Мышенкова Е.С. Гендерный аспект коммуникации в интернет-среде

М

ВВЕДЕНИЕ

Пропорционально увеличению количества женщин среди пользователей сети Интернет повышается актуальность данной работы: если значительное время Интернет оставался исключительно мужской средой, то сейчас по прогнозам многих зарубежных и отечественных исследователей существует тенденция превращения его в смешанную, а в самое ближайшее время и в женскую сферу. То есть множество психологических исследований, проведенных до последних двух-трех лет, с определенной долей уверенности можно считать неактуальными и неадекватными современной ситуации в психологии и сети Интернет.

«Являясь частью так называемой „виртуальной“ реальности, Интернет относится к одной из тех сфер нынешнего человеческого бытия, к изучению которой современная наука только начинает приступать» — слова Евгения Пятакова, которые могут служить эпиграфом к любой работе, посвященной исследованию данной области жизнедеятельности современного общества. Интенсивность же развития сферы высоких технологий и расширение ее влияния на жизнь каждого из нас обуславливают увеличение интереса к этой теме.

В современной же психологии одной из самых популярных тем, которая в последнее время получила особое распространение именно в отечественной науке, стала тема гендера и гендерных особенностей поведения в коммуникации.

На пересечении данных тем находится весьма интересная, но мало изученная тема, которая характеризуется очень небольшим количеством эмпирического и теоретического материала: гендерные особенности пользователей сети Интернет в виртуальном общении. Именно поэтому возникла идея разработки и проведения исследования, в котором бы изучался гендерный аспект коммуникации в Интернет-среде.

Целью исследования было выявление личностных и ситуативных особенностей коммуникации в Интернет-среде в их гендерном аспекте.

Перед исследованием были сформулированы следующие задачи:

  • Теоретический анализ проблемы коммуникации в Интернет-среде в их гендерном аспекте.
  • Эмпирическое исследование личностных и ситуативных детерминант коммуникации в Интернет-среде в их гендерном аспекте.
  • Построение психологической модели эффективной коммуникации в Интернет-среде с учетом гендерных различий.
    Объект исследования — межличностная коммуникация в Интернет-среде.

Предметом в исследовании выступает — гендерный аспект личностных и ситуативных детерминант межличностной коммуникации в Интернет-среде.

На этапе подготовки исследования была сформулирована следующая гипотеза: существуют гендерные различия в соотношении реального и идеального Я (личностное) и в уровне самоконтроля в общении (ситуативное) участников Интернет-коммуникации.

Подтверждением новизны исследования будет следующая информация: изучение гендерных особенностей коммуникации в Интернет-среде до сих пор проводилось только в их языковом (лингвистическом) аспекте, но не в психологическом.

Необходимость же исследований психологами сети Интернет и ее пользователей на современном тапе состоит в накоплении эмпирических данных для дальнейшей их систематизации и обобщения. Результатами же создания теоретической базы могут быть применимы в самых разных областях как теории, так и практики: рекламе, бизнесе, образовании, высоких технологиях и так далее.

МЕЖЛИЧНОСТНАЯ КОММУНИКАЦИЯ И ГЕНДЕР

Межличностная коммуникация

Первая проблема, связанная с понятием «коммуникация» в социальной психологии, это определение. В разных источниках под «коммуникацией» подразумеваются различные аспекты взаимодействия людей. Но время от времени можно наблюдать противоположные позиции относительно взаимосвязи понятий «общение» и «коммуникация»: одни авторы полностью отождествляют их, другие видят в коммуникации только одну из плоскостей общения, третьи же вообще упоминают либо только «общение», либо только «коммуникацию».

Так, например, Столяренко говорит об общении, что это «намеренное влияние и воздействие на поведение, состояние, установки партнера. При общении происходит обмен информацией, взаимовлияние, взаимооценка, сопереживание, формирование убеждений, взглядов, характера, интеллекта [27, с. 247].

Шибутани же рассматривает именно коммуникацию: «это прежде всего способ деятельности, который облегчает взаимное приспособление поведения людей <…> Коммуникация — это такой обмен, который обеспечивает кооперативную взаимопомощь, делая возможной координацию действий большой сложности» [30, с. 129].

Рогов в своей работе «Психология общения», давая определение общения и коммуникации, обращается к c ловарю по психологии [21]. Т. е. общение в его понимании — это «1) сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией, выработку единой стратегии взаимодействия, восприятие и понимание другого человека; 2) осуществляемое знаковыми средствами взаимодействие субъектов, вызванное потребностями совместной деятельности и направленное на значимое изменение в состоянии, поведении и личностно-смысловых образованиях партнера» [23, с. 6]. Коммуникация же в его работе — это «смысловой аспект социального взаимодействия» [23, с. 38].

Для максимальной однозначности понимания в данной работе будет взято определение, наиболее совпадающее с точкой зрения автора, позаимствованное у DeVito (1994): «Коммуникация — это деятельность, имеющая цель (необязательно осознаваемую), предполагающая одного или более участников и заключающаяся в посылке и получении разного рода сообщений, которые используют различные каналы, могут искажаться под воздействием шума, существуют в некотором контексте, оказывают определенный эффект на адресата и оставляют возможности для обратной связи» [8]. Можно выделить три слоя коммуникативного акта: информацию, эмоции, роли как отношения между участниками.

Каналы передачи информации в основе своей представляют материальные носители для знаков, в которых выражено сообщение. В случае Интернета это, как правило, письменная речь, реже — устная.

Отсутствие же обратной связи в коммуникативном акте приводит к разрушению коммуникации, то есть обратная связь является одной из основных организующих коммуникации.

Помощь в анализе и понимании коммуникации может оказать известная схема коммуникативного акта, предложенная К. Шенноном (одним из создателей кибернетики) и модифицированная лингвистом Якобсоном:

КОНТЕКСТ

Код

Адресант -------------> Сообщение -------------> Адресат

(отправитель) (получатель)

То есть информация проходит по следующей цепи: адресант (отправитель) -> кодирование сообщения -> движение по каналам -> расшифровка (декодирование) -> адресат (получатель).

Кодом в коммуникации является язык или его разновидность (диалект, сленг), который используют участники данного коммуникативного акта. Кодирование исходного сообщения означает перевод его в набор знаков или сигналов, которые предположительно могут быть понятны партнеру.

Речь приобретает смысл и может быть понята только в структуре неречевого контекста. Контекст (или ситуация) — это обстоятельства, в которых происходит конкретное событие [18, c. 46].

Социальные психологи, как правило, выделяют в структуре акта коммуникации намерение, замысел, цель как мотивационную составляющую (то есть что, зачем и почему хочет сказать автор сообщения) и когнитивную составляющую — понимание высказывания.

Под коммуникативным намерением подразумевается желание вступить в общение с другим человеком. Например, намерение использовать Интернет для получения оперативной информации и намерение подключиться к Интернету для поиска новых знакомых отличаются, соответственно, отсутствием и наличием коммуникативной интенции.

Замысел сообщения — это исходное его содержание, существующее в виде смутного проекта того, что человек намерен передать собеседнику.

В мотивационной составляющей коммуникативного акта выделают, как правило, два вида целей: ближайшая цель непосредственно выражается говорящим, долговременная же является более отдаленной. В ближайших целях обычно разделают:

  • интеллектуальная цель (получение информации, в том числе оценочной; разъяснение точки зрения; поддержка мнения; критика; развитие темы и т. п.);
  • установление отношений (развитие или прекращение коммуникации; побуждение к действию).

То есть за ближайшей целью коммуникации очень часто стоит целевой подтекст, который может с ней не совпадать, может углублять и усложнять коммуникацию. Например, человек может вести не самую интересную для него виртуальную беседу с другим пользователем сети Интернет, имея долговременной целью хорошие взаимоотношения в дальнейшем. В другом же случае целью может быть получение необходимой информации. Однако, как это было сказано в определении, цели могут быть неосознаваемыми, то есть человек может искренне думать, что хочет установить дружественные отношения, в то же время используя собеседника как источник важных данных. С другой стороны, человек может более или менее тщательно скрывать свои отдаленные цели, но очень часто их можно выявить по общей направленности разговора, отдельным его высказываниям.

Важной характеристикой коммуникации является понимание сообщения, которое состоит в истолковании адресатом полученной информации. Послание будет понято собеседником в том случае, если получатель владеет языком, сходным с языком отправитель и если существует значительное сходство образов мира у партнеров по коммуникации.

Существует очень тесная взаимосвязь между коммуникацией и эмоциями: и если эмоции могут быть вызваны не только взаимодействием с другими людьми, то коммуникация неразрывно связана с эмоциональными переживаниями. Эмоции являются важнейшей характеристикой коммуникации и сопровождают любой коммуникативный акт. Это могут быть и радость, и грусть, и отвращение, и удивление, и в то же время они могут тесно переплетаться в одном коммуникативном акте либо в отношении одного и того же собеседника. Можно выделить следующие существенные отличия чувственных переживаний, возникших в процессе коммуникации, от эмоций, вызванных явлениями природы, событиями, предметами, с людьми прямо не связанными:

1) Эмоциональная реакция участников коммуникации носит двусторонний характер, т. е. у каждого из общающихся складывается свое эмоциональное отношение к партнеру. И реакция на его чувства. Причем отношение человека к чувствам собеседника может варьироваться: скованность одного человека может вызвать презрение у одних и умиление у других;

2) Эмоции и чувства в межличностной коммуникации, нося характер индивидуальных переживаний, в конце концов обретают форму послания другому, то есть становятся знаками, смысл которых необходимо понять. В результате (как и в случае с речью) часто присутствуют искажения, неточности и даже полное непонимание — в зависимости от участников беседы. Так, например, одна и та же эмоция может интерпретироваться по-разному разными людьми;

3) Эмоции и чувства подвергаются жесткому социальному контролю. Причем эти ограничения касаются в основном не столько сферы несоциальных объектов, сколько отношений в обществе. Разные культуры и группы предъявляют разные требования, но в одном они абсолютно идентичны: эмоционально-чувственная сфера жизнедеятельности людей подвергается строгому контролю со стороны общества. Те эмоции, которые не соответствуют культурным ожиданиям, скрываются либо сдерживаются самим человеком. Однако соотношение подлинных и конвенциональных (соответствующих культурным нормам) эмоций легко обнаруживается в критических ситуациях [14, 24]

О ситуации с информацией в современном обществе можно привести слова Дэвида Льюиса: «Еще двадцать пять лет назад в «Лекциях о сокращении свободного времени» Стефан Линдер предсказывал, что в результате развития экономики в передовых странах возникнет дефицит времени. Он предупреждал, что с ростом дефицита времени на смену таким досужим занятиям, как отдых за едой или неторопливая прогулка за городом, придут занятия, которые можно будет делать быстро.<…> Фред Фирш, другой пророк 70-х, в «Социальных границах развития» предсказывал, что дефицит времени приведет к появлению все более разобщенного и менее открытого общества.

«Дружелюбие следует расходовать очень экономно, — предупреждал он, — так как на него уходит непомерно большое количество времени, пользующегося все большим спросом» [15].

Автор выделил три фактора, по причине которых скорость перемен в мире растет: это экспоненциальный рост новой информации, скорость «старения» информации и скорость передачи информации.

Проблема гендера в социальной психологии

На современном этапе психология является многоотраслевой мультипарадигмальной наукой. И если среди многих ее отраслей в постсоветской науке нет такой отдельной психологической дисциплины как «гендерная психология» или «психология гендера», то гендерная проблематика, несмотря на это, уже является значимой частью большинства сфер знания и все больше продолжает расширять свое влияние.

Необходимо обратиться к определению понятий «пол» и «гендер», так как во многих работах, особенно отечественных авторов, эти термины либо вообще не упоминаются, либо употребляются как синонимы.

В современной науке гендер понимается как социально-биологическая характеристика, с помощью которой люди дают определение понятиям «мужчина» и «женщина». А так как «пол» является биологической категорией, социальные психологи ссылаются на те гендерные различия, которые обусловлены биологически, как на «половые» [9, c. 21].

То есть пол указывает на биологический статус человека, говоря о том, кем является человек — мужчиной или женщиной. Гендер же со своей стороны указывает на социально-психологический статус человека с точки зрения маскулинности или фемининности. Поэтому культурные ожидания и стереотипы, относящиеся к маскулинному и фемининному поведению называются гендерными (а не половыми) ролями.

Однако такое разделение понятий не является строгим, так как допускается пересечение понятий, поскольку многие различия могут возникать вследствие сочетания биологических и социальных факторов [17, c. 167].

В социальной психологии ситуация, связанная с гендерными исследованиями, за последние полвека менялась кардинальным образом далеко не единожды. Вкратце можно выделить следующие основные этапы развития гендерных исследований в психологии в мире.

Изначально исследования проводились в рамках изучения индивидуальных различий, а маскулинность — фемининность пробовали измерять как и другие индивидуальные различия.

Затем возникла точка зрения, понимающая маскулинность — фемининность как черты личности, причем важнейшие. При этом за среду, внутри которой происходит социализация детей и приобретение ими социальных ролей, принимали семью.

В 70-х годах С. Бем вводит понятие андрогинии, которое обозначает людей, успешно сочетающих в себе как традиционно мужские, так и традиционно женские психологические качества. Благодаря собственному разработанному методическому аппарату, она смогла эмпирически продемонстрировать, что маскулинность и фемининность являются двумя независимыми, но не противоположными конструктами.

Следующий этап характеризуется представлением о гендере как о схеме или концепте, введенном культурой, который определяется как аффективно-когнитивная структура, которая создана для упорядочивания индивидуального опыта и организации человеком своего поведения. Гендер начинает пониматься как социальная категория, причем не как неизменная черта или статичное качество, а как процесс, динамическая, ситуационно детерминированная характеристика. Данная точка зрения на гендер является доминирующей среди социальных психологов, которые работают в сфере гендерной проблематики на современном этапе [10, 11].

В целом можно утверждать, что в психологии исследований, связанных с гендерной тематикой, стало значительно больше, однако распределены они очень неравномерно: в одной области психологии они представлены больше, в других — меньше, однако они затронули практически все основные сферы психологической науки: когнитивную, эмоциональную, проблемы социализации, межличностных взаимодействий и социальных отношений. Однако как в одной из самых молодых сфер — психологии пользователей Интернет-среды — они представлены весьма малым количеством работ, преимущественно российских авторов.

Одним из последних гендерных исследований на постсоветском пространстве является работа Сакулиной Е.Л., посвященная современным молодежным стереотипам маскулинности/фемининности. Автор говорит о том, что «типические различия в содержательной специфике Образа Я и эмоционально-ценностного самоопределения мужчин и женщин во многом производны от специфики половых ролей, а также устоявшихся в общественном сознании стереотипных эталонов маскулинности-феминности, определяющих особенности семейного воспитания и первичной социализации, а позже — нормы поведения, стиль общения, сферы самореализации» [25].

Основываясь на полученных данных автор рассматривает в сравнительном анализе три периода — 19 век, советский период и постперестроечный период — и делает вывод, что с течением времени происходит «значительное ослабление поляризации» и взаимопроникновение некоторых компонентов женских и мужских ролей, а следствием подобной тенденции Сакулина называет нивелирование различий в содержании стереотипов мужественности-женственности.

Таким образом, следует отметить необходимость гендерных исследований на современном этапе развития еще и в силу отмеченных тенденций в сторону сглаживания социальных различий между мужчинами и женщинами.

Гендерный аспект межличностной коммуникации

В коммуникации, кроме всего прочего, можно выделить и такой аспект, как гендерный, то есть обусловленный влиянием гендера на взаимодействие между людьми.

Например, Сидорская Ирина считает, что можно говорить о женской и мужской стратегиях коммуникативного поведения. Если женская стратегия «предполагает беседу, построенную на взаимопонимании» даже при формальном общении, то мужская подразумевает бизнес-информацию, которая распространяется даже на интимную сферу коммуникации.

Главное отличие между характеристиками этих стратегий в отношении к обратной связи: считается, что женщины даже при деловой тематике разговора много внимания уделают обратной связи, которая понимается «не просто как реакция на сообщение, а именно как достижение состояния понятости».

Мужчины же рассматривают ее как реакцию на сообщение, «которая, несомненно, может быть ошибочной и, безусловно, не совпадающей с состоянием понятости» [26].

Деление на два типа по гендерному признаку подтверждает и Мария Путрова, опираясь на теорию К. Джиллиган и обосновывая ее собственным исследованием с помощью метода Осгуда: можно говорить о том, что мужчины стремятся интерпретировать мир с точки зрения справедливости — несправедливости, женщины же — «с точки зрения заботы, удовлетворения запросов всех сторон.

Соответственно, данные типы интерпретации значительно влияют на поведение людей в процессе коммуникативного акта, а значит можно говорить о гендерных особенностях коммуникации [22].

Основываясь на своем исследовании гендерных аспектов речевого поведения, Александр Першай делает следующие выводы: «гендер как часть социальной структуры общества — неотъемлемый компонент речевого поведения. Гендерные отношения не только отражаются и используются в языке в виде кодов, но и обусловливают тематику и характер речевых актов. Более того, гендерное самоопределение индивида должно подтверждаться языковыми средствами и в какой-то степени речь идет о представлении себя окружающим как мужчины или как женщины» [18].

Таким образом, можно говорить и о развитии гендерных исследований в отечественной психологии, в частности — в сфере коммуникации и гендерного аспекта общения: можно отметить значительное внимание со стороны исследователей, а значит, и значительный интерес к данной области знаний на постсоветском пространстве и в нашей стране.

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАЦИИ В ИНТЕРНЕТ СРЕДЕ

Аудитория Интернет-среды

Вести статистику пользователей сети Интернет всегда было сложно, так как затруднение вызывал сам способ подсчета: подсчет по типу «уникальные пользователи» не может быть объективным полностью по причине того, что (как показывают многие исследования) многие пользуются Интернетом у друзей и родственников, а так же на работе. С другой стороны, подсчет количества пользователей, обращающихся к определенным страницам, тоже не даст полной информации, так как один и тот же пользователь может посещать сайт несколько раз и с разных компьютеров, а несколько пользователей могут посещать его с одной «машины». То есть все подсчеты можно считать относительными.

Но определенные исследования были проведены и можно говорить о следующих цифрах. 11 февраля рассылка SpyLOG Weekly сообщила следующее: «По оценке Компании МИС-информ, в 2001 г. количество пользователей интернета в России достигло 5 млн. Таким образом, их численность с 1998 г. выросла более чем в 4 раза. <…>В 2001 г. максимальный рост наблюдался в Беларуси, доля которой выросла в 1,7 раза — с 1,0% в январе 2001 г. до 1,7% в январе 2002 г.» Речь идет о белорусах и других гражданах, которые выходят в интернет через белорусских провайдеров и посещают российские сайты.

Исследователи делают вывод, что Интернет в своем развитии уже прошел путь от профессиональной среды общения программистов к среде свободного общения, которая реализует в себе более широкие личностные интересы.

Если попробовать написать «портрет» среднестатистического пользователя Рунета по результатам одной из предыдущих работ, то скорее всего получится следующее описание:

  • это молодой мужчина/женщина (от 19 до 25 лет), он студент или уже получил высшее образование, причем скорее всего техническое; живет он где-то в европейской части России;
  • он холост, в области компьютеров самоучка, имеет дома компьютер, выше всего оценивает свой пользовательский уровень знаний, за компьютером проводит от 30 до 50 часов в неделю (т.е. в среднем от 4 до 7 часов в день), в равной степени одинаково использует все возможности компьютера;
  • за компьютер впервые сел в средних классах школы или у друзей дома, причем встречи в самом начале знакомства с компьютером, и встречи сейчас — желанны;
  • заканчивает работу с компьютером или с положительными чувствами, или с сожалением из-за расставания, в будущем приписывает компьютеру большую роль как в мире вообще, так и в своей жизни в частности;
  • положительно относится к приобщению женщин к работе с компьютером, но считает, что мужчины работают все-таки лучше, хочет иметь супруга профессионала-программиста или хотя бы пользователя.

Коммуникация в Интернет-среде и ее проблемное поле

Изучение виртуальной коммуникации не осталось вне рамок внимания психологов-исследователей Интернета, однако в целом данных работ совсем немного и большинство их принадлежит западным исследователям. Основная доля работ по изучению Интернета на русскоязычном пространстве принадлежит факультету психологии МГУ.

Проанализировав основную массу работ на тему виртуальной коммуникации, можно выделить следующие основополагающие моменты, важные для изучения данной темы.

Так Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е., Смыслова О.В. [6] выделяют следующие основные виды общения в Сети:

1. Общение в режиме реального времени (т.н. чат):

  • с одним собеседником (выбирается определенный канал для такой коммуникации);
  • с большим количеством людей одновременно;

2. Общение, при котором сообщения к адресату приходят с отсрочкой:

  • с одним собеседником (электронная почта);
  • со многими людьми — участниками телеконференции (ньюсгруппы).

Необходимо отметить, что, например, коммуникация посредством программы ICQ и подобных ей было почему-то не учтено: т.к. данный вид коммуникации относится к режиму реального времени, но изначально и полностью предполагает общение с одним собеседником.

В данной работе также отмечается такая особенность виртуальной коммуникации, как анонимность участников: «в настоящее время происходит интенсивное экспериментирование с анонимностью от предельного самораскрытия с элементами эксгибиционизма и/или аггравации до обмана, склонности к манипулированию и попыток фактически управлять мнением о себе [7].

Возможность варьировать степень анонимности в общении обладает, как показывает практика применения Интернета, немалой притягательной силой. Часто скрываются настоящее имя, возраст и социальный статус, инвертируется пол, истинные факты биографии подменяются или дополняются вымышленными, неадекватным образом представляются сведения об опыте, квалификации, компетентности, имеющихся знаниях, умениях, навыках и т. п., вместо реальных описываются социально одобряемые личностные качества, в том числе одобряемые лишь в узком социуме/идиокультуре/андерграунде (напр., киберпанков, музыкальных фанатов, игроков в компьютерные игры и т. д.)» [6].

Следующий важный момент для изучения виртуальной коммуникации, отмеченный в данной работе: пользователи Интернета «высоко ценят возможность компенсировать и нейтрализовать в ходе опосредствованной Интернетом коммуникации те препятствия, которые нередко делают болезненными непосредственные контакты: действительные либо мнимые недостатки собственной внешности, дефекты речи (напр., заикание), некоторые свойства характера (застенчивость и др.) или психические заболевания (скажем, аутизм).

При высокой степени анонимности общения такого рода недостатки нетрудно скрыть, а в случае назойливых расспросов на чувствительную тему общение может быть прервано» [6]. Данная особенность, тесно связанная с анонимностью, может достаточно сильно влиять на успешность виртуальной коммуникации.

Следующая особенность Интернет-коммуникации, расширяющая возможности пользователей сети, — это возможность «быть в одно и то же время в разных местах», т. е. Интернету не свойственно единство пространства и времени, как это характерно для реальной жизни. Относительно коммуникации это можно проиллюстрировать как возможность общаться с людьми из других стран, часовых поясов в одно и то же время, сидя за своим компьютером.

Вытекающей из названных особенностью является так же и психологическая безопасность. Об этом в своей работе пишет Шевченко И.С.: «Вследствие анонимности и безнаказанности в сети проявляется и другая особенность, связанная со снижением психологического и социального риска в процессе общения, отсутствием внешней невербальной оценки — аффективная раскрепощенность, ненормативность поведения и некоторая «безответственность» участников общения.

Человек в сети может проявлять и проявляет большую свободу высказываний и поступков (вплоть до оскорблений, нецензурных выражений, сексуальных домогательств), так как риск разоблачения и личной отрицательной оценки окружающими минимален» [29].

В следующей работе того же автора «Некоторые психологические особенности общения посредством Интернет» кроме анонимности, выделяются следующие особенности виртуальной коммуникации:

  • «Своеобразие протекания процессов межличностного восприятия в условиях отсутствия невербальной информации. Как правило, сильное влияние на представление о собеседнике имеют механизмы стереотипизации и идентификации, а также установка как ожидание желаемых качеств в партнере.
  • Добровольность и желательность контактов. Пользователь добровольно завязывает контакты или уходит от них, а также может прервать их в любой момент.
  • Затрудненность эмоционального компонента общения и, в то же время, стойкое стремление к эмоциональному наполнению текста, которое выражается в создании специальных значков для обозначения эмоций или в описании эмоций словами (в скобках после основного текста послания)» [28].

Среди причин обращения к Интернету автор выделяет в том числе и «Возможность реализации качеств личности, проигрывания ролей, переживания эмоций, по тем или иным причинам фрустрированных в реальной жизни.

Подобная возможность обусловлена вышеперечисленными особенностями общения посредством сети — анонимностью, нежесткой нормативностью, своеобразием процесса восприятия человека человеком. Желанием переживания тех или иных эмоций объясняется, вероятно, и стремление к эмоциональному наполнению текста» [28].

Необходимо заметить, что основополагающая особенность виртуальной коммуникации — это все-таки физическая непредставленность, которую довольно броско и коротко и точно описала в своей работе «Социально-психологические аспекты виртуальной коммуникации» А.Е.Жичкина: «…до сих пор большинство сред коммуникации в Интернете — текстовые. Это означает, что единственный источник информации о собеседнике в виртуальной коммуникации — это его текстовые сообщения. В процессе общения в Интернете, в отличие от реального общения, исходно полностью отсутствуют индикаторы социальной позиции человека и невербальное поведения» [13] в том числе и «паралингвистические (вспомогательные) средства: тембр речи, акцентирование части высказывания, силы голоса, дикции, жестов, мимики» [16].

Вот как точно сформулировал сказанное Storm King: «Социальным психологам стоит обратить внимание на тот факт, что общение в киберпространстве — это общение при помощи текста. Здесь нет интонаций и мимики. Однако это не значит, что здесь нет чувств. Многие киберпространства рождаются, когда какие-то люди или человек желает обсудить какую-то идею. Эмоциональная вовлеченность в обсуждаемую тему преодолевает холодную и чисто «интеллектуальную» сущность медиума — компьютера — и люди устанавливают эмоциональные отношения. Люди в киберпространстве влюбляются и ссорятся, радуются и переживают. Воображение заполняет пустоты, оставленные ощущениями» [20].

Джон Сулер в своей работе «Люди превращаются в Электроников» выделил кроме прочих и такую особенность виртуальной коммуникации: «Это так не похоже на настоящий мир и так для него странно — в киберпространстве можно постоянно иметь под рукой (клавишей) вечные летописи того, что ты говорил, кому и когда. Так как все сетевые интеракции основаны только на документах — то есть происходят в письменном виде — мы можем даже осмелеть настолько, что скажем, будто взаимоотношения между людьми ПО СУТИ задокументированы и что реальность можно в любой момент времени записывать в ее цельности… Но хоть велик соблазн лелеять мысль о сохраненном тексте как об объективной записи частички живых эмоций, не менее телячий восторг охватывает от осознания величины пропасти между эмоциональными реакциями на одну и ту же запись, перечитанную при разных обстоятельствах. В зависимости от состояния души мы наделяем написанное слово всеми мыслимыми значениями и намерениями» [12].

Кроме того, уже существует некоторый опыт проведения психологических исследований Интернета с точки зрения гендера. К самым первым со всей уверенностью можно отнести исследование Арестовой О.Н., Войскунскго А.Е. «Исследование половых различий при работе с интернетом на примере российских пользователей» [4]. В нем применялось сразу несколько видов опросов: на первом этапе проводился опрос посредством электронной почты e-mail и мужчин, и женщин.

На втором этапе, основываясь на полученных результатах, был разработан опросник специально для женщин, который был разослан женщинам, участвовавшим в первом этапе.

Вот какие результаты были получены: контингенты мужчин и женщин существенно различаются. Различия касаются профессии (среди женщин больше преподавателей и научных сотрудников и меньше электронщиков и бизнесменов). Контингент женщин оказался несколько старше по возрасту и малочисленнее мужского. Также женщин меньше интересует информация по науке, вычислительной технике, информатике, коммерции, а больше — информация по образованию, искусству, литературе, культуре. Для женщин в Интернете интересны импровизация и игра, получение новых знаний и личностный рост. По сравнению с мужчинами женщины проявляют более позитивное отношение к коммуникации в Интернете, они более терпимы к назойливым и необязательным контактам в Интернете.

Одно из последних исследований в той же сфере — гендерные особенности пользователей — принадлежит Архиповой А., которое описано в ее работе «Образ женщины в виртуальной реальности». Главным направлением ее исследования было рассмотрение образа женщины в виртуальном пространстве. Вот какие данные были получены в результате: психологические характеристики образа женщины-пользователя (размещены в порядке убывания частоты упоминания в анкетах):

  • Развитые коммуникативные навыки, стремление к расширению круга общения (60%).
  • Разнообразные деловые качества, наиболее типичными из которых являются активность, терпеливость, деловитость и организованность (52%).
  • Любознательность, стремление к познанию нового, широкий кругозор и открытость новому знанию (52%).
  • Ограниченность реального круга общения, неудовлетворенность им, проблемы, связанные с некомпетентностью в общении (46%).
  • К предыдущему пункту тесно примыкают проблемы в отношениях с противоположным полом и наличие сексуальных комплексов (21%).
  • Неприспособленность к реальной жизни, отрешенность от объективной реальности, отражающиеся в пренебрежении домашними обязанностями и уходе в богатый мир фантазии (27%).
  • Ум / интеллект (22%).
  • Косвенно связанные с предыдущим пунктом высокий уровень образования (21%) и хорошие навыки в обращении с компьютером (14%)

Другими, непсихологическими характеристиками были названы:

  • Возраст — от 17 до 50 лет, но большинство отметивших возрастные характеристики, считает, что женщина — пользователь Интернета молода.
  • В категории предпочтений, присущих такой женщине (35%), наиболее часто встречаются любовь к пиву, кофе, курение и повышенный интерес к самому Интернету. Остальные предпочтения единичны.
  • В категории навыков и умений (29%) чаще всего фигурируют владение английским языком и сетевым жаргоном, умение быстро печатать.
  • Характеристики рабочей занятости (37%) разделились: 19% респондентов считают, что такая женщина работает, а 8% из них, что при этом неплохо зарабатывает, а 17% предположили, что такой женщине нечем заняться или работа у нее крайне необременительная.

У данного образа несомненно присутствуют некоторые специфические черты по сравнению с традиционным образом женщины. Вот как объясняет это автор: «Некоторые из них, возможно, сформировались под влиянием особенностей Интернет — культуры (например, отмеченные многими респондентами любознательность, стремление к познанию нового), некоторые (определенный сдвиг в сторону маскулинности) — под влиянием социальных изменений. Но исходя из полученных данных, можно предположить, скорее всего, образ формировался в большей степени на основе понятия «пользователь Интернета», в связи с чем многие традиционно женские черты из него ушли» [5].

Таким образом, объединив и проанализировав все вышеизложенное можно прийти к выводу, что к основным особенностям виртуальной коммуникации можно отнести следующее:

  • анонимность;
  • физическая непредставленность участников коммуникативного акта;
  • затрудненность эмоционального компонента коммуникации;
  • отсутствие единства пространства и времени, т. е. возможность быть в одно и то же время в разных местах, а также возможность общения с людьми из других часовых поясов;
  • характер коммуникации — почти исключительно письменный.

ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАЦИИ В ИНТЕРНЕТ-СРЕДЕ

Методология и методы исследования

Изучение особенностей коммуникации мужчин и женщин в Интернете практически не представлено в психологической науке. Но в свете весьма интенсивного развития высоких технологий вообще и Интернета в частности становится очевидным, что значительная часть коммуникации вообще: как деловой, так и личной — переносится именно в виртуальную среду, как более оперативную, обладающую такими характерными особенностями, как возможность передачи больших объемов информации самого разного характера, отсутствие географических расстояний, возможность коррекции информации и хранения данных.

С другой стороны, в силу описанных во второй главе причин, Интернет стал привлекательным не только и не столько для людей бизнеса, пользующихся Интернетом в деловых целях, сколько для людей, которые пользуются им для получения значимой для них личной информации либо общающихся в нем.

Особенно актуальным отсюда является изучение особенностей коммуникации в Интернет-среде. Как показало, например, последнее исследование в рамках курсовой работы, виртуальное общение имеет те же критерии успешности, что и реальное, однако затрудняет полное, интегрированное восприятие собеседника, что может только осложнять взаимодействие.

А так же в процессе общения через Интернет пользователи реализуют базовую потребность в безопасности через возможности, которые предоставляем им компьютерная сеть и лишь в ограниченном количестве может обеспечить реальный мир.

Качественные же изменения состава пользователей Интернета — давно спрогнозированное резкое увеличение количества женщин среди них — обуславливают интерес именно к гендерным особенностям Рунета.

На основе упомянутых материалов возникла идея исследования гендерного аспекта коммуникации в Интернет-среде.

Целью исследования было выявление личностных и ситуативных особенностей коммуникации в Интернет-среде в их гендерном аспекте. Для этого были выбраны следующие методики:

  • тест различий между идеальным и реальным Я (Butler J.M., Haigh G.V.) [1, 2];
  • шкала самомониторинга: методика диагностики оценки контроля в общении (М. Снайдер) [3, 19]

Выбор был обусловлен предположением, описанным в гипотезе, что именно в данных категориях будут проявляться гендерные различия в Интернерт-коммуникации, то есть особенности пользователей-мужчин и пользователей-женщин будут состоять соответственно в следующем:

  1. будут обнаружены значительные различия в соотношении оценок своего реального и идеального Я;
  2. существенно будут отличаться данные, характеризующие уровень самоконтроля в общении.

Для изучения указанных вопросов была разработана анкета следующего содержания:

1 часть: анкетные данные (пол, возраст, социальный статус, страна проживания, сфера деятельности, уровень и профиль образования и показатели пользования сетью Интернет: опыт, количество проводимого времени, место пользования ею);

2 часть: методика определения различий между идеальным и реальным Я (Butler J.M., Haigh G.V.);

3 часть: методика диагностики оценки самоконтроля в общении (Снайдер М.).

Для получения необходимой информации были использованы два пути исследования, соответствующие двум группам испытуемых:

  • реальный опрос: изучение людей, не пользующихся сетью Интернет (контрольная группа);
  • виртуальный опрос: для пользователей Интернет-сети.
    Состав первой (реальной) группы выбирался приблизительно соответствующим второй (виртуальной) группе.
  • Опрос в Интернет-среде был разработан и размещен на сайте факультета компьютерного проектирования (ФКП) БГУИР.

Испытуемые привлекались несколькими следующими способами:

  • через рассылку приглашения принять участие в психологическом исследовании через Интернет-пейджер ICQ;
  • через анонс на самом сайте ФКП;
  • через анонс на неофициальном сайте факультета психологии МГУ «Флогистоне»;
  • через объявление об исследовании на сайте музыкальной группы ЧайФ, РФ;
  • через анонс на сайте автора исследования;
  • через личное приглашение посетить сайт с исследованием.

Для «чистоты исследования испытуемым сообщалось о том, что исследование психологическое, но не упоминалось, что изучаться будет именно гендерный аспект коммуникации — чтобы избежать предвзятости и влияния каких-либо социальных стереотипов на результаты.

Для большей заинтересованности пользователей был предусмотрен подсчет результатов по упомянутым методикам сразу после их заполнения, так как широко известным является факт увлеченности огромного количества людей, пользующихся Интернетом, психологией вообще и тестами в частности. В качестве доказательства можно упомянуть множество сайтов, посвященных данным темам и все возрастающее количество пользователей, посещающих их.

Статистический анализ данных проводился с помощью пакета статистических программ SPSS 10.0. В исследовании применялся
T -критерий Стьюдента.

Контрольная группа испытуемых (людей, которые не посещают Интернет) была введена для того, чтобы изучить, определяются ли гендерные различия данными методиками вообще, либо это коснется только сети Интернет.

Анкетные данные (кроме пола) были введены в следующих целях:

  • для определения приблизительного состава контрольной группы: чтобы по основным демографическим параметрам она соответствовала исследуемой группе;
  • для изучения общего положения, сложившего в сети Интернет, касающегося «портрета» среднестатистического пользователя.

Результаты исследования

Опрос проводился с 18 апреля по 30 мая. В исследовании приняло участие 159 человек: 96 человек — пользователи Интернета, 63 — не пользуются виртуальной сетью.

В ходе исследования были получены следующие результаты.

В группе пользователей сети Интернет приблизительно пополам было представлено мужчин и женщин (соответственно 43 и 53 человека).

Средний возраст испытуемых составил 25 лет. Самому младшему — 14 лет, самому старшему — 49.

По позиции «социальный статус» в основном были представлены рабочие/служащие, работающие студенты и студенты, соответственно 46% и по 24%.

По уже названным методикам были получены следующие результаты:

  • Тест различий между идеальным и реальным Я (Butler и Haigh): в диапазоне от 0 до 36 баллов находятся 65% опрошенных. Остальные неравномерно распределены от 37 до 151 балла;
  • методика диагностики оценки самоконтроля в общении М. Снайдера (Шкала самомониторинга): 49% испытуемых были отнесены ко второй группе (средний коммуникативный контроль) по результатам опроса, 27% - к третьей (высокий коммуникативный контроль) и 24% - к первой (низкий самомониторинг).

В контрольной группе методики показали следующие результаты:

  • самые большие различия между идеальным и реальным Я составили 49 баллов. В то время как характерными для большинства опрошенных являются баллы от 0 до 36;
  • самоконтроль в общении у испытуемых в большей части случаев (чуть более 65%) — средний. Тогда как низкий и высокий контроль встречаются почти у одинакового количества респондентов: соответственно у 21 и 14%.

Обработав и систематизировав полученные данные можно говорить о следующих особенностях пользователей Интернет-среды в их отличии от людей, которые не пользуются сетью.

Из приведенных данных видно, что в группе испытуемых — пользователей сети Интернет — в сравнении с контрольной группой чаще встречаются «крайние случаи», то есть очень большие различия между идеальным и реальным Я, тогда как среди участников «реальной» группы максимальным стал средний балл «виртуальной».

Те же самые выводы могут быть сделаны и по методике Снайдера: у испытуемых-пользователей чаще встречаются низкий и высокий самоконтроль в общении, тогда как «реальные» опрошенные большей частью располагаются в диапазоне нормального уровня самомониторинга.

Для проведения анализа с помощью Т-критерия группа в соответствии с целями исследования была разделена на 2 группы: мужчин и женщин. Различия между этими группами по методике Butler J.M., Haigh G.V. оказались незначимыми (Т=0,466, р=0,739). Таким образом, можно говорить об отсутствии гендерных различий в оценке собственного реального и идеального Я пользователей сети Интернет.

Не было обнаружено различий между мужчинами и женщинами — пользователями и по результатам методики диагностики оценки самоконтроля в общении М. Снайдера (Т=0,098, р=0,922). То есть не существует значимых гендерных различий по шкале самомониторинга у участников Интернет-коммуникации.

Таким образом, можно говорить о том, что виртуальная сеть Интернет привлекает людей, неудовлетворенных собой в той или иной значительной степени.

Полученные же данные подтверждают то, что среди пользователей Интернета значительно больше, чем в среднем, людей либо с высоким коммуникативным контролем с затрудненной спонтанностью самовыражения, либо с низким самомониторингом, более непосредственных и открытых. Сеть Интернет позволяет как одним, так и другим максимально комфортно чувствовать себя в процессе коммуникации с другими пользователями и находить собеседников, максимально подходящих для такого общения.

Что же касается гендерных особенностей коммуникации, то отсутствие значимых различий по указанным методикам может говорить о том, что сеть Интернет в силу особенностей, которые были рассмотрены выше, а именно анонимности, затрудненности эмоциональных компонентов и физической непредставленности участников коммуникации, максимально сглаживает гендерные отличия. Более глубокое же объяснение обнаруженных фактов требует дополнительных широкомасштабных исследований как в сфере психологии, так и в смежных областях знания: лингвистике, социологии и т. п.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования гипотеза не подтвердилась: гендерные различия в соотношении реального и идеального Я и в уровне самоконтроля в общении участников Интернет-коммуникации обнаружены не были.

I. В ходе теоретического анализа была обнаружена острая необходимость гендерных исследований в Интернет-среде как представляющих интерес в силу интенсивного развития общества сразу в трех сферах современной жизни:

  1. Коммуникация (из-за скоростного развития информационных технологий и роста объема и важности информации);
  2. Гендерные особенности (в силу обнаруженных тенденций к изменению привычных для общества точек зрения на гендер и его место в обществе);
  3. Интернет (как самая быстро развивающаяся и изменяющаяся, имеющая огромное значение как в личной, так и деловой жизни сфера).

Необходимость подобных исследований подтверждается и обнаруженными в уже проведенных исследованиях проблемами коммуникации в Интернет-среде, которые требуют объяснения и максимального сглаживания для успешности общения пользователей.

II. Эмпирическое исследование личностных и ситуативных детерминант коммуникации в Интернет-среде в их гендерном аспекте продемонстрировало, что не существует значительных различий в разнице между идеальным и реальным Я участников коммуникации. Не было обнаружено различий и в уровне самомониторинга пользователей сети Интернет-среды.

ЛИТЕРАТУРА

1. Butler J.M., Haigh G.V. Changes in the relations between self-concepts and ideal concepts consequent upon client-centered counseling / In C.R. Rogers and R.F. Dymond (Eds), Psychotherapy and personality change. — Chicago: University of Chicago Press, 1954, p. 62.

2. Calhaun J.F., Acocella J.R. Psychology of adjustment and human relationships. 3d ed. — NY: McGraw-Hill, 1990, pp. 84 — 85.

3. Snyder, M. The many Me’s of the self-monitor // Psychology Today, March, 1980, pp. 33−92.

4. Арестова О.Н., Войскунский А.Е. Исследование половых различий при работе с интернетом на примере российских пользователей

5. Архипова Л.В. «Образ женщины в виртуальной реальности»

6. Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е., Смыслова О.В. «Интернет: воздействие на личность»

7. Белинская Е.П., Жичкина А.Е. «Стратегии самопрезентации в Интернет и их связь с реальной идентичностью»

8. Бергельсон М. «Языковые аспекты виртуальной коммуникации»

9. Берн Ш. «Гендерная психология». — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001. — 320 с. (Секреты психологии)

10. Введение в гендерные исследования. Учебное пособие / Под ред. И.А. Жеребкиной — Харьков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Алетейя, 2001. — 708 с.

11. Введение в гендерные исследования. Хрестоматия / Под ред. И.А. Жеребкиной — Харьков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Алетейя, 2001. — 991 с.

12. Дж. Сулер «Люди превращаются в Электроников»

13. Жичкина А.Е. «Социально-психологические аспекты виртуальной коммуникации»

14. Куницына В.Н., Казаринова Н.В., Погольша В.М. «Межличностное общение. Учебник для вузов». — СПб.: Питер, 2001. — 544 с.: ил. — (Серия «Учебник нового века»)

15. Льюис Д. «Стресс-менеджер». Пер. с анг. Серия «Технологии управления и менеджмента». М.: Из-во «Рефл-бук», ООО «Фирма «Издательство АСТ». 2000 — 266 с.

16. Нестеровы В. и Е. «Карнавальная составляющая как один из факторов коммуникативного феномена чатов»

17. Пайнс Э., Маслач К. «Практикум по социальной психологии». — СПб: Издательство «Питер», 2000. — 528 с.: ил. — (Серия «Практикум по психологии»)

18. Першай А. «Гендерные аспекты речевого поведения» / Журнал «Иной Взгляд» № 2

19. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие. Под ред. Д.Я. Райгородского. — Самара.: «Бахрах», 1999

20. Психология киберпространства. По публикациям списка рассылки VIRTPSY, 1996

21. Психология. Словарь / Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. — М.: Политиздат, 1990. — 494 с.

22. Путрова М. «Интерпретация значения слова: гендерный контекст"/ Материалы 2-й международной междисциплинарной научно-практической конференции «Женщина. Образование. Демократия» 1999 г.

23. Рогов Е.И. «Психология общения». — М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2001. — 336 с.: ил. — (Азбука психологии)

24. Рубинштейн С.Л. «Основы общей психологии». — СПб.: Питер Ком, 1999. — 720 с.: (Серия «Мастера психологии»)

25. Сакулина Е.Л. «Современные стереотипы маскулинности и феминности у молодежи» в сборнике «Социокультурный анализ гендерных отношений» (Под ред. Е. Ярской-Смирновой). — Саратов. — 1998. — 208с.

26. Сидорская И. ««Женская» и «мужская» стратегии анализа проблем коммуникации"/ Материалы 2-й международной междисциплинарной научно-практической конференции «Женщина. Образование. Демократия» 1999 г.

27. Столяренко Л.Д. «Основы психологии». — Ростов н/Д.: Издательство «Феникс», 1997. — 736 с.

28. Шевченко И.С. «Некоторые психологические особенности общения посредством Интернет»

29. Шевченко И.С. «Факторы динамичности самопрезентаций в Интернет-общении»

30. Шибутани Т. «Социальная психология». Пер с анг. В.Б. Ольшанского. Ростов н/Д.: издательство «Феникс», 1998. — 544 с.

Об авторе

Мышенкова Елена Сергеевна — отделение психологии Белорусского государственного университета (специальность — социальная психология). Сфера научных интересов — гендерные различия, Интернет и компьютер вообще, экзистенциально-гуманистический подход в психологии, консультирование.

Настоящая работа представляет собой дипломный проект автора (Минск, 2002).

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.