Батурина Н.В., Зацепина О.А. Влияние социальной сети Instagram на восприятие образа тела у молодых женщин

Б

Современные средства массовой информации передают и закрепляют социальные стандарты красоты в отношении тела. Однако эти идеалы из-за своей нереалистичности являются недостижимыми для большинства людей. Данное несоответствие порождает неудовлетворенность внешностью, увеличивает число расстройств пищевого поведения, повышает популярность изменения внешности с помощью пластической хирургии и диет.

Помимо традиционных СМИ, социальные сети с каждым годом увеличивают влияние на формирование у пользователей представлений разного рода, в том числе относительно внешности. Следует отметить, что количество эмпирических исследований, посвященных роли социальных сетей в жизни пользователей, на данный момент ограничено. 

Понимая специфику Instagram, которым пользуется более 60 млн россиян, можно предположить активное влияние на представление пользователей о красоте и своей привлекательности, т. к. основная информация данной сети представляет собой фотографии людей [1].

Актуальность данного исследования определяется недостаточной разработанностью как темы образа тела в российских исследованиях, так и влияния на его формирование и изменение социальных сетей.

Целью исследования стало изучение влияния социальной сети Instagram на восприятие образа тела у молодых женщин.

История изучения образа тела началась с опубликованной в 1935 г. работы П. Шильдера «Образ тела и внешность человека» [2], где это объяснялось в психоаналитической парадигме и скорее рассматривалось как схема тела – когнитивная структура, которая отображает модель тела и его границы. Однако данная работа ввела в социальные представления феномен образа тела [3].

Существует несколько определений понятия «образ тела», однако, на наш взгляд, наиболее полное его определение представлено в рамках когнитивно-бихевиоральной модели, которая определяет данный феномен как сложный конструкт, состоящий из образов восприятия, мыслей, чувств и действий, возникающих в отношении своего тела и внешнего вида [4].

Вопрос о формировании образ тела содержится в социокультурной концепции, основанной на теории социального сравнения Л. Фестингера. Одной из ее идей является то, что люди склонны сравнивать свои характеристики с характеристиками других людей. Образ тела формируется с помощью культурных влияний, которые передают идеалы красоты общества. Во время взросления влияние этих сообщений интериоризируется в идеалы красоты у индивида. 

Таким образом, сравнивая свою внешность с идеалом, человек формирует представление о своеобразии своей внешности. Степень соответствия внешности идеалу красоты, существующему на данный момент, отражает степень удовлетворенности ею [5].

Такого рода объяснение формирования образа тела позволяет предположить, что социальные сети также могут участвовать в этом процессе на протяжении всей жизни, а также изменять уже устоявшееся восприятие собственной внешности.

Переходя к анализу эмпирических исследований, посвященных изучению роли социальных сетей и их связи с образом тела, следует отметить, что это достаточно новая область исследований, зародившаяся в начале XXI в.

Ж. Фардули, Б. Уилбургер и Л. Вартанян приходят к заключению, что частое использование Instagram связано с большей самообъективизацией и сравнением себя с другими. Например, просмотр постов, посвященных здоровому образу жизни, связан с беспокойством о внешнем виде [6].

P. Коэн, Т. Ньютон-Джон и Э. Слейтер отмечают, что фотоактивность в Facebook и подписка на аккаунты Instagram взаимосвязаны с интериоризацией идеалов красоты, стремлением к худобе и большим вкладом времени и средств во внешний вид [7].

Р. Энгельн и соавторы в результате эксперимента установили, что использование Instagram снижает удовлетворенность собственной внешностью в отличие от использования Facebook [8].

В эксперименте С. Казале и ее коллег участвовали испытуемые, не использующие Instagram, но в течение одной недели они должны были просматривать аккаунты реальных пользователей, ориентированных на внешний вид. В результате выяснилось, что при таком влиянии женщины, по сравнению с мужчинами, начали в большей степени связывать себя и свою самооценку с внешним видом [9].

М. Тиггеманн и ее соавторы в своем исследовании характеризуют влияние лайков и комментариев о реальности изображения на восприятие образа тела у молодых женщин. Установлено, что фотографии красивых девушек и большое количество лайков повлияло на неудовлетворенность собственным лицом. Просмотр фотографий без комментариев снижает удовлетворенность своей внешностью, а комментарии о проверке реальности уменьшают недовольство своим телом [10].

Организация эксперимента и методы исследования. На основе анализа теоретических и эмпирических исследований было выдвинуто предположение о том, что фотографии людей из социальной сети Instagram снижают удовлетворенность молодых женщин своей внешностью.

Характеристика выборки. В исследовании приняли участие 64 молодые женщины в возрасте от 18 до 25 лет, студентки Южно-Уральского государственного университета. Все они являются пользователями социальных сетей, что и стало основанием для их включения в исследование. 

Из предварительного опроса выяснилось, что для 94 % участниц Instagram – вторая по популярности социальная сеть наряду с Вконтакте. В качестве показателей активности испытуемых в социальной сети были выбраны время, проводимое в Instagram, количество загружаемых фотографий и комментарии фотографий других пользователей.

Организация эксперимента. Экспериментальное исследование проходило в два этапа с временным промежутком в 6 недель. На первом этапе всем респондентам было предложено пройти короткий опрос, целью которого было выяснение степени активности в социальных сетях вообще и в Instagram в частности. Девушки должны были отметить время, проводимое в сети, количество оставляемых комментариев к фотографиям других людей, количество личных фотографий, загружаемых на страницу в Instagram. 

Следующий шаг – психологическое тестирование с помощью методик, предназначенных для изучения образа тела. На втором этапе вся выборка была в случайном порядке разделена на контрольную и экспериментальную группы по 32 человека.

Отбор стимульного материала для эксперимента проводился в несколько этапов. Сначала был отобран пул из 52 фотографий молодых женщин в социальной сети Instagram. Фотография отбирались по тегам #мода, #пляж, #beach, #fashion. На фотографиях были изображены молодые женщины европейской внешности в полный рост или по пояс. 

После отбора фотографии оценивались пятью независимыми оценщиками того же возраста, что и участники исследования. Фотографии оценивались по двум параметрам: «привлекательность» и «вес». Шкала оценки составляла 5-балльную шкалу Ликерта, где 1 балл означал «очень стройная/очень привлекательная», а 5 баллов – «очень полная/очень непривлекательная». В окончательный вариант попали фотографии, средний балл которых по обоим критериям был 3 или выше. 

Итоговый набор состоял из 15 фотографий женщин. Для контрольной группы отбирались фотографии из социальных сетей Instagram по хэштегу #природа. После этого было создано видео для обеих групп, где каждая фотография показывалось по 15 секунд. Второй этап эксперимента включал в себя показ видео и повторное тестирование после просмотра видеоконтента.

Методики исследования. Психологическая диагностика восприятия тела осуществлялась с помощью мультимодального опросника отношения к собственному телу (MBSRQ-AS) Т. Кэша в адаптации Л.Т. Баранской и С.С. Татауровой. Методика содержит 5 шкал, позволяющих оценить различные аспекты отношения к собственному телу [11].

Для диагностики самооценки использовалась методика Дембо-Рубинштейн в модификации А.М. Прихожан. Она основана на непосредственном оценивании (шкалировании) испытуемыми ряда исходных личных качеств, таких как здоровье, ум, характер и счастье [12].

Поскольку классический вариант не позволяет проанализировать самооценку респондентов относительно собственного образа тела, было принято решение ввести дополнительные показатели самооценки: «внешность», «уверенность», «успешность», самооценка фигуры».

Обсуждение результатов. Исходным пунктом анализа результатов стал подсчет средних показателей по методике отношения к телу Т. Кэша. Результаты представлены в табл. 1.

Таблица 1. Средние показатели удовлетворенности собственным телом, % (n = 64)

Таблица 1. Средние показатели удовлетворенности собственным телом

Как видно из табл. 1, участницы исследования в целом имеют средний уровень удовлетворенности собственным телом. При этом параметры фигуры в большей мере удовлетворяют по сравнению с внешностью.

Следующий шаг – это результаты корреляционного анализа (коэффициент Пирсона). Установление взаимосвязей между показателями отношения к телу и параметрами самооценки было предпринято как в общей выборке, так и отдельно в экспериментальной и контрольной группах. 

Кроме того, было принято решение провести сравнительный анализ структуры корреляционных матриц в экспериментальной группе после воздействия. 

Следует отметить, что сравнительный анализ корреляций не показал значимой разницы в структуре матриц отдельно по группам до экспериментального воздействия (табл. 2).

Таблица 2. Значимые коэффициенты корреляции показателей методики самооценки и опросника отношения к собственному телу (n = 64)

Таблица 2. Значимые коэффициенты корреляции показателей методики самооценки и опросника отношения к собственному телу
Примечание: * – p 0,05; ** – p 0,01; 1 – оценка внешности, 2 – ориентация на внешность, 3 – удовлетворенность параметрами тела, 4 – озабоченность лишним весом, 5 – оценка собственного веса.

Из табл. 2 видно, что шкалы «оценка внешности» и «удовлетворенность параметрами тела» имеют наибольшее количество значимых связей со всеми показателями самооценки. 

Так, наибольшие коэффициенты корреляции имеет показатель «уверенность в себе» с «оценкой внешности» и «удовлетворенностью параметрами тела» (r = 0,666; r = 0,628). Это свидетельствует о том, что чем человек более удовлетворен своей внешностью и фигурой, тем увереннее он чувствует себя в личных и социальных ситуациях. 

Это также можно подтвердить тесной отрицательной связью показателя шкалы «самооценка фигуры» (r = -0,612) и положительной самооценкой внешности (r = 0,639) с показателем «удовлетворенность параметрами тела».

Кроме того, субъективную оценку своего счастья и умственных способностей респонденты также связывают с ощущением внешней привлекательности. Показатель «самооценка веса» имеет четыре значимых связи из шести возможных. 

Недостаток или излишний вес одинаково негативно сказываются на оценке собственной привлекательности, уверенности в себе и способности достигать успеха в жизни. И, наконец, показатель «ориентация на внешность» имеет единственную значимую связь с показателем «успешность» (p < 0,05).

Это свидетельствует, что у респондентов есть представления о том, что уход за собой, требующий времени и денег, необходим, поскольку тесно связан с успешностью. Далее переходим к анализу сравнения матриц интеркорреляций в экспериментальной группе (табл. 3).

Таблица 3. Взаимосвязь показателей методики отношения к телу и самооценки в экспериментальной группе до (ЭГ №1) и после (ЭГ №2) экспериментального воздействия

Таблица 3. Взаимосвязь показателей методики отношения к телу и самооценки в экспериментальной группе до (ЭГ №1) и после (ЭГ №2) экспериментального воздействия
Примечание: * – p 0,05; ** – p 0,01.

Из табл. 3 следует, что наиболее значимыми параметрами для самооценки молодых женщин – участниц исследования, являются параметры «успешность» и «счастье», с которыми они связывают ощущение своей привлекательности и необходимости усилий для ее повышения. 

Значимость различий была проверена с помощью Z-преобразования Фишера. Следует добавить, что после воздействия в контрольной группе, где демонстрировались нейтральные фото с изображением природы, значимых изменений в структуре матрицы интеркорреляций не выявлено.

Для оценки различий величин средних значений по показателям самооценки и отношения к собственному телу в экспериментальной группе до и после воздействия был использован t-критерий Стьюдента. Было обнаружено только одно значимое различие по показателю «оценка внешности» (t = 4,488, p < 0,01).

Для проверки гипотезы о влиянии просмотра фотографий на оценку своей внешности был проведен однофакторный дисперсионный анализ. В результате был получен статистически значимый результат для фактора оценки внешности до и после эксперимента на двух группах (F = 4,213, p < 0,05).

Сходные результаты сравнительного и однофакторного дисперсионного анализа можно интерпретировать как своего рода мотивационный фактор, побуждающий женщин больше заботиться о своем внешнем виде, а также как показатель существующего стереотипа о связи привлекательной внешности и успешной реализации в жизни. Но данное предположение требует дальнейших исследований.

Подводя общий итог проведенного исследования, можно сделать следующий вывод. Роль социальных сетей вообще и Instagram в частности значима: однократное и непродолжительное экспериментальное влияние позволило изменить отношение к собственному телу у пользователей данного ресурса. 

В ходе эксперимента удалось установить значимые и тесные взаимосвязи отдельных параметров самооценки и показателей «внешность» и «ориентация на внешность». Результаты сравнительного и однофакторного дисперсионного анализа также подтвердили значимый вклад в оценку собственного внешнего вида такого показателя, как ориентация на внешность.

Список источников:

  1. Kemp S. Digital 2021: The Russian Federation [Электронный ресурс] // DataReportal.; Ponnusamy S., Iranmanesh M., Foroughi B., Hyun S.S. Drivers and outcomes of Instagram addiction: Psychological well-being as moderator // Computers in Human Behavior. 2020. Vol. 107. P. 1–11.
  2. Татаурова С.С. Актуальные проблемы исследования образа тела // Психологический вестник Уральского государственного университета. Екатеринбург, 2009. С. 142–154.
  3. Schilder P. The Image and appearance of the human body: Studies in the constructive energies of the psyche. L., 1999. 353 p.
  4. Cash T.F., Szymanski M.L. The development and validation of the body-image ideals questionnaire // Journal of Personality Assessment. 1995. Vol. 64, iss. 3. P. 466–477.
  5. Tiggemann M. Sociocultural perspectives on human appearance and body image // Body image: A handbook of science, practice, and prevention. N.Y., 2011. P. 12–19.
  6. Fardouly J., Willburger B.K., Vartanian L.R. Instagram use and young women’s body image concerns and self-objectification: Testing mediational pathways // New Media & Society. 2018. Vol. 20, iss. 4. P. 1380–1395.
  7. Cohen R., Newton-John T., Slater А. The relationship between Facebook and Instagram appearance-focused activities and body image concerns in young women // Body Image. 2017. Vol. 23. P. 183–187.
  8. Engeln R., Loach R., Imundo M.N., Zola A. Compared to Facebook, Instagram use causes more appearance comparison and lower body satisfaction in college women // Body Image. 2020. Vol. 34. P. 38–45.
  9. Casale S., Gemelli G., Calosi C. Multiple exposure to appearance-focused real accounts on Instagram: Effects on body image among both genders // Current Psychology. 2021. Vol. 40, iss. 6. P. 2877–2886.
  10. Tiggemann M., Hayden S., Brown Z., Veldhuis J. The effect of Instagram ‘likes’ on women’s social comparison and body dissatisfaction // Body Image. 2018. Vol. 26. P. 90–97. Tiggemann M., Velissaris V.G. The effect of viewing challenging “reality check” Instagram comments on women’s body image // Body Image. 2020. Vol. 33. P. 257–263.
  11. Баранская Л.Т., Татаурова С.С. Методика исследования образа тела. Екатеринбург, 2009. 82 с.
  12. Прихожан А.М. Применение методов прямого оценивания в работе школьного психолога // Научно-методические основы использования в школьной психологической службе конкретных психодиагностических методик. М., 1988. C. 110–128.
Источник: Общество: социология, психология, педагогика. 2021. № 7. С. 57–61. https://doi.org/10.24158/spp.2021.7.9.

Об авторах

  • Наталья Владимировна Батурина - кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии, психодиагностики и психологического консультирования Южно-Уральского государственного университета (национального исследовательского университета), Челябинск, Россия.
  • Ольга Андреевна Зацепина - магистрант кафедры общей психологии, психодиагностики и психологического консультирования Южно-Уральского государственного университета (национального исследовательского университета), Челябинск, Россия.

Смотрите также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest