Николаева В.О., Шигабетдинова Г.М. Особенности зависимости от социальной сети Instagram

Н

Акту­аль­ность раз­ра­бот­ки темы иссле­до­ва­ния под­твер­жда­ет­ся нали­чи­ем про­ти­во­ре­чия меж­ду зна­чи­тель­ным пре­об­ла­да­ни­ем сре­ди поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та лиц моло­до­го воз­рас­та (48 %) и отсут­стви­ем иссле­до­ва­ний по выяв­ле­нию сре­ди них Интер­нет-зави­си­мых, опре­де­ле­нию сте­пе­ни их зави­си­мо­сти и пси­хо­ло­ги­че­ских харак­те­ри­стик личности.

Име­ю­ще­е­ся про­ти­во­ре­чие поз­во­ли­ло сфор­му­ли­ро­вать про­бле­му иссле­до­ва­ния: како­вы осо­бен­но­сти пси­хо­ло­ги­че­ских защит у моло­де­жи, склон­ной к Интер­нет- зави­си­мо­сти от соци­аль­ной сети Instagram и основ­ные направ­ле­ния про­фи­лак­ти­ки Интер­нет-зави­си­мо­сти у них.

В соот­вет­ствии с объ­ек­том мож­но сфор­му­ли­ро­вать сле­ду­ю­щую гипо­те­зу: у моло­дых людей с Интер­нет-зави­си­мо­стью от соци­аль­ной сети Instagram пре­об­ла­да­ют пси­хо­ло­ги­че­ские защи­ты по типу отри­ца­ния, заме­ще­ния, регрес­сии и ком­пен­са­ции [5, с. 138]. У них отме­ча­ет­ся застен­чи­вость, зани­жен­ная само­оцен­ка, чув­ство соб­ствен­ной непол­но­цен­но­сти, неудо­вле­тво­рен­ность собой, сво­и­ми спо­соб­но­стя­ми, неуве­рен­ность в себе. У них наблю­да­ет­ся мяг­кость, устой­чи­вость, зави­си­мость, стрем­ле­ние к покро­ви­тель­ству, склон­ность к роман­тиз­му, арти­стич­ность нату­ры, жен­ствен­ность, худо­же­ствен­ность вос­при­я­тия мира [3, с. 22]. 

Для изу­че­ния пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей Интер­нет-зави­си­мо­сти от соци­аль­ной сети Instagram у испы­ту­е­мых исполь­зо­ва­лись сле­ду­ю­щие мето­ди­ки: анке­та, направ­лен­ная на выяв­ле­ние зна­чи­мо­сти Интер­не­та у чело­ве­ка; 16-фак­тор­ная мето­ди­ка Р. Кет­тел­ла; опрос­ник выяв­ле­ния доми­ни­ру­ю­щих меха­низ­мов пси­хо­ло­ги­че­ской защи­ты Кел­лер­ма на-Плутчика.

Эмпи­ри­че­ское иссле­до­ва­ние про­во­ди­лось на базе МБОУ СОШ г. Улья­нов­ска. В иссле­до­ва­нии при­ня­ли уча­стие 80 уче­ни­ков 10–11‑х клас­сов в воз­расте 15–17 лет.

Далее оста­но­вим­ся на рас­смот­ре­нии неко­то­рых соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских качеств поль­зо­ва­те­лей «Инста­грам». Для того, что­бы уйти от нега­тив­ных эмо­ций, поль­зо­ва­те­ли не при­бе­га­ют к логи­че­ско­му объ­яс­не­нию про­изо­шед­ше­го. В ито­ге, мож­но ска­зать, что поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ной сети «Инста­грам» склон­ны к некон­струк­тив­ным фор­мам защи­ты, при­су­щим лич­но­сти невзрослой. 

Так­же мы срав­ни­ва­ли уро­вень само­оцен­ки, одна­ко ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мых раз­ли­чий выяв­ле­но не было. Дру­гую кар­ти­ну мы видим в отно­ше­нии потреб­но­сти в обще­нии. Поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ной сети «Инста­грам» име­ют ярко выра­жен­ную неудо­вле­тво­рен­ную потреб­ность в обще­нии, зна­чи­тель­но более высо­кую, чем лица, не явля­ю­щи­е­ся поль­зо­ва­те­ля­ми дан­ной сети «Инста­грам» [2, с. 151]. 

Таким обра­зом, мож­но сде­лать вывод, что «Инста­грам», как и любая дру­гая соци­аль­ная сеть, не спо­соб­на реа­ли­зо­вать суще­ству­ю­щие в реаль­но­сти потреб­но­сти в каче­ствен­ном, близ­ком общении.

Интер­нет-зави­си­мость — пси­хи­че­ское рас­строй­ство, навяз­чи­вое жела­ние под­клю­чить­ся к Интер­не­ту, и болез­нен­ная неспо­соб­ность вовре­мя отклю­чить­ся от Интер­не­та. Интер­нет-зави­си­мость явля­ет­ся широ­ко обсуж­да­е­мым вопро­сом, но её ста­тус пока нахо­дит­ся на неофи­ци­аль­ном уровне: рас­строй­ство не вклю­че­но в офи­ци­аль­ную клас­си­фи­ка­цию забо­ле­ва­ний DSM-IV [6, с. 22].

Наи­бо­лее   выра­же­но   нега­тив­ное   вли­я­ние   ком­пью­тер­ной   зави­си­мо­сти   на соци­аль­ные каче­ства чело­ве­ка: дру­же­лю­бие, откры­тость, жела­ние обще­ния, чув­ство состра­да­ния. При выра­жен­ной ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти наблю­да­ет­ся силь­ней­шая дегра­да­ция соци­аль­ных свя­зей лич­но­сти и так назы­ва­е­мая соци­аль­ная дез­адап­та­ция человека. 

Наи­бо­лее часто соци­аль­ная дез­адап­та­ция раз­ви­ва­ет­ся у детей и под­рост­ков, про­во­дя­щих мно­го вре­ме­ни за ком­пью­тер­ны­ми игра­ми и в Интер­не­те. Дегра­да­ция соци­аль­ных свя­зей в этом слу­чае раз­ви­ва­ет­ся из-за    вытес­не­ния объ­ек­тив­ной реаль­но­сти вир­ту­аль­ной, создан­ной при помо­щи ком­пью­те­ра. На фоне соци­аль­ной дез­адап­та­ции и углуб­ле­ния в мир вир­ту­аль­ной реаль­но­сти могут появить­ся избы­точ­ная агрес­сив­ность и раз­лич­ные виды анти­со­ци­аль­но­го поведения.

Чело­век, стра­да­ю­щий ком­пью­тер­ной зави­си­мо­стью, как пра­ви­ло, уде­ля­ет мень­ше вни­ма­ния рабо­те и испол­не­нию раз­лич­ных соци­аль­ных функ­ций. Этот факт может стать при­чи­ной серьез­ных про­блем на про­фес­си­о­наль­ном и семей­ном попри­ще [4, с. 9]. Неопрят­ный вид и оче­вид­ная отчуж­ден­ность «ком­пью­тер­щи­ков» дела­ет их непри­вле­ка­тель­ны­ми для обще­ства, что, в свою оче­редь, усу­губ­ля­ет кон­фликт меж­ду обще­ством и чело­ве­ком, стра­да­ю­щим ком­пью­тер­ной зави­си­мо­стью [1, с. 387].

В ходе эмпи­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния было выяв­ле­но 18 чело­век (25 %), у кото­рых выяв­ле­ны высо­кие пока­за­те­ли по мето­ди­ке, выяв­ля­ю­щей интер­нет-зави­си­мость от соци­аль­ной сети Instagram. У 53 % выяв­ле­ны началь­ные при­зна­ки зависимости. 

Для целей даль­ней­ше­го иссле­до­ва­ния мы раз­де­ли­ли всю груп­пу испы­ту­е­мых на 2 под­груп­пы: в первую груп­пу вошли 62 чело­ве­ка с низ­ким или началь­ным уров­нем зави­си­мо­сти от Интер­не­та, во вто­рую — со сло­жив­шим­ся син­дро­мом (18 человек).

Изу­че­ние доми­ни­ру­ю­щих меха­низ­мов пси­хо­ло­ги­че­ской защи­ты по Кел­лер­ма­ну- Плут­чи­ку у испы­ту­е­мых выяви­ло пре­об­ла­да­ние в груп­пе Интер­нет-зави­си­мых защит по типу отри­ца­ния, заме­ще­ния, регрес­сии и компенсации. 

Исполь­зо­ва­ние 16-фак­тор­но­го лич­ност­но­го опрос­ни­ка Р. Кет­тел­ла поз­во­ли­ло выявить инди­ви­ду­аль­но- пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти лич­но­сти испы­ту­е­мых с раз­ной сте­пе­нью выра­жен­но­сти зави­си­мо­сти от соци­аль­ной сети Instagram. Уста­нов­ле­но, что испы­ту­е­мые с раз­ной сте­пе­нью выра­жен­но­сти зави­си­мо­сти от Интер­не­та ста­ти­сти­че­ски досто­вер­но раз­ли­ча­ют­ся пока­за­те­ля­ми по шка­лам G, I, L, MD тестаﻩ Р. Кеттела.

При кор­ре­ля­ци­он­ном ана­ли­зе полу­чен­ных дан­ных выяв­ле­на пря­мая поло­жи­тель­ная зави­си­мость меж­ду сте­пе­нью выра­жен­но­сти зави­си­мо­сти от соци­аль­ной сети Instagram и пока­за­те­ля­ми шкал Е, L, MD теста Р. Кеттела.

Сле­ду­ет отме­тить, что полу­чен­ные в ходе иссле­до­ва­ния резуль­та­ты убе­ди­тель­но сви­де­тель­ству­ют о том, что гипо­те­за, сфор­му­ли­ро­ван­ная выше, была подтверждена.

Фено­мен зави­си­мо­сти от Интер­не­та, в т. ч. от соци­аль­ной сети Instagram, посто­ян­но видо­из­ме­ня­ет­ся вме­сте со стре­ми­тель­ным раз­ви­ти­ем Интер­не­та и заслу­жи­ва­ет дос­ко­наль­но­го изу­че­ния. При­ме­нять­ся долж­ны и каче­ствен­ные, и коли­че­ствен­ные иссле­до­ва­тель­ские мето­ды. Веду­ща­я­ся в насто­я­щее вре­мя рабо­та спо­соб­ству­ют раз­ви­тию мето­до­ло­гии пси­хо­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния и пото­му высо­ко актуальна.

Литература

  1. Коз­ло­ва Н. С. Соци­аль­ная сеть «Инста­грам» как соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ское явле­ние / Н. С. Коз­ло­ва // Моло­дой уче­ный. — 2014. — № 16. — С. 387.
  2. Коро­лен­ко Ц. П., Дмит­ри­е­ва Н. В. Пси­хо­со­ци­аль­ная аддик­то­ло­гия. Ново­си­бирск: Олсиб, 2013. – С. 151.
  3. Мун­тян П. Вид ком­пью­тер­ной аддик­ции: зави­си­мость от ком­пью­тер­ных игр / Пси­хо­ло­гия зави­си­мо­сти: Хре­сто­ма­тия / Сост. К. В. Сель­че­нок. – Мн., 2014. – C. 22.
  4. Спир­ки­на Т. С. Осо­бен­но­сти эмо­ци­о­наль­но-лич­ност­ной сфе­ры поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет, склон­ных к Интер­нет-зави­си­мо­сти. // Меди­цин­ская пси­хо­ло­гия в Рос­сии. – 2014. – № 6. – С. 9.
  5. Сте­па­нов Р. Ю. Пато­ло­ги­че­ская зави­си­мость от ком­пью­те­ра или интер­не­та / Р. Ю. Сте­па­нов; под ред. В. В. Новиц­ко­го, Л. М. Ого­ро­до­вой // Мате­ри­а­лы Все­рос. 74‑й ито­го­вой сту­ден­че­ской кон­фе­рен­ции им. Н. И. Пиро­го­ва (Томск, 27–29 апре­ля 2015 г.). – Томск: Сибир­ский гос. мед. ун‑т, 2015. – С. 138.
  6. Чистая А. Интер­нет-зави­си­мость – болезнь XXI века / А. Чистая // Мин­ская шко­ла сего­дня. – 2014. – № 6. – С. 22.
Источ­ник: Науч­ные иссле­до­ва­ния. 2015. №1.

Об авторах

  • Веро­ни­ка Оле­гов­на Нико­ла­е­ва — сту­дент, спе­ци­аль­ность «Изда­тель­ское дело и редактирование».
  • Гузель Мир­хай­за­нов­на Шига­бет­ди­но­ва — кан­ди­дат педа­го­ги­че­ских наук, доцент, кафед­ра поли­то­ло­гии, социо­ло­гии и свя­зи с обще­ствен­но­стью, Улья­нов­ский госу­дар­ствен­ный тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет, г. Ульяновск.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest