ше всех “заси­жи­ва­ют­ся” в соци­аль­ных сетях сту­ден­ты (40% респон­ден­тов кате­го­рии нахо­дят­ся в соци­аль­ных сетях 7–8 часов).

Рисунок 3. Влияние социальных сетей на личность
Рису­нок 3. Рас­пре­де­ле­ние отве­тов респон­ден­тов на вопрос «Какое коли­че­ство вре­ме­ни вы про­во­ди­те еже­днев­но в соци­аль­ных сетях» (в % к чис­лу опро­шен­ных, N = 690) (составлено/разработано авторами)

Суще­ству­ет несколь­ко клас­си­фи­ка­ций про­фес­сий, одна из наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ных — субъ­ект­но-дея­тель­ност­ная кон­цеп­ция про­фес­си­о­наль­но­го тру­да Е.А. Кли­мо­ва. Обра­тим вни­ма­ние на пере­крёст­ную таб­ли­цу: тип про­фес­сии (насто­я­щей или буду­щей) и сред­няя интен­сив­ность поль­зо­ва­ния соци­аль­ны­ми сетями. 

Так, респон­ден­ты «чело­век – при­ро­да» в сред­нем про­во­дят по 5,06 часов, «чело­век-тех­ни­ка» – 4,52 часа; «чело­век – чело­век» – 5,38 часа; «чело­век – зна­ко­вая систе­ма» – 4,8 часа, «чело­век – худо­же­ствен­ный образ» – 5,6 часа. Сред­нее зна­че­ние по выбор­ке – 5,18 часа. Наи­ме­нее актив­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ных сетей ока­за­лись пред­ста­ви­те­ли про­фес­сий «чело­век-тех­ни­ка», а наи­бо­лее актив­ны­ми: «человек/человек» и «чело­век – худо­же­ствен­ный образ».

С воз­рас­том уве­ли­чи­ва­ет­ся сред­няя про­дол­жи­тель­ность исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей. Так, респон­ден­ты в воз­расте млад­ше 18 лет в сред­нем исполь­зу­ют соци­аль­ные сети 3,9 часа, в воз­расте от 18 до 23 лет – 3,62 часа, в воз­расте от 23 до 30 лет – 4,6 часа, в воз­раст­ной груп­пе от 30 до 40 лет – 4,54 часа, от 40 до 55 лет – 5,1 часа.

Ана­лиз эффек­тив­но­сти исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей пред­ста­ви­те­ля­ми раз­лич­ных полов пока­зал, что муж­чи­ны оце­ни­ва­ют ее в сред­нем выше, чем жен­щи­ны. Так, сре­ди муж­чин, 60% поло­жи­тель­но ото­зва­лись об эффек­тив­но­сти вре­ме­ни, про­ве­ден­но­го в соци­аль­ных сетях (из них 21% выбрал вари­ант отве­та “да”, а осталь­ные 39% – “ско­рее да, чем нет”), что в 1,4 раза выше ана­ло­гич­но­го пока­за­те­ля у жен­щин (44%, из них 12% выбра­ли вари­ант отве­та “да”, а осталь­ные 39% – “ско­рее да, чем нет”). Иден­тич­ное коли­че­ство респон­ден­тов каж­до­го пола счи­та­ют вре­мя, про­ве­ден­ное в сети потра­чен­ным впу­стую – 10% муж­чин и 11% женщин.

Эффек­тив­ность исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей прак­ти­че­ски не зави­сит от ста­ту­са респон­ден­та. В сред­нем, лишь 45% респон­ден­тов отме­ти­ли эффек­тив­ность вре­ме­ни, про­ве­дён­но­го в соци­аль­ных сетях (в том чис­ле, 15% – «да» и 30% – «ско­рее да, чем нет»). Вари­ант отве­та «нет» выбрал каж­дый деся­тый респон­дент (10%) и 45% – дали ответ «ско­рее да, чем нет»).

Как часто респон­ден­ты не могут совла­дать с гип­но­ти­че­ским эффек­том соци­аль­ных сетей и про­во­дят в них боль­ше вре­ме­ни, чем пла­ни­ро­ва­ли изна­чаль­но? Нико­гда не нахо­дят­ся в сети доль­ше, чем пла­ни­ро­ва­ли – 5% респон­ден­тов млад­ше 18 лет, 8% опро­шен­ных в воз­расте 18–23 года, 11% 23–30-летних и 16% 30–40-летних респон­ден­тов. Видим, что с воз­рас­том повы­ша­ет­ся осо­знан­ность поль­зо­ва­ния соци­аль­ны­ми сетями.

Стра­те­гия пове­де­ния муж­чин и жен­щин в соци­аль­ных сетях зна­чи­тель­но отли­ча­ет­ся: если муж­чи­ны начи­на­ют рабо­ту в соци­аль­ной сети с рав­ной сте­пе­нью часто­ты с про­смот­ра лен­ты ново­стей и раз­ме­ще­ния инфор­ма­ции о сво­ей жиз­ни (49%) и/или инте­рес­ных собы­ти­ях (46%), то жен­щи­ны зна­чи­тель­но боль­ший инте­рес уде­ля­ют про­смот­ру лен­ты ново­стей (65%, что в 1,3 раза чаще, чем муж­чи­ны) и толь­ко 32% жен­щин начи­на­ют рабо­ту в соци­аль­ных сетях с раз­ме­ще­ния инфор­ма­ции (что в 1,5 раза реже, чем муж­чи­ны). Полу­чен­ные дан­ные сви­де­тель­ству­ют о боль­шей ори­ен­ти­ро­ван­но­сти жен­щин на потреб­ле­ние кон­тен­та, а не на его создание.

Доля респон­ден­тов, начи­на­ю­щих рабо­ту в соци­аль­ной сети с сооб­ще­ний (напи­са­ние их кон­крет­ным поль­зо­ва­те­лям и/или про­чте­ния сооб­ще­ний от них) – иден­тич­ная сре­ди муж­чин и жен­щин (5% и 4%, соответственно).

Готов­ность и жела­ние транс­ли­ро­вать инфор­ма­цию дру­гим поль­зо­ва­те­лям воз­рас­та­ет к 23–30 годам (54% респон­ден­тов дан­ной воз­раст­ной груп­пы имен­но с это­го начи­на­ют свою рабо­ту в соци­аль­ных сетях), сре­ди млад­ших воз­раст­ных кате­го­рий дан­ный про­цент мень­ше в 1,6 раза (33% у респон­ден­тов млад­ше 18 лет и 34% у 18–23-летней аудитории).

Рисунок 4. Влияние социальных сетей на личность
Рису­нок 4. Рас­пре­де­ле­ние отве­тов респон­ден­тов на вопрос «Как часто респон­ден­ты обнов­ля­ют инфор­ма­цию в соци­аль­ных сетях?» в зави­си­мо­сти от пола (в % к чис­лу опро­шен­ных, N = 690) (составлено/разработано авторами)
Рисунок 5. Влияние социальных сетей на личность
Рису­нок 5. Рас­пре­де­ле­ние отве­тов респон­ден­тов на вопрос «Как часто респон­ден­ты обнов­ля­ют инфор­ма­цию в соци­аль­ных сетях?» в зави­си­мо­сти от рода заня­тий (в % к чис­лу опро­шен­ных, N = 690) (составлено/разработано авторами)

Соглас­ны ли респон­ден­ты с утвер­жде­ни­ем: «Я уде­ляю в соци­аль­ным сетям слиш­ком мно­го вре­ме­ни»? Жен­щи­ны в сред­нем в 1,2 раза чаще по срав­не­нию с муж­чи­на­ми отме­ча­ют, что уде­ля­ют соци­аль­ным сетям слиш­ком мно­го вре­ме­ни (64% респон­ден­тов жен­ско­го пола выбра­ли вари­ан­ты отве­та “да” и “ско­рее да, чем нет”, а сре­ди муж­чин – 53%).

Само осо­зна­ние фак­та, что соци­аль­ным сетям уде­ля­ет­ся чрез­вы­чай­но боль­шое коли­че­ство вре­ме­ни, мак­си­маль­но у сту­ден­тов (66% при отве­те на вопрос выбра­ли вари­ан­ты отве­та “да” и “ско­рее да, чем нет”) и школь­ни­ков стар­ших клас­сов (58%). Сре­ди респон­ден­тов, рабо­та­ю­щих пол­ный рабо­чий день тако­вых зна­чи­тель­но мень­ше — 46%. 

Полу­чен­ные дан­ные сви­де­тель­ству­ют о том, что респон­ден­ты адек­ват­но вос­при­ни­ма­ют вли­я­ние соци­аль­ных сетей на их жизнь и объ­ек­тив­но оце­ни­ва­ют вре­мя, про­ве­дён­ное в них. На осно­ва­нии отве­тов респон­ден­тов на преды­ду­щие вопро­сы анке­ты под­твер­ди­лась гипо­те­за: стар­ше­класс­ни­ки и сту­ден­ты про­во­дят зна­чи­тель­но боль­ше вре­ме­ни в соци­аль­ных сетях, по срав­не­нию с рабо­та­ю­щим населением.

Рисунок 6. Влияние социальных сетей на личность
Рису­нок 6. Рас­пре­де­ле­ние отве­тов респон­ден­тов на вопрос «Я уде­ляю в соци­аль­ным сетям слиш­ком мно­го вре­ме­ни» в зави­си­мо­сти от рода заня­тий (в % к чис­лу опро­шен­ных, N = 690) (составлено/разработано авторами)

Исполь­зо­вать ресур­сы соци­аль­ных сетей толь­ко для рабо­ты смог­ли бы 58% муж­чин и 44% жен­щин. При этом их не поки­да­ло бы бес­по­кой­ство (каж­дый чет­вёр­тый муж­чи­на – 25% и каж­дая пятая жен­щи­на – 21%). Вовсе отка­за­лись подоб­ной гипо­те­ти­че­ской воз­мож­но­сти 35% жен­щин и толь­ко 17% муж­чин, что сви­де­тель­ству­ет о зна­чи­тель­но боль­шей зави­си­мо­сти жен­щин от соци­аль­ных сетей и исполь­зо­ва­ния их не толь­ко в рабо­чих целях, что накла­ды­ва­ет опре­де­лён­ное виля­ние на харак­тер поль­зо­ва­ния ресурсом.

Какие чув­ства испы­ты­ва­ют респон­ден­ты, когда у них нет воз­мож­но­сти вый­ти в Интер­нет? Жен­щи­ны чаще выби­ра­ли вари­ан­ты отве­та “напря­же­ние (испы­ты­ваю потреб­ность вый­ти в Интер­нет)” – 36%, а муж­чи­ны срав­ни­тель­но реже (в 29% слу­ча­ев). В сред­нем по выбор­ке при невоз­мож­но­сти вый­ти в Интер­нет, облег­че­ние (мож­но занять­ся дру­ги­ми “реаль­ны­ми” дела­ми) испы­ты­ва­ют 25%; а без­раз­ли­чие (мне все рав­но) 56%.

Боль­шин­ство респон­ден­тов уве­ре­ны, что спо­соб­ны доб­ро­воль­но отка­зать­ся от исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей на сут­ки. Боль­шую готов­ность выска­за­ли муж­чи­ны, а жен­щи­ны, если отка­жут­ся от соци­аль­ных сетей, то чаще будут ощу­щать бес­по­кой­ство (см. рис. 7).

Рисунок 7. Влияние социальных сетей на личность
Рису­нок 7. Рас­пре­де­ле­ние отве­тов респон­ден­тов на вопрос «Спо­соб­ны ли Вы доб­ро­воль­но отка­зать­ся от исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей в тече­ние суток?» в зави­си­мо­сти от пола (в % к чис­лу опро­шен­ных, N = 690) (составлено/разработано авторами)

В зави­си­мо­сти от рода заня­тий от исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей более чем на 24 часа могут доб­ро­воль­но отка­зать­ся 75% респон­ден­тов, рабо­та­ю­щих пол­ный рабо­чий день, 73% сту­ден­тов и толь­ко 68% стар­ше­класс­ни­ков. Послед­ние будут ощу­щать наи­бо­лее силь­ное бес­по­кой­ство при отка­зе от посе­ще­ния соци­аль­ных сетей (28%) по срав­не­нию с рабо­та­ю­щи­ми (20%).

Ана­лиз воз­рас­та респон­ден­та и его готов­но­сти отка­зать­ся от исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей, пока­зы­ва­ет обрат­но про­пор­ци­о­наль­ную зави­си­мость. Респон­ден­ты стар­ше 30 лет в 81% слу­ча­ев гото­вы отка­зать­ся от исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей в тече­ние суток. Сре­ди моло­дё­жи млад­ше 18 лет ана­ло­гич­ных отве­тов лишь 60%, сре­ди 18 – 23 лет­них респон­ден­тов – 74%, а сре­ди 23 – 30 лет­них – 78%.

Наи­боль­шее бес­по­кой­ство при отка­зе от исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей будут испы­ты­вать пред­ста­ви­те­ли про­фес­сии “чело­век – худо­же­ствен­ный образ” (31%) и “чело­век – чело­век” (26%). В наи­мень­шей сте­пе­ни обес­по­ко­е­ны этим пред­ста­ви­те­ли про­фес­сий, отно­ся­щих­ся к кате­го­рии “чело­век – при­ро­да” (20%) и “чело­век – зна­ко­вая систе­ма” (19%).

Совре­мен­ные про­цес­сы инфор­ма­ти­за­ции часто обви­ня­ют­ся в нега­тив­ном воз­дей­ствии на лич­ность. Дей­стви­тель­но, совре­мен­ные тех­но­ло­гии созда­ют опре­де­лён­ные про­бле­мы, бро­са­ют вызов лич­но­сти, повы­шая тре­бо­ва­ния к ско­ро­сти её реак­ций, к уров­ню ком­пе­тент­но­сти, услож­няя дея­тель­ность, одна­ко наря­ду с этим они же предо­став­ля­ют и новые воз­мож­но­сти твор­че­ской самореализации.

По дан­ным опро­са ВЦИОМ, про­ве­дён­но­го в июне 2015 года, боль­шин­ство поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та, в целом счи­та­ют его ско­рее полез­ным, неже­ли вред­ным изоб­ре­те­ни­ем. Так, 60% опро­шен­ных, выхо­дя­щих в Гло­баль­ную сеть, поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ют её вли­я­ние на людей, отме­чая такие её свой­ства, как боль­шое коли­че­ство инфор­ма­ции, воз­мож­но­сти обще­ния и т.д. Дан­ной пози­ции чаще при­дер­жи­ва­ют­ся моск­ви­чи и петер­бурж­цы (84%), 18–24-летние (66%), мате­ри­аль­но обес­пе­чен­ные (69%).

Вер­нём­ся далее к резуль­та­там про­ве­дён­но­го нами науч­но­го иссле­до­ва­ния. Респон­ден­там задан вопрос: «Как соци­аль­ные сети вли­я­ют на жизнь поль­зо­ва­те­лей?» Каж­дый вто­рой респон­дент отме­ча­ет поло­жи­тель­ное вли­я­ние (50%), лишь 17% опро­шен­ных утвер­жда­ют, что соци­аль­ные сети «меша­ют реаль­ной жиз­ни». Осталь­ные респон­ден­ты затруд­ни­лись с отве­том на вопрос (33%). Муж­чи­ны в 58% слу­ча­ев отме­ча­ют, что соци­аль­ные сети на их жизнь вли­я­ют исклю­чи­тель­но поло­жи­тель­но, жен­щи­ны соглас­ны с ними лишь в 42% слу­ча­ев (что в 1,4 раза реже).

В чем имен­но про­яв­ля­ет­ся поло­жи­тель­ное вли­я­ние соци­аль­ных сетей на жизнь респондентов?

К чис­лу наи­бо­лее зна­чи­мых поло­жи­тель­ных сто­рон («плю­сов») соци­аль­ных сетей респон­ден­ты отнес­ли следующие:

  1. Быст­рая и бес­плат­ная связь с чело­ве­ком. Воз­мож­ность быть на свя­зи в прак­ти­че­ски любой момент. Момен­таль­ное обще­ние с дру­зья­ми, кол­ле­га­ми или род­ствен­ни­ка­ми «на рас­сто­я­нии», если нет воз­мож­но­сти встре­тить­ся (по срав­не­нию с смс и теле­фон­ны­ми звон­ка­ми); воз­мож­ность общать­ся с теми, с кем сей­час нет воз­мож­но­сти уви­деть­ся в реаль­но­сти; обще­ние с людь­ми, с кото­ры­ми мож­но пого­во­рить толь­ко исполь­зуя соци­аль­ные сети (напри­мер, с теми, кто нахо­дит­ся от меня на даль­нем рас­сто­я­нии); с теми, с кем в реаль­ной жиз­ни не уда­ёт­ся под­дер­жать связь (с быв­ши­ми одно­класс­ни­ка­ми, одно­курс­ни­ка­ми), инте­ре­со­вать­ся о лич­ной жиз­ни род­ных и близ­ких мне людей. Поиск еди­но­мыш­лен­ни­ков, опо­ве­ще­ние об инте­рес­ных собы­ти­ях. Мож­но общать­ся и наблю­дать за доро­гим чело­ве­ком, даже если чело­век из дру­гой стра­ны. Удоб­но и прак­тич­но не надо бежать к чело­ве­ку или тра­тить день­ги на звон­ки мож­но про­сто напи­сать. Опе­ра­тив­ная связь с одно­группни­ка­ми и преподавателями.
  2. Экс­перт­ная помощь. («В соци­аль­ных сетях я нахо­жу отве­ты на свои вопро­сы (по про­фес­си­о­наль­ным, меди­цин­ским, кули­нар­ным и иным аспек­там) в ходе обще­ния с про­фес­си­о­на­ла­ми или чте­ния соот­вет­ству­ю­щих групп и сооб­ществ». «Бла­го­да­ря соци­аль­ной сети мы полу­ча­ем мно­же­ство инфор­ма­ции и учим­ся её сор­ти­ро­вать и применять»).
  3. Спо­соб занять вре­мя. («Есть чем себя занять, когда скуч­но; успо­ко­е­ние, забы­ва­ешь о про­бле­мах в реаль­но­сти»; «потреб­ность быть в кур­се дел»).
  4. Нара­щи­ва­ние соци­аль­но­го капи­та­ла в вир­ту­аль­ном про­стран­стве. Само­пре­зен­та­ция и сбли­же­ние с инте­рес­ны­ми людьми.
  5. Само­об­ра­зо­ва­ние. «Воз­мож­ность слу­шать и/или смот­реть видео­ро­ли­ки, поде­лить­ся впе­чат­ле­ни­я­ми и само­му узнать что-то новое»; «быть в кур­се каких-либо меро­при­я­тий и кон­кур­сов, к кото­рым респон­дент име­ет интерес».
  6. Любо­пыт­ство, инте­рес к чужой жиз­ни. «Мож­но наблю­дать за ново­стя­ми и собы­ти­я­ми в жиз­ни дру­зей, кол­лег, быв­ших одно­класс­ни­ков и одно­курс­ни­ков, в тайне от них».
  7. Фай­ло­об­мен­ник, пере­пис­ка на темы, свя­зан­ные с учё­бой, рабо­той. Быст­рый поиск и обмен дан­ны­ми, пере­да­ча инфор­ма­ции, доку­мен­тов; воз­мож­ность мгно­вен­но обме­ни­вать­ся инфор­ма­ци­ей, не отры­ва­ясь от дел; высо­кая ско­рость пере­да­чи и при­ё­ма дан­ных; воз­мож­ность одно­вре­мен­но при­ни­мать несколь­ко пото­ков информации.
  8. Воз­мож­ность выра­зить себя через раз­ме­ща­е­мый кон­тент, и фор­ми­ро­ва­ние ими­джа в вир­ту­аль­ном пространстве.
  9. Пред­став­ле­ние ком­па­нии, в кото­рой я рабо­таю в вир­ту­аль­ном пространстве.
  10. Начать обще­ние мож­но гораз­до лег­че и более непри­нуж­дён­но, чем в реаль­ной жиз­ни («мень­ше стес­не­ния: чело­век пишет то, что дума­ет»; «мож­но зна­ко­мить­ся с чело­ве­ком, и тебя встре­тят не по одеж­ке, а по уму»; «про­сто­та в выра­же­нии мыс­лей»; «неко­то­рые люди стес­ня­ют­ся подой­ти к чело­ве­ку и позна­ко­мить­ся, но он может напи­сать ему»; «рас­кре­по­щен­ность и уве­рен­ность»; «Отсут­ствие ком­плек­сов как с моей сто­ро­ны, так и со сто­ро­ны собе­сед­ни­ка»; «воз­мож­ность ска­зать то чего не можешь ска­зать чело­ве­ку в лицо; сво­бо­да сло­ва и мне­ния»; «Чело­век в сети более рас­кре­по­щён и его мож­но узнать бли­же». В соци­аль­ных сетях про­ще общать­ся, пото­му, что в реаль­но­сти я очень стес­ни­тель­ный человек).
  11. Неогра­ни­чен­ный выбор собе­сед­ни­ков, зна­ком­ство с людь­ми с раз­лич­ны­ми взгля­да­ми и инте­ре­са­ми («новые зна­ком­ства с единомышленниками»).
  12. Бла­го­да­ря инфор­ма­ции на лич­ной стра­ни­це в соци­аль­ной сети появ­ля­ет­ся воз­мож­ность узнать о собе­сед­ни­ке боль­ше лич­ной инфор­ма­ции (инте­ре­сы, дру­зья, жиз­нен­ные при­о­ри­те­ты, цен­но­сти и пр.).
  13. Появ­ля­ет­ся воз­мож­ность обду­мать, что хочешь ска­зать и более точ­но сфор­му­ли­ро­вать мысль, преж­де чем сооб­щить что-либо чело­ве­ку или отве­тить на его вопрос. Воз­мож­ность не под­дер­жи­вать диа­лог, если не хочет­ся. Мож­но выска­зать мысль более раз­вёр­ну­то, не опа­са­ясь, что тебя не дослу­ша­ют или пере­бьют. Воз­мож­ность вести несколь­ко диа­ло­гов. Воз­мож­ность обсуж­де­ния вопро­сов груп­пой лиц, кото­рые по каким либо обсто­я­тель­ствам не могут собрать­ся вжи­вую. Есть воз­мож­ность поду­мать доль­ше, перед тем как ответить.
  14. Искрен­ность, отсут­ствие само­цен­зу­ры. Воз­мож­ность гово­рить откро­вен­но о том, что не ска­жешь «в гла­за». Мож­но быть самим собой и в то же вре­мя кем угод­но. Мож­но мно­го чего рас­ска­зать чело­ве­ку, чего в реаль­ной жиз­ни нико­гда бы не решил­ся рас­ска­зать. Ино­гда намно­го про­ще напи­сать, чем ска­зать в лицо.
  15. Помощь в учёбе/работе (мож­но быст­ро узнать необ­хо­ди­мую информацию).
  16. Мас­со­вость охва­та ауди­то­рии («боль­шой охват людей, когда нуж­но рас­про­стра­нить какую-то инфор­ма­цию боль­шо­му коли­че­ству людей»; «спо­соб­ность опо­ве­ще­ния всех о каком-либо собы­тии, собра­нии»; «быст­рое рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции, инте­рес­ной и нуж­ной для боль­шо­го коли­че­ства людей»).
  17. Воз­мож­ность рас­ши­рить чис­ло зна­ко­мых и даже устро­ить лич­ную жизнь.
  18. Воз­мож­ность воз­об­но­вить ста­рые, «уте­рян­ные» контакты.
  19. Филь­тра­ция собе­сед­ни­ков (воз­мож­ность игно­ри­ро­ва­ния неже­ла­тель­ных собе­сед­ни­ков, не отве­чая на их сооб­ще­ния или доба­вив их в «чёр­ный спи­сок»; мож­но про­игно­ри­ро­вать того, кому не хочешь отве­чать в дан­ный момент. Мож­но избе­гать чело­ве­ка, кото­рый воз­мож­но явля­ет­ся вра­гом или про­сто раздражает).
  20. Ано­ним­ность и отно­си­тель­ная без­на­ка­зан­ность. «Мож­но скрыть свою реаль­ную лич­ность или неко­то­рые свои недо­стат­ки, меша­ю­щие реа­ли­зо­вать­ся в обыч­ном обще­нии»; «люди оце­ни­ва­ют мои талан­ты и внут­рен­ние каче­ства, а не внеш­ние»; «Гово­рить то, что нель­зя ска­зать в реаль­ной жиз­ни»; «Мож­но не забо­тить­ся о том, как тебя вос­при­мут окружающие».
  21. Сохра­ня­ет­ся исто­рия обще­ния и мож­но, не напря­гая память, посмот­реть, о чем шла речь в обще­нии ранее. Так­же мое­му собе­сед­ни­ку уже не удаст­ся ска­зать «я такое не говорил/не обе­щал» — в исто­рии пере­пис­ки все сохранено.
  22. Инфор­ми­ро­ван­ность (быть в кур­се того, что про­ис­хо­дит в той стране, где сей­час нахо­дят­ся мои дру­зья, как у них дела; «знать всё и обо всех»; «воз­мож­ность быст­ро обме­ни­вать­ся сооб­ще­ни­я­ми с дру­зья­ми из дру­гих горо­дов и стран; быть в кур­се собы­тий из жиз­ни дру­зей, новостей»).
  23. Мож­но общать­ся в удоб­ное вре­мя в ком­форт­ной обстановке.
  24. Ком­форт­ная дистан­ция меж­ду мной и собе­сед­ни­ком (воз­мож­ность отклю­чить­ся от диа­ло­га, если обще­ние ста­нет непри­ят­ным или собе­сед­ник задаст «неудоб­ный» вопрос). Так­же мож­но не отве­чать когда не хочешь или не можешь.
  25. Мно­го­за­дач­ность. Одно­вре­мен­но с вир­ту­аль­ным обще­ни­ем мож­но зани­мать­ся дру­гим делом.
  26. Воз­мож­ность досту­па к нуж­ной инфор­ма­ции без лиш­них вре­мен­ных затрат.
  27. Само­по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ние (про­дви­же­ние сво­их соб­ствен­ных ини­ци­а­тив, фор­ми­ро­ва­ние сво­е­го обра­за в вир­ту­аль­ном пространстве).
  28. Воз­мож­ность скрыть свою низ­кую гра­мот­ность («когда пишешь сооб­ще­ние мож­но про­ве­рить свои ошиб­ки при напи­са­нии тех или иных слов и испра­вить­ся перед отправ­кой сообщения»).
  29. Мож­но поду­мать, успо­ко­ить­ся перед тем, как отве­тить (в жиз­ни так не полу­ча­ет­ся) и более точно/корректно изло­жить соб­ствен­ные мысли.
  30. Воз­мож­ность прак­ти­ко­вать­ся в ино­стран­ном язы­ке, обща­ясь с ино­стран­ца­ми. Прак­ти­ка раз­го­вор­но­го англий­ско­го язы­ка, обще­ние с друзьями.
  31. Под­ни­мет настро­е­ние, обес­пе­чи­ва­ет удо­вле­тво­ре­ние инфор­ма­ци­он­но­го голода.
  32. Ско­рость ком­му­ни­ка­ции, пере­да­чи инфор­ма­ции и при­ня­тия реше­ний, удоб­ство (воз­мож­ность писать, когда не можешь гово­рить). Воз­мож­ность решать несколь­ко вопро­сов с раз­ны­ми людь­ми одновременно.
  33. Эко­но­мит вре­мя на встре­чи и обсуж­де­ние вопро­сов сред­ней и малой зна­чи­мо­сти за счёт отсут­ствия необ­хо­ди­мо­сти встречи.

Поми­мо поло­жи­тель­ных сто­рон соци­аль­ных сетей респон­ден­там пред­ло­же­но назвать отри­ца­тель­ные про­яв­ле­ния вир­ту­аль­но­го обще­ния (откры­тый вопрос). При­ме­ча­тель­но, что каж­дый пятый респон­дент (21%) счи­та­ет, что как тако­вых мину­сов у соци­аль­ных сетей нет – все зави­сит от уме­ния гра­мот­но исполь­зо­вать Интернет-ресурсы.

Сре­ди тех, кто назвал кон­крет­ные нега­тив­ные послед­ствия соци­аль­ных сетей, лиди­ру­ют следующие:

  • «Зани­ма­ет мно­го вре­ме­ни» (93%). Затя­ги­ва­ет, отры­ва­ет от реаль­но­сти, меша­ет реаль­ной жиз­ни. Вре­мя рас­хо­ду­ет­ся неэф­фек­тив­но: мож­но про­си­деть весь день дома в соци­аль­ной сети и не заме­тить, как про­шёл день. У неко­то­рых людей отни­ма­ет мно­го сво­бод­но­го вре­ме­ни, кото­рое мож­но исполь­зо­вать более раци­о­наль­но, на само­раз­ви­тие или бла­гое дело. Ухо­дит слиш­ком мно­го вре­ме­ни на бес­смыс­лен­ное «зали­па­ние» перед ком­пью­те­ром. Совесть гово­рит, что я слиш­ком бес­смыс­лен­но тра­чу мно­го вре­ме­ни на соци­аль­ные сети, так что дис­ком­форт по боль­шей части мораль­ный. Соци­аль­ные сети отни­ма­ют мно­го вре­ме­ни у тех, кто не уме­ет кон­тро­ли­ро­вать себя. На это ухо­дит мно­го вре­ме­ни, кото­рое мож­но было бы исполь­зо­вать во бла­го себя или кого-либо.
  • «Обез­ли­чен­ность вир­ту­аль­но­го обще­ния» (85%). Не заме­нит живо­го обще­ния. В любом слу­чае вир­ту­аль­ное обще­ние – непол­но­цен­ное – не видишь всю невер­баль­ную подо­плё­ку обще­ния и из-за это­го может воз­ник­нуть непо­ни­ма­ние: мож­но не понять чело­ве­ка, его инто­на­цию и смысл сооб­ще­ний. Вир­ту­аль­ное обще­ние не заме­нит живое обще­ние с чело­ве­ком. Вир­ту­аль­ное обще­ние при­ми­тив­но. Нет непо­сред­ствен­но­го кон­так­та с чело­ве­ком. Отсут­ствие реаль­ных эмо­ций. Недо­по­ни­ма­ние кон­тек­ста и эмо­ций в вир­ту­аль­ном обще­нии с людь­ми. Нет воз­мож­но­сти видеть чело­ве­ка: жесты, мими­ку, эмо­ции, инто­на­цию и из-за это­го труд­но понять дру­го­го чело­ве­ка. Не зная чело­ве­ка лич­но, слож­но пред­ста­вить, с какой инто­на­ци­ей чело­век про­из­но­сит ту или иную фра­зу, и, как след­ствие, нель­зя точ­но опре­де­лить его настрой. Не видишь чело­ве­ка вжи­вую и не до кон­ца пони­ма­ешь, какие чув­ства он испы­ты­ва­ет, какие реак­ции вызы­ва­ют твои сло­ва и вооб­ще понял ли он тебя? Не хва­та­ет оттен­ков реаль­но­го обще­ния. Нель­зя уви­деть собе­сед­ни­ка, уви­деть мими­ку собе­сед­ни­ка, инто­на­цию, темп речи, нель­зя дога­дать­ся, что тебе врут. Непо­нят­на инто­на­ция, иро­ния и шут­ка или в пря­мом значении.

Ком­мен­ти­руя отсут­ствие эмо­ций в ходе вир­ту­аль­но­го обще­ния (вер­нее нали­чие «эрзац»-эмоций), при­ве­дём дан­ные фран­цуз­ско­го пси­хо­ло­га Ж. Год­ф­руа: лишь 7% содер­жа­ния сооб­ще­ния пере­да­ёт­ся смыс­лом слов, 38% инфор­ма­ции опре­де­ля­ет­ся инто­на­ци­ей, с кото­рой эти сло­ва про­из­но­сят­ся, и 55% – выра­же­ни­я­ми лица [2, C. 83].

Сре­ди менее рас­про­стра­нён­ных, но так­же доста­точ­но зна­чи­мых послед­ствий названы:

  • Ано­ним­ность.
  • Асо­ци­аль­ность. Неко­то­рые люди из-за это­го теря­ют инте­рес к реаль­но­сти. Мож­но отвык­нуть от реаль­но­го обще­ния. Неко­то­рые дети пере­ста­ют общать­ся в реаль­ной жизни.

Вме­сте с тем отме­тим, что одно из нега­тив­ных про­яв­ле­ний доступ­но­сти Интер­не­та и соци­аль­ных сетей – нарас­та­ние асо­ци­аль­но­сти лич­но­сти. Для обо­зна­че­ния это­го явле­ния япон­ские иссле­до­ва­те­ли пред­ло­жи­ли тер­мин «хики­ко­мо­ри», кото­рое обо­зна­ча­ет людей живу­щих, как пра­ви­ло, в мега­по­ли­сах, но стре­мя­щих­ся к мак­си­маль­но­му уеди­не­нию и изо­ля­ции от обще­ства. В более узком и усто­яв­шем­ся в Рос­сии зна­че­нии так назы­ва­ют людей в воз­расте 20–35 лет, кото­рые не учат­ся, не рабо­та­ют и сво­бод­ное вре­мя про­во­дят у компьютера.

  • Без­гра­мот­ность в напи­са­нии слов и фор­му­ли­ро­ва­нии сво­их мыслей.
  • Зави­си­мость от соци­аль­ных сетей. Вир­ту­аль­ное обще­ние дела­ет людей более зави­си­мы­ми от исполь­зо­ва­ния Интер­не­та, в част­но­сти соци­аль­ных сетей. Прак­ти­че­ски мас­со­вая зави­си­мость совре­мен­но­го обще­ства – посто­ян­но про­ве­рять сооб­ще­ния, почту, лен­ту ново­стей в соци­аль­ных сетях, часто во вре­мя реаль­ной встре­чи с кем-то или за семей­ным обедом/ужином. Чув­ствую зави­си­мость, не могу нор­маль­но рабо­тать и учить­ся, сосре­до­то­чить своё вни­ма­ние на чем-то одном.
  • Здо­ро­вье. Нега­тив­ное вли­я­ние на здо­ро­вье из-за мало­по­движ­но­сти, вызван­ной частым исполь­зо­ва­ни­ем устройств для выхо­да в соци­аль­ные сети (смарт­фо­ны, ноут­бу­ки, план­шет­ные, настоль­ные ком­пью­те­ры и пр.).
  • Имперсонализация/«двойное» дно. Под стра­ни­цей могут скры­вать­ся ужас­ные лич­но­сти (манья­ки, педо­фи­лы и т.д.), они явля­ют­ся угро­зой для детей. Прак­ти­че­ски каж­дый чело­век в соци­аль­ных сетях ведет себя ина­че, чем в реаль­ной жиз­ни. В соци­аль­ных сетях чело­век не рас­кры­ва­ет­ся пол­но­стью и часто в жиз­ни это совсем дру­гой чело­век. В сети люди чаще одни, в жиз­ни совсем дру­гие. Не можешь быть уве­рен, что за чело­век на самом деле тот, кто по ту сто­ро­ну экра­на; и даже, если ты зна­ком с ним в реаль­ной жиз­ни – нет гаран­тии, что от его име­ни с тобой не обща­ет­ся кто-то иной. Быва­ет чело­век выда­ёт за того кем не явля­ет­ся. Не смо­жешь понять каков чело­век на самом деле.
  • Нару­ше­ние при­ват­но­сти. Уяз­ви­мость лич­ной информации.
  • Обман и/или неис­крен­ность. Воз­мо­жен обман и неис­крен­ность чело­ве­ка. Нет уве­рен­но­сти в том, что собе­сед­ник тот, за кого себя выда­ёт. В соци­аль­ных сетях у собе­сед­ни­ка воз­рас­та­ет воз­мож­ность скрыть ряд лич­ных фак­тов. Не все­гда можешь быть уве­рен, что это реаль­ный чело­век. Мно­го непри­ят­ных людей, иллю­зий, лиш­ней инфор­ма­ции, неправ­ды и недо­по­ни­ма­ния. Не видишь чело­ве­ка, не про­ис­хо­дит живо­го кон­так­та, очень лег­ко обма­нуть чело­ве­ка в вир­ту­аль­ном «мире».
  • Слож­но­сти с реаль­ным обще­ни­ем. Дегра­да­ция (частич­ная утра­та) навы­ков реаль­но­го, «живо­го» обще­ния. Утра­чи­ва­ет­ся со вре­ме­нем зна­чи­мость лич­но­го обще­ния, осо­бен­но сре­ди под­рост­ков. Как след­ствие, упро­ще­ние речи, про­бле­мы при реаль­ном общении.
  • Сни­же­ние   про­из­во­ди­тель­но­сти    тру­да.    Отвле­че­ние   от    реаль­но­го    мира, сни­же­ние кон­цен­тра­ции вни­ма­ния и, как след­ствие, сни­же­ние ско­ро­сти основ­ной работы

Иное:

  • Вы посто­ян­но кому-то что-то обя­за­ны, если пре­бы­ва­е­те on-line. Фор­маль­но нель­зя уда­лять лиц из спис­ка «дру­зей», кото­рые не нуж­ны для свя­зи и не явля­ют­ся ника­кой состав­ля­ю­щей ваше­го насто­я­ще­го (но я же с вами не друж­ку, зачем вы мне). Из-за вир­ту­аль­но­го про­па­да­ет реаль­ное – про­си­жи­ва­ем жизнь за ком­пью­те­ром. В реаль­но­сти обсу­дить вопрос мож­но гораз­до быст­рее, чем в сетях, когда одна бесе­да может рас­тя­нуть­ся на несколь­ко дней.
  • Засо­рён­ность соци­аль­ных сетей недо­сто­вер­ной информацией.
  • Не все­гда люди опе­ра­тив­но реа­ги­ру­ют на мои сооб­ще­ния, кото­рые могут быть сроч­ны­ми. То есть, они про­чи­та­ют и отве­тят, толь­ко если захотят…
  • Не счи­таю вир­ту­аль­ное обще­ние мину­сом в прин­ци­пе. Если чело­век неза­ви­сим от соци­аль­ных сетей, он най­дёт вре­мя для сво­их реаль­ных дел.
  • Незна­ние инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий и сети Интер­нет при­во­дит к кон­флик­там, непо­ни­ма­ни­ем в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти. Допу­стим, люди оби­жа­ют­ся, что отве­ча­ешь не сра­зу, хотя ты нахо­дишь­ся не on-line в это время.
  • Обра­зы вме­сто реаль­ных людей; При встре­че чело­век не кажет­ся уже таким общи­тель­ным, он может немно­го сму­тить­ся и вооб­ще не сов­па­дать с тво­им пред­став­ле­ни­ем о нем.
  • Отни­ма­ет мно­го вре­ме­ни, ты про­сто зави­са­ешь, когда листа­ешь лен­ту, бро­дишь по сети без цели и не можешь оста­но­вить­ся. Поте­ря вре­ме­ни, пото­му что поми­мо обще­ния, мож­но про­сто сидеть в Интер­не­те и ухо­дит мно­го времени.
  • Отсут­ствие «анти-лай­ков» – часто так и хочет­ся его поста­вить в ответ на пуб­ли­ка­цию или фотографию.
  • Мно­го пишут не по делу, а не отве­тить не веж­ли­во. Это зани­ма­ет очень мно­го времени.
  • Пери­о­ди­че­ский стресс от того, что от тебя посто­ян­но кому-то что-то нужно.
  • Под­ме­на реаль­ных цен­но­стей вир­ту­аль­ны­ми, несуществующими.
  • Собе­сед­ник может обду­мы­вать ответ на сооб­ще­ния, что в живом обще­нии не удастся.

Пред­ста­вим рей­тинг наи­бо­лее попу­ляр­ных задач, для реше­ния кото­рых респон­ден­ты исполь­зу­ют ресур­сы соци­аль­ных сетей (см. табл. 1):

  1. Чте­ние новостей;
  2. Обще­ние с дру­зья­ми и зна­ко­мы­ми, когда они дале­ко и нет воз­мож­но­сти встре­тить­ся вжи­вую; про­смотр фото­гра­фий; музыка;
  3. Поиск инфор­ма­ции для лич­ных целей;
  4. Поиск инфор­ма­ции, необ­хо­ди­мой для работы;
  5. Раз­вле­че­ния (филь­мы); под­пис­ка на тема­ти­че­ские сообщества;
  6. Поиск в соци­аль­ных сетях инфор­ма­ции о кон­крет­ных людях, кото­рых вы зна­е­те в реаль­ной жизни.

Таблица 1. Распределение ответов респондентов на вопрос «Как часто вы осуществляете следующие действия в социальных сетях…» (в % к числу опрошенных, N = 690)

Таблица 1. Распределение ответов респондентов на вопрос «Как часто вы осуществляете следующие действия в социальных сетях...»

Срав­ни­тель­но непо­пу­ляр­ные заня­тия в соци­аль­ных сетях (см. табл. 2): поиск вир­ту­аль­ных зна­ко­мых, кото­рых вы не зна­е­те в реаль­ной жиз­ни; веде­ние биз­не­са; поиск рабо­ты; про­дви­же­ние себя как про­фес­си­о­на­ла; покуп­ка това­ров и/или услуг; раз­вле­че­ния (игры).

Таблица 2. Распределение ответов респондентов на вопрос «Как часто вы осуществляете следующие действия в социальных сетях…» (в % к числу опрошенных, N = 690)

Таблица 2. Распределение ответов респондентов на вопрос «Как часто вы осуществляете следующие действия в социальных сетях...»

Муж­чи­ны актив­нее исполь­зу­ют соци­аль­ные сети для веде­ния биз­не­са. Так, с раз­лич­ной пери­о­дич­но­стью их исполь­зу­ют для ука­зан­ной цели 47% муж­чин и толь­ко 29% жен­щин. Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ная часто­та исполь­зо­ва­ния – еже­не­дель­но и несколь­ко раз в неде­лю (20% муж­чин и 11% женщин).

Мак­си­маль­ное коли­че­ство респон­ден­тов исполь­зу­ют соци­аль­ные сети для обще­ния с дру­зья­ми и зна­ко­мы­ми, когда они дале­ко и нет воз­мож­но­сти встре­тить­ся вжи­вую: еже­днев­но — 48% муж­чин и 65% жен­щин, а с пери­о­дич­но­стью несколь­ко раз в неде­лю – 24% муж­чин и 17% женщин.

Еже­днев­но слу­ша­ют музы­ку в соци­аль­ных сетях 70% стар­ше­класс­ни­ков и 75% сту­ден­тов. Сре­ди респон­ден­тов стар­ше 30 лет – более поло­ви­ны (56%) слу­ша­ют музы­ку через соци­аль­ные сети ежедневно.

Жен­щи­ны исполь­зу­ют соци­аль­ные сети для еже­днев­но­го про­смот­ра фото­гра­фий в 70% слу­ча­ев, а муж­чи­ны лишь в 56%. Несколь­ко раз в неде­лю про­смат­ри­ва­ют фото­гра­фии в соци­аль­ных сетях 21% муж­чин и 16% женщин.

Нико­гда не исполь­зо­ва­ли соци­аль­ные сети для поис­ка рабо­ты 71% стар­ше­класс­ни­ков, 58% сту­ден­тов млад­ших кур­сов и 43% сту­ден­тов стар­ших кур­сов бака­лаври­а­та, 40% сту­ден­тов маги­стра­ту­ры и 30% респон­ден­тов, рабо­та­ю­щих пол­ный день.

Ресур­сы соци­аль­ных сетей для про­дви­же­ния себя как про­фес­си­о­на­ла срав­ни­тель­но актив­нее исполь­зу­ют муж­чи­ны – лишь 48% при отве­те на вопрос выбра­ли вари­ант отве­та “нико­гда”, а сре­ди жен­щин – 62%.

Наи­боль­шую интен­сив­ность в исполь­зо­ва­нии соци­аль­ных сетей для про­дви­же­ния себя как про­фес­си­о­на­ла демон­стри­ру­ют пред­ста­ви­те­ли про­фес­сии типа “чело­век – худо­же­ствен­ный образ” (лишь 47% выбра­ли вари­ан­ты отве­та “нико­гда”), “чело­век – чело­век” (54%). Наи­ме­нее актив­ны в этом плане пред­ста­ви­те­ли про­фес­сии “чело­век – зна­ко­вая систе­ма” (67%).

Потреб­но­сти, кото­рые удо­вле­тво­ря­ют соци­аль­ные сети, все­це­ло зави­сят от воз­рас­та респон­ден­та и сфе­ры его дея­тель­но­сти. Если для стар­ше­класс­ни­ков наи­бо­лее важ­ным явля­ет­ся само­утвер­жде­ние сре­ди одно­класс­ни­ков и дру­гих сверст­ни­ков, помощь в выпол­не­нии домаш­не­го зада­ния, под­го­тов­ка к ЕГЭ; то сре­ди сту­ден­тов на пер­вый план выхо­дит обще­ние по вопро­сам уче­бы и вне­учеб­ной дея­тель­но­сти (уча­стие в сту­ден­че­ских объ­еди­не­ни­ях и само­управ­ле­нии). Для респон­ден­тов, закон­чив­ших обу­че­ние и рабо­та­ю­щих на про­тя­же­нии все­го дня, соци­аль­ные сети предо­став­ля­ют неогра­ни­чен­ные ресур­сы для реше­ния рабо­чих вопро­сов, по зна­ком­ствам (лич­ных, рабо­чих, по инте­ре­сам), пози­ци­о­ни­ро­ва­нию себя как про­фес­си­о­на­ла, поис­ка инфор­ма­ции для рабо­ты и хоб­би. Так­же реа­ли­зу­ет­ся потреб­ность в поис­ке новых людей для реа­ли­за­ции раз­лич­ных проектов.

Сре­ди иных вари­ан­тов отве­та, назван­ных респондентами:

  • вза­и­мо­по­мощь;
  • воз­мож­ность про­дви­же­ния себя и проектов;
  • доступ к фото­гра­фи­ям дру­зей и воз­мож­ность наблю­дать за их жизнью;
  • само­раз­ви­тие, эру­ди­ция, рас­ши­ре­ние кругозора;
  • зна­ком­ство с новы­ми людьми;
  • само­об­ра­зо­ва­ние;
  • опе­ра­тив­ное реше­ние орга­ни­за­ци­он­ных вопросов;
  • сво­бо­да, все­доз­во­лен­ность, спо­соб­ность выра­зить себя;
  • пер­спек­ти­вы изу­че­ния ино­стран­но­го язы­ка вслед­ствие обще­ния с носи­те­ля­ми языка.

Итак, основ­ная цель исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей – обще­ние. Но, как пра­ви­ло, в соци­аль­ных сетях чело­век хочет слы­шать и видеть пре­иму­ще­ствен­но похва­лу в свой адрес. Кри­ти­ка (в любой ее фор­ме) непри­ем­ле­ма, а отзы­вы и ком­мен­та­рии, кото­рые не несут пози­тив­ной кон­но­та­ции – могут быть уда­ле­ны авто­ром пуб­ли­ка­ции и/или моде­ра­то­ром груп­пы. На сего­дняш­ний день в соци­аль­ных сетях знак “анти-лайк” отсут­ству­ет. Соот­вет­ству­ю­щую поли­ти­ку руко­вод­ства соци­аль­ных сетей мож­но трак­то­вать сле­ду­ю­щим обра­зом: поль­зо­ва­тель не дол­жен выра­жать несогласие.

В рам­ках наше­го иссле­до­ва­ния мы зада­ли респон­ден­там вопрос: «Изме­ни­лось бы Ваше отно­ше­ние к поль­зо­ва­те­лю соци­аль­ной сети, если бы (при нали­чии такой воз­мож­но­сти) он отме­тил вашу запись «анти-лай­ком»»? Утвер­ди­тель­ный ответ дал каж­дый пятый респон­дент – 21% («да», «ско­рее да, чем нет»). Вари­ан­ты отве­тов «ско­рее нет, чем да» выбрал каж­дый вто­рой респон­дент (52%) и кате­го­рич­ное «нет» выра­зил каж­дый чет­вёр­тый респон­дент. Чем млад­ше респон­дент, тем выше для него зна­чи­мость мне­ния дру­гих людей.

Приватность

Обще­до­ступ­ность Интер­не­та, его встра­и­ва­ние в повсе­днев­ные соци­аль­ные прак­ти­ки, внес­ло свои кор­рек­ти­вы в раз­лич­ные соци­аль­ные про­цес­сы [1]. Рас­про­стра­не­ние пер­со­наль­ных дан­ных в Интер­не­те – одна из наи­бо­лее «ост­рых» и акту­аль­ных тем для всех и осо­бен­но для моло­дых поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей. 

Раз­ви­тие совре­мен­ных тех­но­ло­гий застав­ля­ет обще­ство заду­мы­вать­ся над тем, что раз­ме­щая лич­ную инфор­ма­цию на про­сто­рах web-стра­ниц, они под­вер­га­ют себя опас­но­сти: пер­со­наль­ные дан­ные, попав­шие в сво­бод­ный доступ, могут исполь­зо­вать­ся тре­тьи­ми лица­ми в ком­мер­че­ских и иных целях.

В совре­мен­ных усло­ви­ях рас­про­стра­не­ния Интер­не­та и соци­аль­ных сетей доста­точ­но акту­аль­ным ста­но­вит­ся вопрос сохра­не­ния и под­дер­жа­ния при­ват­но­сти информации. 

Гово­ря о при­ват­но­сти, необ­хо­ди­мо отме­тить два аспек­та — нераз­гла­ше­ние лич­ной пере­пис­ки и при­ват­ность инфор­ма­ции лич­но­го харак­те­ра, кото­рую поль­зо­ва­тель раз­ме­ща­ет в соци­аль­ных сетях, рас­счи­ты­вая, что она будет доступ­на толь­ко ему или огра­ни­чен­но­му кру­гу поль­зо­ва­те­лей. В послед­нем слу­чае, нару­ше­ние при­ват­но­сти может про­изой­ти если поль­зо­ва­тель недо­ста­точ­но разо­брал­ся в настрой­ках соци­аль­ной сети, не изу­чил поль­зо­ва­тель­ское согла­ше­ние либо пре­не­брёг эле­мен­тар­ны­ми пра­ви­ла­ми вза­и­мо­дей­ствия в киберсреде.

Весь­ма зна­чи­мой соци­аль­ной про­бле­мой, с кото­рой стал­ки­ва­ет­ся лич­ность в инфор­ма­ци­он­ном обще­стве, явля­ет­ся доми­ни­ро­ва­ние пуб­лич­но­сти и утра­та цен­но­сти кон­фи­ден­ци­аль­но­сти и при­ват­но­сти [6]. В рабо­те «Утра­чен­ная укром­ность част­ной жиз­ни» извест­ный ита­льян­ский фило­соф У. Эко пишет, что глав­ным абсур­дом совре­мен­но­го обще­ства стал доб­ро­воль­ный отказ от при­ват­но­сти, гра­ни­ча­щий с пато­ло­ги­ей и экс­ги­би­ци­о­низ­мом [11, с. 156].

У. Эко, затра­ги­вая про­бле­му исчез­но­ве­ния при­ват­но­сти лич­ной жиз­ни, пишет: «Посе­щая домаш­ние стра­нич­ки, обна­ру­жи­ва­ешь, что целью мно­же­ства людей явля­ет­ся обна­ро­до­ва­ние сво­ей мало­ин­те­рес­ной нор­маль­но­сти или, хуже того, мало­ин­те­рес­ной ненор­маль­но­сти. <…> цель их — обна­ро­до­вать пред лицом всех окру­жа­ю­щих фак­ты сво­е­го част­но­го суще­ство­ва­ния» [10].

По образ­но­му выра­же­нию А.Г. Дуги­на, соци­аль­ные сети для совре­мен­но­го чело­ве­ка явля­ют­ся “сур­ро­га­том бес­смер­тия”, они напо­ми­на­ют ему о том, что он ещё жив, что он существует.

Так, в сен­тяб­ре 2016 года в Рос­сии про­ве­де­на Все­рос­сий­ская акция, посвя­щён­ная без­опас­но­сти школь­ни­ков в сети Интер­нет. Орга­ни­за­то­ры меро­при­я­тия – Мини­стер­ство обра­зо­ва­ния и нау­ки Рос­сий­ской Феде­ра­ции, депар­та­мент госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки в сфе­ре обще­го образования. 

Детей научи­ли как себя вести в Интер­не­те и, в част­но­сти, в соци­аль­ных сетях. Какую инфор­ма­цию о себе и сво­их дру­зьях мож­но выкла­ды­вать в Интер­нет? Детям необ­хо­ди­мо объ­яс­нить, что раз­ме­ще­ние на про­сто­рах сети сво­их дан­ных и фото­гра­фий в даль­ней­шем может опо­ро­чить их репутацию.

Насколь­ко важ­на для респон­ден­та ано­ним­ность, кото­рую предо­став­ля­ют соци­аль­ные сети? Жен­щи­ны в сред­нем более высо­ко ценят ано­ним­ность, кото­рую предо­став­ля­ют соци­аль­ные сети: вари­ан­ты отве­та «да» и «ско­рее да, чем нет» выска­за­ли 41% муж­чин и 52% жен­щин. Ано­ним­ность в соци­аль­ной сети абсо­лют­но не зна­чи­ма для каж­до­го чет­вёр­то­го муж­чи­ны (24%) и лишь для каж­дой шестой жен­щи­ны (16%).

Абсо­лют­ное боль­шин­ство респон­ден­тов заре­ги­стри­ро­ва­ны в соци­аль­ных сетях под сво­им реаль­ным име­нем и фами­ли­ей (82%). Чем стар­ше респон­дент, тем чаще в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти он пре­зен­ту­ет свой реаль­ный образ (см. табл. 3). 

Соот­вет­ствен­но, мож­но сде­лать вывод о высо­кой сте­пе­ни сфор­ми­ро­ван­но­сти соб­ствен­ной иден­тич­но­сти респон­ден­тов стар­ше 23 лет и жела­нии транс­ли­ро­вать в соци­аль­ных сетях свой реаль­ный образ, не скры­ва­ясь под «мас­кой» чужих имён и фотографий.

Таблица 3. Распределение ответов респондентов на вопрос: «В социальных сетях вы зарегистрированы под своим реальным именем и фамилией?» (в % к числу опрошенных)

Таблица 3. Распределение ответов респондентов на вопрос: «В социальных сетях вы зарегистрированы под своим реальным именем и фамилией?»

Реаль­ная фото­гра­фия раз­ме­ще­на в про­фи­лях абсо­лют­но­го боль­шин­ства респон­ден­тов (78%): сре­ди стар­ше­класс­ни­ков – 68%, сту­ден­тов – 75%, а сре­ди рабо­та­ю­щих – 95%. 

В рам­ках наше­го иссле­до­ва­ния респон­ден­там был задан вопрос: “Добав­ля­е­те ли Вы в “дру­зья” людей, если Вы не зна­е­те их в реаль­но­сти и не пла­ни­ру­е­те под­дер­жи­вать с ним обще­ние в даль­ней­шем”? Нико­гда так не посту­па­ют 65% жен­щин и 55% муж­чин. Часто добав­ля­ют незна­ком­цев в соци­аль­ные сети, откры­вая им доступ к при­ват­ной инфор­ма­ции – 5% муж­чин и 3% жен­щин; вари­ант отве­та “ино­гда” выбра­ли 40% муж­чин и 32% женщин.

Стра­те­гия барье­ра при­ват­но­сти зави­сит от рода заня­тий респон­ден­та. Респон­ден­ты, рабо­та­ю­щие пол­ный день, более откры­ты кон­так­там с незна­ком­ца­ми (10%), чем стар­ше­класс­ни­ки и сту­ден­ты бака­лаври­а­та и маги­стра­ту­ры (по 3%, соот­вет­ствен­но). Вари­ант отве­та «нико­гда» выбра­ли 63% стар­ше­класс­ни­ков, 66% сту­ден­тов и 52% работающих.

Абсо­лют­ное боль­шин­ство респон­ден­тов ощу­ща­ют необ­хо­ди­мость пред­при­ни­мать меры без­опас­но­сти в раз­ме­ще­нии инфор­ма­ции в соци­аль­ных сетях (83%). Каж­дый тре­тий респон­дент (33%) согла­сен с утвер­жде­ни­ем, что «в соци­аль­ных сетях рас­про­стра­ня­е­те о себе доста­точ­но лич­ной инфор­ма­ции, собрав кото­рую, мож­но при­чи­нить Вам вред» (13% – «да», 20% – ско­рее да, чем нет»).

Чаще все­го респон­ден­ты раз­ме­ща­ют в сво­бод­ном досту­пе инфор­ма­цию о сво­ём место­по­ло­же­нии, сопро­вож­дая её гео­те­гом (22% – часто, 25% – несколь­ко раз), а так­же об отъ­ез­де в отпуск и про­дол­жи­тель­но­сти сво­е­го отсут­ствия (10% – часто, 26% – несколь­ко раз).

Таблица 4. Распределение ответов респондентов на вопрос: «Размещали ли Вы хотя бы раз в социальных сетях…» (в % к числу опрошенных)

Таблица 4. Распределение ответов респондентов на вопрос: «Размещали ли Вы хотя бы раз в социальных сетях...»

Какие меры без­опас­но­сти необ­хо­ди­мо пред­при­ни­мать при раз­ме­ще­нии инфор­ма­ции в соци­аль­ных сетях? На этот вопрос дали отве­ты 35% респондентов.

Респон­ден­ты осо­зна­ют потен­ци­аль­ный риск от раз­ме­ще­ния той или иной инфор­ма­ции в сети Интер­нет; респон­ден­ты стар­ших воз­раст­ных групп пони­ма­ют, что мож­но выкла­ды­вать в сеть, а что луч­ше не выстав­лять на все­об­щее обозрение. 

Раз­ме­щать мож­но толь­ко ту инфор­ма­цию, кото­рая: во-пер­вых, явля­ет­ся досто­вер­ной, во-вто­рых, не при­не­сёт вред тем или тому, о чем или о ком идёт речь; в‑третьих, поль­зо­ва­тель дол­жен быть уве­рен, что эта инфор­ма­ция потом не обер­нёт­ся про­тив тебя и тво­их дей­ствий. Одна­ко, не все­гда при­дер­жи­ва­ют­ся этих зна­ний на практике.

Итак, респон­ден­ты упо­мя­ну­ли сле­ду­ю­щие меры без­опас­но­сти при раз­ме­ще­нии инфор­ма­ции в соци­аль­ных сетях:

  • В Интер­не­те нуж­но быть осто­рож­ным и даже скрытным.
  • Воз­мож­ность скры­вать год рож­де­ния, вполне может хва­тить дня и меся­ца, это каса­ет­ся как мини­мум моло­дых людей, взрос­лых это не долж­но волновать.
  • Воз­мож­ность уда­лить свою стра­ни­цу без воз­мож­но­сти вос­ста­нов­ле­ния, со всех Интернет-ресурсов.
  • Закра­ши­вать на фото­гра­фи­ях циф­ры и дан­ные, кото­рые помо­гут иден­ти­фи­ци­ро­вать вас, напри­мер, при раз­ме­ще­нии фото­гра­фии авто­мо­би­ля с госу­дар­ствен­ным номером.
  • Защи­щать стра­ни­цу в соци­аль­ной сети от взлом­щи­ков, кото­рые могут полу­чить доступ к лич­ной информации.
  • Изу­чить зако­но­да­тель­ство в обла­сти Интер­нет и инфор­ма­ци­он­ных технологий.
  • Как мож­но мень­ше инфор­ма­ции предо­став­лять о сво­их пере­дви­же­ни­ях в реаль­ном вре­ме­ни, не ука­зы­вать ника­кой лиш­ней инфор­ма­ции о себе, осо­бен­но каких-либо лич­ных доку­мен­тов, фото­гра­фии пуб­ли­ко­вать не в режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни, а пост­фак­тум и т.п.
  • Надо каж­дый раз спра­ши­вать себя: «А это дей­стви­тель­но нуж­но?», то есть если раз­ме­ща­ешь какую-либо инфор­ма­цию, нуж­но быть уве­рен­ным, что этой инфор­ма­ци­ей никто не вос­поль­зу­ет­ся во вред тебе или тво­им близким.
  • Не выкла­ды­вать лиш­нее, что может испор­тить репу­та­цию или пагуб­но повли­ять на даль­ней­шее буду­щее. Нуж­но пом­нить, что любая инфор­ма­ция может быть исполь­зо­ва­на про­тив вас, ском­про­ме­ти­ро­вав вас впоследствии.
  • Не выкла­ды­вать откро­вен­ные фото и какую-либо запре­щён­ную зако­но­да­тель­ством инфор­ма­цию (напри­мер, мате­ри­а­лы экс­тре­мист­ско­го содер­жа­ния, оскорб­ле­ния дру­гих поль­зо­ва­те­лей и пр.).
  • С осто­рож­но­стью отно­сить­ся к выбо­ру дру­зей в сети Интер­нет – не добав­лять в соци­аль­ные сети боль­шое коли­че­ство под­пис­чи­ков толь­ко для созда­ния иллю­зор­ной попу­ляр­но­сти (акту­аль­но для под­рост­ков и пуб­лич­ных людей).
  • Не надо мно­го лич­ной инфор­ма­ции (обыч­ный поль­зо­ва­тель нико­му не нужен, если он не Пре­зи­дент, губер­на­тор, чинов­ник и иная пуб­лич­ная лич­ность и т.д.).
  • Не писать ниче­го кон­крет­но­го и кон­фи­ден­ци­аль­но­го (у меня на стра­ни­це есть инфор­ма­ция толь­ко о меро­при­я­ти­ях вуза, пес­ни и пара фотографий).
  • Не писать подроб­ную инфор­ма­цию о сво­ём место­на­хож­де­нии и пере­дви­же­ни­ях и с кем про­во­дишь вре­мя (фото с вече­ри­нок со ссыл­ка­ми на стра­ни­цы всех тех, кто изоб­ра­жён на фотографии).
  • Не пока­зы­вать при­над­ле­жа­щие тебе цен­ные вещи на фотографиях.
  • Не раз­ме­щать инфор­ма­цию о чле­нах сво­ей семьи и дру­гих людях, кото­рую они не хоте­ли бы раз­гла­шать (домаш­ний и рабо­чий адрес, теле­фон, номе­ра авто­мо­би­ля и прочее).
  • Не раз­ме­щать фото, не соот­вет­ству­ю­щее мораль­ным и эти­че­ским нор­мам общества.
  • Не рас­про­стра­нять­ся про семью, не писать всё то, что чув­ству­ешь на тот момент, не писать на пуб­ли­ку про себя или пока­зы­вать свои лич­ност­ные качества.
  • Не ука­зы­вать адре­са и даты отсут­ствия, и место (город, стра­ну, куда едешь) для всей новост­ной лен­ты; инфор­ма­цию о финан­со­вом поло­же­нии; инфор­ма­цию о семье со ссыл­ка­ми на стра­ни­цы род­ствен­ни­ков (роди­те­лей, бра­тьев и сестёр).
  • Необ­хо­ди­мо обра­щать вни­ма­ние на послед­ние изме­не­ния в поль­зо­ва­тель­ских согла­ше­ни­ях соци­аль­ных сетей!
  • Огра­дить детей от потен­ци­аль­но опас­но­го кон­тен­та (систе­ма 18+ при реги­стра­ции во мно­гих соци­аль­ных сетях не поме­ха и мно­же­ство детей поль­зу­ют­ся ими. «ВКон­так­те» очень мно­го опас­но­го кон­тен­та, в том чис­ле пор­но­гра­фии, что, без­услов­но, опас­но для нес­фор­ми­ро­вав­ше­го­ся созна­ния. Если кон­крет­но по раз­ме­ще­нию инфор­ма­ции, то мож­но начать хотя бы с гео­те­га, что он дей­стви­тель­но может нане­сти боль­ше вре­да, так как по нему мож­но про­сле­дить, где сей­час нахо­дит­ся чело­век).
  • Скры­вать инфор­ма­цию, по кото­рой мож­но лег­ко иден­ти­фи­ци­ро­вать чело­ве­ка (номер теле­фо­на, точ­ный адрес про­жи­ва­ния и рабо­ты, скан пас­пор­та, СНИЛС, ИНН, госу­дар­ствен­но­го номе­ра автомобиля).
  • Соблю­дать стро­гую кон­фи­ден­ци­аль­ность. Ста­вить фильтр, чтоб лич­ную инфор­ма­цию смот­ре­ли толь­ко с тво­е­го согла­сия или опре­де­лён­ные люди (близ­кие дру­зья, род­ствен­ни­ки), а для посто­рон­них и незна­ко­мых людей она была скрытой.
  • Созда­вать слож­ные паро­ли, регу­ляр­но их менять и не запи­сы­вать на бумажку!
  • Уда­лять пере­пис­ку – «про­чи­тал сооб­ще­ние и сра­зу его удали»!
  • Филь­тро­вать доступ к инфор­ма­ции для людей раз­лич­ных кате­го­рий (дру­зья, род­ствен­ни­ки) или закры­вать про­филь (если это поз­во­ля­ет соци­аль­ная сеть) от поль­зо­ва­те­лей, кото­рые не явля­ют­ся ваши­ми дру­зья­ми. Исполь­зо­ва­ние при­ват­но­го режи­ма: доступ к лич­ной инфор­ма­ции толь­ко для друзей.
  • Филь­тро­вать инфор­ма­цию, кото­рую раз­ме­ща­ем в сети на лич­ную (непуб­лич­ную) и обще­ствен­ную (инте­рес­ную ауди­то­рии): первую пуб­ли­ко­вать как мож­но реже, а вто­рую – чаще, так как это необ­хо­ди­мо для лич­но­го пози­ци­о­ни­ро­ва­ния в соци­аль­ных сетях.

Вме­сте с тем, были и ней­траль­ные отве­ты в духе: «каж­дый отве­ча­ет за себя». «Это инди­ви­ду­аль­но, зави­сит лич­но­сти и дея­тель­но­сти чело­ве­ка и от того, что может потен­ци­аль­но быть угро­зой исхо­дя из это­го»; «каж­дый чело­век сам реша­ет, что ему раз­ме­щать, а что нет. Все эти дей­ствия на его совести».

Заключение

Вир­ту­аль­ное обще­ние – опе­ра­тив­ный спо­соб полу­че­ния инфор­ма­ции в любое удоб­ное вре­мя (без нару­ше­ния эти­ке­та и усто­ев обще­ства). Поиск нуж­но­го чело­ве­ка стал исчис­лять­ся несколь­ки­ми кли­ка­ми мыш­ки. Бла­го­да­ря откры­то­сти инфор­ма­ции, све­де­ния о жиз­ни кон­крет­но­го чело­ве­ка пере­ста­ли быть толь­ко его собственностью. 

С раз­ви­ти­ем соци­аль­ных сетей у неко­то­рых моло­дых людей, кото­рые толь­ко начи­на­ют осва­и­вать вир­ту­аль­ное про­стран­ство, появ­ля­ет­ся две жиз­ни: одна в соци­аль­ной сети, вто­рая в реаль­но­сти. От пове­де­ния в этих двух жиз­нях зави­сит его буду­щее, карье­ра, поло­же­ние в обще­стве и прочее. 

В резуль­та­те про­ве­дён­но­го науч­но­го иссле­до­ва­ния мы выяс­ни­ли, что соци­аль­ные сети для боль­шин­ства респон­ден­тов это: мобиль­ность, обще­ние на рас­сто­я­нии, воз­мож­ность обще­ния в ком­форт­ном рит­ме с воз­мож­но­стью обду­мать, чёт­кость фор­му­ли­ров­ки мыс­ли, воз­мож­ность най­ти допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию о чело­ве­ке, филь­тра­ция информации. 

Боль­шин­ство респон­ден­тов осо­зна­ют зна­чи­мость при­ват­но­сти инфор­ма­ции и воз­мож­ный риск (физи­че­ский, репу­та­ци­он­ный и пр.) от пове­де­ния в соци­аль­ных сетях.

Литература

  1. Бакла­нов И.С., Яцен­ко А.Л. Роль соци­аль­ных сетей в про­цес­сах гло­ба­ли­за­ции // Лич­ность. Куль­ту­ра. Обще­ство. 2010. Т. XII. №4 (59–60). С. 309–315.
  2. Год­ф­руа Ж. Что такое пси­хо­ло­гия: В 2 т. — М.: Мир, 1992. — Т. 2. — 376 с.
  3. Даню­ши­на Ю.В. Ком­му­ни­ка­тив­ная без­опас­ность в госу­дар­ствен­ном и дело­вом управ­ле­нии // Язык. Сло­вес­ность. Куль­ту­ра. – 2011. – №1. – С. 71–86, 2011, 72.
  4. Ефи­мо­ва Г.З., Зюбан Е.В. Соци­аль­ные сети как эле­мент соци­аль­но- эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия пост­ин­ду­стри­аль­но­го обще­ства // Интер­нет-жур­нал «Нау­ко­ве­де­ние» Том 7, №6 (2015).
  5. Мак­кам­мон Р. У них так при­ня­то. Как пра­виль­но пожи­мать руку, вовре­мя заты­кать­ся, рабо­тать с м*даками и дру­гие важ­ные скил­лы, кото­рым вас никто не учил. – М.: Манн, Ива­нов и Фер­бер. – 2016. – 256 с.
  6. Сар­ки­сян М.В. «Болт­ли­вое боль­шин­ство»: при­ват­ность, рабо­та и досуг в кибер­про­стран­стве // Чело­ве­че­ский капи­тал. 2014. №9 (69). С. 105–107.
  7. Тур­ка­но­ва В.И. При­ват­ность в Интер­не­те и рас­про­стра­не­ние лич­ных дан­ных под­рост­ка­ми // Науч­ные ведо­мо­сти Бел­го­род­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Серия: Фило­со­фия. Социо­ло­гия. Пра­во. 2010. №14. С. 292–295. С. 292
  8. Тягу­нов А.А., Евсти­фе­е­ва Е.А., Май­ко­ва Э.Ю., Коз­лов А.Г. Рис­ки лич­ност­но­го про­стран­ства: при­ват­ность и инфор­ма­ци­он­ная без­опас­ность // Вест­ник Твер­ско­го госу­дар­ствен­но­го тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та. Серия: Нау­ки об обще­стве и гума­ни­тар­ные нау­ки. 2013. №2. С. 11–16.
  9. Хоган Б. Ана­лиз соци­аль­ных сетей в Интернете.
  10. Эко У. Пол­ный назад. М.: Экс­мо, 2007, с. 163–165.
  11. Эко У. Утра­чен­ная укром­ность част­ной жиз­ни // Эко У. Пол­ный назад! «Горя­чие вой­ны» и попу­лизм в СМИ. — М.: Экс­мо, 2007. — 592 с., с. 156.
  12. Boyd, D. (2006). Friends, friendsters and top 8: Writing community into being on social network sites. First Monday, 11(12).
Источ­ник: Интер­нет-жур­нал «Мир нау­ки» 2016, Том 4, номер 5.

Об авторах

  • Гали­на Зино­вьев­на Ефи­мо­ва — ФГАОУ ВПО «Тюмен­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет», Рос­сия, Тюмень Доцент кафед­ры «Общей и эко­но­ми­че­ской социологии».
  • Евге­ний Вик­то­ро­вич Зюбан — ФГАОУ ВПО «Тюмен­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет», Рос­сия, Тюмень Доцент кафед­ры «Эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти, уче­та, ана­ли­за и ауди­та» Кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских наук.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest