Войскунский А.Е. Киберпсихология в прошлом, настоящем и будущем

В

Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния дея­тель­но­сти чело­ве­ка в Интер­не­те начи­на­лись еще в ту пору, когда само сло­во «Интер­нет» еще не было извест­но. При этом нель­зя не отме­тить, что сре­ди спе­ци­а­ли­стов, сто­яв­ших у исто­ков буду­ще­го Интер­не­та, замет­ное место зани­мал пси­хо­лог Джо­зеф Ликлай­дер (1915–1990), спе­ци­а­лист по пси­хо­ло­гии слу­хо­во­го вос­при­я­тия (неко­то­рые его рабо­ты пере­ве­де­ны на рус­ский язык). Он не толь­ко выска­зал неко­то­рые основ­ные идеи, кото­рые вско­ре лег­ли в осно­ву «сети сетей», или Интер­не­та, но и орга­ни­за­ци­он­но поспо­соб­ство­вал под­держ­ке иссле­до­ва­ний на сты­ке тео­рии (и прак­ти­ки) свя­зи и раз­ра­бот­ки ком­пью­тер­ных сетей — иссле­до­ва­ний, кото­рые сде­ла­ли воз­мож­ным объ­еди­не­ние ком­пью­те­ров в гло­баль­ном масштабе. 

В 1970‑е и 1980‑е годы был в ходу тер­мин «опо­сред­ство­ван­ное ком­пью­те­ром обще­ние» (computer-mediated communication), одна­ко дан­ная иссле­до­ва­тель­ская область вклю­ча­ла и до сих пор вклю­ча­ет наря­ду с пси­хо­ло­ги­че­ски­ми иссле­до­ва­ни­я­ми целый ряд дру­гих обла­стей (инфор­ма­ти­ка, социо­ло­гия, этно­гра­фия, педа­го­ги­ка и др.). 

Харак­тер­но, что пси­хо­ло­ги­че­ская про­бле­ма­ти­ка пол­но­стью впи­сы­ва­лась в эту иссле­до­ва­тель­скую область, посколь­ку каза­лось, что ком­пью­тер­ные сети, или теле­ком­му­ни­ка­ции — такой тер­мин так­же был в ходу — опо­сред­ству­ют имен­но и преж­де все­го про­цес­сы общения. 

Пер­вые зна­чи­мые для пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки иссле­до­ва­ния в этой сфе­ре носи­ли ско­рее социо­ло­ги­че­ский, чем соб­ствен­но пси­хо­ло­ги­че­ский харак­тер и были посвя­ще­ны внут­ри­ор­га­ни­за­ци­он­но­му и межор­га­ни­за­ци­он­но­му обще­нию (Hiltz, Turoff, 1978; Siegler et al., 1986; Short et al., 1976). 

Не так обсто­я­ло дело в нашей стране. Наря­ду с тех­ни­че­ски­ми иссле­до­ва­ни­я­ми, посвя­щен­ны­ми орга­ни­за­ции и функ­ци­о­ни­ро­ва­нию локаль­ных и гло­баль­ных ком­пью­тер­ных сетей, пер­вые иссле­до­ва­ния в гума­ни­тар­ной сфе­ре — они про­би­ва­ли себе доро­гу как «пси­хо­ло­гия теле­ком­му­ни­ка­ций», а поз­же полу­чи­ли наиме­но­ва­ние «гума­ни­тар­ный Интер­нет» (Вой­скун­ский, 2000) — были выпол­не­ны имен­но пси­хо­ло­га­ми (Беля­е­ва и др., 1994; Вой­скун­ский, 1987; Позна­ние и обще­ние, 1988; Тихо­ми­ров и др., 1986), а не дру­ги­ми спе­ци­а­ли­ста­ми в обла­сти гума­ни­тар­ных наук. 

Нам уже дово­ди­лось при­во­дить объ­яс­не­ния по это­му пово­ду (Вой­скун­ский, 2000; Вой­скун­ский, 2002; Вой­скун­ский, 2006; Вой­скун­ский, 2008; Arestova et al., 1999; Voiskounsky, 2008): про­бле­ма­ти­ка опо­сред­ство­ва­ния явля­ет­ся одной из клю­че­вых в раз­ви­той в нашей стране куль­тур­но-дея­тель­ност­ной пси­хо­ло­гии, вос­хо­дя­щей к иде­ям Л.С.Выготского и его шко­лы. Тем самым имен­но пред­ста­ви­те­лям пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки ока­за­лась про­фес­си­о­наль­но зна­ко­мой новая сфе­ра при­ло­же­ния их усилий. 

Харак­тер­но, что — за немно­ги­ми исклю­че­ни­я­ми — иссле­до­ва­ния ока­за­лись посвя­ще­ны в основ­ном пси­хо­ло­гии обще­ния, в том чис­ле по зна­нию как ком­по­нен­ту обще­ния. Осу­ществ­лен­ные в то вре­мя иссле­до­ва­ния по пси­хо­ло­гии ком­пью­тер­ной игры были выпол­не­ны на ста­ци­о­нар­ных ком­пью­те­рах, без обра­ще­ния к сете­вым структурам. 

Во вто­рой поло­вине 1990‑х годов Интер­нет стал при­ме­нять­ся не толь­ко для обще­ния, но и для тру­до­вой дея­тель­но­сти, а в первую оче­редь — для позна­ния, обще­ния и игры (Баба­е­ва и др., 2000). 

Тер­ми­но­ло­гия опо­сред­ство­ван­но­го ком­пью­те­ром обще­ния пере­ста­ла быть адек­ват­ной, то же самое отно­сит­ся к пси­хо­ло­гии теле­ком­му­ни­ка­ций, так что вполне свое­вре­мен­но появи­лось и ста­ло все чаще упо­треб­лять­ся (и спе­ци­а­ли­ста­ми, и не-спе­ци­а­ли­ста­ми) наиме­но­ва­ние «кибер­пси­хо­ло­гия». Оно вос­хо­дит к сочи­не­ни­ям («Ней­ро­ман-тик» и др.) в сти­ле «фэн­те­зи» попу­ляр­но­го кибер­пан­ко­во­го авто­ра Уилья­ма Гиб­со­на, кото­рый упо­треб­лял сло­во «кибер­про­стран­ство» для обо­зна­че­ния вир­ту­аль­ной сре­ды, созда­ва­е­мой с помо­щью ком­пью­тер­ных про­грамм, обес­пе­чи­ва­ю­щих иллю­зор­ное и вме­сте с тем доста­точ­но реа­ли­стич­ное отра­же­ние основ­ных пара­мет­ров это­го ново­го пространства. 

С уче­том это­го широ­ко при­ме­ня­е­мо­го тер­ми­на мно­гие авто­ры, зани­ма­ю­щи­е­ся изу­че­ни­ем воз­ни­ка­ю­щих в кибер­про­стран­стве пси­хо­ло­ги­че­ских эффек­тов, фено­ме­нов и зако­но­мер­но­стей, сочли доста­точ­но кор­рект­ным вве­сти тер­мин «кибер­пси­хо­ло­гия». К насто­я­ще­му вре­ме­ни все же нель­зя счи­тать дан­ный тер­мин обще­упо­тре­би­тель­ным, да и в нашей стране он до сих пор упо­треб­ля­ет­ся доста­точ­но редко. 

Кибер­пси­хо­ло­гия про­би­ва­ла себе доро­гу доста­точ­но энер­гич­но без осо­бен­но­го сопро­тив­ле­ния со сто­ро­ны не сра­зу при­знав­ших подоб­ный пово­рот собы­тий пси­хо­ло­гов. Тем не менее потре­бо­ва­лось сна­ча­ла позна­ко­мить кол­лег-пси­хо­ло­гов (и, в част­но­сти, новые поко­ле­ния про­фес­си­о­на­лов, то есть сту­ден­тов) с хра­ни­ли­ща­ми пси­хо­ло­ги­че­ской инфор­ма­ции на зару­беж­ных сай­тах (Вой­скун­ский, 1997), с акту­аль­ны­ми зада­ча­ми кибер­пси­хо­ло­гии и с наи­бо­лее замет­ны­ми зару­беж­ны­ми иссле­до­ва­те­ля­ми (Вой­скун­ский, 2002; Гума­ни­тар­ные…, 2000), про­ана­ли­зи­ро­вать мето­до­ло­ги­че­ские осно­вы новой обла­сти иссле­до­ва­ний и ее связь с куль­тур­но-дея­тель­ност­ной пси­хо­ло­ги­ей (Баба­е­ва, Вой­скун­ский, 1998), тео­ре­ти­че­ски и мето­ди­че­ски обос­но­вать пра­во­мер­ность осу­ществ­ле­ния онлай­но­вых пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний (Баба­нин и др., 2003), рас­смот­реть спе­ци­фи­ку про­ве­де­ния каче­ствен­ных пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний, обра­бот­ки и пред­став­ле­ния резуль­та­тов таких иссле­до­ва­ний (Вой­скун­ский, Скрип­кин, 2001). 

Одна­ко в основ­ном впо­след­ствии дово­ди­лось зани­мать­ся коли­че­ствен­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми. При этом не все­гда при­ме­ня­лась куль­тур­но-дей­ствен­ная пара­диг­ма, несмот­ря на ее пер­спек­тив­ность и дей­ствен­ность (Voiskounsky, 2008), в свя­зи с воз­ник­шим инте­ре­сом к новым и отно­си­тель­но мало­ис­поль­зу­е­мым (на какой-то момент) в кибер­пси­хо­ло­гии пара­диг­мам ряд коли­че­ствен­ных иссле­до­ва­ний был выпол­нен в пара­диг­ме пози­тив­ной пси­хо­ло­гии и в пара­диг­ме пси­хо­се­ман­ти­че­ско­го исследования. 

При этом иссле­до­ва­ния были про­ве­де­ны с уча­сти­ем новых для пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки общ­но­стей, таких, как хаке­ры (Вой­скун­ский и др., 2003; Вой­скун­ский, Смыс­ло­ва, 2003) или гей­ме­ры (Вой­скун­ский и др., 2005; Вой­скун­ский и др., 2006). 

В ито­ге к насто­я­ще­му вре­ме­ни кибер­пси­хо­ло­гия, мож­но ска­зать, при­сут­ству­ет в соста­ве оте­че­ствен­ной пси­хо­ло­гии, одна­ко все же она пред­став­ля­ет собой, пожа­луй, отдель­ный «ост­ров». Это, вооб­ще гово­ря, непра­виль­но, посколь­ку кибер­пси­хо­ло­гия уди­ви­тель­ным обра­зом син­те­зи­ру­ет все без исклю­че­ния раз­де­лы и направ­ле­ния пси­хо­ло­ги­че­ской науки. 

Дан­ный тезис нетруд­но обос­но­вать; ниже после­ду­ет такое обос­но­ва­ние в виде переч­ня новых и (отча­сти) ста­рых про­блем­ных обла­стей внут­ри каж­до­го раз­де­ла пси­хо­ло­гии, вызван­ных к жиз­ни вос­хо­дя­щей к кибер­пси­хо­ло­гии про­бле­ма­ти­кой (пере­чень и поря­док упо­ми­на­ния раз­де­лов пси­хо­ло­гии — случайный). 

Так, для воз­раст­ной пси­хо­ло­гии ста­но­вят­ся акту­аль­ны­ми изу­че­ние онлайновой/сетевой/ролевой игры — в том чис­ле допол­ни­тель­но к роле­вой игре дошколь­ни­ков, новых видов ода­рен­но­сти (к при­ме­ру, в при­ме­не­нии ком­пью­те­ров и Интер­не­та), воз­раст­ной спе­ци­фи­ки при­ме­не­ния Интер­не­та (при этом не сто­ит забы­вать о при­ме­не­нии ком­пью­те­ров и Интер­не­та пожи­лы­ми людь­ми), заод­но и ряд дру­гих задач, в чис­ле важ­ней­ших из кото­рых — уча­стие ком­пью­тер­ных про­грамм в фор­ми­ро­ва­нии Зоны Бли­жай­ше­го Раз­ви­тия (тер­мин Л.С.Выготского): уча­стие ком­пью­тер­ных про­грамм «вме­сто» взрос­ло­го и наря­ду с ним в пси­хи­че­ском раз­ви­тии ребенка. 

В кли­ни­че­ской пси­хо­ло­гии во весь рост вста­ют такие про­бле­мы, как Интер­нет-зави­си­мость и ее пси­хо­ло­ги­че­ская при­ро­да, свой­ствен­ная мно­гим людям тре­вож­ность при при­ме­не­нии ком­пью­те­ров и Интер­не­та, при­ме­не­ние систем вир­ту­аль­ной реаль­но­сти для тера­пии фобий и ряд дру­гих задач, вклю­чая, к при­ме­ру, орга­ни­за­цию дистант­ной пси­хо­ди­а­гно­сти­ки, пси­хо­те­ра­пии и кон­суль­ти­ро­ва­ния, клас­си­фи­ка­цию и выра­бот­ку реко­мен­да­ций по тера­пии новых форм про­яв­ле­ния фобий и акцен­ту­а­ций (так, все более широ­ко диа­гно­сти­ру­ет­ся в послед­нее вре­мя так назы­ва­е­мая «кибер­пре­сле­до­ва­ние»), новых пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний, вызван­ных раз­но­об­раз­ны­ми «фан­та­зи­я­ми» о сете­вых тех­но­ло­ги­ях и осо­бен­но­стях их воз­дей­ствия на пси­хи­че­скую жизнь и пси­хи­че­ское здоровье. 

В рус­ле когни­тив­ной пси­хо­ло­гии осо­бое зна­че­ние при­об­ре­та­ет изу­че­ние пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей вос­при­я­тия инфор­ма­ци­он­ных бло­ков WWW, спе­ци­фи­ка рас­пре­де­ле­ния объ­е­мов вни­ма­ния, опе­ри­ро­ва­ния «внеш­ней» памя­тью, пони­ма­ния в усло­ви­ях быст­ро­го «про­смот­ра» инфор­ма­ции при при­ме­не­нии бра­у­зе­ра и дру­гие задачи. 

Серьез­ный блок когни­тив­ных иссле­до­ва­ний и внед­ре­ния резуль­та­тов про­ве­ден­ной науч­ной рабо­ты свя­зан с орга­ни­за­ци­ей систем вир­ту­аль­ной реаль­но­сти: под вир­ту­аль­ной реаль­но­стью пони­ма­ет­ся моде­ли­ро­ва­ние с помо­щью ком­пью­те­ра искус­ствен­ной сре­ды, объ­ек­тов и пер­со­на­жей для вза­и­мо­дей­ствия чело­ве­ка с этой сре­дой — тако­го же, как с его есте­ствен­ным окружением. 

В реше­нии науч­ных и при­клад­ных задач тако­го рода спе­ци­а­ли­сты по когни­тив­ной пси­хо­ло­гии долж­ны актив­но вза­и­мо­дей­ство­вать с пред­ста­ви­те­ля­ми дру­гих раз­де­лов пси­хо­ло­гии (к при­ме­ру, кли­ни­че­ской пси­хо­ло­гии, пси­хо­ло­гии тру­да, педа­го­ги­че­ской пси­хо­ло­гии, пси­хо­фи­зио­ло­гии и др.). 

Соци­аль­ную пси­хо­ло­гию не могут не заин­те­ре­со­вать про­цес­сы опо­сред­ство­ван­но­го Интер­не­том обще­ния и груп­по­вой дея­тель­но­сти, осо­бен­но­сти воз­ник­но­ве­ния и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния новых общ­но­стей — таких, как онлай­но­вые гем­бле­ры, гей­ме­ры, чате­ры, блогге­ры, в том чис­ле андер­гра­унд­ных — хаке­ры, кибер­пан­ки, флэш-моббе­ры, спа­ме­ры и др., соци­аль­ная струк­ту­ра вир­ту­аль­ных объ­еди­не­ний (напри­мер, ско­рость их фор­ми­ро­ва­ния и рас­па­да, рас­пре­де­ле­ние ролей в них и т.п.), осо­бен­но­сти фор­ми­ро­ва­ния так назы­ва­е­мых френд­лент и спис­ков «дру­зей» в рам­ках бло­гов и соци­аль­ных сетей, отно­ше­ний меж­ду ними (в част­но­сти, выдви­же­ния авто­ри­те­тов и раз­ви­тия репу­та­ций, функ­ций «лиде­ров» и «звезд», орга­ни­за­ции вза­и­мо­по­мо­щи и т.п.).

В рам­ках педа­го­ги­че­ской пси­хо­ло­гии во весь рост вста­ют зада­чи груп­по­во­го и инди­ви­ду­аль­но­го обу­че­ния посред­ством ком­пью­те­ров, дистант­но­го обу­че­ния, спе­ци­фи­ки раз­ра­бот­ки и при­ме­не­ния обу­ча­ю­щих про­грамм. В пла­нах педа­го­ги­че­ской пси­хо­ло­гии долж­на быть раз­ра­бот­ка игро­вых моде­лей для тре­нин­га пси­хо­ло­ги­че­ских свойств и качеств. 

Орга­ни­за­ци­он­ную пси­хо­ло­гию и пси­хо­ло­гию тру­да долж­но, по- види­мо­му, при­вле­кать изу­че­ние новых форм заня­то­сти и орга­ни­за­ци­он­но­го пове­де­ния в усло­ви­ях при­ме­не­ния инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, а так­же появ­ле­ние новых про­фес­сий и пре­об­ра­зо­ва­ние (транс­фор­ма­ция) «ста­рых» профессий. 

В рам­ках пси­хо­фи­зио­ло­гиипси­хо­ло­гии вос­при­я­тия как раз­де­ла когни­тив­ной пси­хо­ло­гии) могут и долж­ны изу­чать­ся осо­бен­но­сти зри­тель­но­го, слу­хо­во­го, так­тиль­но­го вос­при­я­тия и их вза­и­мо­дей­ствия при при­ме­не­нии систем вир­ту­аль­ной реальности. 

Сре­ди задач диф­фе­рен­ци­аль­ной пси­хо­ло­гии и пси­хо­ло­гии лич­но­сти могут быть назва­ны типо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния лич­ност­ных осо­бен­но­стей при непо­сред­ствен­ном и опо­сред­ство­ван­ном Интер­не­том вза­и­мо­дей­ствии, при вза­и­мо­дей­ствии поль­зо­ва­те­ля с веб- сай­том и при поис­ке инфор­ма­ции посред­ством про­грамм­ных средств (таких, как бра­у­зе­ры), а так­же новые фор­мы иден­ти­фи­ка­ции, соче­та­ний вир­ту­аль­ной (в том чис­ле мно­же­ствен­ной) и реаль­ной идентичности. 

Новые зада­чи на сты­ке пси­хо­ло­гии лич­но­сти и дру­гих раз­де­лов пси­хо­ло­гии воз­ни­ка­ют при попыт­ках учи­ты­вать отно­си­тель­но новое направ­ле­ние в дея­тель­но­сти люби­те­лей онлай­но­вых роле­вых игр, свя­зан­ное с широ­ким при­ме­не­ни­ем спе­ци­аль­но скон­стру­и­ро­ван­ных «экран­ных пред­ста­ви­те­лей» игро­ка, назы­ва­е­мых «ава­та­ра­ми» (послед­ние, надо заме­тить, при­ме­ня­ют­ся не толь­ко в рам­ках игро­вой деятельности). 

В инду­ист­ской мифо­ло­гии «ава­тар» — одно из мно­го­чис­лен­ных зем­ных вопло­ще­ний бога Виш­ну, а в кибер­про­стран­стве — это выбран­ный из пред­ло­жен­но­го раз­ра­бот­чи­ка­ми набо­ра или само­сто­я­тель­но скон­стру­и­ро­ван­ный «пред­ста­ви­тель» субъ­ек­та в 3D сре­де, наблю­да­е­мый на экране и дей­ству­ю­щий отча­сти автономно. 

При­ме­ра­ми свя­зан­ных с при­ме­не­ни­ем ава­та­ров кибер­пси­хо­ло­ги­че­ских задач могут слу­жить изу­че­ние осо­бен­но­стей выбо­ра кон­крет­но­го ава­та­ра; частич­ное деле­ги­ро­ва­ние ему сво­е­го «Я»; «соци­аль­ные» вза­и­мо­дей­ствия меж­ду ава­та­ра­ми; отно­ше­ние к дру­гим ава­та­рам, при­сут­ству­ю­щим в вир­ту­аль­ной сре­де; соот­вет­ствие меж­ду ава­та­ра­ми, «Я» игро­ка, его иден­тич­но­стью и игро­вой ролью или роля­ми, взя­ты­ми на себя в раз­ных видах игр. 

В актив­но раз­ви­ва­ю­щей­ся в насто­я­щее вре­мя ген­дер­ной пси­хо­ло­гии долж­ны изу­чать­ся ген­дер­ные роли в при­ме­не­нии раз­ных сер­ви­сов Интер­не­та — ком­му­ни­ка­тив­ных, позна­ва­тель­ных, раз­вле­ка­тель­ных (в том чис­ле игро­вых), «шопин­го­вых» (то есть элек­трон­ных мага­зи­нов), рас­счи­тан­ных на азарт­ное пове­де­ние (бирж, аук­ци­о­нов, кази­но и т.п.), кибер­сек­су­аль­ных (свя­зан­ных с эро­ти­кой, пор­но­гра­фи­ей, отча­сти с сай­та­ми зна­комств) и т.п.

Рам­ки пси­хо­ло­гии обще­ния и пси­хо­линг­ви­сти­ки могут быть обо­га­ще­ны за счет иссле­до­ва­ний осо­бен­но­стей син­хрон­но­го и асин­хрон­но­го обще­ния, спе­ци­фи­ки поли­ло­гов (таких, как груп­по­вой чат) в отли­чие от диа­ло­гов (и тем более моно­ло­гов), харак­тер­ных рече­вых и сти­ле­вых осо­бен­но­стей мобиль­ной свя­зи — и уст­но­ре­че­вой, и пись­мен­ной, и вклю­ча­ю­щей обмен изоб­ра­же­ни­я­ми, осо­бен­но­стей дело­во­го или лич­ност­но­го обще­ния на ино­стран­ных язы­ках в усло­ви­ях огра­ни­чен­но­го вла­де­ния таки­ми язы­ка­ми, осо­бен­но­стей про­те­ка­ния таких фун­да­мен­таль­ных сто­рон про­цес­са обще­ния, как ком­му­ни­ка­ция, интерак­ция и соци­аль­ная пер­цеп­ция (то есть осо­бен­но­сти вос­при­я­тия дру­гих людей) посред­ством элек­трон­ных писем, фото­гра­фий и т.д.

Этно­пси­хо­ло­гия свя­за­на с изу­че­ни­ем наци­о­наль­но-куль­тур­ных осо­бен­но­стей опо­сред­ство­ван­ных при­ме­не­ни­ем Интер­не­та обще­ния, позна­ния, раз­вле­че­ний, в осо­бен­но­стей реа­ли­за­ции меж­на­ци­о­наль­ных форм таких раз­но­вид­но­стей деятельности. 

В рам­ках поли­ти­че­ской пси­хо­ло­гии в усло­ви­ях при­ме­не­ния ком­пью­те­ров и Интер­не­та могут и долж­ны решать­ся прак­ти­че­ски все зада­чи, кото­рые вста­ют в дан­ном раз­де­ле пси­хо­ло­гии без­от­но­си­тель­но от Интер­не­та и любых новых технологий. 

Пси­хо­ло­гия спор­та при­об­ре­та­ет новую область инте­ре­сов в свя­зи с тем, что уже в тече­ние ряда лет про­во­дят­ся спор­тив­ные сорев­но­ва­ния по ком­пью­тер­ным играм, а силь­ней­шие игро­ки в нашей стране объ­еди­не­ны в спор­тив­ную феде­ра­цию кибер­спор­та; соот­вет­ствен­но долж­ны ста­вить­ся и решать­ся все те пси­хо­ло­ги­че­ские зада­чи, кото­рые сто­ят перед пси­хо­ло­ги­ей спор­та при­ме­ни­тель­но к более тра­ди­ци­он­ным видам спорта. 

Пси­хо­ло­гия менедж­мен­та и управ­ле­ния так­же при­об­ре­та­ет новый импульс в свя­зи с объ­ек­тив­но высо­ким уров­нем при­ме­не­ния Интер­нет-тех­но­ло­гий в обла­сти управ­ле­ния, в осо­бен­но­сти в свя­зи с новы­ми тен­ден­ци­я­ми в этой обла­сти, свя­зан­ны­ми с пере­хо­дом на мобиль­ные раз­но­вид­но­сти управ­лен­че­ской дея­тель­но­сти — сво­е­го рода команд­ной рабо­ты вне офиса. 

Воз­ни­ка­ют новые зада­чи, выте­ка­ю­щие из осо­бен­но­стей руко­вод­ства «неви­ди­мы­ми» кол­лек­ти­ва­ми, осо­бен­но когда сотруд­ни­ки — на раз­ных кон­ти­нен­тах, а так­же из спе­ци­фи­ки про­ве­де­ния «вир­ту­аль­ных» рабо­чих сове­ща­ний с помо­щью широ­ко­по­лос­но­го Интер­не­та, боль­ших экра­нов (для демон­стра­ции чер­те­жей, про­то­ти­пов про­ек­ти­ру­е­мых изде­лий и дру­гих обсуж­да­е­мых арте­фак­тов), кана­лов пере­да­чи зву­ка наря­ду с изоб­ра­же­ни­ем, зача­стую — так­же дат­чи­ков-тре­ке­ров для глаз (они фик­си­ру­ют направ­ле­ние взгля­да и тем самым облег­ча­ют для всех участ­ни­ков сове­ща­ния сле­же­ние за тем участ­ком арте­фак­та, о кото­ром ведет речь оче­ред­ной высту­па­ю­щий в рам­ках дистант­но­го обсуждения). 

В пси­хо­ло­гии мар­ке­тин­га ста­вят­ся и реша­ют­ся зада­чи про­дви­же­ния това­ров и услуг, а так­же брен­дов (суще­ству­ю­щих в сугу­бо Интер­нет­ной сре­де фирм и ком­па­ний) посред­ством Интернет-акций. 

В каче­стве отдель­ной зада­чи все более уве­рен­но высту­па­ет зада­ча опре­де­ле­ния роли мобиль­ной свя­зи (в осо­бен­но­сти осу­ществ­ля­е­мой посред­ством смарт­фо­нов, то есть по сути мини­ком­пью­те­ров с широ­ким набо­ром воз­мож­но­стей) в орга­ни­за­ции част­ной жиз­ни, рабо­чих отно­ше­ний и соци­аль­но­го пове­де­ния: так, может быть постав­лен вопрос о пра­во­мер­но­сти диа­гно­сти­ро­ва­ния свое­об­раз­ной «зави­си­мо­сти» от мобиль­но­го теле­фо­на, в осо­бен­но­сти у пред­ста­ви­те­лей молодежи. 

Тако­го рода зада­чи явля­ют­ся ком­плекс­ны­ми и долж­ны для сво­е­го реше­ния вклю­чать пред­ста­ви­те­лей раз­ных раз­де­лов пси­хо­ло­ги­че­ской науки. 

В целом сле­ду­ет ожи­дать, что кибер­пси­хо­ло­ги­че­ская про­бле­ма­ти­ка будет посте­пен­но «рас­тво­рять­ся» в тра­ди­ци­он­ных направ­ле­ни­ях пси­хо­ло­гии и пере­ста­нет «выде­лять­ся» в ней как нечто спе­ци­фи­че­ское, пере­ста­нет быть сво­е­го рода «ост­ро­вом» в пси­хо­ло­ги­че­ском зна­нии, посколь­ку едва ли не все «тра­ди­ци­он­ные» сфе­ры чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти будут все боль­ше вклю­чать ком­по­нен­ты, осу­ществ­ля­ю­щи­е­ся в кибер­про­стран­стве, и такие ком­по­нен­ты пре­вра­тят­ся в необ­хо­ди­мый эле­мент, на кото­ром не будет акцен­ти­ро­вать­ся внимание. 

Тогда кибер­пси­хо­ло­гия посте­пен­но утра­тит боль­шую часть сво­ей спе­ци­фи­ки, столь несо­мнен­ной в насто­я­щее вре­мя, и — за неко­то­ры­ми исклю­че­ни­я­ми, быть может, — пре­вра­тит­ся в иссле­до­ва­тель­скую область, заня­тую опи­са­ни­ем не отдель­ных дея­тель­но­стей, а допол­ни­тель­ных ком­по­нен­тов дея­тель­но­стей или, в тер­ми­нах тео­рии дея­тель­но­сти А.Н.Леонтьева, дей­ствий или операций. 

Одна­ко что­бы такой про­гноз оправ­дал­ся, в насто­я­щее вре­мя необ­хо­ди­мо интен­си­фи­ци­ро­вать рабо­ту в обла­сти киберпсихологии. 

Литература

  1.  Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е. Пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия инфор­ма­ти­за­ции // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. Т. 19. 1998. No 1. С. 89– 100. 
  2. Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е., Смыс­ло­ва О.В. Интер­нет: воз­дей­ствие на лич­ность // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те / Под ред. А.Е.Войскунского. — М.: Тер­ра-Можайск, 2000. С. 11–39.
  3. Баба­нин Л.Н, Вой­скун­ский А.Е., Смыс­ло­ва О.В. Интер­нет в пси­хо­ло­ги­че­ском иссле­до­ва­нии // Вест­ник Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те- та. Сер. 14. Пси­хо­ло­гия. 2003. No 3. C. 79–96.
  4. Беля­е­ва А.В., Вере­ни­ки­на И.М., Узи­ха­но­ва Б.К. Пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти вклю­че­ния детей в теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ную сре­ду // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 1994. Т. 14. Вып. 4. С. 33–38.
  5. Вой­скун­ский А.Е. Источ­ни­ки пси­хо­ло­ги­че­ской инфор­ма­ции в Интер­не­те // Ино­стран­ная пси­хо­ло­гия. 1997. No 9. С. 73–78.
  6. Вой­скун­ский А.Е. Науч­ная ком­му­ни­ка­ция в усло­ви­ях авто­ма­ти­за­ции // Пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы авто­ма­ти­за­ции науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ. — М.: Нау­ка, 1987. С. 139–158.
  7. Вой­скун­ский А.Е. Гума­ни­тар­ный Интер­нет // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те / Под ред. А.Е.Войскунского. — М.: Тер- ра-Можайск, 2000. С. 3–10.
  8. Вой­скун­ский А.Е. Иссле­до­ва­ния Интер­не­та в пси­хо­ло­гии // Ин- тер­нет и рос­сий­ское обще­ство / Под ред. И.Семенова. — М.: Ген- дальф, 2002. С. 235–250.
  9. Вой­скун­ский А.Е. Иссле­до­ва­ния в обла­сти пси­хо­ло­гии ком­пью­те­ри­за­ции: исто­рия и акту­аль­ное состо­я­ние // Наци­о­наль­ный пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. Ноябрь 2006. С. 58–62.
  10. Вой­скун­ский А.Е. От пси­хо­ло­гии ком­пью­те­ри­за­ции к пси­хо­ло­гии Интер­не­та // Вест­ник Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та. Сер.14. Пси­хо­ло­гия. 2008. No 2. С. 140–153.
  11. Вой­скун­ский А.Е., Мити­на О.В., Аве­ти­со­ва А.А. Обще­ние и «опыт пото­ка» в груп­по­вых роле­вых Интер­нет-играх // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 2005. Т. 26. No 5. С. 47–63.
  12. Вой­скун­ский А.Е., Мити­на О.В., Аве­ти­со­ва А.А. Фено­мен пере­жи­ва­ния опы­та пото­ка в груп­по­вых роле­вых играх, опо­сред­ство­ван­ных Интер­не­том (на мате­ри­а­ле дея­тель­но­сти фран­цуз­ских игро­ков) // Когни­тив­ные иссле­до­ва­ния / Отв. ред. В.Д.Соловьев. — М.: Изд-во «Инсти­тут пси­хо­ло­гии РАН», 2006. С. 207–224.
  13. Вой­скун­ский А.Е., Пет­рен­ко В.Ф., Смыс­ло­ва О.В. Моти­ва­ция хаке­ров: пси­хо­се­ман­ти­че­ское иссле­до­ва­ние // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур- нал. 2003. Т. 24. No 1. С. 104–118.
  14. Вой­скун­ский А.Е., Скрип­кин С.В. Каче­ствен­ный ана­лиз дан­ных как инстру­мент науч­но­го иссле­до­ва­ния // Вест­ник Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та. Сер. 14. Пси­хо­ло­гия. No 2. 2001. С. 93–109.
  15. Вой­скун­ский А.Е., Смыс­ло­ва О.В. Роль моти­ва­ции пото­ка в раз­ви­тии ком­пе­тент­но­сти хаке­ра // Вопро­сы пси­хо­ло­гии. 2003. No 4. С. 35–43.
  16. Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те / Под ред. А.Е.Вой- скун­ско­го. — М.: Тер­ра-Можайск, 2000. 
  17. Куз­не­цо­ва Ю.М., Чудо­ва Н.В. Пси­хо­ло­гия жите­лей Интер­не­та. — М.: УРСС, 2007. 
  18. Позна­ние и обще­ние / Под ред. Б.Ф.Ломова, А.В.Беляевой, М.Коула. — М.: Нау­ка, 1988. 
  19. Тихо­ми­ров О.К., Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е. Обще­ние, опо­сред­ство­ван­ное ком­пью­те­ром // Вест­ник МГУ. Сер. 14. Пси­хо­ло- гия. 1986. No 3. 
  20. Чело­век и новые инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии: зав­тра начи­на­ет­ся сего­дня. — СПб.: Речь, 2007. 
  21. Arestova O., Babanin N., Voiskounsky A. Psychological Research of Computer-Mediated Communication in Russia // Behaviour & Information Technology. 1999. vol. 18. No 2. P. 141–147.
  22. Hiltz S.R., Turoff M. The Network Nation: Human Communication via Computer. — Reading, Mass.: Addison-Wesley, 1978. 
  23. Psychological Aspects of Cyberspace: Theory, Research, Applications / Ed. by A.Barak. — NY: Cambridge University Press, 2008. 
  24. Short J., Williams E., Christie B. The Social Psychology of Telecommunications. — L.: Wiley, 1976. 
  25. Siegel J., Dubrovsky V., Kiesler S., McGuire T.W. Group Processes in Computer-Mediated Communication // Organization Behavior and Human Decision Processes. 1986. Vol. 37. P. 157–187.
  26. The Oxford Handbook of Internet Psychology / Ed. by A.Joinson, K.McKenna, T.Postmes, U.-D.Reips. — L.: Oxford University Press, 2007. 
  27. Voiskounsky A.E. Cyberpsychology and Computer-mediated Communication in Russia: Past, Present and Future // Russian Journal of Communication. Vol. 1. No 1. 2008. P. 78–94.
Источ­ник: Жур­нал прак­ти­че­ско­го пси­хо­ло­га. — 2010. — Т. 4. — С. 7–16.

Об авторе

Алек­сандр Евге­нье­вич Вой­скун­ский —кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, стар­ший науч­ный сотруд­ник, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей пси­хо­ло­гии интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти и инфор­ма­ти­за­ции факуль­те­та пси­хо­ло­гии Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го университета.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest