Щербакова В.А. Паттерны коммуникации подростков в социальных сетях

Щ

Ста­нов­ле­ние лич­но­сти в обще­стве опре­де­ля­ет­ся зна­чи­тель­ным коли­че­ством фак­то­ров – как внеш­них по отно­ше­нию к ней (инсти­ту­ты, меха­низ­мы, аген­ты, спо­со­бы соци­а­ли­за­ции), так и внут­рен­них (интел­лек­ту­аль­ные, ком­му­ни­ка­тив­ные, эмо­ци­о­наль­но-воле­вые каче­ства лич­но­сти, усло­вия и осо­бен­но­сти фор­ми­ро­ва­ния систе­мы цен­ност­ных ори­ен­та­ций, взгля­дов, убеж­де­ний чело­ве­ка), кото­рые тес­но меж­ду собой взаимосвязаны.

Соци­аль­ные сети при­об­ре­та­ют все боль­шее зна­че­ние в жиз­ни совре­мен­ных сту­ден­тов, посколь­ку спо­соб­ству­ет интен­си­фи­ка­ции их лич­ност­но­го и про­фес­си­о­наль­но­го ста­нов­ле­ния через вклю­че­ние в осо­бую дея­тель­ност­ную и ком­му­ни­ка­тив­ную сре­ду, в кото­рой про­ис­хо­дит рас­ши­ре­ние гра­ниц обще­ния и отно­ше­ний, нала­жи­ва­ние широ­ко­го кру­га лич­ных и про­фес­си­о­наль­ных кон­так­тов с дру­ги­ми людьми.

Соци­а­ли­за­ция лич­но­сти чаще все­го тол­ку­ет­ся как про­цесс вхож­де­ния инди­ви­да в обще­ство, актив­но­го усво­е­ния им соци­аль­но­го опы­та, соци­аль­ных ролей, норм, цен­но­стей, необ­хо­ди­мых для успеш­ной жиз­не­де­я­тель­но­сти в дан­ном обще­стве [Prepis:7].

Совре­мен­ный чело­век не пред­став­ля­ет себя без элек­трон­ных средств мас­со­вое ком­му­ни­ка­ции. Мар­шалл Маклю­эн пола­гал, что медиа ста­ли про­дол­же­ни­ем нерв­ной систе­мы чело­ве­ка [Маклю­эн: 131]. Под сред­ства­ми мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции М. Маклю­эн пони­мал не толь­ко тра­ди­ци­он­ные СМИ (теле­ви­де­ние, радио, печат­ные изда­ния), но одеж­ду, жили­ще чело­ве­ка, его транс­порт, все то, что помо­га­ет чело­ве­ку осво­ить окру­жа­ю­щий мир и выра­зить себя в нем.

Соци­аль­ные сети явля­ют­ся неотъ­ем­ле­мой частью совре­мен­ной жиз­ни, а, сле­до­ва­тель­но, и соци­а­ли­за­ции подростка. 

Обще­ние в соци­аль­ных сетях, с одной сто­ро­ны, при­во­дит к рас­ши­ре­нию кру­га кон­так­тов моло­де­жи, к обме­ну соци­о­куль­тур­ны­ми цен­но­стя­ми, раз­ви­тию про­цес­сов вооб­ра­же­ния, интен­си­фи­ка­ции изу­че­ния ино­стран­ных язы­ков и ряду дру­гих пози­тив­ных эффек­тов. Но, с дру­гой сто­ро­ны, она может при­ве­сти к «зави­си­мо­сти» от соци­аль­ной сети, спо­соб­ствуя ухо­ду от реаль­но­сти, соци­аль­ной изо­ля­ции, суже­нию инте­ре­сов, погло­щен­но­сти ком­пью­тер­ны­ми игра­ми, ослаб­ле­нию эмо­ци­о­наль­ных реак­ций и дру­гим нега­тив­ным эффек­там. Зача­стую досуг под­рост­ков сво­дит­ся к «про­си­жи­ва­нию» все­го сво­бод­но­го вре­ме­ни в интер­не­те [Сун­де­е­ва: 194].

Ману­эль Кастельс, раз­ви­вая тео­рию сете­во­го обще­ства, счи­тал, что раз­ви­тие инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий и свя­зан­ные с ними изме­не­ния в соци­о­се­те­вой ком­му­ни­ка­ции, ведут к изме­не­нию струк­ту­ры обще­ствен­ных отно­ше­ний, от иерар­хи­че­ско­го типа устрой­ства соци­аль­ные систе­мы при­хо­дят к сете­вой структуре. 

Самы­гин С.И., Попов М.Ю. и Загу­тин Д.С. в сво­ей рабо­те «Соци­аль­ные сети как соци­аль­ный инсти­тут соци­а­ли­за­ции моло­дё­жи», опи­ра­ясь на сете­вую тео­рию М. Кастель­са, гово­рят о том, что «мож­но сме­ло гово­рить о соци­аль­ных сетях как обще­ствен­ном инсти­ту­те, кото­рый ока­зы­ва­ет непо­сред­ствен­ное вли­я­ние на соци­а­ли­за­цию моло­дё­жи». [Самы­гин, Попов, Загу­тин: 47].

В соци­аль­ных сетях поль­зо­ва­те­лю предо­став­ля­ет­ся пра­во созда­ния лич­ных про­фи­лей, воз­мож­ность делить­ся видео‑, фото‑, тек­сто­вой инфор­ма­ци­ей, воз­мож­ность орга­ни­за­ции тема­ти­че­ских сооб­ществ, воз­мож­ность зада­вать и под­дер­жи­вать спи­сок дру­гих поль­зо­ва­те­лей, с кото­ры­ми у него име­ют­ся неко­то­рые отно­ше­ния (друж­ба, род­ство, дело­вые и рабо­чие свя­зи и т.п.) [Загу­тин: 112].

Гово­ря о кон­стру­и­ро­ва­нии про­фи­ля поль­зо­ва­те­ля в соци­аль­ной сети, нель­зя не обра­тить­ся к дра­ма­тур­ги­че­ской социо­ло­гии Ирвин­га Гофф­ма­на, кото­рая может слу­жить осно­вой для опи­са­ния интер­нет-ком­му­ни­ка­ции и фор­ми­ро­ва­ния онлайн идентичности. 

Основ­ной тезис Гофф­ма­на заклю­ча­ет­ся в том, что каж­дое соци­аль­ное вза­и­мо­дей­ствие осно­вы­ва­ет­ся на про­цес­се управ­ле­ния впе­чат­ле­ни­ем [Goffman: 12]. Для это­го люди рабо­та­ют со сво­им внеш­ним видом, дей­стви­я­ми, мане­ра­ми и т.д., что­бы про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние, кото­рые при­не­сет выго­ду их лич­ным инте­ре­сам. Хотя эта тео­рия была сфор­му­ли­ро­ва­на задол­го до попу­ля­ри­за­ции ком­пью­тер­ных ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий, она не теря­ет сво­ей акту­аль­но­сти до сих пор и может быть экс­тра­по­ли­ро­ва­на на про­фи­ли в соци­аль­ных сетях.

«Портрет» социальных сетей в понимании подростков

Для изу­че­ния соци­аль­ных сетей как сре­ды ком­му­ни­ка­ции под­рост­ков в сен­тяб­ре 2019 года авто­ром было про­ве­де­но каче­ствен­ное иссле­до­ва­ние в фор­ме глу­бин­ных интер­вью с 42 под­рост­ка­ми в воз­расте от 14 до 18 лет из раз­ных насе­лён­ных пунк­тов Рос­сии, Бело­рус­сии, Укра­и­ны и Казахстана. 

Метод фор­ми­ро­ва­ния выбор­ки: «снеж­ный ком», фор­ма опро­са: полу­фор­ма­ли­зо­ван­ное каче­ствен­ное интер­вью. В интер­вью с под­рост­ка­ми обсуж­да­лись соци­аль­ные сети, кото­ры­ми они поль­зу­ют­ся чаще все­го, как дав­но они ими поль­зу­ют­ся, для чего исполь­зу­ет­ся каж­дая соци­аль­ная сеть, досто­ин­ством или недо­стат­ком явля­ет­ся отсут­ствие акка­ун­тов в соци­аль­ных сетях. 

Таким обра­зом были выде­ле­ны три основ­ные соци­аль­ные сети: ВКон­так­те, Instagram и Twitter. Гипо­те­за­ми иссле­до­ва­ния, кото­рые будут рас­кры­вать­ся в дан­ной ста­тье были: пред­по­ло­же­ние о том, что у под­рост­ков есть чёт­кое неглас­ное пони­ма­ние для чего нуж­на каж­дая из соци­аль­ных сетей, каж­дая выпол­ня­ет для них опре­де­лен­ную функ­цию и рас­кры­ва­ет ту или иную сто­ро­ну их соци­аль­ной жиз­ни; суще­ству­ет дина­ми­ка осо­бен­но­стей исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей с момен­та реги­стра­ции и в даль­ней­шем; пред­по­ло­же­ние, что соци­аль­ные сети явля­ют­ся основ­ным кана­лом ком­му­ни­ка­ции и инфор­ма­ции, и они не пред­став­ля­ют жизнь сверст­ни­ка без соци­аль­ных сетей.

Прак­ти­че­ская про­бле­ма, на кото­рую направ­ле­но иссле­до­ва­ние – недо­ста­точ­ная сте­пень изу­чен­но­сти сре­ды соци­аль­ных сетей. Под­рост­ки име­ют прак­ти­че­ски неогра­ни­чен­ный доступ к интер­не­ту и соци­аль­ным сетям и доста­точ­но силь­но вовле­че­ны в них, одна­ко нет пол­но­го пони­ма­ния, как под­рост­ки поль­зу­ют­ся соци­аль­ны­ми сетя­ми, насколь­ко важ­ную роль они игра­ют в их жизни.

ВКон­так­те чаще все­го высту­па­ет как «офи­ци­аль­ная стра­ни­ца, т.е. обще­ние с одно­класс­ни­ка­ми, учи­те­ля­ми, род­ствен­ни­ка­ми» и там выкла­ды­ва­ют­ся «чёт­ко выве­рен­ные вещи в ней­траль­ном тоне» (жен­щи­на, 17 лет, Апа­ти­ты). Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ное опи­са­ние исполь­зо­ва­ния сети ВКон­так­те: «обща­юсь с дру­зья­ми, слу­шаю музы­ку, смот­рю мемы, читаю позна­ва­тель­ные посты в груп­пах» (жен­щи­на, 17 лет, Челя­бинск). Так­же ВКон­так­те счи­та­ет­ся удоб­ным сай­том для поис­ка зна­ко­мых по име­ни фами­лии. Толь­ко на сай­те ВКон­так­те есть встро­ен­ные игры, в кото­рых люди про­во­дят вре­мя, сидя за компьютером.

В Instagram ведут свой про­филь, кото­рый явля­ет­ся важ­ной состав­ля­ю­щей само­пре­зен­та­ции: «Каж­дый сни­мок в моем про­фи­ле все­гда пуб­ли­ку­ет­ся стро­го по мое­му «иде­а­лу» в голо­ве. Мне не нра­вит­ся спон­тан­ность в этом деле. Я люб­лю всё про­ду­мы­вать. Этот про­цесс увле­ка­те­лен и при­но­сит мне неис­чер­па­е­мое удо­воль­ствие. Огром­ную роль в под­бо­ре кон­тен­та игра­ет тема­ти­ка, цвет, соче­та­е­мость меж­ду собой и мно­же­ство раз­ных дета­лей (с одной сто­ро­ны – мел­ких, с дру­гой – важ­ных). Я люб­лю кра­со­ту. Я создаю кра­со­ту» (жен­щи­на, 18 лет, Ростов-на-Дону).

Раз­ме­щая раз­лич­ную инфор­ма­цию Instagram, вла­де­лец про­фи­ля может раз­ра­бо­тать и под­дер­жи­вать тща­тель­но выве­рен­ную само­пре­зен­та­цию; фото­гра­фии иден­ти­фи­ци­ру­ют созда­те­ля и его роль в раз­лич­ных соци­аль­ных сетях, спи­сок вку­со­вых пред­по­чте­ний опре­де­ля­ет место созда­те­ля в куль­ту­ре или суб­куль­ту­ре. Каж­дый про­филь репре­зен­ти­ру­ет сво­е­го созда­те­ля имен­но таким обра­зом, каким он хочет пред­стать перед ауди­то­ри­ей, а не лич­ность созда­те­ля в реаль­ном мире, это не совсем «истин­ное я», а некое создан­ное «ожи­да­е­мое Я» [Yurchisin: 737].

Instagram вос­при­ни­ма­ет­ся как рекре­а­ци­он­ный ресурс, эта соци­аль­ная сеть позволяет:

  • Делить­ся сво­и­ми кра­си­вы­ми фотографиямиж;
  • Сле­дить за жиз­нью друзей;
  • Транс­ли­ро­вать про­ис­хо­дя­щее вокруг с помо­щью исто­рий и воз­мож­но­стей онлайн-трансляции;
  • Про­смат­ри­вать корот­кие видео и фото, «уби­вать» время;
  • Сле­дить за жиз­нью кумиров;
  • Смот­реть рабо­ты худож­ни­ков, дизай­не­ров, тату масте­ров, виза­жи­стов, парик­ма­хе­ров – Instagram с его систе­мой хэш­те­гов и воз­мож­но­стью отме­чать поль­зо­ва­те­лей на фото­гра­фи­ях явля­ет­ся основ­ной соци­аль­ной сетью для твор­че­ских людей;
  • Нахо­дить обу­ча­ю­щие видео по тре­ни­ров­кам, кули­на­рии и дру­гим хобби.

Twitter с одной сто­ро­ны явля­ет­ся одной из самых «несе­рьёз­ных» соци­аль­ных сетей, в первую оче­редь респон­ден­ты отме­ча­ют его раз­вле­ка­тель­ную направ­лен­ность, но с дру­гой сто­ро­ны, это один из основ­ных новост­ных кана­лов для совре­мен­ных под­рост­ков. В режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни там выкла­ды­ва­ют­ся тви­ты, поз­во­ля­ю­щие сле­дить за собы­ти­я­ми, кото­рые про­ис­хо­дят в мире.

В Twitter обща­ют­ся с людь­ми не из сво­е­го окру­же­ния, это воз­мож­ность поде­лить­ся сво­и­ми мыс­ля­ми с дру­ги­ми людь­ми, сохра­няя ано­ним­ность. В Twitter пишут о всём, что про­ис­хо­дит, о всём, что вол­ну­ет: «Твит­тер – моя отду­ши­на, там я выплес­ки­ваю свои эмо­ции, мыс­ли, нахо­жу таких же людей, обща­юсь с ними. Там мало моих зна­ко­мых, толь­ко близ­кие люди», жен­щи­на, 18 лет, Ниж­ний Нов­го­род, «Твит­тер для изло­же­ния мыс­лей, там нет лица, ибо преж­де все­го это я духов­ный, а не физи­че­ский» (муж­чи­на, 16 лет, Став­ро­поль). В Twitter «более сво­бод­ная фор­ма обще­ния и выра­же­ния мыс­лей, нефор­маль­ное обще­ние с людь­ми, с кото­ры­ми есть общие хоб­би, с кото­ры­ми дей­стви­тель­но инте­рес­но общать­ся, воз­мож­ность выбо­ра кру­га обще­ния» (жен­щи­на, 17 лет, Апатиты).

Прак­ти­че­ски все респон­ден­ты отме­ча­ют дина­ми­ку моде­лей пове­де­ния в соци­аль­ных сетях с нача­ла реги­стра­ции по насто­я­щий момент. Мож­но выде­лить несколь­ко моде­лей изме­не­ния пове­де­ния в соци­аль­ных сетях

  1. С воз­рас­том под­рост­ки ста­но­вят­ся более откры­ты­ми, выкла­ды­ва­ют боль­ше сво­их фото­гра­фий, мень­ше стес­ня­ют­ся, начи­на­ют рас­ска­зы­вать о сво­ей жиз­ни, выска­зы­ва­ют своё мне­ние, не толь­ко потреб­ля­ют кон­тент, но и сами его создают
  2. Под­рост­ки начи­на­ют раз­гра­ни­чи­вать соци­аль­ные сети по сфе­рам обще­ния, варьи­ру­ют сте­пень сво­ей откры­то­сти в зави­си­мо­сти от соци­аль­ной сети. Напри­мер, с одно­класс­ни­ка­ми боль­ше обща­ют­ся в Instagram, а для роди­те­лей, репе­ти­то­ров и пре­по­да­ва­те­лей остав­ля­ют ВКон­так­те как «офи­ци­аль­ную» стра­ни­цу. «Рань­ше, я вела толь­ко одну, ред­ко две, стра­ни­цы и не раз­де­ля­ла их по «ауди­то­рии». Тогда я была совсем ребён­ком и это было не столь важ­но, а теперь, когда соци­аль­ная жизнь более раз­но­об­раз­на, в зави­си­мо­сти от сети варьи­рую уро­вень инфор­ма­ции, с кото­рой могу озна­ко­мить опре­де­лён­ных людей без уро­на для себя и полу­че­ния от это­го вза­им­но­го удо­воль­ствия» (жен­щи­на, 17 лет, Апа­ти­ты). «Раз­ни­ца есть и она огром­на, пото­му что ранее я не пони­ма­ла до кон­ца для чего мне нуж­на та или иная соци­аль­ная сеть, сей­час осо­зна­ние при­шло» (жен­щи­на, 17 лет, Челябинск).
  3. Взрос­лея, под­рост­ки от раз­вле­ка­тель­но­го кон­тен­та при­хо­дят к раз­ви­ва­ю­ще­му, чита­ют обра­зо­ва­тель­ные кана­лы и под­пи­сы­ва­ют­ся на людей, кото­рые дают сове­ты в инте­ре­су­ю­щей их в буду­щем про­фес­си­о­наль­ной сфе­ре. «Рань­ше всё было направ­ле­но на убий­ство вре­ме­ни, сей­час же ста­ра­юсь тра­тить вре­мя на раз­ви­тие, теле­грамм помо­га­ет, ибо куча ботов. Я и в Твит­те­ре нашёл людей, кото­рые могут давать мне сове­ты, кото­рые помо­га­ют раз­ви­вать­ся» (муж­чи­на, 16 лет, Став­ро­поль). «До 12 лет поль­зо­ва­лась Юту­бом толь­ко для раз­вле­че­ния, сей­час сов­ме­щаю при­ят­ное с полез­ным и зани­ма­юсь само­раз­ви­ти­ем» (жен­щи­на, 13 лет, Москва).
  4. Вырос инте­рес к Twitter, так как там воз­рос­ла актив­ность людей, а так­же мож­но обра­тить­ся к любо­му чело­ве­ку или ком­па­нии и полу­чить ответ. Напри­мер, боль­шой попу­ляр­но­стью поль­зу­ет­ся Twitter сети мага­зи­нов алко­голь­ной про­дук­ции «Крас­ное и Белое», с акка­ун­та кото­ро­го про­ис­хо­дит актив­ное обще­ние с поль­зо­ва­те­ля­ми. Так­же Twitter инте­ре­сен тем, что там есть акка­ун­ты раз­лич­ных новост­ных изда­ний, а так­же поли­ти­ки и блогге­ры делят­ся сво­им мне­ни­ем, «умные люди делят­ся умны­ми мыс­ля­ми», «Твит­тер огро­мен, чер­паю инфу вооб­ще о всем, от эми­гра­ции до кули­на­рии» жен­щи­на, 16 лет, Волгоград.
  5. Отме­ча­ют, что ста­ли мень­ше про­во­дить вре­ме­ни в соци­аль­ных сетях. «В 2014 сиде­ла в соц­се­тях 24/7, сей­час зави­си­мость про­шла, исполь­зую по делу» (жен­щи­на, 16 лет, Ростов-на-Дону). «Рань­ше была зави­си­ма, сей­час могу про­во­дить вре­мя без соц.сетей» (жен­щи­на, 15 лет, Красноярск).

Раз­де­ли­лось мне­ние респон­ден­тов о том, явля­ет­ся ли досто­ин­ством или недо­стат­ком явля­ет­ся отказ от соци­аль­ных сетей. Часть респон­ден­тов счи­та­ет это недо­стат­ком, пото­му что:

  1. С чело­ве­ком труд­но свя­зать­ся или на это потре­бу­ет­ся боль­ше вре­ме­ни, соци­аль­ные сети повы­ша­ют эффек­тив­ность коммуникации;
  2. Чело­век не име­ет пол­но­го досту­па к инфор­ма­ции и про­ис­хо­дя­ще­му в мире;
  3. Непо­нят­но, из каких источ­ни­ков он берёт инфор­ма­цию, толь­ко соци­аль­ные сети могут дать пол­ную кар­ти­ну мне­ний и про­ис­хо­дя­щих событий
  4. Чело­ве­ку будет тяже­ло искать новые знакомства;
  5. С таким чело­ве­ком труд­но будет най­ти общий язык, он не в кур­се трен­дов, так как «в совре­мен­ном мире соц­се­ти – это удоб­но, ими класс­но поль­зо­вать­ся, и это нуж­но уметь делать» (жен­щи­на, 18 лет, Самара);
  6. Чело­ве­ку слож­нее «добы­вать» инфор­ма­цию, «намно­го быст­рее и лег­че обо всем мож­но узнать из соц сетей. Про­сто раз­ве не для это­го и при­ду­ма­ли соц сети? Что бы облег­чить жизнь?» (жен­щи­на, 15 лет, Тверь).

Дру­гие респон­ден­ты видят в этом поло­жи­тель­ные стороны:

  1. У чело­ве­ка боль­ше вре­ме­ни на себя, на хоб­би и живое обще­ние, мень­ше вре­ме­ни на про­кра­сти­на­цию в соци­аль­ных сетях;
  2. Чело­век уме­ет себя занять чем-то поми­мо телефона;
  3. Это поло­жи­тель­но ска­зы­ва­ет­ся на здо­ро­вье чело­ве­ка, «Не счи­таю это недо­стат­ком, ибо у меня есть зна­ко­мые, кото­рые не сидят нигде, но при этом зани­ма­ют­ся собой, здо­ро­во выгля­дят, хоро­шо спят, стро­гий режим и заня­тие спор­том» (муж­чи­на, 15 лет, Шым­кент, Казахстан);
  4. Чело­век может избе­гать «куль­ту­ры фаст фуд кон­тен­та», муж­чи­на (18 лет, Удмуртия).

Один из респон­ден­тов очень точ­но выде­лил досто­ин­ства и недо­стат­ки чело­ве­ка, кото­рый не поль­зу­ет­ся соци­аль­ны­ми сетями:

«С одной сто­ро­ны невоз­мож­ность свя­зать­ся в рекорд­но корот­кие сро­ки может послу­жить не самую хоро­шую служ­бу, а с дру­гой если чело­век уве­рен, что обще­ния в реаль­ной жиз­ни ему доста­точ­но, то это тоже заме­ча­тель­но. Так или ина­че, в соци­аль­ных сетях про­ще общать­ся – при жела­нии мож­но мини­ми­зи­ро­вать послед­ствия неудач в обще­нии, про­ще выби­рать круг обще­ния. Оно при­да­ёт уве­рен­но­сти в себе, помо­га­ет впо­след­ствии научить­ся общать­ся и в реаль­ной жиз­ни, если с этим есть какие-то про­бле­мы. В общем, всё очень зави­сит от кон­крет­но­го чело­ве­ка – кому-то луч­ше без соц­се­тей (доста­точ­но дру­гих спо­со­бов обще­ния и полу­че­ния зна­ний – теле­фон, кни­ги, лич­ные встре­чи), а кому-то дру­го­му они дей­стви­тель­но необ­хо­ди­мы» (жен­щи­на, 17 лет, Апатиты).

Выводы

Под­во­дя ито­ги, мы можем отме­тить, что под­рост­ки заре­ги­стри­ро­ва­ны в несколь­ких соци­аль­ных сетях одно­вре­мен­но, и ими неглас­но пони­ма­ет­ся, что каж­дая из соци­аль­ных сетей исполь­зу­ет­ся по сво­е­му назна­че­нию, при­чём изме­ни­лись пат­тер­ны ком­му­ни­ка­ции в соци­аль­ных сетях. 

Если ВКон­так­те был соци­аль­ной сетью для обще­ния моло­дё­жи, то для совре­мен­ных под­рост­ков ВКон­так­те явля­ет­ся «офи­ци­аль­ной» стра­ни­цей, кото­рую мож­но пред­ста­вить роди­те­лям, учи­те­лям и репе­ти­то­рам, а само­пре­зен­ту­ют себя перед одно­класс­ни­ка­ми и сле­дят за жиз­нью дру­зей они в соци­аль­ной сети Instagram. 

Про­филь в Instagram тща­тель­но выве­ря­ет­ся, так как он явля­ет­ся визит­ной кар­точ­кой для сверстников. 

Twitter созда­вал­ся как соци­аль­ная сеть для быст­рой пере­да­чи инфор­ма­ции, что­бы мож­но было отсле­жи­вать собы­тия. Одна­ко, для совре­мен­ных под­рост­ков Twitter явля­ет­ся раз­вле­ка­тель­ной соци­аль­ной сетью, един­ствен­ной, где сохра­ня­ет­ся ано­ним­ность, и соот­вет­ствен­но под­ро­сток может себе поз­во­лить делить­ся сво­и­ми мыс­ля­ми с дру­ги­ми анонимами. 

Про­филь в соци­аль­ной сети явля­ет­ся важ­ной частью само­пре­зен­та­ции под­рост­ка. Кон­тент тща­тель­но филь­тру­ет­ся в соот­вет­ствии с обра­зом, кото­рый кон­стру­и­ру­ет­ся в той или иной соци­аль­ной сети. Транс­ля­ция обра­за про­из­во­дит­ся на опре­де­лён­ную аудиторию. 

Совре­мен­ные под­рост­ки счи­та­ют, что чело­век, кото­рый не заре­ги­стри­ро­ван в соци­аль­ных сетях, выклю­чен из соци­аль­ной жиз­ни и не име­ет пол­но­го досту­па к инфор­ма­ции о про­ис­хо­дя­щем в мире. Если для взрос­лых людей соци­аль­ные сети явля­ют­ся кана­лом ком­му­ни­ка­ции и допол­не­ни­ем реаль­но­сти, то для совре­мен­ных под­рост­ков они ста­ли частью реальности.

Источники

  1. Бирю­ков Д.А. (2006). Бло­ги и СМИ: Новые роли [эл. ресурс].
  2. Бра­сла­вец Л.А. (2009). Соци­аль­ные сети как сред­ство мас­со­вой инфор­ма­ции // Вести ВГУ. №1. С. 125–130.
  3. Гри­мов О.А. (2013). Само­пре­зен­та­ция лич­но­сти в соци­аль­ных сетях // Социо­ло­гия. №2. С. 59–66.
  4. Загу­тин Д.С. (2015). Сте­па­но­ва А.А. Вли­я­ние соци­аль­ных сетей на соци­а­ли­за­цию моло­де­жи: интен­сив­ность, уров­ни, послед­ствия // Обра­зо­ва­ние. Нау­ка. Инно­ва­ции: Южное изме­ре­ние. № 1 (39). С.111–116.
  5. Лещен­ко А.М. (2011) Соци­аль­ные сети как меха­низм кон­стру­и­ро­ва­ния ком­му­ни­ка­ции в совре­мен­ном обще­стве : дис. канд. филос. наук.
  6. Маклю­эн М. (2003). Пони­ма­ние Медиа: Внеш­ние рас­ши­ре­ния чело­ве­ка М.; Жуков­ский: «КАНОН-прес­с‑Ц».
  7. Маяц­кая О.Б. (2017). Вли­я­ние сети Интер­нет на цен­ност­ные уста­нов­ки моло­до­го поко­ле­ния рос­си­ян // Бюл­ле­тень нау­ки и прак­ти­ки. №12 (25). С. 354–358.
  8. Нур­га­ле­е­ва Л.В. (2005). Нестро­гие ком­му­ни­ка­ци­он­ные аль­ян­сы. Про­бле­мы и осо­бен­но­сти вза­и­мо­дей­ствия сете­вых сооб­ществ // Гума­ни­тар­ная инфор­ма­ти­ка. № 2. C. 28–36.
  9. Самы­гин С.И., Попов М.Ю., Загу­тин Д.С. (2015). Соци­аль­ные сети как соци­аль­ный инсти­тут соци­а­ли­за­ции моло­дё­жи // Гума­ни­тар­ные, соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские и обще­ствен­ные нау­ки. №5.
  10. Сун­де­е­ва Е. Н. (2016) Орга­ни­за­ция учеб­но-вос­пи­та­тель­ной рабо­ты в обра­зо­ва­тель­ном учре­жде­нии с целью про­фи­лак­ти­ки и кор­рек­ции агрес­сив­но­го пове­де­ния под­рост­ков (из про­фес­си­о­наль­но­го опы­та) / Соци­аль­ные сети и интер­нет рис­ки [эл. ресурс].
  11. Тур­кин Д.В. (2008). Соци­аль­ная ком­му­ни­ка­ция в Сети Интер­нет // Вест­ник Чел­ГУ. 2008. №33. Ясев В.В. (2018). Соци­аль­ные сети как фак­тор соци­а­ли­за­ции сту­ден­че­ской моло­дё­жи // В сбор­ни­ке: Ито­ги науч­ных иссле­до­ва­ний уче­ных МГУ име­ни А.А. Куле­шо­ва Сбор­ник науч­ных ста­тей. Под ред. Е.К. Сычо­вой. С. 254–255.
  12. Castells M. (2002). The Internet Galaxy: Reflectionson the Internet, Business, and Society. Oxford; NewYork : Oxford University Press.
  13. Castells M. (2004). The Network Society: A Cross-Cultural Perspective. Cheltenham, UK; Northampton, MA, Edward Edgar.
  14. Goffman E. (1959). The Presentation of Self in Everyday Life. New York: Doubleday.
  15. Prepis A. (2018). The values of the world heritage and the younger generation // Насле­дие и совре­мен­ность. Т. 1. № 3. С. 7–19.
  16. Yurchisin J. (2005). An Exploration of Identity Re-Creation in the Context of Internet Dating // Social Behavior & Personality: An International Journal, 33(8): 735–750.
Источ­ник: Ком­му­ни­ко­ло­гия. 2020. Том 8. №1. С. 128–136. DOI: 10.21453/2311–30652020‑8–1‑128–136

Об авторе

Вик­то­рия Андре­ев­на Щер­ба­ко­ва — аспи­рант кафед­ры обще­ствен­ных свя­зей и медиа­по­ли­ти­ки РАН­ХиГС. г. Москва, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest