Цзинь Хань. Возможности и риски в процессе социализации современных подростков в среде новых медиа

Ц

Введение

Сле­ду­ет при­знать, что исполь­зо­ва­ние новых медиа ста­ло сти­лем жиз­ни совре­мен­ных под­рост­ков. Любое сред­ство мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции, осно­ван­ное на циф­ро­вых инфор­ма­ци­он­ных ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­ги­ях, отно­сит­ся к новым медиа, сюда же вклю­ча­ют­ся соци­аль­ные сети, такие как «ВКон­так­те», Facebook, Instagram, Twitter и Wechat. 

Так­же к новым медиа отно­сят­ся видео­хо­стинг с функ­ци­я­ми соци­аль­ной сети YouTube, онлайн-игры, вир­ту­аль­ные миры, к при­ме­ру Warframe, League of Legends, Second Life, раз­лич­ные приложения. 

Сово­куп­ность циф­ро­вых медиа пред­ла­га­ет под­рас­та­ю­ще­му поко­ле­нию не толь­ко раз­вле­че­ние и обще­ние, но и новые воз­мож­но­сти. По дан­ным опро­са, про­ве­ден­но­го Все­рос­сий­ский цен­тром изу­че­ния обще­ствен­но­го мне­ния (ВЦИОМ) в янва­ре 2019 года, 98 % под­рост­ков от 14 до 17 лет поль­зу­ют­ся Интер­не­том еже­днев­но, «89 % захо­дят в соци­аль­ные сети прак­ти­че­ски каж­дый день» [1]. YouTube, «ВКон­так­те», при­ло­же­ния Likee, TikTok – основ­ные плат­фор­мы, где они узна­ют ново­сти, смот­рят раз­вле­ка­тель­ные пере­да­чи, делят­ся кон­тен­том и созда­ют его сами. Таким обра­зом, боль­шая часть соци­аль­но­го и эмо­ци­о­наль­но­го раз­ви­тия это­го поко­ле­ния про­ис­хо­дит в Интер­не­те, на смартфонах.

Мно­гие под­рост­ки спо­соб­ны исполь­зо­вать новые медиа­плат­фор­мы в пози­тив­ном клю­че (напри­мер, по дан­ным ВЦИОМ, в соц­се­тях чаще все­го заме­ча­ют пози­тив­ный кон­тент), но из-за огра­ни­чен­ной спо­соб­но­сти тиней­дже­ров к само­ре­гу­ля­ции нега­тив­ные вли­я­ния циф­ро­вой ком­му­ни­ка­ци­он­ной сре­ды не обхо­дят их стороной. 

Целью дан­ной ста­тьи явля­ет­ся изу­че­ние воз­дей­ствия новых медиа на совре­мен­ных под­рост­ков. Для это­го про­ве­ден ана­лиз ста­тей по дан­ной про­бле­ма­ти­ке, опуб­ли­ко­ван­ных в веду­щих англо­языч­ных, китай­ских и рос­сий­ских науч­ных журналах.

Положительное влияние новых медиа на социализацию подростков

Полу­че­ние инфор­ма­ции и обще­ние. В каче­стве средств мас­со­вой инфор­ма­ции (СМИ) новые медиа могут предо­ста­вить под­рост­кам инфор­ма­цию, обще­ние и ново­сти, необ­хо­ди­мые для про­цес­са соци­а­ли­за­ции. В Интер­не­те моло­дой чело­век при­об­ре­та­ет воз­мож­ность обще­ния с прак­ти­че­ски без­гра­нич­ным коли­че­ством людей и посе­ще­ния сооб­ществ по инте­ре­сам со все­воз­мож­ны­ми типа­ми лич­но­стей, позна­ет мно­же­ство исто­рий, обме­ни­ва­ет­ся мне­ни­я­ми и обсуж­да­ет воз­ни­ка­ю­щие вопро­сы [2. С. 58].

Мони­ка Андер­сон и Цзинц­зин Цзян про­ве­ли иссле­до­ва­ние пове­де­ния и при­вы­чек 743 аме­ри­кан­ских под­рост­ков в соци­аль­ных сетях и обна­ру­жи­ли, что онлайн-груп­пы и фору­мы явля­ют­ся про­стран­ством, где под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние встре­ча­ет новых дру­зей и полу­ча­ет под­держ­ку в труд­ные вре­ме­на [3]. Иссле­до­ва­ние так­же пока­за­ло, что соци­аль­ные сети застав­ля­ют под­рост­ков чув­ство­вать себя вклю­чен­ны­ми, а не исклю­чен­ны­ми (71 % про­тив 25 %), ско­рее уве­рен­ны­ми, чем неуве­рен­ны­ми (69 % про­тив 26 %), аутен­тич­ны­ми, а не под­дель­ны­ми (64 % про­тив 33 %), откры­ты­ми, а не ско­ван­ны­ми (61 % про­тив 34 %) [3].

Само­рас­кры­тие в соци­аль­ных сетях ока­зы­ва­ет поло­жи­тель­ное вли­я­ние на инди­ви­ду­аль­ную пси­хо­со­ци­аль­ную адаптацию.

Рас­ши­ре­ние воз­мож­но­стей для обу­че­ния. Кибер­про­стран­ство пред­ла­га­ет широ­кие воз­мож­но­сти для реа­ли­за­ции твор­че­ско­го потен­ци­а­ла и лич­ност­но­го само­опре­де­ле­ния моло­дых людей [4. С. 26], при­ло­же­ния для обу­че­ния и соци­аль­ные сети помо­га­ют под­рост­кам спра­вить­ся с труд­но­стя­ми домаш­них заданий. 

Напри­мер, обра­зо­ва­тель­ные ресур­сы мож­но полу­чить онлайн или в обра­зо­ва­тель­ных при­ло­же­ни­ях: так, «ВКон­так­те» и ана­ло­гич­ное при­ло­же­ние в соци­аль­ных сетях поз­во­ля­ют уча­щим­ся соби­рать­ся за пре­де­ла­ми клас­са, что­бы сотруд­ни­чать и обме­ни­вать­ся иде­я­ми о заданиях. 

Поиск учеб­ных мате­ри­а­лов в Интер­не­те, посе­ще­ние онлайн-кур­сов, обсуж­де­ние домаш­них зада­ний со сверст­ни­ка­ми – все это зада­чи, кото­рые реша­ют моло­дые люди при исполь­зо­ва­нии новых СМИ. Дж. Флет­чер и К. Нико­лас про­ве­ли каче­ствен­ное иссле­до­ва­ние в шести шко­лах Новой Зелан­дии и обна­ру­жи­ли, что у уча­щих­ся 11–13 лет исполь­зо­ва­ние план­ше­тов и ноут­бу­ков может спо­соб­ство­вать повы­ше­нию инте­ре­са к чте­нию [5].

Вовле­че­ние новых медиа в обу­че­ние спо­соб­ству­ет рас­ши­ре­нию зна­ний и раз­ви­тию мыш­ле­ния у моло­дых людей, но дли­тель­ное исполь­зо­ва­ние соци­аль­ных сетей может иметь нега­тив­ные последствия.

Раз­ви­тие инди­ви­ду­аль­но­сти, иден­тич­но­сти и соци­а­ли­за­ции. Отро­че­ство явля­ет­ся пери­о­дом само­по­зна­ния, обре­те­ния новых соци­аль­ных навы­ков, вре­ме­нем уста­нов­ле­ния цен­но­стей и свя­зей. В этом воз­расте под­рост­ки пыта­ют­ся иссле­до­вать свое окру­же­ние, что­бы сфор­ми­ро­вать иден­тич­ность. Они так­же пре­тер­пе­ва­ют зна­чи­тель­ные изме­не­ния в физи­че­ском, когни­тив­ном и соци­аль­ном плане. 

Сре­ди циф­ро­вых медиа соци­аль­ные сети ста­ли основ­ным кана­лом ком­му­ни­ка­ций для под­рас­та­ю­ще­го поко­ле­ния, предо­став­ля­ю­щим моло­дым людям плат­фор­му для уста­нов­ле­ния и изу­че­ния само­иден­тич­но­сти посред­ством вза­и­мо­дей­ствия с дру­ги­ми поль­зо­ва­те­ля­ми и обес­пе­чи­ва­ю­щим им обрат­ную связь о сво­ем пове­де­нии, наблю­де­ние за пове­де­ни­ем сво­их сверст­ни­ков и реак­ци­ей дру­гих на это пове­де­ние, что в ито­ге слу­жит цели само­иден­ти­фи­ка­ции и соци­а­ли­за­ции [6].

Риски новых медиа в процессе социализации подростков

Несмот­ря на инте­рес к поло­жи­тель­ным эффек­там новых медиа, иссле­до­ва­те­ли боль­ше обес­по­ко­е­ны рис­ка­ми, созда­ва­е­мы­ми соци­аль­ны­ми сетя­ми и онлайн-играми.

Нега­тив­ный кон­тент (наси­лие, алко­голь, нар­ко­ти­ки, секс и т. п.). Под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние полу­ча­ет доступ к кон­тен­ту по жела­нию и ста­но­вит­ся актив­ным потре­би­те­лем циф­ро­вых медиа, что поз­во­ля­ет мар­ке­то­ло­гам и мошен­ни­кам вли­ять на них. Интер­нет содер­жит боль­шое коли­че­ство ресур­сов, кото­рые вклю­ча­ют наси­лие, пор­но­гра­фи­че­ский кон­тент, расизм, сек­сизм и т. д. Более того, инфор­ма­ция подоб­но­го рода рас­про­стра­ня­ет­ся без огра­ни­че­ний по воз­раст­ным группам. 

Под­рост­ки под­да­ют­ся про­па­ган­де нар­ко­ти­ков (табак, алко­голь, элек­трон­ные сига­ре­ты и мари­ху­а­на); куре­ние и пре­ступ­ная дея­тель­ность под­рост­ков могут быть свя­за­ны с нега­тив­ным кон­тен­том в соци­аль­ных сетях, осо­бен­но с опас­ным кон­тен­том, пуб­ли­ку­е­мым сверстниками.

Кро­ме того, под­рост­ки под­ра­жа­ют бло­ге­рам, про­бу­ют на себе экс­тре­маль­ные дие­ты и уче­ния, напри­мер вод­ные дие­ты, чаи для поху­да­ния или сни­же­ния веса [7]. Для под­рост­ков, нахо­дя­щих­ся на ста­дии физи­че­ско­го раз­ви­тия, сле­до­ва­ние таким дие­там впо­след­ствии ока­жет небла­го­при­ят­ное вли­я­ние на их здоровье. 

Под­рост­ки так­же могут быть под­вер­же­ны рис­ку сек­су­аль­но­го наси­лия и экс­плу­а­та­ции в Интер­не­те при помо­щи сооб­ще­ний пор­но­гра­фи­че­ско­го содер­жа­ния или непри­стой­но­го язы­ка, кото­рый «дик­ту­ют» под­рост­кам такие интер­нет-плат­фор­мы, как онлайн-фору­мы, онлайн-игры и соци­аль­ные сети.

Кибер­бул­линг. Как пока­зал ана­лиз пуб­ли­ка­ций, кибер­бул­линг (запу­ги­ва­ние, или кибе­ра­грес­сия) стал одной из наи­бо­лее изу­чен­ных тем в обла­сти исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей под­рост­ка­ми. Суще­ству­ют два типа кибер­бул­лин­га совре­мен­ных под­рост­ков в сре­де новых медиа: один из них – язы­ко­вое наси­лие, с кото­рым стал­ки­ва­ют­ся юные бло­ге­ры, что свя­за­но с попу­ляр­но­стью веб­ло­га и видео­ро­ли­ков сре­ди под­рост­ков; дру­гой – пере­нос наси­лия из реаль­но­го мира, когда кон­флик­ты нахо­дят свое про­дол­же­ние в сете­вом вза­и­мо­дей­ствии. Зани­ма­е­мая пози­ция – агрес­со­ра или жерт­вы – в суще­ствен­ной сте­пе­ни опре­де­ля­ет про­яв­ле­ние эмо­ци­о­наль­но­го сочув­ствия в ситу­а­ци­ях сете­вой агрес­сии [8. С. 14]. 

Кибер­бул­линг может при­ве­сти к глу­бо­ким пси­хо­со­ци­аль­ным послед­стви­ям, вклю­чая депрес­сию, тре­во­гу, серьез­ную изо­ля­цию и даже само­убий­ство. Иссле­до­ва­ние пока­зы­ва­ет, что жерт­вы кибер­за­пу­ги­ва­ния пыта­лись покон­чить жизнь само­убий­ством в два раза чаще, чем их сверст­ни­ки, кото­рые не ста­ли жерт­ва­ми кибер­бул­лин­га [9].

«С раз­ви­ти­ем интер­нет-тех­но­ло­гий появи­лись новые спо­со­бы пси­хи­че­ско­го воз­дей­ствия на потер­пев­ших, напри­мер кибер­бул­ли­цид – суи­цид, про­изо­шед­ший вслед­ствие столк­но­ве­ния с пря­мой или кос­вен­ной агрес­си­ей онлайн» [10. С. 105]. Извест­ны так назы­ва­е­мые груп­пы смер­ти [11], и «если рань­ше зло­умыш­лен­ни­ки под­тал­ки­ва­ли детей к суи­ци­ду во “ВКон­так­те” и дру­гих соц­се­тях, то теперь вовле­ка­ют несо­вер­шен­но­лет­них в опас­ные игры в мес­сен­дже­рах» [12].

Ано­ним­ный пре­ступ­ник может быть незна­ком­цем на дру­гом кон­ти­нен­те или луч­шим дру­гом, сидя­щим в той же ауди­то­рии, ано­ним­ность сети дела­ет пре­ступ­ни­ков менее обес­по­ко­ен­ны­ми тем, что такое пове­де­ние обна­ру­жат роди­те­ли или учи­те­ля. Вме­сте с тем доступ­ность, пуб­лич­ность и посто­ян­ство соци­аль­ных сетей могут повы­сить воз­мож­ность быст­ро­го и широ­ко­го рас­про­стра­не­ния агрес­сив­но­го контента.

Интер­нет-зави­си­мо­сти и аддик­ция игры. Бла­го­да­ря тех­но­ло­ги­че­ско­му раз­ви­тию и повсе­мест­но­му досту­пу к Интер­не­ту, игры в циф­ро­вой сре­де ста­ли очень попу­ляр­ны­ми во всем мире для детей и под­рост­ков. Появ­ля­ет­ся все боль­ше сви­де­тельств того, что непро­пор­ци­о­наль­но боль­шое коли­че­ство вре­ме­ни, про­ве­ден­но­го в Интер­не­те, может при­ве­сти к нега­тив­ным послед­стви­ям для здо­ро­вья под­рост­ков, вклю­чая нару­ше­ние сна, сни­же­ние зре­ния и тахи­кар­дию, вызвать тре­во­гу и депрессию. 

Китай­ские иссле­до­ва­те­ли сосре­до­то­че­ны на про­бле­мах интер­нет-зави­си­мо­сти и игро­вой аддик­ции детей, о кото­рых забо­тят­ся толь­ко их бабуш­ки и дедуш­ки [13]. Отсут­ствие разум­но­го роди­тель­ско­го над­зо­ра, некон­тро­ли­ру­е­мое и чрез­мер­ное исполь­зо­ва­ние смарт­фо­нов лишь отя­го­ща­ют вхож­де­ние под­рост­ков в соци­ум, увле­кая и оча­ро­вы­вая их вир­ту­аль­ны­ми сетями. 

Соглас­но «Отче­ту об иссле­до­ва­нии аддик­тив­но­го пове­де­ния под­рост­ков», опуб­ли­ко­ван­но­му Цен­тром иссле­до­ва­ний в обла­сти здра­во­охра­не­ния Уни­вер­си­те­та Китай­ской ака­де­мии соци­аль­ных наук, остав­лен­ные роди­те­ля­ми дети про­во­дят боль­ше вре­ме­ни в играх, чем дру­гие. По 4–5 часов в день игра­ют 18,8 % остав­лен­ных детей и 8,8 % детей из пол­ных семей [14].

Интер­нет-мошен­ни­че­ство и утеч­ка пер­со­наль­ных дан­ных. Инфор­ма­ция интер­нет-мошен­ни­ков обыч­но рас­про­стра­ня­ет­ся через всплы­ва­ю­щие сете­вые окна, небез­опас­ные ссыл­ки, сооб­ще­ния и т. д. Соглас­но опро­су, 35,76 % китай­ских под­рост­ков заяви­ли, что полу­ча­ли финан­со­вую мошен­ни­че­скую инфор­ма­цию в соци­аль­ных сетях, так­же дети тай­но исполь­зу­ют бан­ков­ские кар­ты сво­их роди­те­лей, что­бы пере­за­пу­стить игру [15].

Кро­ме того, всплы­ва­ю­щие окна часто встре­ча­ют­ся на плат­ных ресур­сах, осо­бен­но в играх, при­нуж­дая моло­дых людей пла­тить. Неред­ки слу­чаи, когда моло­дые люди «дарят» подар­ки виде­об­ло­ге­рам и несут эко­но­ми­че­ский ущерб.

Обсуж­да­ют­ся иссле­до­ва­те­ля­ми и про­бле­мы, свя­зан­ные с утеч­кой пер­со­наль­ных дан­ных под­рост­ков. Поис­ко­вые запро­сы, место­по­ло­же­ние и дру­гие циф­ро­вые сле­ды моло­дых поль­зо­ва­те­лей в Сети, в том чис­ле фото­гра­фии и дру­гая инфор­ма­ция о детях, кото­рую раз­ме­ща­ют на соци­аль­ных плат­фор­мах роди­те­ли, могут быть про­ана­ли­зи­ро­ва­ны и в даль­ней­шем исполь­зо­ва­ны в ком­мер­че­ских целях преступниками.

Нейтрализация негативного влияния новых медиа на подростков

Что­бы защи­тить моло­дых людей от нега­тив­но­го воз­дей­ствия новых медиа, во мно­гих стра­нах были зако­но­да­тель­но вве­де­ны огра­ни­че­ния и внед­ре­на воз­раст­ная клас­си­фи­ка­ция инфор­ма­ци­он­ной про­дук­ции в Интернете. 

Фран­ция рас­ши­ри­ла закон LoiEvin, что­бы охва­тить навяз­чи­вую онлайн-рекла­му (напри­мер, всплы­ва­ю­щие окна и бан­не­ры) и кон­тент, кото­рый при­вле­ка­ет вни­ма­ние подростков. 

С 2015 года Фин­лян­дия запре­ти­ла поощ­рять обмен кон­тен­том в соци­аль­ных сетях, онлайн-кон­кур­сах, вирус­ном мар­ке­тин­ге и «реклам­ной игре» на новых элек­трон­ных устрой­ствах (напри­мер, на смарт­фо­нах, план­ше­тах и игро­вых приставках). 

С 2017 года «Закон о сете­вой без­опас­но­сти Китай­ской Народ­ной Рес­пуб­ли­ки» преду­смат­ри­ва­ет нака­за­ние за исполь­зо­ва­ние Интер­не­та для осу­ществ­ле­ния дея­тель­но­сти, угро­жа­ю­щей физи­че­ско­му и пси­хи­че­ско­му здо­ро­вью несовершеннолетних. 

«Закон о воз­рож­де­нии игро­вой инду­стрии» Южной Кореи регла­мен­ти­ру­ет, что игро­вые ком­па­нии долж­ны рас­смат­ри­вать воз­раст игро­ка в каче­стве важ­но­го кри­те­рия клас­си­фи­ка­ции игро­вых продуктов. 

«Закон о защи­те кон­фи­ден­ци­аль­но­сти детей в Интер­не­те» Соеди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки тре­бу­ет инфор­ми­ро­вать роди­те­лей и полу­чать их «про­ве­рен­ное согла­сие», что­бы огра­ни­чить сбор инфор­ма­ции о детях в ком­мер­че­ских целях [16].

Раз­ра­ба­ты­вая зако­ны, стра­ны так­же под­дер­жи­ва­ют само­ре­гу­ли­ро­ва­ние медиа­плат­форм. Напри­мер, для борь­бы с изоб­ра­же­ни­я­ми сек­су­аль­ных над­ру­га­тельств над детьми и непри­стой­ным кон­тен­том для взрос­лых Internet Watch Foundation (Вели­ко­бри­та­ния) под­пи­са­ли согла­ше­ние о без­опас­но­сти сети R3 с Мини­стер­ством тор­гов­ли и про­мыш­лен­но­сти, Мини­стер­ством внут­рен­них дел, Сто­лич­ной поли­ци­ей Лон­до­на, постав­щи­ка­ми интернет-услуг. 

Медиа­плат­фор­мы при­ни­ма­ют меры по обес­пе­че­нию несо­вер­шен­но­лет­них без­опас­ной онлайн-сре­дой за счет филь­тра­ции и уда­ле­ния пор­но­гра­фи­че­ско­го кон­тен­та через алго­рит­мы, запуск моло­деж­ной моде­ли, добав­ле­на опция изоб­ли­че­ния изда­те­лей нега­тив­ной инфор­ма­ции пользователями.

Роди­те­ли и шко­лы долж­ны учи­ты­вать гра­мот­ность моло­дых людей в про­цес­се соци­а­ли­за­ции и соци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия. Мно­гие под­рост­ки не гото­вы делить­ся инфор­ма­ци­ей со сво­и­ми роди­те­ля­ми, когда они стал­ки­ва­ют­ся с какой-либо про­бле­мой в Интер­не­те [17].

Суще­ству­ю­щие тех­но­ло­гии защи­ты кон­фи­ден­ци­аль­но­сти в основ­ном сосре­до­то­че­ны на обес­пе­че­нии кон­тро­ля над кон­тен­том и пред­ла­га­ют мало вари­ан­тов для повы­ше­ния осве­дом­лен­но­сти роди­те­лей о рис­ках сбо­ра лич­ных дан­ных или под­держ­ки обу­че­ния сво­их детей. 

По этой при­чине иссле­до­ва­те­ли изу­чи­ли вли­я­ние обу­че­ния осве­дом­лен­но­сти о кибер­без­опас­но­сти в четы­рех шко­лах Малай­зии, содер­жа­ние кото­ро­го вклю­ча­ет в себя темы, каса­ю­щи­е­ся угроз кибер­без­опас­но­сти, таких как пор­но­гра­фия, педо­фи­лия, аддик­ция от онлайн-игр и кибе­ра­грес­сия [18].

Резуль­та­ты пока­за­ли, что уро­вень осве­дом­лен­но­сти респон­ден­та о кибер­без­опас­но­сти повы­ша­ет­ся после про­хож­де­ния про­грам­мы. Одна­ко для дей­стви­тель­но широ­ко­го рас­про­стра­не­ния медиа­гра­мот­но­сти во всех ее про­яв­ле­ни­ях необ­хо­ди­мо при­ло­жить гораз­до боль­ше усилий.

Заключение

Итог вполне оче­ви­ден: интер­нет-ком­му­ни­ка­ции содер­жат колос­саль­ный потен­ци­ал, реа­ли­за­ция кото­ро­го может при­не­сти зна­чи­тель­ные выго­ды. Новая ком­му­ни­ка­ци­он­ная сре­да рас­ши­ря­ет воз­мож­но­сти для обу­че­ния и помо­га­ет раз­ви­вать инди­ви­ду­аль­ность, откры­вая новые спо­со­бы фор­ми­ро­ва­ния иден­тич­но­сти в про­цес­се социализации. 

В то же вре­мя под­рост­ки уяз­ви­мы: на них вли­я­ет нега­тив­ная медиа­про­дук­ция, свя­зан­ная с наси­ли­ем, алко­го­лем, пор­но­гра­фи­ей, нар­ко­ти­ка­ми, кибер­за­пу­ги­ва­ни­ем, зави­си­мо­стью от смарт­фо­на, интер­нет-мошен­ни­че­ством и утеч­кой пер­со­наль­ных дан­ных. Циф­ро­вая сре­да воз­дей­ству­ет на пси­хо­ло­ги­че­ское бла­го­по­лу­чие под­рост­ков, их здо­ро­вье, инди­ви­ду­аль­ность, само­кон­троль и саморазвитие. 

Что­бы не пре­вра­тить под­рост­ков в при­да­ток медиа, необ­хо­ди­мо умень­шать их «экран­ную» жизнь, в первую оче­редь раз­ви­вать «неэкран­ную» дея­тель­ность, напри­мер, ори­ен­ти­ро­вать их на спорт, отдых на све­жем воз­ду­хе и чтение. 

Отдель­но­го вни­ма­ния заслу­жи­ва­ет про­бле­ма кибер­бул­лин­га и кибер­бул­ли­ци­да, а так­же раз­лич­ные аспек­ты без­опас­но­сти пер­со­наль­ной инфор­ма­ции – преж­де все­го в кон­тек­сте воз­мож­но­го мошен­ни­че­ства и агрес­сии про­тив пользователя.

В регу­ли­ро­ва­нии дея­тель­но­сти новых медиа и про­из­во­ди­те­лей медиа­про­дук­ции важ­ная роль при­над­ле­жит госу­дар­ствен­но­му контролю. 

Одна­ко из-за высо­кой дина­ми­ки раз­ви­тия и ста­нов­ле­ния новой ком­му­ни­ка­ци­он­ной сре­ды само­ре­гу­ли­ро­ва­ние плат­форм, по всей види­мо­сти, оста­ет­ся важ­ней­шим инстру­мен­том него­су­дар­ствен­но­го воз­дей­ствия на ситу­а­цию, при этом, воз­мож­но, более эффективного. 

Тем не менее сде­лать интер­нет-обще­ние сте­риль­ным, изба­вив­шись от про­блем и слож­но­стей, без­услов­но, не удаст­ся. Поэто­му медиа­гра­мот­ность под­рост­ков и их роди­те­лей име­ет огром­ное значение.

Нако­нец, сама по себе тема соци­а­ли­за­ции под­рост­ков явля­ет­ся важ­ной и пер­спек­тив­ной точ­кой при­ло­же­ния уси­лий для уче­ных, как и мно­гие дру­гие аспек­ты меди­а­ком­му­ни­ка­ции, пси­хо­ло­гии и при­вы­чек пользователей. 

Не долж­но сле­по сле­до­вать за сво­и­ми стра­ха­ми, как это часто про­ис­хо­ди­ло на заре фор­ми­ро­ва­ния сети Интер­нет. Необ­хо­ди­мо обра­щать боль­ше вни­ма­ния пове­де­нию онлайн, осо­бен­но когда речь идет о под­рост­ках. Часто взрос­лые не дога­ды­ва­ют­ся о том, что про­ис­хо­дит в жиз­ни детей – жиз­ни, кото­рая ста­но­вит­ся все более и более виртуальной.

Список литературы

  1. Под­ро­сток в соци­аль­ной сети: нор­ма жиз­ни – или сиг­нал опас­но­сти? // Дан­ные опро­сов. 2019, 6 мар­та. № 3898. 
  2. Яры­ги­на И.И. Вли­я­ние интер­не­та на про­цесс соци­а­ли­за­ции под­рост­ков // Гауде­а­мус. 2017. Т. 17. № 37. С. 57−62.
  3. Anderson M., Jiang J. Teens’ Social Media Habits and Experiences / Pew Research Center. 2018, November 28. 
  4. Чва­но­ва М.С., Ану­рье­ва М.С., Кисе­ле­ва И.А. Вли­я­ние Интер­не­та на соци­а­ли­за­цию моло­де­жи // Вест­ник Там­бов­ско­го уни­вер­си­те­та. Серия: Гума­ни­тар­ные нау­ки. 2017. Т. 22. Вып. 5 (169). С. 23−36.
  5. Fletcher J., Nicholas K. Reading for 11–13-year-old students in the digital age: New Zealand case studies // Education. 2016. Vol. 46. No. 1. Pp. 37−48.
  6. Ни Сяо Л., Шао Сяо Й. 青少年网络社交媒体使用对主观幸福感的影响:自尊联结自我同一性的序列中介路径 [Вли­я­ние моло­деж­но­го исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей в Интер­не­те на субъ­ек­тив­ное бла­го­по­лу­чие: после­до­ва­тель­ный про­ме­жу­точ­ный путь само­оцен­ки и само­иден­ти­фи­ка­ции] // 兰州大学学报:社会科学版[Вестник Уни­вер­си­те­та Лань­чжоу]. 2019. № 1. С. 122−133.
  7. Riesmeyer C., Hauswald J., Mergen M. (Un)healthy behavior? The relationship between media literacy, nutritional behavior, and self-representation on Instagram // Media and Communication. 2019. Vol. 7. No. 2. Pp. 160−168.
  8. Соб­кин В.С., Федо­то­ва А.В. Под­рост­ко­вая агрес­сия в соци­аль­ных сетях: вос­при­я­тие и лич­ный опыт // Пси­хо­ло­ги­че­ская нау­ка и обра­зо­ва­ние. 2019. Т. 24. № 2. C. 5−18.
  9. Cyberbullying Research Center report, 2010. 
  10. Быч­ко­ва А.М., Рад­на­е­ва Э.Л. Дове­де­ние до само­убий­ства посред­ством исполь­зо­ва­ния интер­нет-тех­но­ло­гий: соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские, кри­ми­но­ло­ги­че­ские и уго­лов­но-пра­во­вые аспек­ты // Все­рос­сий­ский кри­ми­но­ло­ги­че­ский жур­нал. 2018. Т. 12. № 1. С. 101–115.
  11. Volkova I., Kadyrova S., Rastorgueva N., Algavi L. From the Silent House Meme to the Blue Whale-Game: The Storyworld’s Transformation // International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences & Arts SGEM. 2017. Pp. 253–260. DOI: 10.5593/sgemsocial2017/41/S16.032.
  12. «Синий кит»: поче­му уже­сто­че­ние зако­на не оста­нав­ли­ва­ет «груп­пы смер­ти». URL: https://ria.ru/20200620/1573186152.html (дата обра­ще­ния: 25.05.2020).
  13. Сяо Юй Б., Гуй М. 需求层次理论视角下沉迷手机游戏的留守儿童问题分析 [Ана­лиз пове­де­ния остав­лен­ных детей, кото­рые увле­ка­ют­ся мобиль­ны­ми игра­ми с точ­ки зре­ния тео­рии спро­са] // 邢台学院学报 [Вест­ник уни­вер­си­те­та Син­тай]. 2019. № 3. С. 186−189. (На китай­ском языке.)
  14. Цю Чэнь­ху­эй. 邱晨辉. 调查:中国二成青少年有电子游戏成瘾现象或风险[Опрос: 20 % китай­ских под­рост­ков под­вер­же­ны рис­ку зави­си­мо­сти от онлай­нигр].
  15. Тянь Ф., Го Ж., Хуань Юн Л., Чжу Т. 中国青少年互联网使用安全问题研究 [Иссле­до­ва­ние без­опас­но­сти китай­ских под­рост­ков в Интер­не­те] //公安学研究 [Иссле­до­ва­ние обще­ствен­ной без­опас­но­сти]. 2018. № 4. С. 1−10.
  16. Children’s Online Privacy Protection Act (15 U.S.C. §§ 6501–6506).
  17. Chou H.L., Chou C. A quantitative analysis of factors related to Taiwan teenagers’ smartphone addiction tendency using a random sample of parent-child dyads // Computers in Human Behavior. 2019. Vol. 99. Pp. 335−344.
  18. Ahmad Zukarnain Z., Hashim M. Z., Muhammad N., Mansor F.A., Wan Azib W.N.H. Impact of training on cybersecurity awareness // GADING Journal of Science and Technology. 2020. Vol. 3. No. 1. Pp. 114−120.
Источ­ник: Вест­ник Рос­сий­ско­го уни­вер­си­те­та друж­бы наро­дов. Серия: Лите­ра­ту­ро­ве­де­ние. Жур­на­ли­сти­ка. 2020. Т. 25. № 3. С. 576–585. http://dx.doi.org/ 10.22363/2312–9220-2020–25‑3–576-585

Об авторе

Цзинь Хань — аспи­рант­ка кафед­ры новых медиа и тео­рии ком­му­ни­ка­ции факуль­те­та жур­на­ли­сти­ки Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та име­ни М.В. Ломоносова.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest