Медведева А.С. Реакции детей и подростков на сексуальный онлайн груминг

М

В свя­зи с ростом зна­чи­мо­сти исполь­зо­ва­ния инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий соци­аль­ная ситу­а­ция раз­ви­тия моло­до­го поко­ле­ния изме­ни­лась. Соглас­но иссле­до­ва­ни­ям, каж­дый вось­мой рос­сий­ский под­ро­сток 14—17 лет сооб­ща­ет, что «живет в Интер­не­те» [4].

Иссле­до­ва­ние С.Н. Вач­ко­вой [2] пока­за­ло, что сре­ди 5889 под­рост­ков 81,77% обща­ют­ся в Сети. При этом мно­гие счи­та­ют вир­ту­аль­ное обще­ние более ком­форт­ным, чем живое.

Иссле­до­ва­ния А.Б. Хол­мо­го­ро­вой и ее кол­лег [7] сви­де­тель­ству­ют о том, что под­рост­ки, отда­ю­щие пред­по­чте­ние обще­нию в соци­аль­ных сетях, отли­ча­ют­ся более выра­жен­ным стра­хом нега­тив­ной оцен­ки со сто­ро­ны окру­жа­ю­щих и име­ют высо­кие пока­за­те­ли по пара­мет­рам соци­аль­ной тре­вож­но­сти.

Интер­нет поз­во­ля­ет несо­вер­шен­но­лет­ним общать­ся с людь­ми раз­ных воз­раст­ных групп на любом рас­сто­я­нии, нахо­дить инфор­ма­цию прак­ти­че­ски по любым вопро­сам, в том чис­ле сек­су­аль­ным. Нахо­дясь дома у сво­е­го ком­пью­те­ра, имея воз­мож­ность писать ано­ним­но, дети могут чув­ство­вать себя в без­опас­но­сти, не знать об интер­нет-угро­зах и не осо­зна­вать их рис­ки [12; 15].

К таким угро­зам отно­сит­ся сек­су­аль­ное домо­га­тель­ство со сто­ро­ны взрос­лых людей в Сети (сек­су­аль­ный онлайн гру­минг), слу­чаи кото­ро­го во всем мире уча­сти­лись.

Гру­минг реа­ли­зу­ет­ся в фор­ме вир­ту­аль­но­го обще­ния с ребен­ком, в тече­ние кото­ро­го взрос­лые люди стре­мят­ся полу­чить интим­ные мате­ри­а­лы детей, орга­ни­зо­вать с ними встре­чу в реаль­ном мире и/или вир­ту­аль­ную сек­су­аль­ную ком­му­ни­ка­цию [6], исполь­зуя раз­но­об­раз­ные так­ти­ки [8; 10; 11].

Зару­беж­ные иссле­до­ва­ния [14] выде­ля­ют в каче­стве фак­то­ров уяз­ви­мо­сти под­рост­ко­вый воз­раст, неуве­рен­ность ребен­ка в себе и низ­кую само­оцен­ку, стрем­ле­ние про­ве­рить свою сек­су­аль­ность, огра­ни­чен­ные воз­мож­но­сти здо­ро­вья, соци­аль­ную изо­ля­цию, отсут­ствие роди­тель­ско­го кон­тро­ля за исполь­зо­ва­ни­ем ребен­ком сети Интер­нет.

Дру­гим фак­то­ром уяз­ви­мо­сти несо­вер­шен­но­лет­них для онлайн гру­мин­га может высту­пать их иска­жен­ное пред­став­ле­ние себя в Интер­не­те, при­во­дя­щее к ново­му рас­тор­мо­жен­но­му пове­де­нию [16].

При столк­но­ве­нии с онлайн гру­мин­гом моло­дые люди реа­ги­ру­ют раз­лич­ным обра­зом. S. Webster и его кол­ле­ги [13] пред­ла­га­ют сле­ду­ю­щую клас­си­фи­ка­цию потер­пев­ших:

  1. устой­чи­вые;
  2. склон­ные к рис­ко­ван­но­му пове­де­нию;
  3. уяз­ви­мые.

Они отме­ча­ют, что боль­шая часть моло­дых людей отно­сят­ся к устой­чи­во­му типу и пре­се­ка­ют попыт­ки гру­мин­га. В то же вре­мя важ­но обра­тить вни­ма­ние на послед­ствия подоб­но­го столк­но­ве­ния. По резуль­та­там оте­че­ствен­ных иссле­до­ва­ний [5], оно ока­зы­ва­ет­ся более пси­хо­трав­ми­ру­ю­щим для млад­ших под­рост­ков, кото­рые чаще все­го не пред­при­ни­ма­ют актив­ных дей­ствий для его пре­се­че­ния, в то вре­мя как стар­шие под­рост­ки в подоб­ных ситу­а­ци­ях пред­по­чи­та­ют актив­ные стра­те­гии совла­да­ния.

Сек­су­аль­ный онлайн гру­минг как про­цесс вза­и­мо­дей­ствия двух чело­век зави­сит от осо­бен­но­стей реак­ции на него детей и под­рост­ков. Пред­по­ла­га­ет­ся, что моло­дые люди могут эффек­тив­но пре­се­кать попыт­ки сек­су­аль­но­го домо­га­тель­ства и неже­ла­тель­ное обще­ние в целом, в свя­зи с чем цель насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния — опи­сать их реак­ции на онлайн гру­минг.

Материалы и методы исследования

Иссле­до­ва­ние про­ве­де­но на мате­ри­а­ле, пред­став­ля­ю­щем собой 186 тран­скрип­тов диа­ло­гов меж­ду взрос­лы­ми людь­ми и несо­вер­шен­но­лет­ни­ми, пре­иму­ще­ствен­но реа­ли­зо­ван­ных в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те».

Участ­ни­ка­ми диа­ло­гов ста­ли:

  • 186 детей и под­рост­ков в воз­расте от 8 до 17 лет (сред­ний воз­раст 13,3 лет ± 1,95 года), сре­ди кото­рых 15 маль­чи­ков и 171 девоч­ка;
  • 13 муж­чин в воз­расте от 22 до 46 лет (сред­ний воз­раст 34,2 года ± 8,09 лет). Каж­дый из них совер­шил раз­ное коли­че­ство ком­му­ни­ка­ций.

Пере­пис­ки осу­ществ­ля­лись с 2013 по 2017 год и име­ют раз­ные объ­е­мы (от 2 до свы­ше 1000 сооб­ще­ний). Дли­тель­ность диа­ло­гов варьи­ру­ет от 1—2 дней до 3 меся­цев, их сред­няя про­дол­жи­тель­ность состав­ля­ет 4,0 дня ± 13,0 дней.

Ана­лиз ком­му­ни­ка­ций осу­ществ­лял­ся при помо­щи раз­ра­бо­тан­ной ста­ти­сти­че­ской кар­ты, в кото­рой выде­ле­ны 50 пока­за­те­лей, харак­те­ри­зу­ю­щих осо­бен­но­сти реа­ги­ро­ва­ния детей и под­рост­ков на сек­су­аль­ный онлайн гру­минг. Обра­бот­ка инфор­ма­ции про­во­ди­лась мето­да­ми опи­са­тель­ной ста­ти­сти­ки и каче­ствен­но­го ана­ли­за.

Результаты и их интерпретация

Ини­ци­и­ро­вав зна­ком­ство, взрос­лые гру­ме­ры, как пра­ви­ло, начи­на­ют обще­ние ней­траль­но: при­вет­ству­ют сво­их юных собе­сед­ни­ков, инте­ре­су­ют­ся, как у них дела, спра­ши­ва­ют об увле­че­ни­ях, опи­ра­ясь на инфор­ма­цию, пуб­ли­ку­е­мую детьми на сво­их стра­ни­цах соци­аль­ной сети, и посте­пен­но внед­ряя сек­су­аль­ные темы.

В слу­ча­ях, если взрос­лые нахо­дят детей и под­рост­ков в груп­пах зна­комств или сек­су­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ных сооб­ще­ствах соци­аль­ной сети, это сти­му­ли­ру­ет их к более быст­ро­му внед­ре­нию в бесе­ду сек­су­аль­ных тем. Е.А. Али­е­ва [1] в каче­стве таких сооб­ществ выде­ля­ет груп­пы под назва­ни­я­ми «яой», «юри», «сета­кон», «лоли­кон».

При­влек­шие вни­ма­ние гру­ме­ров дети были раз­де­ле­ны на 3 груп­пы, исхо­дя из осо­бен­но­стей их общей реак­ции на новый кон­такт (табл. 1).

Таблица 1. Общая реакция несовершеннолетних на контакт со взрослым грумером

Таб.1_Медведева А.С. Реакции детей и подростков на сексуальный онлайн груминг

В 38,7% слу­ча­ев дети и под­рост­ки быст­ро про­яв­ля­ли отказ от обще­ния, несмот­ря на то, что в попыт­ке заво­е­вать дове­рие гру­ме­ры начи­на­ли обще­ние с ней­траль­ных тем, дела­ли ком­пли­мен­ты или пыта­лись их обма­нуть, выда­вая себя за модель­ных аген­тов или режис­се­ров по кастин­гам, про­яв­ля­ли инте­рес к жиз­ни, делам и увле­че­ни­ям юных собе­сед­ни­ков. Такие пере­пис­ки, как пра­ви­ло, были крат­ко­сроч­ны­ми (в сред­нем 10,5±6,5 сооб­ще­ний). Осо­бен­но­сти реак­ций детей дан­ной груп­пы на сооб­ще­ния гру­ме­ров пред­став­ле­ны в табл. 2.

Таблица 2. Особенности реагирования несовершеннолетних, быстро отказавшихся от общения с грумером

Таб.2_Медведева А.С. Реакции детей и подростков на сексуальный онлайн груминг

Основ­ны­ми при­чи­на­ми отка­за несо­вер­шен­но­лет­них от обще­ния со взрос­лы­ми явля­лись раз­ни­ца в воз­расте меж­ду ними и отсут­ствие заин­те­ре­со­ван­но­сти. Неза­ви­си­мо от пред­ме­та раз­го­во­ра, содер­жа­ния сооб­ще­ний гру­ме­ра моло­дые люди не испы­ты­ва­ли потреб­но­сти создать дру­же­ские отно­ше­ния со взрос­лым чело­ве­ком, чаще все­го они про­яв­ля­ли агрес­сию (ино­гда в пер­вой же ответ­ной репли­ке) или игно­ри­ро­ва­ли сооб­ще­ния взрос­лых, что спо­соб­ство­ва­ло пре­кра­ще­нию обще­ния с ними.

Несо­вер­шен­но­лет­ние срав­ни­ва­ли себя и собе­сед­ни­ка по воз­рас­ту, и полу­чен­ная раз­ни­ца слу­жи­ла инди­ка­то­ром недоз­во­лен­но­сти обще­ния. Кро­ме того, они стре­ми­лись понять, по какой при­чине взрос­лый им пишет, выяс­ня­ли инфор­ма­цию о нем и в даль­ней­шем, пони­мая, что объ­ек­тив­ных при­чин для обще­ния нет, про­яв­ля­ли агрес­сию: кри­ти­ко­ва­ли и оскорб­ля­ли взрос­лых, исполь­зо­ва­ли ненор­ма­тив­ную лек­си­ку, в ряде слу­ча­ев угро­жа­ли физи­че­ской рас­пра­вой или каким-либо нака­за­ни­ем «свы­ше», ука­зы­ва­ли на про­ти­во­прав­ность их дей­ствий.

Дети и под­рост­ки этой груп­пы демон­стри­ро­ва­ли уве­рен­ность в том, что общать­ся со взрос­лы­ми без объ­ек­тив­ных при­чин нель­зя, у них не про­яв­лял­ся сек­су­аль­ный инте­рес и жела­ние выяс­нить соот­вет­ству­ю­щие вопро­сы, не обна­ру­жи­ва­лось стрем­ле­ние уста­но­вить новые дру­же­ские вза­и­мо­от­но­ше­ния со взрос­лым чело­ве­ком. Неко­то­рые из них были осве­дом­ле­ны о кибе­ру­гро­зах, о зама­ни­ва­нии несо­вер­шен­но­лет­них посред­ством сети Интер­нет, зна­ко­мы с тер­ми­ном «педо­фи­лия».

В 26,3% слу­ча­ев дети и под­рост­ки были гото­вы бесе­до­вать со взрос­лы­ми людь­ми на темы, не свя­зан­ные с сек­су­аль­ной жиз­нью, одна­ко, как толь­ко они пони­ма­ли, что обще­ние будет носить имен­но сек­су­аль­ный харак­тер, отка­зы­ва­лись от него, так­же про­яв­ляя агрес­сию или игно­ри­руя сооб­ще­ния. Реак­ции несо­вер­шен­но­лет­них дан­ной кате­го­рии ука­за­ны в табл. 3.

Таблица 3. Особенности реагирования несовершеннолетних, проявивших интерес к общению, но отказавшихся от контакта с грумером в связи с внедрением им сексуальных тем

Таб.3_Медведева А.С. Реакции детей и подростков на сексуальный онлайн груминг

Для несо­вер­шен­но­лет­них, гото­вых общать­ся толь­ко на ней­траль­ные темы, воз­раст­ное несо­от­вет­ствие собе­сед­ни­ку не явля­лось пре­пят­стви­ем, они про­яв­ля­ли дру­же­лю­бие и инте­рес. На пер­вом эта­пе ком­му­ни­ка­ции взрос­лые так же, как и в преды­ду­щей груп­пе, исполь­зо­ва­ли так­ти­ки онлайн гру­мин­га, направ­лен­ные на уста­нов­ле­ние кон­так­та и заво­е­ва­ние их дове­рия (обман, ком­пли­мен­ты, выяс­не­ние инфор­ма­ции, демон­стра­ция инте­ре­са к жиз­ни собе­сед­ни­ка).

В свя­зи с готов­но­стью детей и под­рост­ков общать­ся и подру­жить­ся, их обще­ние с гру­ме­ра­ми пере­хо­ди­ло на ста­дию под­го­тов­ки к обсуж­де­нию сек­су­аль­ных тем, на кото­рой взрос­лы­ми осу­ществ­ля­лись поиск инфор­ма­ции о сек­су­аль­ном опы­те ребен­ка, про­во­ка­тив­ные выска­зы­ва­ния с целью вызвать их опро­вер­же­ние и рас­кре­по­ще­ние собе­сед­ни­ка («Жаль, что ты еще малень­кая»), убеж­де­ние в доз­во­лен­но­сти и необ­хо­ди­мо­сти вступ­ле­ния в сек­су­аль­ный кон­такт.

После воз­ник­но­ве­ния сек­су­аль­ной направ­лен­но­сти бесе­ды несо­вер­шен­но­лет­ние игно­ри­ро­ва­ли сооб­ще­ния гру­ме­ра, веж­ли­во пре­се­ка­ли обще­ние с ним, или, напро­тив, про­яв­ля­ли агрес­сию.

В остав­ших­ся 34,9% слу­ча­ев дети в бесе­де с гру­ме­ра­ми достиг­ли ста­дии сек­су­аль­ной ком­му­ни­ка­тив­ной актив­но­сти и про­яви­ли раз­лич­ные реак­ции, пред­став­лен­ные в табл. 4.

Таблица 4. Особенности реагирования несовершеннолетних, согласившихся на общение с грумером

Таб.4_Медведева А.С. Реакции детей и подростков на сексуальный онлайн груминг

На пер­вых двух ста­ди­ях обще­ния гру­ме­ры исполь­зо­ва­ли так­ти­ки, кото­рые были опи­са­ны в преды­ду­щих слу­ча­ях. В даль­ней­шем насту­па­ла ста­дия сек­су­аль­ной ком­му­ни­ка­тив­ной актив­но­сти, на кото­рой гру­ме­ры обу­ча­ли собе­сед­ни­ков сек­су­аль­ным вопро­сам, рас­ска­зы­ва­ли о сво­ем сек­су­аль­ном опы­те, демон­стри­ро­ва­ли интим­ные мате­ри­а­лы и свои поло­жи­тель­ные чув­ства к юным собе­сед­ни­кам, выска­зы­ва­ли прось­бы и тре­бо­ва­ния, обе­ща­ли награ­ду, срав­ни­ва­ли детей и под­рост­ков с их сек­су­аль­но рас­кре­по­щен­ны­ми сверст­ни­ка­ми с целью вызвать реак­цию под­ра­жа­ния.

Дети ука­зан­ной груп­пы про­яв­ля­ли довер­чи­вость к гру­ме­рам и любо­пыт­ство, ино­гда у них фор­ми­ро­ва­лось чув­ство влюб­лен­но­сти, они испы­ты­ва­ли потреб­ность соот­вет­ство­вать ново­му дру­гу, вести себя как взрос­лый чело­век, обсуж­дать «взрос­лые» темы, у них воз­ни­кал страх того, что новый друг может в них разо­ча­ро­вать­ся.

Вме­сте с тем гру­ме­ры так­же дава­ли понять детям, что если они не будут соот­вет­ство­вать их ожи­да­ни­ям и инте­ре­сам, то отно­ше­ния пре­кра­тят­ся.

На ста­дии сек­су­аль­ной ком­му­ни­ка­тив­ной актив­но­сти 11,2% моло­дых людей стре­ми­лись пре­сечь обще­ние вслед­ствие ряда при­чин: 1) неже­ла­ния предо­став­лять свои интим­ные мате­ри­а­лы или предо­став­лять мате­ри­а­лы, более сек­су­аль­но откро­вен­ные, чем те, кото­рые уже были посла­ны гру­ме­ру; 2) него­тов­но­сти пере­но­сить вир­ту­аль­ное обще­ние в реаль­ный мир; 3) пре­сы­ще­ния обще­ни­ем, когда полу­ча­ли отве­ты на все инте­ре­су­ю­щие вопро­сы.

В слу­чае пре­кра­ще­ния под­чи­не­ния несо­вер­шен­но­лет­них гру­ме­ры угро­жа­ли рас­про­стра­нить ранее полу­чен­ные от них интим­ные мате­ри­а­лы или пере­пис­ку в Сети, шан­та­жи­ро­ва­ли, деструк­тив­но кри­ти­ко­ва­ли, ука­зы­ва­ли на без­вы­ход­ность ситу­а­ции и на винов­ность самих детей в про­ис­хо­дя­щем, при­зы­ва­ли к мни­мой ответ­ствен­но­сти за близ­ких людей.

В боль­шей сте­пе­ни потер­пев­шие испы­ты­ва­ли страх того, что их род­ные и близ­кие узна­ют о сек­су­аль­ной пере­пис­ке, полу­чат их интим­ные мате­ри­а­лы; они умо­ля­ли гру­ме­ров не пре­да­вать их ком­му­ни­ка­цию оглас­ке, взы­ва­ли к их мора­ли и ответ­ствен­но­сти, в ряде слу­ча­ев были вынуж­де­ны про­дол­жать обще­ние со взрос­лым до тех пор, пока гру­мер не поз­во­лял им его пре­кра­тить.

В резуль­та­те сек­су­аль­ной ком­му­ни­ка­тив­ной актив­но­сти 10,2% несо­вер­шен­но­лет­них предо­ста­ви­ли гру­ме­рам свои лич­ные мате­ри­а­лы (фото­гра­фии и видео­за­пи­си) интим­но­го харак­те­ра, в 11,8% слу­ча­ев они осу­ществ­ля­ли вир­ту­аль­ную сек­су­аль­ную ком­му­ни­ка­цию, а 0,5% всех детей и под­рост­ков встре­ти­лись с гру­ме­ром в реаль­ной жиз­ни.

Все согла­сив­ши­е­ся на обще­ние со взрос­лы­ми несо­вер­шен­но­лет­ние про­яви­ли довер­чи­вость, рас­ко­ван­ное пове­де­ние, ока­за­лись уяз­ви­мы­ми для так­тик онлайн гру­мин­га. Это может сви­де­тель­ство­вать об их неспо­соб­но­сти адек­ват­но оце­нить опас­но­сти ново­го зна­ком­ства, а в ряде слу­ча­ев — о повы­шен­ной сек­су­а­ли­зи­ро­ван­но­сти.

Обна­ру­жи­ва­ет­ся так­же зави­си­мость неко­то­рых детей и под­рост­ков от обе­ща­ний гру­ме­ра­ми воз­на­граж­де­ния за тре­бу­е­мые ими услу­ги (чаще все­го — за предо­став­ле­ние интим­ных мате­ри­а­лов).

В целом, полу­чен­ные резуль­та­ты ука­зы­ва­ют на устой­чи­вость детей и под­рост­ков к онлайн гру­мин­гу в слу­чае, если они не были обма­ну­ты и вве­де­ны в заблуж­де­ние, посколь­ку в 65% слу­ча­ев они вовсе отка­за­лись обсуж­дать с гру­ме­ра­ми сек­су­аль­ные темы, а те, кто про­яви­ли любо­пыт­ство к подоб­ным раз­го­во­рам, не во всех слу­ча­ях спо­соб­ство­ва­ли реа­ли­за­ции ком­му­ни­ка­тив­ной цели гру­ме­ров.

Устой­чи­вость к онлайн гру­мин­гу про­яв­ля­ют дети, осве­дом­лен­ные в вопро­сах интер­нет-угроз, выра­жа­ю­щие недо­ве­рие к пред­ло­же­ни­ям взрос­лых и пони­ма­ю­щие, что обще­ние с незна­ко­мы­ми взрос­лы­ми людь­ми не явля­ет­ся нор­маль­ным и доз­во­лен­ным.

Неред­ко несо­вер­шен­но­лет­ние сооб­ща­ли гру­ме­рам о том, что рас­ска­жут о пере­пис­ке сво­им роди­те­лям, что поз­во­ля­ет заклю­чить о нали­чии у таких детей дове­ри­тель­ных отно­ше­ний с род­ны­ми людь­ми, а так­же о спо­соб­но­сти исполь­зо­вать соци­аль­ную под­держ­ку.

Заключение

Сек­су­аль­ный онлайн гру­минг пред­став­ля­ет серьез­ную угро­зу для совре­мен­ных детей и под­рост­ков, не менее опас­ную, чем столк­но­ве­ние с пре­ступ­ни­ком в реаль­ной жиз­ни.

Для повы­ше­ния устой­чи­во­сти моло­дых людей к онлайн гру­мин­гу пред­став­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым создать усло­вия, при кото­рых они будут осо­зна­вать суще­ство­ва­ние про­бле­мы сек­су­аль­ной экс­плу­а­та­ции в сети Интер­нет, научат­ся пре­се­кать неже­ла­тель­ное обще­ние, не испы­ты­вать стра­ха перед тем, что­бы рас­ска­зать дру­гим людям о сво­ем про­ти­во­ре­чи­вом или нега­тив­ном опы­те.

Чрез­вы­чай­но важ­ным явля­ет­ся нали­чие пози­тив­ной под­держ­ки ребен­ка со сто­ро­ны его роди­те­лей, кото­рые в то же вре­мя долж­ны кон­тро­ли­ро­вать актив­ность сво­их детей в сети Интер­нет.

Не менее важ­ным пред­став­ля­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние ребен­ка, постра­дав­ше­го от сек­су­аль­но­го гру­мин­га, его пози­ции и вос­при­я­тия про­ис­шед­ше­го, уяз­ви­мо­сти и спо­соб­но­сти к сопро­тив­ле­нию, послед­ствий совер­шен­но­го по отно­ше­нию к нему пре­ступ­ле­ния.

Более пол­ные све­де­ния о пере­чис­лен­ных явле­ни­ях помо­гут выра­бо­тать меры про­фи­лак­ти­ки тако­го рода пре­ступ­ных дей­ствий по отно­ше­нию к детям и под­рост­кам.

Литература

  1. Али­е­ва Е.А. Сеть Интер­нет как сред­ство совер­ше­ния раз­врат­ных дей­ствий // Про­бе­лы в рос­сий­ском зако­но­да­тель­стве. 2017. № 4. С. 180—182.
  2. Вач­ко­ва С.Н. Осо­бен­но­сти сете­вых форм ком­му­ни­ка­ции совре­мен­ных школь­ни­ков // Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия и обще­ство. 2014. Т. 5. № 4. С. 135—144.
  3. Дозор­це­ва Е.Г., Мед­ве­де­ва А.С. Сек­су­аль­ный онлайн гру­минг как объ­ект пси­хо­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния [Элек­трон­ный ресурс] // Пси­хо­ло­гия и пра­во. 2019. Т. 9. № 2. С. 250—263. doi:10.17759/psylaw.2019090217 (дата обра­ще­ния: 06.01.2020).
  4. Сол­да­то­ва Г., Кро­па­ле­ва Е. Тер­ри­то­рия сво­бо­ды: осо­бен­но­сти рос­сий­ских школь­ни­ков как поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та [Элек­трон­ный ресурс] // Дети в инфор­ма­ци­он­ном обще­стве. 2009. № 2. С. 36—43.
  5. Сол­да­то­ва Г., Рас­ска­зо­ва Е., Зото­ва Е., Лебе­ше­ва М., Рогген­дорф П. Дети Рос­сии онлайн. Резуль­та­ты меж­ду­на­род­но­го про­ек­та EU Kids Online II в Рос­сии.
  6. Мед­ве­де­ва А.С., Дозор­це­ва Е.Г. Харак­те­ри­сти­ки онлайн гру­мин­га как вида сек­су­аль­ной экс­плу­а­та­ции несо­вер­шен­но­лет­них (по резуль­та­там ана­ли­за пере­пи­сок взрос­лых и детей в сети Интер­нет) [Элек­трон­ный ресурс] // Пси­хо­ло­гия и пра­во. 2019. Т. 9. № 4. С. 161—173. doi:10.17759/psylaw.2019090412
  7. Хол­мо­го­ро­ва А.Б., Ава­кян Т.В., Кли­мен­ко­ва Е.Н., Малю­ко­ва Д.А. Обще­ние в Интер­не­те и соци­аль­ная тре­вож­ность у под­рост­ков из раз­ных соци­аль­ных групп // Кон­суль­та­тив­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия. 2015. Т. 23. № 4. С. 102—129. doi:10.17759/cpp.2015230407
  8. Berson I.R. Grooming cybervictims: The psychosocial effects of online exploitation for youth // Journal of School Violence. 2003. Т. 2. P. 5—18. doi:10.1300/J202v02n01_02
  9. Campbell A.M. False faces and broken lives: An exploratory study of the interaction behaviors used by male sex offenders in relating to victims // Journal of Language and Social Psychology. 2009. Т. 28. P. 428—440. doi:10.1177/0261927X09341948
  10. Grosskopf A. Online interactions involving suspected paedophiles who engage in male children [Элек­трон­ный ресурс] // Trends & Issues in Crime and Criminal Justice. 2010. Т. 403. P. 1—6. URL: https://search.informit.com.au/documentSummary;dn=846280530344276;res=IELHSS (дата обра­ще­ния: 12.01.2020).
  11. O’Connell R. A typology of child cybersexploitation and online grooming practices [Элек­трон­ный ресурс] // Cyberspace Research Unit, University of Central Lancashire. 2003. .
  12. Suler J. The online disinhibition effect [Элек­трон­ный ресурс] // Cyberpsychology & Behavior. 2004. Т. 7(3). P. 321—326.
  13. Webster S., Davidson J., Bifulco A., Gottschalk P., Caretti V., Pham T., Grove-Hills J. European Online Grooming: Project final report [Элек­трон­ный ресурс] // 2012. С. 1—152.          
  14. Whittle H., Hamilton-Giachritsis C., Beech A., Collings G. A review of online grooming: Characteristics and concerns // Aggression and Violent Behavior. 2013. Т. 18(1). P. 62—70.
  15. Whittle H., Hamilton-Giachritsis C., Beech A., Collings G. A review of young people’s vulnerabilities to online grooming // Aggression and Violent Behavior. 2013. Т. 18. P. 135—146.
  16. Yee N., Bailenson J. The proteus effect: The effect of transformed self-representation on behaviour [Элек­трон­ный ресурс] // Human Communication Research. 2007. Т. 33. P. 271—290.
Источ­ник: Пси­хо­ло­гия и пра­во. 2020. Том 10. № 1. С. 44–54.

Об авторе

Анна Мед­ве­де­ва — ФБУ «Севе­ро-Запад­ный реги­о­наль­ный центр судеб­ной экс­пер­ти­зы» Миню­ста Рос­сии, г. Санкт- Петер­бург, Рос­сий­ская Феде­ра­ция.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest