Антонова Н.А., Ерицян К.Ю., Марарица Л.В. Романтические знакомства в сети интернет: изучение феномена

А

Введение

Обще­ние в вир­ту­аль­ной сре­де – одна из самых попу­ляр­ных тем в пси­хо­ло­гии, фило­со­фии и социо­ло­гии на про­тя­же­нии послед­них 20 лет. За послед­ние годы отме­ча­ет­ся сме­ще­ние фоку­са, хотя и мед­лен­ное, пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний от инте­ре­са к изу­че­нию нега­тив­ных исхо­дов интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, интер­нет-зави­си­мо­сти и пато­ло­ги­че­ско­го исполь­зо­ва­ния интер­не­та к пози­тив­ным эффек­там интер­нет-ком­му­ни­ка­ции (Ери­цян и др., 2013; Whitty, 2008).

Ана­лиз работ рос­сий­ских пси­хо­ло­гов пока­зал, что дизайн эмпи­ри­че­ских иссле­до­ва­ний прак­ти­че­ски не содер­жит задач и гипо­тез о поло­жи­тель­ных сто­ро­нах интернет-коммуникации. 

На уровне тео­ре­ти­че­ских раз­ра­бо­ток рос­сий­ские авто­ры пред­по­ла­га­ют пози­тив­ные эффек­ты, свя­зан­ные с фор­ми­ро­ва­ни­ем соци­аль­но­го капи­та­ла лич­но­сти, осво­бож­де­ния от дав­ле­ния соци­аль­ных услов­но­стей, удоб­ства фор­ма­та обще­ния (Мара­ри­ца и др., 2013). 

Стиг­ма­ти­за­ция онлайн-отно­ше­ний (Lea, Spears, 1995), по всей види­мо­сти, рас­про­стра­ни­лась и на уче­ных, зани­ма­ю­щих­ся иссле­до­ва­ни­ем обще­ни­ем в интернете.

Онлайн-отношения: их потенциал, ресурсы и возможности

В обзор­ной ста­тье М. Вит­ти (2008) рас­смат­ри­ва­ет пози­тив­ные и нега­тив­ные эффек­ты постро­е­ния дру­же­ских и роман­ти­че­ских отно­ше­ний онлайн. Оста­но­вим­ся здесь лишь на пози­тив­ных эффек­тах, полу­чив­ших эмпи­ри­че­ское подтверждение:

  • эффект «соци­аль­но­го рас­тор­ма­жи­ва­ния» («disinhibition») и «осво­бож­де­ния» («liberating»), когда ано­ним­ность при­во­дит к откры­то­сти и чест­ной само­пре­зен­та­ции, дает воз­мож­ность обсуж­дать интим­ные и табу­и­ро­ван­ные вопросы;
  • эффект «без­опас­ной сре­ды», кото­рый откры­ва­ет для застен­чи­вых людей воз­мож­ность чув­ство­вать себя в без­опас­но­сти, а для настро­ен­ных на дол­го­вре­мен­ные отно­ше­ния — чест­нее, лег­че и быст­рее раз­ви­вать близ­кие отношения;
  • «тера­пев­ти­че­ский» эффект постро­е­ния отно­ше­ний в интер­не­те осно­вы­ва­ет­ся на том, что вир­ту­аль­ное соци­аль­ное про­стран­ство поз­во­ля­ет луч­ше понять себя посред­ством игры и соци­аль­но­го экспериментирования;
  • успеш­ный опыт постро­е­ния реаль­ных отно­ше­ний с онлайн-дру­зья­ми и роман­ти­че­ски­ми парт­не­ра­ми нашел свое под­твер­жде­ние в совре­мен­ных иссле­до­ва­ни­ях (вплоть до того, что позна­ко­мив­ши­е­ся онлайн парт­не­ры быст­рее реги­стри­ру­ют брак); фак­то­ры успеш­но­сти этих отно­ше­ний рас­смат­ри­ва­ют­ся в ряде зару­беж­ных работ, опи­сан­ных нами ниже;
  • пере­смотр свя­зи субъ­ек­тив­но­го пере­жи­ва­ния оди­но­че­ства и вир­ту­аль­но­го обще­ния: обще­ние в интер­не­те, друж­ба и роман­ти­че­ские отно­ше­ния все реже рас­смат­ри­ва­ют­ся как при­чи­на оди­но­че­ства и, все чаще, — как ресурс для оди­но­ких людей, даю­щий им воз­мож­ность вести соци­аль­ную жизнь;
  • для под­рост­ков интер­нет-друж­ба часто явля­ет­ся источ­ни­ком повы­ше­ния само­оцен­ки и дости­же­ния пси­хо­ло­ги­че­ско­го бла­го­по­лу­чия, осо­бен­но в слу­чае затруд­нен­ных отно­ше­ний с родителями.

При срав­не­нии онлайн-отно­ше­ний с реаль­ны­ми не сто­ит забы­вать и о том, что пози­тив­ной сто­ро­ной может высту­пать их ина­ко­вость, воз­мож­но, онлайн отно­ше­ния вооб­ще не сто­ит срав­ни­вать с реальными. 

При совре­мен­ном уровне тех­но­ло­гий онлайн-отно­ше­ния все еще не могут быть столь же муль­ти­кон­текст­ны­ми как реаль­ные, что прин­ци­пи­аль­но важ­но для раз­ви­тия близ­ких и под­дер­жи­ва­ю­щих отно­ше­ний (Mesch, Talmud, 2006). Но это не озна­ча­ет, что их сто­ит оце­ни­вать по шка­ле «луч­ше-хуже», важ­нее понять, что имен­но они дают вовле­чен­ным в них людям.

Так, в каче­ствен­ном иссле­до­ва­нии интер­нет-друж­бы А.В. Щеко­ту­ро­ва обна­ру­же­на важ­ная и осо­бая роль net-дру­зей для под­рост­ков: они, в част­но­сти помо­га­ют понять, как смот­рит на ту или иную ситу­а­цию пред­ста­ви­тель про­ти­во­по­лож­но­го пола, что поз­во­ля­ет раз­ви­вать спо­соб­ность пони­мать дру­гих (Щеко­ту­ров, 2013;). 

Р. Грив и ее кол­ле­ги (2013) смог­ли эмпи­ри­че­ски дока­зать, что «дру­же­ские отно­ше­ния» в соци­аль­ной сети «Facebook» по сво­е­му внут­рен­не­му пси­хо­ло­ги­че­ско­му содер­жа­нию корен­ным обра­зом отли­ча­ют­ся от того, что назы­ва­ет­ся дру­же­ски­ми отно­ше­ни­я­ми в реальности. 

Ока­за­лось, что «Facebook» высту­па­ет важ­ней­шим ресур­сом раз­ви­тия и сохра­не­ния отно­ше­ний, что эти свя­зи важ­ны для субъ­ек­тив­но­го бла­го­по­лу­чия, что это осо­бый вид «соци­аль­но­го посред­ни­ка» в фор­ми­ро­ва­нии соци­аль­но­го капи­та­ла лич­но­сти (Grieve et al., 2013). 

Кро­ме того, дру­зья из соци­аль­ной сети явля­ют­ся важ­ней­шим ресур­сом под­дер­жа­ния отно­ше­ний с людь­ми, откры­ва­ю­щи­ми доступ к иным соци­аль­ным груп­пам и сооб­ще­ствам («bridging social capital») (Ellison et al., 2007).

Нако­нец, тех­но­ло­гии онлайн-отно­ше­ний ста­но­вят­ся все более изощ­рен­ны­ми, пре­одо­ле­вая огра­ни­че­ния вир­ту­аль­но­го обще­ния, его «искус­ствен­ность», обед­нен­ность по срав­не­нию с реальным. 

Пред­став­ля­ет­ся инте­рес­ным тот факт, что совре­мен­ные сай­ты зна­комств стре­мят­ся «повто­рять» те спо­со­бы и важ­ные осо­бен­но­сти зна­комств в реаль­но­сти, кото­рые пре­вра­ща­ют его в более «есте­ствен­ный» про­цесс, пре­одо­ле­вая «раз­дра­жа­ю­щие» аспек­ты поис­ка парт­не­ра (такие как невоз­мож­ность опе­ра­тив­но узнать о тех каче­ствах, кото­рые прин­ци­пи­аль­но важ­ны для выбо­ра партнера). 

Так вир­ту­аль­ный сер­вис «Virtual Date» пред­ла­га­ет потен­ци­аль­ным роман­ти­че­ским парт­не­рам воз­мож­ность полу­чить инфор­ма­цию о каче­ствах друг дру­га (напри­мер, чув­ство юмо­ра), оце­нить кото­рые рань­ше мож­но было толь­ко на осно­ве опы­та обще­ния, в вир­ту­аль­ной сре­де в ситу­а­ции обще­ния ана­ло­гич­ной пер­во­му сви­да­нию в реаль­но­сти (напри­мер, сов­мест­но­му похо­ду в музей или на выстав­ку). Ока­за­лось, это при­во­дит к тому, что парт­не­ры чаще нра­вят­ся друг дру­гу после встре­чи офлайн (Frost et al., 2008).

Феномен «стигматизации онлайн-знакомств» (stigma associated with online dating)

Прак­ти­че­ски с само­го нача­ла изу­че­ния онлайн-отно­ше­ний – с сере­ди­ны 90‑х годов про­шло­го века М. Лиа и Р. Спе­арс обна­ру­жи­ли фено­мен нега­тив­но­го к ним отно­ше­ния (стиг­ма­ти­за­ции) со сто­ро­ны людей, не вовле­чен­ных в подоб­ные дей­ствия, осо­бен­но для роман­ти­че­ских отно­ше­ний (Lea, Spears, 1995). 

С. Вил­дер­маф про­во­дил иссле­до­ва­ния стиг­ма­ти­за­ции 2001–2004 гг. (Wildermuth, 2004). Он пред­ло­жил шка­лу, изме­ря­ю­щую, насколь­ко вовле­чен­ный в роман­ти­че­ские онлайн-отно­ше­ния чело­век отда­ет себе отчет и пере­жи­ва­ет стиг­ма­ти­за­цию со сто­ро­ны окру­же­ния («stigma consciousness scale»). 

Так­же респон­ден­ты в его иссле­до­ва­нии вспо­ми­на­ли выска­зы­ва­ния со сто­ро­ны чле­нов семьи и дру­зей по пово­ду роман­ти­че­ских онлайн-отно­ше­ний. Затем про­во­дил­ся кон­тент-ана­лиз этих выска­зы­ва­ний для опре­де­ле­ния уров­ня неодоб­ре­ния со сто­ро­ны окру­жа­ю­щих, его остро­ты и эксплицитности. 

Ока­за­лось, что уро­вень неодоб­ре­ния со сто­ро­ны окру­жа­ю­щих, его остро­та и экс­пли­цит­ность кор­ре­ли­ру­ют с тем, насколь­ко респон­дент осо­зна­ет и пере­жи­ва­ет стиг­ма­ти­за­цию, а мера осо­зна­ния стиг­ма­ти­за­ции свя­за­на с мень­шей удо­вле­тво­рен­но­стью онлайн-отношениями.

К сожа­ле­нию, в науч­ных иссле­до­ва­ни­ях роман­ти­че­ских онлайн-отно­ше­ний наблю­да­ет­ся дефи­цит эмпи­ри­че­ских дан­ных, поэто­му нель­зя одно­знач­но утвер­ждать, насколь­ко дан­ный фено­мен рас­про­стра­нен в насто­я­щее время. 

Неко­то­рые авто­ры утвер­жда­ют, что доступ­ность интер­не­та и сер­ви­сов зна­комств при­ве­ли к ослаб­ле­нию стиг­ма­ти­за­ции (Ellison et al., 2006). Воз­мож­но, что в вир­ту­аль­ном мире (как и в любой дру­гой соци­аль­ной сре­де) отно­ше­ние к интер­нет-зна­ком­ствам ста­но­вит­ся более диф­фе­рен­ци­ро­ван­ным: стиг­ма­ти­за­ции под­вер­га­ют­ся лишь опре­де­лен­ные вари­ан­ты поис­ка и фор­мы роман­ти­че­ских онлайн-отношений. 

Так, в дис­сер­та­ци­он­ном иссле­до­ва­нии Ш. Копа­чев­ски (2010) крайне подроб­но ана­ли­зи­ру­ет­ся фено­мен стиг­ма­ти­за­ции при поис­ке парт­не­ра на сай­те зна­комств («Match.com»): кон­тент-ана­лиз выска­зы­ва­ний респон­ден­тов поз­во­лил ей заклю­чить, что вме­сто спо­со­ба зна­ком­ства, стиг­ма­ти­зи­ру­ют­ся те, кто при­бе­га­ет к дан­но­му сервису. 

Ее иссле­до­ва­ние крас­но­ре­чи­во очер­чи­ва­ет нега­тив­но окра­шен­ный сте­рео­тип (начи­ная с внеш­них дан­ных и закан­чи­вая пси­хи­че­ским здо­ро­вьем) как муж­чин, так и жен­щин, кото­рые пыта­ют­ся най­ти парт­не­ра с помо­щью подоб­но­го сер­ви­са (Kopaczewski, 2010). 

В дру­гом иссле­до­ва­нии на аме­ри­кан­ской выбор­ке было пока­за­но, что мало­зна­ко­мые муж­чи­ны из соци­аль­ной сети, при­гла­ша­ю­щие даму на сви­да­ние, вос­при­ни­ма­ют­ся жен­щи­на­ми как потен­ци­аль­но более опас­ные парт­не­ры по срав­не­нию с теми, с кем про­изо­шло корот­кое зна­ком­ство лицом-к-лицу, что рас­смат­ри­ва­ет­ся авто­ра­ми как при­знак про­дол­жа­ю­щей­ся стиг­ма­ти­за­ции онлайн зна­комств (Cali, 2013).

Т. Андер­сон (2005) пока­за­ла, что чем боль­ше чело­век про­во­дит вре­ме­ни онлайн и увле­чен интер­не­том («при­над­ле­жит» к интер­нет- сооб­ще­ству), тем пози­тив­нее он отно­сит­ся к зна­ком­ствам в вир­ту­аль­ной сре­де (в выбор­ку иссле­до­ва­ния попа­ли толь­ко те, кто нико­гда не при­бе­гал к онлайн-зна­ком­ствам). Это, конеч­но же, может быть про­ин­тер­пре­ти­ро­ва­но и как вли­я­ние соци­аль­ной под­держ­ки, новых норм онлайн-сооб­ще­ства (Anderson, 2005). 

Как пра­ви­ло, фено­мен стиг­ма­ти­за­ции наблю­да­ет­ся в тех сооб­ще­ствах, где рас­смат­ри­ва­е­мая прак­ти­ка счи­та­ет­ся прак­ти­кой мень­шин­ства. Что­бы «плыть про­тив тече­ния» необ­хо­ди­ма опре­де­лен­ная смелость. 

В репре­зен­та­тив­ном евро­пей­ском иссле­до­ва­нии 2007 года было пока­за­но, что актив­нее все­го к онлайн-зна­ком­ствам при­бе­га­ют взрос­лые в воз­расте от 30 до 50 лет, кото­рые име­ют низ­кую тре­вож­ность в обла­сти роман­ти­че­ских зна­комств (Valkenburg, Peter, 2007). 

Сами авто­ры рас­смат­ри­ва­ют этот резуль­тат как опро­вер­же­ние гипо­те­зы о соци­аль­ной ком­пен­са­ции («social compensation») и под­твер­жде­ние гипо­те­зы о том, что «бога­тые бога­те­ют» («rich-get-richer hypothesis»). 

Одна­ко, в све­те дан­ных о стиг­ма­ти­за­ции и вос­при­ни­ма­е­мой опас­но­сти интер­нет-зна­комств, мож­но про­ин­тер­пре­ти­ро­вать этот резуль­тат ина­че: пре­одо­леть стиг­му и при­нять «рис­ки» (пусть они суще­ству­ют даже лишь в нега­тив­ных пред­став­ле­ни­ях окру­жа­ю­щих) тре­вож­ным людям слож­но, им ком­форт­нее исполь­зо­вать тра­ди­ци­он­ные пути знакомства. 

Подоб­ные резуль­та­ты были полу­че­ны и на выбор­ке аме­ри­кан­ских сту­ден­тов, кото­рых опра­ши­ва­ли по пово­ду друж­бы в соци­аль­ной сети «Facebook» (Sheldon, 2008). 

Крайне инте­ре­сен тот факт, что тре­вож­ность в меж­лич­ност­ных отно­ше­ни­ях ранее рас­смат­ри­ва­лась как раз как пре­дик­тор пред­по­чте­ния интер­нет-зна­комств реаль­ным, зави­си­мо­сти от интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, а в рос­сий­ских иссле­до­ва­ни­ях подоб­ный под­ход доми­ни­ру­ет по насто­я­щее вре­мя (Мара­ри­ца и др., 2013).

От предикторов вступления в «обедненные» онлайн-отношения к факторам успешности романтических онлайн-отношений

Инте­рес к тому, что не так с теми, кто реша­ет­ся на онлайн-отно­ше­ния или пред­по­чи­та­ет обще­ние онлайн, пере­стал доми­ни­ро­вать в иссле­до­ва­ни­ях. Уче­ные в Аме­ри­ке и Евро­пе ста­ли толе­рант­но отно­сить­ся к вовле­чен­ным в онлайн-отно­ше­ния людям. Инте­рес­но попы­тать­ся выявить те при­чи­ны, по кото­рым это произошло. 

На наш взгляд, это­му спо­соб­ство­ва­ли рабо­ты футу­ро­ло­ги­че­ско­го пла­на, рост вовле­чен­но­сти в роман­ти­че­ские и дру­же­ские онлайн-отно­ше­ния и, соот­вет­ствен­но, их мед­лен­ное, но вер­ное при­ня­тие на нор­ма­тив­ном уровне и, нако­нец, обна­ру­же­ние несо­сто­я­тель­но­сти ряда пси­хо­ло­ги­че­ских моде­лей «про­блем­но­сти» онлайн-отношений.

  1. Совре­мен­ные попыт­ки обна­ру­жить дис­по­зи­ци­он­ные фак­то­ры пред­по­чте­ния онлайн-зна­комств зна­ком­ствам в реаль­но­сти прак­ти­че­ски ниче­го не обна­ру­жи­ва­ют: ни само­оцен­ка, ни фак­то­ры боль­шой пятер­ки, ни тип при­вя­зан­но­сти не обна­ру­жи­ва­ют раз­ли­чий (осо­бен­но с кон­тро­лем по вре­ме­ни исполь­зо­ва­ния интер­не­та (см., напри­мер, Jackson et al., 2003; Schaefer, 2011). Дж. Блэк­чарт и ее кол­ле­ги смог­ли обна­ру­жить на сту­ден­че­ской выбор­ке лишь связь зна­комств в соци­аль­ных сетях и на спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных сай­тах с чув­стви­тель­но­стью к отвер­же­нию (Blackhart et al., 2014).
  2. Уро­вень соци­аль­ной ком­пе­тент­но­сти не пред­ска­зы­ва­ет обра­ще­ние к онлайн-зна­ком­ствам ни в соот­вет­ствии с гипо­те­зой «соци­аль­ной ком­пен­са­ции» (недо­ста­ток соци­аль­ной ком­пе­тент­но­сти не под­тал­ки­ва­ет к онлайн-отно­ше­ни­ям), ни с гипо­те­зой «бога­тые бога­те­ют» (ины­ми сло­ва­ми, нель­зя ска­зать, что соци­аль­но ком­пе­тент­ные луч­ше осва­и­ва­ют эти новые воз­мож­но­сти) (Poley, Luo, 2012).
  3. Пози­тив­ное отно­ше­ние и обра­ще­ние к роман­ти­че­ским онлайн-отно­ше­ни­ям свя­за­но с вовле­чен­но­стью и диа­па­зо­ном задач, кото­рые чело­век реша­ет при помо­щи интер­не­та (Anderson, 2005; Kang, Hoffman, 2011), то есть те, кто боль­ше «живет» в интер­не­те, готов и зна­ко­мить­ся в вир­ту­аль­ной среде.

Рас­смот­рен­ные выше наход­ки при­во­дят нас к выво­ду о том, что ни соци­аль­ная ком­пе­тент­ность, ни ее недо­ста­ток не явля­ют­ся столь важ­ны­ми, а важ­на осо­бая «циф­ро­вая ком­пе­тент­ность» и при­вле­ка­тель­ность осо­бых воз­мож­но­стей интер­нет-обще­ния (Whitty, 2008) для пред­ска­за­ния обра­ще­ния к онлайн знакомствам. 

Это согла­су­ет­ся с пред­став­ле­ни­ем о совре­мен­ном обще­стве, кото­рое живет в эру «сете­во­го интел­лек­та» («networked intelligence»), когда уме­ние ком­пе­тент­но исполь­зо­вать циф­ро­вые тех­но­ло­гии для чего угод­но ста­ло кри­тич­ным для дости­же­ния успе­ха во всех обла­стях (Tapskott, 1997).

Сре­ди зару­беж­ных иссле­до­ва­ний все чаще появ­ля­ют­ся рабо­ты, в кото­рых нахо­дят раз­ли­чия меж­ду теми, кто успеш­но или неуспеш­но исполь­зу­ет воз­мож­но­сти интер­не­та для зна­ком­ства и постро­е­ния отно­ше­ний, вме­сто того, что­бы искать раз­ни­цу меж­ду теми, кто обра­ща­ет­ся или не обра­ща­ет­ся к онлайн-отно­ше­ни­ям в той или иной форме.

  • Уже в 2002 году К. Боне­брейк обна­ру­жи­ла, что меж­ду теми сту­ден­та­ми, кто исполь­зу­ет и не исполь­зу­ет интер­нет для завя­зы­ва­ния зна­ком­ства, не обна­ру­же­но раз­ли­чий. Она пока­за­ла, что в выбор­ке тех, кто исполь­зу­ет интер­нет для зна­ком­ства, есть раз­ли­чия в успеш­но­сти поис­ка близ­ких по духу парт­не­ров, соци­аль­ной ком­пе­тент­но­сти и субъ­ек­тив­но пере­жи­ва­е­мом оди­но­че­стве (Bonebrake, 2002).
  • Готов­ность к чест­ной само­пре­зен­та­ции в интер­нет-обще­нии явля­ет­ся важ­ным пре­дик­то­ром успеш­но­сти онлайн-отно­ше­ний. Те, кто в интер­не­те пози­ци­о­ни­ро­вал себя искренне, чаще стро­и­ли дол­го­сроч­ные и близ­кие отно­ше­ния, кото­рые затем пере­хо­ди­ли в офлайн (McKenna et al., 2002).
  • А. Бей­кер иссле­до­ва­ла бла­го­по­луч­ные пары, позна­ко­мив­ши­е­ся онлайн, и обна­ру­жи­ла, что на успеш­ность отно­ше­ний вли­я­ет: 1 — как и где парт­не­ры впер­вые встре­ти­лись онлайн; 2 – обсто­я­тель­ства и пре­пят­ствия, кото­рые при­шлось пре­одо­леть паре, что­бы постро­ить отно­ше­ния; 3 – дли­тель­ность и интим­ность онлайн обще­ния до встре­чи в реаль­но­сти; 4 — спо­соб­ность парт­не­ров уре­гу­ли­ро­вать кон­флик­ты, раз­ре­шать про­бле­мы в обще­нии. Те респон­ден­ты, кото­рые позна­ко­ми­лись в интер­не­те бла­го­да­ря общим инте­ре­сам, доль­ше обща­лись до встре­чи в реаль­но­сти, сохра­няя дистан­цию (не пере­хо­дя гра­ни­цы интим­но­сти), пре­одо­ле­ли барье­ры к сбли­же­нию, и успеш­но раз­ре­ши­ли кон­флик­ты оста­ва­лись вме­сте надол­го (Baker, 2004).

Итак, акту­аль­ность насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния опре­де­ля­ет­ся тем, что иссле­до­ва­ний стиг­ма­ти­за­ции и успеш­но­сти роман­ти­че­ских онлайн-отно­ше­ний на рос­сий­ской выбор­ке не проводилось. 

Фокус насто­я­щей рабо­ты был сужен до изу­че­ния фено­ме­на уста­нов­ле­ния и под­дер­жа­ния роман­ти­че­ских кон­так­тов с помо­щью интер­не­та, как наи­бо­лее ярко репре­зен­ти­ру­ю­ще­го интер­нет-ком­му­ни­ка­цию (computer-mediated communication), в том чис­ле и в аспек­те ее «про­блем­но­сти / ресурсности».

Иссле­до­ва­ние было направ­ле­но на опи­са­ние фено­ме­на роман­ти­че­ских интер­нет-зна­комств сре­ди совре­мен­ной рос­сий­ской моло­де­жи с осо­бым акцен­том на фено­мене «ресурс­ной» интернет-коммуникации. 

Ресурс­ная интер­нет-ком­му­ни­ка­ция пони­ма­лась нами как рас­ши­ря­ю­щая воз­мож­но­сти лич­но­сти, поз­во­ля­ю­щая пре­одо­ле­вать ком­му­ни­ка­тив­ные барье­ры, луч­ше пони­мать себя и дру­гих, кре­а­тив­но исполь­зуя потен­ци­ал вир­ту­аль­но­го общения. 

В каче­стве инди­ка­то­ров ресурс­ной интер­нет-ком­му­ни­ка­ции мы исполь­зо­ва­ли само­оцен­ку респон­ден­та­ми успеш­но­сти их опы­та интер­нет- зна­комств и нали­чие «тера­пев­ти­че­ско­го» эффек­та интер­нет-зна­комств (поло­жи­тель­ные изме­не­ния в само­оцен­ке ком­му­ни­ка­тив­ных навы­ков, про­изо­шед­ших в резуль­та­те это­го опыта). 

Вто­рым фоку­сом нашей рабо­ты стал фено­мен сокры­тия опы­та интернет-знакомств. 

Зада­ча­ми это­го иссле­до­ва­ния стал, в част­но­сти, ана­лиз того, как эти фено­ме­ны свя­за­ны инди­ви­ду­аль­но-лич­ност­ны­ми осо­бен­но­стя­ми, стра­те­ги­я­ми уста­нов­ле­ния и под­дер­жа­ния интер­нет-кон­так­тов и вли­я­ни­ем соци­аль­но­го окру­же­ния, а так­же ана­лиз ген­дер­ной спе­ци­фи­ки роман­ти­че­ских интернет-знакомств.

Методика и процедура исследования

Сбор дан­ных был осу­ществ­лен посред­ством онлайн опро­са осе­нью 2014 года. Респон­ден­ты запол­ня­ли онлайн элек­трон­ную фор­му опрос­ни­ка (раз­ме­щен­ную на элек­трон­ном ресур­се Google Docs) само­сто­я­тель­но без помо­щи интер­вью­е­ра. Иссле­до­ва­ние было пол­но­стью ано­ним­ным (ника­кие иден­ти­фи­ци­ру­ю­щие харак­те­ри­сти­ки не соби­ра­лись) и доб­ро­воль­ным, и пред­ва­ря­лось про­це­ду­рой инфор­ми­ро­ван­но­го согласия.

Выбор­ка иссле­до­ва­ния была сфор­ми­ро­ва­на по прин­ци­пу целе­вой, то есть в иссле­до­ва­ние вклю­ча­лись респон­ден­ты, обла­да­ю­щие необ­хо­ди­мым опы­том уста­нов­ле­ния и под­дер­жа­ния роман­ти­че­ских и/или сек­су­аль­ных отно­ше­ний с пред­ста­ви­те­ля­ми про­ти­во­по­лож­но­го пола при помо­щи сети интернет. 

Таким обра­зом, кри­те­ри­я­ми вклю­че­ния в выбор­ку иссле­до­ва­ния стал воз­раст от 17 до 30 лет и нали­чие опы­та уста­нов­ле­ния интер­нет- знакомств. 

Набор осу­ществ­лял­ся мето­дом снеж­но­го кома через соци­аль­ные сети, лич­ные кон­так­ты и объ­яв­ле­ния на раз­лич­ных инфор­ма­ци­он­ных ресурсах.

Коли­че­ство пол­но­стью запол­нен­ных опрос­ни­ков соста­ви­ло 115 штук. Оцен­ка каче­ства запол­не­ния опрос­ни­ка про­из­во­ди­лась, в том чис­ле, с помо­щью спе­ци­аль­но­го теста – бли­же к кон­цу опрос­ни­ка в фор­му­ли­ров­ке тесто­во­го зада­ния респон­ден­там было ука­за­но, какой имен­но ответ нуж­но выбрать. 

Анке­ты респон­ден­тов, кото­рые не спра­ви­лись с этим зада­ни­ем (9 анкет, в т.ч. 4 муж­чин и 5 жен­щин) были выбра­ко­ва­ны. Ито­го­вое коли­че­ство при­ня­тых к обра­бот­ке опрос­ни­ков соста­ви­ло 106 штук.

Опрос­ник иссле­до­ва­ния вклю­чал в себя сле­ду­ю­щие бло­ки: харак­те­ри­сти­ка опы­та интер­нет-зна­комств в сфе­ре роман­ти­че­ских отно­ше­ний, моти­вы уста­нов­ле­ния зна­комств посред­ством интер­не­та, спо­со­бы зна­комств, опы­та пере­во­да онлайн-отно­ше­ний в офлайн, послед­ствия уста­нов­ле­ния и под­дер­жа­ния роман­ти­че­ских кон­так­тов с помо­щью интер­нет, сте­пень рас­кры­тия инфор­ма­ции о фак­те интер­нет- зна­комств, нали­чие успеш­ных интер­нет-зна­комств в бли­жай­шем соци­аль­ном окру­же­нии, соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские характеристики.

Уро­вень само­ува­же­ния (само­оцен­ки) оце­ни­вал­ся по шка­ле Розен­бер­га (Rosenberg’s Self – Esteem Scale, RSES). «Про­блем­ность» интер­нет- ком­му­ни­ка­ции (интер­нет-зави­си­мое пове­де­ние) оце­ни­ва­лось при помо­щи Теста «Шка­ла интер­нет-зави­си­мо­сти Чена» (Cnen, 2003) в адап­та­ции К.А. Феклисова.

Так­же для про­вер­ки гипо­те­зы о том, что харак­те­ри­сти­ки исполь­зо­ва­ния моло­ды­ми людь­ми интер­не­та для зна­комств роман­ти­че­ско­го харак­те­ра будут свя­за­ны с общей спо­соб­но­стью к постро­е­нию отно­ше­ний для дости­же­ния каких-либо целей, в иссле­до­ва­ние была вклю­че­на шка­ла «спо­соб­ность к нетвор­кин­гу» опрос­ни­ка поли­ти­че­ских навы­ков (Political Skill Inventory, PSI) Дж. Фер­ри­са и его кол­лег (2005) в адап­та­ции Л.В. Мара­ри­цы (2014).

Шка­ла содер­жит пять утвер­жде­ний, кото­рые оце­ни­ва­ют­ся по шка­ле от 1 до 7. Ито­го­вый пока­за­тель шка­лы может варьи­ро­вать­ся от 5 (наи­мень­ший уро­вень спо­соб­но­сти к нетвор­кин­гу) до 35 (наи­выс­ший уро­вень спо­соб­но­сти к нетворкингу).

Ста­ти­сти­че­ская обра­бот­ка дан­ных про­из­во­ди­лась в про­грам­ме SPSS 20.0 и заклю­ча­лась в рас­че­те про­цент­ных рас­пре­де­ле­ний и мер цен­траль­ной тенденции. 

Нали­чие зна­чи­мой ген­дер­ной спе­ци­фи­ки в целе­вых пока­за­те­лях оце­ни­ва­лось с помо­щью X2 Пир­со­на, t‑критерия Стью­ден­та и U‑критерия Манна-Уитни. 

Фак­то­ры ресурс­ной интер­нет-ком­му­ни­ка­ции выяв­ля­лись с помо­щью постро­е­ния бинар­ной логи­сти­че­ской регрес­си­он­ной модели.

Результаты и их обсуждение

Описание выборки исследования

Ито­го­вая выбор­ка соста­ви­ла 106 пред­ста­ви­те­лей моло­де­жи Санкт- Петер­бур­га, из них 21 юно­ша и 85 деву­шек, в воз­расте от 17 до 30 лет (M=23, σ=3,6).

За ред­ким исклю­че­ни­ем респон­ден­ты – пред­ста­ви­те­ли уча­щей­ся (30,2%) или рабо­та­ю­щей (40,6%) моло­де­жи, при этом суще­ствен­ная часть сов­ме­ща­ют рабо­ту и уче­бу (23,6%). Каж­дый вто­рой респон­дент име­ет выс­шее обра­зо­ва­ние (54,7%).

Уро­вень дохо­да мож­но в целом оха­рак­те­ри­зо­вать как сред­ний: рас­хо­ды, кото­рые могут себе поз­во­лить респон­ден­ты – это одеж­да, обувь (39,6%) или быто­вая тех­ни­ка (30,2%), при этом уро­вень дохо­да юно­шей несколь­ко выше, чем деву­шек (p≤0,05).

Толь­ко каж­дый пятый респон­дент состо­ит в фак­ти­че­ском (11,3%) или заре­ги­стри­ро­ван­ном (6,6%) бра­ке, боль­шин­ство же харак­те­ри­зу­ют себя как холо­стых. Чаще все­го респон­ден­ты про­жи­ва­ют одни (28,3%) или с роди­те­ля­ми (32,1%), при этом для юно­шей отдель­ное про­жи­ва­ние более харак­тер­но (p≤0,05).

Для опро­шен­ных юно­шей и деву­шек харак­те­рен сред­ний уро­вень само­ува­же­ния (M=30, σ=5,2) и сред­ний уро­вень спо­соб­но­сти к нетвор­кин­гу (25,5 из 35 воз­мож­ных, σ=6,1).

Соглас­но нор­мам шка­лы Чена у каж­до­го пято­го опро­шен­но­го (18%) может быть диа­гно­сти­ро­ва­но нали­чие сфор­ми­ро­ван­но­го интер­нет-зави­си­мо­го пове­де­ния, а у каж­до­го вто­ро­го (56,6%) – склон­ность к его воз­ник­но­ве­нию. Отсут­ству­ют симп­то­мы интер­нет-зави­си­мо­го пове­де­ния лишь у каж­до­го чет­вер­то­го опрошенного.

Каких-либо зна­чи­мых ген­дер­ных раз­ли­чий в ука­зан­ных лич­ност­ных осо­бен­но­стях зна­ко­мя­щих­ся в интер­не­те моло­дых людей обна­ру­же­но не было.

Опыт интернет-знакомств в сфере романтических отношений

Чис­ло интер­нет-зна­комств, уста­нов­лен­ных с целью роман­ти­че­ских отно­ше­ний, в обсле­до­ван­ной под­вы­бор­ке моло­де­жи доста­точ­но вели­ко: в сред­нем в тече­ние жиз­ни моло­дые люди позна­ко­ми­лись с 8 людь­ми (SD=9,7, меди­ан­ное зна­че­ние – 5). В сред­нем пер­вый поиск парт­не­ра через интер­нет при­хо­дит­ся на 18 лет (SD=3,8).

Харак­те­ри­зуя свой опыт интер­нет-зна­комств, боль­шин­ство как юно­шей, так и деву­шек (52% и 34% соот­вет­ствен­но, p – н/зн.) отме­ча­ло, что в их жиз­ни было лишь несколь­ко слу­чай­ных зна­комств, кото­рые воз­ни­ка­ли вре­мя от времени. 

У каж­до­го чет­вер­то­го (26,4%) пред­ста­ви­те­ля моло­де­жи было в жиз­ни 2–3 пери­о­да, когда они посто­ян­но завя­зы­ва­ли зна­ком­ства в интер­не­те, тогда как у каж­до­го шесто­го (16%) – был 1 такой пери­од в жизни. 

Наи­бо­лее частые пери­о­ды интер­нет-зна­комств в жиз­ни (более трех) харак­тер­ны для 10,4% моло­де­жи, посто­ян­но исполь­зу­ют интер­нет для этой цели с момен­та пер­во­го зна­ком­ства 9,4% моло­дых людей.

Зна­ко­мясь в интер­не­те, боль­шин­ство юно­шей и деву­шек (75%), пред­при­ни­ма­ют парал­лель­но попыт­ки най­ти парт­не­ра для роман­ти­че­ских отно­ше­ний дру­гим спо­со­бом, не свя­зан­ны­ми с сер­ви­са­ми интернета.

Дли­тель­ность отно­ше­ний, завя­зав­ших­ся в интер­не­те, рас­пре­де­ли­лась сле­ду­ю­щим обра­зом: око­ло тре­ти таких отно­ше­ний длят­ся от меся­ца до года и от года до трех лет соот­вет­ствен­но, каж­дые чет­вер­тые – не более меся­ца. Сле­ду­ет отме­тить, что доволь­но про­дол­жи­тель­ные отно­ше­ния (более трех лет) уда­ет­ся сохра­нить каж­до­му пято­му моло­до­му человеку.

В тече­ние послед­них 12 меся­цев чуть менее поло­ви­ны (44%) моло­дых людей всту­па­ли в интим­ные отно­ше­ния с теми, с кем позна­ко­ми­лись в интернете.

Самые успеш­ные роман­ти­че­ские отно­ше­ния, завя­зан­ные в интер­не­те, закан­чи­ва­ют­ся друж­бой пре­иму­ще­ствен­но чаще для юно­шей по срав­не­нию с девуш­ка­ми (62% и 29% соот­вет­ствен­но, p≤0,01), и в рав­ной сте­пе­ни (око­ло 30%, p – н/зн.) корот­ки­ми отно­ше­ни­я­ми, о кото­рых нет сожа­ле­ния или серьез­ны­ми отношениями. 

Сле­ду­ет отме­тить, что каж­дый пятый моло­дой чело­век не может назвать свой опыт интер­нет-зна­комств удач­ным или успеш­ным, 5% моло­дых людей затруд­ни­лись с отве­том, а 3% – ука­за­ли дру­гой исход. Тем не менее, 8% респон­ден­тов отме­ти­ли, что отно­ше­ния, завя­зан­ные в интер­не­те, закон­чи­лись офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­ван­ным браком.

Мотивы установления знакомств посредством интернета

Юно­ши зна­чи­мо чаще по срав­не­нию с девуш­ка­ми исполь­зо­ва­ли интер­нет-зна­ком­ства за послед­ние 12 меся­цев для поис­ка сек­су­аль­но­го парт­не­ра (62% и 20% соот­вет­ствен­но, p≤0,001) и поис­ка роман­ти­че­ско­го парт­не­ра (81% и 54% соот­вет­ствен­но, p≤0,05).

В рав­ной сте­пе­ни часто как юно­ши, так и девуш­ки зна­ко­мят­ся в интер­не­те с целью рас­ши­рить круг обще­ния (64%), а так­же раз­влечь­ся, полу­чить удо­воль­ствие (54%).

Чуть более тре­ти моло­дых людей при­бе­га­ют к интер­нет-зна­ком­ствам для при­об­ре­те­ния полез­ных кон­так­тов, поис­ка еди­но­мыш­лен­ни­ков, поис­ка дока­за­тельств сво­ей при­вле­ка­тель­но­сти и при­вле­че­ния к себе вни­ма­ния, а так­же поис­ка лег­ко­го обще­ния без обязательств. 

Несколь­ко реже интер­нет- зна­ком­ства исполь­зу­ют­ся моло­ды­ми людь­ми для отвле­че­ния от тягост­ных пере­жи­ва­ний (29%) и при­об­ре­те­ния опы­та обще­ния с про­ти­во­по­лож­ным полом (25%).

И все-таки, сре­ди основ­ных моти­вов интер­нет-зна­комств за пред­ше­ству­ю­щий опро­су год, как сре­ди юно­шей, так и сре­ди деву­шек высту­па­ют: поиск роман­ти­че­ско­го парт­не­ра (35%), рас­ши­ре­ние кру­га обще­ния (15%), раз­вле­че­ние, полу­че­ние удо­воль­ствия (11%).

Способы знакомств в интернете

В насто­я­щее вре­мя сре­ди сер­ви­сов интер­нет-ком­му­ни­ка­ции для уста­нов­ле­ния новых роман­ти­че­ских зна­комств, в чис­ло пред­по­чи­та­е­мых сре­ди моло­де­жи за послед­ние 12 меся­цев вхо­дят соци­аль­ные сети (ВКон­так­те, Facebook, Одно­класс­ни­ки и пр.) – ими поль­зу­ют­ся 67% моло­дых людей. 

На вто­ром месте по рас­про­стра­нен­но­сти нахо­дят­ся спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные сай­ты зна­комств (47%). Зна­чи­тель­но реже исполь­зу­ют­ся фору­мы и чаты – лишь 7% респон­ден­тов исполь­зо­ва­ло их для зна­ком­ства в тече­ние послед­не­го года. 

Исполь­зо­ва­ние бло­гов и мик­ро-бло­гов (напри­мер, «живой жур­нал» (жж), twitter), рав­но как и про­грамм быст­ро­го обме­на сооб­ще­ни­я­ми (мес­сен­дже­ров) (напри­мер, mail.ru-агент, icq, skype) для зна­ком­ства в интер­не­те – зна­чи­тель­но более ред­кое явление. 

Хотя бы раз за послед­ний год их исполь­зо­вал для зна­ком­ства с пред­ста­ви­те­лем про­ти­во­по­лож­но­го пола лишь каж­дый два­дца­тый моло­дой чело­век. Ген­дер­ных раз­ли­чий в исполь­зо­ва­нии ком­му­ни­ка­тив­ных интер­нет-сер­ви­сов обна­ру­же­но не было.

В иссле­до­ва­нии были полу­че­ны ген­дер­ные раз­ли­чия по инди­ка­то­ру: «Кто обыч­но был ини­ци­а­то­ром зна­комств через интер­нет?» (p≤0,001). Так, сре­ди юно­шей, име­ю­щих опыт уста­нов­ле­ния интер­нет-зна­комств, более поло­ви­ны ини­ци­и­ру­ют их пре­иму­ще­ствен­но сами (53%), тогда как девуш­ки, име­ю­щие такой опыт, ини­ци­а­то­ра­ми высту­па­ют лишь в 16,5% слу­ча­ев. Затруд­ни­лись отве­тить на дан­ный вопрос 24% юно­шей и 19% девушек.

Опыт перевода онлайн-отношений в офлайн

Боль­шин­ство опро­шен­ных моло­дых людей (79%) уве­ре­ны, что онлайн-отно­ше­ния сто­ит пере­во­дить в реаль­ное обще­ние, при­чем 28% из них счи­та­ют, что встре­чать­ся сто­ит сра­зу же после зна­ком­ства в интер­не­те. Одна­ко каж­дый пятый респон­дент скеп­ти­че­ски отно­сит­ся к пере­во­ду онлайн-отно­ше­ний в офлайн, и в каж­дом пятом слу­чае (21%) в тече­ние послед­не­го года зна­ком­ство онлайн в интер­не­те в офлайн не пере­во­ди­лось, т.е. встреч в реаль­но­сти не происходило. 

Как пра­ви­ло, онлайн-зна­ком­ство обыч­но пере­во­дят­ся в офлайн в доста­точ­но корот­кий пери­од вре­ме­ни – в 30% слу­ча­ях в тече­ние неде­ли, а 32% слу­ча­ях – в тече­ние меся­ца. Для 18% юно­шей и деву­шек для пере­во­да отно­ше­ний в реаль­ность тре­бу­ет­ся более одно­го месяца.

Для боль­шин­ства моло­дых людей (41,5%) обще­ние в реаль­но­сти ста­но­вит­ся глав­ным после пере­во­да онлайн-отно­ше­ний в офлайн, и толь­ко для незна­чи­тель­ной части респон­ден­тов (7,5%) обще­ние онлайн оста­ет­ся ведущим. 

Сле­ду­ет отме­тить, что девуш­ки по срав­не­нию с юно­ша­ми чаще склон­ны пол­но­стью пере­во­дить отно­ше­ния исклю­чи­тель­но в офлайн после встреч в реаль­но­сти (15% и 1% соот­вет­ствен­но), хотя это раз­ли­чие не достиг­ло уров­ня ста­ти­сти­че­ской значимости.

Последствия установления и поддержания романтических контактов с помощью интернет

В целом интер­нет-зна­ком­ства оце­ни­ва­ют­ся боль­шин­ством респон­ден­тов (61%) ско­рее пози­тив­но, 10% – очень пози­тив­но. Хотя для боль­шин­ства моло­дых людей (38%) отно­ше­ние к интер­нет-зна­ком­ствам по мере при­об­ре­те­ния опы­та вир­ту­аль­но­го обще­ния в роман­ти­че­ских целях не меня­лось, тем не менее, для 27% оно ухуд­ши­лось, и лишь для 17% улуч­ши­лось. Ген­дер­ных раз­ли­чий по дан­но­му инди­ка­то­ру обна­ру­же­но не было.

Оце­ни­вая свое отно­ше­ние к интер­нет-зна­ком­ствам, боль­шин­ство моло­дых людей (54%) счи­та­ют, что интер­нет-зна­ком­ства помо­га­ют рас­ши­рить круг обще­ния, най­ти инте­рес­ных людей, а 40% – что интер­нет- зна­ком­ства – это хоро­ший инстру­мент поис­ка парт­не­ра для серьез­ных отно­ше­ний, тогда как пустой тра­той вре­ме­ни их счи­та­ют 17% опро­шен­ных. Лишь незна­чи­тель­ная часть опро­шен­ных юно­шей и деву­шек (12%) при­зна­лась, что интер­нет-зна­ком­ства при­нес­ли им толь­ко разочарования.

Девуш­кам зна­чи­мо чаще по срав­не­нию с юно­ша­ми интер­нет- зна­ком­ства помо­га­ют под­нять само­оцен­ку (46% и 14% соот­вет­ствен­но, p≤0,01).

Любо­пыт­но, что для юно­шей в боль­шей сте­пе­ни харак­тер­но т.н. ресурс­ное исполь­зо­ва­ние интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, а имен­но зна­чи­мо чаще опыт интер­нет-зна­комств юно­ши по срав­не­нию с девуш­ка­ми исполь­зу­ют для «обу­че­ния обще­нию с дру­ги­ми людь­ми, уста­нов­ле­ния кон­так­тов, луч­ше­му пони­ма­нию себя и дру­гих» (71% и 39% соот­вет­ствен­но, p≤0,05).

Кро­ме того, как для юно­шей, так и для деву­шек харак­тер­ны сле­ду­ю­щие ресурс­ные эффек­ты опы­та интер­нет-зна­комств. При­об­ре­те­ние новых дру­зей отме­ти­ли 44% моло­дых людей, луч­шее пони­ма­ние дру­гих людей в кон­тек­сте роман­ти­че­ских отно­ше­ний – 39%, нахож­де­ние имен­но того чело­ве­ка (роман­ти­че­ско­го парт­не­ра), кото­ро­го иска­ли – 31%, ощу­ще­ние себя на высо­те – 35%, улуч­ше­ние пси­хо­ло­ги­че­ско­го состо­я­ния – 26%.

Раскрытие информации об опыте интернет-знакомств

В иссле­до­ва­нии мы пыта­лись выяс­нить, как часто моло­дые люди делят­ся сво­им опы­том зна­комств в интер­не­те. Ока­за­лось, что 2/3 опро­шен­ных делят­ся сво­им опы­том с пред­ста­ви­те­ля­ми сво­е­го бли­жай­ше­го соци­аль­но­го окру­же­ния, при­чем 1/3 дела­ет это лег­ко, а 1/3 – вре­мя от времени. 

Каж­дый чет­вер­тый моло­дой чело­век рас­ска­зы­ва­ет о сво­ем опы­те зна­комств в интер­не­те крайне ред­ко, а 9% даже ста­ра­ют­ся избе­гать раз­го­во­ров на эту тему, скры­вая свой опыт.

Сре­ди наи­бо­лее часто упо­ми­на­е­мых при­чин, по кото­рым моло­дые люди пред­по­чи­та­ли не рас­ска­зы­вать о сво­ем опы­те зна­комств в интер­не­те, были:

  • стыд – «стыд­но», «сте­рео­тип постыд­но­сти», «кажет­ся стыд­ным зна­ко­мить­ся в интер­не­те, боюсь, что поду­ма­ют, буд­то я не спо­со­бен завя­зать какие бы то ни было отно­ше­ния в реаль­ной жизни»,
  • нега­тив­ная оцен­ка соб­ствен­но­го опы­та – «мало пово­дов для гор­до­сти», «нечем хва­стать­ся», «…для меня ника­кой поль­зы из них выне­се­но не было»,
  • сте­рео­ти­пы вос­при­я­тия – «чаще люди дума­ют, что отно­ше­ния в интер­не­те завя­зы­ва­ют толь­ко для реше­ния сек­су­аль­ных потреб­но­стей, это не все­гда так, не хочет­ся попа­дать под этот шаб­лон», «что­бы избе­жать упре­ков и спле­тен», «не рас­ска­зы­вать пожи­ло­му поко­ле­нию, так как они счи­та­ют это ужас­ным спо­со­бом зна­ком­ства», «либо не пой­мут, либо посме­ют­ся»,
  • суе­ве­рия – «что­бы не сгла­зить рань­ше вре­ме­ни (отно­ше­ния)»,
  • отсут­ствие обсуж­де­ния дан­ной темы в бли­жай­шем окру­же­нии – «меня не спрашивают».

В иссле­до­ва­нии была выяв­ле­на ген­дер­ная спе­ци­фи­ка отно­си­тель­но осве­дом­лен­но­сти о нали­чии интер­нет-зна­комств в бли­жай­шем соци­аль­ном окру­же­нии. Так, юно­ши зна­чи­мо чаще по срав­не­нию с девуш­ка­ми демон­стри­ру­ют неосве­дом­лен­ность по дан­но­му вопро­су (29% и 7% соот­вет­ствен­но, p≤0,01). Так, в бли­жай­шем окру­же­нии 24% юно­шей, име­ю­щих опыт зна­комств в интер­не­те, прак­ти­че­ски никто не зна­ко­мит­ся посред­ством интер­не­та, на отсут­ствие тако­го опы­та в бли­жай­шем окру­же­нии ука­за­ло 6% деву­шек (p≤0,01).

Результаты регрессионного анализа

Метод бинар­ной логи­сти­че­ской регрес­сии был исполь­зо­ван для оцен­ки зна­чи­мых пре­дик­то­ров ресурс­но­го исполь­зо­ва­ния интер­нет-зна­комств и сокры­тия инфор­ма­ции об опы­те интер­нет-зна­комств. Ито­го­вые моде­ли пред­став­ле­ны в таб­ли­це 1.

Таблица 1. Итоговые модели логистической регрессии

Таблица 1. Итоговые модели логистической регрессии

Само­оцен­ка успеш­но­сти опы­та роман­ти­че­ской онлайн-ком­му­ни­ка­ции оце­ни­ва­лась с помо­щью вопро­са «Как бы Вы в целом оце­ни­ли свой опыт роман­ти­че­ских отно­ше­ний, завя­зан­ных в реальности?». 

К кате­го­рии успеш­но­сти были отне­се­ны вари­ан­ты отве­та «очень удач­ный» и «ско­рее удач­ный», к неуспеш­ным – «ско­рее неудач­ный», «совсем неудач­ный» и «затруд­ня­юсь ответить». 

Успеш­ность онлайн-ком­му­ни­ка­ции в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни зави­сит от ее целей: она зна­чи­мо более веро­ят­на в том слу­чае, когда чело­век про­сто пыта­ет­ся полу­чить удо­воль­ствие от обще­ния, и зна­чи­мо менее веро­ят­на, когда чело­век осо­знан­но стре­мит­ся при­об­ре­сти таким обра­зом опыт обще­ния с про­ти­во­по­лож­ным полом. 

Мож­но пред­по­ло­жить, что отсут­ствие реаль­но­го опы­та обще­ния может быть поме­хой и в уста­нов­ле­нии интер­нет-ком­му­ни­ка­ции. Напро­тив, те, кто не испы­ты­ва­ет слож­но­стей в обще­нии и может поз­во­лить себе не отно­сить­ся к таким зна­ком­ствам слиш­ком серьез­но, быва­ет более успе­шен и в кон­так­тах через интернет. 

В поль­зу этой гипо­те­зы так­же сви­де­тель­ству­ет более высо­кий уро­вень само­ува­же­ния и удо­вле­тво­рен­но­сти офлайн-кон­так­та­ми у лиц, успеш­ных в интернет-коммуникации. 

Так­же несколь­ко более удо­вле­тво­ре­ны опы­том интер­нет-зна­комств те, кто какой-то пери­од зна­ко­мил­ся толь­ко через интер­нет и не прак­ти­ко­вал зна­ком­ства офлайн.

Нали­чие т.н. тера­пев­ти­че­ско­го эффек­та интер­нет-зна­комств изме­ря­лось с помо­щью инди­ка­то­ра «Опыт интер­нет-зна­комств научил луч­ше общать­ся с дру­ги­ми людь­ми, уста­нав­ли­вать кон­такт, пред­став­лять себя и пони­мать других». 

Соглас­но дан­ной моде­ли, исполь­зо­ва­ние интер­нет-зна­комств чаще спо­соб­ство­ва­ло раз­ви­тию опре­де­лен­ных ком­му­ни­ка­тив­ных навы­ков в том слу­чае, если к ним при­бе­га­ли лица с более высо­кой само­оцен­кой, юно­ши, не гото­вые пере­во­дить вир­ту­аль­ное обще­ние в реаль­ное, стре­мя­щи­е­ся, в част­но­сти, заве­сти в интер­не­те полез­ные кон­так­ты, и в целом ско­рее пози­тив­но отно­ся­щи­е­ся к зна­ком­ствам в интернете. 

Таким обра­зом, мож­но пред­по­ло­жить, что для опре­де­лен­ной части поль­зо­ва­те­лей пор­та­лов интер­нет-зна­комств, кото­рые не име­ют нега­тив­ных уста­но­вок по отно­ше­нию к тако­му спо­со­бу уста­нов­ле­ния кон­так­та и при этом не пред­по­ла­га­ют выво­дить обще­ние на уро­вень реаль­ных встреч, такой опыт обще­ния при­во­дит к повы­ше­нию само­оцен­ки сво­их ком­му­ни­ка­тив­ных качеств. Ука­зан­ный эффект более харак­те­рен для юно­шей и для лиц с более высо­ким уров­нем самооценки.

Сле­ду­ет, одна­ко, отме­тить, что две выше­опи­сан­ные моде­ли обла­да­ют доста­точ­но огра­ни­чен­ной про­гно­сти­че­ской способностью.

Сокры­тие инфор­ма­ции об опы­те интер­нет-зна­комств изме­ря­лось с помо­щью вопро­са «Как Вы отно­си­тесь к тому, что­бы делить­ся сво­им опы­том зна­комств в интернете?». 

В кате­го­рию сокры­тия были отне­се­ны вари­ан­ты отве­та «ста­ра­е­тесь избе­гать раз­го­во­ров об этом» и «крайне ред­ко рас­ска­зы­ва­е­те», в кате­го­рию рас­кры­тия – «рас­ска­зы­ва­е­те вре­мя от вре­ме­ни» и «лег­ко гово­ри­те об этом». 

Рас­кры­тие инфор­ма­ции об опы­те интер­нет-зна­комств несколь­ко более харак­тер­но для деву­шек, что может быть в целом одним из про­яв­ле­ний ино­го по срав­не­нию с муж­чи­на­ми, харак­те­ра ком­му­ни­ка­ции в лич­ных отно­ше­ни­ях с бли­жай­шим соци­аль­ным окружением. 

Так­же рас­кры­тие дан­но­го опы­та в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни зави­сит от его успеш­но­сти и от цели зна­ком­ства: рас­кры­вать подоб­ную инфор­ма­цию зна­чи­тель­но более склон­ны лица, пла­ни­ро­вав­шие най­ти через интер­нет роман­ти­че­ско­го парт­не­ра и те, чьи зна­ком­ства в интер­не­те при­ве­ли к заре­ги­стри­ро­ван­но­му бра­ку. Такие люди в целом отно­си­лись к подоб­но­му спо­со­бу зна­комств пози­тив­но или ней­траль­но. Высо­кой про­гно­сти­че­ской спо­соб­но­стью в дан­ной моде­ли обла­да­ет вопрос «Есть ли в вашем бли­жай­шем окру­же­нии опыт уста­нов­ле­ния роман­ти­че­ских отно­ше­ний посред­ством интернет?». 

Вне зави­си­мо­сти от того, был ли в бли­жай­шем окру­же­нии поло­жи­тель­ный опыт подоб­ных зна­комств, отри­ца­тель­ный или не было вовсе, все, кто не затруд­нил­ся с отве­том, зна­чи­мо чаще рас­ска­зы­ва­ли дру­зьям, что зна­ко­мят­ся в интер­не­те1.

Мы склон­ны интер­пре­ти­ро­вать этот фак­тор как нали­чие в прин­ци­пе ком­му­ни­ка­ции на тему интер­нет-зна­комств со сво­им бли­жай­шим окру­же­ни­ем. Полу­чен­ные дан­ные могут гово­рить в поль­зу свя­зи фено­ме­на сокры­тия интер­нет-зна­комств с эффек­том стиг­ма­ти­за­ции, то есть при обсуж­де­нии в бли­жай­шем окру­же­нии темы интер­нет-зна­комств фор­ми­ру­ет­ся пред­став­ле­ние о нор­ма­тив­но­сти подоб­но­го вида зна­комств, что, в свою оче­редь, облег­ча­ет ком­му­ни­ка­цию на дан­ную тему. Дан­ное пред­по­ло­же­ние тре­бу­ет про­вер­ки в даль­ней­ших исследованиях.

Таким обра­зом, будет или не будет чело­век скры­вать нали­чие опы­та интер­нет-зна­комств в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­ля­ет­ся уста­нов­ка­ми в отно­ше­нии интер­нет-зна­комств, успеш­но­стью полу­чен­но­го опы­та и тем, явля­ют­ся ли в прин­ци­пе интер­нет-зна­ком­ства воз­мож­ной темой для раз­го­во­ров с бли­жай­шим соци­аль­ным окружением.

Таким обра­зом, мож­но сде­лать сле­ду­ю­щие выво­ды.

  1. Наи­бо­лее пред­по­чи­та­е­мы­ми сре­ди моло­де­жи для уста­нов­ле­ния новых роман­ти­че­ских зна­комств сер­ви­са­ми интер­нет-ком­му­ни­ка­ции явля­ют­ся соци­аль­ные сети (ВКон­так­те, Facebook, Одно­класс­ни­ки и пр.).
  2. Субъ­ек­тив­ная успеш­ность роман­ти­че­ской интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, по-види­мо­му, свя­за­на, в целом, с более раз­ви­ты­ми ком­му­ни­ка­тив­ны­ми навы­ка­ми и успеш­но­стью постро­е­ния отно­ше­ний офлайн, и более высо­кой само­оцен­кой. Так­же более удо­вле­тво­ре­ны опы­том уста­нов­ле­ния роман­ти­че­ских отно­ше­ний онлайн те, кто не име­ет высо­ких ожи­да­ний отно­си­тель­но дан­но­го спо­со­ба зна­комств, и в том чис­ле про­сто пла­ни­ру­ет с их помо­щью хоро­шо про­ве­сти время.
  3. В иссле­до­ва­нии было под­твер­жде­но нали­чие так назы­ва­е­мо­го «тера­пев­ти­че­ско­го» эффек­та постро­е­ния отно­ше­ний в интер­не­те – для опре­де­лен­ной части поль­зо­ва­те­лей вир­ту­аль­ное соци­аль­ное про­стран­ство поз­во­ля­ет луч­ше понять себя, а так­же дру­гих людей в кон­тек­сте роман­ти­че­ских отно­ше­ний посред­ством соци­аль­но­го экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ния. Такой эффект более харак­те­рен для юно­шей, лиц с более высо­кой само­оцен­кой, в целом ско­рее пози­тив­но отно­ся­щих­ся к зна­ком­ствам в интер­не­те. Так­же он про­яв­ля­ет­ся в ситу­а­ци­ях, когда ком­му­ни­ка­тор не стре­мит­ся пере­во­дить вир­ту­аль­ное обще­ние в реаль­ное, и одной из целей интер­нет- обще­ния ста­вит заве­сти полез­ные знакомства.
  4. Нали­чие или отсут­ствие симп­то­мов интер­нет-зави­си­мо­го пове­де­ния не пре­пят­ству­ет ни субъ­ек­тив­ной успеш­но­сти роман­ти­че­ской интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, ни фор­ми­ро­ва­нию «тера­пев­ти­че­ско­го» эффек­та интернет-коммуникации.
  5. На рос­сий­ской выбор­ке моло­де­жи так­же был выяв­лен фено­мен «сокры­тия» интер­нет-зна­комств от пред­ста­ви­те­лей бли­жай­ше­го окру­же­ния. Сокры­тие дан­но­го опы­та свя­за­но, в первую оче­редь, с интер­на­ли­зо­ван­ной стиг­ма­ти­за­ци­ей подоб­но­го спо­со­ба уста­нов­ле­ния отно­ше­ний (чув­ством сты­да). Уста­нов­ка на поиск серьез­ных отно­ше­ний через интер­нет-сер­ви­сы, успеш­ность опы­та интер­нет-зна­комств и более пози­тив­ное отно­ше­ние к дан­но­му спо­со­бу уста­нов­ле­ния кон­так­тов спо­соб­ству­ют более лег­ко­му рас­кры­тию опы­та интер­нет-зна­комств. Отсут­ствие ком­му­ни­ка­ции на тему интер­нет-зна­комств в бли­жай­шем соци­аль­ном окру­же­нии, напро­тив, спо­соб­ству­ет сокры­тию опы­та зна­комств в интернете.
  6. Зна­ко­мя­щих­ся в интер­не­те моло­дых людей мож­но услов­но раз­де­лить на тех, кто соби­ра­ет­ся, и тех, кто не соби­ра­ет­ся в даль­ней­шем общать­ся в реаль­ной жиз­ни, то есть тех, для кого интер­нет-зна­ком­ства явля­ют­ся лишь более удоб­ным сред­ством поис­ка парт­не­ра и тех, для кого онлайн обще­ние само по себе явля­ет­ся целью. В слу­чае если встре­ча в реаль­но­сти все-таки про­ис­хо­дит, офлайн обще­ние в боль­шин­стве слу­ча­ев ста­но­вит­ся главным.
  7. Ген­дер­ная спе­ци­фи­ка интер­нет-зна­комств сре­ди рос­сий­ской моло­де­жи выра­же­на лишь в неболь­шой сте­пе­ни. Так, юно­ши зна­чи­мо чаще по срав­не­нию с девуш­ка­ми склон­ны исполь­зо­вать интер­нет-зна­ком­ства инстру­мен­таль­но – для целе­на­прав­лен­но­го поис­ка сек­су­аль­но­го (p≤0,001) и роман­ти­че­ско­го (p≤0,05) парт­не­ра, а не про­сто обще­ния в сети. В спо­со­бах зна­комств посред­ством интер­не­та, а так­же опы­те пере­во­да онлайн-отно­ше­ний в офлайн, ген­дер­ных раз­ли­чий обна­ру­же­но не было.

В заклю­че­ние сле­ду­ет отме­тить, что посколь­ку свой опыт интер­нет- зна­комств боль­шин­ство моло­дых людей (60%) гото­вы были бы повто­рить, это может гово­рить в поль­зу ста­нов­ле­ния интер­нет-ком­му­ни­ка­ции нор­ма­тив­ным и успеш­ным вари­ан­том ком­му­ни­ка­ции в сфе­ре роман­ти­че­ских отношений.

Список использованных источников

  1. Ери­цян К.Ю., Анто­но­ва Н.А., Мару­до­ва Н.М. Про­блем­ное исполь­зо­ва­ние Интер­не­та в кон­тек­сте Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции // Вест­ник СПб­ГУ, Серия 16, 2013. Вып. 2. С. 15–22.
  2. Мара­ри­ца Л.В. Нетвор­кинг: опре­де­ле­ние фено­ме­на и мето­ды изме­ре­ния // Петер­бург­ский пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал, 2014, №9.
  3. Мара­ри­ца Л.В., Анто­но­ва Н.А, Ери­цян К.Ю. Обще­ние в интер­не­те: потен­ци­аль­ная угро­за или ресурс для лич­но­сти // Петер­бург­ский пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал, 2013,  №5.  
  4. Щеко­ту­ров А.В. Net-друж­ба в струк­ту­ре кон­стру­и­ро­ва­ния вир­ту­аль­ной иден­тич­но­сти под­рост­ков // Вест­ник ННГУ им. Лоба­чев­ско­го. 2013. №3(1). С. 441–445.
  5. Anderson T.L. Relationships among Internet Attitudes, Internet Use, Romantic Beliefs, and Perceptions of Online Romantic Relationships // CyberPsychology & Behavior, 2005, V. 8(6). P. 521–531.
  6. Baker A. What Makes an Online Relationship Successful? Clues from Couples who Met in Cyberspace // CyberPsychology & Behavior, 2002 V. 5(4). P. 363–375.
  7. Blackhart G.C., Fitzpatrick J., Williamson J. Dispositional factors predicting use of online dating sites and behaviors related to online dating // Computers in Human Behavior, 2014. V. 33. P. 113–118.
  8. Bonebrake K. College Students’ Internet Use, Relationship Formation, and Personality Correlates // CyberPsychology & Behavior, 2002. V. 5(6). P. 551–557.
  9. Cali B.E., Coleman J.M., Campbell C. Stranger Danger? Women’s Self- Protection Intent and the Continuing Stigma of Online Dating // Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. 2013. V. 16(12). P. 853–857.
  10. Ellison N., Heino R., Gibbs J. Managing Impressions Online: Self- Presentation Processes in the Online Dating Environment // Journal of Computer-Mediated Communication, 2006 V. 11. P. 415–441.
  11. Ellison N.B., Steinfield C., Lampe C. The Benefits of Facebook “Friends:” Social Capital and College Students’ Use of Online Social Network Sites // Journal of Computer-Mediated Communication, 2007. V 12(4). P. 1143- 1168.
  12. Frost J.H., Chance Z., Norton M.I., Ariely D. People are Experience Goods: Improving Online Dating with Virtual Dates // Journal of Interactive Marketing, 2008, V. 22(1).
  13. Grieve R., Indian M., Witteveen K., Tolan G.A., Marrington J. Face-to-face or Facebook: Can social connectedness be derived online? // Computers in Human Behavior, 2013. V. 29(3). P. 604–609.
  14. Jackson L.A., von Eye A., Biocca F.A., Barbatsis G., Fitzgerald H.E., Zhao Y. Personality, cognitive style, demographic characteristics and Internet use — Findings from the HomeNetToo project // Swiss Journal of Psychology, 2003. V. 62(2), P. 79–90.
  15. Kang T. & Hoffman L.H. Why Would You Decide to Use an Online Dating Site? Factors That Lead to Online Dating // Communication Research Reports, 2011. V. 28(3). P. 205–213.
  16. Kopaczewski Sh. ««Maybe we should assume that they’re on Match.com with totally unrealistic expectations precisely because they can’t function in the normal dating world»: negotiating the stigma of online dating on Edatereview.com.» / PhD (Doctor of Philosophy) thesis, University of Iowa, 2010. 
  17. Lea, M., Spears, R. Love at first byte? Building personal relationships over computer networks / In J. T. Wood & S. Duck (Eds.), Under-studied relationships: Off the beaten track. Thousand Oaks, CA: Sage. 1995. P. 197- 233.
  18. McKenna K.Y.A., Green A.S., Gleason M.E.J Relationship Formation on the Internet: What’s the Big Attraction? // Journal of Social Issues, 2002. V. 58(1), P. 9–31.
  19. Mesch G., Talmud I. The Quality of Online and Offline Relationships: The Role of Multiplexity and Duration of Social Relationships // The Information Society: An International Journal, 2006. V. 22(3) P. 137–148.
  20. Poley M.E.M., Luo S. Social compensation or rich-get-richer? The role of social competence in college students’ use of the Internet to find a partner // Computers in Human Behavior, 2012. V. 28(2). P. 414–419.
  21. Schaefer K.M. Online Romantic Relationships Transitioning Offline: Impact of Intimacy and Relationship Uncertainty on Relational Characteristics / PhD (Doctor of Philosophy) thesis, The University of Texas at Austin, 2011. URL: https://repositories.lib.utexas.edu/bitstream/handle/2152/ETD-UT- 2011–08-3925/SCHAEFER-DISSERTATION.pdf?sequence=1                         (дата обра­ще­ния 20.11.2014).
  22. Sheldon P. The relationship between unwillingness-to-communicate and students’ Facebook use. // Journal of Media Psychology: Theories, Methods, and Applications, 2008. V. 20(2). P. 67–75.
  23. Tapscott D. The Digital Economy: Promise and Peril in the Age of Networked Intelligence, McGraw-Hill, 1997. 348 p.
  24. Valkenburg P. M., Peter J. Who Visits Online Dating Sites? Exploring Some Characteristics of Online Daters // CyberPsychology & Behavior, 2007. V. 10(6). P. 849–852.
  25. Whitty M.T. Liberating or debilitating? An examination of romantic relationships, sexual relationships and friendships on the Net // Computers in Human Behavior, 2008. V. 24. P. 1837–1850.
  26. Wildermuth S.M. The Effects of Stigmatizing Discourse on the Quality of On-Line Relationships // CyberPsychology & Behavior, 2004. V. 7(1). P. 73–84.

Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при финан­со­вой под­держ­ке РГНФ (про­ект № 12–36-01378 «Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты про­блем­но­го пове­де­ния в сфе­ре интер­нет-ком­му­ни­ка­ции сту­ден­че­ской молодежи»).

Источ­ник: Петер­бург­ский пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал № 10 (2015).

Об авторах

  • Ната­лья Алек­сан­дров­на Анто­но­ва — Санкт-Петер­бург­ский Госу­дар­ствен­ный Уни­вер­си­тет. Кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук,  стар­ший пре­по­да­ва­тель кафед­ры соци­аль­ной психологии.
  • Ксе­ния Юрьев­на Ери­цян — Санкт-Петер­бург­ский Госу­дар­ствен­ный Уни­вер­си­тет. Магистр пси­хо­ло­гии, стар­ший пре­по­да­ва­тель кафед­ры соци­аль­ной психологии.
  • Лари­са Вале­рьев­на Мара­ри­ца — Санкт-Петер­бург­ский Госу­дар­ствен­ный Уни­вер­си­тет. Кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук,  стар­ший пре­по­да­ва­тель кафед­ры соци­аль­ной психологии.

Смот­ри­те также:

ПРИМЕЧАНИЕ

  1. Вари­ан­ты отве­та на дан­ный вопрос:

    1. Прак­ти­че­ски никто не при­бе­га­ет к интернет-знакомствам
    2. Извест­но пре­иму­ще­ствен­но о пози­тив­ном опы­те знакомств
    3. Извест­но пре­иму­ще­ствен­но о нега­тив­ном опы­те знакомств
    4. Труд­но ска­зать, каких исто­рий боль­ше: хоро­ших или плохих
    5. Затруд­ня­юсь ответить. 

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest