Садретдинова А.М. Результативность коррекции киберкоммуникативной зависимости у подростков средствами тренинга саморегуляции

С

Воз­рас­та­ю­щее раз­но­об­ра­зие и все боль­шая попу­ляр­ность соци­аль­ных сетей, про­цес­сы ком­му­ни­ка­ции в кото­рых при­вле­ка­ют вни­ма­ние совре­мен­ных под­рост­ков, при­во­дят к тому, что обще­ние онлайн ста­но­вит­ся наи­бо­лее пред­по­чи­та­е­мым вари­ан­том их вре­мя­пре­про­вож­де­ния.

Опо­сре­до­ван­ное ком­пью­те­ром или мобиль­ным устрой­ством с выхо­дом в Интер­нет обще­ние пред­по­ла­га­ет сня­тие ряда зна­чи­мых барье­ров (неуве­рен­ность в себе, страх само­пре­зен­та­ции и др.), что для под­рост­ков дела­ет такое обще­ние наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ным, в срав­не­нии с реаль­ным (А.Ю. Ако­пов, А.Е. Вой­кун­ский, Е.В. Зма­нов­ская, А.В. Тон­че­ва).

По дан­ным все­мир­ной ста­ти­сти­ки, при­во­ди­мой ЮНЕСКО, око­ло 50% людей раз­ных воз­рас­тов состо­ят в какой-либо соци­аль­ной сети, а часто и в несколь­ких сра­зу. В раз­ви­тых стра­нах в под­рост­ко­вой и юно­ше­ской сре­де эта циф­ра дости­га­ет 96%.

Чрез­мер­ная увле­чен­ность обще­ни­ем в сети может при­во­дить к зави­си­мо­сти, кото­рая, в свою оче­редь, пре­пят­ству­ет эффек­тив­но­му реше­нию задач воз­раст­но­го раз­ви­тия.

Имен­но у под­рост­ков такая зави­си­мость свя­за­на с реа­ли­за­ци­ей веду­щей дея­тель­но­сти – обще­ния со сверст­ни­ка­ми, что может иметь наи­бо­лее нега­тив­ные послед­ствия для раз­ви­тия лич­но­сти (А.Ю. Ако­пов, Н.Н. Алек­се­ен­ко, А.Е. Вой­кун­ский, Е.В. Зма­нов­ская, Л.О. Пере­жо­гин, А.В. Тон­че­ва, М.А. Шата­ли­на, Е.В. Шума­ко­ва и др.).

Сле­до­ва­тель­но, кор­рек­ция кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков пред­став­ля­ет­ся зна­чи­мой про­бле­мой.

В резуль­та­ты тео­ре­ти­че­ско­го ана­ли­за науч­ных источ­ни­ков [1; 2; 3; 4; 6; 8; 9; 10] по про­бле­ме иссле­до­ва­ния мы выяс­ни­ли, что про­цесс кор­рек­ции кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти стро­ит­ся на осно­ва­нии раз­ви­тия лич­но­сти и ее отдель­ных качеств, в чис­ле кото­рых важ­ное место зани­ма­ет само­ре­гу­ля­ция, т.к. в чис­ле харак­те­ри­стик кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти упо­ми­на­ют­ся сни­жен­ные пока­за­те­ли само­ре­гу­ля­ции пове­де­ния, такие как труд­но­сти со свое­вре­мен­ным выхо­дом из интер­не­та, невоз­мож­ность пере­клю­чить­ся с обще­ния онлайн на более зна­чи­мую дея­тель­ность и т.д.

В силу это­го, исполь­зо­ва­ние средств тре­нин­га само­ре­гу­ля­ции в кор­рек­ции кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков пред­став­ля­ет­ся резуль­та­тив­ным.

Наи­бо­лее целе­со­об­раз­ным в плане кор­рек­ции кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков в тре­нин­ге само­ре­гу­ля­ции явля­ет­ся при­ме­не­ние пси­хо­тех­ни­че­ских игр, кор­рек­ци­он­ные свой­ства кото­рых, с одной сто­ро­ны, спо­соб­ству­ют фор­ми­ро­ва­нию и раз­ви­тию эффек­тив­ной само­ре­гу­ля­ции, а с дру­гой сто­ро­ны спо­соб­ству­ют вклю­че­нию под­рост­ка в реаль­ное обще­ние со сверст­ни­ка­ми, харак­те­ри­зу­ю­ще­е­ся пози­тив­ным настро­ем, при­ня­ти­ем и направ­лен­но­стью на реше­ние общих задач, что может спо­соб­ство­вать сни­же­нию потреб­но­сти в онлайн-обще­нии в соци­аль­ных сетях и мес­сен­дже­рах.

Для про­вер­ки пред­по­ло­же­ния о резуль­та­тив­но­сти при­ме­не­ния средств тре­нин­га само­ре­гу­ля­ции в кор­рек­ции кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у под­ро­стов нами было орга­ни­зо­ва­но экс­пе­ри­мен­таль­ной иссле­до­ва­ние с уча­сти­ем 50 под­рост­ков (12–14 лет).

Полу­че­ние эмпи­ри­че­ских дан­ных на кон­ста­ти­ру­ю­щем и кон­троль­но-оце­ноч­ном эта­пах экс­пе­ри­мен­та осу­ществ­ля­лось с помо­щью двух опрос­ных мето­дик: «Диа­гно­сти­ка кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти» А.В. Тон­че­вой [7] и «Шка­ла интер­нет-зави­си­мо­сти Чена» (CIAS) в адап­та­ции В.Л. Малы­ги­на, К.А. Фек­ли­со­ва [5].

Обра­бот­ка дан­ных про­во­ди­лась с при­ме­не­ни­ем рас­че­тов мате­ма­ти­ко- ста­ти­сти­че­ских кри­те­ри­ев (непа­ра­мет­ри­че­ские кри­те­рии раз­ли­чий U‑Ман­на-Уит­ни и Т‑Вилкоксона).

На кон­ста­ти­ру­ю­щем эта­пе экс­пе­ри­мен­та было выяв­ле­но, что в выбор­ке под­рост­ков боль­шин­ство испы­ту­е­мых име­ют сред­ний (36%) и высо­кий (44%) уров­ни кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти.

При таких пока­за­те­лях обще­ние онлайн ока­зы­ва­ет суще­ствен­ное вли­я­ние на жизнь под­рост­ков, так как в срав­не­нии с реаль­ным вза­и­мо­дей­стви­ем ока­зы­ва­ет­ся более пред­по­чти­тель­ным.

При высо­ком уровне кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти под­рост­ки могут «ухо­дить» от дей­стви­тель­но­сти, непре­рыв­но вклю­ча­ясь в про­цесс обще­ния в соци­аль­ных сетях и мес­сен­дже­рах.

Так­же у под­рост­ков с высо­ким и сред­ним уров­ня­ми кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти нами были выяв­ле­ны такие харак­тер­ные осо­бен­но­сти пове­ден­че­ской аддик­ции, как

  • сни­же­ние кон­тро­ля над стрем­ле­ни­ем к обще­нию в сети (ком­пуль­сив­ные симп­то­мы: посто­ян­ная про­вер­ка сооб­ще­ний в соци­аль­ных сетях, мес­сен­дже­рах и др.),
  • ост­рые пере­жи­ва­ния тре­во­ги и бес­по­кой­ства, роста жела­ния быть онлайн при огра­ни­че­нии досту­па к сети интер­нет (симп­то­мы отме­ны),
  • посто­ян­ное воз­рас­та­ние коли­че­ства вре­ме­ни, необ­хо­ди­мо­го для удо­вле­тво­ря­ю­ще­го потреб­но­сти в онлайн-обще­нии пре­бы­ва­ния в сети интер­нет (симп­то­мы толе­рант­но­сти),
  • про­бле­мы само­кон­тро­ля вре­ме­ни пре­бы­ва­ния в сети.

Под­рост­ки с высо­ким и сред­ним уров­ня­ми кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти (80% выбор­ки) были раз­де­ле­ны нами на кон­троль­ную и экс­пе­ри­мен­таль­ную груп­пы (по 20 чело­век в каж­дой), кото­рые по резуль­та­там мате­ма­ти­ко-ста­ти­сти­че­ской про­вер­ки не пока­за­ли нали­чия ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мых раз­ли­чий по всем изу­ча­е­мым пока­за­те­лям кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти (по U- Ман­на-Уит­ни).

На фор­ми­ру­ю­щем эта­пе экс­пе­ри­мен­та нами была состав­ле­на и апро­би­ро­ва­на про­грам­ма кор­рек­ции кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков сред­ства­ми тре­нин­га само­ре­гу­ля­ции.

Дости­же­нию кор­рек­ци­он­ных целей в про­грам­ме спо­соб­ству­ют сле­ду­ю­щие зада­чи:

  1. раз­ви­тие навы­ков осо­знан­ной само­ре­гу­ля­ции пове­де­ния;
  2. раз­ви­тие навы­ков само­ре­гу­ля­ции нега­тив­ных эмо­ци­о­наль­ных состо­я­ний;
  3. фор­ми­ро­ва­ние кон­струк­тив­ных форм пове­де­ния в реаль­ном обще­нии со сверст­ни­ка­ми;
  4. фор­ми­ро­ва­ние цен­ност­но­го отно­ше­ния к реаль­но­му обще­нию;
  5. раз­ви­тие уве­рен­но­сти в себе в реаль­ном вза­и­мо­дей­ствии со сверст­ни­ка­ми;
  6. раз­ви­тие осо­знан­но­сти и навы­ков само­ре­гу­ля­ции вре­ме­ни пре­бы­ва­ния онлайн и потреб­но­сти в обще­нии в соци­аль­ных сетях.

Про­грам­ма вклю­чи­ла 10 заня­тий по 2–2,5 часа, про­во­ди­мых в груп­пах по 8–10 чело­век 2 раза в неде­лю.

Основ­ное содер­жа­ние заня­тий по про­грам­ме соста­ви­ли пси­хо­тех­ни­че­ские игры и упраж­не­ния, направ­лен­ные на пре­одо­ле­ние основ­ных симп­то­мов кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти через фор­ми­ро­ва­ние и раз­ви­тие навы­ков само­ре­гу­ля­ции пове­де­ния и эмо­ций, кон­струк­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия со сверст­ни­ка­ми в реаль­ном мире, осо­зна­ние нега­тив­ных послед­ствий кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти и выра­бот­ку спо­со­бов ее пре­одо­ле­ния в реаль­ном вза­и­мо­дей­ствии со сверст­ни­ка­ми в эмо­ци­о­наль­но-пози­тив­ных усло­ви­ях при­ня­тия и под­держ­ки.

При­ве­дем далее крат­кое содер­жа­ние заня­тий по про­грам­ме кор­рек­ции кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков сред­ства­ми тре­нин­га само­ре­гу­ля­ции (табл. 1).

Тема Цели и основ­ное содер­жа­ние заня­тий
Ввод­ное
(1 заня­тие)
Цель: фор­ми­ро­ва­ние­по­ло­жи­тель­ной моти­ва­ции к заня­ти­ям, раз­ра­бот­ка пра­вил, риту­а­лов. Пси­хо­тех­ни­че­ские игры и упраж­не­ния: Игры-раз­мин­ки (выбрать риту­ал). Упраж­не­ние «Ода о себе». Упраж­не­ние «Горя­ща­я­све­ча». Упраж­не­ние «Ресурс­ное состо­я­ние». Игра«Интервью». Игра «Вол­шеб­ные туфли».
«Кто Я?»
(1 заня­тие)
Цель: фор­ми­ро­ва­ние инте­ре­са к соб­ствен­ной лич­но­сти, спло­чен­но­сти груп­пы, акту­а­ли­за­ция рефлек­сив­ных про­цес­сов. Пси­хо­тех­ни­че­ские игры и упраж­не­ния: Игры-разминки(в рам­ках выбран­ных риту­а­лов). Упраж­не­ние «Скульп­ту­ра состояния(настроения)». Игра «Жиз­нен­ное про­стран­ство». Упраж­не­ние «Убеж­де­ния». Игра «Уве­рен на все 100». Игра «Име­ни­тая пер­со­на».
«Эмо­ции и чув­ства»
(2 заня­тия)
Цель: зна­ком­ство с раз­лич­ны­ми вида­ми эмо­ций и чувств, раз­ви­тие навы­ков осо­зна­ния соб­ствен­ных эмо­ци­о­наль­ных пере­жи­ва­ний и состо­я­ний, фор­ми­ро­ва­ние адек­ват­ных спо­со­бов само­ре­гу­ля­ции и выра­же­ния нега­тив­ных чувств и эмо­ций. Пси­хо­тех­ни­че­ские игры и упраж­не­ния: Игры-раз­мин­ки (в рам­ках выбран­ных риту­а­лов). Упраж­не­ние «Ресурс­ное состо­я­ние». Упраж­не­ние «Скульп­ту­ра состо­я­ния (настро­е­ния)». Игра «Я силь­ный – я сла­бый». Упраж­не­ние «Ящик с обид­ка­ми». Игра «Цвет эмо­ций». Игра «Пес­си­мист, Опти­мист, Шут». Упраж­не­ния «Зато я…». Упраж­не­ние «Рису­ем чув­ства». Дыха­тель­ные упраж­не­ния на рас­слаб­ле­ние, сня­тие напря­же­ния.
«Я и Интер­нет»
(3 заня­тия).
Цель: осо­зна­ние роли отри­ца­тель­ных при­вы­чек в жиз­ни чело­ве­ка, таких как чрез­мер­ное исполь­зо­ва­ние интер­не­та, и раз­ви­тие навы­ков само­ре­гу­ля­ции обще­ния в сети. Пси­хо­тех­ни­че­ские игры и упраж­не­ния: Игры-раз­мин­ки (в рам­ках выбран­ных риту­а­лов). Упраж­не­ние «Реви­зия вза­и­мо­от­но­ше­ний». Боль­шая игра «Мой вир­ту­аль­ный мир и Я». Упраж­не­ние «Я, ты, он, она…». Боль­шая игра «Мой реаль­ный мир и Я». Упраж­не­ние «Я могу!». Упраж­не­ние «Зачем мне Сеть». Упраж­не­ние-рефлек­сия «Что дает мне и что заби­ра­ет у меня Интер­нет?». Упраж­не­ние «100 спо­со­бов само­кон­тро­ля». Дыха­тель­ные тех­ни­ки для рас­слаб­ле­ния, сня­тия напря­же­ния.
«Свой сре­ди чужих или свой сре­ди сво­их?»
(2 заня­тия)
Цель: фор­ми­ро­ва­ние навы­ков обще­ния, успеш­но­го вза­и­мо­дей­ствия, раз­ви­тие навы­ков само­ре­гу­ля­ции пове­де­ния в раз­лич­ных ситу­а­ци­ях. Пси­хо­тех­ни­че­ские игры и упраж­не­ния: Игры-раз­мин­ки (в рам­ках выбран­ных риту­а­лов). Игра «Давай пору­га­ем­ся!». Игра «Рай и ад». Упраж­не­ние «Интер­вью». Упраж­не­ние «Пре­одо­ле­ние обви­не­ния». Игра «Био­гра­фия дру­га». Упраж­не­ние «Сиам­ские близ­не­цы». Боль­шая игра «Мир дру­зей».
Под­во­дим ито­ги
(1 заня­тие)
Цель: под­ве­де­ние ито­гов все­го цик­ла заня­тий, обоб­ще­ние и закреп­ле­ние полу­чен­но­го опы­та. Пси­хо­тех­ни­че­ские игры и упраж­не­ния: Игры-раз­мин­ки (в рам­ках выбран­ных риту­а­лов). Упраж­не­ние «Скульп­ту­ра состо­я­ния (настро­е­ния)». Упраж­не­ние «Ящик с обид­ка­ми». Упраж­не­ние «100 спо­со­бов само­кон­тро­ля». Игра «Био­гра­фия дру­га». Упраж­не­ние-рефлек­сия «Мой реаль­ный мир». Под­ве­де­ние ито­гов, обрат­ная связь.

Таб­ли­ца 1. Содер­жа­ние заня­тий по про­грам­ме кор­рек­ции кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков сред­ства­ми тре­нин­га само­ре­гу­ля­ции

В про­цес­се апро­ба­ции про­грам­мы под­рост­ки про­яв­ля­ли высо­кую заин­те­ре­со­ван­ность содер­жа­ни­ем заня­тий, пред­ла­га­е­мы­ми пси­хо­тех­ни­че­ски­ми игра­ми.

Нами было отме­че­но, что в нача­ле про­грам­мы испы­ту­е­мые про­яв­ля­ли неуве­рен­ность и стес­ни­тель­ность в обще­нии со сверст­ни­ка­ми, а к кон­цу про­грам­мы – гораз­до боль­шую уве­рен­ность в обще­нии со сверст­ни­ка­ми, раз­ви­тые навы­ки ком­му­ни­ка­ции и более пози­тив­ные эмо­ции, что может сви­де­тель­ство­вать о резуль­та­тив­но­сти про­ве­ден­ной рабо­ты.

На кон­троль­но-оце­ноч­ном эта­пе экс­пе­ри­мен­та нами про­во­ди­лась оцен­ка резуль­та­тив­но­сти про­грам­мы кор­рек­ции кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков сред­ства­ми тре­нин­га само­ре­гу­ля­ции. Для это­го нами про­во­ди­лось повтор­ное эмпи­ри­че­ское иссле­до­ва­ние с после­ду­ю­щей оцен­кой дина­ми­ки пока­за­те­лей кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти в кон­троль­ной и экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пах, а так­же срав­не­ние резуль­та­тов кон­троль­ной и экс­пе­ри­мен­таль­ной.

Выде­ле­ние кон­троль­ной и экс­пе­ри­мен­таль­ной групп под­рост­ков про­из­во­ди­лось на осно­ва­нии выяв­ле­ния высо­ко­го или сред­не­го уров­ня кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти, т.е., до апро­ба­ции про­грам­мы низ­ких пока­за­те­лей в груп­пах не встре­ча­лось (табл. 2).

Уро­вень ККЗ Кон­троль­ная груп­па Экс­пе­ри­мен­таль­ная груп­па
До После До После
Низ­кий 0% 0% 0% 30%
Сред­ний 45% 45% 45% 55%
Высо­кий 55% 55% 55% 15%
Сред­ний балл 68,4 70,6 73,7 58,2

Таб­ли­ца 2. Уров­ни кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти в кон­троль­ной и экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пах под­рост­ков до и после реа­ли­за­ции кор­рек­ци­он­ной про­грам­мы

После реа­ли­за­ции про­грам­мы кор­рек­ции кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти, как мож­но видеть из таб­ли­цы 2, в экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пе коли­че­ство низ­ких пока­за­те­лей кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти уве­ли­чи­лось с 0% до 30%, а коли­че­ство высо­ких – напро­тив, сни­зи­лось с 55% до 15%. В кон­троль­ной груп­пе при этом дина­ми­ка сни­же­ния уров­не­вых пока­за­те­лей кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти не была выяв­ле­на.

Ана­лиз сред­них пока­за­те­лей по харак­те­ри­сти­кам кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти по мето­ди­ке CIAS в кон­троль­ной и экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пах так­же пока­зал, что соот­но­ше­ние пока­за­те­лей в двух груп­пах под­рост­ков изме­ни­лось (рис. 1).

Рис.1. Садретдинова А.М. Результативность коррекции киберкоммуникативной зависимости у подростков средствами тренинга саморегуляции
Рис. 1. Сред­ние пока­за­те­ли харак­те­ри­стик кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти в кон­троль­ной и экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пах после реа­ли­за­ции кор­рек­ци­он­ной про­грам­мы

По дан­ным гисто­грам­мы мож­но заме­тить, что по всем рас­смат­ри­ва­е­мым харак­те­ри­сти­кам кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти в кон­троль­ной груп­пе выяв­ля­ет­ся нали­чие выра­жен­ной склон­но­сти к зави­си­мо­сти от обще­ния в сети, тогда как в экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пе после реа­ли­за­ции про­грам­мы все пока­за­те­ли явля­ют­ся более низ­ким, в срав­не­нии с кон­троль­ной груп­пой и дан­ны­ми кон­ста­ти­ру­ю­ще­го эта­па экс­пе­ри­мен­та.

Напом­ним так­же, что выде­лен­ные нами кон­троль­ная и экс­пе­ри­мен­таль­ная груп­пы по резуль­та­там кон­ста­ти­ру­ю­ще­го эта­па экс­пе­ри­мен­та не пока­зы­ва­ли ста­ти­сти­че­ски досто­вер­ных раз­ли­чий по пара­мет­рам уров­ня кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти и ее отдель­ных харак­те­ри­стик.

На кон­троль­но-оце­ноч­ном эта­пе нами так­же про­из­во­ди­лись рас­че­ты непа­ра­мет­ри­че­ско­го кри­те­рия U‑Ман­на-Уит­ни для опре­де­ле­ния нали­чия и досто­вер­но­сти раз­ли­чий в пока­за­те­лях кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у испы­ту­е­мых кон­троль­ной и экс­пе­ри­мен­таль­ной групп.

Обна­ру­жи­лось, что всем изу­ча­е­мым пока­за­те­лям в кон­троль­ной и экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пах под­рост­ков обна­ру­жи­ва­ют­ся ста­ти­сти­че­ски досто­вер­ных раз­ли­чия: уро­вень кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти явля­ет­ся более низ­ким у под­рост­ков экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пы, в срав­не­нии с кон­троль­ной (ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мо, 0,01); ком­пуль­сив­ные симп­то­мы (ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мо, 0,05), симп­то­мы отме­ны (ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мо, 0,05), симп­то­мы толе­рант­но­сти (ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мо, 0,01), а так­же про­бле­мы с управ­ле­ни­ем вре­ме­нем (ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мо, 0,01) так­же явля­ют­ся менее выра­жен­ны­ми у под­рост­ков экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пы, в срав­не­нии с кон­троль­ной.

Так­же нами про­во­ди­лась оцен­ка дина­ми­ки пока­за­те­лей кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков двух групп с помо­щью рас­че­тов непа­ра­мет­ри­че­ско­го кри­те­рия раз­ли­чий Т‑Вилкоксона.

В кон­троль­ной груп­пе ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мой дина­ми­ки по всем изме­ря­е­мым пока­за­те­лям кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти выяв­ле­но не было.

В экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пе по всем изме­ря­е­мым пока­за­те­лям кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти выяв­ле­на ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мая дина­ми­ка при срав­не­нии дан­ных кон­ста­ти­ру­ю­ще­го и кон­троль­но-оце­ноч­но­го эта­пов экс­пе­ри­мен­та, ука­зы­ва­ю­щая на сни­же­ние уров­ня кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти и выра­жен­но­сти ее отдель­ных харак­те­ри­стик (ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мо, 0,05 и 0,01).

Таким обра­зом, резуль­та­ты про­ве­ден­но­го иссле­до­ва­ния поз­во­ля­ют счи­тать резуль­та­тив­ной кор­рек­цию кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков сред­ства­ми тре­нин­га само­ре­гу­ля­ции,
т.к. раз­ви­тие эффек­тив­ной само­ре­гу­ля­ции спо­соб­ству­ет вклю­че­нию под­рост­ка в реаль­ное обще­ние со сверст­ни­ка­ми, харак­те­ри­зу­ю­ще­е­ся пози­тив­ным настро­ем, при­ня­ти­ем и направ­лен­но­стью на реше­ние общих задач, что спо­соб­ству­ет сни­же­нию потреб­но­сти в онлайн обще­нии.

Литература

  1. Вой­скун­ский, А.Е. Акту­аль­ные про­бле­мы зави­си­мо­сти от интер­не­та / А.Е. Вой­кун­ский // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. – 2004. – Т. 25. – № 1. – C. 90–100.
  2. Дроз­ди­ко­ва-Зари­по­ва, А.Р. Педа­го­ги­че­ская кор­рек­ция ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков груп­пы рис­ка: тео­рия, прак­ти­ка / А.Р. Дроз­ди­ко­ва-Зари­по­ва, Р.А. Вале­е­ва, А.Р. Шаку­ро­ва. – Казань: Оте­че­ство, 2012. – 280 с.
  3. Зма­нов­ская, Е.В. Деви­ан­то­ло­гия (пси­хо­ло­гия откло­ня­ю­ще­го­ся пове­де­ния): Уч. пос. для сту­ден­тов ВУЗа / Е.В. Зма­нов­ская. – М.: Ака­де­мия. – 2008. – 288 с.
  4. Инди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские свой­ства под­рост­ков как фак­то­ры рис­ка фор­ми­ро­ва­ния интер­нет-зави­си­мо­го пове­де­ния / В.Л. Малы­гин, Н.С. Хоме­ри­ки, А.А. Анто­нен­ко // Меди­цин­ская пси­хо­ло­гия в Рос­сии: элек­трон. науч. журн. – 2015. – № 7 (30). – С. 7.
  5. Интер­нет-зави­си­мое пове­де­ние. Кри­те­рии и мето­ды диа­гно­сти­ки: Учеб­ное посо­бие / Сост. В.Л. Малы­гин, К.А. Фек­ли­сов, А.С. Искан­ди­ро­ва, А.А. Анто­нен­ко и др. – М. МГМСУ, 2011. – 32 с.
  6. Ком­му­ни­ка­ция в ком­пью­тер­ных сетях: пси­хо­ло­ги­че­ские детер­ми­нан­ты и послед­ствия / О.Н. Аре­сто­ва, Л.Н. Баба­нин, А.Е. Вой­кун­ский // Вест­ник МГУ. Сер. 14: Пси­хо­ло­гия. – 2006. – № 4 – С. 42–50.
  7. Тон­че­ва, А.В. Диа­гно­сти­ка кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти / А.В. Тон­че­ва // Интер­нет-жур­нал «Нау­ко­ве­де­ние». – 2012. – № 4. – С. 1–5.
  8. Тон­че­ва, А.В. Про­бле­ма кибер­ком­му­ни­ка­тив­ной зави­си­мо­сти в под­рост­ко­вом воз­расте / А.В. Тон­че­ва // Вест­ник Чуваш­ско­го уни­вер­си­те­та. – 2013. – № 1. – С. 131–136.
  9. Хоме­ри­ки, Н.С. Инди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти под­рост­ков с интер­нет- зави­си­мым пове­де­ни­ем: авто­реф. дисс. … канд. пси­хол. наук: 19.00.04 / Н.С. Хоме­ри­ки. – СПб.: ФГБУ «Все­рос­сий­ский центр экс­трен­ной и ради­а­ци­он­ной меди­ци­ны име­ни А.М. Ники­фо­ро­ва» МЧС Рос­сии, 2013. – 24 с.
  10. Юрье­ва, Л.Н. Ком­пью­тер­ная зави­си­мость: фор­ми­ро­ва­ние, диа­гно­сти­ка, кор­рек­ция и про­фи­лак­ти­ка: Моно­гра­фия / Л.Н. Юрье­ва, Т.Ю. Боль­бот. – Дне­про­пет­ровск: Поро­ги, 2006. – 196 с.
Источ­ник: Санкт-Петер­бург­ский обра­зо­ва­тель­ный вест­ник. 2018. №4–5 (20–21).

Об авторе

Сад­рет­ди­но­ва А.М. — Орен­бург­ский госу­дар­ствен­ный педа­го­ги­че­ский уни­вер­си­тет, Инсти­ту­та педа­го­ги­ки и пси­хо­ло­гии, Орен­бург.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest