Гуркина О.А., Мальцева Д.В. Мотивы использования виртуальных социальных сетей подростками

Г

Вир­ту­аль­ные соци­аль­ные сети пред­став­ля­ют собой отно­си­тель­но новое явле­ние: офи­ци­аль­ной точ­кой отсче­та их исто­рии счи­та­ет­ся 2004 г. (запуск Facebook). Впо­след­ствии попу­ляр­ность наря­ду с ним полу­чи­ли меж­ду­на­род­ные соци­аль­ные сети MySpace, Twitter, оте­че­ствен­ные – ВКон­так­те и Одно­класс­ни­ки.

Исполь­зуя мета­фо­ру горо­да, мож­но ска­зать, что соци­аль­ные сети пред­став­ля­ют собой “посе­ле­ния” в вир­ту­аль­ном про­стран­стве. В иссле­до­ва­ни­ях соци­аль­ных сетей выде­ля­ют­ся два под­хо­да1. Сто­рон­ни­ки пер­во­го дела­ют акцент на их тех­ни­че­ской сто­роне: “Соци­аль­ные сети – это веб-плат­фор­мы, поз­во­ля­ю­щие поль­зо­ва­те­лям:

  1. созда­вать откры­тые или полу­от­кры­тые про­фи­ли в рам­ках дан­ной плат­фор­мы;
  2. фор­ми­ро­вать спи­сок поль­зо­ва­те­лей, раз­де­ля­ю­щих опре­де­лен­ные соци­аль­ные свя­зи;
  3. про­смат­ри­вать и отсле­жи­вать свя­зи дру­гих поль­зо­ва­те­лей” [Boyd, Ellison, 2008: 211].

В рам­ках дру­го­го под­хо­да соци­аль­ные сети трак­ту­ют­ся как “вир­ту­аль­ные сооб­ще­ства, поз­во­ля­ю­щие уста­нав­ли­вать свя­зи и вза­и­мо­дей­ство­вать друг с дру­гом с опре­де­лен­ны­ми целя­ми или про­сто для сов­мест­но­го вре­мя­пре­про­вож­де­ния” [Murray, Waller, 2007: 57]. Так или ина­че дан­ные “посе­ле­ния” име­ют отли­чи­тель­ные при­зна­ки, отде­ля­ю­щие их от фору­мов, сай­тов-зна­комств или онлайн-игр.

Поми­мо при­ве­ден­ных выше клю­че­вых харак­те­ри­стик к ним отно­сят:

  1. воз­мож­ность дости­же­ния сов­мест­ной цели путем коопе­ра­ции (напри­мер, созда­ние групп по инте­ре­сам внут­ри соци­аль­ных сетей);
  2. воз­мож­ность обме­на ресур­са­ми (к при­ме­ру, инфор­ма­ци­ей);
  3. воз­мож­ность удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей за счет накоп­ле­ния ресур­сов (напри­мер, путем уча­стия в соци­аль­ной сети мож­но обза­во­дить­ся новы­ми зна­ко­мы­ми и тем самым удо­вле­тво­рять потреб­ность в обще­нии) [Мифы и реаль­ность…, 2013].

Соци­аль­ные сети на про­тя­же­нии несколь­ких лет явля­ют­ся лиде­ра­ми попу­ляр­но­сти сре­ди соци­аль­ных медиа. По часто­те исполь­зо­ва­ния они дого­ня­ют поис­ко­вый сер­вис Яндекс и поч­то­вый Mail.ru [Иссле­до­ва­ние ауди­то­рии…]. На осень 2012 г. из 61 млн рос­сий­ских интер­нет-поль­зо­ва­те­лей 82% заре­ги­стри­ро­ва­ны в соци­аль­ных сетях [Рос­си­яне в сети…].

Осо­бое зна­че­ние соци­аль­ные сети име­ют для под­рост­ков, так как там скон­цен­три­ро­ва­ны инстру­мен­ты само­вы­ра­же­ния, обще­ния, поис­ка дру­зей. По сути, воз­мож­но­сти, предо­став­ля­е­мые сетя­ми, как нель­зя луч­ше отве­ча­ют потреб­но­стям под­рост­ко­во­го воз­рас­та – обще­нию со сверст­ни­ка­ми, пре­одо­ле­нию чув­ства оди­но­че­ства, поис­ку иден­тич­но­сти [Зави­ли­ши­на, 2013].

По утвер­жде­нию неко­то­рых учё­ных, “для под­рост­ка гораз­до опас­нее не общать­ся в соци­аль­ных сетях, чем нахо­дить­ся в них” [Regan, 2010: 157]. Соглас­но дан­ным иссле­до­ва­ния “Дети Рос­сии онлайн”, в 2010 г. более 75% рос­сий­ских детей име­ли про­филь в соци­аль­ных сетях, треть – боль­ше одно­го про­фи­ля на раз­лич­ных соци­аль­ных сер­ви­сах [Зото­ва, 2011: 50]. При­ме­ча­тель­но, что по дан­но­му пока­за­те­лю они опе­ре­жа­ют Евро­пу, где поль­зо­ва­те­лей это­го воз­рас­та 60% [Зото­ва, 2011: 51].

В США, соглас­но резуль­та­там иссле­до­ва­ния цен­тра Пью (Pew Research Center), 81% под­рост­ков в воз­расте 12–17 лет исполь­зу­ют соци­аль­ные сети [Pew…, 2013]. Одна­ко сам факт реги­стра­ции в сетях не дает исчер­пы­ва­ю­щей инфор­ма­ции о явле­нии.

Луч­ше сви­де­тель­ству­ет о мере вклю­чен­но­сти — коли­че­ство вре­ме­ни, про­ве­ден­ное в соци­аль­ных сетях. В 2012 г. Рос­сия заня­ла пер­вое место по про­дол­жи­тель­но­сти пре­бы­ва­ния насе­ле­ния в соци­аль­ных сетях: по дан­ным ComScore, рос­си­яне про­во­дят там в сред­нем 12,8 часов в месяц [Доклад “Рунет сего­дня” …, 2012].

По каким при­чи­нам соци­аль­ные сети поль­зу­ют­ся такой попу­ляр­но­стью? Что моти­ви­ру­ет поль­зо­ва­те­лей “посе­лять­ся” имен­но на дан­ных плат­фор­мах? Какие потреб­но­сти мож­но реа­ли­зо­вать в соци­аль­ных сетях?

Подходы к исследованию мотивов использования социальных сетей

Услов­но под­хо­ды, раз­ра­бо­тан­ные в соци­аль­ных нау­ках, мож­но раз­де­лить на две груп­пы: социо­ло­ги­че­ский и соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ский. Мас­со­вое увле­че­ние людей соци­аль­ны­ми сетя­ми побу­ди­ло иссле­до­ва­те­лей искать тео­ре­ти­че­ские кон­струк­ты, в рам­ках кото­рых мож­но объ­яс­нить подоб­ное пове­де­ние. Для дан­ных целей аме­ри­кан­ские социо­ло­ги при­ме­ни­ли тео­рию обос­но­ван­но­го дей­ствия [Ceccucci, 2011]. Соглас­но ей, фак­ти­че­ское пове­де­ние инди­ви­да скла­ды­ва­ет­ся из четы­рех состав­ля­ю­щих: соци­аль­ной уста­нов­ки, соци­аль­ной нор­мы, наме­ре­ния и соб­ствен­но дей­ствия.

Апро­ба­ция этой моде­ли пока­за­ла, что наме­ре­ние исполь­зо­вать соци­аль­ные сети зави­сит от нали­чия поло­жи­тель­ной соци­аль­ной уста­нов­ки на подоб­ное пове­де­ние. Иссле­до­ва­те­ли так­же обна­ру­жи­ли реша­ю­щее зна­че­ние закреп­лен­ных соци­аль­ных норм пове­де­ния: если мно­гие чле­ны рефе­рент­ной груп­пы исполь­зу­ют соци­аль­ные сети, то, веро­ят­нее все­го, сам инди­вид так­же при­мет реше­ние заве­сти акка­унт. Это поло­же­ние под­твер­жда­ет­ся и дан­ны­ми иссле­до­ва­ний в под­рост­ко­вой сре­де, в них под­чер­ки­ва­ет­ся реша­ю­щая роль соци­аль­ных норм, при­ня­тых в груп­пе сверст­ни­ков [Fogg, 2008].

Учё­ные Китая изу­чи­ли воз­мож­но­сти раз­лич­ных кон­цеп­ций по объ­яс­не­нию т.н. “Мы-наме­ре­ния” в свя­зи с исполь­зо­ва­ни­ем соци­аль­ных сетей (их они опре­де­ли­ли как “при­вер­жен­ность инди­ви­да к уча­стию в сов­мест­ных дей­стви­ях […], пред­по­ла­га­ет явное или неяв­ное согла­ше­ние меж­ду участ­ни­ка­ми быть вовле­чен­ны­ми в это сов­мест­ное дей­ствие” [Cheung, 2011: 1338]). Резуль­та­ты пока­за­ли, что наи­боль­шим объ­яс­ни­тель­ным потен­ци­а­лом обла­да­ет тео­рия соци­аль­но­го при­сут­ствия (social presence theory).

Дан­ная кон­цеп­ция рас­смат­ри­ва­ет медиа с пози­ции вели­чи­ны дистан­ции в обще­нии, оцен­ки воз­мож­ной обрат­ной свя­зи меж­ду субъ­ек­та­ми ком­му­ни­ка­ции. Так, наи­боль­шая сте­пень соци­аль­но­го при­сут­ствия участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции наблю­да­ет­ся при меж­лич­ност­ном обще­нии, а наи­мень­шая – при чте­нии кни­ги или ста­тьи (меж­ду авто­ром и чита­те­лем).

Соглас­но дан­ным это­го иссле­до­ва­ния, обще­ние в соци­аль­ных сетях близ­ко по харак­те­ри­сти­кам к меж­лич­ност­но­му: респон­ден­ты отме­ча­ли ощу­ще­ние непо­сред­ствен­но­го кон­так­та и чув­ство лич­но­го уча­стия и так далее. Боль­шин­ство исполь­зу­ют соци­аль­ную сеть Facebook для того, что­бы полу­чить мгно­вен­ную связь с дру­зья­ми. Кро­ме того, на фор­ми­ро­ва­ние “Мы-наме­ре­ния” вли­я­ют раз­де­ля­е­мые груп­по­вые нор­мы обще­ния на дан­ных ресур­сах.

Сре­ди зару­беж­ных иссле­до­ва­те­лей осо­бен­но попу­ляр­на тео­рия “Исполь­зо­ва­ние и удо­вле­тво­ре­ние” (Uses and gratification theory), при­ме­ня­е­мая для объ­яс­не­ния исполь­зо­ва­ния средств ком­му­ни­ка­ции (радио, теле­ви­де­ние, Интер­нет и т.д.).

Дан­ная кон­цеп­ция исхо­дит из пред­по­ло­же­ния, что исполь­зо­ва­ние тех или иных медиа про­ис­хо­дит в силу жела­ния удо­вле­тво­рить некие потреб­но­сти [Spiliotopoulos, 2013]: при­ме­ни­тель­но к соци­аль­ным сетям мож­но гово­рить о дви­жу­щей силе моти­вов обще­ния и поис­ка соци­аль­ных свя­зей, раз­вле­че­ния и поис­ка инфор­ма­ции.

Исполь­зуя дан­ный под­ход, англий­ский иссле­до­ва­тель А. Джой­сон на осно­ве фак­тор­но­го ана­ли­за выявил семь клю­че­вых моти­вов исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей:

  1. под­дер­жа­ние соци­аль­ных свя­зей: обще­ние с дру­зья­ми и зна­ко­мы­ми;
  2. поиск иден­тич­но­сти – мотив аффи­ли­а­ции – при­над­леж­ность к груп­пе, поиск людей по инте­ре­сам;
  3. мотив, свя­зан­ный с потреб­ле­ни­ем кон­тен­та (игры, при­ло­же­ния);
  4. соци­аль­ное рас­сле­до­ва­ние или мотив “под­гля­ды­ва­ния”, вклю­ча­ю­щий в себя наблю­де­ние за про­фи­ля­ми дру­гих поль­зо­ва­те­лей и зна­ком­ства с новы­ми людь­ми;
  5. сер­финг в соци­аль­ных сетях, озна­ча­ю­щий про­смотр стра­ниц дру­гих поль­зо­ва­те­лей;
  6. выкла­ды­ва­ние и про­смотр фото­гра­фий;
  7. обнов­ле­ние ста­ту­сов, вклю­ча­ю­щий в себя про­смотр новост­ной лен­ты дру­зей [Joison, 2008].

При изу­че­нии вли­я­ния соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ских фак­то­ров часто обра­ща­ет­ся вни­ма­ние на наци­о­наль­ные и куль­тур­ные раз­ли­чия в исполь­зо­ва­нии соци­аль­ных сетей [Hargittai, 2010; Joison, 2010], ген­дер­ные осо­бен­но­сти пове­де­ния в них. Жен­щин чаще при­вле­ка­ют воз­мож­но­сти обще­ния, тогда как муж­чи­ны моти­ви­ро­ва­ны таки­ми воз­мож­но­стя­ми, как про­смотр филь­мов и про­слу­ши­ва­ние музы­ки [Lin, 2011: 1159].

В рам­ках соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го под­хо­да дела­ет­ся акцент на изу­че­нии свя­зей меж­ду инди­ви­ду­аль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми поль­зо­ва­те­лей и харак­те­ром отно­ше­ний, уста­нав­ли­ва­е­мых в соци­аль­ных сетях.

Неко­то­рые уче­ные пола­га­ют, что всех поль­зо­ва­те­лей мож­но раз­де­лить на две груп­пы: тех, чьи вир­ту­аль­ные вза­и­мо­дей­ствия в целом отра­жа­ют струк­ту­ру реаль­ных отно­ше­ний, и тех, кто ком­пен­си­ру­ет соб­ствен­ную соци­аль­ную неуспеш­ность за счет соци­аль­ных сетей.

В свя­зи с этим выдви­га­ют­ся две гипо­те­зы. Выде­ля­ет­ся так назы­ва­е­мая “The rich get richer hypothesis”2, гла­ся­щая: наи­бо­лее соци­аль­но успеш­ным инди­ви­дам свой­ствен­но исполь­зо­вать соци­аль­ные сети в каче­стве сред­ства укреп­ле­ния уже суще­ству­ю­щих свя­зей [De Groot, 2011: 67].

Вто­рая гипо­те­за объ­яс­ня­ет пове­де­ние менее соци­аль­но успеш­ных поль­зо­ва­те­лей, кото­рым свой­ствен­но само­вы­ра­же­ние и, в том чис­ле, поиск новых зна­комств, так как в реаль­ных усло­ви­ях для них это затруд­ни­тель­но. Дан­ная гипо­те­за полу­чи­ла назва­ние кон­цеп­ции соци­аль­ной ком­пен­са­ции [Anderson-Butcher, 2010: 63]. Обе они нашли эмпи­ри­че­ское под­твер­жде­ние при опро­се под­рост­ков и их семей (подроб­нее см.: Sheldon, 2008; Barker, 2009; De Groot, 2011]).

Отдель­ную ветвь обра­зу­ют пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния осо­бен­но­стей исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей, в рам­ках кото­ро­го рас­смат­ри­ва­ет­ся вза­и­мо­связь таких харак­те­ри­стик лич­но­сти, как экстраверсия/интроверсия, доб­ро­же­ла­тель­ность, доб­ро­со­вест­ность, ней­ро­тизм и откры­тость опы­ту с моти­ва­ми исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей (дис­по­зи­ци­о­наль­ная модель лич­но­сти “Боль­шая пятёр­ка”) [Arseneault, 2009; Amichai-Hamburger, 2010; McElroy, 2012].

В этих рам­ках иссле­ду­ет­ся вли­я­ние соци­аль­ных сетей на само­оцен­ку, чув­ство оди­но­че­ства, ана­ли­зи­ру­ют­ся про­яв­ле­ния нар­цис­сиз­ма [Lou, 2010; Mehdizadeh, 2010]. В этом рус­ле при­ме­ня­ет­ся и тео­рия само­де­тер­ми­на­ции [Sheldon, 2011], основ­ное вни­ма­ние кото­рой уде­ля­ет­ся изу­че­нию потреб­но­сти в свя­зи (relatedness) с дру­ги­ми людь­ми (жела­ние быть поня­тым и при­ня­тым зна­чи­мы­ми людь­ми) и её реа­ли­за­ции в соци­аль­ных сетях.

Что каса­ет­ся оте­че­ствен­но­го опы­та, здесь мож­но отме­тить клас­си­фи­ка­цию моти­вов обще­ния в соци­аль­ных сетях О.М. Шах­мар­то­вой и И.В. Недо­ви­ши­ной, кото­рые раз­де­ли­ли их на две груп­пы: внут­рен­ние и внеш­ние.

К внут­рен­ним моти­вам отно­сят­ся содер­жа­тель­ные и струк­тур­ные сто­ро­ны обще­ния: полу­че­ние инфор­ма­ции, накоп­ле­ние соци­аль­но­го капи­та­ла в виде зна­комств. Внеш­ни­ми, то есть соци­аль­но обу­слов­лен­ны­ми моти­ва­ми, явля­ют­ся жела­ние утвер­дить­ся за счет коли­че­ства дру­зей, полу­че­ние ста­ту­са в рефе­рент­ной груп­пе за счет реги­стра­ции в попу­ляр­ной соци­аль­ной сети [Недош­ви­на, 2012]. Авто­ры ука­за­ли на важ­ную харак­те­ри­сти­ку пове­де­ния под­рост­ков – стрем­ле­ние к заво­е­ва­нию опре­де­лен­ных пози­ций сре­ди сверст­ни­ков.

Инте­рес­ное обоб­ще­ние дали аме­ри­кан­ские иссле­до­ва­те­ли С. Хофф­манн и А. Нэд­кар­ни. Они пред­по­ло­жи­ли, что исполь­зо­ва­ние соци­аль­ных сетей обу­слов­ле­но дву­мя базо­вы­ми потреб­но­стя­ми: потреб­но­стью 1) в при­над­леж­но­сти и 2) само­пре­зен­та­ции [Hoffmann, 2012: 245]. Соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ские фак­то­ры (наци­о­наль­ность, пол и воз­раст) обу­слав­ли­ва­ют потреб­ность в при­над­леж­но­сти, тогда как потреб­ность в само­пре­зен­та­ции зави­сит от харак­те­ри­стик лич­но­сти (само­оцен­ка, нар­цис­сизм и т.д.).

Методика и выборка исследования

Иссле­до­ва­тель­ский про­ект “Роль вир­ту­аль­ных соци­аль­ных сетей в жиз­ни совре­мен­но­го школь­ни­ка” был осу­ществ­лен в марте–сентябре 2013 г. лабо­ра­то­ри­ей мони­то­рин­го­вых иссле­до­ва­ний Мос­ков­ско­го город­ско­го пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та. Основ­ная цель иссле­до­ва­ния – ана­лиз инте­ре­сов и потреб­но­стей уча­щих­ся, реа­ли­зу­е­мых в вир­ту­аль­ных соци­аль­ных сетях, функ­ци­о­наль­ная роль онлайн-вза­и­мо­дей­ствий и моти­ва­ции уча­стия в них.

Основ­ные мето­ды иссле­до­ва­ния: экс­перт­ная сес­сия (онлайн фокус-груп­па) с моде­ра­то­ра­ми групп (сооб­ществ) соци­аль­ных сетей (с целью выяв­ле­ния всех спек­тров воз­мож­ных вза­и­мо­дей­ствий поль­зо­ва­те­лей в соци­аль­ных сетях); опрос уча­щих­ся 10‑х клас­сов обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ний г. Моск­вы (частич­но через онлайн-опрос, частич­но в бумаж­ном виде); опрос роди­те­лей уча­щих­ся, при­няв­ших уча­стие в опро­се (частич­но через онлайн-опрос, частич­но в бумаж­ном виде).

Отбор участ­ни­ков экс­перт­ной сес­сии про­ис­хо­дил в несколь­ко эта­пов. Изна­чаль­но путем ана­ли­за пред­по­чте­ний под­рост­ков в выбо­ре групп и сооб­ществ в соци­аль­ных сетях (про­смотр слу­чай­ных про­фи­лей мос­ков­ских под­рост­ков 15–16 лет) отби­ра­лись наи­бо­лее попу­ляр­ные груп­пы. Затем уста­нав­ли­вал­ся кон­такт с моде­ра­то­ром (чело­век, зани­ма­ю­щим­ся напол­не­ни­ем сооб­ще­ства раз­лич­ным кон­тен­том) или адми­ни­стра­то­ром.

Все­го в экс­перт­ной сес­сии при­ня­ли уча­стие 16 моде­ра­то­ров и адми­ни­стра­то­ров попу­ляр­ных сре­ди под­рост­ков сооб­ществ. Для про­ве­де­ния экс­перт­ной сес­сии на базе соци­аль­ной сети ВКон­так­те была созда­на спе­ци­аль­ная груп­па, в кото­рой про­ис­хо­ди­ло обсуж­де­ние клю­че­вых вопро­сов иссле­до­ва­ния.

Опрос уча­щих­ся про­ис­хо­дил с уче­том соблю­де­ния двух квот: тер­ри­то­ри­аль­ной при­над­леж­но­сти к адми­ни­стра­тив­но­му окру­гу и типу обра­зо­ва­тель­но­го учре­жде­ния. Опро­ше­ны уче­ни­ки 11 школ Моск­вы, из них 8 школ, 2 цен­тра обра­зо­ва­ния и 1 гим­на­зия. Отбор респон­ден­тов осу­ществ­лял­ся по прин­ци­пу гнез­до­вой выбор­ки: в шко­лах опра­ши­ва­лись все доступ­ные на момент опро­са уча­щи­е­ся 10‑х клас­сов. Часть уча­щих­ся запол­ня­ли анке­ту онлайн в ком­пью­тер­ном клас­се, если были предо­став­ле­ны соот­вет­ству­ю­щие усло­вия, осталь­ные – в бумаж­ной фор­ме.

Роди­те­лям, чьи дети при­ня­ли уча­стие в опро­се, были разо­сла­ны ссыл­ки с адре­сом онлайн-анке­ты. Дан­ная про­це­ду­ра осу­ществ­ля­лась при под­держ­ке сотруд­ни­ков школ, так как про­из­во­ди­лась через систе­му элек­трон­ных днев­ни­ков. Треть роди­те­лей так­же запол­ня­ли анке­ту в бумаж­ной фор­ме: с исполь­зо­ва­ни­ем элек­трон­ных днев­ни­ков в неко­то­рых шко­лах воз­ник­ли труд­но­сти. Опро­ше­ны 356 уче­ни­ков 10‑х клас­сов (девуш­ки – 55%, юно­ши – 45%) и 100 роди­те­лей уча­щих­ся.

Мотивы участия в социальных сетях

Модель моти­вов исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей раз­ра­бо­та­на на осно­ве мето­дик [Joison, 2008; Sheldon, 2008; Hoffmann, 2012], в кото­рую вошли две­на­дцать моти­вов, опе­ра­ци­о­на­ли­зи­ро­ван­ных через суж­де­ния.

Соглас­но полу­чен­ным дан­ным, веду­щий мотив исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей под­рост­ка­ми – ком­му­ни­ка­тив­ный (80%), что согла­су­ет­ся с дан­ны­ми дру­гих иссле­до­ва­ний [Дуж­ни­ко­ва, 2010: 245].

Позна­ва­тель­ная состав­ля­ю­щая исполь­зу­ет­ся в два раза реже: 43% стар­ше­класс­ни­ков руко­вод­ству­ют­ся моти­вом жиз­нен­но­го любо­пыт­ства (“быть в кур­се собы­тий из жиз­ни дру­зей”), 44% при­вле­ка­ет воз­мож­ность быст­ро­го поис­ка инте­ре­су­ю­щей инфор­ма­ции (рис.).

Мотив аффи­ли­а­ции (направ­лен­ная потреб­ность при­над­леж­но­сти к груп­пе), заняв­ший тре­тье место, отра­жа­ет одну из клю­че­вых потреб­но­стей под­рост­ков – быть вклю­чен­ным в сооб­ще­ство, где раз­де­ля­ют­ся некие общие взгля­ды (этот вари­ант выбра­ли 43%).

На сле­ду­ю­щей груп­пе моти­вов сто­ит оста­но­вить­ся подроб­нее, так как она харак­те­ри­зу­ет отли­чи­тель­ные осо­бен­но­сти исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей под­рост­ка­ми.

Мотив рекре­а­ции – веду­щий в струк­ту­ре: сети помо­га­ют школь­ни­кам непри­нуж­ден­но ско­ро­тать вре­мя на неин­те­рес­ных уро­ках (38%) и рас­сла­бить­ся после уче­бы (40%). При­ме­ча­тель­но, что толь­ко 18% уча­щих­ся и 22% роди­те­лей, соот­вет­ствен­но, отме­ти­ли важ­ность дан­ных фак­то­ров.

Мотивы присутствия школьников в социальных сетях
Моти­вы при­сут­ствия школь­ни­ков в соци­аль­ных сетях с точ­ки зре­ния уча­щих­ся (N = 356) и роди­те­лей (N = 100) (в % от групп) (“За послед­ние несколь­ко лет соци­аль­ные сети ста­ли очень попу­ляр­ны сре­ди школь­ни­ков. Как вы дума­е­те, с чем это свя­за­но?”)

Фак­тор сво­бо­ды в соци­аль­ных сетях ока­зал­ся реша­ю­щим для суще­ствен­ной доли уча­щих­ся: с утвер­жде­ни­ем “соци­аль­ные сети – это место, сво­бод­ное от кон­тро­ля взрос­лых” согла­си­лись 44% школь­ни­ков и 15% роди­те­лей.

Пси­хо­лог Н.Ю. Феду­ни­на на осно­ве интер­вью с под­рост­ка­ми выяви­ла клю­че­вую роль дан­но­го фак­то­ра в фор­ми­ро­ва­нии соци­аль­ной и лич­ной иден­тич­но­сти моло­дых людей [Феду­ни­на, 2012]. Её резуль­та­ты пока­за­ли, что сво­бо­да име­ет две сто­ро­ны: “сво­бо­да от” и “сво­бо­да для”. Как пра­ви­ло, она свя­за­на с про­яв­ле­ни­ем асо­ци­аль­ных жела­ний, 38% под­рост­ков в дан­ном иссле­до­ва­нии согла­си­лись, что в соци­аль­ных сетях мож­но без­на­ка­зан­но делать то, что недо­пу­сти­мо в реаль­ной жиз­ни (выска­зать нега­тив­ное мне­ние, насме­хать­ся над кем-нибудь­/­чем-нибудь и т.п.).

Сво­бо­да “для” свя­за­на с поис­ком иден­тич­но­сти, воз­мож­но­стью созда­вать жела­е­мый образ и под­дер­жи­вать его. Здесь, с одной сто­ро­ны, про­яв­ля­ет­ся игро­вой мотив – при­мер­ка раз­лич­ных обра­зов и про­иг­ры­ва­ние их на пло­щад­ке соци­аль­ных сетей (важен для 23% школь­ни­ков). С дру­гой – потреб­ность в само­вы­ра­же­нии: сво­бод­ное про­стран­ство соци­аль­ных сетей дает воз­мож­ность выска­зы­вать мне­ние о чем угод­но (с этим согла­си­лись 37%), 20% стар­ше­класс­ни­ков пола­га­ют, что в соци­аль­ных сетях про­ще про­явить свою инди­ви­ду­аль­ность, 16% соглас­ны с тем, что в них лег­че добить­ся успе­ха и заво­е­вать попу­ляр­ность.

В ходе экс­перт­ной сес­сии с моде­ра­то­ра­ми сооб­ществ соци­аль­ной сети “ВКон­так­те” обра­ща­лось вни­ма­ние на важ­ность ком­пен­са­ци­он­ной функ­ции соци­аль­ных сетей как одно­го из меха­низ­мов, обес­пе­чи­ва­ю­щих их при­вле­ка­тель­ность для под­рост­ков: “Школь­ни­ков при­вле­ка­ет воз­мож­ность обре­сти уве­рен­ность в себе и изба­вить­ся от ком­плек­сов, что куда слож­нее сде­лать под­рост­ку в реаль­ной жиз­ни.

Одно дело кинуть понра­вив­шей­ся девоч­ке пес­ню на стен­ку, а совсем дру­гое – подой­ти и при­гла­сить на сви­да­ние. Мно­гих при­вле­ка­ет воз­мож­ность зани­мать­ся “трол­лиз­мом”, то есть иско­ре­нять свои ком­плек­сы, выме­щая агрес­сию на вир­ту­аль­ных собе­сед­ни­ках” (моде­ра­тор круп­но­го сооб­ще­ства для под­рост­ков).

Экс­пер­ты отме­ти­ли клю­че­вую осо­бен­ность соци­аль­ных сетей – созда­ние эффек­та мас­со­вой доступ­но­сти: «То, что было или счи­та­лось недо­ступ­ным, недо­сти­жи­мым в “реа­ле”, в сети кажет­ся лег­ко обре­та­е­мым и даже более при­вле­ка­тель­ным. Гово­рить ли про свя­зи, про ува­же­ние, про день­ги, про табу­и­ро­ван­ную инфор­ма­цию…» (Экс­перт по иссле­до­ва­нию соци­аль­ных сетей).

Исполь­зо­ва­ние соци­аль­ных сетей в каче­стве сред­ства от оди­но­че­ства при­вле­ка­ет чуть более тре­ти стар­ше­класс­ни­ков (35%). Здесь име­ет место суще­ствен­ное рас­хож­де­ние с мне­ни­ем роди­те­лей: толь­ко 13% отме­ти­ли дан­ную аль­тер­на­ти­ву, т.е. боль­шин­ство пред­ста­ви­те­лей стар­ше­го поко­ле­ния недо­оце­ни­ва­ет дан­ную функ­цию соци­аль­ных сетей.

В то же вре­мя, по мне­нию 34% школь­ни­ков, при­чи­на реги­стра­ции в соци­аль­ных сетях не скры­ва­ет­ся за глу­бин­ны­ми моти­ва­ми: это мод­ное явле­ние, под­рост­ки ста­но­вят­ся поль­зо­ва­те­ля­ми, про­сто сле­дуя мейн­стри­му.

В соци­аль­ных сетях заре­ги­стри­ро­ва­ны интер­нет-поль­зо­ва­те­ли из раз­ных стран. Не выхо­дя из дома, мож­но позна­ко­мить­ся с инте­рес­ны­ми людь­ми, нала­дить дело­вые свя­зи, выстро­ить отно­ше­ния с пред­ста­ви­те­ля­ми про­ти­во­по­лож­но­го пола. И хотя в этом воз­мож­но­сти соци­аль­ных сетей прак­ти­че­ски без­гра­нич­ны (пре­пят­стви­ем к зна­ком­ству могут слу­жить настрой­ки при­ват­но­сти кон­крет­но­го поль­зо­ва­те­ля), дан­ная груп­па моти­вов (моти­вов зна­комств) не полу­чи­ла под­держ­ки боль­шин­ства школь­ни­ков.

Кор­по­ра­тив­ный мотив, выра­жен­ный в утвер­жде­нии “в соци­аль­ных сетях лег­че, чем в реаль­ной жиз­ни, най­ти ком­па­нию для осу­ществ­ле­ния како­го-либо про­ек­та”, под­дер­жа­ли 23% школь­ни­ков. Толь­ко 11% руко­вод­ству­ют­ся любов­ным моти­вом, пола­гая, что в Сети лег­че най­ти люби­мо­го чело­ве­ка.

Сети сти­ра­ют соци­аль­ные и эко­но­ми­че­ские раз­ли­чия меж­ду поль­зо­ва­те­ля­ми, поз­во­ляя всем нахо­дить­ся при­мер­но на рав­ных пози­ци­ях. Чис­ло тех, кого они при­вле­ка­ют воз­мож­но­стью общать­ся с извест­ны­ми людь­ми и быть в кур­се их жиз­ни, “быть бли­же к звез­дам”, состав­ля­ет 17%.

Наи­мень­шую попу­ляр­ность набрал мер­кан­тиль­ный мотив (8%), под­ра­зу­ме­ва­ю­щий исполь­зо­ва­ние соци­аль­ных сетей с целью реше­ния повсе­днев­ных про­блем и задач (напри­мер, там мож­но лег­ко раз­ме­щать объ­яв­ле­ния о продаже/покупке чего-либо). Для 85% стар­ше­класс­ни­ков основ­ная соци­аль­ная сеть – “ВКон­так­те”.

В ходе иссле­до­ва­ния школь­ни­кам зада­вал­ся вопрос о том, чем их при­вле­ка­ет соци­аль­ная сеть. 82% отме­ти­ли, что там заре­ги­стри­ро­ва­но боль­шин­ство дру­зей и зна­ко­мых. Этот пункт мож­но трак­то­вать дво­я­ко: школь­ник может руко­вод­ство­вать­ся моти­вом “так дела­ют все зна­ко­мые” или ком­му­ни­ка­тив­ным моти­вом – в этой соци­аль­ной сети удоб­нее общать­ся с дру­зья­ми. Бога­тый выбор функ­ци­о­наль­ных воз­мож­но­стей при­вле­ка­ет 67%; здесь так­же при­ме­шан раз­вле­ка­тель­ный мотив (про­слу­ши­ва­ние музы­ки, про­смотр филь­мов).

Тех­ни­че­ские харак­те­ри­сти­ки соци­аль­ной сети (удоб­ство исполь­зо­ва­ния) важ­но для 44%. Необ­хо­ди­мо обра­тить вни­ма­ние на то, что вме­ша­тель­ство со сто­ро­ны моде­ра­то­ров ничуть не бес­по­ко­ит школь­ни­ков, дан­ную пози­цию выбра­ли лишь 4%. Вари­ант “в этой сети сле­дят за каче­ством выкла­ды­ва­е­мой инфор­ма­ции и нару­ше­ни­я­ми пра­вил пове­де­ния” так­же не вхо­дит в зону при­о­ри­те­тов школь­ни­ков (5%).

Соци­аль­ные сети пред­став­ля­ют собой одно из самых откры­тых и насы­щен­ных воз­мож­но­стя­ми само­вы­ра­же­ния про­странств в Интер­не­те. Имен­но эти чер­ты при­вле­ка­ют сюда боль­шую часть поль­зо­ва­те­лей, кото­рые как бы “цеп­ля­ясь” друг за дру­гом при­хо­дят в соци­аль­ные сети.

Для под­рост­ков мир вир­ту­аль­ных сетей при­тя­га­те­лен предо­став­ля­е­мой сво­бо­дой: сво­бо­дой от пра­вил и огра­ни­че­ний взрос­ло­го мира, сво­бо­дой для про­яв­ле­ния жела­ний и потреб­но­стей зача­стую соци­аль­но неодоб­ря­е­мых. В соци­аль­ных сетях под­рост­ки могут лег­ко созда­вать сооб­ще­ства и свое­об­раз­ные анкла­вы, недо­ступ­ные взрос­лым.

Поми­мо более подроб­но­го и при­сталь­но­го ана­ли­за моти­вов испо­ве­до­ва­ния соци­аль­ных сетей, для буду­щих иссле­до­ва­ний воз­мож­но изу­че­ние тем, свя­зан­ных с кон­стру­и­ро­ва­ни­ем пра­вил и норм пове­де­ния под­рост­ков в вир­ту­аль­ном про­стран­стве, осо­бен­но­стей ком­му­ни­ка­ции и само­пре­зен­та­ции.

Список литературы

  1. Доклад “Рунет сего­дня”: иссле­до­ва­ние рос­сий­ско­го Интер­не­та // Фонд раз­ви­тия граж­дан­ско­го обще­ства. 25.09.2012.
  2. Дуж­ни­ко­ва А.С. Соци­аль­ные сети: совре­мен­ные тен­ден­ции и типы поль­зо­ва­ния // Мони­то­ринг обще­ствен­но­го мне­ния. 2010. № 5 (сентябрь–октябрь). С. 238–245.
  3. Зави­ли­ши­на М., Мило­ва­но­ва Е. Соци­аль­ные сети и под­ро­сток. Пси­хо­ло­ги­че­ский нави­га­тор.
  4. Зото­ва Е., Сол­да­то­ва Г. Рос­сий­ские и евро­пей­ские школь­ни­ки: про­бле­мы онлайн-соци­а­ли­за­ции // Дети в инфор­ма­ци­он­ном обще­стве. 2011. Vol. 7. С. 46–55.
  5. Иссле­до­ва­ние ауди­то­рии рос­сий­ских соци­аль­ных сетей // CMSmagazine. Ана­ли­ти­че­ский пор­тал рын­ка web-раз­ра­бо­ток.
  6. Мифы и реаль­ность соци­аль­ных сетей в Интер­не­те // Энцик­ло­пе­дия сай­то­стро­е­ния.
  7. Недо­ви­ши­на И.В., Шах­мар­то­ва О.М. Иссле­до­ва­ние моти­вов исполь­зо­ва­ния соци­аль­ных сетей млад­ши­ми школь­ни­ка­ми // Изве­стия ПГПУ им. В.Г. Белин­ско­го. 2012. № 28.
  8. Рос­си­яне в сети. Рей­тинг попу­ляр­но­сти соци­аль­ных медиа. ВЦИОМ. 13.02.2012.
  9. Феду­ни­на Н.Ю. Фак­тор сво­бо­ды у поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей под­рост­ко­во­го и юно­ше­ско го воз­рас­та // Науч­ные мате­ри­а­лы V съез­да Рос­сий­ско­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Т. III. 2012. C. 440–441.
  10. Anderson-Butcher D., Ball A., Brzozowski M., Lasseigne A., Lehnert M., McCormick B.L. Adolescent Weblog Use: Risky or Protective? // Child Adolescent Social Work Journal. 2010. P. 63–77.
  11. Amichai-Hamburger Y., Vinitzky G. Social network use and personality // Computers in Human Behavior.
  12. 2010. Vol. 26. P. 1289–1295.
  13. Arseneault J.M., Orr E.S., Simmering M.G., Ross C., Sisic M. Personality and motivations associatedwith Facebook use // Computers in Human Behavior. 2009. Vol. 25. P. 578–586.
  14. Barker V. Older Adolescents’ Motivations for Social Network Site Use: The Influence of Gender, Group Identity, and Collective Self-Esteem // CyberPsychology& Behavior. 2009. Vol. 12 (2). P. 210.
  15. Boyd D.M., Ellison N.B. Social network sites: definition, history, and scholarship // Journal of ComputerMediated Communication. 2008. Vol. 13. P. 210–230.
  16. De Groot J.M., Ledbetter A.M., Mao Y., Mazer J.P., Meyer K.R., Swafford B. Attitudes Toward Online Social Connection and Self-Disclosure as Predictors of Facebook // Communication Research. 2011. Vol. 38(1). P. 27–53.
  17. Evans M.A., Hare A.L., Mikami A.Y. Adolescent Peer Relationships and Behavior Problems Predict Young Adults’ Communication on Social Networking Websites // Developmental Psychology. 2010. Vol. 46 (1). P. 46–56.
  18. Greenfield P., Subrahmanyam K. Online Communication and Adolescent Relationships // Future of children, 2008.
  19. Cheung Ch. M.K., Chiu P., Lee M. Online social networks: Why do students use facebook? // Computers in Human Behavior. 2011. Vol. 27. P. 1337–1343.
  20. Ceccucci W., Peslac A., Sendall P. An Empirical Study of Social Networking Behavior Using Theory of Reasoned Action // Conference for Information Systems Applied Research, 2011. P. 1–13.
  21. Fogg B.J. Mass Interpersonal Persuasion: An Early View of a New Phenomenon // Third International Conference on Persuasive Technology. Berline: Springer, 2008.
  22. Hargittai E., Hsieh Y.P. Predictors and consequences of social network site usage // Information, Communication and Society. 2010. Vol. 13. P. 515–536.
  23. Hofmann S.G., Nadkarni A. Why do people use Facebook? // Personality and Individual Differences 2012. Vol. 52. P. 243–249.
  24. Joinson A.N. Looking at, looking up or keeping up with people? Motives and use of Facebook // SIGCHI.
  25. 2008. P. 1027–1036.
  26. Joinson A.N., Vasalou A., Courvoisier D. Cultural differences, experience with social networks and the nature of ‘‘true commitment’’ in Facebook // International Journal of Human-Computer Studies. 2010. Vol. 68. P. 719–728.
  27. Lin K.-Y., Lu H.-P. Why people use social networking sites: An empirical study integrating network externalities and motivation theory// Computers in Human Behavior. 2011. Vol. 27. P. 1152–1161.
  28. Lou L. Loneliness, friendship, and self-esteem: First-year college students’ experience of using facebook // Dissertation Abstracts International: Section B: The Sciences and Engineering. 2010. Vol. 70.
  29. McElroy J.C., Moore K. The influence of personality on Facebook usage, wall postings, and regret // Computers in Human Behavior. 2012. Vol. 28. P. 267–274.
  30. Mehdizadeh S. Self-presentation 2.0: Narcissism and self-esteem on Facebook // Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. 2010. Vol. 13. P. 357–364.
  31. Murray K.E., Waller R. Social networking goes abroad // International Educator. 2007. 16(3). P. 56–59. Pew: 94% Of Teenagers Use Facebook, Have 425 Facebook Friends, But Twitter & Instagram Adoption
  32. Way Up// Marketing Land. 21.05.2013. URL: has-425–4‑facebook-friends-44847.
  33. Regan P., Steeves V. Kids R Us: Online Social Networking and the Potential for Empowerment // Surveillance & Society. 2010. Vol. 8(2). P. 157–170.
  34. Reich S.M. Adolescents’ sense of community on myspace and facebook: a mixed-methods approach // Journal of community psychology. 2010. Vol. 38. P. 688–705.
  35. Schaefer C. Motivations and Usage Patterns on Social Network Sites // ECIS 2008 Proceedings. Paper 143.
  36. Sheldon K.M., Abad N., Hirsch C. A two-process view of Facebook use and relatedness need-satisfaction: Disconnection drives use, and connection rewards it // Journal of Personality and Social Psychology. 2011. Vol. 100. P. 766–775.
  37. Sheldon P. The Relationship Between Unwilingness-to-Communicate and Students’ Facebook Use // Journal of Media Psychology. 2008. Vol. 20(2). P. 67–75.
  38. Tsai Ch.-M., Huang Y.-T., Hsieh J.-L. Taiwanese Facebook Users’ Motivation and the Access of Information Technology// Communications in Computer and Information Science. 2011. № 173. P. 469–473.
Источ­ник: Социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. 2015. № 5.

Об авторах

  • Оль­га Алек­се­ев­на Гур­ки­на – науч­ный сотруд­ник лабо­ра­то­рии мони­то­рин­го­вых иссле­до­ва­ний Мос­ков­ско­го город­ско­го пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та.
  • Дарья Васи­льев­на Маль­це­ва – кан­ди­дат социо­ло­ги­че­ских наук, социо­лог-ана­ли­тик иссле­до­ва­тель­ской груп­пы ЦИРКОН.

Смот­ри­те так­же:

ПРИМЕЧАНИЕ

  1. В ста­тье поня­тия “вир­ту­аль­ные соци­аль­ные сети” и “соци­аль­ные сети” будут исполь­зо­вать­ся в каче­стве сино­ни­мов.
  2. Мож­но пере­ве­сти как “бога­тый бога­те­ет”.

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest