Мышенкова Е.С. Гендерный аспект коммуникации в интернет-среде

М

ВВЕДЕНИЕ

Про­пор­ци­о­наль­но уве­ли­че­нию коли­че­ства жен­щин сре­ди поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет повы­ша­ет­ся акту­аль­ность дан­ной рабо­ты: если зна­чи­тель­ное вре­мя Интер­нет оста­вал­ся исклю­чи­тель­но муж­ской сре­дой, то сей­час по про­гно­зам мно­гих зару­беж­ных и оте­че­ствен­ных иссле­до­ва­те­лей суще­ству­ет тен­ден­ция пре­вра­ще­ния его в сме­шан­ную, а в самое бли­жай­шее вре­мя и в жен­скую сфе­ру. То есть мно­же­ство пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний, про­ве­ден­ных до послед­них двух-трех лет, с опре­де­лен­ной долей уве­рен­но­сти мож­но счи­тать неак­ту­аль­ны­ми и неадек­ват­ны­ми совре­мен­ной ситу­а­ции в пси­хо­ло­гии и сети Интер­нет.

«Явля­ясь частью так назы­ва­е­мой «вир­ту­аль­ной» реаль­но­сти, Интер­нет отно­сит­ся к одной из тех сфер нынеш­не­го чело­ве­че­ско­го бытия, к изу­че­нию кото­рой совре­мен­ная нау­ка толь­ко начи­на­ет при­сту­пать» — сло­ва Евге­ния Пята­ко­ва, кото­рые могут слу­жить эпи­гра­фом к любой рабо­те, посвя­щен­ной иссле­до­ва­нию дан­ной обла­сти жиз­не­де­я­тель­но­сти совре­мен­но­го обще­ства. Интен­сив­ность же раз­ви­тия сфе­ры высо­ких тех­но­ло­гий и рас­ши­ре­ние ее вли­я­ния на жизнь каж­до­го из нас обу­слав­ли­ва­ют уве­ли­че­ние инте­ре­са к этой теме.

В совре­мен­ной же пси­хо­ло­гии одной из самых попу­ляр­ных тем, кото­рая в послед­нее вре­мя полу­чи­ла осо­бое рас­про­стра­не­ние имен­но в оте­че­ствен­ной нау­ке, ста­ла тема ген­де­ра и ген­дер­ных осо­бен­но­стей пове­де­ния в ком­му­ни­ка­ции.

На пере­се­че­нии дан­ных тем нахо­дит­ся весь­ма инте­рес­ная, но мало изу­чен­ная тема, кото­рая харак­те­ри­зу­ет­ся очень неболь­шим коли­че­ством эмпи­ри­че­ско­го и тео­ре­ти­че­ско­го мате­ри­а­ла: ген­дер­ные осо­бен­но­сти поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет в вир­ту­аль­ном обще­нии. Имен­но поэто­му воз­ник­ла идея раз­ра­бот­ки и про­ве­де­ния иссле­до­ва­ния, в кото­ром бы изу­чал­ся ген­дер­ный аспект ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де.

Целью иссле­до­ва­ния было выяв­ле­ние лич­ност­ных и ситу­а­тив­ных осо­бен­но­стей ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де в их ген­дер­ном аспек­те.

Перед иссле­до­ва­ни­ем были сфор­му­ли­ро­ва­ны сле­ду­ю­щие зада­чи:

  • Тео­ре­ти­че­ский ана­лиз про­бле­мы ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де в их ген­дер­ном аспек­те.
  • Эмпи­ри­че­ское иссле­до­ва­ние лич­ност­ных и ситу­а­тив­ных детер­ми­нант ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де в их ген­дер­ном аспек­те.
  • Постро­е­ние пси­хо­ло­ги­че­ской моде­ли эффек­тив­ной ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де с уче­том ген­дер­ных раз­ли­чий.
    Объ­ект иссле­до­ва­ния – меж­лич­ност­ная ком­му­ни­ка­ция в Интер­нет-сре­де.

Пред­ме­том в иссле­до­ва­нии высту­па­ет – ген­дер­ный аспект лич­ност­ных и ситу­а­тив­ных детер­ми­нант меж­лич­ност­ной ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де.

На эта­пе под­го­тов­ки иссле­до­ва­ния была сфор­му­ли­ро­ва­на сле­ду­ю­щая гипо­те­за: суще­ству­ют ген­дер­ные раз­ли­чия в соот­но­ше­нии реаль­но­го и иде­аль­но­го Я (лич­ност­ное) и в уровне само­кон­тро­ля в обще­нии (ситу­а­тив­ное) участ­ни­ков Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции.

Под­твер­жде­ни­ем новиз­ны иссле­до­ва­ния будет сле­ду­ю­щая инфор­ма­ция: изу­че­ние ген­дер­ных осо­бен­но­стей ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де до сих пор про­во­ди­лось толь­ко в их язы­ко­вом (линг­ви­сти­че­ском) аспек­те, но не в пси­хо­ло­ги­че­ском.

Необ­хо­ди­мость же иссле­до­ва­ний пси­хо­ло­га­ми сети Интер­нет и ее поль­зо­ва­те­лей на совре­мен­ном тапе состо­ит в накоп­ле­нии эмпи­ри­че­ских дан­ных для даль­ней­шей их систе­ма­ти­за­ции и обоб­ще­ния. Резуль­та­та­ми же созда­ния тео­ре­ти­че­ской базы могут быть при­ме­ни­мы в самых раз­ных обла­стях как тео­рии, так и прак­ти­ки: рекла­ме, биз­не­се, обра­зо­ва­нии, высо­ких тех­но­ло­ги­ях и так далее.

МЕЖЛИЧНОСТНАЯ КОММУНИКАЦИЯ И ГЕНДЕР

Межличностная коммуникация

Пер­вая про­бле­ма, свя­зан­ная с поня­ти­ем «ком­му­ни­ка­ция» в соци­аль­ной пси­хо­ло­гии, это опре­де­ле­ние. В раз­ных источ­ни­ках под «ком­му­ни­ка­ци­ей» под­ра­зу­ме­ва­ют­ся раз­лич­ные аспек­ты вза­и­мо­дей­ствия людей. Но вре­мя от вре­ме­ни мож­но наблю­дать про­ти­во­по­лож­ные пози­ции отно­си­тель­но вза­и­мо­свя­зи поня­тий «обще­ние» и «ком­му­ни­ка­ция»: одни авто­ры пол­но­стью отож­деств­ля­ют их, дру­гие видят в ком­му­ни­ка­ции толь­ко одну из плос­ко­стей обще­ния, тре­тьи же вооб­ще упо­ми­на­ют либо толь­ко «обще­ние», либо толь­ко «ком­му­ни­ка­цию».

Так, напри­мер, Сто­ля­рен­ко гово­рит об обще­нии, что это «наме­рен­ное вли­я­ние и воз­дей­ствие на пове­де­ние, состо­я­ние, уста­нов­ки парт­не­ра. При обще­нии про­ис­хо­дит обмен инфор­ма­ци­ей, вза­и­мо­вли­я­ние, вза­и­мо­оцен­ка, сопе­ре­жи­ва­ние, фор­ми­ро­ва­ние убеж­де­ний, взгля­дов, харак­те­ра, интел­лек­та [27, с. 247].

Шибу­та­ни же рас­смат­ри­ва­ет имен­но ком­му­ни­ка­цию: «это преж­де все­го спо­соб дея­тель­но­сти, кото­рый облег­ча­ет вза­им­ное при­спо­соб­ле­ние пове­де­ния людей <…> Ком­му­ни­ка­ция – это такой обмен, кото­рый обес­пе­чи­ва­ет коопе­ра­тив­ную вза­и­мо­по­мощь, делая воз­мож­ной коор­ди­на­цию дей­ствий боль­шой слож­но­сти» [30, с. 129].

Рогов в сво­ей рабо­те «Пси­хо­ло­гия обще­ния», давая опре­де­ле­ние обще­ния и ком­му­ни­ка­ции, обра­ща­ет­ся к c лова­рю по пси­хо­ло­гии [21]. Т.е. обще­ние в его пони­ма­нии – это «1) слож­ный, мно­го­пла­но­вый про­цесс уста­нов­ле­ния и раз­ви­тия кон­так­тов меж­ду людь­ми, порож­да­е­мый потреб­но­стя­ми в сов­мест­ной дея­тель­но­сти и вклю­ча­ю­щий в себя обмен инфор­ма­ци­ей, выра­бот­ку еди­ной стра­те­гии вза­и­мо­дей­ствия, вос­при­я­тие и пони­ма­ние дру­го­го чело­ве­ка; 2) осу­ществ­ля­е­мое зна­ко­вы­ми сред­ства­ми вза­и­мо­дей­ствие субъ­ек­тов, вызван­ное потреб­но­стя­ми сов­мест­ной дея­тель­но­сти и направ­лен­ное на зна­чи­мое изме­не­ние в состо­я­нии, пове­де­нии и лич­ност­но-смыс­ло­вых обра­зо­ва­ни­ях парт­не­ра» [23, с. 6]. Ком­му­ни­ка­ция же в его рабо­те – это «смыс­ло­вой аспект соци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия» [23, с. 38].

Для мак­си­маль­ной одно­знач­но­сти пони­ма­ния в дан­ной рабо­те будет взя­то опре­де­ле­ние, наи­бо­лее сов­па­да­ю­щее с точ­кой зре­ния авто­ра, поза­им­ство­ван­ное у DeVito (1994): «Ком­му­ни­ка­ция – это дея­тель­ность, име­ю­щая цель (необя­за­тель­но осо­зна­ва­е­мую), пред­по­ла­га­ю­щая одно­го или более участ­ни­ков и заклю­ча­ю­ща­я­ся в посыл­ке и полу­че­нии раз­но­го рода сооб­ще­ний, кото­рые исполь­зу­ют раз­лич­ные кана­лы, могут иска­жать­ся под воз­дей­стви­ем шума, суще­ству­ют в неко­то­ром кон­тек­сте, ока­зы­ва­ют опре­де­лен­ный эффект на адре­са­та и остав­ля­ют воз­мож­но­сти для обрат­ной свя­зи» [8]. Мож­но выде­лить три слоя ком­му­ни­ка­тив­но­го акта: инфор­ма­цию, эмо­ции, роли как отно­ше­ния меж­ду участ­ни­ка­ми.

Кана­лы пере­да­чи инфор­ма­ции в осно­ве сво­ей пред­став­ля­ют мате­ри­аль­ные носи­те­ли для зна­ков, в кото­рых выра­же­но сооб­ще­ние. В слу­чае Интер­не­та это, как пра­ви­ло, пись­мен­ная речь, реже – уст­ная.

Отсут­ствие же обрат­ной свя­зи в ком­му­ни­ка­тив­ном акте при­во­дит к раз­ру­ше­нию ком­му­ни­ка­ции, то есть обрат­ная связь явля­ет­ся одной из основ­ных орга­ни­зу­ю­щих ком­му­ни­ка­ции.

Помощь в ана­ли­зе и пони­ма­нии ком­му­ни­ка­ции может ока­зать извест­ная схе­ма ком­му­ни­ка­тив­но­го акта, пред­ло­жен­ная К. Шен­но­ном (одним из созда­те­лей кибер­не­ти­ки) и моди­фи­ци­ро­ван­ная линг­ви­стом Якоб­со­ном:

КОНТЕКСТ

Код

Адре­сант ————-> Сооб­ще­ние ————-> Адре­сат

( отпра­ви­тель ) ( полу­ча­тель )

То есть инфор­ма­ция про­хо­дит по сле­ду­ю­щей цепи: адре­сант (отпра­ви­тель) -> коди­ро­ва­ние сооб­ще­ния -> дви­же­ние по кана­лам -> рас­шиф­ров­ка (деко­ди­ро­ва­ние) -> адре­сат (полу­ча­тель).

Кодом в ком­му­ни­ка­ции явля­ет­ся язык или его раз­но­вид­ность (диа­лект, сленг), кото­рый исполь­зу­ют участ­ни­ки дан­но­го ком­му­ни­ка­тив­но­го акта. Коди­ро­ва­ние исход­но­го сооб­ще­ния озна­ча­ет пере­вод его в набор зна­ков или сиг­на­лов, кото­рые пред­по­ло­жи­тель­но могут быть понят­ны парт­не­ру.

Речь при­об­ре­та­ет смысл и может быть поня­та толь­ко в струк­ту­ре нере­че­во­го кон­тек­ста. Кон­текст (или ситу­а­ция) – это обсто­я­тель­ства, в кото­рых про­ис­хо­дит кон­крет­ное собы­тие [18, c. 46].

Соци­аль­ные пси­хо­ло­ги, как пра­ви­ло, выде­ля­ют в струк­ту­ре акта ком­му­ни­ка­ции наме­ре­ние, замы­сел, цель как моти­ва­ци­он­ную состав­ля­ю­щую (то есть что, зачем и поче­му хочет ска­зать автор сооб­ще­ния) и когни­тив­ную состав­ля­ю­щую – пони­ма­ние выска­зы­ва­ния.

Под ком­му­ни­ка­тив­ным наме­ре­ни­ем под­ра­зу­ме­ва­ет­ся жела­ние всту­пить в обще­ние с дру­гим чело­ве­ком. Напри­мер, наме­ре­ние исполь­зо­вать Интер­нет для полу­че­ния опе­ра­тив­ной инфор­ма­ции и наме­ре­ние под­клю­чить­ся к Интер­не­ту для поис­ка новых зна­ко­мых отли­ча­ют­ся, соот­вет­ствен­но, отсут­стви­ем и нали­чи­ем ком­му­ни­ка­тив­ной интен­ции.

Замы­сел сооб­ще­ния – это исход­ное его содер­жа­ние, суще­ству­ю­щее в виде смут­но­го про­ек­та того, что чело­век наме­рен пере­дать собе­сед­ни­ку.

В моти­ва­ци­он­ной состав­ля­ю­щей ком­му­ни­ка­тив­но­го акта выде­ла­ют, как пра­ви­ло, два вида целей: бли­жай­шая цель непо­сред­ствен­но выра­жа­ет­ся гово­ря­щим, дол­го­вре­мен­ная же явля­ет­ся более отда­лен­ной. В бли­жай­ших целях обыч­но раз­де­ла­ют:

  • интел­лек­ту­аль­ная цель (полу­че­ние инфор­ма­ции, в том чис­ле оце­ноч­ной; разъ­яс­не­ние точ­ки зре­ния; под­держ­ка мне­ния; кри­ти­ка; раз­ви­тие темы и т.п.);
  • уста­нов­ле­ние отно­ше­ний (раз­ви­тие или пре­кра­ще­ние ком­му­ни­ка­ции; побуж­де­ние к дей­ствию).

То есть за бли­жай­шей целью ком­му­ни­ка­ции очень часто сто­ит целе­вой под­текст, кото­рый может с ней не сов­па­дать, может углуб­лять и услож­нять ком­му­ни­ка­цию. Напри­мер, чело­век может вести не самую инте­рес­ную для него вир­ту­аль­ную бесе­ду с дру­гим поль­зо­ва­те­лем сети Интер­нет, имея дол­го­вре­мен­ной целью хоро­шие вза­и­мо­от­но­ше­ния в даль­ней­шем. В дру­гом же слу­чае целью может быть полу­че­ние необ­хо­ди­мой инфор­ма­ции. Одна­ко, как это было ска­за­но в опре­де­ле­нии, цели могут быть неосо­зна­ва­е­мы­ми, то есть чело­век может искренне думать, что хочет уста­но­вить дру­же­ствен­ные отно­ше­ния, в то же вре­мя исполь­зуя собе­сед­ни­ка как источ­ник важ­ных дан­ных. С дру­гой сто­ро­ны, чело­век может более или менее тща­тель­но скры­вать свои отда­лен­ные цели, но очень часто их мож­но выявить по общей направ­лен­но­сти раз­го­во­ра, отдель­ным его выска­зы­ва­ни­ям.

Важ­ной харак­те­ри­сти­кой ком­му­ни­ка­ции явля­ет­ся пони­ма­ние сооб­ще­ния, кото­рое состо­ит в истол­ко­ва­нии адре­са­том полу­чен­ной инфор­ма­ции. Посла­ние будет поня­то собе­сед­ни­ком в том слу­чае, если полу­ча­тель вла­де­ет язы­ком, сход­ным с язы­ком отпра­ви­тель и если суще­ству­ет зна­чи­тель­ное сход­ство обра­зов мира у парт­не­ров по ком­му­ни­ка­ции.

Суще­ству­ет очень тес­ная вза­и­мо­связь меж­ду ком­му­ни­ка­ци­ей и эмо­ци­я­ми: и если эмо­ции могут быть вызва­ны не толь­ко вза­и­мо­дей­стви­ем с дру­ги­ми людь­ми, то ком­му­ни­ка­ция нераз­рыв­но свя­за­на с эмо­ци­о­наль­ны­ми пере­жи­ва­ни­я­ми. Эмо­ции явля­ют­ся важ­ней­шей харак­те­ри­сти­кой ком­му­ни­ка­ции и сопро­вож­да­ют любой ком­му­ни­ка­тив­ный акт. Это могут быть и радость, и грусть, и отвра­ще­ние, и удив­ле­ние, и в то же вре­мя они могут тес­но пере­пле­тать­ся в одном ком­му­ни­ка­тив­ном акте либо в отно­ше­нии одно­го и того же собе­сед­ни­ка. Мож­но выде­лить сле­ду­ю­щие суще­ствен­ные отли­чия чув­ствен­ных пере­жи­ва­ний, воз­ник­ших в про­цес­се ком­му­ни­ка­ции, от эмо­ций, вызван­ных явле­ни­я­ми при­ро­ды, собы­ти­я­ми, пред­ме­та­ми, с людь­ми пря­мо не свя­зан­ны­ми:

1) Эмо­ци­о­наль­ная реак­ция участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции носит дву­сто­рон­ний харак­тер, т.е. у каж­до­го из обща­ю­щих­ся скла­ды­ва­ет­ся свое эмо­ци­о­наль­ное отно­ше­ние к парт­не­ру. И реак­ция на его чув­ства. При­чем отно­ше­ние чело­ве­ка к чув­ствам собе­сед­ни­ка может варьи­ро­вать­ся: ско­ван­ность одно­го чело­ве­ка может вызвать пре­зре­ние у одних и уми­ле­ние у дру­гих;

2) Эмо­ции и чув­ства в меж­лич­ност­ной ком­му­ни­ка­ции, нося харак­тер инди­ви­ду­аль­ных пере­жи­ва­ний, в кон­це кон­цов обре­та­ют фор­му посла­ния дру­го­му, то есть ста­но­вят­ся зна­ка­ми, смысл кото­рых необ­хо­ди­мо понять. В резуль­та­те (как и в слу­чае с речью) часто при­сут­ству­ют иска­же­ния, неточ­но­сти и даже пол­ное непо­ни­ма­ние – в зави­си­мо­сти от участ­ни­ков бесе­ды. Так, напри­мер, одна и та же эмо­ция может интер­пре­ти­ро­вать­ся по-раз­но­му раз­ны­ми людь­ми;

3) Эмо­ции и чув­ства под­вер­га­ют­ся жест­ко­му соци­аль­но­му кон­тро­лю. При­чем эти огра­ни­че­ния каса­ют­ся в основ­ном не столь­ко сфе­ры несо­ци­аль­ных объ­ек­тов, сколь­ко отно­ше­ний в обще­стве. Раз­ные куль­ту­ры и груп­пы предъ­яв­ля­ют раз­ные тре­бо­ва­ния, но в одном они абсо­лют­но иден­тич­ны: эмо­ци­о­наль­но-чув­ствен­ная сфе­ра жиз­не­де­я­тель­но­сти людей под­вер­га­ет­ся стро­го­му кон­тро­лю со сто­ро­ны обще­ства. Те эмо­ции, кото­рые не соот­вет­ству­ют куль­тур­ным ожи­да­ни­ям, скры­ва­ют­ся либо сдер­жи­ва­ют­ся самим чело­ве­ком. Одна­ко соот­но­ше­ние под­лин­ных и кон­вен­ци­о­наль­ных (соот­вет­ству­ю­щих куль­тур­ным нор­мам) эмо­ций лег­ко обна­ру­жи­ва­ет­ся в кри­ти­че­ских ситу­а­ци­ях [14, 24]

О ситу­а­ции с инфор­ма­ци­ей в совре­мен­ном обще­стве мож­но при­ве­сти сло­ва Дэви­да Лью­и­са: «Еще два­дцать пять лет назад в «Лек­ци­ях о сокра­ще­нии сво­бод­но­го вре­ме­ни» Сте­фан Лин­дер пред­ска­зы­вал, что в резуль­та­те раз­ви­тия эко­но­ми­ки в пере­до­вых стра­нах воз­ник­нет дефи­цит вре­ме­ни. Он пре­ду­пре­ждал, что с ростом дефи­ци­та вре­ме­ни на сме­ну таким досу­жим заня­ти­ям, как отдых за едой или нето­роп­ли­вая про­гул­ка за горо­дом, при­дут заня­тия, кото­рые мож­но будет делать быст­ро.<…> Фред Фирш, дру­гой про­рок 70-х, в «Соци­аль­ных гра­ни­цах раз­ви­тия» пред­ска­зы­вал, что дефи­цит вре­ме­ни при­ве­дет к появ­ле­нию все более раз­об­щен­но­го и менее откры­то­го обще­ства.

«Дру­же­лю­бие сле­ду­ет рас­хо­до­вать очень эко­ном­но, — пре­ду­пре­ждал он, — так как на него ухо­дит непо­мер­но боль­шое коли­че­ство вре­ме­ни, поль­зу­ю­ще­го­ся все боль­шим спро­сом» [15].

Автор выде­лил три фак­то­ра, по при­чине кото­рых ско­рость пере­мен в мире рас­тет: это экс­по­нен­ци­аль­ный рост новой инфор­ма­ции, ско­рость «ста­ре­ния» инфор­ма­ции и ско­рость пере­да­чи инфор­ма­ции.

Проблема гендера в социальной психологии

На совре­мен­ном эта­пе пси­хо­ло­гия явля­ет­ся мно­го­от­рас­ле­вой муль­ти­па­ра­диг­маль­ной нау­кой. И если сре­ди мно­гих ее отрас­лей в пост­со­вет­ской нау­ке нет такой отдель­ной пси­хо­ло­ги­че­ской дис­ци­пли­ны как «ген­дер­ная пси­хо­ло­гия» или «пси­хо­ло­гия ген­де­ра», то ген­дер­ная про­бле­ма­ти­ка, несмот­ря на это, уже явля­ет­ся зна­чи­мой частью боль­шин­ства сфер зна­ния и все боль­ше про­дол­жа­ет рас­ши­рять свое вли­я­ние.

Необ­хо­ди­мо обра­тить­ся к опре­де­ле­нию поня­тий «пол» и «ген­дер», так как во мно­гих рабо­тах, осо­бен­но оте­че­ствен­ных авто­ров, эти тер­ми­ны либо вооб­ще не упо­ми­на­ют­ся, либо упо­треб­ля­ют­ся как сино­ни­мы.

В совре­мен­ной нау­ке ген­дер пони­ма­ет­ся как соци­аль­но-био­ло­ги­че­ская харак­те­ри­сти­ка, с помо­щью кото­рой люди дают опре­де­ле­ние поня­ти­ям «муж­чи­на» и «жен­щи­на». А так как «пол» явля­ет­ся био­ло­ги­че­ской кате­го­ри­ей, соци­аль­ные пси­хо­ло­ги ссы­ла­ют­ся на те ген­дер­ные раз­ли­чия, кото­рые обу­слов­ле­ны био­ло­ги­че­ски, как на «поло­вые» [9, c . 21].

То есть пол ука­зы­ва­ет на био­ло­ги­че­ский ста­тус чело­ве­ка, гово­ря о том, кем явля­ет­ся чело­век – муж­чи­ной или жен­щи­ной. Ген­дер же со сво­ей сто­ро­ны ука­зы­ва­ет на соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ский ста­тус чело­ве­ка с точ­ки зре­ния мас­ку­лин­но­сти или феми­нин­но­сти. Поэто­му куль­тур­ные ожи­да­ния и сте­рео­ти­пы, отно­ся­щи­е­ся к мас­ку­лин­но­му и феми­нин­но­му пове­де­нию назы­ва­ют­ся ген­дер­ны­ми (а не поло­вы­ми) роля­ми.

Одна­ко такое раз­де­ле­ние поня­тий не явля­ет­ся стро­гим, так как допус­ка­ет­ся пере­се­че­ние поня­тий, посколь­ку мно­гие раз­ли­чия могут воз­ни­кать вслед­ствие соче­та­ния био­ло­ги­че­ских и соци­аль­ных фак­то­ров [17, c. 167].

В соци­аль­ной пси­хо­ло­гии ситу­а­ция, свя­зан­ная с ген­дер­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми, за послед­ние пол­ве­ка меня­лась кар­ди­наль­ным обра­зом дале­ко не еди­но­жды. Вкрат­це мож­но выде­лить сле­ду­ю­щие основ­ные эта­пы раз­ви­тия ген­дер­ных иссле­до­ва­ний в пси­хо­ло­гии в мире.

Изна­чаль­но иссле­до­ва­ния про­во­ди­лись в рам­ках изу­че­ния инди­ви­ду­аль­ных раз­ли­чий, а мас­ку­лин­ность — феми­нин­ность про­бо­ва­ли изме­рять как и дру­гие инди­ви­ду­аль­ные раз­ли­чия.

Затем воз­ник­ла точ­ка зре­ния, пони­ма­ю­щая мас­ку­лин­ность — феми­нин­ность как чер­ты лич­но­сти, при­чем важ­ней­шие. При этом за сре­ду, внут­ри кото­рой про­ис­хо­дит соци­а­ли­за­ция детей и при­об­ре­те­ние ими соци­аль­ных ролей, при­ни­ма­ли семью.

В 70-х годах С. Бем вво­дит поня­тие андро­ги­нии, кото­рое обо­зна­ча­ет людей, успеш­но соче­та­ю­щих в себе как тра­ди­ци­он­но муж­ские, так и тра­ди­ци­он­но жен­ские пси­хо­ло­ги­че­ские каче­ства. Бла­го­да­ря соб­ствен­но­му раз­ра­бо­тан­но­му мето­ди­че­ско­му аппа­ра­ту, она смог­ла эмпи­ри­че­ски про­де­мон­стри­ро­вать, что мас­ку­лин­ность и феми­нин­ность явля­ют­ся дву­мя неза­ви­си­мы­ми, но не про­ти­во­по­лож­ны­ми кон­струк­та­ми.

Сле­ду­ю­щий этап харак­те­ри­зу­ет­ся пред­став­ле­ни­ем о ген­де­ре как о схе­ме или кон­цеп­те, вве­ден­ном куль­ту­рой, кото­рый опре­де­ля­ет­ся как аффек­тив­но-когни­тив­ная струк­ту­ра, кото­рая созда­на для упо­ря­до­чи­ва­ния инди­ви­ду­аль­но­го опы­та и орга­ни­за­ции чело­ве­ком сво­е­го пове­де­ния. Ген­дер начи­на­ет пони­мать­ся как соци­аль­ная кате­го­рия, при­чем не как неиз­мен­ная чер­та или ста­тич­ное каче­ство, а как про­цесс, дина­ми­че­ская, ситу­а­ци­он­но детер­ми­ни­ро­ван­ная харак­те­ри­сти­ка. Дан­ная точ­ка зре­ния на ген­дер явля­ет­ся доми­ни­ру­ю­щей сре­ди соци­аль­ных пси­хо­ло­гов, кото­рые рабо­та­ют в сфе­ре ген­дер­ной про­бле­ма­ти­ки на совре­мен­ном эта­пе [10, 11].

В целом мож­но утвер­ждать, что в пси­хо­ло­гии иссле­до­ва­ний, свя­зан­ных с ген­дер­ной тема­ти­кой, ста­ло зна­чи­тель­но боль­ше, одна­ко рас­пре­де­ле­ны они очень нерав­но­мер­но: в одной обла­сти пси­хо­ло­гии они пред­став­ле­ны боль­ше, в дру­гих – мень­ше, одна­ко они затро­ну­ли прак­ти­че­ски все основ­ные сфе­ры пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки: когни­тив­ную, эмо­ци­о­наль­ную, про­бле­мы соци­а­ли­за­ции, меж­лич­ност­ных вза­и­мо­дей­ствий и соци­аль­ных отно­ше­ний. Одна­ко как в одной из самых моло­дых сфер – пси­хо­ло­гии поль­зо­ва­те­лей Интер­нет-сре­ды – они пред­став­ле­ны весь­ма малым коли­че­ством работ, пре­иму­ще­ствен­но рос­сий­ских авто­ров.

Одним из послед­них ген­дер­ных иссле­до­ва­ний на пост­со­вет­ском про­стран­стве явля­ет­ся рабо­та Саку­ли­ной Е.Л., посвя­щен­ная совре­мен­ным моло­деж­ным сте­рео­ти­пам маскулинности/фемининности. Автор гово­рит о том, что «типи­че­ские раз­ли­чия в содер­жа­тель­ной спе­ци­фи­ке Обра­за Я и эмо­ци­о­наль­но-цен­ност­но­го само­опре­де­ле­ния муж­чин и жен­щин во мно­гом про­из­вод­ны от спе­ци­фи­ки поло­вых ролей, а так­же усто­яв­ших­ся в обще­ствен­ном созна­нии сте­рео­тип­ных эта­ло­нов мас­ку­лин­но­сти-фемин­но­сти, опре­де­ля­ю­щих осо­бен­но­сти семей­но­го вос­пи­та­ния и пер­вич­ной соци­а­ли­за­ции, а поз­же — нор­мы пове­де­ния, стиль обще­ния, сфе­ры само­ре­а­ли­за­ции» [25].

Осно­вы­ва­ясь на полу­чен­ных дан­ных автор рас­смат­ри­ва­ет в срав­ни­тель­ном ана­ли­зе три пери­о­да – 19 век, совет­ский пери­од и пост­пе­ре­стро­еч­ный пери­од — и дела­ет вывод, что с тече­ни­ем вре­ме­ни про­ис­хо­дит «зна­чи­тель­ное ослаб­ле­ние поля­ри­за­ции» и вза­и­мо­про­ник­но­ве­ние неко­то­рых ком­по­нен­тов жен­ских и муж­ских ролей, а след­стви­ем подоб­ной тен­ден­ции Саку­ли­на назы­ва­ет ниве­ли­ро­ва­ние раз­ли­чий в содер­жа­нии сте­рео­ти­пов муже­ствен­но­сти-жен­ствен­но­сти.

Таким обра­зом, сле­ду­ет отме­тить необ­хо­ди­мость ген­дер­ных иссле­до­ва­ний на совре­мен­ном эта­пе раз­ви­тия еще и в силу отме­чен­ных тен­ден­ций в сто­ро­ну сгла­жи­ва­ния соци­аль­ных раз­ли­чий меж­ду муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми.

Гендерный аспект межличностной коммуникации

В ком­му­ни­ка­ции, кро­ме все­го про­че­го, мож­но выде­лить и такой аспект, как ген­дер­ный, то есть обу­слов­лен­ный вли­я­ни­ем ген­де­ра на вза­и­мо­дей­ствие меж­ду людь­ми.

Напри­мер, Сидор­ская Ири­на счи­та­ет, что мож­но гово­рить о жен­ской и муж­ской стра­те­ги­ях ком­му­ни­ка­тив­но­го пове­де­ния. Если жен­ская стра­те­гия «пред­по­ла­га­ет бесе­ду, постро­ен­ную на вза­и­мо­по­ни­ма­нии» даже при фор­маль­ном обще­нии, то муж­ская под­ра­зу­ме­ва­ет биз­нес-инфор­ма­цию, кото­рая рас­про­стра­ня­ет­ся даже на интим­ную сфе­ру ком­му­ни­ка­ции.

Глав­ное отли­чие меж­ду харак­те­ри­сти­ка­ми этих стра­те­гий в отно­ше­нии к обрат­ной свя­зи: счи­та­ет­ся, что жен­щи­ны даже при дело­вой тема­ти­ке раз­го­во­ра мно­го вни­ма­ния уде­ла­ют обрат­ной свя­зи, кото­рая пони­ма­ет­ся «не про­сто как реак­ция на сооб­ще­ние, а имен­но как дости­же­ние состо­я­ния поня­то­сти».

Муж­чи­ны же рас­смат­ри­ва­ют ее как реак­цию на сооб­ще­ние, «кото­рая, несо­мнен­но, может быть оши­боч­ной и, без­услов­но, не сов­па­да­ю­щей с состо­я­ни­ем поня­то­сти» [26].

Деле­ние на два типа по ген­дер­но­му при­зна­ку под­твер­жда­ет и Мария Путро­ва, опи­ра­ясь на тео­рию К. Джил­ли­ган и обос­но­вы­вая ее соб­ствен­ным иссле­до­ва­ни­ем с помо­щью мето­да Осгу­да: мож­но гово­рить о том, что муж­чи­ны стре­мят­ся интер­пре­ти­ро­вать мир с точ­ки зре­ния спра­вед­ли­во­сти — неспра­вед­ли­во­сти, жен­щи­ны же — «с точ­ки зре­ния забо­ты, удо­вле­тво­ре­ния запро­сов всех сто­рон.

Соот­вет­ствен­но, дан­ные типы интер­пре­та­ции зна­чи­тель­но вли­я­ют на пове­де­ние людей в про­цес­се ком­му­ни­ка­тив­но­го акта, а зна­чит мож­но гово­рить о ген­дер­ных осо­бен­но­стях ком­му­ни­ка­ции [22].

Осно­вы­ва­ясь на сво­ем иссле­до­ва­нии ген­дер­ных аспек­тов рече­во­го пове­де­ния, Алек­сандр Пер­шай дела­ет сле­ду­ю­щие выво­ды: «ген­дер как часть соци­аль­ной струк­ту­ры обще­ства — неотъ­ем­ле­мый ком­по­нент рече­во­го пове­де­ния. Ген­дер­ные отно­ше­ния не толь­ко отра­жа­ют­ся и исполь­зу­ют­ся в язы­ке в виде кодов, но и обу­слов­ли­ва­ют тема­ти­ку и харак­тер рече­вых актов. Более того, ген­дер­ное само­опре­де­ле­ние инди­ви­да долж­но под­твер­ждать­ся язы­ко­вы­ми сред­ства­ми и в какой-то сте­пе­ни речь идет о пред­став­ле­нии себя окру­жа­ю­щим как муж­чи­ны или как жен­щи­ны» [18].

Таким обра­зом, мож­но гово­рить и о раз­ви­тии ген­дер­ных иссле­до­ва­ний в оте­че­ствен­ной пси­хо­ло­гии, в част­но­сти – в сфе­ре ком­му­ни­ка­ции и ген­дер­но­го аспек­та обще­ния: мож­но отме­тить зна­чи­тель­ное вни­ма­ние со сто­ро­ны иссле­до­ва­те­лей, а зна­чит, и зна­чи­тель­ный инте­рес к дан­ной обла­сти зна­ний на пост­со­вет­ском про­стран­стве и в нашей стране.

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАЦИИ В ИНТЕРНЕТ СРЕДЕ

Аудитория Интернет-среды

Вести ста­ти­сти­ку поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет все­гда было слож­но, так как затруд­не­ние вызы­вал сам спо­соб под­сче­та: под­счет по типу «уни­каль­ные поль­зо­ва­те­ли» не может быть объ­ек­тив­ным пол­но­стью по при­чине того, что (как пока­зы­ва­ют мно­гие иссле­до­ва­ния) мно­гие поль­зу­ют­ся Интер­не­том у дру­зей и род­ствен­ни­ков, а так же на рабо­те. С дру­гой сто­ро­ны, под­счет коли­че­ства поль­зо­ва­те­лей, обра­ща­ю­щих­ся к опре­де­лен­ным стра­ни­цам, тоже не даст пол­ной инфор­ма­ции, так как один и тот же поль­зо­ва­тель может посе­щать сайт несколь­ко раз и с раз­ных ком­пью­те­ров, а несколь­ко поль­зо­ва­те­лей могут посе­щать его с одной «маши­ны». То есть все под­сче­ты мож­но счи­тать отно­си­тель­ны­ми.

Но опре­де­лен­ные иссле­до­ва­ния были про­ве­де­ны и мож­но гово­рить о сле­ду­ю­щих циф­рах. 11 фев­ра­ля рас­сыл­ка SpyLOG Weekly сооб­щи­ла сле­ду­ю­щее: «По оцен­ке Ком­па­нии МИС-информ, в 2001 г. коли­че­ство поль­зо­ва­те­лей интер­не­та в Рос­сии достиг­ло 5 млн. Таким обра­зом, их чис­лен­ность с 1998 г. вырос­ла более чем в 4 раза. <…>В 2001 г. мак­си­маль­ный рост наблю­дал­ся в Бела­ру­си, доля кото­рой вырос­ла в 1,7 раза – с 1,0% в янва­ре 2001 г. до 1,7% в янва­ре 2002 г.» Речь идет о бело­ру­сах и дру­гих граж­да­нах, кото­рые выхо­дят в интер­нет через бело­рус­ских про­вай­де­ров и посе­ща­ют рос­сий­ские сай­ты.

Иссле­до­ва­те­ли дела­ют вывод, что Интер­нет в сво­ем раз­ви­тии уже про­шел путь от про­фес­си­о­наль­ной сре­ды обще­ния про­грам­ми­стов к сре­де сво­бод­но­го обще­ния, кото­рая реа­ли­зу­ет в себе более широ­кие лич­ност­ные инте­ре­сы.

Если попро­бо­вать напи­сать «порт­рет» сред­не­ста­ти­сти­че­ско­го поль­зо­ва­те­ля Руне­та по резуль­та­там одной из преды­ду­щих работ, то ско­рее все­го полу­чит­ся сле­ду­ю­щее опи­са­ние:

  • это моло­дой мужчина/женщина (от 19 до 25 лет), он сту­дент или уже полу­чил выс­шее обра­зо­ва­ние, при­чем ско­рее все­го тех­ни­че­ское; живет он где-то в евро­пей­ской части Рос­сии;
  • он холост, в обла­сти ком­пью­те­ров само­уч­ка, име­ет дома ком­пью­тер, выше все­го оце­ни­ва­ет свой поль­зо­ва­тель­ский уро­вень зна­ний, за ком­пью­те­ром про­во­дит от 30 до 50 часов в неде­лю (т.е. в сред­нем от 4 до 7 часов в день), в рав­ной сте­пе­ни оди­на­ко­во исполь­зу­ет все воз­мож­но­сти ком­пью­те­ра;
  • за ком­пью­тер впер­вые сел в сред­них клас­сах шко­лы или у дру­зей дома, при­чем встре­чи в самом нача­ле зна­ком­ства с ком­пью­те­ром, и встре­чи сей­час – желан­ны;
  • закан­чи­ва­ет рабо­ту с ком­пью­те­ром или с поло­жи­тель­ны­ми чув­ства­ми, или с сожа­ле­ни­ем из-за рас­ста­ва­ния, в буду­щем при­пи­сы­ва­ет ком­пью­те­ру боль­шую роль как в мире вооб­ще, так и в сво­ей жиз­ни в част­но­сти;
  • поло­жи­тель­но отно­сит­ся к при­об­ще­нию жен­щин к рабо­те с ком­пью­те­ром, но счи­та­ет, что муж­чи­ны рабо­та­ют все-таки луч­ше, хочет иметь супру­га про­фес­си­о­на­ла-про­грам­ми­ста или хотя бы поль­зо­ва­те­ля.

Коммуникация в Интернет-среде и ее проблемное поле

Изу­че­ние вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции не оста­лось вне рамок вни­ма­ния пси­хо­ло­гов-иссле­до­ва­те­лей Интер­не­та, одна­ко в целом дан­ных работ совсем немно­го и боль­шин­ство их при­над­ле­жит запад­ным иссле­до­ва­те­лям. Основ­ная доля работ по изу­че­нию Интер­не­та на рус­ско­языч­ном про­стран­стве при­над­ле­жит факуль­те­ту пси­хо­ло­гии МГУ.

Про­ана­ли­зи­ро­вав основ­ную мас­су работ на тему вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции, мож­но выде­лить сле­ду­ю­щие осно­во­по­ла­га­ю­щие момен­ты, важ­ные для изу­че­ния дан­ной темы.

Так Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е., Смыс­ло­ва О.В. [6] выде­ля­ют сле­ду­ю­щие основ­ные виды обще­ния в Сети:

1. Обще­ние в режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни (т.н. чат):

  • с одним собе­сед­ни­ком (выби­ра­ет­ся опре­де­лен­ный канал для такой ком­му­ни­ка­ции);
  • с боль­шим коли­че­ством людей одно­вре­мен­но;

2. Обще­ние, при кото­ром сооб­ще­ния к адре­са­ту при­хо­дят с отсроч­кой:

  • с одним собе­сед­ни­ком (элек­трон­ная поч­та);
  • со мно­ги­ми людь­ми — участ­ни­ка­ми теле­кон­фе­рен­ции (ньюс­груп­пы).

Необ­хо­ди­мо отме­тить, что, напри­мер, ком­му­ни­ка­ция посред­ством про­грам­мы ICQ и подоб­ных ей было поче­му-то не учте­но: т.к. дан­ный вид ком­му­ни­ка­ции отно­сит­ся к режи­му реаль­но­го вре­ме­ни, но изна­чаль­но и пол­но­стью пред­по­ла­га­ет обще­ние с одним собе­сед­ни­ком.

В дан­ной рабо­те так­же отме­ча­ет­ся такая осо­бен­ность вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции, как ано­ним­ность участ­ни­ков: «в насто­я­щее вре­мя про­ис­хо­дит интен­сив­ное экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ние с ано­ним­но­стью от пре­дель­но­го само­рас­кры­тия с эле­мен­та­ми экс­ги­би­ци­о­низ­ма и/или аггра­ва­ции до обма­на, склон­но­сти к мани­пу­ли­ро­ва­нию и попы­ток фак­ти­че­ски управ­лять мне­ни­ем о себе [7].

Воз­мож­ность варьи­ро­вать сте­пень ано­ним­но­сти в обще­нии обла­да­ет, как пока­зы­ва­ет прак­ти­ка при­ме­не­ния Интер­не­та, нема­лой при­тя­га­тель­ной силой. Часто скры­ва­ют­ся насто­я­щее имя, воз­раст и соци­аль­ный ста­тус, инвер­ти­ру­ет­ся пол, истин­ные фак­ты био­гра­фии под­ме­ня­ют­ся или допол­ня­ют­ся вымыш­лен­ны­ми, неадек­ват­ным обра­зом пред­став­ля­ют­ся све­де­ния об опы­те, ква­ли­фи­ка­ции, ком­пе­тент­но­сти, име­ю­щих­ся зна­ни­ях, уме­ни­ях, навы­ках и т.п., вме­сто реаль­ных опи­сы­ва­ют­ся соци­аль­но одоб­ря­е­мые лич­ност­ные каче­ства, в том чис­ле одоб­ря­е­мые лишь в узком социуме/идиокультуре/андерграунде (напр., кибер­пан­ков, музы­каль­ных фана­тов, игро­ков в ком­пью­тер­ные игры и т.д.)» [6].

Сле­ду­ю­щий важ­ный момент для изу­че­ния вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции, отме­чен­ный в дан­ной рабо­те: поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та «высо­ко ценят воз­мож­ность ком­пен­си­ро­вать и ней­тра­ли­зо­вать в ходе опо­сред­ство­ван­ной Интер­не­том ком­му­ни­ка­ции те пре­пят­ствия, кото­рые неред­ко дела­ют болез­нен­ны­ми непо­сред­ствен­ные кон­так­ты: дей­стви­тель­ные либо мни­мые недо­стат­ки соб­ствен­ной внеш­но­сти, дефек­ты речи (напр., заи­ка­ние), неко­то­рые свой­ства харак­те­ра (застен­чи­вость и др.) или пси­хи­че­ские забо­ле­ва­ния (ска­жем, аутизм).

При высо­кой сте­пе­ни ано­ним­но­сти обще­ния тако­го рода недо­стат­ки нетруд­но скрыть, а в слу­чае назой­ли­вых рас­спро­сов на чув­стви­тель­ную тему обще­ние может быть пре­рва­но» [6]. Дан­ная осо­бен­ность, тес­но свя­зан­ная с ано­ним­но­стью, может доста­точ­но силь­но вли­ять на успеш­ность вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции.

Сле­ду­ю­щая осо­бен­ность Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, рас­ши­ря­ю­щая воз­мож­но­сти поль­зо­ва­те­лей сети, — это воз­мож­ность «быть в одно и то же вре­мя в раз­ных местах», т.е. Интер­не­ту не свой­ствен­но един­ство про­стран­ства и вре­ме­ни, как это харак­тер­но для реаль­ной жиз­ни. Отно­си­тель­но ком­му­ни­ка­ции это мож­но про­ил­лю­стри­ро­вать как воз­мож­ность общать­ся с людь­ми из дру­гих стран, часо­вых поя­сов в одно и то же вре­мя, сидя за сво­им ком­пью­те­ром.

Выте­ка­ю­щей из назван­ных осо­бен­но­стью явля­ет­ся так же и пси­хо­ло­ги­че­ская без­опас­ность. Об этом в сво­ей рабо­те пишет Шев­чен­ко И.С.: «Вслед­ствие ано­ним­но­сти и без­на­ка­зан­но­сти в сети про­яв­ля­ет­ся и дру­гая осо­бен­ность, свя­зан­ная со сни­же­ни­ем пси­хо­ло­ги­че­ско­го и соци­аль­но­го рис­ка в про­цес­се обще­ния, отсут­стви­ем внеш­ней невер­баль­ной оцен­ки – аффек­тив­ная рас­кре­по­щен­ность, ненор­ма­тив­ность пове­де­ния и неко­то­рая «без­от­вет­ствен­ность» участ­ни­ков обще­ния.

Чело­век в сети может про­яв­лять и про­яв­ля­ет боль­шую сво­бо­ду выска­зы­ва­ний и поступ­ков (вплоть до оскорб­ле­ний, нецен­зур­ных выра­же­ний, сек­су­аль­ных домо­га­тельств), так как риск раз­об­ла­че­ния и лич­ной отри­ца­тель­ной оцен­ки окру­жа­ю­щи­ми мини­ма­лен» [29].

В сле­ду­ю­щей рабо­те того же авто­ра «Неко­то­рые пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти обще­ния посред­ством Интер­нет» кро­ме ано­ним­но­сти, выде­ля­ют­ся сле­ду­ю­щие осо­бен­но­сти вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции:

  • «Свое­об­ра­зие про­те­ка­ния про­цес­сов меж­лич­ност­но­го вос­при­я­тия в усло­ви­ях отсут­ствия невер­баль­ной инфор­ма­ции. Как пра­ви­ло, силь­ное вли­я­ние на пред­став­ле­ние о собе­сед­ни­ке име­ют меха­низ­мы сте­рео­ти­пи­за­ции и иден­ти­фи­ка­ции, а так­же уста­нов­ка как ожи­да­ние жела­е­мых качеств в парт­не­ре.
  • Доб­ро­воль­ность и жела­тель­ность кон­так­тов. Поль­зо­ва­тель доб­ро­воль­но завя­зы­ва­ет кон­так­ты или ухо­дит от них, а так­же может пре­рвать их в любой момент.
  • Затруд­нен­ность эмо­ци­о­наль­но­го ком­по­нен­та обще­ния и, в то же вре­мя, стой­кое стрем­ле­ние к эмо­ци­о­наль­но­му напол­не­нию тек­ста, кото­рое выра­жа­ет­ся в созда­нии спе­ци­аль­ных знач­ков для обо­зна­че­ния эмо­ций или в опи­са­нии эмо­ций сло­ва­ми (в скоб­ках после основ­но­го тек­ста посла­ния)» [28].

Сре­ди при­чин обра­ще­ния к Интер­не­ту автор выде­ля­ет в том чис­ле и «Воз­мож­ность реа­ли­за­ции качеств лич­но­сти, про­иг­ры­ва­ния ролей, пере­жи­ва­ния эмо­ций, по тем или иным при­чи­нам фруст­ри­ро­ван­ных в реаль­ной жиз­ни.

Подоб­ная воз­мож­ность обу­слов­ле­на выше­пе­ре­чис­лен­ны­ми осо­бен­но­стя­ми обще­ния посред­ством сети — ано­ним­но­стью, нежест­кой нор­ма­тив­но­стью, свое­об­ра­зи­ем про­цес­са вос­при­я­тия чело­ве­ка чело­ве­ком. Жела­ни­ем пере­жи­ва­ния тех или иных эмо­ций объ­яс­ня­ет­ся, веро­ят­но, и стрем­ле­ние к эмо­ци­о­наль­но­му напол­не­нию тек­ста» [28].

Необ­хо­ди­мо заме­тить, что осно­во­по­ла­га­ю­щая осо­бен­ность вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции — это все-таки физи­че­ская непред­став­лен­ность, кото­рую доволь­но брос­ко и корот­ко и точ­но опи­са­ла в сво­ей рабо­те «Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции» А.Е.Жичкина: «…до сих пор боль­шин­ство сред ком­му­ни­ка­ции в Интер­не­те — тек­сто­вые. Это озна­ча­ет, что един­ствен­ный источ­ник инфор­ма­ции о собе­сед­ни­ке в вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции — это его тек­сто­вые сооб­ще­ния. В про­цес­се обще­ния в Интер­не­те, в отли­чие от реаль­но­го обще­ния, исход­но пол­но­стью отсут­ству­ют инди­ка­то­ры соци­аль­ной пози­ции чело­ве­ка и невер­баль­ное пове­де­ния» [13] в том чис­ле и «пара­линг­ви­сти­че­ские (вспо­мо­га­тель­ные) сред­ства: тембр речи, акцен­ти­ро­ва­ние части выска­зы­ва­ния, силы голо­са, дик­ции, жестов, мими­ки» [16].

Вот как точ­но сфор­му­ли­ро­вал ска­зан­ное Storm King: «Соци­аль­ным пси­хо­ло­гам сто­ит обра­тить вни­ма­ние на тот факт, что обще­ние в кибер­про­стран­стве — это обще­ние при помо­щи тек­ста. Здесь нет инто­на­ций и мими­ки. Одна­ко это не зна­чит, что здесь нет чувств. Мно­гие кибер­про­стран­ства рож­да­ют­ся, когда какие-то люди или чело­век жела­ет обсу­дить какую-то идею. Эмо­ци­о­наль­ная вовле­чен­ность в обсуж­да­е­мую тему пре­одо­ле­ва­ет холод­ную и чисто «интел­лек­ту­аль­ную» сущ­ность меди­у­ма — ком­пью­те­ра — и люди уста­нав­ли­ва­ют эмо­ци­о­наль­ные отно­ше­ния. Люди в кибер­про­стран­стве влюб­ля­ют­ся и ссо­рят­ся, раду­ют­ся и пере­жи­ва­ют. Вооб­ра­же­ние запол­ня­ет пусто­ты, остав­лен­ные ощу­ще­ни­я­ми» [20].

Джон Сулер в сво­ей рабо­те «Люди пре­вра­ща­ют­ся в Элек­тро­ни­ков» выде­лил кро­ме про­чих и такую осо­бен­ность вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции: «Это так не похо­же на насто­я­щий мир и так для него стран­но — в кибер­про­стран­стве мож­но посто­ян­но иметь под рукой (кла­ви­шей) веч­ные лето­пи­си того, что ты гово­рил, кому и когда. Так как все сете­вые интерак­ции осно­ва­ны толь­ко на доку­мен­тах — то есть про­ис­хо­дят в пись­мен­ном виде — мы можем даже осме­леть настоль­ко, что ска­жем, буд­то вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду людь­ми ПО СУТИ задо­ку­мен­ти­ро­ва­ны и что реаль­ность мож­но в любой момент вре­ме­ни запи­сы­вать в ее цель­но­сти… Но хоть велик соблазн леле­ять мысль о сохра­нен­ном тек­сте как об объ­ек­тив­ной запи­си частич­ки живых эмо­ций, не менее теля­чий вос­торг охва­ты­ва­ет от осо­зна­ния вели­чи­ны про­па­сти меж­ду эмо­ци­о­наль­ны­ми реак­ци­я­ми на одну и ту же запись, пере­чи­тан­ную при раз­ных обсто­я­тель­ствах. В зави­си­мо­сти от состо­я­ния души мы наде­ля­ем напи­сан­ное сло­во все­ми мыс­ли­мы­ми зна­че­ни­я­ми и наме­ре­ни­я­ми» [12].

Кро­ме того, уже суще­ству­ет неко­то­рый опыт про­ве­де­ния пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний Интер­не­та с точ­ки зре­ния ген­де­ра. К самым пер­вым со всей уве­рен­но­стью мож­но отне­сти иссле­до­ва­ние Аре­сто­вой О.Н., Вой­скун­ск­го А.Е. «Иссле­до­ва­ние поло­вых раз­ли­чий при рабо­те с интер­не­том на при­ме­ре рос­сий­ских поль­зо­ва­те­лей» [4]. В нем при­ме­ня­лось сра­зу несколь­ко видов опро­сов: на пер­вом эта­пе про­во­дил­ся опрос посред­ством элек­трон­ной почты e-mail и муж­чин, и жен­щин.

На вто­ром эта­пе, осно­вы­ва­ясь на полу­чен­ных резуль­та­тах, был раз­ра­бо­тан опрос­ник спе­ци­аль­но для жен­щин, кото­рый был разо­слан жен­щи­нам, участ­во­вав­шим в пер­вом эта­пе.

Вот какие резуль­та­ты были полу­че­ны: кон­тин­ген­ты муж­чин и жен­щин суще­ствен­но раз­ли­ча­ют­ся. Раз­ли­чия каса­ют­ся про­фес­сии (сре­ди жен­щин боль­ше пре­по­да­ва­те­лей и науч­ных сотруд­ни­ков и мень­ше элек­трон­щи­ков и биз­не­сме­нов). Кон­тин­гент жен­щин ока­зал­ся несколь­ко стар­ше по воз­рас­ту и мало­чис­лен­нее муж­ско­го. Так­же жен­щин мень­ше инте­ре­су­ет инфор­ма­ция по нау­ке, вычис­ли­тель­ной тех­ни­ке, инфор­ма­ти­ке, ком­мер­ции, а боль­ше – инфор­ма­ция по обра­зо­ва­нию, искус­ству, лите­ра­ту­ре, куль­ту­ре. Для жен­щин в Интер­не­те инте­рес­ны импро­ви­за­ция и игра, полу­че­ние новых зна­ний и лич­ност­ный рост. По срав­не­нию с муж­чи­на­ми жен­щи­ны про­яв­ля­ют более пози­тив­ное отно­ше­ние к ком­му­ни­ка­ции в Интер­не­те, они более тер­пи­мы к назой­ли­вым и необя­за­тель­ным кон­так­там в Интер­не­те.

Одно из послед­них иссле­до­ва­ний в той же сфе­ре – ген­дер­ные осо­бен­но­сти поль­зо­ва­те­лей – при­над­ле­жит Архи­по­вой А., кото­рое опи­са­но в ее рабо­те «Образ жен­щи­ны в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти». Глав­ным направ­ле­ни­ем ее иссле­до­ва­ния было рас­смот­ре­ние обра­за жен­щи­ны в вир­ту­аль­ном про­стран­стве. Вот какие дан­ные были полу­че­ны в резуль­та­те: пси­хо­ло­ги­че­ские харак­те­ри­сти­ки обра­за жен­щи­ны-поль­зо­ва­те­ля (раз­ме­ще­ны в поряд­ке убы­ва­ния часто­ты упо­ми­на­ния в анке­тах):

  • Раз­ви­тые ком­му­ни­ка­тив­ные навы­ки, стрем­ле­ние к рас­ши­ре­нию кру­га обще­ния (60%).
  • Раз­но­об­раз­ные дело­вые каче­ства, наи­бо­лее типич­ны­ми из кото­рых явля­ют­ся актив­ность, тер­пе­ли­вость, дело­ви­тость и орга­ни­зо­ван­ность (52%).
  • Любо­зна­тель­ность, стрем­ле­ние к позна­нию ново­го, широ­кий кру­го­зор и откры­тость ново­му зна­нию (52%).
  • Огра­ни­чен­ность реаль­но­го кру­га обще­ния, неудо­вле­тво­рен­ность им, про­бле­мы, свя­зан­ные с неком­пе­тент­но­стью в обще­нии (46%).
  • К преды­ду­ще­му пунк­ту тес­но при­мы­ка­ют про­бле­мы в отно­ше­ни­ях с про­ти­во­по­лож­ным полом и нали­чие сек­су­аль­ных ком­плек­сов (21%).
  • Непри­спо­соб­лен­ность к реаль­ной жиз­ни, отре­шен­ность от объ­ек­тив­ной реаль­но­сти, отра­жа­ю­щи­е­ся в пре­не­бре­же­нии домаш­ни­ми обя­зан­но­стя­ми и ухо­де в бога­тый мир фан­та­зии (27%).
  • Ум / интел­лект (22%).
  • Кос­вен­но свя­зан­ные с преды­ду­щим пунк­том высо­кий уро­вень обра­зо­ва­ния (21%) и хоро­шие навы­ки в обра­ще­нии с ком­пью­те­ром (14%)

Дру­ги­ми, неп­си­хо­ло­ги­че­ски­ми харак­те­ри­сти­ка­ми были назва­ны:

  • Воз­раст — от 17 до 50 лет, но боль­шин­ство отме­тив­ших воз­раст­ные харак­те­ри­сти­ки, счи­та­ет, что жен­щи­на – поль­зо­ва­тель Интер­не­та моло­да.
  • В кате­го­рии пред­по­чте­ний, при­су­щих такой жен­щине (35%), наи­бо­лее часто встре­ча­ют­ся любовь к пиву, кофе, куре­ние и повы­шен­ный инте­рес к само­му Интер­не­ту. Осталь­ные пред­по­чте­ния еди­нич­ны.
  • В кате­го­рии навы­ков и уме­ний (29%) чаще все­го фигу­ри­ру­ют вла­де­ние англий­ским язы­ком и сете­вым жар­го­ном, уме­ние быст­ро печа­тать.
  • Харак­те­ри­сти­ки рабо­чей заня­то­сти (37%) раз­де­ли­лись: 19% респон­ден­тов счи­та­ют, что такая жен­щи­на рабо­та­ет, а 8% из них, что при этом непло­хо зара­ба­ты­ва­ет, а 17% пред­по­ло­жи­ли, что такой жен­щине нечем занять­ся или рабо­та у нее крайне необре­ме­ни­тель­ная.

У дан­но­го обра­за несо­мнен­но при­сут­ству­ют неко­то­рые спе­ци­фи­че­ские чер­ты по срав­не­нию с тра­ди­ци­он­ным обра­зом жен­щи­ны. Вот как объ­яс­ня­ет это автор: «Неко­то­рые из них, воз­мож­но, сфор­ми­ро­ва­лись под вли­я­ни­ем осо­бен­но­стей Интер­нет – куль­ту­ры (напри­мер, отме­чен­ные мно­ги­ми респон­ден­та­ми любо­зна­тель­ность, стрем­ле­ние к позна­нию ново­го), неко­то­рые (опре­де­лен­ный сдвиг в сто­ро­ну мас­ку­лин­но­сти) – под вли­я­ни­ем соци­аль­ных изме­не­ний. Но исхо­дя из полу­чен­ных дан­ных, мож­но пред­по­ло­жить, ско­рее все­го, образ фор­ми­ро­вал­ся в боль­шей сте­пе­ни на осно­ве поня­тия «поль­зо­ва­тель Интер­не­та», в свя­зи с чем мно­гие тра­ди­ци­он­но жен­ские чер­ты из него ушли» [5].

Таким обра­зом, объ­еди­нив и про­ана­ли­зи­ро­вав все выше­из­ло­жен­ное мож­но прий­ти к выво­ду, что к основ­ным осо­бен­но­стям вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции мож­но отне­сти сле­ду­ю­щее:

  • ано­ним­ность;
  • физи­че­ская непред­став­лен­ность участ­ни­ков ком­му­ни­ка­тив­но­го акта;
  • затруд­нен­ность эмо­ци­о­наль­но­го ком­по­нен­та ком­му­ни­ка­ции;
  • отсут­ствие един­ства про­стран­ства и вре­ме­ни, т.е. воз­мож­ность быть в одно и то же вре­мя в раз­ных местах, а так­же воз­мож­ность обще­ния с людь­ми из дру­гих часо­вых поя­сов;
  • харак­тер ком­му­ни­ка­ции – почти исклю­чи­тель­но пись­мен­ный.

ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАЦИИ В ИНТЕРНЕТ-СРЕДЕ

Методология и методы исследования

Изу­че­ние осо­бен­но­стей ком­му­ни­ка­ции муж­чин и жен­щин в Интер­не­те прак­ти­че­ски не пред­став­ле­но в пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ке. Но в све­те весь­ма интен­сив­но­го раз­ви­тия высо­ких тех­но­ло­гий вооб­ще и Интер­не­та в част­но­сти ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что зна­чи­тель­ная часть ком­му­ни­ка­ции вооб­ще: как дело­вой, так и лич­ной – пере­но­сит­ся имен­но в вир­ту­аль­ную сре­ду, как более опе­ра­тив­ную, обла­да­ю­щую таки­ми харак­тер­ны­ми осо­бен­но­стя­ми, как воз­мож­ность пере­да­чи боль­ших объ­е­мов инфор­ма­ции само­го раз­но­го харак­те­ра, отсут­ствие гео­гра­фи­че­ских рас­сто­я­ний, воз­мож­ность кор­рек­ции инфор­ма­ции и хра­не­ния дан­ных.

С дру­гой сто­ро­ны, в силу опи­сан­ных во вто­рой гла­ве при­чин, Интер­нет стал при­вле­ка­тель­ным не толь­ко и не столь­ко для людей биз­не­са, поль­зу­ю­щих­ся Интер­не­том в дело­вых целях, сколь­ко для людей, кото­рые поль­зу­ют­ся им для полу­че­ния зна­чи­мой для них лич­ной инфор­ма­ции либо обща­ю­щих­ся в нем.

Осо­бен­но акту­аль­ным отсю­да явля­ет­ся изу­че­ние осо­бен­но­стей ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де. Как пока­за­ло, напри­мер, послед­нее иссле­до­ва­ние в рам­ках кур­со­вой рабо­ты, вир­ту­аль­ное обще­ние име­ет те же кри­те­рии успеш­но­сти, что и реаль­ное, одна­ко затруд­ня­ет пол­ное, инте­гри­ро­ван­ное вос­при­я­тие собе­сед­ни­ка, что может толь­ко ослож­нять вза­и­мо­дей­ствие.

А так же в про­цес­се обще­ния через Интер­нет поль­зо­ва­те­ли реа­ли­зу­ют базо­вую потреб­ность в без­опас­но­сти через воз­мож­но­сти, кото­рые предо­став­ля­ем им ком­пью­тер­ная сеть и лишь в огра­ни­чен­ном коли­че­стве может обес­пе­чить реаль­ный мир.

Каче­ствен­ные же изме­не­ния соста­ва поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та – дав­но спро­гно­зи­ро­ван­ное рез­кое уве­ли­че­ние коли­че­ства жен­щин сре­ди них – обу­слав­ли­ва­ют инте­рес имен­но к ген­дер­ным осо­бен­но­стям Руне­та.

На осно­ве упо­мя­ну­тых мате­ри­а­лов воз­ник­ла идея иссле­до­ва­ния ген­дер­но­го аспек­та ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де.

Целью иссле­до­ва­ния было выяв­ле­ние лич­ност­ных и ситу­а­тив­ных осо­бен­но­стей ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де в их ген­дер­ном аспек­те. Для это­го были выбра­ны сле­ду­ю­щие мето­ди­ки:

  • тест раз­ли­чий меж­ду иде­аль­ным и реаль­ным Я ( Butler J.M., Haigh G.V.) [1, 2];
  • шка­ла само­мо­ни­то­рин­га: мето­ди­ка диа­гно­сти­ки оцен­ки кон­тро­ля в обще­нии (М. Снай­дер) [3, 19]

Выбор был обу­слов­лен пред­по­ло­же­ни­ем, опи­сан­ным в гипо­те­зе, что имен­но в дан­ных кате­го­ри­ях будут про­яв­лять­ся ген­дер­ные раз­ли­чия в Интер­нерт-ком­му­ни­ка­ции, то есть осо­бен­но­сти поль­зо­ва­те­лей-муж­чин и поль­зо­ва­те­лей-жен­щин будут состо­ять соот­вет­ствен­но в сле­ду­ю­щем:

  1. будут обна­ру­же­ны зна­чи­тель­ные раз­ли­чия в соот­но­ше­нии оце­нок сво­е­го реаль­но­го и иде­аль­но­го Я;
  2. суще­ствен­но будут отли­чать­ся дан­ные, харак­те­ри­зу­ю­щие уро­вень само­кон­тро­ля в обще­нии.

Для изу­че­ния ука­зан­ных вопро­сов была раз­ра­бо­та­на анке­та сле­ду­ю­ще­го содер­жа­ния :

1 часть: анкет­ные дан­ные (пол, воз­раст ‚соци­аль­ный ста­тус, стра­на про­жи­ва­ния, сфе­ра дея­тель­но­сти, уро­вень и про­филь обра­зо­ва­ния и пока­за­те­ли поль­зо­ва­ния сетью Интер­нет: опыт, коли­че­ство про­во­ди­мо­го вре­ме­ни, место поль­зо­ва­ния ею);

2 часть: мето­ди­ка опре­де­ле­ния раз­ли­чий меж­ду иде­аль­ным и реаль­ным Я ( Butler J.M., Haigh G.V.);

3 часть: мето­ди­ка диа­гно­сти­ки оцен­ки само­кон­тро­ля в обще­нии (Снай­дер М.).

Для полу­че­ния необ­хо­ди­мой инфор­ма­ции были исполь­зо­ва­ны два пути иссле­до­ва­ния, соот­вет­ству­ю­щие двум груп­пам испы­ту­е­мых:

  • реаль­ный опрос: изу­че­ние людей, не поль­зу­ю­щих­ся сетью Интер­нет (кон­троль­ная груп­па);
  • вир­ту­аль­ный опрос: для поль­зо­ва­те­лей Интер­нет-сети.
    Состав пер­вой (реаль­ной) груп­пы выби­рал­ся при­бли­зи­тель­но соот­вет­ству­ю­щим вто­рой (вир­ту­аль­ной) груп­пе.
  • Опрос в Интер­нет-сре­де был раз­ра­бо­тан и раз­ме­щен на сай­те факуль­те­та ком­пью­тер­но­го про­ек­ти­ро­ва­ния (ФКП) БГУИР.

Испы­ту­е­мые при­вле­ка­лись несколь­ки­ми сле­ду­ю­щи­ми спо­со­ба­ми:

  • через рас­сыл­ку при­гла­ше­ния при­нять уча­стие в пси­хо­ло­ги­че­ском иссле­до­ва­нии через Интер­нет-пей­джер ICQ;
  • через анонс на самом сай­те ФКП;
  • через анонс на неофи­ци­аль­ном сай­те факуль­те­та пси­хо­ло­гии МГУ «Фло­ги­стоне»;
  • через объ­яв­ле­ние об иссле­до­ва­нии на сай­те музы­каль­ной груп­пы ЧайФ, РФ;
  • через анонс на сай­те авто­ра иссле­до­ва­ния;
  • через лич­ное при­гла­ше­ние посе­тить сайт с иссле­до­ва­ни­ем.

Для «чисто­ты иссле­до­ва­ния испы­ту­е­мым сооб­ща­лось о том, что иссле­до­ва­ние пси­хо­ло­ги­че­ское, но не упо­ми­на­лось, что изу­чать­ся будет имен­но ген­дер­ный аспект ком­му­ни­ка­ции – что­бы избе­жать пред­взя­то­сти и вли­я­ния каких-либо соци­аль­ных сте­рео­ти­пов на резуль­та­ты.

Для боль­шей заин­те­ре­со­ван­но­сти поль­зо­ва­те­лей был преду­смот­рен под­счет резуль­та­тов по упо­мя­ну­тым мето­ди­кам сра­зу после их запол­не­ния, так как широ­ко извест­ным явля­ет­ся факт увле­чен­но­сти огром­но­го коли­че­ства людей, поль­зу­ю­щих­ся Интер­не­том, пси­хо­ло­ги­ей вооб­ще и теста­ми в част­но­сти. В каче­стве дока­за­тель­ства мож­но упо­мя­нуть мно­же­ство сай­тов, посвя­щен­ных дан­ным темам и все воз­рас­та­ю­щее коли­че­ство поль­зо­ва­те­лей, посе­ща­ю­щих их.

Ста­ти­сти­че­ский ана­лиз дан­ных про­во­дил­ся с помо­щью паке­та ста­ти­сти­че­ских про­грамм SPSS 10.0. В иссле­до­ва­нии при­ме­нял­ся
T -кри­те­рий Стью­ден­та.

Кон­троль­ная груп­па испы­ту­е­мых (людей, кото­рые не посе­ща­ют Интер­нет) была вве­де­на для того, что­бы изу­чить, опре­де­ля­ют­ся ли ген­дер­ные раз­ли­чия дан­ны­ми мето­ди­ка­ми вооб­ще, либо это кос­нет­ся толь­ко сети Интер­нет.

Анкет­ные дан­ные (кро­ме пола) были вве­де­ны в сле­ду­ю­щих целях:

  • для опре­де­ле­ния при­бли­зи­тель­но­го соста­ва кон­троль­ной груп­пы: что­бы по основ­ным демо­гра­фи­че­ским пара­мет­рам она соот­вет­ство­ва­ла иссле­ду­е­мой груп­пе;
  • для изу­че­ния обще­го поло­же­ния, сло­жив­ше­го в сети Интер­нет, каса­ю­ще­го­ся «порт­ре­та» сред­не­ста­ти­сти­че­ско­го поль­зо­ва­те­ля.

Результаты исследования

Опрос про­во­дил­ся с 18 апре­ля по 30 мая. В иссле­до­ва­нии при­ня­ло уча­стие 159 чело­век: 96 чело­век – поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та, 63 – не поль­зу­ют­ся вир­ту­аль­ной сетью.

В ходе иссле­до­ва­ния были полу­че­ны сле­ду­ю­щие резуль­та­ты.

В груп­пе поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет при­бли­зи­тель­но попо­лам было пред­став­ле­но муж­чин и жен­щин (соот­вет­ствен­но 43 и 53 чело­ве­ка).

Сред­ний воз­раст испы­ту­е­мых соста­вил 25 лет. Само­му млад­ше­му – 14 лет, само­му стар­ше­му – 49.

По пози­ции «соци­аль­ный ста­тус» в основ­ном были пред­став­ле­ны рабочие/служащие, рабо­та­ю­щие сту­ден­ты и сту­ден­ты, соот­вет­ствен­но 46% и по 24%.

По уже назван­ным мето­ди­кам были полу­че­ны сле­ду­ю­щие резуль­та­ты:

  • Тест раз­ли­чий меж­ду иде­аль­ным и реаль­ным Я (Butler и Haigh): в диа­па­зоне от 0 до 36 бал­лов нахо­дят­ся 65 % опро­шен­ных. Осталь­ные нерав­но­мер­но рас­пре­де­ле­ны от 37 до 151 бал­ла;
  • мето­ди­ка диа­гно­сти­ки оцен­ки само­кон­тро­ля в обще­нии М. Снай­де­ра (Шка­ла само­мо­ни­то­рин­га): 49 % испы­ту­е­мых были отне­се­ны ко вто­рой груп­пе (сред­ний ком­му­ни­ка­тив­ный кон­троль) по резуль­та­там опро­са, 27 % — к тре­тьей (высо­кий ком­му­ни­ка­тив­ный кон­троль) и 24 % — к пер­вой (низ­кий само­мо­ни­то­ринг).

В кон­троль­ной груп­пе мето­ди­ки пока­за­ли сле­ду­ю­щие резуль­та­ты:

  • самые боль­шие раз­ли­чия меж­ду иде­аль­ным и реаль­ным Я соста­ви­ли 49 бал­лов. В то вре­мя как харак­тер­ны­ми для боль­шин­ства опро­шен­ных явля­ют­ся бал­лы от 0 до 36;
  • само­кон­троль в обще­нии у испы­ту­е­мых в боль­шей части слу­ча­ев (чуть более 65 %) – сред­ний. Тогда как низ­кий и высо­кий кон­троль встре­ча­ют­ся почти у оди­на­ко­во­го коли­че­ства респон­ден­тов: соот­вет­ствен­но у 21 и 14 %.

Обра­бо­тав и систе­ма­ти­зи­ро­вав полу­чен­ные дан­ные мож­но гово­рить о сле­ду­ю­щих осо­бен­но­стях поль­зо­ва­те­лей Интер­нет-сре­ды в их отли­чии от людей, кото­рые не поль­зу­ют­ся сетью.

Из при­ве­ден­ных дан­ных вид­но, что в груп­пе испы­ту­е­мых – поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет – в срав­не­нии с кон­троль­ной груп­пой чаще встре­ча­ют­ся «край­ние слу­чаи», то есть очень боль­шие раз­ли­чия меж­ду иде­аль­ным и реаль­ным Я, тогда как сре­ди участ­ни­ков «реаль­ной» груп­пы мак­си­маль­ным стал сред­ний балл «вир­ту­аль­ной».

Те же самые выво­ды могут быть сде­ла­ны и по мето­ди­ке Снай­де­ра: у испы­ту­е­мых-поль­зо­ва­те­лей чаще встре­ча­ют­ся низ­кий и высо­кий само­кон­троль в обще­нии, тогда как «реаль­ные» опро­шен­ные боль­шей частью рас­по­ла­га­ют­ся в диа­па­зоне нор­маль­но­го уров­ня само­мо­ни­то­рин­га.

Для про­ве­де­ния ана­ли­за с помо­щью Т-кри­те­рия груп­па в соот­вет­ствии с целя­ми иссле­до­ва­ния была раз­де­ле­на на 2 груп­пы: муж­чин и жен­щин. Раз­ли­чия меж­ду эти­ми груп­па­ми по мето­ди­ке Butler J.M., Haigh G.V. ока­за­лись незна­чи­мы­ми (Т=0,466, р=0,739). Таким обра­зом, мож­но гово­рить об отсут­ствии ген­дер­ных раз­ли­чий в оцен­ке соб­ствен­но­го реаль­но­го и иде­аль­но­го Я поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет.

Не было обна­ру­же­но раз­ли­чий меж­ду муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми – поль­зо­ва­те­ля­ми и по резуль­та­там мето­ди­ки диа­гно­сти­ки оцен­ки само­кон­тро­ля в обще­нии М. Снай­де­ра (Т=0,098, р=0,922). То есть не суще­ству­ет зна­чи­мых ген­дер­ных раз­ли­чий по шка­ле само­мо­ни­то­рин­га у участ­ни­ков Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции.

Таким обра­зом, мож­но гово­рить о том, что вир­ту­аль­ная сеть Интер­нет при­вле­ка­ет людей, неудо­вле­тво­рен­ных собой в той или иной зна­чи­тель­ной сте­пе­ни.

Полу­чен­ные же дан­ные под­твер­жда­ют то, что сре­ди поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та зна­чи­тель­но боль­ше, чем в сред­нем, людей либо с высо­ким ком­му­ни­ка­тив­ным кон­тро­лем с затруд­нен­ной спон­тан­но­стью само­вы­ра­же­ния, либо с низ­ким само­мо­ни­то­рин­гом, более непо­сред­ствен­ных и откры­тых. Сеть Интер­нет поз­во­ля­ет как одним, так и дру­гим мак­си­маль­но ком­форт­но чув­ство­вать себя в про­цес­се ком­му­ни­ка­ции с дру­ги­ми поль­зо­ва­те­ля­ми и нахо­дить собе­сед­ни­ков, мак­си­маль­но под­хо­дя­щих для тако­го обще­ния.

Что же каса­ет­ся ген­дер­ных осо­бен­но­стей ком­му­ни­ка­ции, то отсут­ствие зна­чи­мых раз­ли­чий по ука­зан­ным мето­ди­кам может гово­рить о том, что сеть Интер­нет в силу осо­бен­но­стей, кото­рые были рас­смот­ре­ны выше, а имен­но ано­ним­но­сти, затруд­нен­но­сти эмо­ци­о­наль­ных ком­по­нен­тов и физи­че­ской непред­став­лен­но­сти участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции, мак­си­маль­но сгла­жи­ва­ет ген­дер­ные отли­чия. Более глу­бо­кое же объ­яс­не­ние обна­ру­жен­ных фак­тов тре­бу­ет допол­ни­тель­ных широ­ко­мас­штаб­ных иссле­до­ва­ний как в сфе­ре пси­хо­ло­гии, так и в смеж­ных обла­стях зна­ния: линг­ви­сти­ке, социо­ло­гии и т.п.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В резуль­та­те про­ве­ден­но­го иссле­до­ва­ния гипо­те­за не под­твер­ди­лась: ген­дер­ные раз­ли­чия в соот­но­ше­нии реаль­но­го и иде­аль­но­го Я и в уровне само­кон­тро­ля в обще­нии участ­ни­ков Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции обна­ру­же­ны не были.

I. В ходе тео­ре­ти­че­ско­го ана­ли­за была обна­ру­же­на ост­рая необ­хо­ди­мость ген­дер­ных иссле­до­ва­ний в Интер­нет-сре­де как пред­став­ля­ю­щих инте­рес в силу интен­сив­но­го раз­ви­тия обще­ства сра­зу в трех сфе­рах совре­мен­ной жиз­ни:

  1. Ком­му­ни­ка­ция (из-за ско­рост­но­го раз­ви­тия инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий и роста объ­е­ма и важ­но­сти инфор­ма­ции);
  2. Ген­дер­ные осо­бен­но­сти (в силу обна­ру­жен­ных тен­ден­ций к изме­не­нию при­выч­ных для обще­ства точек зре­ния на ген­дер и его место в обще­стве);
  3. Интер­нет (как самая быст­ро раз­ви­ва­ю­ща­я­ся и изме­ня­ю­ща­я­ся, име­ю­щая огром­ное зна­че­ние как в лич­ной, так и дело­вой жиз­ни сфе­ра).

Необ­хо­ди­мость подоб­ных иссле­до­ва­ний под­твер­жда­ет­ся и обна­ру­жен­ны­ми в уже про­ве­ден­ных иссле­до­ва­ни­ях про­бле­ма­ми ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де, кото­рые тре­бу­ют объ­яс­не­ния и мак­си­маль­но­го сгла­жи­ва­ния для успеш­но­сти обще­ния поль­зо­ва­те­лей.

II. Эмпи­ри­че­ское иссле­до­ва­ние лич­ност­ных и ситу­а­тив­ных детер­ми­нант ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де в их ген­дер­ном аспек­те про­де­мон­стри­ро­ва­ло, что не суще­ству­ет зна­чи­тель­ных раз­ли­чий в раз­ни­це меж­ду иде­аль­ным и реаль­ным Я участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции. Не было обна­ру­же­но раз­ли­чий и в уровне само­мо­ни­то­рин­га поль­зо­ва­те­лей сети Интер­нет-сре­ды.

ЛИТЕРАТУРА

1. Butler J.M., Haigh G.V. Changes in the relations between self-concepts and ideal concepts consequent upon client-centered counseling / In C.R. Rogers and R.F. Dymond (Eds), Psychotherapy and personality change. — Chicago: University of Chicago Press, 1954, p. 62.

2. Calhaun J.F., Acocella J.R. Psychology of adjustment and human relationships. 3d ed. — NY: McGraw-Hill, 1990, pp. 84 — 85.

3. Snyder, M. The many Me’s of the self-monitor // Psychology Today, March, 1980, pp. 33–92.

4. Аре­сто­ва О.Н., Вой­скун­ский А.Е. Иссле­до­ва­ние поло­вых раз­ли­чий при рабо­те с интер­не­том на при­ме­ре рос­сий­ских поль­зо­ва­те­лей

5. Архи­по­ва Л.В. «Образ жен­щи­ны в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти»

6. Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е., Смыс­ло­ва О.В. «Интер­нет: воз­дей­ствие на лич­ность»

7. Белин­ская Е.П., Жич­ки­на А.Е. «Стра­те­гии само­пре­зен­та­ции в Интер­нет и их связь с реаль­ной иден­тич­но­стью»

8. Бер­гель­сон М. «Язы­ко­вые аспек­ты вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции»

9. Берн Ш. «Ген­дер­ная пси­хо­ло­гия». – СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001. – 320 с. (Сек­ре­ты пси­хо­ло­гии)

10. Вве­де­ние в ген­дер­ные иссле­до­ва­ния. Учеб­ное посо­бие / Под ред. И.А. Жереб­ки­ной – Харь­ков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Але­тейя, 2001. – 708 с .

11. Вве­де­ние в ген­дер­ные иссле­до­ва­ния. Хре­сто­ма­тия / Под ред. И.А. Жереб­ки­ной – Харь­ков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Але­тейя, 2001. – 991 с.

12. Дж. Сулер «Люди пре­вра­ща­ют­ся в Элек­тро­ни­ков»

13. Жич­ки­на А.Е. «Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции»

14. Куни­цы­на В.Н., Каза­ри­но­ва Н.В., Поголь­ша В.М. «Меж­лич­ност­ное обще­ние. Учеб­ник для вузов». – СПб.: Питер, 2001. – 544 с.: ил. – (Серия «Учеб­ник ново­го века»)

15. Лью­ис Д. «Стресс-мене­джер». Пер. с анг. Серия «Тех­но­ло­гии управ­ле­ния и менедж­мен­та». М.: Из-во «Рефл-бук», ООО «Фир­ма «Изда­тель­ство АСТ». 2000 — 266 с.

16. Несте­ро­вы В. и Е. «Кар­на­валь­ная состав­ля­ю­щая как один из фак­то­ров ком­му­ни­ка­тив­но­го фено­ме­на чатов»

17. Пайнс Э., Мас­лач К. «Прак­ти­кум по соци­аль­ной пси­хо­ло­гии». – СПб: Изда­тель­ство «Питер», 2000. – 528 с.: ил. – (Серия «Прак­ти­кум по пси­хо­ло­гии»)

18. Пер­шай А. «Ген­дер­ные аспек­ты рече­во­го пове­де­ния» / Жур­нал «Иной Взгляд» №2

19. Прак­ти­че­ская пси­хо­ди­а­гно­сти­ка. Мето­ди­ки и тесты. Учеб­ное посо­бие. Под ред. Д.Я. Рай­го­род­ско­го. — Сама­ра.: «Бахрах», 1999

20. Пси­хо­ло­гия кибер­про­стран­ства. По пуб­ли­ка­ци­ям спис­ка рас­сыл­ки VIRTPSY, 1996

21. Пси­хо­ло­гия. Сло­варь / Под ред. А.В. Пет­ров­ско­го, М.Г. Яро­шев­ско­го. – М.: Поли­т­из­дат, 1990. – 494 с.

22. Путро­ва М. «Интер­пре­та­ция зна­че­ния сло­ва: ген­дер­ный контекст»/ Мате­ри­а­лы 2-й меж­ду­на­род­ной меж­дис­ци­пли­нар­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Жен­щи­на. Обра­зо­ва­ние. Демо­кра­тия» 1999г.

23. Рогов Е.И. «Пси­хо­ло­гия обще­ния». – М.: Гума­нит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2001. – 336 с.: ил. – (Азбу­ка пси­хо­ло­гии)

24. Рубин­штейн С.Л. «Осно­вы общей пси­хо­ло­гии». – СПб.: Питер Ком, 1999. – 720 с.: (Серия «Масте­ра пси­хо­ло­гии»)

25. Саку­ли­на Е.Л. «Совре­мен­ные сте­рео­ти­пы мас­ку­лин­но­сти и фемин­но­сти у моло­де­жи» в сбор­ни­ке «Соци­о­куль­тур­ный ана­лиз ген­дер­ных отно­ше­ний» (Под ред. Е. Ярской-Смир­но­вой). — Сара­тов. — 1998. — 208с.

26. Сидор­ская И. ««Жен­ская» и «муж­ская» стра­те­гии ана­ли­за про­блем коммуникации»/ Мате­ри­а­лы 2-й меж­ду­на­род­ной меж­дис­ци­пли­нар­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Жен­щи­на. Обра­зо­ва­ние. Демо­кра­тия» 1999г.

27. Сто­ля­рен­ко Л.Д. «Осно­вы пси­хо­ло­гии». – Ростов н/Д.: Изда­тель­ство «Феникс», 1997. – 736 с.

28. Шев­чен­ко И.С. «Неко­то­рые пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти обще­ния посред­ством Интер­нет»

29. Шев­чен­ко И.С. «Фак­то­ры дина­мич­но­сти само­пре­зен­та­ций в Интер­нет-обще­нии»

30. Шибу­та­ни Т. «Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия». Пер с анг. В.Б. Оль­шан­ско­го. Ростов н/Д.: изда­тель­ство «Феникс», 1998. – 544 с.

Об авторе

Мышен­ко­ва Еле­на Сер­ге­ев­на — отде­ле­ние пси­хо­ло­гии Бело­рус­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та (спе­ци­аль­ность — соци­аль­ная пси­хо­ло­гия). Сфе­ра науч­ных инте­ре­сов — ген­дер­ные раз­ли­чия, Интер­нет и ком­пью­тер вооб­ще, экзи­стен­ци­аль­но-гума­ни­сти­че­ский под­ход в пси­хо­ло­гии, кон­суль­ти­ро­ва­ние.

Насто­я­щая рабо­та пред­став­ля­ет собой диплом­ный про­ект авто­ра (Минск, 2002).

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.