ДЕТИ РОССИИ ОНЛАЙН: риски и безопасность. Результаты международного проекта EU Kids Online II в России

Д

ДЕТИ РОССИИ ОНЛАЙН: рис­ки и без­опас­ность. Резуль­та­ты меж­ду­на­род­но­го про­ек­та EU Kids Online II в Рос­сии / Г. Сол­да­то­ва, Е. Зото­ва, М. Лебе­ше­ва и др. — Москва, 2012. — С. 213.

Пол­ный текст резуль­та­тов иссле­до­ва­ния на рус­ском и англий­ском язы­ках (PDF).


Для про­ве­де­ния срав­ни­тель­но­го меж­ду­на­род­но­го ана­ли­за Фонд Раз­ви­тия Интер­нет и факуль­тет пси­хо­ло­гии МГУ име­ни М.В. Ломо­но­со­ва на пра­вах само­сто­я­тель­ных участ­ни­ков вошли в иссле­до­ва­тель­ский про­ект EU KidsOnline II, про­во­див­ший­ся в 2009–2011 гг. и охва­тив­ший 25 стран Евро­пы, а так­же Рос­сию и Австра­лию. (Livingstone, Haddon, Görzig, Ólafsson, 2011).

В каж­дой стране-участ­ни­це были про­ве­де­ны интер­вью с детьми 9–16 лет и их роди­те­ля­ми с целью полу­че­ния точ­ных, при­год­ных для кросс-куль­тур­но­го срав­не­ния коли­че­ствен­ных дан­ных отно­си­тель­но исполь­зо­ва­ния интер­не­та в Евро­пе.

Коор­ди­на­тор про­ек­та – Лон­дон­ская шко­ла эко­но­ми­ки и поли­ти­че­ских наук (LSE), Факуль­тет медиа и ком­му­ни­ка­ций. Руко­во­ди­те­ли­про­ек­та – про­фес­сор Соня Ливин­сто­ни док­тор Лес­ли Хэд­дон.

Про­ект финан­си­ро­вал­ся Про­грам­мой Без­опас­но­го Интер­не­та Евро­ко­мис­сии. Про­ект EU Kids Online II, адап­ти­руя цен­три­ро­ван­ный на детях, срав­ни­тель­ный, кри­ти­че­ский и кон­тек­сту­аль­ный под­ход, поста­вил сво­ей целью раз­ра­бо­тать, про­ве­сти и про­ана­ли­зи­ро­вать круп­ное коли­че­ствен­ное иссле­до­ва­ние дет­ско­го опы­та столк­но­ве­ния с онлайн-рис­ка­ми. Иссле­до­ва­ние вклю­ча­ет вопро­сы об исполь­зо­ва­нии детьми интер­не­та, циф­ро­вой гра­мот­но­сти, совла­да­нии с онлайн-рис­ка­ми, вос­при­я­тии рис­ков и прак­ти­кой обес­пе­че­ния сво­ей без­опас­но­сти. Эти резуль­та­ты были систе­ма­ти­че­ски срав­не­ны с тем, как вос­при­ни­ма­ют рис­ки и какие прак­ти­ки для обес­пе­че­ния без­опас­но­сти исполь­зу­ют их роди­те­лей.

Это был вто­рой про­ект, про­во­ди­мый сетью EU Kids Online, объ­еди­нив­ший око­ло 70 экс­пер­тов в обла­сти обще­ствен­но­го исполь­зо­ва­ния интер­не­та и новых медиа, медиа обра­зо­ва­ния и циф­ро­вой гра­мот­но­сти, иссле­до­ва­ний дет­ства и семьи, пси­хо­ло­гии под­рост­ко­во­го воз­рас­та и иден­тич­но­сти, юри­ди­че­ских и управ­лен­че­ских пер­спек­тив и иссле­до­ва­тель­ских мето­дов.

Цель про­ек­та — иссле­до­ва­ние дет­ско­го и роди­тель­ско­го опы­та столк­но­ве­ния с интер­нет-угро­за­ми и без­опас­но­го исполь­зо­ва­ния интер­не­та и новых онлайн-тех­но­ло­гий в Рос­сии и дру­гих стра­нах мира.

Иссле­до­ва­ние про­во­ди­лось на осно­ве общей мето­ди­ки, раз­ра­бо­тан­ной в рам­ках про­ек­та EU Kids Online II. Вопро­сы охва­ты­ва­ли раз­ные про­блем­ные обла­сти: поль­зо­ва­тель­ская интер­нет-актив­ность и интер­нет-гра­мот­ность детей и их роди­те­лей, их осве­дом­лен­ность о онлайн-рис­ках и спо­со­бах борь­бы сни­ми, их лич­ный опыт обес­пе­че­ния без­опас­но­сти в интер­не­те.

Для рос­сий­ско­го иссле­до­ва­ния мето­ди­ка была пере­ве­де­на, куль­тур­но адап­ти­ро­ва­на и вали­ди­зи­ро­ва­на сотруд­ни­ка­ми Фон­да Раз­ви­тия Интер­нет и факуль­те­та пси­хо­ло­гии МГУ име­ни М.В. Ломо­но­со­ва.

ВЫБОРКА И РЕГИОНЫ

В иссле­до­ва­нии исполь­зо­ва­лась мно­го­сту­пен­ча­тая стра­ти­фи­ци­ро­ван­ная тер­ри­то­ри­аль­ная слу­чай­ная выбор­ка. Стра­ты фор­ми­ро­ва­лись в гра­ни­цах Феде­раль­ных окру­гов РФ. Отбор про­во­дил­ся с веро­ят­но­стью про­пор­ци­о­наль­ной чис­лен­но­сти дет­ско­го насе­ле­ния (исполь­зо­ва­лись дан­ные Гос­ком­ста­та Рос­сии на 2009 г.). В силу раз­лич­ных обсто­я­тельств Кали­нин­град­ская область была исклю­че­на из рас­смот­ре­ния в про­цес­се про­ек­ти­ро­ва­ния выбор­ки. Общий раз­мер выбор­ки (1000 пар родитель-ребенок)распределялся меж­ду стра­та­ми про­пор­ци­о­наль­но чис­лен­но­сти дет­ско­го насе­ле­ния каж­дой стра­ты.

Поле­вая рабо­та нача­лась в июле и была про­ве­де­на в срок с июля по ноябрь 2010.

Иссле­до­ва­ние охва­ти­ло 11 реги­о­нов Рос­сии: Забай­каль­ский край, Кеме­ров­ская, Киров­ская обла­сти, Москва, Мос­ков­ская область, Рес­пуб­ли­ка Даге­стан, Рес­пуб­ли­ка Коми, Ростов­ская область, Санкт-Петер­бург, Сара­тов­ская, Челя­бин­ская обла­сти.

Общая выбор­ка иссле­до­ва­ния соста­ви­ла 1025 пар «роди­тель-ребе­нок», вклю­ча­ю­щих детей 9–16 лет и одно­го из их роди­те­лей. В иссле­до­ва­нии при­ня­ли уча­стие 44,5% маль­чи­ков и 55,5% дево­чек. По воз­рас­ту дети рас­пре­де­ли­лись сле­ду­ю­щим обра­зом:
25,5% — детей 9–10 лет (9,5% — 9 лет и 16% — 10 лет), 16,5% — детей 11–12 лет (7,5% — 11 лет, 9% — 12 лет), 28% — детей 13–14 лет (10% — 13 лет и 18% — 14 лет), 31% — детей 15–16 лет, (18% — 15 лет, 13% — 16 лет).

Некоторые таблицы и диаграммы, представленные в книге

КЛЮЧЕВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПРОЕКТА

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНТЕРНЕТА

Око­ло поло­ви­ны детей исполь­зу­ют для выхо­да в интер­нет ком­пью­тер, нахо­дя­щий­ся в общем поль­зо­ва­нии. Одно­вре­мен­но мно­гие школь­ни­ки актив­но поль­зу­ют­ся лич­ны­ми устрой­ства­ми, сре­ди них наравне с пер­со­наль­ным ком­пью­те­ром (57%) лиди­ру­ет мобиль­ный теле­фон (45%). В сред­нем один ребе­нок для выхо­да в сеть исполь­зу­ет два элек­трон­ных устрой­ства.

Чем стар­ше школь­ни­ки, тем реже взрос­лые их кон­тро­ли­ру­ют: 70% рос­сий­ских школь­ни­ков 9–10 лет и свы­ше 90% школь­ни­ков стар­ше 13 лет поль­зу­ют­ся интер­не­том бес­кон­троль­но – когда рядом нет роди­те­лей, стар­ших, учи­те­лей.

Лишь треть рос­сий­ских детей отве­ти­ли, что поль­зу­ют­ся интер­не­том в шко­ле. Это в два раза мень­ше, чем в стра­нах Евро­пы, где наблю­да­ют­ся обрат­ные резуль­та­ты: дети чаще поль­зу­ют­ся интер­не­том в шко­ле (более 60%) и в общей ком­на­те дома (60%).

В Рос­сии дети в сред­нем начи­на­ют выхо­дить в сеть в 10 лет, в горо­дах-мега­по­ли­сах – Москве и Санкт-Петер­бур­ге, воз­раст нача­ла исполь­зо­ва­ния интер­не­та состав­ля­ет 9 лет. Сре­ди детей 11–12 лет в сред­нем око­ло поло­ви­ны име­ют навы­ки без­опас­но­го исполь­зо­ва­ния интер­не­та. Почти поло­ви­на детей счи­та­ют, что зна­ют об интер­не­те боль­ше, чем их роди­те­ли.

Прак­ти­че­ски каж­дый пятый ребе­нок в Рос­сии без­успеш­но пыта­ет­ся умень­шить про­во­ди­мое в интер­не­те вре­мя, блуж­да­ет по интер­не­ту, даже не испы­ты­вая осо­бо­го инте­ре­са, и чув­ству­ет себя дис­ком­форт­но, когда не име­ет к нему досту­па.

РИСК И ВРЕД

Более поло­ви­ны рос­сий­ских школь­ни­ков (53%) соглас­ны с тем, что в интер­не­те может быть что-то пло­хое для детей их воз­рас­та, чет­верть детей (26%) име­ет отри­ца­тель­ный опыт столк­но­ве­ния с нега­ти­вом в сети.

Сре­ди детей 11–12 лет пятая часть детей (21%) прак­ти­че­ски еже­днев­но испы­ты­ва­ет отри­ца­тель­ные эмо­ции из-за столк­но­ве­ния с нега­тив­ным кон­тен­том в интер­не­те.

Рос­сий­ские и евро­пей­ские школь­ни­ки прак­ти­че­ски еди­но­душ­ны в том, что интер­нет может быть небез­опа­сен для детей их воз­рас­та. Но когда речь идет о лич­ном нега­тив­ном опы­те в сети, дан­ные рас­хо­дят­ся – в Рос­сии пока­за­те­ли в целом в 2 раза выше.

14% роди­те­лей счи­та­ют, что их ребе­нок мог рас­стро­ить­ся из-за столк­но­ве­ния с чем-либо нега­тив­ным в интер­не­те. На самом деле детей, попа­дав­ших в подоб­ные ситу­а­ции, в два раза боль­ше (26%).

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

В целом чуть мень­ше поло­ви­ны всех школь­ни­ков (45%) соглас­ны с тем, что в интер­не­те есть мно­го хоро­ше­го для детей их воз­рас­та. Пятая часть детей абсо­лют­но не соглас­на с этим утвер­жде­ни­ем (20%).

Рос­сий­ские школь­ни­ки пыта­ют­ся осво­ить прак­ти­че­ски все воз­мож­ные виды актив­но­сти в сети, отда­вая пред­по­чте­ние ком­му­ни­ка­ци­он­ной дея­тель­но­сти: 77% захо­дят в соци­аль­ные сети, 60% отправ­ля­ют и полу­ча­ют почту, 56% поль­зу­ют­ся мес­сен­дже­ром, 31% посе­ща­ют чат, 12% дела­ют запи­си в бло­ге.

Око­ло 80% детей поль­зу­ют­ся интер­не­том в учеб­ных целях. В сред­нем один школь­ник занят в сети восе­мью раз­лич­ны­ми вида­ми дея­тель­но­сти. Почти 80% рос­сий­ских детей ука­за­ли, что у них есть про­филь в соци­аль­ных сетях. Сре­ди детей 9–12 лет боль­ше поло­ви­ны поль­зу­ют­ся соци­аль­ны­ми сетя­ми, игно­ри­руя воз­раст­ной ценз, уста­нов­лен­ный в Рос­сии – 13 лет.

В сред­нем рос­сий­ские школь­ни­ки име­ют око­ло 50 дру­зей в соци­аль­ных сетях. У шестой части детей (16%) в дру­зьях более 100 поль­зо­ва­те­лей.

У боль­шин­ства рос­сий­ских школь­ни­ков (62%) стра­нич­ки в соц. сетях нахо­дят­ся в огра­ни­чен­ном или частич­но огра­ни­чен­ном досту­пе, одна­ко, у тре­тьей части опро­шен­ных детей про­фи­ли откры­ты все­му миру.

При­мер­но от 60% до 80% рос­сий­ских школь­ни­ков выкла­ды­ва­ют в сети фами­лию, точ­ный воз­раст, номер шко­лы, а так­же фото­гра­фию, на кото­рой вид­но их лицо, треть детей ука­зы­ва­ет на стра­ни­це в сети номер теле­фо­на или свой домаш­ний адрес.

Око­ло поло­ви­ны школь­ни­ков обща­ют­ся с людь­ми, с кото­ры­ми они позна­ко­ми­лись в интер­не­те и кото­рые никак не свя­за­ны с их жиз­нью вне сети (48%). Прак­ти­че­ски поло­ви­на школь­ни­ков заво­дит новые зна­ком­ства в интер­не­те каж­дый месяц и даже чаще.

Око­ло тре­ти школь­ни­ков (24%) чаще одно­го раза в месяц отправ­ля­ют инфор­ма­цию лич­но­го харак­те­ра незна­ко­мым людям.

СЕКСУАЛЬНЫЙ КОНТЕНТ

По срав­не­нию с евро­пей­ски­ми школь­ни­ка­ми, рос­сий­ские под­рост­ки в 2 раза чаще стал­ки­ва­ют­ся с сек­су­аль­ны­ми изоб­ра­же­ни­я­ми онлайн и оффлайн. Более тре­ти детей (41%) стал­ки­ва­лись с сек­су­аль­ны­ми изоб­ра­же­ни­я­ми в интер­не­те.

Рос­сий­ские дети в 6 раз чаще, чем евро­пей­ские, стал­ки­ва­ют­ся с сек­су­аль­ным кон­тен­том во всплы­ва­ю­щих окнах (42% в Рос­сии про­тив 7% в Евро­пе) и зна­чи­мо чаще в соци­аль­ных сетях (17% в Рос­сии про­тив 3% в Евро­пе).

Осо­бен­но часто рос­сий­ские под­рост­ки видят изображения/видео людей в обна­жен­ном виде (38%), интим­ных частей тела (29%), людей, зани­ма­ю­щих­ся сек­сом (28%).

Прак­ти­че­ски каж­дый деся­тый школь­ник в воз­расте 11–16 лет стал­ки­вал­ся с самым экс­тре­маль­ным типом кон­тен­та – пор­но­гра­фи­ей с наси­ли­ем (9%). Маль­чи­ки чаще, чем девоч­ки, при­зна­ют­ся в том, что виде­ли подоб­ное в интер­не­те (12% про­тив 6%).

Роди­те­ли более чем в два раза недо­оце­ни­ва­ют риск столк­но­ве­ния с сек­су­аль­ным кон­тен­том в интер­не­те.

Почти каж­дый шестой школь­ник (16%) рас­стра­и­ва­ет­ся из-за столк­но­ве­ния с сек­су­аль­ным кон­тен­том. По срав­не­нию с евро­пей­ски­ми, рос­сий­ские дети рас­стра­и­ва­ют­ся немно­го мень­ше и быст­рее справ­ля­ют­ся с пере­жи­ва­ни­я­ми.

В 43% слу­ча­ев под­рост­ки, что­бы спра­вить­ся с пере­жи­ва­ни­я­ми из-за сек­су­аль­но­го кон­тен­та, рас­ска­зы­ва­ют об этом дру­гим людям. Каж­дый пятый ребе­нок наде­ет­ся, что про­бле­ма решит­ся сама собой, лишь немно­гие пыта­ют­ся решить про­бле­му (10%).

БУЛЛИНГ

В сред­нем по Рос­сии 23% детей, кото­рые поль­зу­ют­ся интер­не­том, были жерт­ва­ми бул­лин­га онлайн или офлайн за послед­ние 12 меся­цев. 6% детей под­вер­га­ет­ся оби­дам и уни­же­ни­ям либо каж­дый день, либо 1–2 раза в неде­лю.

Бул­линг в интер­не­те так же рас­про­стра­нен, как и бул­линг «лицом к лицу»: каж­дый деся­тый ребе­нок под­вер­гал­ся бул­лин­гу одним из этих спо­со­бов.

Основ­ная пло­щад­ка кибер­бул­лин­га в Руне­те – соци­аль­ные сети. Основ­ные при­е­мы кибер­бул­лин­га: отправ­ле­ние поль­зо­ва­те­лю сооб­ще­ний непри­стой­но­го и обид­но­го харак­те­ра, либо раз­ме­ще­ние подоб­ной инфор­ма­ции о ребен­ке в откры­том досту­пе в интер­не­те.

Каж­дый чет­вер­тый ребе­нок (28%) при­знал­ся, что за послед­ний год оби­жал или оскорб­лял дру­гих людей в реаль­ной жиз­ни или в интер­не­те. С воз­рас­том дети чаще ста­но­вят­ся агрес­со­ра­ми: это прак­ти­че­ски каж­дый тре­тий ребе­нок 13–16 лет. При этом прак­ти­че­ски во всех реги­о­нах Рос­сии «агрес­со­ров» столь­ко же или даже боль­ше, чем «жертв».

Рос­сий­ские школь­ни­ки чаще, чем евро­пей­ские, созна­ют­ся, что про­яв­ля­ли агрес­сию «лицом к лицу» (соот­вет­ствен­но, 21% в Рос­сии и 10% в Евро­пе). И те, и дру­гие гораз­до реже при­зна­ют­ся, что вели себя агрес­сив­но в интер­не­те (8% в Рос­сии и 3% в Евро­пе).

Каж­дый тре­тий ребе­нок, про­яв­ляв­ший агрес­сию в интер­не­те, сам был жерт­вой кибер­бул­лин­га.

Лишь пятая часть роди­те­лей детей, под­вер­гав­ших­ся кибер­бул­лин­гу, зна­ет об этом (21%).

Более двух тре­тьих опро­шен­ных детей (72%), став­ших жерт­ва­ми кибер­бул­лин­га, пере­жи­ва­ют это как стрес­со­вое собы­тие. При этом девоч­ки рас­стра­и­ва­ют­ся в зна­чи­тель­но боль­шей сте­пе­ни, чем маль­чи­ки. Наи­бо­лее силь­но пере­жи­ва­ют из-за кибер­бул­лин­га дети 9–12 лет.

Сре­ди источ­ни­ков соци­аль­ной под­держ­ки и в Рос­сии, и в Евро­пе лиди­ру­ют дру­зья: каж­дый вто­рой ребе­нок делил­ся с дру­зья­ми тем, что слу­чи­лось (49% и 52% соот­вет­ствен­но). Роди­те­ли гораз­до реже слу­жат источ­ни­ком соци­аль­ной под­держ­ки: в Рос­сии каж­дый чет­вер­тый делил­ся про­бле­мой с роди­те­ля­ми (25%), в то вре­мя как в Евро­пе – почти каж­дый вто­рой (42%).

СЕКСТИНГ

Треть (28%) рос­сий­ских школь­ни­ков встре­ча­ли или полу­ча­ли лич­но сооб­ще­ния сек­су­аль­но­го харак­те­ра в интер­не­те, при­чем более 15% – раз в месяц и чаще.

По про­цен­ту детей, полу­ча­ю­щих или стал­ки­ва­ю­щих­ся с сооб­ще­ни­я­ми сек­су­аль­но­го харак­те­ра в интер­не­те, Рос­сия опе­ре­жа­ет все евро­пей­ские стра­ны.

Дети срав­ни­тель­но ред­ко (4%) при­зна­ют­ся, что пишут сами сооб­ще­ния сек­су­аль­но­го харак­те­ра. При этом, в сред­нем по Рос­сии школь­ни­ки полу­ча­ют подоб­ные сооб­ще­ния в 7 раз чаще, чем отправ­ля­ют сами.

Из тех детей, кто стал­ки­вал­ся с сек­стин­гом в интер­не­те, каж­дый пятый читал раз­ме­щен­ные в откры­том досту­пе сооб­ще­ния сек­су­аль­но­го харак­те­ра (20%). Каж­дый деся­тый ребе­нок видел в сети как дру­гие люди зани­ма­ют­ся сек­сом (10%).

Сооб­ще­ния сек­су­аль­но­го харак­те­ра дети чаще встре­ча­ют во всплы­ва­ю­щих окнах (18%) и в соци­аль­ных сетях (13%), при­чем в Рос­сии это про­ис­хо­дит в три раза чаще, чем в евро­пей­ских стра­нах.

Маль­чи­ки (33%) чаще, чем девоч­ки (23%), при­зна­ют­ся, что встре­ча­ли или полу­ча­ли сооб­ще­ния сек­су­аль­но­го харак­те­ра. При этом девоч­кам зна­чи­мо чаще, чем маль­чи­кам, пред­ла­га­ют пого­во­рить о поло­вом акте в интер­не­те.

И в Рос­сии и в Евро­пе при­мер­но поло­ви­на роди­те­лей осве­дом­ле­на о том, что их дети стал­ки­ва­ют­ся с сек­стин­гом.

Каж­дый чет­вер­тый под­ро­сток, столк­нув­ший­ся с сек­стин­гом, рас­стро­ил­ся из-за это­го. Дети 11–12 лет рас­стра­и­ва­ют­ся силь­нее и пере­жи­ва­ют доль­ше, чем дети 13–16 лет, а так­же чаще исполь­зу­ют выжи­да­тель­ную стра­те­гию – ждут, что про­бле­ма решит­ся сама собой. Стар­шие под­рост­ки пред­по­чи­та­ют актив­ные стра­те­гии совла­да­ния.

Треть детей (33%) рас­ска­зы­ва­ет о сек­стин­ге кому-либо из сво­е­го близ­ко­го окру­же­ния, либо обра­ща­ют­ся в спе­ци­аль­ные служ­бы.

ВСТРЕЧИ С НЕЗНАКОМЦАМИ

Поло­ви­на (47%) рос­сий­ских детей при­зна­лась, что им при­хо­ди­лось общать­ся в интер­не­те с кем-либо, с кем они нико­гда не обща­лись лицом к лицу.

Каж­дый пятый ребе­нок лич­но встре­ча­ет­ся с теми, с кем позна­ко­мил­ся в сети (21%). Это более чем в два раза пре­вы­ша­ет пока­за­те­ли по стра­нам Евро­пы (9%).

С воз­рас­том замет­но уве­ли­чи­ва­ет­ся как часто­та кон­так­тов с незна­ком­ца­ми в интер­не­те, так и часто­та лич­ных встреч после зна­ком­ства в интер­не­те.

Боль­ше двух тре­тьих рос­сий­ских детей, встре­чав­ших­ся с интер­нет-зна­ко­мы­ми, уста­но­ви­ли кон­так­ты в интер­не­те с людь­ми, кото­рые ранее не име­ли ника­ко­го отно­ше­ния к кру­гу их обще­ния (69%).

Сре­ди мест зна­ком­ства лиди­ру­ют соци­аль­ные сети, 61% рос­сий­ских детей, встре­чав­ших­ся с интер­нет-зна­ко­мы­ми в реаль­ной жиз­ни, позна­ко­ми­лись с ними в соци­аль­ной сети.

Толь­ко каж­дый пятый роди­тель зна­ет, что его ребе­нок встре­чал­ся лич­но с интер­нет-зна­ко­мы­ми (22%).

Прак­ти­че­ски каж­дый тре­тий ребе­нок из тех, кто встре­чал­ся с интер­нет-зна­ко­мы­ми, при­знал­ся, что эти встре­чи так или ина­че его рас­стро­и­ли. При этом, в боль­шин­стве слу­ча­ев в этой нега­тив­ной ситу­а­ции они встре­ча­лись с людь­ми при­бли­зи­тель­но сво­е­го воз­рас­та (75%).

В 5% слу­ча­ев дети встре­ти­лись со взрос­лым чело­ве­ком. Эти дан­ные соот­вет­ству­ют евро­пей­ским.

Боль­шин­ство детей и в Рос­сии, и в Евро­пе, встре­чав­ших­ся лич­но с интер­нет-зна­ко­мы­ми, рас­ска­зы­ва­ли об этой встре­че кому-либо (70%).

Боль­ше поло­ви­ны рос­сий­ских школь­ни­ков бра­ли кого-то на встре­чу с незна­ко­мы­ми (62%). Каж­дый вто­рой ребе­нок брал с собой ровес­ни­ка, еди­ни­цы – взрос­ло­го (2%).

Неко­то­рые дети при­зна­лись, что на встре­че дру­гой чело­век либо уда­рил их (7%), либо пред­при­нял дей­ствия сек­су­аль­но­го харак­те­ра (7%) или сде­лал еще что-либо пло­хое (7%).

Каж­дый вто­рой ребе­нок в Рос­сии рас­ска­зы­вал кому-либо о слу­чив­шем­ся (55%).

Сре­ди источ­ни­ков соци­аль­ной под­держ­ки дети пред­по­чи­та­ют дру­зей – к ним обра­ща­лись 45% детей, рас­стро­ив­ших­ся от встре­чи с интер­нет-зна­ко­мы­ми.

Каж­дый деся­тый пре­кра­щал поль­зо­вать­ся интер­не­том на неко­то­рое вре­мя (12%) или уни­что­жал любые посла­ния от дру­го­го лица (13%).

ОПАСНЫЕ САЙТЫ: КОНТЕНТНЫЕ, ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ РИСКИ

46% детей в воз­расте 11–16 лет стал­ки­ва­лись с сай­та­ми, несу­щи­ми угро­зу их физи­че­ско­му здо­ро­вью и бла­го­по­лу­чию, а так­же с сай­та­ми, где про­па­ган­ди­ру­ет­ся наси­лие и расо­вая нена­висть.

29% детей стал­ки­ва­ют­ся с нена­вист­ни­че­ским кон­тен­том, 28% детей посе­ща­ют сай­ты, где обсуж­да­ют­ся спо­со­бы чрез­мер­но­го поху­де­ния, 14% детей захо­дят на сай­ты, посвя­щен­ные при­чи­не­нию физи­че­ско­го вре­да себе и дру­гим людям, 13% — на сай­ты, про­па­ган­ди­ру­ю­щие нар­ко­ти­ки, 11% — на сай­ты, опи­сы­ва­ю­щие спо­со­бы совер­ше­ния суи­ци­да.

Сре­ди детей 11–13 лет маль­чи­ки и девоч­ки прак­ти­че­ски в рав­ной сте­пе­ни стал­ки­ва­лись с опас­ным кон­тен­том в сети (37и 34% соот­вет­ствен­но).

Сре­ди стар­ших детей лиди­ру­ют девоч­ки: с вступ­ле­ни­ем в под­рост­ко­вый воз­раст, у них рез­ко воз­рас­та­ет инте­рес к сай­там, где обсуж­да­ют­ся раз­лич­ные дие­ты и спо­со­бы поху­де­ния (с 22% до 43%).

Сре­ди детей 11–13 лет маль­чи­ки в 5 раз чаще дево­чек инте­ре­су­ют­ся сай­та­ми, на кото­рых пред­став­ле­на инфор­ма­ция о нар­ко­ти­ках (15% и 3% соот­вет­ствен­но).

В Рос­сии про­цент посе­ще­ний детьми нена­вист­ни­че­ских сай­тов в два раза выше, чем в евро­пей­ских стра­нах: 46% про­тив 22%.

Школь­ни­ки в 3 раза чаще, чем пред­по­ла­га­ют роди­те­ли, стал­ки­ва­лись с опас­ным для здо­ро­вья или нена­вист­ни­че­ским кон­тен­том. Роди­те­ли гораз­до в боль­шей сте­пе­ни осве­дом­ле­ны о том, что их дети стал­ки­ва­ют­ся с обма­ном и мошен­ни­че­ством в сети.

Каж­дый чет­вер­тый ребе­нок (26%) стал­ки­вал­ся в сети с обма­ном и кра­жей лич­ных дан­ных. Дети 13–14 лет чаще все­го попа­да­ли в ситу­а­цию, когда кто-то исполь­зо­вал лич­ную инфор­ма­цию, предо­став­лен­ную ребен­ком в интер­не­те, для розыг­ры­ша или оскорб­ле­ния (14%). В то же вре­мя жерт­вой кра­жи паро­ля для тех же целей чаще ста­но­ви­лись дети 15–16 лет (21%).

Око­ло поло­ви­ны рос­сий­ских детей (47%) стал­ки­ва­лись при исполь­зо­ва­нии интер­не­та с виру­са­ми.

МЕДИАЦИЯ

Менее поло­ви­ны опро­шен­ных роди­те­лей в Рос­сии вовле­че­ны в дея­тель­ность сво­их детей в Интер­не­те. Тем не менее, мно­гие роди­те­ли пыта­ют­ся раз­го­ва­ри­вать с ребен­ком о том, чем он зани­ма­ет­ся в сети (58%), или поощ­ря­ют к ее само­сто­я­тель­но­му осво­е­нию (40%).

С воз­рас­том роди­те­ли реже помо­га­ют ребен­ку. Стар­шие дети мень­ше заме­ча­ют уча­стие роди­те­лей в их дея­тель­но­сти в интер­не­те.

Более поло­ви­ны рос­сий­ских роди­те­лей помо­га­ют детям в слу­чае труд­но­стей (53%), почти поло­ви­на объ­яс­ня­ет, поче­му сай­ты быва­ют хоро­ши­ми и пло­хи­ми (45%).

В 15–20% слу­ча­ев роди­те­ли счи­та­ют, что помо­га­ют ребен­ку, тогда как он это­го не видит.

Менее 25% роди­те­лей вво­дят огра­ни­че­ния на поль­зо­ва­ние ICQ и соци­аль­ных сетей, ска­чи­ва­ние музы­ки, фото, видео про­смотр видео­кли­пов.

Наи­бо­лее частым пред­ме­том кон­тро­ля, как в Рос­сии, так и в Евро­пе, явля­ет­ся воз­мож­ность пере­да­чи лич­ной инфор­ма­ции (39% в Рос­сии).

Роди­те­ли доволь­но ред­ко про­ве­ря­ют то, что их дети дела­ют в интер­не­те. Чаще все­го роди­те­ли про­ве­ря­ют, какие сай­ты посе­ща­ет ребе­нок (24%) и его про­филь в соци­аль­ной сети (20%), очень ред­ко (11%) — сооб­ще­ния в его элек­трон­ной почте. Поло­ви­на детей, нахо­дя­щих­ся под кон­тро­лем, отри­ца­ет это.

Взрос­лые актив­но исполь­зу­ют лишь про­грамм­ное обес­пе­че­ние от спа­ма и виру­сов (70%). При этом мало кто из роди­те­лей поль­зу­ет­ся про­грам­ма­ми для бло­ки­ров­ки и филь­тра­ции сай­тов, отсле­жи­ва­ния сай­тов, кото­рые дети посе­ти­ли, или огра­ни­че­ния во вре­ме­ни.

Роди­те­ли зна­чи­мо чаще бло­ки­ру­ют доступ к опре­де­лен­ным сай­там для детей до 12 лет, по срав­не­нию с более стар­ши­ми детьми.

Более чем в 40% слу­ча­ев, когда роди­те­лям кажет­ся, что они помо­га­ют ребен­ку, тот не ощу­ща­ет ника­кой под­держ­ки. Напро­тив, более чем в 30% слу­ча­ев, когда ребе­нок ощу­ща­ет помощь роди­те­лей, те счи­та­ют свою помощь незна­чи­тель­ной или не чув­ству­ют ее вовсе.

Каж­дый тре­тий ребе­нок в Рос­сии счи­та­ет, что роди­те­ли мало зна­ют или ниче­го не зна­ют о том, что он дела­ет в интер­не­те.

В 39% слу­ча­ев дети счи­та­ют, что роди­те­ли кон­тро­ли­ру­ют их дея­тель­ность в интер­не­те, при этом они счи­та­ют даже нестро­гий кон­троль доста­точ­ным или чрез­мер­но огра­ни­чи­ва­ю­щим.

По мере взрос­ле­ния ребен­ка роди­те­ли все выше оце­ни­ва­ют его воз­мож­но­сти спра­вить­ся с труд­но­стя­ми в Интер­не­те и несколь­ко ниже – свои воз­мож­но­сти помочь.

В 13% слу­ча­ев дети игно­ри­ру­ют то, что им гово­рят роди­те­ли об интер­не­те, а еще в 35% слу­ча­ев — игно­ри­ру­ют часть такой инфор­ма­ции.

Боль­шин­ство детей не заме­ча­ет изме­не­ния в пове­де­нии роди­те­лей как реак­цию на их онлайн-про­бле­мы.

Более поло­ви­ны детей устра­и­ва­ет то, какой инте­рес про­яв­ля­ют роди­те­ли к их дея­тель­но­сти в Интер­не­те (68%). 14% детей хоте­ли бы, что­бы роди­те­ли боль­ше участ­во­ва­ли в их дея­тель­но­сти в интер­не­те.

Роди­те­ли в Рос­сии немно­го силь­нее чув­ству­ют необ­хо­ди­мость сво­е­го вме­ша­тель­ства в жизнь ребен­ка в интер­не­те, чем роди­те­ли в Евро­пе. Евро­пей­ские дети в 2–3 раза чаще, чем рос­сий­ские, гово­рят об уча­стии учи­те­лей в их дея­тель­но­сти в интер­не­те. При этом, чем стар­ше дети, тем чаще они сами помо­га­ют друг дру­гу без­опас­но поль­зо­вать­ся интер­не­том.

Ска­чать PDF


Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.