Филипова А.Г, Ардальянова А.Ю., Абросимова Е.Е. Видеоблогинг и современные подростки: опасности интернет-пространства

Ф

Стре­ми­тель­ное раз­ви­тие видео­кон­тен­та в Сети ока­зы­ва­ет вли­я­ние на жизнь совре­мен­но­го чело­ве­ка. Интер­нет актив­но вклю­чил­ся в дея­тель­ность обще­ства и за срав­ни­тель­но неболь­шой пери­од суще­ство­ва­ния ока­зал­ся задей­ство­ван­ным во всех его сферах.

Виде­об­ло­гинг как фор­ма раз­ме­ще­ния инфор­ма­ции в Интер­не­те так­же нахо­дит­ся сего­дня на пике попу­ляр­но­сти. Пер­вые виде­об­ло­ги ста­ли воз­ни­кать в 2000 г. [1], но мас­со­вый харак­тер это явле­ние при­об­ре­ло с раз­ви­ти­ем видео­хо­стин­га YouTube, создан­но­го в 2005 г. 

Несмот­ря на высо­кую попу­ляр­ность виде­об­ло­гин­га, его точ­ное опре­де­ле­ние пока отсут­ству­ет. Авто­ры, изу­ча­ю­щие дан­ный вопрос [2], при фор­му­ли­ро­ва­нии поня­тия апел­ли­ру­ют к англ. blog, weblog, что озна­ча­ет интер­нет-жур­нал или интер­нет-днев­ник, где фор­мой пода­чи инфор­ма­ции высту­па­ет видео.

«Виде­об­ло­ги (или vlogs) – это бло­ги, где каж­дый пост – видео. Хотя пост может так­же вклю­чать текст для фор­ми­ро­ва­ния видео­кон­тек­ста, фокус сооб­ще­ния – видео. Исполь­зо­ва­ние видео обес­пе­чи­ва­ет боль­шую сво­бо­ду для авто­ра, поз­во­ля­ет ему выра­зить свое мне­ние и вза­и­мо­дей­ство­вать со сво­и­ми зри­те­ля­ми пря­мо и интер­ак­тив­но» [3].

Таким обра­зом, под виде­об­ло­гом мы пони­ма­ем пер­со­наль­ный сайт (акка­унт) интер­нет-поль­зо­ва­те­ля или их груп­пы, кото­рые регу­ляр­но выкла­ды­ва­ют пре­иму­ще­ствен­но видео­за­пи­си [4].

Так­же веде­ние виде­об­ло­га под­ра­зу­ме­ва­ет диа­лог со зри­те­ля­ми, полу­че­ние обрат­ной реак­ции в фор­ме ком­мен­та­ри­ев, «лайков/дизлайков». Нали­чие боль­шой интер­нет-ауди­то­рии, в неко­то­рых слу­ча­ях до мил­ли­о­нов зри­те­лей, явля­ет­ся глав­ной отли­чи­тель­ной чер­той ново­го вида лич­ных днев­ни­ков в фор­ма­те видеоблога. 

Сле­ду­ет отме­тить, что в насто­я­щее вре­мя прак­ти­че­ски все виде­об­ло­ги раз­ме­ща­ют­ся на хостин­ге YouTube, что при­ве­ло к фор­ми­ро­ва­нию опре­де­лен­ных тер­ми­нов. Напри­мер, «ютю­бер» уже пред­став­ля­ет собой сино­ним поня­тия «виде­об­ло­гер».

Инстру­мен­ты, исполь­зу­е­мые для веде­ния тра­ди­ци­он­ных бло­гов, мож­но при­ме­нять для пуб­ли­ка­ции видео. Видео, раз­ме­щен­ное в виде­об­ло­ге, обыч­но начи­на­ет­ся с крат­ко­го вве­де­ния, кото­рое поз­во­ля­ет зри­те­лям узнать, что они будут смот­реть. Про­дол­жи­тель­ность видео­за­пи­сей, как пра­ви­ло, не более 10–15 мин. 

Неко­то­рые виде­об­ло­ге­ры при­бе­га­ют к фор­ма­ту, очень похо­же­му на теле­ви­зи­он­ное шоу. При этом поль­зо­ва­те­ли могут остав­лять тек­сто­вые ком­мен­та­рии, зада­вая тем самым более интим­ный и интер­ак­тив­ный тон, неже­ли тра­ди­ци­он­ные СМИ [5].

Как любое соци­аль­ное явле­ние, виде­об­ло­гинг име­ет ряд функ­ций. Напри­мер, В. Воло­хон­ский выде­ля­ет ком­му­ни­ка­тив­ную, пси­хо­те­ра­пев­ти­че­скую функ­ции, а так­же функ­ции само­пре­зен­та­ции, раз­вле­че­ния, спло­че­ния и под­дер­жа­ния соци­аль­ных свя­зей и мему­а­ров [6].

В част­но­сти, ком­му­ни­ка­тив­ная функ­ция опре­де­ля­ет­ся в первую оче­редь попу­ляр­но­стью бло­гов и их авто­ров. Этот канал пода­чи инфор­ма­ции и видео­кон­тен­та пре­вра­тил­ся в сред­ство мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции. Бло­ге­ры ста­но­вят­ся не про­сто медий­ны­ми лич­но­стя­ми, а насто­я­щи­ми идей­ны­ми лиде­ра­ми [7].

Для пред­став­ле­ния соб­ствен­ной лич­но­сти автор бло­га добав­ля­ет инфор­ма­цию о себе в том объ­е­ме, в каком счи­та­ет нуж­ным, а так­же дизай­нер­ски оформ­ля­ет кон­тент. Это отно­сит­ся к доком­му­ни­ка­тив­но­му уров­ню само­пре­зен­та­ции, к ком­му­ни­ка­тив­но­му – сам раз­ме­ща­е­мый кон­тент и ком­мен­та­рии к нему [8].

Раз­ви­тие виде­об­ло­гин­га в совре­мен­ном обще­стве гово­рит о нали­чии посто­ян­но рас­ши­ря­ю­щей­ся ауди­то­рии. Без­услов­но, ее воз­раст­ные пока­за­те­ли обу­слов­ле­ны в первую оче­редь содер­жа­ни­ем и тема­ти­кой кон­тен­та. Одна­ко экс­пер­ты агент­ства «Поли­лог» счи­та­ют, что глав­ны­ми зри­те­ля­ми виде­об­ло­гов явля­ют­ся дети и под­рост­ки [9]. Дет­ская ауди­то­рия в Интер­не­те опре­де­ля­ет тече­ния и тен­ден­ции, а потом транс­ли­ру­ет их на взрос­лых людей.

В совре­мен­ной повсе­днев­но­сти детей и под­рост­ков бло­го­сфе­ра зани­ма­ет зна­чи­тель­ное место. Как пока­за­ло про­ве­ден­ное ранее авто­ра­ми пилот­ное иссле­до­ва­ние [10], 100 % детей млад­ше­го школь­но­го воз­рас­та и млад­ших под­рост­ков явля­ют­ся зри­те­ля­ми виде­об­ло­гов. Имен­но в этот воз­раст­ной пери­од видео­ма­те­ри­а­лы ока­зы­ва­ют огром­ное вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти ребенка. 

Бло­го­сфе­ра может стать для него вир­ту­аль­ным соци­у­мом, в кото­ром он реа­ли­зу­ет ком­му­ни­ка­тив­ную функ­цию посред­ством вир­ту­аль­но­го обще­ния с людь­ми со схо­жи­ми инте­ре­са­ми. «Влог» – это свое­об­раз­ный вир­ту­аль­ный клуб по инте­ре­сам, где груп­пи­ру­ют­ся под­рост­ки по прин­ци­пу увле­че­ния, напри­мер, ком­пью­тер­ны­ми игра­ми или путешествиями.

Мно­гие иссле­до­ва­те­ли, изу­чая ком­му­ни­ка­ции ребен­ка в интер­нет-про­стран­стве, в том чис­ле в виде­об­ло­го­сфе­ре, под­ни­ма­ют про­бле­му дет­ской без­опас­но­сти [11]. Они выде­ля­ют как общие, так и спе­ци­фи­че­ские, харак­тер­ные для вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, рис­ки дет­ства. Это могут быть объ­ек­тив­ные рис­ки, свя­зан­ные с вли­я­ни­ем вир­ту­аль­ной сре­ды на ребен­ка, и субъ­ек­тив­ные, реа­ли­зу­е­мые в дея­тель­но­сти детей в Сети, их воз­дей­ствии на сверстников. 

Необ­хо­ди­мо заме­тить, что это – взрос­лый взгляд на дет­скую без­опас­ность в Интер­не­те. Целью нашей рабо­ты ста­ло изу­че­ние пред­став­ле­ний подростков-«влогеров» о без­опас­но­сти Интер­не­та в целом и виде­об­ло­го­сфе­ры в частности.

Поня­тие без­опас­но­сти сего­дня актив­но исполь­зу­ет­ся в пуб­лич­ной рито­ри­ке. Дан­ную кате­го­рию поли­ти­ки и прак­ти­ки интер­пре­ти­ру­ют как усло­вие раз­ви­тия, ста­биль­но­сти, свой­ство систе­мы, спе­ци­фи­че­скую дея­тель­ность (функ­цию госу­дар­ства), отсут­ствие внеш­них и внут­рен­них угроз. 

Посколь­ку речь идет о без­опас­но­сти в инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве, мы при­ме­ня­ем кате­го­рию инфор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти детей, при­ве­ден­ную в феде­раль­ном законе «О защи­те детей от инфор­ма­ции, при­чи­ня­ю­щей вред их здо­ро­вью и раз­ви­тию» [12].

Соглас­но ст. 2 инфор­ма­ци­он­ную без­опас­ность детей пред­ла­га­ет­ся трак­то­вать как «состо­я­ние защи­щен­но­сти детей, при кото­ром отсут­ству­ет риск, свя­зан­ный с при­чи­не­ни­ем инфор­ма­ци­ей вре­да их здо­ро­вью и (или) физи­че­ско­му, пси­хи­че­ско­му, духов­но­му, нрав­ствен­но­му развитию». 

В ст. 5 зако­на пере­чис­ле­ны виды инфор­ма­ции, при­чи­ня­ю­щей подоб­ный вред: инфор­ма­ция, побуж­да­ю­щая детей к совер­ше­нию дей­ствий, пред­став­ля­ю­щих угро­зу их жиз­ни и (или) здо­ро­вью; инфор­ма­ция, про­во­ци­ру­ю­щая деви­ант­ные про­яв­ле­ния у детей; инфор­ма­ция, обос­но­вы­ва­ю­щая или оправ­ды­ва­ю­щая допу­сти­мость наси­лия и (или) жесто­ко­сти или побуж­да­ю­щая осу­ществ­лять насиль­ствен­ные дей­ствия по отно­ше­нию к людям, живот­ным; инфор­ма­ция, отри­ца­ю­щая семей­ные цен­но­сти, про­па­ган­ди­ру­ю­щая нетра­ди­ци­он­ные сек­су­аль­ные отно­ше­ния; инфор­ма­ция, оправ­ды­ва­ю­щая про­ти­во­прав­ное пове­де­ние; инфор­ма­ция, содер­жа­щая нецен­зур­ную брань; инфор­ма­ция пор­но­гра­фи­че­ско­го харак­те­ра; инфор­ма­ция о несо­вер­шен­но­лет­нем, постра­дав­шем в резуль­та­те про­ти­во­прав­ных дей­ствий с ука­за­ни­ем пер­со­наль­ных данных.

В пред­ло­жен­ной зако­но­да­те­лем клас­си­фи­ка­ции про­сле­жи­ва­ет­ся связь меж­ду инфор­ма­ци­он­ны­ми рис­ка­ми и психическим/физическим здо­ро­вьем детей. Поэто­му в рам­ках дан­но­го иссле­до­ва­ния мы допол­ня­ем инфор­ма­ци­он­ные рис­ки пси­хи­че­ски­ми и физи­че­ски­ми, а к инди­ка­то­рам без­опас­но­сти инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства отно­сим нали­чие ответ­ствен­ных взрос­лых, уста­нов­ле­ние гра­ниц, дей­ствие инсти­ту­ци­о­наль­ных прак­тик кон­тро­ля за соблю­де­ни­ем фор­маль­ных правил. 

Мето­дом сбо­ра эмпи­ри­че­ских дан­ных ста­ло полу­фор­ма­ли­зо­ван­ное интер­вью с под­рост­ка­ми (N = 10). Наря­ду с вопро­сом о без­опас­но­сти Интер­не­та и виде­об­ло­го­сфе­ры гайд вклю­чал пунк­ты, каса­ю­щи­е­ся пове­де­ния и основ­ных спо­со­бов соци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия под­рост­ков в про­цес­се потреб­ле­ния, созда­ния и про­дви­же­ния виде­об­ло­гов. Респон­ден­там было пред­ло­же­но с точ­ки зре­ния без­опас­но­сти (инфор­ма­ци­он­ной, физи­че­ской, пси­хи­че­ской) оце­нить ситу­а­ции, с кото­ры­ми посто­ян­но стал­ки­ва­ют­ся интер­нет-поль­зо­ва­те­ли (спам-пред­ло­же­ния, хей­тер­ские выска­зы­ва­ния, запрос лич­ных данных).

Полу­чен­ные эмпи­ри­че­ские дан­ные мы раз­де­ли­ли на три груп­пы – инфор­ма­ци­он­ные, физи­че­ские и пси­хи­че­ские рис­ки. Пер­вая груп­па вли­я­ет не на под­рост­ков непо­сред­ствен­но, а на при­над­ле­жа­щие им ресур­сы – пер­со­наль­ный ком­пью­тер (зара­же­ние виру­са­ми), элек­трон­ный коше­лек (неза­кон­ное спи­са­ние средств) и пр. Две дру­гие груп­пы вклю­ча­ют рис­ки, при­чи­ня­ю­щие вред здо­ро­вью (физи­че­ско­му или пси­хи­че­ско­му) и (или) жизни.

Под­рост­ки – участ­ни­ки иссле­до­ва­ния про­де­мон­стри­ро­ва­ли высо­кий уро­вень осве­дом­лен­но­сти об инфор­ма­ци­он­ных рис­ках, а так­же вла­де­ния спо­со­ба­ми защи­ты, т. е. пра­ви­ла­ми пове­де­ния в вир­ту­аль­ном про­стран­стве – не пере­хо­дить по сомни­тель­ным ссыл­кам, не под­да­вать­ся на про­во­ка­ции мошен­ни­ков, не пере­да­вать лич­ные дан­ные и др.

Юно­ши и девуш­ки счи­та­ют мошен­ни­ка­ми тех, кто пред­ла­га­ет полу­чить доро­го­сто­я­щий приз в обмен на опла­ту поч­то­вых рас­хо­дов, гово­рят о рас­про­стра­нен­но­сти таких уло­вок в интер­нет-сре­де. «Там, где про­сят пере­чис­лить день­ги, все­гда «раз­вод». Ино­гда даже, когда дру­зья про­сят пере­ве­сти день­ги, не нуж­но верить. Это могут быть мошен­ни­ки, я так чуть не попа­лась. Хоро­шо, что друг позво­нил, ска­зал, что это не он» (Надеж­да, 15 лет). «Я на самом деле стал­ки­ва­лась с таким. Меня попро­си­ли сде­лать репост запи­си и ждать резуль­та­тов. Вро­де ниче­го страш­но­го, но стра­ни­цу взла­мы­ва­ют каким-то обра­зом, види­мо, появ­ля­ет­ся уяз­ви­мое место в стра­ни­це…» (Вла­ди­сла­ва, 14 лет). «Это боль­ше «раз­вод», обман, это доволь­но дав­но прак­ти­ку­ет­ся, в том же «ВКон­так­те»» (Алек­сей, 16 лет).

«Вло­го­сфе­ра» созда­ет спе­ци­фи­че­ские опас­но­сти для детей и под­рост­ков в виде сомни­тель­ных зна­комств, обще­ния «в реа­ле». Участ­ни­ки иссле­до­ва­ния про­де­мон­стри­ро­ва­ли чет­кое раз­гра­ни­че­ние вир­ту­аль­но­го и реаль­но­го про­странств, напри­мер, при пред­ло­же­нии встре­чи офлайн. 

Одна из ситу­а­ций для обсуж­де­ния содер­жа­ла пред­ло­же­ние о помо­щи в про­дви­же­нии виде­об­ло­га, при­гла­ше­ние к лич­ной встре­че и прось­бу при­слать свой номер теле­фо­на. Боль­шин­ство опро­шен­ных не наме­ре­ны рас­про­стра­нять лич­ные дан­ные и встре­чать­ся с отпра­ви­те­лем подоб­но­го сооб­ще­ния, часто респон­ден­ты гото­вы про­дол­жать обще­ние, но исклю­чи­тель­но по пере­пис­ке в соци­аль­ных сетях. «Это сомни­тель­но. Про­ве­ри­ла бы кон­такт» (Надеж­да, 15 лет).

«Я бы свой номер не дава­ла, ско­рее бы пере­пи­сы­ва­лась. Потом, если бы узна­ла чело­ве­ка побли­же, если бы он предо­ста­вил какие-то рабо­ты и мате­ри­а­лы, кото­рые под­твер­жда­ют его сло­ва. Номер не ста­ла свой остав­лять, люди, кото­рые обу­че­ны, могут и по номе­ру что угод­но сде­лать. Луч­ше пооб­щать­ся онлайн» (Вла­ди­сла­ва, 14 лет). ««Лич­ная встре­ча» – все­гда подо­зри­тель­но зву­чит. Я бы про­сто это про­игно­ри­ро­вал» (Семен, 13 лет).

К кате­го­рии инфор­ма­ци­он­ных мы так­же отнес­ли риск полу­че­ния недо­сто­вер­ной инфор­ма­ции. Для участ­ни­ков иссле­до­ва­ния, по-види­мо­му, это не самый риско­ген­ный фак­тор, посколь­ку толь­ко в одном слу­чае респон­дент гово­рит о лож­ной инфор­ма­ции, пред­став­лен­ной в бло­ге, апел­ли­руя при этом к физи­че­ским рис­кам: «Есть один виде­об­ло­гер «Ларин». Он такой… так назы­ва­е­мый псев­до­ин­тел­лек­ту­ал, кото­рый не пони­ма­ет в вещах, но пыта­ет­ся раз­би­рать­ся в них, пока­зать, что он в них раз­би­ра­ет­ся. Но на самом деле он ниче­го в них не пони­ма­ет, и… это на самом деле опас­но, пото­му что люди могут посту­пать так же, как и он… и это может при­во­дить к нехо­ро­шим послед­стви­ям» (Лео­нид, 14 лет).

К груп­пе физи­че­ских угроз мы отнес­ли опас­ные фор­мы само­пре­зен­та­ции виде­об­ло­ге­ров. При этом под­рост­ки под­чер­ки­ва­ют как опас­ность само­го дей­ствия, осве­щен­но­го в виде­об­ло­ге (физи­че­ские рис­ки для «вло­ге­ра»), так и воз­мож­ность нега­тив­ных послед­ствий от про­смот­ра тако­го видео (физи­че­ские рис­ки для ауди­то­рии). «Неко­то­рые виде­об­ло­ги могут быть опас­ны­ми, неко­то­рые люди сни­ма­ют экс­пе­ри­мен­ты, и зри­те­ли могут повто­рить. В ито­ге полу­ча­ет­ся, что может пой­ти что-то не так и это может при­ве­сти к непри­ят­ным послед­стви­ям» (Семен, 13 лет).

«…Есть же раз­ные виды… увле­че­ний, кото­рые сни­ма­ют, т. е. есть те же пар­кур, заце­пы, кото­рые с каме­рой делать еще опас­нее… Там исполь­зу­ет­ся gopro, но это тоже сни­ма­ет­ся… для про­смот­ров, т. е. чем опас­нее, тем боль­ше про­смот­ров» (Алек­сей, 16 лет). «Есть такие бло­ге­ры, кото­рые сни­ма­ют вся­кие опас­но­сти. Напри­мер, под­жи­га­ют свой дом, раз­во­дят огонь. Если чело­век захо­чет так сде­лать, как бло­гер, он может постра­дать» (Васи­ли­са, 10 лет).

Респон­ден­ты фик­си­ру­ют в выска­зы­ва­ни­ях воз­мож­ные рис­ки для здо­ро­вья и жиз­ни, кото­рые виде­об­ло­ге­ры про­во­ци­ру­ют. Одна­ко подоб­ные видео, содер­жа­щие «чел­лендж» (вызов), рас­счи­та­ны на под­рост­ко­вую ауди­то­рию, жаж­ду­щую само­утвер­жде­ния, при­зна­ния и ост­рых ощу­ще­ний. Поэто­му нега­тив­ная оцен­ка наши­ми респон­ден­та­ми тако­го экс­тре­маль­но­го видео­кон­тен­та может, с одной сто­ро­ны, иллю­стри­ро­вать соци­аль­но жела­тель­ные отве­ты детей взрос­лым иссле­до­ва­те­лям, но с дру­гой – сви­де­тель­ство­вать об интер­нет-гра­мот­но­сти опрошенных.

Дру­гая раз­но­вид­ность физи­че­ских рис­ков воз­ни­ка­ет при пере­хо­де из вир­ту­аль­но­го про­стран­ства в реаль­ное: рис­ки узна­ва­ния и пре­сле­до­ва­ния, вовле­че­ния в кри­ми­наль­ную дея­тель­ность, при­чи­не­ния мате­ри­аль­но­го ущер­ба. «…Виде­об­ло­гинг может быть опас­ным, …пото­му что мно­го сни­ма­ет­ся вся­ких роли­ков про свой дом и неко­то­рые люди зна­ют, где живут виде­об­ло­ге­ры. И поэто­му может про­изой­ти все что угод­но… кра­жа» (Поли­на, 15 лет). «…Могут рас­ска­зать что-то нехо­ро­шее… или завлечь куда-то» (Ната­лья, 15 лет). «…Когда тебя кто-то пре­сле­ду­ет…» (Ксе­ния, 13 лет).

Поми­мо угро­зы соб­ствен­ной физи­че­ской без­опас­но­сти зна­чи­тель­но чаще под­рост­ки и их виде­об­ло­ги под­вер­га­ют­ся напад­кам со сто­ро­ны так назы­ва­е­мых «хей­те­ров». Тер­мин «хей­тер» про­ис­хо­дит от англо­языч­но­го сло­ва hate – ‘нена­висть, чув­ство отвра­ще­ния и враж­деб­но­сти’. Хей­те­ры часто оскорб­ля­ют бло­ге­ров, без­осно­ва­тель­но кри­ти­ку­ют роли­ки. Их мож­но счи­тать зачин­щи­ка­ми, раз­жи­га­те­ля­ми и актив­ны­ми участ­ни­ка­ми кибер­бул­лин­га, под кото­рым в совре­мен­ной лите­ра­ту­ре пони­ма­ет­ся исполь­зо­ва­ние тех­но­ло­гий с наме­ре­ни­ем ранить, рас­стро­ить или уни­зить кого-либо [13].

На вопрос об отно­ше­нии к выска­зы­ва­ни­ям, кото­рые содер­жат оскорб­ле­ния или актив­но кри­ти­ку­ют выло­жен­ный в Сеть видео­ро­лик, все респон­ден­ты про­де­мон­стри­ро­ва­ли интер­нет-гра­мот­ность и заяви­ли об игно­ри­ро­ва­нии подоб­ных сооб­ще­ний. Под­рост­ки кон­ста­ти­ро­ва­ли нали­чие хей­те­ров как неиз­беж­ных участ­ни­ков вир­ту­аль­ных вза­и­мо­дей­ствий: «Хей­те­ры. Они писа­ли и мне. Пишут они мно­го. Есть люди, кото­рые под­дер­жи­ва­ют, есть люди, кото­рым не нра­вит­ся» (Надеж­да, 15 лет).

Под­рост­ки спра­вед­ли­во раз­де­ля­ют кри­ти­ку в виде­об­ло­го­сфе­ре на кон­струк­тив­ную и деструк­тив­ную. Пер­вая помо­га­ет раз­ви­вать­ся, совер­шен­ство­вать видео­кон­тент, даже если заме­ча­ния выска­зы­ва­ют­ся в рез­кой фор­ме. «…Если там гово­рят что-то попра­вить и испра­вить, то, конеч­но, нуж­но при­слу­ши­вать­ся…» (Васи­ли­са, 10 лет). «Если в ком­мен­та­ри­ях напи­шут «хейт», но со вполне кон­крет­ным пред­ло­же­ни­ем испра­вить что-то, с сове­том, к тако­му «хей­ту» я бы при­слу­шал­ся. Его мож­но было бы исполь­зо­вать в даль­ней­шем» (Семен, 13 лет). В слу­чае деструк­тив­ной кри­ти­ки от юно­го бло­ге­ра тре­бу­ют­ся пси­хи­че­ская устой­чи­вость, уме­ние не обра­щать вни­ма­ния на подоб­ные напад­ки и пони­ма­ние, что за ними кро­ют­ся неуве­рен­ность и несо­сто­я­тель­ность хейтеров.

Под­во­дя итог пред­ва­ри­тель­но­му изу­че­нию опас­но­стей в виде­об­ло­го­сфе­ре, заме­тим, что участ­ни­ки иссле­до­ва­ния рас­ска­за­ли об основ­ных угро­зах пси­хи­че­ско­го, физи­че­ско­го и инфор­ма­ци­он­но­го характера. 

Учи­ты­вая спе­ци­фич­ность груп­пы респон­ден­тов, а имен­но их актив­ную дея­тель­ность в медий­ном про­стран­стве, мож­но отме­тить, что они чаще стал­ки­ва­ют­ся с раз­но­го рода мошен­ни­ка­ми, пре­сле­до­ва­те­ля­ми, в том чис­ле боль­ше под­вер­же­ны напад­кам хей­те­ров и т. д. Это поз­во­ля­ет под­рост­кам высту­пать сво­е­го рода экс­пер­та­ми в вопро­сах реа­ги­ро­ва­ния на интернет-риски. 

Участ­ни­ки иссле­до­ва­ния про­де­мон­стри­ро­ва­ли спо­соб­ность кри­тич­но оце­ни­вать интер­нет-кон­тент, избе­гать типич­ных интер­нет-рис­ков, нахо­дить допол­ни­тель­ные ресур­сы во «вло­го­сфе­ре» для соб­ствен­но­го развития. 

Взрос­лые долж­ны вос­при­ни­мать увле­че­ние под­рост­ков виде­об­ло­га­ми как важ­ный инстру­мент соци­а­ли­за­ции, кото­рый при гра­мот­ном под­хо­де может ока­зать поло­жи­тель­ное вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние обра­за «я» у ребен­ка и нала­жи­ва­ние соци­аль­ных связей.

Ссылки и примечания:

  1. Рос­сий­ский виде­об­ло­гинг 2015. Роль и зна­че­ние в ком­му­ни­ка­ци­ях в циф­ро­вой сре­де [Элек­трон­ный ресурс]. М., 2015. 
  2. Рахва­ло­ва Н.А. Бло­го­сфе­ра как сред­ство само­вы­ра­же­ния моло­до­го чело­ве­ка // Вест­ник Бурят­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. 2010. № 14. С. 91–95 ; Рос­сий­ский виде­об­ло­гинг 2015 …
  3. Warmbrodt J. Understanding the VideoBloggers’ Community // International Journal of Virtual Communities and Social Networking. 2010. Vol. 2, no. 2. P. 43–59. https://doi.org/10.4018/ijvcsn.2010040104.
  4. При ана­ли­зе раз­ных кана­лов на YouTube мы сде­ла­ли вывод, что они содер­жат не толь­ко видео­кон­тент, но и дру­гие фор­мы медиа, такие как фото и аудио. В основ­ном подоб­ные кана­лы теря­ют состав­ля­ю­щую лич­но­го вкла­да бло­ге­ра и не име­ют фор­мы «лич­ных дневников».
  5. Warmbrodt J. Op. cit.
  6. Воло­хон­ский В. Пси­хо­ло­ги­че­ские меха­низ­мы и осно­ва­ния клас­си­фи­ка­ции бло­гов // Лич­ность и меж­лич­ност­ное вза­и­мо­дей­ствие в сети Internet / под ред. В.Л. Воло­хон­ско­го, Ю.Е. Зай­це­вой, М.М. Соко­ло­ва. СПб., 2007. С. 117–131.
  7. Рос­сий­ский виде­об­ло­гинг 2015 …
  8. Горош­ко Е.И. Ген­дер и блогги­ка Интер­не­та (пси­хо­линг­ви­сти­че­ский ана­лиз) // Вопро­сы пси­хо­линг­ви­сти­ки. 2007. Вып. 5. С. 52–63.
  9. Рос­сий­ский виде­об­ло­гинг 2015 …
  10. Губа­но­ва А.Ю. Элек­трон­ный кон­тент для детей: рис­ки или новые воз­мож­но­сти // Вест­ник РГГУ. Серия: Фило­со­фия. Социо­ло­гия. Искус­ство­ве­де­ние. 2016. № 2 (4). С. 92–98 ; Забор­ни­ков А.Е., Абро­си­мов А.Г. Зави­си­мость от интер­нет-игр как фак­тор, вли­я­ю­щий на ста­нов­ле­ние лич­но­сти под­рост­ка // Изве­стия Инсти­ту­та систем управ­ле­ния СГЭУ. 2015. № 1 (11). С. 323–327.
  11. О защи­те детей от инфор­ма­ции, при­чи­ня­ю­щей вред их здо­ро­вью и раз­ви­тию [Элек­трон­ный ресурс] : федер. закон от 29 дек. 2010 г. № 436. Доступ из справ.-правовой систе­мы «Кон­суль­тант­Плюс».
  12. Там же.
  13. Ефи­мо­ва Е.С. Кибер­бул­линг как про­бле­ма пси­хопе­да­го­ги­ки вир­ту­аль­ных сред // Успе­хи в химии и хими­че­ской тех­но­ло­гии. 2014. Т. XXVIII, № 7. С. 65–66.
Источ­ник: Тео­рия и прак­ти­ка обще­ствен­но­го раз­ви­тия. 2017. №8.

Об авторах

  • Алек­сандра Ген­на­дьев­на Фили­по­ва — док­тор социо­ло­ги­че­ских наук, доцент, про­фес­сор Депар­та­мен­та соци­аль­ных и пси­хо­ло­ги­че­ских наук Шко­лы гума­ни­тар­ных наук Даль­не­во­сточ­но­го феде­раль­но­го университета.
  • Анна Юрьев­на Арда­лья­но­ва — кан­ди­дат социо­ло­ги­че­ских наук, доцент Депар­та­мен­та соци­аль­ных и пси­хо­ло­ги­че­ских наук Шко­лы гума­ни­тар­ных наук Даль­не­во­сточ­но­го феде­раль­но­го университета.
  • Евге­ния Евге­ньев­на Абро­си­мо­ва — млад­ший науч­ный сотруд­ник Цен­тра науч­ных иссле­до­ва­ний про­ек­тов и про­грамм Вла­ди­во­сток­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та эко­но­ми­ки и сервиса.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest