Алексеева К.А. Анонимность и ее влияние на самопрезентацию личности в виртуальной реальности

А

Бес­пре­це­дент­ный про­гресс в обла­сти инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий наде­лил каче­ствен­но новы­ми пара­мет­ра­ми духов­но-куль­тур­ное про­стран­ство, в кото­ром про­ис­хо­дит раз­ви­тие лич­но­сти совре­мен­но­го чело­ве­ка, преж­де все­го в моло­дом воз­расте. Его цен­ност­ный кон­ти­ну­ум, век­тор целе­по­ла­га­ния и соци­о­куль­тур­ная иден­ти­фи­ка­ция ста­но­вят­ся все более зави­си­мы­ми от вир­ту­аль­ной реальности. 

Инфор­ма­ти­за­ция соци­аль­ной и куль­тур­ной жиз­ни, совер­шен­ство­ва­ние муль­ти­ме­дий­ных тех­но­ло­гий во мно­гом меня­ют повсе­днев­ную ткань куль­ту­ры, пере­во­дя ее в вир­ту­аль­но-теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ные фор­мы. В этом поле воз­ни­ка­ют не толь­ко идеи и цен­но­сти, нор­мы и иде­а­лы, но и кри­те­рии само­оцен­ки и смыс­ло­об­ра­зу­ю­щие цели чело­ве­че­ско­го существования.

Непо­сред­ствен­ное вли­я­ние на соци­о­куль­тур­ное кибер­про­стран­ство ока­зы­ва­ет сам инди­вид, кото­рый посред­ством раз­ных прак­тик само­пре­зен­та­ции и само­иден­ти­фи­ка­ции созда­ет вир­ту­аль­ную личность. 

Попыт­ку онто­ло­ги­че­ски опре­де­лить дан­ный фено­мен пред­при­нял Е. Гор­ный в рабо­те «Онто­ло­гия вир­ту­аль­ной лич­но­сти» [1]. Он пере­чис­лил 13 основ­ных аспек­тов суще­ство­ва­ния такой лич­но­сти и осо­бое вни­ма­ние уде­лил тому фак­ту, что она обла­да­ет дву­мя фун­да­мен­таль­ны­ми каче­ства­ми: соб­ствен­ным име­нем и спо­соб­но­стью к авто­ном­но­му дей­ствию. Иссле­до­ва­тель так­же отме­тил, что для этой фор­мы реа­ли­за­ции поэ­ти­че­ской стра­те­гии само­изоб­ре­те­ния и упо­доб­ле­ния вооб­ра­же­нию мож­но про­ве­сти ана­ло­гию с лите­ра­тур­ным пер­со­на­жем. Автор так­же касал­ся про­бле­мы соот­но­ше­ния вир­ту­аль­ной лич­но­сти с ее создателем.

Соб­ствен­но через вза­и­мо­связь вир­ту­аль­ной лич­но­сти с ее созда­те­лем боль­шин­ство уче­ных опре­де­ля­ет клю­че­вые прак­ти­ки само­пре­зен­та­ции в Сети. 

К. Янг выво­дит три стра­те­гии, кото­рые может выбрать субъ­ект для фор­ми­ро­ва­ния вир­ту­аль­но­го «я»: 1) выра­же­ние иде­аль­но­го «я» субъ­ек­та, что в каче­стве пси­хо­ло­ги­че­ских осно­ва­ний может иметь низ­кую само­оцен­ку, повы­шен­ную тре­вож­ность, депрес­сив­ные состо­я­ния и т. п.; 2) отра­же­ние бес­со­зна­тель­ных ком­по­нен­тов «я», не про­яв­лен­ных в реаль­но­сти из-за дей­ствия меха­низ­мов пси­хо­ло­ги­че­ской защи­ты; 3) созда­ние уни­вер­саль­но­го с точ­ки зре­ния норм вир­ту­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия пер­со­на­жа, име­ю­ще­го роле­вое при­зна­ние в любых сете­вых сооб­ще­ствах [2].

Аме­ри­кан­ский пси­хо­лог Дж. Сулер выде­ля­ет несколь­ко вари­ан­тов вир­ту­аль­ной само­пре­зен­та­ции: 1) оста­вать­ся самим собой; 2) гово­рить от име­ни дис­крет­ной части соб­ствен­ной целост­но­сти; 3) при­ни­мать выду­ман­ные инди­ви­ду­аль­но­сти; 4) оста­вать­ся пол­ным ано­ни­мом, а в неко­то­рых слу­ча­ях при этом быть «чело­ве­ком-неви­дим­кой» [3].

В боль­шин­стве иссле­до­ва­ний вир­ту­аль­ной лич­но­сти и прак­тик ее само­пре­зен­та­ции уче­ные отме­ча­ют вари­а­тив­ность, что было обу­слов­ле­но ано­ним­но­стью в интер­нет-про­стран­стве. Ряд авто­ров ука­зы­ва­ет, что «стрем­ле­ние к ано­ним­но­сти или созна­тель­но­му выбо­ру без­ли­ко­сти, а так­же само­от­ре­че­нию; исполь­зо­ва­ние «пре­зен­та­ци­он­ных обо­ло­чек» (не толь­ко как забве­ние соб­ствен­но­го име­ни, а как созна­тель­ное в силу ряда при­чин сокры­тие сво­е­го реаль­но­го поло­же­ния и ста­ту­са); созда­ние про­из­воль­ной свя­зи меж­ду «реаль­ной» и «онлай­но­вой» лич­но­стя­ми» [4] высту­па­ли одним из под­хо­дов к фор­ми­ро­ва­нию и изу­че­нию вир­ту­аль­ной личности.

С раз­ви­ти­ем инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий спо­со­бы кон­стру­и­ро­ва­ния сво­е­го «я» в вир­ту­аль­ном про­стран­стве пре­тер­пе­ва­ют ряд кар­ди­наль­ных изме­не­ний. Чело­ве­ку все еще про­ще управ­лять вос­при­я­ти­ем окру­жа­ю­щих в Сети, чем в реаль­ной жизни. 

Как пока­зы­ва­ют иссле­до­ва­ния, поль­зо­ва­те­ли, в част­но­сти под­рост­ки, актив­но этим поль­зу­ют­ся. Так они стре­мят­ся не столь­ко рас­крыть свою лич­ность, сколь­ко про­де­мон­стри­ро­вать «себя иде­аль­но­го» [5].

Хотя поль­зо­ва­те­ли сей­час доста­точ­но огра­ни­че­ны в воз­мож­но­стях мани­пу­ля­ций при фор­ми­ро­ва­нии онлайн-иден­тич­но­сти (напри­мер, сего­дня намно­го слож­нее выда­вать себя за пред­ста­ви­те­ля дру­го­го пола, по срав­не­нию с тем, как это было в тек­сто­вом про­стран­стве интер­нет-чатов), моло­дые люди про­дол­жа­ют исполь­зо­вать все доступ­ные сред­ства для созда­ния тре­бу­е­мо­го впе­чат­ле­ния о себе. Мож­но выби­рать «пра­виль­ные» инте­ре­сы, выстав­лять толь­ко опре­де­лен­ные фото­гра­фии и т. п.

В усло­ви­ях актив­но­го иссле­до­ва­ния поль­зо­ва­те­ля­ми гра­ниц гло­баль­ной сети и рамок того, насколь­ко дале­ко мож­но зай­ти в экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­нии с соб­ствен­ной иден­тич­но­стью, выявил­ся ряд новых, неак­ту­аль­ных ранее про­блем. Поль­зо­ва­те­ли столк­ну­лись с тем, что ано­ним­ность, к кото­рой они при­вык­ли в интер­не­те, ста­вит­ся под вопрос. 

Мож­но ли дей­стви­тель­но скрыть свою лич­ность или хотя бы быть «дру­гим» в вир­ту­аль­ном про­стран­стве? Ответ на него ско­рее сле­ду­ет дать отри­ца­тель­ный, что для мно­гих людей озна­ча­ет необ­хо­ди­мость пере­строй­ки вир­ту­аль­ной идентичности.

Даже при отсут­ствии про­фи­лей в соци­аль­ных сетях и на фору­мах или любой дру­гой актив­но­сти по созда­нию вир­ту­аль­ной лич­но­сти чело­век остав­ля­ет «сле­ды» в интер­нет-сфе­ре, что актив­но исполь­зу­ют ком­мер­че­ские и госу­дар­ствен­ные структуры. 

Про­бле­ма суще­ству­ет не в том аспек­те, может ли поль­зо­ва­тель быть ано­ним­ным в Сети, а в том, име­ют­ся ли вооб­ще гра­ни­цы пер­со­наль­но­го про­стран­ства, кото­рые были бы нико­му (кро­ме само­го поль­зо­ва­те­ля) недо­ступ­ны во Все­мир­ной паутине.

Вопрос защи­ты пер­со­наль­ных дан­ных – один из наи­бо­лее широ­ко обсуж­да­е­мых за послед­ние несколь­ко лет, посколь­ку люди не хотят нахо­дить­ся под посто­ян­ным кон­тро­лем за их лич­ной жиз­нью в Сети. Ком­мер­че­ские и госу­дар­ствен­ные орга­ни­за­ции при­бе­га­ют к воз­мож­но­сти отсле­жи­вать пове­де­ние поль­зо­ва­те­лей в Сети, ана­ли­зи­ро­вать их инте­ре­сы и наклонности. 

Наи­бо­лее ярко это демон­стри­ру­ет один из гром­ких скан­да­лов с выбо­ра­ми пре­зи­ден­та США. Швей­цар­ский жур­нал Das Magazin опуб­ли­ко­вал рас­сле­до­ва­ние о том, что выиг­рать выбо­ры Д. Трам­пу помог­ла имен­но стра­те­гия ана­ли­за пер­со­наль­ных дан­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ной сети «Фейс­бук» [6]. Cambridge Analytica (орга­ни­за­ция, кото­рая зани­ма­лась реклам­ной стра­те­ги­ей для поли­ти­ка) собра­ла све­де­ния о 50 мил­ли­о­нах поль­зо­ва­те­лей этой сети, каса­ю­щи­е­ся их убеж­де­ний, осо­бен­но­стей харак­те­ра, пред­по­чте­ний и мно­го­го дру­го­го. Ука­зан­ная инфор­ма­ция поз­во­ли­ла сфор­ми­ро­вать и доне­сти до каж­до­го инди­ви­да десят­ки мак­си­маль­но акту­аль­ных пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ных сообщений.

При­ня­тие Обще­го регла­мен­та по защи­те дан­ных (General Data Protection Regulation – GDPR) – еще один шаг к регу­ли­ро­ва­нию того, какие дан­ные о поль­зо­ва­те­лях и в каком объ­е­ме могут исполь­зо­вать орга­ни­за­ции. Новый закон при­зван повы­сить защи­щен­ность пер­со­наль­ной инфор­ма­ции субъ­ек­тов, нахо­дя­щих­ся на тер­ри­то­рии Евро­пей­ско­го сою­за. Доку­мент преду­смат­ри­ва­ет огром­ные штра­фы для ком­па­ний-нару­ши­те­лей. Так, за нару­ше­ние базо­вых прав субъ­ек­та, прин­ци­пов обра­бот­ки дан­ных и пра­вил пере­да­чи лич­ных све­де­ний, игно­ри­ро­ва­ние запре­та над­зор­но­го орга­на на обра­бот­ку дан­ных и мно­гое дру­гое на орга­ни­за­цию будет нало­жен штраф в раз­ме­ре 4 % от обще­го годо­во­го обо­ро­та или 20 мил­ли­о­нов евро (в зави­си­мо­сти от того, какая сум­ма ока­жет­ся больше).

Все это гово­рит об акту­аль­но­сти рас­смат­ри­ва­е­мой про­бле­мы. Как отме­ча­ет аме­ри­кан­ский социо­лог Д. Лион, наблю­де­ние за лич­ной жиз­нью людей – уже не про­сто вопрос пред­на­ме­рен­но­го инди­ви­ду­аль­но­го кон­тро­ля и после­ду­ю­ще­го опа­се­ния за лич­ную непри­кос­но­вен­ность част­ной жиз­ни, а повсе­днев­ная прак­ти­ка управ­ле­ния мно­же­ством субъ­ек­тов для раз­ных целей, нико­го не мину­ю­щая [7].

Совре­мен­ный чело­век про­во­дит в Сети мно­го вре­ме­ни, про­смат­ри­вая, ана­ли­зи­руя и вза­и­мо­дей­ствуя с раз­ным кон­тен­том. Резуль­та­ты этих дей­ствий отсле­жи­ва­ют­ся ком­па­ни­я­ми и исполь­зу­ют­ся в раз­лич­ных целях. Напри­мер, интер­нет-мага­зи­ны соби­ра­ют све­де­ния о поль­зо­ва­те­лях, кото­рые посе­ти­ли их сайт или совер­ши­ли покуп­ки. В даль­ней­шем это поз­во­ля­ет пред­ла­гать чело­ве­ку реле­вант­ную инфор­ма­цию с помо­щью тар­ге­ти­ро­ван­ной рекла­мы и застав­лять при­об­ре­тать новые това­ры. Поли­ти­че­ские орга­ни­за­ции при­ме­ня­ют подоб­ные схе­мы, что­бы мани­пу­ли­ро­вать обще­ствен­ным мнением.

Д. Лион отме­ча­ет, что такая слеж­ка вос­при­ни­ма­ет­ся как само собой разу­ме­ю­ще­е­ся [8]. Здесь инте­рес­но отме­тить и наи­бо­лее яркие при­ме­ры тар­ге­ти­ро­ван­ной рекла­мы в соци­аль­ных сетях. Сре­ди рекла­мо­да­те­лей ста­ло попу­ляр­ным про­во­дить пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ные реклам­ные кампании. 

Напри­мер, «Кока-Кола» сня­ла несколь­ко десят­ков реклам­ных роли­ков, в кото­рых извест­ная медий­ная лич­ность обра­ща­лась к людям по име­нам, что­бы поздра­вить их с Новым годом. Подоб­ный под­ход был мак­си­маль­но поло­жи­тель­но оце­нен поль­зо­ва­те­ля­ми, почти нико­го не встре­во­жил факт того, что рекла­мо­да­те­ли зна­ют их име­на и дру­гие пер­со­наль­ные данные.

Как уже отме­ча­лось, про­бле­ма без­опас­но­сти лич­ных све­де­ний доста­точ­но часто под­ни­ма­ет­ся в СМИ и порой вос­при­ни­ма­ет­ся как абсо­лют­но нега­тив­ный фак­тор раз­ви­тия инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий. При этом Д. Лион ука­зы­ва­ет, что имен­но раз­ви­тие новей­ших тех­но­ло­гий при­ве­ло к посто­ян­но­му наблю­де­нию за людь­ми, ведь рань­ше не воз­ни­ка­ло труд­но­стей с тем, что­бы иден­ти­фи­ци­ро­вать личность. 

Появ­ле­ние интер­не­та обу­слов­ли­ва­ет то, что чело­век ста­но­вит­ся «бес­те­лес­ным», а соци­о­куль­тур­ная сре­да внут­ри Сети харак­те­ри­зу­ет­ся как обще­ство незнакомцев. 

В свя­зи с подоб­ны­ми изме­не­ни­я­ми и появи­лась необ­хо­ди­мость в отсле­жи­ва­нии и иден­ти­фи­ка­ции инди­ви­да в вир­ту­аль­ном пространстве. 

Дан­ный про­цесс не про­ис­хо­дит за «спи­на­ми людей». Они актив­но (хотя и не все­гда осо­знан­но) участ­ву­ют в нем – когда исполь­зу­ют кре­дит­ные кар­ты при покуп­ках в онлайн-мага­зи­нах, вво­дят свою элек­трон­ную почту, реги­стри­ру­ют­ся на сай­тах с помо­щью учет­ных запи­сей в соци­аль­ных сетях и т. д.

Тема защи­ты пер­со­наль­ных дан­ных мак­си­маль­но важ­на при рас­смот­ре­нии кон­стру­и­ро­ва­ния вир­ту­аль­но­го «я», посколь­ку это вли­я­ет на пове­де­ние поль­зо­ва­те­ля в Сети, осо­бен­но­сти демон­стра­ции себя вир­ту­аль­но­му миру. Ощу­ще­ние абсо­лют­ной ано­ним­но­сти лич­но­сти посте­пен­но утра­чи­ва­ет­ся, что дает мень­шую сво­бо­ду субъ­ек­ту в про­ду­мы­ва­нии самопрезентации.

На заре воз­ник­но­ве­ния интер­не­та счи­та­лось, что чело­век полу­ча­ет инстру­мен­ты реа­ли­за­ции почти ничем не огра­ни­чен­ной сво­бо­ды. Нало­жить такие огра­ни­че­ния могут толь­ко лич­ный нрав­ствен­ный выбор и осо­знан­ность. Вза­и­мо­дей­ствие в сети – это ком­му­ни­ка­ция, по Ю. Хабер­ма­су, под­раз­де­ля­е­мая на дей­ствия оди­но­ких и само­до­ста­точ­ных субъ­ек­тов, из кото­рых каж­дый дол­жен дей­ство­вать так, как если бы он был един­ствен­ным суще­ству­ю­щим созна­ни­ем и одно­вре­мен­но мог обла­дать уве­рен­но­стью, что все его поступ­ки при дей­ству­ю­щих мораль­ных зако­нах изна­чаль­но сов­па­да­ют с мораль­ным выбо­ром всех воз­мож­ных дру­гих субъ­ек­тов [9, с. 34]. 

Сей­час мож­но гово­рить о том, что инди­вид огра­ни­чен в кон­стру­и­ро­ва­нии иден­тич­но­сти не толь­ко мора­лью, но и осо­зна­ни­ем того, что инфор­ма­ция о его дей­стви­ях и сло­вах в Сети отсле­жи­ва­ет­ся и хранится.

Важ­ным явля­ет­ся изу­че­ние аспек­та целе­по­ла­га­ния лич­но­сти при исполь­зо­ва­нии ано­ним­но­сти в кибер­про­стран­стве. Уче­ные выде­ля­ют несколь­ко наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных при­чин это­го. Во-пер­вых, такое пове­де­ние может быть свя­за­но с неудо­вле­тво­рен­но­стью реаль­ной соци­аль­ной иден­тич­но­стью. В свя­зи с жела­ни­ем изба­вить­ся от нее созда­ют­ся ано­ним­ные аккаунты. 

Во-вто­рых, ано­ним­ность поз­во­ля­ет субъ­ек­там удо­вле­тво­рять те или иные потреб­но­сти, обу­слов­лен­ные харак­те­ри­сти­ка­ми лич­но­сти и неосу­ще­стви­мые в реаль­ной жиз­ни. Дж. Сулер отме­ча­ет, что доступ­ным ста­но­вит­ся выра­же­ние запрет­ных в дей­стви­тель­но­сти агрес­сив­ных про­яв­ле­ний [10].

К. Янг ука­зы­ва­ет, что бла­го­да­ря ано­ним­но­сти мож­но озву­чи­вать мыс­ли, идеи и взгля­ды, о кото­рых слож­но ска­зать в реаль­но­сти даже самым близ­ким людям [11].

В‑третьих, «созда­ние сете­вой иден­тич­но­сти, кото­рая отли­ча­ет­ся от реаль­ной, может объ­яс­нять­ся тем, что люди не име­ют воз­мож­но­сти выра­зить все сто­ро­ны сво­е­го мно­го­гран­но­го «я» в реаль­ной ком­му­ни­ка­ции, в то вре­мя как сете­вая ком­му­ни­ка­ция им такую воз­мож­ность предо­став­ля­ет» [12].

Таким обра­зом, мож­но гово­рить о том, что пол­ной ано­ним­но­сти лич­но­сти в вир­ту­аль­ном про­стран­стве уже не суще­ству­ет. Тем не менее при­ни­ма­ют­ся меры по регу­ли­ро­ва­нию того, кому и в каком объ­е­ме доступ­на инфор­ма­ция о пользователях. 

Одна­ко неко­то­рые инди­ви­ды, отча­сти пони­мая огра­ни­чен­ность сво­ей ано­ним­но­сти, про­дол­жа­ют экс­пе­ри­мен­ты с вир­ту­аль­ной иден­тич­но­стью, направ­лен­ные на тех участ­ни­ков онлайн-сооб­ще­ства, кото­рым не так лег­ко рас­крыть их насто­я­щую личность.

Эво­лю­ция гло­баль­ной сети не предо­ста­ви­ла поль­зо­ва­те­лям пол­ную сво­бо­ду в само­кон­стру­и­ро­ва­нии иден­тич­но­сти. На заре раз­ви­тия инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий авто­ры боль­шин­ства иссле­до­ва­ний вир­ту­аль­ной лич­но­сти обра­ща­ли вни­ма­ние на вари­а­тив­ность в созда­нии вир­ту­аль­но­го «я», на сво­бо­ду чело­ве­ка в этом про­цес­се из-за ано­ним­но­сти, кото­рую гаран­ти­ро­вал интернет. 

Сей­час инно­ва­ции поз­во­ля­ют выяв­лять не толь­ко насто­я­щую лич­ность за дей­стви­я­ми вир­ту­аль­но­го пер­со­на­жа в Cети, но и ее инте­ре­сы, устрем­ле­ния и взгля­ды на раз­ные соци­аль­ные, куль­тур­ные и поли­ти­че­ские собы­тия в мире, чем актив­но поль­зу­ют­ся как поли­ти­че­ские, так и ком­мер­че­ские организации.

Посте­пен­ная утра­та ано­ним­но­сти вли­я­ет на лич­ность при кон­стру­и­ро­ва­нии вир­ту­аль­но­го «я» как поло­жи­тель­но, так и отрицательно. 

С одной сто­ро­ны, под­кон­троль­ность дей­ствий в Cети поз­во­ля­ет пре­ду­пре­ждать деви­ант­ное пове­де­ние отдель­ных граж­дан, спо­соб­ное крайне нега­тив­но ска­зать­ся на окру­жа­ю­щих. Откры­тость дан­ных предо­став­ля­ет воз­мож­ность выстра­и­вать более пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ную интер­нет-ком­му­ни­ка­цию с окружением. 

С дру­гой сто­ро­ны, отсле­жи­ва­ние вир­ту­аль­ной актив­но­сти поль­зо­ва­те­лей поли­ти­че­ски­ми и ком­мер­че­ски­ми орга­ни­за­ци­я­ми обре­та­ет чрез­мер­но широ­кое мани­пу­ля­тив­ное воздействие. 

Таким обра­зом, субъ­ек­ту при выстра­и­ва­нии само­пре­зен­та­ции в онлайн-про­стран­стве сле­ду­ет учи­ты­вать, что ано­ним­ность во Все­мир­ной пау­тине уже прак­ти­че­ски невоз­мож­на. Поль­зо­ва­те­лям необ­хо­ди­мо тща­тель­но выби­рать, какую инфор­ма­цию и кому они гото­вы рас­кры­вать, что­бы впо­след­ствии ими не мог­ли манипулировать.

Литература

  1. Гор­ный Е. Онто­ло­гия вир­ту­аль­ной лич­но­сти // Бытие и язык : сбор­ник ста­тей по мате­ри­а­лам меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции. Ново­си­бирск, 2004. С. 78–88.
  2. Young K.S. What Makes the Internet Addictive: Potential Explanations for Pathological Internet Use [Элек­трон­ный ресурс] : Paper presented at the 105th Annual Conference of the American Psychological Association. 1997. August // HealthyPlace.com.
  3. Suler J. The Bad Boys of Cyberspace. Deviant Behavior in Online Multimedia Communities and Strategies for Managing It [Элек­трон­ный ресурс] // Rider Users Website. 
  4. Маме­дов А.К., Кор­кия Э.Д. Иден­тич­ность в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти: новые аль­тер­на­ти­вы // Тео­рия и прак­ти­ка обще­ствен­но­го раз­ви­тия. 2017. № 2. С. 9–12.
  5. Herring S.C., Kapidzic S. Teens, Gender, and Self-Presentation in Social Media [Элек­трон­ный ресурс] // International Encyclopedia of Social and Behavioral Sciences / ed. by J.D. Wright. 2nd ed. Oxford, 2015. 
  6. Рас­сле­до­ва­ние Das Magazin: как Big Data и пара уче­ных обес­пе­чи­ли побе­ду Трам­пу и Brexit [Элек­трон­ный ресурс] : пер. с нем. // The Insider. 2016. 6 дек. 
  7. Lyon D. Everyday Surveillance: Personal Data and Social Classifications // Information, Communication & Society. 2002. Vol. 5, iss. 2. P. 242–257.
  8. Ibid.
  9. От кри­ти­че­ской тео­рии к тео­рии ком­му­ни­ка­тив­но­го дей­ствия: эво­лю­ция взгля­дов Юрге­на Хабер­ма­са / пер. с нем., сост. и прим. А.Я. Алха­со­ва. Улья­новск, 2001. 150 с.
  10. Suler J. Op. cit.
  11. Young K.S. Op. cit.
  12. Белин­ская Е.П., Жич­ки­на А.Е. Стра­те­гии само­пре­зен­та­ции в Интер­нет и их связь с реаль­ной иден­тич­но­стью [Элек­трон­ный ресурс] // Cyberpsy : интер­нет-про­ект. 2017. 
Источ­ник: Обще­ство: социо­ло­гия, пси­хо­ло­гия, педа­го­ги­ка. 2019. №5.

Об авторе

Ксе­ния Андре­ев­на Алек­се­е­ва — аспи­рант кафед­ры социо­ло­гии ком­му­ни­ка­тив­ных систем социо­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та име­ни М.В. Ломоносова.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest