Аянян А.Н., Марцинковская Т.Д. Социализация подростков в информационном пространстве

А

Интернет-коммуникация и информационная социализация

Про­бле­ма инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий и их вли­я­ния на все сто­ро­ны жиз­ни и дея­тель­но­сти людей явля­ет­ся в насто­я­щее вре­мя одной из веду­щих для мно­гих науч­ных дис­ци­плин – от био­ло­гии и физи­ки, до куль­ту­ро­ло­гии и социо­ло­гии. Боль­шое место эта про­бле­ма зани­ма­ет и в пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ни­ях, при этом веду­щее зна­че­ние при­да­ет­ся имен­но элек­трон­ным СМИ, глав­ным обра­зом Интер­не­ту.

Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции и осо­бен­но­сти вир­ту­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия осо­бен­но зна­чи­мы в совре­мен­ном тран­зи­тив­ном обще­стве, так как при этом меня­ет­ся роль про­стран­ства и вре­ме­ни, точ­нее, очень быст­ро изме­ня­ют­ся пред­став­ле­ния людей о про­стран­ствен­но-вре­мен­ных гра­ни­цах, акту­а­ли­зи­ру­ет­ся необ­хо­ди­мость как быст­рой транс­фор­ма­ции соб­ствен­ных пред­став­ле­ний о мире, так и обме­на эти­ми пред­став­ле­ни­я­ми. При этом ком­му­ни­ка­ция может про­ис­хо­дить меж­ду людь­ми, нахо­дя­щи­ми­ся не толь­ко в раз­ных точ­ках зем­но­го шара, но и в раз­ных вре­мен­ных про­стран­ствах.

Акту­аль­ность изу­че­ния инфор­ма­ци­он­ной соци­а­ли­за­ции свя­за­на и с тем, что в совре­мен­ном мире роль инфор­ма­ции и инфор­ма­ци­он­но­го воз­дей­ствия на моти­ва­цию и пове­де­ние людей всех воз­рас­тов посто­ян­но уве­ли­чи­ва­ет­ся. Имен­но этот факт поз­во­лил уче­ным гово­рить о воз­ник­но­ве­нии «инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства» и «инфор­ма­ци­он­ной культуры». 

В кон­тек­сте про­бле­мы инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства в насто­я­щее вре­мя изу­ча­ет­ся вли­я­ние соци­а­ли­за­ци­он­но­го воз­дей­ствия (как пози­тив­но­го, так и нега­тив­но­го) инфор­ма­ции, осо­бен­но­стей это­го вли­я­ния на людей раз­но­го воз­рас­та, про­жи­ва­ю­щих в раз­лич­ных соци­аль­ных про­стран­ствах.

Поэто­му в насто­я­щее вре­мя в первую оче­редь изу­ча­ет­ся про­бле­ма пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей вза­и­мо­дей­ствия и ком­му­ни­ка­ции при помо­щи новых инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий. Вни­ма­ние уче­ных фоку­си­ру­ет­ся на про­бле­мах, свя­зан­ных с ана­ли­зом доми­ни­ро­ва­ния того или ино­го инсти­ту­та инфор­ма­ци­он­ной соци­а­ли­за­ции или фор­мы СМИ в раз­ных реги­о­нах и странах. 

Так как дан­ные, полу­чен­ные в послед­ние деся­ти­ле­тия, крайне про­ти­во­ре­чи­вы и неод­но­знач­ны, изу­че­ние спе­ци­фи­ки интер­нет-ком­му­ни­ка­ции оста­ет­ся в насто­я­щее вре­мя в цен­тре вни­ма­ния иссле­до­ва­те­лей раз­ных стран, хотя тео­ре­ти­че­ское обос­но­ва­ние пре­иму­ще­ствен­но­го изу­че­ния имен­но пара­мет­ров ком­му­ни­ка­ции в про­цес­се инфор­ма­ци­он­ной соци­а­ли­за­ции не под­ле­жит уже ника­ко­му сомнению. 

Зву­чав­ший когда-то спор­но извест­ный тезис Э.Тоффлера о том, что не толь­ко и не столь­ко инфор­ма­ция, сколь­ко спе­ци­фи­че­ская ком­му­ни­ка­ция ста­нет смыс­ло­об­ра­зу­ю­щим стерж­нем новой, инфор­ма­ци­он­ной, эпо­хи, сего­дня уже не нуж­да­ет­ся в доказательствах. 

Тео­ре­ти­ко-мето­до­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния про­бле­мы соци­аль­но­го про­стран­ства убе­ди­тель­но дока­зы­ва­ют, что совре­мен­ная куль­ту­ра явля­ет­ся инфор­ма­ци­он­ной, а само пред­став­ле­ние о мире и о себе как нико­гда зави­сит от инфор­ма­ци­он­но­го воз­дей­ствия раз­лич­ных СМИ и СМК. Поэто­му одной из важ­ней­ших про­блем явля­ет­ся изу­че­ние инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства, кото­рое в насто­я­щее вре­мя носит сти­хий­ный характер. 

Несо­мнен­но, что полу­ча­е­мая людь­ми инфор­ма­ция свя­за­на с их соци­аль­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми, так как уста­нов­ки и аппер­цеп­тив­ные поля не могут не повли­ять в каче­стве свое­об­раз­но­го «изби­ра­тель­но­го вни­ма­ния» на выбор и источ­ни­ка, и содер­жа­ния инфор­ма­ции. В то же вре­мя сама вос­при­ни­ма­е­мая инфор­ма­ция вли­я­ет на уже име­ю­щу­ю­ся систе­му поня­тий, изме­няя и/или частич­но моди­фи­ци­руя ее, что в неко­то­рой сте­пе­ни под­твер­жда­ет­ся и кон­цеп­ци­ей кван­то­вой инфор­ма­ции.

Осо­бый инте­рес пред­став­ля­ют элек­трон­ные сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, как в плане спо­со­ба пода­чи мате­ри­а­ла, так и в плане более глу­бин­но­го воз­дей­ствия на лич­ность реци­пи­ен­тов. При этом важ­ным момен­том явля­ет­ся то, что, как уже отме­ча­лось выше, наи­бо­лее актив­но Интер­не­том поль­зу­ют­ся имен­но под­рост­ки, для кото­рых Интер­нет стал одной из при­выч­ных гра­ней бытия и для кото­рых опе­ра­ци­о­наль­ная сто­ро­на исполь­зо­ва­ния элек­трон­ных СМИ не пред­став­ля­ет слож­но­стей, в отли­чие от более стар­ших поко­ле­ний.

На сего­дняш­ний день акту­а­ли­зи­ру­ют­ся вопро­сы, свя­зан­ные с изу­че­ни­ем воз­раст­ных и тер­ри­то­ри­аль­ных осо­бен­но­стей интер­нет-ком­му­ни­ка­ции и интер­нет-пред­по­чте­ний, а так­же про­бле­ма вли­я­ния вир­ту­аль­но­го обще­ния и вир­ту­аль­ных инфор­ма­ци­он­ных пред­по­чте­ний на про­цесс ста­нов­ле­ния лич­но­сти совре­мен­ных под­рост­ков.

В иссле­до­ва­ни­ях, про­ве­ден­ных в послед­ние годы, боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся так­же ана­ли­зу инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства с точ­ки зре­ния его вли­я­ния на соци­аль­ную стра­ти­фи­ка­цию раз­ных, пре­иму­ще­ствен­но моло­деж­ных, групп. Этот важ­ный фак­тор инфор­ма­ци­он­ной соци­а­ли­за­ции пока еще недо­ста­точ­но изу­чен, хотя даже поверх­ност­ный ана­лиз поль­зо­ва­те­лей ТВ и таких сете­вых сооб­ществ, как Facebook и «ВКон­так­те», пока­зы­ва­ет нали­чие как воз­раст­ных, так и соци­аль­ных и реги­о­наль­ных раз­ли­чий.

В рабо­тах Вой­скун­ско­го, Баба­е­вой, Белин­ской, Голу­бе­вой [Баба­е­ва и др., 2000; Белин­ская, 2002, 2013; Вой­скун­ский, 2000, 2010, 2014; Голу­бе­ва, 2012] пока­зы­ва­ет­ся, что за послед­ние пят­на­дцать лет во всем мире про­ис­хо­дит посто­ян­ное сни­же­ние воз­рас­та «ком­пью­тер­ной ини­ци­а­ции». Как отме­ча­ют Вой­скун­ский и Белин­ская, эта тен­ден­ция харак­тер­на и для рос­сий­ских под­рост­ков, при­чем актив­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми Интер­не­та ста­но­вит­ся все боль­шее чис­ло под­рост­ков не толь­ко в боль­ших горо­дах, но и в реги­о­нах, в малых посе­ле­ни­ях.

Поэто­му осо­бую акту­аль­ность «инфор­ма­ци­он­ное изме­ре­ние» содер­жа­ния соци­а­ли­за­ции име­ет для под­рост­ко­во­го и юно­ше­ско­го воз­рас­та. Это свя­за­но, во-пер­вых, с зада­ча­ми раз­ви­тия дан­но­го воз­рас­та – рас­ши­ре­ние кру­га обще­ния и вза­и­мо­дей­ствия, актив­ный поиск рефе­рент­ных групп, раз­лич­ные линии кон­стру­и­ро­ва­ния соци­аль­ной иден­тич­но­сти. Во-вто­рых, имен­но дан­ный воз­раст ста­но­вит­ся «про­вод­ни­ком» норм и пра­вил вза­и­мо­дей­ствия инфор­ма­ци­он­ной эпо­хи в дру­гие воз­раст­ные когор­ты.

Гово­ря о про­цес­се инфор­ма­ци­он­ной соци­а­ли­за­ции, необ­хо­ди­мо под­черк­нуть и зна­че­ние инфор­ма­ци­он­ной ресо­ци­а­ли­за­ции, то есть нахож­де­ния новых путей и спо­со­бов полу­че­ния и рабо­ты с инфор­ма­ци­ей зре­лы­ми и пожи­лы­ми людь­ми. Этот вопрос име­ет боль­шое зна­че­ние с точ­ки зре­ния их виде­ния мира, их общей соци­а­ли­за­ции, а так­же с точ­ки зре­ния обще­ния, вза­и­мо­дей­ствия и кон­флик­тов людей раз­ных воз­раст­ных когорт, по-раз­но­му исполь­зу­ю­щих и отно­ся­щих­ся к печат­ным и элек­трон­ным СМИ.

При этом важ­ны как отно­ше­ния по вер­ти­ка­ли (дети – взрос­лые), так и отно­ше­ния по гори­зон­та­ли меж­ду сверст­ни­ка­ми. В пер­вом слу­чае про­ис­хо­дит транс­ля­ция не толь­ко веду­щих для куль­ту­ры цен­но­стей и эта­ло­нов, но и спо­со­бов рабо­ты с инфор­ма­ци­ей и инфор­ма­ци­он­ны­ми ресур­са­ми. Крайне важ­ным здесь ста­но­вит­ся тот факт, что про­ис­хо­дит парал­лель­ный обмен информацией. 

Взрос­лые транс­ли­ру­ют зна­ния об эта­ло­нах и нор­мах, а под­рост­ки помо­га­ют взрос­лым овла­деть опе­ра­ци­о­наль­ной, а часто и содер­жа­тель­ной сто­ро­ной рабо­ты с инфор­ма­ци­ей. Обмен инфор­ма­ци­ей меж­ду сверст­ни­ка­ми, в про­цес­се кото­ро­го фор­ми­ру­ют­ся новые груп­по­вые эта­ло­ны и пра­ви­ла, в зна­чи­тель­ной мере свя­зан с фор­ми­ро­ва­ни­ем и новых навы­ков, и ново­го язы­ка интер­нет-ком­му­ни­ка­ции.

Поэто­му крайне важ­ным ста­но­вит­ся изу­че­ние меж­по­ко­лен­ной транс­мис­сии как фак­то­ра, опре­де­ля­ю­ще­го осво­е­ние и при­сво­е­ние зна­ний, пра­вил и цен­но­стей соци­аль­ной дей­стви­тель­но­сти, в том чис­ле и в интер­нет-ком­му­ни­ка­ции. При этом в мега­по­ли­сах и на пери­фе­рии (напри­мер, в малых горо­дах и посел­ках) меж­по­ко­лен­ная транс­мис­сия суще­ствен­но отли­ча­ет­ся как по содер­жа­нию, так и по формам. 

Мож­но гово­рить о том, что в боль­ших горо­дах про­цес­сы обме­на опы­том, пере­хо­да от одной фор­мы транс­мис­сии к дру­гой суще­ствен­но уско­ре­ны по срав­не­нию с более тра­ди­ци­он­ны­ми малы­ми горо­да­ми, осо­бен­но в этни­че­ски гомо­ген­ных областях. 

Рас­ши­ре­ние пат­тер­нов соци­а­ли­за­ции про­ис­хо­дит и бла­го­да­ря инфор­ма­ции от раз­ных источ­ни­ков – как печат­ных, так и элек­трон­ных, осо­бен­но часто исполь­зу­е­мых под­рост­ка­ми. Часто инфор­ма­ци­он­ная сре­да ста­но­вит­ся весь­ма важ­ным пози­тив­ным сти­му­лом, даю­щим воз­мож­ность выхо­да из кон­флик­та меж­ду реаль­но узким у под­рост­ков, живу­щих в малых посе­ле­ни­ях, кори­до­ром воз­мож­но­стей изме­не­ния групп соци­а­ли­за­ции.

Тот факт, что взрос­лые оста­ют­ся важ­ней­ши­ми образ­ца­ми и эта­ло­на­ми для под­рас­та­ю­ще­го поко­ле­ния, явля­ет­ся крайне важ­ным, опре­де­ля­ю­щим направ­лен­ность и дина­ми­ку соци­аль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний, ста­нов­ле­ние ново­го семей­но­го, обра­зо­ва­тель­но­го, инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства, в кото­ром раз­ные инсти­ту­ты соци­а­ли­за­ции фор­ми­ру­ют цен­но­сти и соци­аль­ные нор­мы пове­де­ния детей и подростков.

СМИ и Интернет как новое пространство развития

Иссле­до­ва­ния послед­них лет убе­ди­тель­но дока­зы­ва­ют, что сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции ста­но­вят­ся одним из веду­щих инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции [Белин­ская, 2002, 2013; Вой­скун­ский, 2010; Голу­бе­ва, 2015; Мар­цин­ков­ская, 2010]. При этом за послед­ние три года зна­чи­тель­но вырос­ла сте­пень кри­тич­но­сти под­рост­ков и моло­де­жи по отно­ше­нию к инфор­ма­ции, полу­ча­е­мой из элек­трон­ных СМИ, пре­иму­ще­ствен­но теле­ви­зи­он­ной. Эта кри­тич­ность рас­про­стра­ня­ет­ся на все виды инфор­ма­ции – рекла­ма, раз­вле­че­ния, ново­сти. При этом дове­рие к инфор­ма­ции, полу­ча­е­мой из Интер­не­та, не умень­ши­лось.

Еще один момент, на кото­рый необ­хо­ди­мо обра­тить вни­ма­ние, свя­зан с тем, что для боль­шой груп­пы под­рост­ков и моло­де­жи Интер­нет явля­ет­ся не толь­ко сред­ством раз­вле­че­ния, но и спо­со­бом полу­че­ния инфор­ма­ции и даже обучения. 

Для под­рост­ков и млад­ших школь­ни­ков доля теле­ви­де­ния в инфор­ма­ци­он­ном поле, так же как и печат­ных СМИ, ста­но­вит­ся ощу­ти­мо мень­ше, осо­бен­но по срав­не­нию со взрослыми. 

При этом дан­ный фено­мен уже кос­нул­ся даже дошколь­ни­ков, кото­рые актив­но начи­на­ют поль­зо­вать­ся план­ше­та­ми в про­цес­се обу­че­ния. И уче­ные, и роди­те­ли, и вос­пи­та­те­ли отме­ча­ют, что дошколь­ни­ки лег­ко осва­и­ва­ют слож­ную элек­трон­ную тех­ни­ки, ори­ен­ти­ру­ют­ся в игро­вом ком­пью­тер­ном про­стран­стве, в обу­ча­ю­щих и раз­ви­ва­ю­щих про­грам­мах. Это дока­зы­ва­ет необ­хо­ди­мость при­сталь­но­го изу­че­ния вли­я­ния всех видов инфор­ма­ции, а так­же вир­ту­аль­ных спо­со­бов обще­ния на пси­хи­че­ское раз­ви­тие совре­мен­ных людей.

Не менее акту­аль­ным явля­ет­ся и иссле­до­ва­ние раз­ли­чий в отно­ше­нии к Интер­не­ту раз­ных поко­ле­ний, а так­же людей, про­жи­ва­ю­щих в раз­ных соци­аль­ных про­стран­ствах. Полу­чен­ные дан­ные пока­зы­ва­ют, что взрос­лые зна­чи­тель­но боль­ше, чем под­рост­ки и моло­дежь, уде­ля­ют вни­ма­ние теле­ви­зи­он­ным про­грам­мам (и как источ­ни­ку инфор­ма­ции, и как фону), они так­же суще­ствен­но боль­ше дове­ря­ют теле­ви­зи­он­ной инфор­ма­ции и рекла­ме, чем подростки. 

Для взрос­лой выбор­ки наи­боль­ший инте­рес пред­став­ля­ют вер­баль­ная и визу­аль­ная инфор­ма­ция (филь­мы, теле­пе­ре­да­чи, кни­ги). Для под­рост­ков и моло­де­жи все боль­шее зна­че­ние начи­на­ет при­об­ре­тать музы­ка, кото­рая ста­но­вит­ся и общим фоном жиз­ни, и сред­ством полу­че­ния инфор­ма­ции об окру­жа­ю­щем мире [Голу­бе­ва, 2015].

Иссле­до­ва­ния Н.А.Голубевой пока­за­ли, что выбор СМИ и сам инфор­ма­ци­он­ный мир под­рост­ков одно­го и того же воз­рас­та суще­ствен­но раз­ли­ча­ет­ся у под­рост­ков, живу­щих в раз­ных стра­нах. Лич­ност­ное обще­ние для под­рост­ков, пере­ехав­ших в малый город Гер­ма­нии, явля­ет­ся одной из доми­ни­ру­ю­щих цен­но­стей, в отли­чие от рос­сий­ских ребят, для кото­рых оно явля­ет­ся зна­чи­мой, но не веду­щей моти­ва­ци­ей и может осу­ществ­лять­ся в вир­ту­аль­ном про­стран­стве.

Мно­го­чис­лен­ные дан­ные так­же пока­за­ли, что малое посе­ле­ние, неза­ви­си­мо от стра­ны, суще­ствен­но отста­ет в общем раз­ви­тии инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства, что выра­жа­ет­ся в мень­шем раз­но­об­ра­зии выбо­ров и мень­шей доступ­но­сти пред­ла­га­е­мых инфор­ма­ци­он­ных полей по срав­не­нию с мега­по­ли­са­ми и ска­зы­ва­ет­ся на инфор­ма­ци­он­ных пред­по­чте­ни­ях и, соот­вет­ствен­но, содер­жа­нии инфор­ма­ци­он­ной соци­а­ли­за­ции под­рост­ков. Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние тот факт, что сте­пень дове­рия к полу­ча­е­мой инфор­ма­ции у под­рост­ков из неболь­ших посе­ле­ний зна­чи­тель­но выше, чем в мега­по­ли­се.

Огром­ное зна­че­ние для пони­ма­ния пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей интер­нет-ком­му­ни­ка­ции и пси­хо­ло­ги­че­ских харак­те­ри­стик интер­нет-поль­зо­ва­те­лей име­ют рабо­ты Е.П.Белинской, кото­рая, в част­но­сти, под­чер­ки­ва­ет, что эмпи­ри­че­ские дан­ные о лич­ност­ных осо­бен­но­стях актив­ных поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та крайне про­ти­во­ре­чи­вы [Белин­ская, 2013]. 

Крайне зна­чи­мым пред­став­ля­ет­ся и тот факт, что отсут­ству­ет согла­со­ван­ность меж­ду эмпи­ри­че­ски­ми дан­ны­ми и оцен­ка­ми самих поль­зо­ва­те­лей о соот­но­ше­нии дело­вых, позна­ва­тель­но-инфор­ма­ци­он­ных и ком­му­ни­ка­тив­ных моти­вах исполь­зо­ва­ния Интер­не­та. Если иссле­до­ва­те­ли отда­ют паль­му пер­вен­ства инфор­ма­ции, то поль­зо­ва­те­ли – ком­му­ни­ка­ции.

Одной из наи­бо­лее ост­рых про­блем на сего­дняш­ний день явля­ет­ся изу­че­ние роли инфор­ма­ции, инфор­ма­ци­он­но­го и соци­аль­но­го про­странств в раз­ви­тии лич­но­сти детей и под­рост­ков. Тер­ри­то­ри­аль­ная иден­тич­ность и соот­но­ше­ние соци­аль­но­го и лич­ност­но­го про­стран­ства ока­зы­ва­ют боль­шое вли­я­ние на все сто­ро­ны пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия, хотя харак­тер это­го вли­я­ния в послед­ние годы несколь­ко изменился. 

Осо­бен­но выпук­ло раз­ли­чия меж­ду моло­де­жью мега­по­ли­сов (преж­де все­го, Моск­вы) и неболь­ших горо­дов про­яв­ля­ют­ся в содер­жа­нии потреб­но­стей, иден­тич­но­сти и отно­ше­нии к СМИ. В иерар­хии потреб­но­стей моло­де­жи из боль­шо­го горо­да доми­ни­ру­ют карье­ра, само­ре­а­ли­за­ция, ува­же­ние окру­жа­ю­щих, тогда как у их сверст­ни­ков из мало­го горо­да доми­ни­ру­ют кон­форм­ность, ува­же­ние к тра­ди­ци­ям, счастье. 

Суще­ству­ют раз­ли­чия и в содер­жа­нии иден­тич­но­сти у под­рост­ков и юно­шей, про­жи­ва­ю­щих в боль­ших и малых горо­дах. Для моло­де­жи из мало­го горо­да при­о­ри­тет­ны­ми явля­ют­ся соци­аль­ные роли, груп­по­вая при­над­леж­ность, ува­же­ние тра­ди­ций, кон­форм­ность, рефлек­сив­ность, в то вре­мя как для под­рост­ков и юно­шей из боль­шо­го горо­да важ­ны инди­ви­ду­аль­ные и лич­ные каче­ства, соб­ствен­ная неза­ви­си­мость и авто­ном­ность.

Сте­пень диф­фе­рен­ци­ро­ван­но­сти обра­за Я доста­точ­но высо­ка в обе­их груп­пах детей, под­рост­ков и моло­де­жи, то есть для опи­са­ния себя они исполь­зу­ют боль­шое коли­че­ство харак­те­ри­стик. При этом даже у дошколь­ни­ков, про­жи­ва­ю­щих в мега­по­ли­се, пре­об­ла­да­ют выска­зы­ва­ния, направ­лен­ные на себя, в то вре­мя как у детей из мало­го горо­да доля таких выска­зы­ва­ний намно­го мень­ше. Эта тен­ден­ция сохра­ня­ет­ся и в стар­ших воз­рас­тах. Эти дан­ные могут сви­де­тель­ство­вать о более явной выра­жен­ной эго­цен­три­че­ской направ­лен­но­сти детей и моло­де­жи из боль­шо­го горо­да и о недо­стат­ке инте­ре­са к парт­не­рам по общению. 

Суще­ству­ют и раз­ли­чия в пред­став­ле­ни­ях всех респон­ден­тов о сво­ем буду­щем. Ребя­та, про­жи­ва­ю­щие в мега­по­ли­се, в боль­шей сте­пе­ни ори­ен­ти­ро­ва­ны на буду­щее и видят его более деталь­но, в то вре­мя как дети и под­рост­ки из мало­го горо­да менее опти­ми­стич­ны, а их пред­став­ле­ния о сво­ем буду­щем более рас­плыв­ча­ты. Инте­рес­но, что эта тен­ден­ция сохра­ня­ет­ся и в более стар­шем воз­расте [Дубов­ская, 2014; Хузее­ва, 2013a,b].

Крайне зна­чи­мы­ми явля­ют­ся резуль­та­ты, пока­зы­ва­ю­щие, что даже по срав­не­нию со сту­ден­та­ми, школь­ни­ки намно­го боль­ше при­вер­же­ны инди­ви­ду­а­ли­сти­че­ско­му стан­дар­ту жиз­ни, чем к кол­лек­ти­виз­му. При этом неболь­шая раз­ни­ца в отве­тах стар­ших и сред­них под­рост­ков пока­зы­ва­ет, во-пер­вых, общую тен­ден­цию ста­нов­ле­ния инди­ви­ду­аль­но­го (инди­ви­ду­а­ли­сти­че­ско­го) сти­ля жиз­ни, а во-вто­рых, соот­вет­ствие это­го сти­ля зада­чам раз­ви­тия, осо­бен­но в стар­шем под­рост­ко­вом воз­расте.

Пози­тив­ное зна­че­ние ком­плекс­но­го харак­те­ра соци­о­куль­тур­ной иден­тич­но­сти для соци­а­ли­за­ции детей, под­рост­ков и моло­де­жи про­яв­ля­ет­ся в том, что такая иден­тич­ность повы­ша­ет уве­рен­но­стью в буду­щем. Таким обра­зом, мож­но гово­рить о том, что сме­шан­ная иден­тич­ность явля­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но пози­тив­ным момен­том, уве­ли­чи­ва­ю­щим толе­рант­ность к неопре­де­лен­но­сти и повы­ша­ю­щим соци­а­ли­зи­ро­ван­ность в муль­ти­куль­тур­ной сре­де [Мар­цин­ков­ская, Сию­чен­ко, 2014].

Важ­ны­ми пред­став­ля­ют­ся и дан­ные о раз­ни­це меж­ду эти­че­ским пове­де­ни­ем в сети и эти­че­ским пове­де­ни­ем в реаль­но­сти [Вой­скун­ский и др., 2014], а так­же тот факт, что при интер­нет-ком­му­ни­ка­ции акту­а­ли­зи­ру­ет­ся не толь­ко стрем­ле­ние к само­пре­зен­та­ции, но и к осо­зна­нию уни­каль­но­сти лич­ност­ной иден­тич­но­сти и боязнь нару­ше­ния лич­ност­но­го про­стран­ства при интер­нет-ком­му­ни­ка­ции. Это согла­су­ет­ся и с мате­ри­а­ла­ми Н.В.Гришиной [Гри­ши­на, 2011], под­чер­ки­ва­ю­щей важ­ность экзи­стен­ци­аль­ной иден­тич­но­сти, кото­рая дает воз­мож­ность пре­одо­ле­ния внеш­ней неопре­де­лен­но­сти и нестабильности.

Воз­мож­но, что актив­ное исполь­зо­ва­ние Интер­не­та для ком­му­ни­ка­ции и полу­че­ния инфор­ма­ции при­во­дит к неко­то­рой пере­оцен­ке реаль­но­сти, точ­нее, к появ­ле­нию ново­го взгля­да на окру­жа­ю­щий мир. 

Пред­став­ля­ет­ся, что здесь име­ет место ука­зан­ный еще В.Б.Шкловским фено­мен «остра­не­ния», или, гово­ря сло­ва­ми А.Г.Габричевского, ново­го пони­ма­ния «язы­ка вещей», изме­ня­ю­ще­го непо­сред­ствен­ную зна­ко­вую при­ро­ду окру­жа­ю­щих пред­ме­тов и людей. Одна­ко это отдель­ный пред­мет иссле­до­ва­ния и ана­ли­за, выхо­дя­щий за рам­ки дан­ной ста­тьи.

Име­ю­щи­е­ся на сего­дняш­ний день мате­ри­а­лы поз­во­ля­ют сде­лать вывод о том, что акту­аль­ность даль­ней­ше­го иссле­до­ва­ния про­бле­мы инфор­ма­ци­он­ной соци­а­ли­за­ции свя­за­на с боль­ши­ми воз­мож­но­стя­ми рас­по­ло­жен­ных в этом поле инсти­ту­тов и групп соци­а­ли­за­ци­он­но­го воз­дей­ствия. Не менее важ­но и то, что мно­гие виды инфор­ма­ции спо­соб­ны вли­ять не толь­ко на выбор сти­ля жиз­ни детей, под­рост­ков и моло­де­жи, но и на их пред­став­ле­ния о себе и мире.

Совре­мен­ные пред­став­ле­ния о раз­ви­ва­ю­щей роли инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства и вли­я­нии инфор­ма­ции на про­цесс соци­а­ли­за­ции и ста­нов­ле­ния лич­но­сти под­рост­ков лег­ли в осно­ву про­ве­ден­но­го эмпи­ри­че­ско­го изу­че­ния спе­ци­фи­ки инфор­ма­ци­он­ной соци­а­ли­за­ции под­рост­ков, про­жи­ва­ю­щих в Москве и Крас­но­дар­ском крае.

Эмпирическое исследование информационных предпочтений и идентичности подростков Москвы и Краснодарского края

Выборка

Иссле­до­ва­ние ста­нов­ле­ния иден­тич­но­сти совре­мен­ных под­рост­ков про­во­ди­лось на базе несколь­ких школ г.Москвы в вось­мых, девя­тых, деся­тых и один­на­дца­тых клас­сах. В иссле­до­ва­нии при­ня­ло уча­стие 159 под­рост­ков в воз­расте от 13 до 17,5 лет, из них 77 маль­чи­ков и 82 девочки.

Методы исследования

При изу­че­нии инфор­ма­ци­он­ных пред­по­чте­ний под­рост­кам было пред­ло­же­но отве­тить на вопро­сы опрос­ни­ка «Инфор­ма­ци­он­ные пред­по­чте­ния», раз­ра­бо­тан­но­го в лабо­ра­то­рии пси­хо­ло­гии под­рост­ка Т.Д.Марцинковской (Пси­хо­ло­ги­че­ский инсти­тут РАО) [Мар­цин­ков­ская, 2015].

При иссле­до­ва­нии иден­тич­но­сти исполь­зо­ва­лась мето­ди­ка «Кто Я» М.Куна, Т.МакПартленда для опре­де­ле­ния струк­ту­ры и содер­жа­ния иден­тич­но­сти. Моди­фи­ка­ция и кри­те­рии обра­бот­ки: лабо­ра­то­рия пси­хо­ло­гии под­рост­ка, Т.Д.Марцинковская [Мар­цин­ков­ская, 2015].

Результаты 

Исследование информационных предпочтений

Ана­лиз резуль­та­тов, полу­чен­ных в груп­пе под­рост­ков из Моск­вы, пока­зы­ва­ет, что Интер­нет зани­ма­ет лиди­ру­ю­щую пози­цию как пред­по­чи­та­е­мый источ­ник полу­че­ния инфор­ма­ции (100% опро­шен­ных под­рост­ков). Наи­бо­лее вос­тре­бо­ван­ны­ми источ­ни­ка­ми инфор­ма­ции в дан­ной выбор­ке после Интер­не­та высту­па­ет лич­ный опыт респон­ден­тов (74%). Опыт дру­зей и близ­ких в каче­стве источ­ни­ка инфор­ма­ции отме­ти­ли 43% под­рост­ков. Музы­ку как источ­ник инфор­ма­ции в груп­пе мос­ков­ских под­рост­ков выбра­ло 38% респон­ден­тов. Далее сле­ду­ет теле­ви­де­ние и кино­филь­мы (по 29%), кни­ги (24%). Наи­мень­шей попу­ляр­но­стью сре­ди респон­ден­тов поль­зу­ют­ся печат­ные изда­ния (газе­ты и жур­на­лы) (15%). Радио как источ­ник инфор­ма­ции рас­смат­ри­ва­ет мень­шая часть выбор­ки (15%) мос­ков­ских под­рост­ков, дру­гие источ­ни­ки полу­че­ния инфор­ма­ции отме­че­ны у мини­маль­но­го чис­ла респон­ден­тов (9%).

Ана­лиз резуль­та­тов эмпи­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния инфор­ма­ци­он­ных пред­по­чте­ний в груп­пе под­рост­ков, про­жи­ва­ю­щих в Крас­но­дар­ском крае, пока­зал, что наи­бо­лее пред­по­чи­та­е­мым источ­ни­ком инфор­ма­ции для них явля­ет­ся теле­ви­де­ние (92% опро­шен­ных под­рост­ков). Опыт дру­зей и близ­ких в каче­стве источ­ни­ка инфор­ма­ции отме­ти­ли 85% под­рост­ков. Далее сле­ду­ет лич­ный опыт (80%), Интер­нет (78%), кни­ги (68%) и кино­филь­мы (65%). Музы­ку как источ­ник инфор­ма­ции в дан­ной выбор­ке выбра­ло 35% опро­шен­ных. Крайне низ­кой попу­ляр­но­стью сре­ди респон­ден­тов дан­ной выбор­ки поль­зу­ют­ся печат­ные изда­ния (газе­ты и жур­на­лы) (8%). Дру­гие источ­ни­ки инфор­ма­ции при­во­дит 6% опро­шен­ных под­рост­ков. Радио как источ­ник инфор­ма­ции рас­смат­ри­ва­ет наи­мень­шая часть выбор­ки (5%) под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края. (см. рис. 1).

Рис. 1. Предпочитаемые источники информации у подростков из Москвы и Краснодарского края
Рис. 1. Пред­по­чи­та­е­мые источ­ни­ки инфор­ма­ции у под­рост­ков из Моск­вы и Крас­но­дар­ско­го края. При­ме­ча­ния. 1 – Интер­нет; 2 – Лич­ный опыт; 3 – Опыт близ­ких; 4 – Музы­ка; 5 – Теле­ви­де­ние; 6 – Кино­филь­мы; 7 – Кни­ги; 8 – Жур­на­лы и газе­ты; 9 – Радио; 10 – Дру­гие источники.

Все опро­шен­ные нами под­рост­ки из Моск­вы (100%) отме­ти­ли, что поль­зу­ют­ся Интер­не­том каж­дый день. Ана­лиз коли­че­ства вре­ме­ни, уде­ля­е­мо­го мос­ков­ски­ми под­рост­ка­ми раз­лич­ным источ­ни­кам инфор­ма­ции в Интер­не­те в тече­ние дня, пока­зал, что наи­боль­шее коли­че­ство респон­ден­тов (47%) про­во­дят в сети от 3 до 4 часов. 36% детей выбра­ли вари­ант отве­та, гово­ря­щий о том, что они нахо­дят­ся в Интер­не­те более 4 часов. От одно­го до двух часов в Интер­не­те про­во­дит 19% нашей выборки. 

Неко­то­рые под­рост­ки отме­ча­ли, что нахо­дят­ся оnline (в сети Интер­нет) «все вре­мя». Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что совре­мен­ные мобиль­ные тех­ни­че­ские устрой­ства поз­во­ля­ют выхо­дить в Интер­нет в любом удоб­ном месте и вре­ме­ни. Все мос­ков­ские под­рост­ки (100%) на вопрос, есть ли у них элек­трон­ная поч­та, отве­ти­ли утвер­ди­тель­но. Несколь­ко чело­век (13%) под­черк­ну­ли, что у них есть несколь­ко элек­трон­ных адре­сов на раз­ных ресурсах.

Наи­бо­лее попу­ляр­ны­ми ресур­са­ми в сети Интер­нет в выбор­ке мос­ков­ских под­рост­ков явля­ют­ся соци­аль­ные сети (84%), раз­лич­ные поис­ко­вые систе­мы (79%), сай­ты для про­смот­ра и ска­чи­ва­ния музы­ки и филь­мов (74%), пер­со­наль­ные сай­ты и сай­ты поклон­ни­ков зна­ме­ни­тых людей (40%), элек­трон­ные биб­лио­те­ки и фай­ло­об­мен­ни­ки (37%), сай­ты оnline игр (26%).

Ана­лиз при­ме­ров попу­ляр­ных теле­ка­на­лов у опро­шен­ных мос­ков­ских под­рост­ков пока­зал, что боль­шая часть респон­ден­тов в каче­стве при­ме­ров при­ве­ли раз­вле­ка­тель­ные теле­ка­на­лы как наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ные для себя. Самые попу­ляр­ные теле­ка­на­лы – СТС (34%), ТНТ (29%). Далее сле­ду­ют музы­каль­ные теле­ка­на­лы: MTV (26%), Муз ТВ (16%). Кро­ме того, у респон­ден­тов дан­ной выбор­ки наи­бо­лее часто были отме­че­ны такие теле­ка­на­лы, как Пер­вый (16%), Рос­сия (13%), НТВ (13%), 2×2 (5%).

68% под­рост­ков отме­ти­ли, что поль­зу­ют­ся Интер­не­том каж­дый день. Несколь­ко раз в неде­лю – 27% респон­ден­тов. 5% опро­шен­ных отме­ти­ли, что совсем не поль­зу­ют­ся Интернетом.

Ана­лиз коли­че­ства вре­ме­ни, уде­ля­е­мо­го под­рост­ка­ми, про­жи­ва­ю­щи­ми в Крас­но­дар­ском крае, раз­лич­ным источ­ни­кам инфор­ма­ции в Интер­не­те в тече­ние дня, пока­зал, что наи­боль­шее коли­че­ство респон­ден­тов (75%) про­во­дят в Сети от 2 до 3 часов. 15% опро­шен­ных под­рост­ков про­во­дят в Сети от 3 до 4 часов, 10% – более 4 часов, и 3% отме­ти­ли, что нахо­дят­ся в Интер­не­те все вре­мя. В дан­ной груп­пе у 89% опро­шен­ных есть лич­ная элек­трон­ная почта.

Что каса­ет­ся наи­бо­лее попу­ляр­ных для исполь­зо­ва­ния ресур­сов в сети Интер­нет, в дан­ной выбор­ке под­рост­ков на пер­вом месте раз­лич­ные поис­ко­вые систе­мы (90%), соци­аль­ные сети (82%), сай­ты для про­смот­ра и ска­чи­ва­ния музы­ки и филь­мов (75%), элек­трон­ные биб­лио­те­ки и фай­ло­об­мен­ни­ки (43%), пер­со­наль­ные сай­ты и сай­ты поклон­ни­ков зна­ме­ни­тых людей (25%), сай­ты оnline игр (10%) (см. рис. 2).

Рис. 2. Популярные интернет-ресурсы у подростков из Москвы и Краснодарского края
Рис. 2. Попу­ляр­ные интер­нет-ресур­сы у под­рост­ков из Моск­вы и Крас­но­дар­ско­го края. При­ме­ча­ния. 1 – Соци­аль­ные сети; 2 – Поис­ко­вые систе­мы; 3 – Сай­ты поис­ка музы­ки и видео; 4 – Сай­ты зна­ме­ни­то­стей и поклон­ни­ков; 5 – Элек­трон­ные биб­лио­те­ки; 6 – Сай­ты On-line игр.

Теле­ви­де­ние явля­ет­ся пер­вым по попу­ляр­но­сти источ­ни­ком инфор­ма­ции у под­рост­ков, про­жи­ва­ю­щих в Крас­но­дар­ском крае (92%). 75% опро­шен­ных под­рост­ков под­черк­ну­ли, что мно­гое узна­ют бла­го­да­ря теле­ви­де­нию. Боль­шая часть респон­ден­тов (75%) в каче­стве при­ме­ров про­смат­ри­ва­е­мых кана­лов при­ве­ли так назы­ва­е­мые кана­лы цен­траль­но­го теле­ви­де­ния («Пер­вый», «Рос­сия», «НТВ»). На вто­ром по попу­ляр­но­сти месте рас­по­ло­жи­лись раз­вле­ка­тель­ные теле­ка­на­лы. Напри­мер, теле­ка­на­лы ТНТ (55%), СТС (52%). Мно­гие под­рост­ки назы­ва­ли такие теле­ка­на­лы, как Discovery (38%), Animal planet (30%). Далее сле­ду­ют музы­каль­ные теле­ка­на­лы: MTV (25%), Муз ТВ (20%).

Исследование идентичности

Ана­лиз резуль­та­тов, полу­чен­ных с помо­щью мето­ди­ки «Кто Я», поз­во­лил выде­лить ряд осо­бен­но­стей в струк­ту­ре и содер­жа­нии иден­тич­но­сти под­рост­ков.

В целом раз­ли­чия в соот­но­ше­нии раз­ных пара­мет­ров само­опи­са­ний не очень вели­ки, в то же вре­мя мож­но отме­тить, что у мос­ков­ских под­рост­ков субъ­ек­тив­ные, лич­ност­ные харак­те­ри­сти­ки более рас­про­стра­не­ны, чем у крас­но­дар­ских. У крас­но­дар­ских под­рост­ков, напро­тив, в боль­шей сте­пе­ни пред­став­ле­ны роле­вые само­опи­са­ния. Инте­рес­но так­же, что мос­ков­ские под­рост­ки гораз­до боль­ше вни­ма­ния уде­ля­ют физи­че­ским само­опи­са­ни­ям (см. рис. 3).

Рис. 3. Соотношение содержания самоописаний подростков из Москвы и Краснодарского края
Рис. 3. Соот­но­ше­ние содер­жа­ния само­опи­са­ний под­рост­ков из Моск­вы и Крас­но­дар­ско­го края. При­ме­ча­ния. 1 – Пер­вая груп­па под­рост­ков из Моск­вы; 2 – Вто­рая груп­па под­рост­ков из Моск­вы; 3 – Пер­вая груп­па под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края; 4 – Вто­рая груп­па под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края.

Ана­лиз отве­тов пер­вой груп­пы под­рост­ков из Моск­вы (n = 49), уча­щих­ся вось­мо­го и девя­то­го клас­сов, пока­зал, что боль­шин­ство отве­тов при­шлось на соци­аль­но-роле­вые харак­те­ри­сти­ки, что соста­ви­ло 49% отве­тов от обще­го чис­ла (сред­нее коли­че­ство отве­тов по дан­ной кате­го­рии – 7,7). Субъ­ек­тив­ные харак­те­ри­сти­ки соста­ви­ли 42% отве­тов от обще­го чис­ла (сред­нее коли­че­ство отве­тов по дан­ной кате­го­рии – 3,9) (см. рис. 4).

Рис. 4. Содержание самоописаний первой группы подростков из Москвы
Рис. 4. Содер­жа­ние само­опи­са­ний пер­вой груп­пы под­рост­ков из Москвы.

Содер­жа­ние соци­аль­но-роле­вых само­опи­са­ний, в основ­ном, рас­кры­ва­ет­ся через груп­по­вую при­над­леж­ность и учеб­но-про­фес­си­о­наль­ную пози­цию. В само­опи­са­ни­ях под­рост­ков в мень­шей мере встре­ча­ют­ся харак­те­ри­сти­ки семей­ной при­над­леж­но­сти, граж­дан­ства и этни­че­ской иден­тич­но­сти. Кро­ме того, ана­лиз отве­тов пока­зал, что для дан­ной воз­раст­ной кате­го­рии очень важ­но нали­чие соб­ствен­но­сти. В отно­ше­нии вре­мен­ной пер­спек­ти­вы для под­рост­ков веду­щи­ми явля­ют­ся про­фес­си­о­наль­ные, а не семей­ные роли.

Содер­жа­ние пер­со­наль­ной иден­тич­но­сти пред­став­ле­но увле­че­ни­я­ми и заня­ти­я­ми, оцен­кой сво­их спо­соб­но­стей к раз­лич­ным видам дея­тель­но­сти, опи­са­ни­ем при­об­ре­тен­ных навы­ков, опы­та. Так­же респон­ден­ты опи­сы­ва­ли осо­бен­но­сти сво­е­го харак­те­ра и сти­ля поведения.

Ана­лиз отве­тов уча­щих­ся деся­то­го и один­на­дца­то­го клас­сов из Моск­вы (n = 47) пока­зал, что боль­шин­ство отве­тов при­хо­дят­ся на субъ­ек­тив­ные харак­те­ри­сти­ки, что соста­ви­ло 50% отве­тов от обще­го чис­ла (сред­нее коли­че­ство отве­тов по дан­ной кате­го­рии – 8). Соци­аль­но-роле­вые харак­те­ри­сти­ки пред­став­ле­ны 43% отве­тов (сред­нее коли­че­ство отве­тов по дан­ной кате­го­рии – 7) (см. рис. 5).

Рис. 5. Содержание самоописаний второй группы подростков из Москвы
Рис. 5. Содер­жа­ние само­опи­са­ний вто­рой груп­пы под­рост­ков из Москвы.

Пер­со­наль­ная иден­тич­ность стар­ших под­рост­ков пред­став­ле­на субъ­ек­тив­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми (50%), в кото­рых пре­об­ла­да­ют опи­са­ния лич­ност­ных качеств, осо­бен­но­стей харак­те­ра, инди­ви­ду­аль­но­го сти­ля пове­де­ния. Поми­мо поло­жи­тель­ных лич­ност­ных харак­те­ри­стик под­рост­ки часто дава­ли и отри­ца­тель­ные самоописания.

Ана­лиз отве­тов пер­вой груп­пы под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края (n = 27), уча­щих­ся девя­то­го клас­са, пока­зал, боль­шин­ство отве­тов при­шлось на соци­аль­но-роле­вые харак­те­ри­сти­ки, что соста­ви­ло 52% отве­тов от обще­го чис­ла (сред­нее коли­че­ство отве­тов по дан­ной кате­го­рии – 7,4). Субъ­ек­тив­ные харак­те­ри­сти­ки соста­ви­ли 44,5% отве­тов от обще­го чис­ла (сред­нее коли­че­ство отве­тов по дан­ной кате­го­рии – 6,3) (см. рис. 6).

Рис. 6. Содержание самоописаний первой группы подростков из Краснодарского края
Рис. 6. Содер­жа­ние само­опи­са­ний пер­вой груп­пы под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края.

Содер­жа­ние соци­аль­но-роле­вых (52%) харак­те­ри­стик само­опи­са­ний в дан­ной груп­пе крас­но­дар­ских под­рост­ков в боль­шей сте­пе­ни пред­став­ле­но харак­те­ри­сти­ка­ми семей­ной при­над­леж­но­сти и учеб­но-про­фес­си­о­наль­ной пози­ции. Реже встре­ча­ют­ся харак­те­ри­сти­ки тер­ри­то­ри­аль­ной и этни­че­ской идентичности.

Содер­жа­ние пер­со­наль­ной иден­тич­но­сти (44,5%) пред­став­ле­но опи­са­ни­я­ми осо­бен­но­стей сво­е­го харак­те­ра, сти­ля пове­де­ния, жиз­нен­но­го опы­та. Под­рост­ки так­же упо­ми­на­ли свои инте­ре­сы и увлечения.

Ана­лиз отве­тов вто­рой груп­пы под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края (n = 36) пока­зал, что боль­шин­ство отве­тов так­же при­хо­дят­ся на соци­аль­но-роле­вые харак­те­ри­сти­ки, что соста­ви­ло 50,7% отве­тов от обще­го чис­ла (сред­нее коли­че­ство отве­тов по дан­ной кате­го­рии – 7,7). На субъ­ек­тив­ные харак­те­ри­сти­ки при­хо­дит­ся 44% отве­тов (сред­нее коли­че­ство отве­тов по дан­ной кате­го­рии – 6,7) (см. рис. 7).

Рис. 7. Содержание самоописаний второй группы подростков из Краснодарского края
Рис. 7. Содер­жа­ние само­опи­са­ний вто­рой груп­пы под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края.

Содер­жа­ние соци­аль­но-роле­вых само­опи­са­ний (50,7%) в груп­пе стар­ших крас­но­дар­ских под­рост­ков пред­став­ле­но харак­те­ри­сти­ка­ми семей­ной и учеб­но-про­фес­си­о­наль­ной при­над­леж­но­сти. Под­рост­ки чаще все­го упо­ми­на­ли при­бли­жа­ю­ще­е­ся окон­ча­ние шко­лы и пред­сто­я­щее поступ­ле­ние в кол­ледж или вуз, кото­рое мно­гие свя­зы­ва­ют со зна­чи­тель­ны­ми пере­ме­на­ми в сво­ей жиз­ни, чаще все­го отно­ся­щи­ми­ся к пере­мене места жительства.

Содер­жа­ние пер­со­наль­ной иден­тич­но­сти (44%) под­рост­ков во вто­рой груп­пе в основ­ном пред­став­ле­но харак­те­ри­сти­кой сти­ля пове­де­ния и инди­ви­ду­аль­ны­ми особенностями.

Рис. 8. Использование «информационных» самоописаний в методике «Кто Я» у подростков из Москвы и Краснодарского края
Рис. 8. Исполь­зо­ва­ние «инфор­ма­ци­он­ных» само­опи­са­ний в мето­ди­ке «Кто Я» у под­рост­ков из Моск­вы и Крас­но­дар­ско­го края. При­ме­ча­ния. 1 – Пер­вая груп­па под­рост­ков из Моск­вы; 2 – Пер­вая груп­па под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края; 3 – Вто­рая груп­па под­рост­ков из Моск­вы; 4 – Вто­рая груп­па под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края.

Пер­вая груп­па (уча­щи­е­ся 8–9‑х клас­сов): 53% мос­ков­ских и 18% крас­но­дар­ских респон­ден­тов в само­опи­са­ни­ях исполь­зо­ва­ли сло­ва и выра­же­ния, отно­ся­щи­е­ся к инфор­ма­ци­он­но­му про­стран­ству и циф­ро­вым тех­но­ло­ги­ям (см. рис. 8).

Отве­ты в дан­ной груп­пе под­рост­ков отно­сят­ся к опи­са­ни­ям исполь­зо­ва­ния инфор­ма­ции и увле­чен­но­сти раз­лич­ной инфор­ма­ци­ей и циф­ро­вы­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Таким обра­зом, все отве­ты мож­но раз­де­лить на несколь­ко категорий.

  1. Исполь­зо­ва­ние инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий для раз­вле­че­ния – ком­пью­тер­ные игры, про­смотр филь­мов, про­слу­ши­ва­ние музы­ки и т.п.
  2. Исполь­зо­ва­ние инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий в про­дук­тив­ных целях – фото­гра­фи­ро­ва­ние, дизайн, зара­бо­ток в Интернете.
  3. Исполь­зо­ва­ние инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий для обще­ния – соци­аль­ные сети, обще­ние по теле­фо­ну, смс.
  4. Исполь­зо­ва­ние инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий для поис­ка и полу­че­ния информации.

Вто­рая груп­па (уча­щи­е­ся 10–11‑х клас­сов): 34% мос­ков­ских и 17% крас­но­дар­ских респон­ден­тов в само­опи­са­ни­ях исполь­зо­ва­ли сло­ва и выра­же­ния, отно­ся­щи­е­ся к инфор­ма­ци­он­но­му про­стран­ству и циф­ро­вым тех­но­ло­ги­ям. Сто­ит отве­тить, что в груп­пе стар­ших под­рост­ков наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ны­ми отве­та­ми явля­ют­ся упо­ми­на­ние книг и чте­ния, а так­же отме­ча­ют­ся музы­каль­ные пред­по­чте­ния респон­ден­тов.

Про­ана­ли­зи­ро­вав резуль­та­ты иссле­до­ва­ния, мы пред­по­ло­жи­ли нали­чие ряда свя­зей меж­ду харак­те­ри­сти­ка­ми иден­тич­но­сти под­рост­ков. Наше пред­по­ло­же­ние было под­твер­жде­но дан­ны­ми кор­ре­ля­ци­он­но­го ана­ли­за (коэф­фи­ци­ент Пир­со­на, дву­сто­рон­няя связь).

В пер­вой груп­пе под­рост­ков из Моск­вы была уста­нов­ле­на поло­жи­тель­ная связь меж­ду коли­че­ством соци­аль­но-роле­вых харак­те­ри­стик и нали­чи­ем «инфор­ма­ци­он­ных» само­опи­са­ний (0,523**) на доста­точ­ном уровне зна­чи­мо­сти (р < 0,01). Так­же была уста­нов­ле­на отри­ца­тель­ная связь меж­ду коли­че­ством соци­аль­но-роле­вых и субъ­ек­тив­ных харак­те­ри­стик (–0,529**), уро­вень зна­чи­мо­сти (р < 0,01).

Во вто­рой груп­пе под­рост­ков из Моск­вы свя­зи меж­ду харак­те­ри­сти­ка­ми иден­тич­но­сти не были установлены. 

В пер­вой груп­пе под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края была уста­нов­ле­на поло­жи­тель­ная связь меж­ду коли­че­ством соци­аль­но-роле­вых и субъ­ек­тив­ных харак­те­ри­стик (0,470*), уро­вень зна­чи­мо­сти (р < 0,05), а так­же меж­ду коли­че­ством субъ­ек­тив­ных харак­те­ри­стик и нали­чи­ем «инфор­ма­ци­он­ных» само­опи­са­ний (0,461*).

Во вто­рой груп­пе под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края была уста­нов­ле­на поло­жи­тель­ная связь меж­ду коли­че­ством соци­аль­но-роле­вых и субъ­ек­тив­ных харак­те­ри­стик (0,472**), уро­вень зна­чи­мо­сти (р < 0,01).

Заключение

Мате­ри­а­лы, полу­чен­ные при иссле­до­ва­нии инфор­ма­ци­он­ных пред­по­чте­ний под­рост­ков, пока­зы­ва­ют, что уве­ли­че­ние про­стран­ства сете­во­го обще­ния и исполь­зо­ва­ние Интер­не­та как сред­ства полу­че­ния инфор­ма­ции суще­ствен­но рас­ши­ря­ет­ся и захва­ты­ва­ет прак­ти­че­ски все реги­о­ны. Поэто­му инте­рес вызы­ва­ет уже не столь­ко сам факт исполь­зо­ва­ния Интер­не­та, сколь­ко вопрос о том, что имен­но под­рост­ки раз­ных реги­о­нов ищут в интер­нет-про­стран­стве, как они исполь­зу­ют полу­чен­ную инфор­ма­цию и насколь­ко они ей доверяют. 

Пока­за­тель­ным явля­ет­ся тот факт, что для мос­ков­ских под­рост­ков Интер­нет явля­ет­ся веду­щим сред­ством обще­ния, полу­че­ния инфор­ма­ции и прак­ти­че­ски фор­ми­ру­ет их стиль жиз­ни и вза­и­мо­дей­ствия с окру­жа­ю­щим миром. 

Для крас­но­дар­ских под­рост­ков Интер­нет оста­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но сред­ством ком­му­ни­ка­ции, так как инфор­ма­цию они полу­ча­ют при про­смот­ре теле­ви­зи­он­ных про­грамм, да и про­во­дят намно­го мень­ше, по срав­не­нию с мос­ков­ски­ми школь­ни­ка­ми, вре­ме­ни в сети. По-види­мо­му, это свя­за­но и с тем, что у мно­гих ребят дома нет интер­не­та и они поль­зу­ют­ся им толь­ко в шко­ле или обще­ствен­ных местах. 

При этом ско­рость Интер­не­та в Крас­но­дар­ском крае зна­чи­тель­но ниже, чем в Москве, что дела­ет невоз­мож­ным смот­реть филь­мы оnline, играть в сете­вые игры, поль­зо­вать­ся «Скай­пом» или дру­ги­ми про­грам­ма­ми видео­свя­зи.

Мос­ков­ские под­рост­ки боль­ше вре­ме­ни в Интер­не­те тра­тят на соци­аль­ные сети и раз­вле­ка­тель­ные сай­ты, в отли­чие от под­рост­ков Крас­но­дар­ско­го края, обра­ща­ю­щих­ся в основ­ном к обра­зо­ва­тель­ным сай­там. Это мож­но объ­яс­нить тем, что мно­гие под­рост­ки Крас­но­дар­ско­го края выхо­дят в Интер­нет в шко­ле, где вве­де­ны огра­ни­че­ния на посе­ще­ние соци­аль­ных сетей. 

Кро­ме того, у всех опро­шен­ных под­рост­ков из Моск­вы есть смарт­фон или план­шет с воз­мож­но­стью вый­ти в Интер­нет, что облег­ча­ет доступ к инте­рес­ным для них ресур­сам в Сети абсо­лют­но бес­плат­но в так назы­ва­е­мых зонах сво­бод­но­го под­клю­че­ния (Wi-Fi).

У под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края не у всех есть мобиль­ное устрой­ство с воз­мож­но­стью выхо­да в Сеть, высо­кая сто­и­мость услуг мобиль­но­го Интер­не­та для мно­гих явля­ет­ся серьез­ным пре­пят­стви­ем, а зон с бес­плат­ным под­клю­че­ни­ем к Интер­не­ту нет.

Полу­чен­ные мате­ри­а­лы пока­зы­ва­ют, что раз­ли­чия в исполь­зо­ва­нии Интер­не­та и инфор­ма­ци­он­ных пред­по­чте­ни­ях у под­рост­ков в про­вин­ции и Москве объ­яс­ня­ют­ся объ­ек­тив­ны­ми причинами. 

Отве­ты под­рост­ков обе­их групп так­же пока­за­ли, что Интер­нет ста­но­вит­ся все более зна­чи­мым сред­ством обще­ния и раз­вле­че­ний для под­рост­ков неза­ви­си­мо от места про­жи­ва­ния, цен­но­стей и инте­ре­сов. Он так­же явля­ет­ся не толь­ко сред­ством обще­ния, но и спо­со­бом полу­че­ния важ­ной для под­рост­ков информации. 

Важ­ным момен­том, опре­де­ля­ю­щим попу­ляр­ность Интер­не­та для всех под­рост­ков, неза­ви­си­мо от места про­жи­ва­ния, явля­ет­ся то, что он может рас­смат­ри­вать­ся как инстру­мент кон­стру­и­ро­ва­ния сво­е­го пер­со­наль­но­го инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства. Это свя­за­но с тем, что в Интер­не­те, в отли­чие от теле­ви­де­ния, под­рост­ки могут не толь­ко полу­чать необ­хо­ди­мую инфор­ма­цию, но и созда­вать и пуб­ли­ко­вать ее, выска­зы­вать свою точ­ку зре­ния, полу­чать обрат­ную связь.

Еще более пока­за­тель­ным явля­ет­ся тот факт, что мос­ков­ские школь­ни­ки намно­го более неза­ви­си­мы в выбо­ре иде­а­лов и цен­но­стей и стре­мят­ся ори­ен­ти­ро­вать­ся на себя или сво­их дру­зей, в то вре­мя как крас­но­дар­ские ребя­та в боль­шей сте­пе­ни ори­ен­ти­ро­ва­ны на взрос­лых, их мне­ние и их цен­но­сти. Воз­мож­но, в этом слу­чае ска­зы­ва­ет­ся не толь­ко выбор Интер­не­та в каче­стве веду­ще­го источ­ни­ка инфор­ма­ции, но и раз­ли­чия в выбо­ре теле­ви­зи­он­ных про­грамм, кото­рые про­смат­ри­ва­ют обе груп­пы под­рост­ков.

Полу­чен­ные в дан­ном иссле­до­ва­нии резуль­та­ты так­же пока­зы­ва­ют, что с воз­рас­том рас­ши­ря­ет­ся инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство под­рост­ков, в кото­рое начи­на­ют вхо­дить не толь­ко Интер­нет, но и книги. 

Важ­ным момен­том явля­ет­ся и тот факт, что у мос­ков­ских под­рост­ков в само­опи­са­ни­ях намно­го боль­ше упо­ми­на­ний Интер­не­та и инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, по срав­не­нию с крас­но­дар­ски­ми под­рост­ка­ми. Это объ­яс­ня­ет­ся, преж­де все­го, боль­шей его рас­про­стра­нен­но­стью, более широ­ким выбо­ром интер­нет-ресур­сов и боль­шей доступ­но­стью соци­аль­ных сетей.

Иден­ти­фи­ка­ция с интер­нет-роля­ми про­ис­хо­дит у мос­ков­ских под­рост­ков пре­иму­ще­ствен­но в 8–9‑х клас­сах, в то вре­мя как у стар­ших под­рост­ков не толь­ко умень­ша­ет­ся коли­че­ство инфор­ма­ци­он­ной фено­ме­но­ло­гии в само­опи­са­ни­ях, но и появ­ля­ют­ся дру­гие источ­ни­ки инфор­ма­ции, не усту­па­ю­щие по сво­е­му зна­че­нию Интер­не­ту. Воз­мож­но, это свя­за­но и с зада­ча­ми раз­ви­тия, и с соци­аль­ной ситу­а­ци­ей (под­го­тов­ка к поступ­ле­нию в вуз). Стрем­ле­ние к луч­ше­му пони­ма­нию себя и смыс­ла сво­ей дея­тель­но­сти отра­жа­ет­ся и пре­об­ла­да­ни­ем пер­со­наль­ной, а не соци­аль­но-роле­вой иден­тич­но­сти.

У под­рост­ков Крас­но­дар­ско­го края про­ис­хо­дит обрат­ная тен­ден­ция – инфор­ма­ци­он­ная фено­ме­но­ло­гия пере­хо­дит из соци­аль­но-роле­вой в пер­со­наль­ную иден­тич­ность. При общем пре­об­ла­да­нии соци­аль­ной иден­тич­но­сти эта тен­ден­ция может сви­де­тель­ство­вать о том, что пози­ция в сети ста­но­вит­ся во мно­гом и лич­ност­ной харак­те­ри­сти­кой под­рост­ков.

Дан­ные, полу­чен­ные при иссле­до­ва­нии соот­но­ше­ния раз­ных сто­рон иден­тич­но­сти мос­ков­ских под­рост­ков и под­рост­ков из Крас­но­дар­ско­го края, сви­де­тель­ству­ют о том, что тен­ден­ция к инди­ви­ду­а­ли­за­ции более ярко выра­же­на у мос­ков­ских под­рост­ков. Это под­твер­жда­ет­ся и выбо­ром роле­во­го репер­ту­а­ра, и сли­я­ни­ем роле­во­го и пер­со­наль­но­го аспек­тов иден­тич­но­сти у крас­но­дар­ских ребят. 

Инте­ре­сен и тот факт, что тен­ден­ция к уве­ли­че­нию пер­со­наль­ной иден­тич­но­сти пря­мо соот­но­сит­ся с уве­ли­че­ни­ем воз­рас­та под­рост­ков, то есть это ста­но­вит­ся фено­ме­но­ло­ги­ей лич­ност­но­го роста, а не соци­аль­ной ситу­а­ции.

Финан­си­ро­ва­ние
Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при под­держ­ке Рос­сий­ско­го фон­да фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний, про­ект 16–06-00161 «Экзо­ген­ные и эндо­ген­ные фак­то­ры инфор­ма­ци­он­ной социализации».

Литература

  1. Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е., Смыс­ло­ва О.В. Интер­нет: воз­дей­ствие на лич­ность. В кн: А.Е. Вой­кун­ский (Ред.), Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те. М.: Тер­ра, 2000. С. 11–39.
  2. Белин­ская Е.П. Чело­век в инфор­ма­ци­он­ном мире. В кн.: Г.М. Андре­ева, А.И. Дон­цов (Ред.), Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия в совре­мен­ном мире. М.: Аспект Пресс, 2002. С. 203–220.
  3. Белин­ская Е.П. Инфор­ма­ци­он­ная соци­а­ли­за­ция под­рост­ков: опыт поль­зо­ва­ния соци­аль­ны­ми сетя­ми и пси­хо­ло­ги­че­ское бла­го­по­лу­чие. Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, 2013, 6(30), 5. http://psystudy.ru
  4. Белин­ская Е.П. Измен­чи­вость Я: кри­зис иден­тич­но­сти или кри­зис зна­ния о ней? Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, 2015, 8(40), 12. http://psystudy.ru
  5. Вой­скун­ский А.Е. Пси­хо­ло­гия и Интер­нет. М.: Акро­поль, 2010.
  6. Вой­скун­ский А.Е., Евдо­ки­мен­ко А.С., Феду­ни­на Н.Ю. Эти­че­ская направ­лен­ность под­рост­ков и моло­де­жи в соци­аль­ных сетях. Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, 2014, 7(37), 2.
  7. Голу­бе­ва Н.А. Эндо­ген­ные фак­то­ры инфор­ма­ци­он­ных пред­по­чте­ний совре­мен­ных под­рост­ков. Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, 2012, 1(21), 7. 
  8. Голу­бе­ва Н.А. Осо­бен­но­сти инфор­ма­ци­он­ных пред­по­чте­ний совре­мен­ных дошколь­ни­ков. Мир пси­хо­ло­гии, 2015, No. 1, 153–163.
  9. Голу­бе­ва Н.А., Мар­цин­ков­ская Т.Д. Инфор­ма­ци­он­ная соци­а­ли­за­ция: пси­хо­ло­ги­че­ский под­ход. Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, 2011, 6(20), 2. 
  10. Гри­ши­на Н.В. Экзи­стен­ци­аль­ные про­бле­мы чело­ве­ка как жиз­нен­ный вызов. Вест­ник С.-Петербургского уни­вер­си­те­та. Сер. 12, 2011, Вып. 4, 109–116.
  11. Гри­ши­на Н.В. Жиз­нен­ные сце­на­рии: нор­ма­тив­ность и инди­ви­ду­а­ли­за­ция. Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, 2011. 3(17), 6. 
  12. Дубов­ская Е.М. Тран­зи­тив­ность обще­ства как фак­тор соци­а­ли­за­ции лич­но­сти. Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, 2014, 7(36), 7. 
  13. Мар­цин­ков­ская Т.Д. Инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство как фак­тор соци­а­ли­за­ции совре­мен­ных под­рост­ков. Мир пси­хо­ло­гии, 2010, No. 3, 90–102.
  14. Мар­цин­ков­ская Т.Д., Сию­чен­ко А.С. Иден­тич­ность как фак­тор соци­а­ли­за­ции в муль­ти­куль­тур­ной сре­де. Вопро­сы пси­хо­ло­гии, 2014, No. 6, 3–14.
  15. Мар­цин­ков­ская Т.Д. (Ред.). Иден­тич­ность и соци­а­ли­за­ция в совре­мен­ном мире: Сбор­ник мето­дик. М.: МПГУ, 2015.
  16. Хузее­ва Г.Р. Осо­бен­но­сти вос­при­я­тия субъ­ек­тив­но­го соци­аль­но­го про­стран­ства у совре­мен­ных под­рост­ков, про­жи­ва­ю­щих в раз­лич­ных усло­ви­ях. Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, 2013a, 6(31), 10. http://psystudy.ru
  17. Хузее­ва Г.Р. Харак­тер инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства и осо­бен­но­сти соци­а­ли­за­ции совре­мен­ных под­рост­ков. Пси­хо­ло­гия обу­че­ния, 2013b, No. 4, 88–98.
Источ­ник: Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. 2016. Т. 9, № 46. С. 8.

Об авторах

  • Анна Нико­ла­ев­на Аянян — млад­ший науч­ный сотруд­ник, лабо­ра­то­рия пси­хо­ло­гии под­рост­ка, Пси­хо­ло­ги­че­ский инсти­тут РАО, Москва, Россия.
  • Татья­на Дави­дов­на Мар­цин­ков­ская — док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор, заве­ду­ю­щая лабо­ра­то­ри­ей пси­хо­ло­гии под­рост­ка, Пси­хо­ло­ги­че­ский инсти­тут РАО, Москва, Рос­сия; заве­ду­ю­щая лабо­ра­то­ри­ей пси­хо­ло­гии лич­но­сти, факуль­тет пси­хо­ло­гии, Мос­ков­ский госу­дар­ствен­ный област­ной уни­вер­си­тет, Москва, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest