Батурина Н.В., Зацепина О.А. Влияние социальной сети Instagram на восприятие образа тела у молодых женщин

Б

Совре­мен­ные сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции пере­да­ют и закреп­ля­ют соци­аль­ные стан­дар­ты кра­со­ты в отно­ше­нии тела. Одна­ко эти иде­а­лы из-за сво­ей нере­а­ли­стич­но­сти явля­ют­ся недо­сти­жи­мы­ми для боль­шин­ства людей. Дан­ное несо­от­вет­ствие порож­да­ет неудо­вле­тво­рен­ность внеш­но­стью, уве­ли­чи­ва­ет чис­ло рас­стройств пище­во­го пове­де­ния, повы­ша­ет попу­ляр­ность изме­не­ния внеш­но­сти с помо­щью пла­сти­че­ской хирур­гии и диет.

Поми­мо тра­ди­ци­он­ных СМИ, соци­аль­ные сети с каж­дым годом уве­ли­чи­ва­ют вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние у поль­зо­ва­те­лей пред­став­ле­ний раз­но­го рода, в том чис­ле отно­си­тель­но внеш­но­сти. Сле­ду­ет отме­тить, что коли­че­ство эмпи­ри­че­ских иссле­до­ва­ний, посвя­щен­ных роли соци­аль­ных сетей в жиз­ни поль­зо­ва­те­лей, на дан­ный момент ограничено. 

Пони­мая спе­ци­фи­ку Instagram, кото­рым поль­зу­ет­ся более 60 млн рос­си­ян, мож­но пред­по­ло­жить актив­ное вли­я­ние на пред­став­ле­ние поль­зо­ва­те­лей о кра­со­те и сво­ей при­вле­ка­тель­но­сти, т. к. основ­ная инфор­ма­ция дан­ной сети пред­став­ля­ет собой фото­гра­фии людей [1].

Акту­аль­ность дан­но­го иссле­до­ва­ния опре­де­ля­ет­ся недо­ста­точ­ной раз­ра­бо­тан­но­стью как темы обра­за тела в рос­сий­ских иссле­до­ва­ни­ях, так и вли­я­ния на его фор­ми­ро­ва­ние и изме­не­ние соци­аль­ных сетей.

Целью иссле­до­ва­ния ста­ло изу­че­ние вли­я­ния соци­аль­ной сети Instagram на вос­при­я­тие обра­за тела у моло­дых женщин.

Исто­рия изу­че­ния обра­за тела нача­лась с опуб­ли­ко­ван­ной в 1935 г. рабо­ты П. Шиль­де­ра «Образ тела и внеш­ность чело­ве­ка» [2], где это объ­яс­ня­лось в пси­хо­ана­ли­ти­че­ской пара­диг­ме и ско­рее рас­смат­ри­ва­лось как схе­ма тела – когни­тив­ная струк­ту­ра, кото­рая отоб­ра­жа­ет модель тела и его гра­ни­цы. Одна­ко дан­ная рабо­та вве­ла в соци­аль­ные пред­став­ле­ния фено­мен обра­за тела [3].

Суще­ству­ет несколь­ко опре­де­ле­ний поня­тия «образ тела», одна­ко, на наш взгляд, наи­бо­лее пол­ное его опре­де­ле­ние пред­став­ле­но в рам­ках когни­тив­но-бихе­ви­о­раль­ной моде­ли, кото­рая опре­де­ля­ет дан­ный фено­мен как слож­ный кон­структ, состо­я­щий из обра­зов вос­при­я­тия, мыс­лей, чувств и дей­ствий, воз­ни­ка­ю­щих в отно­ше­нии сво­е­го тела и внеш­не­го вида [4].

Вопрос о фор­ми­ро­ва­нии образ тела содер­жит­ся в соци­о­куль­тур­ной кон­цеп­ции, осно­ван­ной на тео­рии соци­аль­но­го срав­не­ния Л. Фестин­ге­ра. Одной из ее идей явля­ет­ся то, что люди склон­ны срав­ни­вать свои харак­те­ри­сти­ки с харак­те­ри­сти­ка­ми дру­гих людей. Образ тела фор­ми­ру­ет­ся с помо­щью куль­тур­ных вли­я­ний, кото­рые пере­да­ют иде­а­лы кра­со­ты обще­ства. Во вре­мя взрос­ле­ния вли­я­ние этих сооб­ще­ний инте­ри­о­ри­зи­ру­ет­ся в иде­а­лы кра­со­ты у индивида. 

Таким обра­зом, срав­ни­вая свою внеш­ность с иде­а­лом, чело­век фор­ми­ру­ет пред­став­ле­ние о свое­об­ра­зии сво­ей внеш­но­сти. Сте­пень соот­вет­ствия внеш­но­сти иде­а­лу кра­со­ты, суще­ству­ю­ще­му на дан­ный момент, отра­жа­ет сте­пень удо­вле­тво­рен­но­сти ею [5].

Тако­го рода объ­яс­не­ние фор­ми­ро­ва­ния обра­за тела поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что соци­аль­ные сети так­же могут участ­во­вать в этом про­цес­се на про­тя­же­нии всей жиз­ни, а так­же изме­нять уже усто­яв­ше­е­ся вос­при­я­тие соб­ствен­ной внешности.

Пере­хо­дя к ана­ли­зу эмпи­ри­че­ских иссле­до­ва­ний, посвя­щен­ных изу­че­нию роли соци­аль­ных сетей и их свя­зи с обра­зом тела, сле­ду­ет отме­тить, что это доста­точ­но новая область иссле­до­ва­ний, заро­див­ша­я­ся в нача­ле XXI в.

Ж. Фар­ду­ли, Б. Уил­бур­гер и Л. Вар­та­нян при­хо­дят к заклю­че­нию, что частое исполь­зо­ва­ние Instagram свя­за­но с боль­шей само­объ­ек­ти­ви­за­ци­ей и срав­не­ни­ем себя с дру­ги­ми. Напри­мер, про­смотр постов, посвя­щен­ных здо­ро­во­му обра­зу жиз­ни, свя­зан с бес­по­кой­ством о внеш­нем виде [6].

P. Коэн, Т. Нью­тон-Джон и Э. Слей­тер отме­ча­ют, что фото­ак­тив­ность в Facebook и под­пис­ка на акка­ун­ты Instagram вза­и­мо­свя­за­ны с инте­ри­о­ри­за­ци­ей иде­а­лов кра­со­ты, стрем­ле­ни­ем к худо­бе и боль­шим вкла­дом вре­ме­ни и средств во внеш­ний вид [7].

Р. Энгельн и соав­то­ры в резуль­та­те экс­пе­ри­мен­та уста­но­ви­ли, что исполь­зо­ва­ние Instagram сни­жа­ет удо­вле­тво­рен­ность соб­ствен­ной внеш­но­стью в отли­чие от исполь­зо­ва­ния Facebook [8].

В экс­пе­ри­мен­те С. Каза­ле и ее кол­лег участ­во­ва­ли испы­ту­е­мые, не исполь­зу­ю­щие Instagram, но в тече­ние одной неде­ли они долж­ны были про­смат­ри­вать акка­ун­ты реаль­ных поль­зо­ва­те­лей, ори­ен­ти­ро­ван­ных на внеш­ний вид. В резуль­та­те выяс­ни­лось, что при таком вли­я­нии жен­щи­ны, по срав­не­нию с муж­чи­на­ми, нача­ли в боль­шей сте­пе­ни свя­зы­вать себя и свою само­оцен­ку с внеш­ним видом [9].

М. Тиг­ге­манн и ее соав­то­ры в сво­ем иссле­до­ва­нии харак­те­ри­зу­ют вли­я­ние лай­ков и ком­мен­та­ри­ев о реаль­но­сти изоб­ра­же­ния на вос­при­я­тие обра­за тела у моло­дых жен­щин. Уста­нов­ле­но, что фото­гра­фии кра­си­вых деву­шек и боль­шое коли­че­ство лай­ков повли­я­ло на неудо­вле­тво­рен­ность соб­ствен­ным лицом. Про­смотр фото­гра­фий без ком­мен­та­ри­ев сни­жа­ет удо­вле­тво­рен­ность сво­ей внеш­но­стью, а ком­мен­та­рии о про­вер­ке реаль­но­сти умень­ша­ют недо­воль­ство сво­им телом [10].

Орга­ни­за­ция экс­пе­ри­мен­та и мето­ды иссле­до­ва­ния. На осно­ве ана­ли­за тео­ре­ти­че­ских и эмпи­ри­че­ских иссле­до­ва­ний было выдви­ну­то пред­по­ло­же­ние о том, что фото­гра­фии людей из соци­аль­ной сети Instagram сни­жа­ют удо­вле­тво­рен­ность моло­дых жен­щин сво­ей внешностью.

Харак­те­ри­сти­ка выбор­ки. В иссле­до­ва­нии при­ня­ли уча­стие 64 моло­дые жен­щи­ны в воз­расте от 18 до 25 лет, сту­дент­ки Южно-Ураль­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Все они явля­ют­ся поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ных сетей, что и ста­ло осно­ва­ни­ем для их вклю­че­ния в исследование. 

Из пред­ва­ри­тель­но­го опро­са выяс­ни­лось, что для 94 % участ­ниц Instagram – вто­рая по попу­ляр­но­сти соци­аль­ная сеть наря­ду с Вкон­так­те. В каче­стве пока­за­те­лей актив­но­сти испы­ту­е­мых в соци­аль­ной сети были выбра­ны вре­мя, про­во­ди­мое в Instagram, коли­че­ство загру­жа­е­мых фото­гра­фий и ком­мен­та­рии фото­гра­фий дру­гих пользователей.

Орга­ни­за­ция экс­пе­ри­мен­та. Экс­пе­ри­мен­таль­ное иссле­до­ва­ние про­хо­ди­ло в два эта­па с вре­мен­ным про­ме­жут­ком в 6 недель. На пер­вом эта­пе всем респон­ден­там было пред­ло­же­но прой­ти корот­кий опрос, целью кото­ро­го было выяс­не­ние сте­пе­ни актив­но­сти в соци­аль­ных сетях вооб­ще и в Instagram в част­но­сти. Девуш­ки долж­ны были отме­тить вре­мя, про­во­ди­мое в сети, коли­че­ство остав­ля­е­мых ком­мен­та­ри­ев к фото­гра­фи­ям дру­гих людей, коли­че­ство лич­ных фото­гра­фий, загру­жа­е­мых на стра­ни­цу в Instagram. 

Сле­ду­ю­щий шаг – пси­хо­ло­ги­че­ское тести­ро­ва­ние с помо­щью мето­дик, пред­на­зна­чен­ных для изу­че­ния обра­за тела. На вто­ром эта­пе вся выбор­ка была в слу­чай­ном поряд­ке раз­де­ле­на на кон­троль­ную и экс­пе­ри­мен­таль­ную груп­пы по 32 человека.

Отбор сти­муль­но­го мате­ри­а­ла для экс­пе­ри­мен­та про­во­дил­ся в несколь­ко эта­пов. Сна­ча­ла был ото­бран пул из 52 фото­гра­фий моло­дых жен­щин в соци­аль­ной сети Instagram. Фото­гра­фия отби­ра­лись по тегам #мода, #пляж, #beach, #fashion. На фото­гра­фи­ях были изоб­ра­же­ны моло­дые жен­щи­ны евро­пей­ской внеш­но­сти в пол­ный рост или по пояс. 

После отбо­ра фото­гра­фии оце­ни­ва­лись пятью неза­ви­си­мы­ми оцен­щи­ка­ми того же воз­рас­та, что и участ­ни­ки иссле­до­ва­ния. Фото­гра­фии оце­ни­ва­лись по двум пара­мет­рам: «при­вле­ка­тель­ность» и «вес». Шка­ла оцен­ки состав­ля­ла 5‑балльную шка­лу Ликер­та, где 1 балл озна­чал «очень стройная/очень при­вле­ка­тель­ная», а 5 бал­лов – «очень полная/очень непри­вле­ка­тель­ная». В окон­ча­тель­ный вари­ант попа­ли фото­гра­фии, сред­ний балл кото­рых по обо­им кри­те­ри­ям был 3 или выше. 

Ито­го­вый набор состо­ял из 15 фото­гра­фий жен­щин. Для кон­троль­ной груп­пы отби­ра­лись фото­гра­фии из соци­аль­ных сетей Instagram по хэш­те­гу #при­ро­да. После это­го было созда­но видео для обе­их групп, где каж­дая фото­гра­фия пока­зы­ва­лось по 15 секунд. Вто­рой этап экс­пе­ри­мен­та вклю­чал в себя показ видео и повтор­ное тести­ро­ва­ние после про­смот­ра видеоконтента.

Мето­ди­ки иссле­до­ва­ния. Пси­хо­ло­ги­че­ская диа­гно­сти­ка вос­при­я­тия тела осу­ществ­ля­лась с помо­щью муль­ти­мо­даль­но­го опрос­ни­ка отно­ше­ния к соб­ствен­но­му телу (MBSRQ-AS) Т. Кэша в адап­та­ции Л.Т. Баран­ской и С.С. Тата­у­ро­вой. Мето­ди­ка содер­жит 5 шкал, поз­во­ля­ю­щих оце­нить раз­лич­ные аспек­ты отно­ше­ния к соб­ствен­но­му телу [11].

Для диа­гно­сти­ки само­оцен­ки исполь­зо­ва­лась мето­ди­ка Дем­бо-Рубин­штейн в моди­фи­ка­ции А.М. При­хо­жан. Она осно­ва­на на непо­сред­ствен­ном оце­ни­ва­нии (шка­ли­ро­ва­нии) испы­ту­е­мы­ми ряда исход­ных лич­ных качеств, таких как здо­ро­вье, ум, харак­тер и сча­стье [12].

Посколь­ку клас­си­че­ский вари­ант не поз­во­ля­ет про­ана­ли­зи­ро­вать само­оцен­ку респон­ден­тов отно­си­тель­но соб­ствен­но­го обра­за тела, было при­ня­то реше­ние вве­сти допол­ни­тель­ные пока­за­те­ли само­оцен­ки: «внеш­ность», «уве­рен­ность», «успеш­ность», само­оцен­ка фигуры».

Обсуж­де­ние резуль­та­тов. Исход­ным пунк­том ана­ли­за резуль­та­тов стал под­счет сред­них пока­за­те­лей по мето­ди­ке отно­ше­ния к телу Т. Кэша. Резуль­та­ты пред­став­ле­ны в табл. 1.

Таблица 1. Средние показатели удовлетворенности собственным телом, % (n = 64)

Таблица 1. Средние показатели удовлетворенности собственным телом

Как вид­но из табл. 1, участ­ни­цы иссле­до­ва­ния в целом име­ют сред­ний уро­вень удо­вле­тво­рен­но­сти соб­ствен­ным телом. При этом пара­мет­ры фигу­ры в боль­шей мере удо­вле­тво­ря­ют по срав­не­нию с внешностью.

Сле­ду­ю­щий шаг – это резуль­та­ты кор­ре­ля­ци­он­но­го ана­ли­за (коэф­фи­ци­ент Пир­со­на). Уста­нов­ле­ние вза­и­мо­свя­зей меж­ду пока­за­те­ля­ми отно­ше­ния к телу и пара­мет­ра­ми само­оцен­ки было пред­при­ня­то как в общей выбор­ке, так и отдель­но в экс­пе­ри­мен­таль­ной и кон­троль­ной группах. 

Кро­ме того, было при­ня­то реше­ние про­ве­сти срав­ни­тель­ный ана­лиз струк­ту­ры кор­ре­ля­ци­он­ных мат­риц в экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пе после воздействия. 

Сле­ду­ет отме­тить, что срав­ни­тель­ный ана­лиз кор­ре­ля­ций не пока­зал зна­чи­мой раз­ни­цы в струк­ту­ре мат­риц отдель­но по груп­пам до экс­пе­ри­мен­таль­но­го воз­дей­ствия (табл. 2).

Таблица 2. Значимые коэффициенты корреляции показателей методики самооценки и опросника отношения к собственному телу (n = 64)

Таблица 2. Значимые коэффициенты корреляции показателей методики самооценки и опросника отношения к собственному телу
При­ме­ча­ние: * – p 0,05; ** – p 0,01; 1 – оцен­ка внеш­но­сти, 2 – ори­ен­та­ция на внеш­ность, 3 – удо­вле­тво­рен­ность пара­мет­ра­ми тела, 4 – оза­бо­чен­ность лиш­ним весом, 5 – оцен­ка соб­ствен­но­го веса.

Из табл. 2 вид­но, что шка­лы «оцен­ка внеш­но­сти» и «удо­вле­тво­рен­ность пара­мет­ра­ми тела» име­ют наи­боль­шее коли­че­ство зна­чи­мых свя­зей со все­ми пока­за­те­ля­ми самооценки. 

Так, наи­боль­шие коэф­фи­ци­ен­ты кор­ре­ля­ции име­ет пока­за­тель «уве­рен­ность в себе» с «оцен­кой внеш­но­сти» и «удо­вле­тво­рен­но­стью пара­мет­ра­ми тела» (r = 0,666; r = 0,628). Это сви­де­тель­ству­ет о том, что чем чело­век более удо­вле­тво­рен сво­ей внеш­но­стью и фигу­рой, тем уве­рен­нее он чув­ству­ет себя в лич­ных и соци­аль­ных ситуациях. 

Это так­же мож­но под­твер­дить тес­ной отри­ца­тель­ной свя­зью пока­за­те­ля шка­лы «само­оцен­ка фигу­ры» (r = ‑0,612) и поло­жи­тель­ной само­оцен­кой внеш­но­сти (r = 0,639) с пока­за­те­лем «удо­вле­тво­рен­ность пара­мет­ра­ми тела».

Кро­ме того, субъ­ек­тив­ную оцен­ку сво­е­го сча­стья и умствен­ных спо­соб­но­стей респон­ден­ты так­же свя­зы­ва­ют с ощу­ще­ни­ем внеш­ней при­вле­ка­тель­но­сти. Пока­за­тель «само­оцен­ка веса» име­ет четы­ре зна­чи­мых свя­зи из шести возможных. 

Недо­ста­ток или излиш­ний вес оди­на­ко­во нега­тив­но ска­зы­ва­ют­ся на оцен­ке соб­ствен­ной при­вле­ка­тель­но­сти, уве­рен­но­сти в себе и спо­соб­но­сти дости­гать успе­ха в жиз­ни. И, нако­нец, пока­за­тель «ори­ен­та­ция на внеш­ность» име­ет един­ствен­ную зна­чи­мую связь с пока­за­те­лем «успеш­ность» (p < 0,05).

Это сви­де­тель­ству­ет, что у респон­ден­тов есть пред­став­ле­ния о том, что уход за собой, тре­бу­ю­щий вре­ме­ни и денег, необ­хо­дим, посколь­ку тес­но свя­зан с успеш­но­стью. Далее пере­хо­дим к ана­ли­зу срав­не­ния мат­риц интер­кор­ре­ля­ций в экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пе (табл. 3).

Таблица 3. Взаимосвязь показателей методики отношения к телу и самооценки в экспериментальной группе до (ЭГ №1) и после (ЭГ №2) экспериментального воздействия

Таблица 3. Взаимосвязь показателей методики отношения к телу и самооценки в экспериментальной группе до (ЭГ №1) и после (ЭГ №2) экспериментального воздействия
При­ме­ча­ние: * – p 0,05; ** – p 0,01.

Из табл. 3 сле­ду­ет, что наи­бо­лее зна­чи­мы­ми пара­мет­ра­ми для само­оцен­ки моло­дых жен­щин – участ­ниц иссле­до­ва­ния, явля­ют­ся пара­мет­ры «успеш­ность» и «сча­стье», с кото­ры­ми они свя­зы­ва­ют ощу­ще­ние сво­ей при­вле­ка­тель­но­сти и необ­хо­ди­мо­сти уси­лий для ее повышения. 

Зна­чи­мость раз­ли­чий была про­ве­ре­на с помо­щью Z‑преобразования Фише­ра. Сле­ду­ет доба­вить, что после воз­дей­ствия в кон­троль­ной груп­пе, где демон­стри­ро­ва­лись ней­траль­ные фото с изоб­ра­же­ни­ем при­ро­ды, зна­чи­мых изме­не­ний в струк­ту­ре мат­ри­цы интер­кор­ре­ля­ций не выявлено.

Для оцен­ки раз­ли­чий вели­чин сред­них зна­че­ний по пока­за­те­лям само­оцен­ки и отно­ше­ния к соб­ствен­но­му телу в экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пе до и после воз­дей­ствия был исполь­зо­ван t‑критерий Стью­ден­та. Было обна­ру­же­но толь­ко одно зна­чи­мое раз­ли­чие по пока­за­те­лю «оцен­ка внеш­но­сти» (t = 4,488, p < 0,01).

Для про­вер­ки гипо­те­зы о вли­я­нии про­смот­ра фото­гра­фий на оцен­ку сво­ей внеш­но­сти был про­ве­ден одно­фак­тор­ный дис­пер­си­он­ный ана­лиз. В резуль­та­те был полу­чен ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мый резуль­тат для фак­то­ра оцен­ки внеш­но­сти до и после экс­пе­ри­мен­та на двух груп­пах (F = 4,213, p < 0,05).

Сход­ные резуль­та­ты срав­ни­тель­но­го и одно­фак­тор­но­го дис­пер­си­он­но­го ана­ли­за мож­но интер­пре­ти­ро­вать как сво­е­го рода моти­ва­ци­он­ный фак­тор, побуж­да­ю­щий жен­щин боль­ше забо­тить­ся о сво­ем внеш­нем виде, а так­же как пока­за­тель суще­ству­ю­ще­го сте­рео­ти­па о свя­зи при­вле­ка­тель­ной внеш­но­сти и успеш­ной реа­ли­за­ции в жиз­ни. Но дан­ное пред­по­ло­же­ние тре­бу­ет даль­ней­ших исследований.

Под­во­дя общий итог про­ве­ден­но­го иссле­до­ва­ния, мож­но сде­лать сле­ду­ю­щий вывод. Роль соци­аль­ных сетей вооб­ще и Instagram в част­но­сти зна­чи­ма: одно­крат­ное и непро­дол­жи­тель­ное экс­пе­ри­мен­таль­ное вли­я­ние поз­во­ли­ло изме­нить отно­ше­ние к соб­ствен­но­му телу у поль­зо­ва­те­лей дан­но­го ресурса. 

В ходе экс­пе­ри­мен­та уда­лось уста­но­вить зна­чи­мые и тес­ные вза­и­мо­свя­зи отдель­ных пара­мет­ров само­оцен­ки и пока­за­те­лей «внеш­ность» и «ори­ен­та­ция на внеш­ность». Резуль­та­ты срав­ни­тель­но­го и одно­фак­тор­но­го дис­пер­си­он­но­го ана­ли­за так­же под­твер­ди­ли зна­чи­мый вклад в оцен­ку соб­ствен­но­го внеш­не­го вида тако­го пока­за­те­ля, как ори­ен­та­ция на внешность.

Список источников:

  1. Kemp S. Digital 2021: The Russian Federation [Элек­трон­ный ресурс] // DataReportal.; Ponnusamy S., Iranmanesh M., Foroughi B., Hyun S.S. Drivers and outcomes of Instagram addiction: Psychological well-being as moderator // Computers in Human Behavior. 2020. Vol. 107. P. 1–11.
  2. Тата­у­ро­ва С.С. Акту­аль­ные про­бле­мы иссле­до­ва­ния обра­за тела // Пси­хо­ло­ги­че­ский вест­ник Ураль­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Ека­те­рин­бург, 2009. С. 142–154.
  3. Schilder P. The Image and appearance of the human body: Studies in the constructive energies of the psyche. L., 1999. 353 p.
  4. Cash T.F., Szymanski M.L. The development and validation of the body-image ideals questionnaire // Journal of Personality Assessment. 1995. Vol. 64, iss. 3. P. 466–477.
  5. Tiggemann M. Sociocultural perspectives on human appearance and body image // Body image: A handbook of science, practice, and prevention. N.Y., 2011. P. 12–19.
  6. Fardouly J., Willburger B.K., Vartanian L.R. Instagram use and young women’s body image concerns and self-objectification: Testing mediational pathways // New Media & Society. 2018. Vol. 20, iss. 4. P. 1380–1395.
  7. Cohen R., Newton-John T., Slater А. The relationship between Facebook and Instagram appearance-focused activities and body image concerns in young women // Body Image. 2017. Vol. 23. P. 183–187.
  8. Engeln R., Loach R., Imundo M.N., Zola A. Compared to Facebook, Instagram use causes more appearance comparison and lower body satisfaction in college women // Body Image. 2020. Vol. 34. P. 38–45.
  9. Casale S., Gemelli G., Calosi C. Multiple exposure to appearance-focused real accounts on Instagram: Effects on body image among both genders // Current Psychology. 2021. Vol. 40, iss. 6. P. 2877–2886.
  10. Tiggemann M., Hayden S., Brown Z., Veldhuis J. The effect of Instagram ‘likes’ on women’s social comparison and body dissatisfaction // Body Image. 2018. Vol. 26. P. 90–97. Tiggemann M., Velissaris V.G. The effect of viewing challenging “reality check” Instagram comments on women’s body image // Body Image. 2020. Vol. 33. P. 257–263.
  11. Баран­ская Л.Т., Тата­у­ро­ва С.С. Мето­ди­ка иссле­до­ва­ния обра­за тела. Ека­те­рин­бург, 2009. 82 с.
  12. При­хо­жан А.М. При­ме­не­ние мето­дов пря­мо­го оце­ни­ва­ния в рабо­те школь­но­го пси­хо­ло­га // Науч­но-мето­ди­че­ские осно­вы исполь­зо­ва­ния в школь­ной пси­хо­ло­ги­че­ской служ­бе кон­крет­ных пси­хо­ди­а­гно­сти­че­ских мето­дик. М., 1988. C. 110–128.
Источ­ник: Обще­ство: социо­ло­гия, пси­хо­ло­гия, педа­го­ги­ка. 2021. № 7. С. 57–61. https://doi.org/10.24158/spp.2021.7.9.

Об авторах

  • Ната­лья Вла­ди­ми­ров­на Бату­ри­на — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, доцент кафед­ры общей пси­хо­ло­гии, пси­хо­ди­а­гно­сти­ки и пси­хо­ло­ги­че­ско­го кон­суль­ти­ро­ва­ния Южно-Ураль­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та (наци­о­наль­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го уни­вер­си­те­та), Челя­бинск, Россия.
  • Оль­га Андре­ев­на Заце­пи­на — маги­странт кафед­ры общей пси­хо­ло­гии, пси­хо­ди­а­гно­сти­ки и пси­хо­ло­ги­че­ско­го кон­суль­ти­ро­ва­ния Южно-Ураль­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та (наци­о­наль­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го уни­вер­си­те­та), Челя­бинск, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest