Лейбов Р.Г. Язык рисует Интернет

Л

При столк­но­ве­нии наше­го язы­ка с Интер­не­том с обо­и­ми про­ис­хо­дят инте­рес­ные вещи. С одной сто­ро­ны, транс­фор­ми­ру­ет­ся язык внут­ри Интер­не­та. Улы­боч­ки (smiles) неза­мет­но для тебя само­го про­ни­ка­ют в твои вполне бумаж­ные пись­ма, и одна­жды ты обна­ру­жи­ва­ешь их в сво­ей офи­ци­аль­ной пере­пис­ке с недо­уме­ва­ю­щим началь­ством. Ты выучи­ва­ешь­ся див­ным выра­же­ни­ям вро­де «рулз» или «при­ат­та­чен­ный» (послед­нее соеди­ня­ет маги­че­ским обра­зом дет­ские майн­ри­дов­ские сло­ва «апа­чи» и «при­то­ро­чен­ный»).

Ты начи­на­ешь нахо­дить пре­лесть в обмене кос­но­языч­ны­ми репли­ка­ми на irc. А выво­дя руч­кой на открыт­ке «Поздрав­ляю с днем рож­де­ния!», вне­зап­но заду­мы­ва­ешь­ся, кои-8 это или ср-1251 — и чита­ет ли поздрав­ля­е­мая в этой коди­ров­ке. С дру­гой сто­ро­ны — и об этом пой­дет даль­ше речь — попа­дая в мир наше­го язы­ка, Интер­нет нахо­дит в нем свое место.

Начать хотя бы со смеш­но­го вопро­са, еще недав­но вол­но­вав­ше­го умы про­све­щен­ных сограж­дан — скло­нять само сло­во «Интер­нет» или нет? Идео­ло­ги­че­ские сооб­ра­же­ния дик­то­ва­ли поче­му-то нескло­ня­е­мость. Побе­дил язык. Груп­па авто­ри­тет­ных спе­ци­а­ли­стов реши­ла: скло­нять, хотя это и отвра­ти­тель­но. (Все скло­не­ния Интер­не­та в дан­ной ста­тье вне­се­ны редак­ци­ей — прим ред.) Меж­ду про­чим, при­сво­ив сло­ву при­чи­та­ю­ще­е­ся ему вто­рое рус­ское скло­не­ние, мы тем самым при­зна­ли совер­шив­ший­ся факт: Интер­нет осво­ил­ся в рус­ском (не толь­ко язы­ко­вом) мире и из замор­ской игруш­ки для умных гуру пре­вра­тил­ся в нор­маль­ную себе такую, пони­ма­ешь, вещь. (А вот у ФИДО — ника­ких шан­сов стать «фидом»; толь­ко после «паль­та» и «кина».)

Джордж Лакофф, про­фес­сор-линг­вист из Берк­ли, изве­стен сете­го­ло­вым преж­де все­го как автор анти­во­ен­но­го Откры­то­го Пись­ма Интер­не­ту, речь в кото­ром идет о буду­щей «Буре в пустыне», состо­яв­шей­ся затем вопре­ки сооб­ра­же­ни­ям про­фес­со­ра. Лакофф раз­ра­бо­тал свою модель язы­ко­вой реаль­но­сти, важ­ней­шим поня­ти­ем кото­рой явля­ет­ся мета­фо­ра (пере­нос зна­че­ния сло­ва по сход­ству). В зна­ме­ни­той кни­ге «Мета­фо­ры, кото­ры­ми мы живем» Лакофф и его соав­тор Марк Джон­сон пишут: «… мета­фо­ра про­ни­зы­ва­ет всю нашу повсе­днев­ную жизнь и про­яв­ля­ет­ся не толь­ко в язы­ке, но и в мыш­ле­нии и дей­ствии. Наша обы­ден­ная поня­тий­ная систе­ма, в рам­ках кото­рой мы мыс­лим и дей­ству­ем, мета­фо­рич­на по самой сво­ей сути.

Поня­тия, управ­ля­ю­щие нашим мыш­ле­ни­ем, вовсе не замы­ка­ют­ся в сфе­ре интел­лек­та. Они управ­ля­ют так­же нашей повсе­днев­ной дея­тель­но­стью, вклю­чая самые обы­ден­ные, зем­ные ее дета­ли. Наши поня­тия упо­ря­до­чи­ва­ют вос­при­ни­ма­е­мую нами реаль­ность, спо­со­бы наше­го пове­де­ния в мире и наши кон­так­ты с людь­ми. Наша поня­тий­ная систе­ма игра­ет, таким обра­зом, цен­траль­ную роль в опре­де­ле­нии повсе­днев­ной реаль­но­сти. И если мы пра­вы в сво­ем пред­по­ло­же­нии, что наша поня­тий­ная систе­ма носит пре­иму­ще­ствен­но мета­фо­ри­че­ский харак­тер, тогда наше мыш­ле­ние, повсе­днев­ный опыт и пове­де­ние в зна­чи­тель­ной мере обу­слов­ли­ва­ют­ся мета­фо­рой».

Мета­фо­ры, по Лакоф­фу, выстра­и­ва­ют­ся в целые систе­мы. Когда мы гово­рим, напри­мер, об «убий­ствен­ном аргу­мен­те», мы под­ра­зу­ме­ва­ем упо­доб­ле­ние спо­ра воен­ным дей­стви­ям. Эта мета­фо­ра может пред­став­лять­ся нам «есте­ствен­ной», но для носи­те­лей ино­го язы­ко­во-куль­тур­но­го созна­ния дело будет обсто­ять ина­че. Пере­во­див­шие с англий­ско­го зна­ют, как нелег­ко быва­ет най­ти соот­вет­ствие сло­ву «challenge» (вызов) — и не пото­му, что мы не зна­ем его сло­вар­но­го зна­че­ния, а пото­му, что его пере­нос­ное упо­треб­ле­ние в англий­ском гораз­до шире, чем в рус­ском. (Сле­ды рыцар­ской куль­ту­ры, задав­лен­ной у нас мон­голь­ским наше­стви­ем? Не знаю.)

Но вер­нем­ся к Интер­не­ту. Если попы­тать­ся очи­стить речь от мета­фор, мы полу­чим про­стую сюжет­ную схе­му: люди совер­ша­ют неко­то­рые дей­ствия со мно­же­ством желе­зок, соеди­нен­ных меж­ду собой скуч­ны­ми про­во­да­ми. Посмот­рим, с помо­щью каких мета­фор опи­сы­ва­ют­ся эти дей­ствия, а затем обра­тим­ся к образ­но­му пред­став­ле­нию в язы­ке само­го Интер­не­та. Все, что даль­ше будет гово­рить­ся об Интер­не­те, ни в коей мере не отра­жа­ет точ­ки зре­ния авто­ра и лежит на сове­сти даже, навер­ное, не авто­ров отдель­ных цити­ру­е­мых выска­зы­ва­ний, а Вели­ко­го, Сво­бод­но­го и Могу­че­го Рус­ско­го Язы­ка.

Гово­ря о спо­со­бах изоб­ра­же­ния вза­и­мо­дей­ствия чело­ве­ка и Сети, я остав­лю без рас­смот­ре­ния непро­стран­ствен­ные мета­фо­ры (такие как «рабо­тать в Интер­не­те») и сосре­до­то­чусь на про­стран­ствен­ных. Надо же что-то оста­вить на потом. Раз­ные мета­фо­ры живут в раз­ных сти­лях. В «высо­ком сло­ге» мы гово­рим что-нибудь вро­де «путе­ше­ствие по бес­край­ним про­сто­рам Интер­не­та» (уже не пом­ню, где я в послед­ний раз видел эту фра­зу).

В веб-обо­зре­ни­ях чаще встре­ча­ет­ся тер­мин «бро­дить» (осо­бен­но любил его, конеч­но же, обо­зре­ва­тель, скры­вав­ший­ся под соот­вет­ству­ю­щим псев­до­ни­мом — Сете­вой Стран­ник). В раз­го­во­ре то же дей­ствие обо­зна­ча­ет­ся еще более сни­жен­ным гла­го­лом — «лазать». Заме­тим, что все эти обо­зна­че­ния — мета­фо­ры дви­же­ния, но кон­стру­и­ру­ют они прин­ци­пи­аль­но раз­ные кар­ти­ны. Пер­вая живо­пи­су­ет нам откры­тое про­стран­ство, едва ли не подо­бие раз­ва­лив­шей­ся Импе­рии (впро­чем, штамп «бес­край­ние про­сто­ры» успеш­но при­ле­пил­ся теперь к полу­ми­фи­че­ско­му СНГ). Это откры­тое про­стран­ство бла­го­склон­но и бла­го­устро­ен­но. Сло­во «путе­ше­ствие», крайне ред­ко упо­тре­би­мое в раз­го­вор­ной речи, настра­и­ва­ет на эпи­че­ский лад. Так и видишь эта­ко­го респек­та­бель­но­го англи­ча­ни­на вик­то­ри­ан­ской эпо­хи (а может быть, про­све­щен­но­го рус­ско­го дво­ря­ни­на или япон­ца с видео­ка­ме­рой), осна­щен­но­го запис­ной книж­кой и путе­во­ди­те­лем от г-на Житин­ско­го, неспеш­но пере­дви­га­ю­ще­го­ся, ночу­ю­ще­го в солид­ных оте­лях, вни­ма­тель­но вгля­ды­ва­ю­ще­го­ся в досто­при­ме­ча­тель­но­сти и дивя­ще­го­ся кра­со­там при­ро­ды и искус­ства на бес­край­них, как и было ска­за­но, про­сто­рах.

«Бро­дить» — не «путе­ше­ство­вать», стран­ник или бро­дя­га — совсем дру­гой пер­со­наж, он тащит­ся (от Интер­не­та) с сумой на пле­чах, никто нигде не ждет его. Его пере­дви­же­ние в про­стран­стве лише­но целе­на­прав­лен­но­сти. То же откры­тое про­стран­ство враж­деб­но ему, нет у него «sweet home», в кото­рый рано или позд­но воз­вра­ща­ет­ся выше­опи­сан­ный джентль­мен.

Путе­ше­ствен­ни­ка вряд ли ожи­да­ют при­клю­че­ния. Стран­ник дол­жен быть к ним готов. Зато, как писал один рус­ский поэт  о Стран­ни­ке (не Сете­вом, впро­чем):

Домаш­них оча­гов изгнан­ник,
Он гостем стал бла­гих богов.

Пред­став­ле­ния, зало­жен­ные в мета­фо­ре «лаза­нья», рез­ко пере­клю­ча­ют мета­фо­ри­че­ский регистр. Несо­мнен­но, речь здесь не идет о дере­вьях. Ско­рее, пред­став­ля­ет­ся нечто вро­де зна­ме­ни­тых мос­ков­ских кана­ли­за­ций. Так или ина­че, этот корот­кий гла­гол под­ра­зу­ме­ва­ет пред­став­ле­ния о затруд­нен­ном и воз­мож­но направ­лен­ном по вер­ти­каль­ной оси пере­дви­же­нии.

Подоб­но пер­со­на­жу Гиля­ров­ско­го или тол­ки­ен­ско­му Хоб­би­ту, наш бро­дя­га отправ­ля­ет­ся в зага­доч­ный и мрач­ный под­зем­ный мир.

Вооб­ще гово­ря, люди ред­ко лаза­ют — это ско­рее пре­ро­га­ти­ва зве­ру­шек, в луч­шем слу­чае — детей или пья­ных. Занят­но при этом, что в речи рус­ское «лазать» функ­ци­о­наль­но луч­ше все­го соот­вет­ству­ет англий­ско­му «to surf», созда­ю­ще­му совер­шен­но дру­гую кар­ти­ну: все­а­ме­ри­кан­ская здрав­ни­ца Гавайи… заго­ре­лые и муску­ли­стые тела… соле­ные брыз­ги на губах… (Хотя у них упо­тре­би­мо так­же и слэн­го­вое «to crawl»).

Нако­нец, наше вза­и­мо­дей­ствие с Сетью может и вовсе опи­сы­вать­ся как непо­движ­ность. В Интер­нет зале­за­ют, а потом в нем сидят (я уж не гово­рю о дру­гой мета­фо­ре — когда сидят на Интер­не­те). Кана­ли­за­ци­он­ный люк захлоп­нул­ся над тво­ей голо­вой. Попа­лась птич­ка, стой, не уйдешь из Сети.

При этом инте­рес­но рас­пре­де­ле­ние упо­треб­ле­ния двух послед­них мета­фор: первую чаще упо­треб­ля­ют актив­ные поль­зо­ва­те­ли, послед­нюю — их несчаст­ные род­ствен­ни­ки и зна­ко­мые. «Изнут­ри» Интер­нет видит­ся про­стран­ством, в кото­ром мож­но дви­гать­ся, «извне» — как неко­то­рый резер­ву­ар, в кото­рый бегут от жиз­ни. (Вари­ант послед­ней мета­фо­ры — «висеть в Интер­не­те» — демон­стри­ру­ет неслу­чай­ность обра­за пау­ти­ны.)

Мы заме­ти­ли уже, что мета­фо­ри­че­ские опи­са­ния пере­дви­же­ний по Сети под­во­дят нас к более общим мета­фо­рам, изоб­ра­жа­ю­щим сам Интер­нет как осо­бое про­стран­ство, врут­ри кото­ро­го пере­дви­га­ет­ся «сете­го­ло­вый».

Воз­мож­но, виной тому веч­ное наше без­до­ро­жье и пло­хая связь, но цен­траль­ная для аме­ри­кан­цев мета­фо­ра Интер­не­та как «инфор­ма­ци­он­но­го (супер)хайвэя» для нас неак­ту­аль­на совер­шен­но.

Я могу, конеч­но, напи­сать что-нибудь вро­де «под­сте­рег Дима Катю на инфор­ма­ци­он­ном боль­ша­ке», но оце­нят эту фра­зу толь­ко зна­ко­мые с англий­ским пер­во­ис­точ­ни­ком (и, воз­мож­но, с геро­я­ми). В целом же про­стран­ствен­ные мета­фо­ры, с помо­щью кото­рых наш язык изоб­ра­жа­ет Интер­нет, не склон­ны опи­сы­вать его как доро­гу (раз­ве что уже мета­фо­ри­че­скую «доро­гу в буду­щее», она же «доро­га в ад»).

Для сред­не­ста­ти­сти­че­ско­го поль­зо­ва­те­ля AOLа име­ют­ся желан­ные выез­ды с инфор­ма­ци­он­но­го боль­ша­ка в Real Life, где оча­ро­ва­тель­ные девуш­ки on-line совер­ша­ют зака­зан­ные и опла­чен­ные кре­дит­кой тело­дви­же­ния. Как ска­зал по это­му пово­ду Л. Дели­цын, «анек­дот — это рус­ский секс». Наши доро­ги ведут к Штир­ли­цу, Васи­лию Ива­ны­чу и мисти­че­ски при­тя­га­тель­но­му субъ­ек­ту в мали­но­вом пиджа­ке с искрой. Ины­ми сло­ва­ми — в ту же вир­ту­ал­ку. Может быть, в этом дело.

«Дом» (без­опас­ное, свое про­стран­ство), «лес» (чужое про­стран­ство, где героя ждут испы­та­ния) и «доро­га» (про­ме­жу­точ­ное про­стран­ство) — три основ­ных места дей­ствия древ­ней­ших тек­стов (это отра­зи­лось, в част­но­сти, в вол­шеб­ных сказ­ках). Если доро­га нам зака­за­на, то это­го никак нель­зя ска­зать о двух дру­гих мета­фо­рах.

Итак, Интер­нет в рус­ском язы­ке опи­сы­ва­ет­ся ско­рее как замкну­тое само­до­ста­точ­ное про­стран­ство. Ради­каль­ным обра­зом он может опи­сы­вать­ся как Все­лен­ная:

«Древ­няя мета­фо­ра кни­ги как моде­ли миро­зда­ния, пожа­луй, заслу­жи­ва­ет пере­смот­ра — теперь на роль такой моде­ли гораз­до луч­ше под­хо­дит ком­пью­тер. Когда же речь идет мил­ли­о­нах ком­пью­те­ров и их поль­зо­ва­те­лей во всем мире, свя­зан­ных в еди­ную сеть, мета­фо­ра эта уже пере­ста­ет быть про­сто мета­фо­рой. Вот поче­му не будет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, что, выхо­дя в Интер­нет, вы дела­е­те для себя доступ­ным целый мир» (Дм. Кир­са­нов. «Понят­ный Интер­нет»).

Раз­но­вид­но­стью этой мета­фо­ры будут мета­фо­ры при­род­ные — Интер­нет будет пред­став­лять­ся как некая сти­хия, море/океан или лес (при­ме­ры опус­каю, самый нагляд­ный — фир­мен­ный знак Нет­ск­эй­па и сам «офи­ци­аль­ный» гла­гол «to navigate», не име­ю­щий соот­вет­ствия в рус­ском).

Мета­фо­ра новой все­лен­ной тре­бу­ет соот­не­се­ния с пред­став­ле­ни­ем о ста­рой все­лен­ной, самый про­стой ход здесь — новый мир явля­ет­ся отра­же­ни­ем ста­ро­го. Это про­во­ци­ру­ет еще одну мета­фо­ру: Интер­нет — это зер­ка­ло. Имен­но на этой мета­фо­ре, насколь­ко я пом­ню, был постро­ен самый пер­вый реклам­ный бан­нер Журнала.Ру.

Одна­ко, зало­жен­ные в эту мета­фо­ру пред­став­ле­ния совсем не про­сты. Зер­ка­ло обла­да­ет огром­ным сим­во­ли­че­ским потен­ци­а­лом — поэто­му и мета­фо­ра «Интер­нет — это зер­ка­ло» может полу­чать раз­ные тол­ко­ва­ния. Мы нача­ли с того, что зер­ка­ло отра­жа­ет мир и сле­до­ва­тель­но явля­ет­ся его копи­ей. Но в зер­ка­ле, как извест­но, меня­ют­ся места­ми right.org и left.com, зер­ка­ло может гово­рить прав­ду, толь­ко прав­ду и ниче­го, кро­ме прав­ды (кто на све­те всех милее? Спро­си Аль­та­ви­сту что-нибудь вро­де +«the most beautiful girl in the world», полу­чишь поряд­ка ста раз­ных отве­тов, а на пер­вом месте будет некая Виль­ма ).

Зер­ка­ло может лгать, как Зер­ка­ло Трол­ля (пакет tcp/ip попал в глаз, с тех пор я ищу, где у мое­го сосе­да кноп­ка «power»). Мы можем раз­гля­деть в этом зер­ка­ле то, чего в несо­вер­шен­ном мире (еще) нет (зер­ка­ло — тра­ди­ци­он­ный маги­че­ский объ­ект для пред­ска­за­ний и гада­ний) или уви­деть, как в кри­вом зер­ка­ле иска­жа­ет­ся пре­крас­ное лицо мира и мар­ги­наль­ное выле­за­ет в центр.

Далее я рас­смот­рю две про­ти­во­сто­я­щие друг дру­гу мета­фо­ры, изоб­ра­жа­ю­щие Интер­нет как про­стран­ства раз­но­го рода. Здесь нам при­дет­ся опять обра­тить­ся к «высо­ко­му шти­лю» и перей­ти от почти неза­мет­но «встро­ен­ных» в язык мета­фор к более или менее «автор­ским» фор­му­ли­ров­кам типа «Интер­нет — это ***». Обе фор­му­ли­ров­ки пред­ло­же­ны ско­рее «извне», хотя авто­ры обе­их, несо­мнен­но, име­ют неко­то­рый опыт обра­ще­ния с Сетью.

Интер­нет — это Дво­рец Инфор­ма­ции. Мета­фо­ра автор­ская — я почерп­нул ее из зву­ко­вой застав­ки к пере­да­че «Радио Сво­бо­да», посвя­щен­ной Интер­не­ту (чита­ет текст Алек­сей Цвет­ков, подо­зре­ваю, что он же и автор). Очень жалею, что так и не запи­сал весь текст застав­ки, поэто­му про­ци­ти­рую по памя­ти (но близ­ко к ори­ги­на­лу): «Не ищи­те буду­ще­го на зам­ше­лых книж­ных раз­ва­лах, сре­ди науч­ной фан­та­сти­ки. Буду­щее уже насту­пи­ло. Рас­сто­я­ния упразд­не­ны, опоз­да­ния отме­не­ны. (Мой ком­пью­тер уже 5 минут пыта­ет­ся загру­зить фото самой кра­си­вой на све­те Виль­мы. Ско­рость — 15 bps — Р.Л.) Все сред­ства веща­ния и обще­ния сплав­ле­ны воеди­но во все­мир­ном двор­це инфор­ма­ции».

Перед нами — явно уто­пи­че­ская кар­ти­на, сло­во «дво­рец» застав­ля­ет вспом­нить о зна­ме­ни­том Хру­сталь­ном Двор­це — пави­льоне лон­дон­ской все­мир­ной выстав­ки, по-раз­но­му отра­зив­шем­ся в про­из­ве­де­ни­ях Чер­ны­шев­ско­го и Досто­ев­ско­го (пави­льон потом сго­рел, а сны Веры Пав­лов­ны оста­лись).

Новая Реаль­ность про­во­ци­ру­ет образ Новых Людей. Понят­но, что под Новым Небом оби­тать долж­ны необыч­ные суще­ства — опи­са­ние их физио­ло­гии и пова­док дано в ста­тье Насти­ка Гры­зу­но­вой «Пла­не­та Internet, #6».

«Социо­ло­ги­че­ским» вари­ан­том мета­фо­ры будет пред­став­ле­ние Интер­не­та как уто­пи­че­ско­го госу­дар­ства (вер­нее — обще­ства), со сво­им граж­дан­ством (netizenship) и, как и поло­же­но, сво­ей Декла­ра­ци­ей Неза­ви­си­мо­сти:

«Мы не изби­ра­ли пра­ви­тель­ства и вряд ли когда-либо оно у нас будет, поэто­му я обра­ща­юсь к вам, имея власть не боль­шую, неже­ли та, с кото­рой гово­рит сама сво­бо­да. Я заяв­ляю, что гло­баль­ное обще­ствен­ное про­стран­ство, кото­рое мы стро­им, по при­ро­де сво­ей неза­ви­си­мо от тира­ний, кото­рые вы стре­ми­тесь нам навя­зать. Вы не име­е­те ни мораль­но­го пра­ва власт­во­вать над нами, ни мето­дов при­нуж­де­ния, кото­рые дей­стви­тель­но мог­ли бы нас устра­шить» (Дж.П. Бар­лоу).

Мета­фо­ра двор­ца вклю­ча­ет мета­фо­ру дома (в нем уже не рабо­та­ют, а живут), при­чем дома осо­бо­го, куда допус­ка­ют­ся избран­ные (сете­го­ло­вые) и куда непо­свя­щен­ным вход зака­зан. (Загру­зил фото Виль­мы. На вкус и цвет, как гово­рит­ся…)

Мета­фо­ре двор­ца про­ти­во­сто­ит гораз­до более рас­про­стра­нен­ная мета­фо­ра «Интер­нет — это свал­ка»:

«Сеть боль­шая помой­ка, и вы, назы­вая себя «Пла­не­та Интер­нет», ста­но­ви­тесь смеш­ны. Вы ста­но­ви­тесь фла­гом над этой помой­кой — фла­гом из гряз­ной, места­ми рва­ной про­сты­ни и облом­ком шваб­ры. Сеть — обман чело­ве­че­ской сущ­но­сти». («Пла­не­та Internet», «8–9, пись­мо чита­те­ля О.А.Кирюхина)

Свал­ка — нега­тив­ный мир куль­ту­ры, мир навы­во­рот, он наде­лен исклю­чи­тель­но отри­ца­тель­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми. Люди здесь не живут. Эта кар­ти­на спа­ро­ди­ро­ва­на в извест­ной песне на сло­ва Нор­веж­ско­го Лес­но­го:

Здесь пти­цы тебе не спо­ют на рас­све­те,
Здесь в сол­неч­ный день не напить­ся с руки.
Здесь похоть и тупость рас­ста­ви­ли сети.
Здесь Сети. Поэто­му, парень, беги!

Свал­ка про­ти­во­сто­ит двор­цу, как хаос — кос­мо­су, цар­ство энтро­пии — цар­ству инфор­ма­ции, про­стран­ство мар­ги­наль­ное — про­стран­ству цен­траль­но­му, как анти­дом — дому, как соци­аль­но низ­кое — высо­ко­му. На свал­ке место кры­сам (вспом­ним о мета­фо­ре лаза­нья) или бро­дя­гам-бом­жам, рою­щим­ся в мусо­ре с помо­щью крю­чьев-аль­та­вист и палок-рэм­бле­ров.

Обе мета­фо­ры по-раз­но­му выра­жа­ют виде­ние Интер­не­та как сво­е­го рода все­лен­ной. Пер­вый образ ведет к арха­и­че­ским пред­став­ле­ни­ям о мире как зда­нии (миро-зда­нии), вто­рой — к пост­мо­дер­нист­ско­му обра­за куль­ту­ры как свал­ки.

В зави­си­мо­сти от пози­ции гово­ря­ще­го, фун­да­мен­таль­ная про­стран­ствен­ная мета­фо­ра при­ни­ма­ет раз­ные очер­та­ния — Город Солн­ца обо­ра­чи­ва­ет­ся бес­по­лез­ны­ми облом­ка­ми чело­ве­че­ской куль­ту­ры, воз­вра­ща­ю­щи­ми­ся в при­род­ное, хао­ти­че­ское состо­я­ние.

Интер­нет опи­сы­ва­ет­ся язы­ком и как куль­тур­но цен­ное и как обсцен­ное (непри­стой­ное). Так же дво­ит­ся в зер­ка­ле язы­ка образ «сете­во­го чело­ве­ка».

За язы­ко­вы­ми мета­фо­ра­ми сто­ит глу­бин­ная дву­смыс­лен­ность наше­го отно­ше­ния к луч­шей игруш­ке (еще одна мета­фо­ра на закус­ку), при­ду­ман­ной в стре­ми­тель­но закан­чи­ва­ю­щем­ся сто­ле­тии.

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.