Митрофанова С. Ю. Меняющиеся дети в меняющемся мире: Тенденции изменения современного детства

М

В последние два-три десятилетия в пространстве детства наиболее интенсивно происходят изменения, которые мы полностью еще не осознаем, и их последствия пока не совсем ясны. Они протекают как в сообществе самих детей, так и во взрослой культуре, но так или иначе соотносятся с детством. 

Укажем эти тесно взаимосвязанные, переплетенные, и даже противоречащие друг другу тенденции. 

Некоторые из них были осознаны еще в конце XX века. Это усиление кризисного состояния современного детства, разрыва между ранним и поздним детством, тенденция к индивидуализации и эмансипации детства, исчезновению детства, слиянию детского и взрослого миров, усилению прав ребенка [14;15].

Однако сегодня мы являемся свидетелями беспрецедентных изменений, имеющих место в пространстве детства, свидетелями его биологического и социального редактирования. Среди этих изменений можно выделить следующие группы.

1) Группа «биологических» трансформаций детства. Сюда относится, например, генетическое редактирование генома человека на стадии эмбриона, развитие системы ЭКО, медикализация детства, модификация детского тела (например, через здоровое питание, детский фитнес и т.д.).

Так, развитие системы ЭКО приводит к тому, что донорским может быть не только сперматозоид, но и яйцеклетка, вынашивать плод способна суррогатная мать, и все это происходит «на заказ» для будущих родителей, имеющих средства «купить» детей и не имеющие никакого «естественного» отношения к биологическому материалу своих будущих детей. Современные технологии открывают большие возможности. 

Так, например, «заморозка», позволяет соединять, транспортировать биологический материал людей, которые в реальности никогда бы не встретились, и тем самым закладывать определенные задатки будущего эмбриона, производя отбор соответствующего биологического материала. 

И возможно ли, что весь этот процесс может быть поставлен на государственную основу, в зависимости от того, какой тип человека требуется государству? 

Сбор биологического материала, генномодифицированные дети (Китай), чипизация детей (форсайт-проект 2030) и тотальный контроль – в этом случае уже не кажутся чем-то запредельным, и являются повседневностью не завтрашнего дня, а отчасти уже сегодняшнего.

2) Группа изменений, связанная с появлением «глобального» ребенка как мобильного актора в реальном пространстве и «цифрового кочевника» в сети Интернет [5;8;13].

Этому способствуют процессы информатизации и глобализации детства, изменение формата межличностной коммуникации от исключительно непосредственного живого общения лицом к лицу к другим форматам через Интернет, социальные сети, детский видеоблогинг [2], sms и пр. 

Эти процессы меняют формат социализации современных детей [6], усиливают социализацию через виртуальные, визуальные образы [12].

О.А. Малаканова выстраивает логику аргументации Н. Постмана, касающуюся тезиса о том, что сужение пространства межличностной коммуникации благодаря развитию в свое время телевидения способствовало исчезновению детства [9].

С точки зрения данной статьи важно понимание того, что изменяющаяся коммуникация изменяет детство. 

С одной стороны, глобальный ребенок пересекает без труда пространственные, временные, территориальные границы, и в этом плане у него больше свободы, чем у его предшественника других исторических периодов. 

В этом ключе О.Б. Савинская в своем докладе «Детство и права человека, контроль и творчество: перенастройка исследовательской оптики» на конференции «Детство: тезаурус инноваций в науке и практике» (Москва, 6 ноября, 2018 год) отмечает растущую либерализацию детства, но в тоже время, по ее мнению, этой тенденции противостоит зарегулированность и забюрократизированность современного детства [7]. Последнюю тенденцию подтверждает, в частности, трактовка Й. Квортрупом досуга детей как запланированной спонтанности [16].

Усиление регулирования, стремление к тотальному контролю, чаще легитимируется в общественном сознании необходимостью обеспечить безопасность детей, и становится возможным благодаря соответствующим техническим новациям (айфон, камера, диктофон, чип т.д.)

В контексте тенденции «глобализации детства», на наш взгляд, продуктивно ввести понятие «глокализация детства», и рассуждать о тенденции глокализации детства. Исходя из того, что сам термин глокализация многозначен [11], многозначно и понимание тенденции глокализации детства. 

В качестве примеров проявления тенденции глокализации детства на социальном уровне можно привести следующие. Если, под глокализацией понимать увеличение степени влияния локальных событий на ситуацию в мире, то можно вспомнить Саманту Смит, «помирившую» СССР и США в разгар «холодной войны». 

К проявлениям глокализации можно отнести процессы глобализации «наоборот», например, когда потоки мигрантов с детьми из третьих стран стремятся в развитые страны мира, оказывая на них влияние во всех аспектах – социально-демографическом, культурном, политическом, экономическом и других. 

Изменение формата коммуникации в сообществе детей: от непосредственного общения лицом к лицу к виртуальной коммуникации, например, в социальных сетях, что ведет к пониманию детей как «цифровых кочевников», блуждающих в сети Интернет [13], также является примером не только глобализации, но и глокализации. 

Если под глокализацией понимать процесс, представляющий собой глобализацию локального и локализацию глобального [1, с.84], соответственно можно выделить и два проявления векторов глокализации в пространстве детства. Примером проявления первого могут служить продажа куклы Барби в национальных нарядах разных стран мира, или национальные шоу «Голос.Дети», «Лучше всех». 

На наш взгляд, «Закон Димы Яковлева» также можно рассматривать как локализацию глобального в контексте сопротивления этим процессам в сфере социальной политики. 

Примеры проявления второго вектора следующие. Это создание для детей в сети Интернет сайтов на национальных языках. Это рассказы в Интернете о новогодних «волшебниках» разных стран мира – Дед Мороз (Россия), Санта Клаус (США, Канада, Великобритания, Австралия), Святой Николай (Бельгия), Папа Ноэль (Испания), Баббо Натале (Италия), Шань Дань Лаожен (Китай), Йоулупукки (Финляндия) и т.д. Это салоны по плетению африканских косичек, пользующиеся популярностью у подростков. Это и отечественный мультсериал «Маша и Медведь», который переведен на 25 языков и транслируется в 100 странах мира [4].

Продуктом глокализации, связанным с глобализацией локального, являются и «хиджабные споры», касающиеся ношения девочками-подростками хиджаба в школу, и имеющие место и в нашей стране, и в современной Европе. 

Так, по данным ВЦИОМ в январе 2017 года 50% опрошенных россиян считали, что - нужно отменить запрет на хиджабы в школе, главное – чтобы дети нормально учились. 37% отметили, что - запрет на ношение хиджаба в школе нужно оставить, несмотря ни на что, 13% - затруднились ответить [3].

3) Группа изменений, связанная с усилением коммерциализации детства, роли потребления детей, гаджетизации пространства детства, его гламуризации [10], что неизбежно работает на социальную поляризацию и усиление неравенства среди самих детей. 

Эти тенденции напрямую связаны с появлением новых информационных технологий, гаджетов, например, по облегчению взрослым ухода, контроля за детьми, их обучению. 

Это такие гаджеты, как соплеотсасыватель для совсем маленьких детей, браслет безопасности, «умный» матрац, «умная» одежда с датчиками, игровые тарелки, робот-ребенок, интерактивные книги, планшет, телефон со всеми новыми приложениями (step by step, родительский контроль), радионяня, наушники (например, с шумоизоляцией для маленьких детей), шлем виртуальной реальности и другие. На основе использования этих гаджетов возникают новые практики мира детства.

Не только на цели социализации детей, но и неявно на социальное расслоение и культивирование у детей демонстративного поведения работают всевозможные школы, клубы по развитию тех или иных способностей, требующие дополнительных материальных затрат родителей: «Умный малыш», «Эйнштейн клуб – «ментальная арифметика», «Я - полиглот», «Детская футбольная школа», «Виртуоз», «Школа звезд» и т.д., а также различные публичные шоу с участием детей, например, «Лучше всех!», «Голос. Дети», «МастерШеф. Дети» и другие. 

Соответствующие названия этих школ, клубов и шоу во многом говорят о том, что ребенок не просто обучается тем или иным навыкам, а делает это с целью публично представить свои результаты, получить награды за свои достижения, «выложить» в социальные сети, тем самым обучается жить «напоказ», и в тоже время выступает символом статусности родителей. 

Конечно, это все подогревает амбиции самих детей, однако, остаются вопросы, связанные с тем, что будет, если ребенок в какой-то момент перестанет оправдывать все возрастающие амбиции родителей, или у родителей не будет возможности дальше поддерживать детей, и до каких пределов такой «разогрев» амбиций «полезен» и будет нацелен на развитие самих детей. 

Подводя итог, отметим, что изменения, происходящие в пространстве детства, не исчерпываются указанными тенденциями. Более того, эти тенденции имеют свою специфику на уровне индивидуального детства. Они по-разному проявляются в зависимости от конкретных особенностей жизни детей: пол, возраст, воспитательная и образовательная среда, территория проживания, социально-экономический класс, этничность, религиозность, наличие или отсутствие родителей и т.д..

До конца пока не ясно, к каким последствиям, рискам приведут эти тенденции, насколько глубокое влияние окажут на жизнь отдельного человека, общества в целом, траекторию последующих поколений. Но понятно одно, что данные изменения являются контекстом, задающим некоторые общие условия современного детства.

Список литературы

  1. Аберкромби Н., Хилла С., Тернера Б. Социологический словарь / под ред. С.А.Ерофеева. - 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2004. — 620 с.
  2. Абросимова Е.Е. Детский видеоблогинг / Детство XXI века: социогуманитарный тезаурус. Тематический словарь-справочник: [Электронный ресурс] / Отв. ред. С.Н.Майорова-Щеглова. М.: Изд-во РОС, 2018. - С.309-313.
  3. База результатов опросов россиян «Спутник». 29.01.2017 p2. Одни считают, что нужно отменить запрет на хиджабы, лишь бы дети мусульман нормально учились. Другие говорят, что запрет нужно оставить, даже если родители-мусульмане не пускают своих детей в школу. С каким из этих мнений Вы в большей степени согласны. [Электронный ресурс]. 
  4. Великая Эпоха. «Маша и Медведь»: 100 стран мира и 25 языков [Электронный ресурс]. 
  5. Губанова А.Ю. Электронный контент для детей/ Детство XXI века: социогуманитарный тезаурус. Тематический словарь-справочник: [Электронный ресурс] / Отв. ред. С.Н.Майорова-Щеглова. М.: Изд-во РОС, 2018. - С.341-348.
  6. Колосова Е.А., Майорова-Щеглова С. Н., Митрофанова С. Ю. Новая социология детства / Детство XXI века: социогуманитарный тезаурус. Тематический словарь-справочник: [Электронный ресурс] / Отв. ред. С.Н.Майорова-Щеглова. М.: Изд-во РОС, 2018. - С.18-23.
  7. Конференция «Детство: тезаурус инноваций в науке и практике» (Москва, 6 ноября, 2018 год). 
  8. Купряшкина Е. А..Детские мобильности/ Детство XXI века: социогуманитарный тезаурус. Тематический словарь-справочник: [Электронный ресурс] / Отв. ред. С.Н.Майорова-Щеглова. М.: Изд-во РОС, 2018. - С.262-266
  9. Малаканова О.А. Постман Нейл / Детство XXI века: социогуманитарный тезаурус. Тематический словарь-справочник: [Электронный ресурс] / Отв. ред. С.Н.Майорова-Щеглова. М.: Изд-во РОС, 2018 -. С.547-555.
  10. Майорова-Щеглова С.Н. Детство XXI века в социогуманитарной перспективе: новые теории, явления и понятия: коллективная монография /научн. ред. С.Н.Майорова-Щеглова – М.: РОС, 2017. – 204 с.1 CD ROM.
  11. Россошанский А.В. Глобализация и глокализация: соотнесение понятий // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Социология. Политология. 2012. Вып. 3. - С.90-94.
  12. Сабирова А.Х., Митрофанова С.Ю. Детское техническое творчество / Детство XXI века: социогуманитарный тезаурус. Тематический словарь-справочник: [Электронный ресурс] / Отв. ред. С.Н.Майорова-Щеглова. М.: Изд-во РОС, 2018. - С.267-270
  13. Толстокорова А.В. Глобальный ребенок / Детство XXI века: социогуманитарный тезаурус. Тематический словарь-справочник: [Электронный ресурс] / Отв. ред. С.Н.Майорова-Щеглова. М.: Изд-во РОС, 2018. - С.225-232.
  14. Щеглова С.Н. Как изучать детство? Социологические методы исследования современных детей и современного детства. М.: ТО ЮНПРЕСС. 2000.
  15. Щеглова С.Н. Мои права: взгляд подростка (Что рассказали подростки, отвечая на вопросы социолога о соблюдении прав детей в России). М: Моск. гуманитар.-соц. акад.,2001.
  16. Qvortrup J. Childhood as a social phenomenon. Budapest, Viena: European Centre for Social Welfare Policy and Research. 1991.

Об авторе

Светлана Юрьевна Митрофанова - кандидат социологических наук, доцент, доцент кафедры социологии и культурологии Самарского национального исследовательского университета им. С.П.Королева, Россия, Самара.

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest