Захарова Т.Ю., Синогина Е.С., Смирнова А.А. Влияние кибераддикции на характеристики внимания подростков

З

Психическое здоровье детей и подростков имеет большое значение для устойчивого развития современного общества, поскольку они являются будущими составляющими человеческого социума. 

Исследования показывают, что около 20 % детей и подростков страдают психическими расстройствами. Поэтому идентификация и диагностика факторов, которые оказывают наиболее существенное влияние на психическое здоровье молодежи, имеет важное значение. 

Сохранение и укрепление психического здоровья учащихся является основой первичной профилактики асоциального поведения подростков и имеет большое значение для здорового образа жизни.

Оптимальное состояние психического здоровья у детей и подростков подразумевает присутствие чувства собственной индивидуальности и самоуважения; нормальные отношения в семье и со сверстниками; способность быть полезными и учиться; а также умение справляться со сложностями, возникающими на различных этапах развития. 

Хорошее состояние психического здоровья в детстве является необходимым условием для оптимального психологического развития, установления продуктивных взаимоотношений в обществе, действенного приобретения знаний и навыков, развития способности заботиться о себе, хорошего физического здоровья, а также для активного участия в экономической жизни страны во взрослом возрасте [1].

Актуальность исследования заключается в том, что с каждым годом растет число юных пользователей Интернета, при этом чрезмерное пристрастие к Интернету негативно действует на молодежь, вызывая неблагоприятные изменения психоэмоционального и физического состояния [2–5].

Кибераддикция (синоним – компьютерная зависимость) – это психическое расстройство, сопровождающееся проблемами со здоровьем и в коммуникативной сфере, выражающееся в непреодолимой потребности проводить время за компьютером [4, 6].

К кибераддикции относятся навязчивая зависимость от навигации по сайтам, зависимость от виртуального общения (в чатах, социальных группах, на форумах, ведение блога), пристрастие к электронным покупкам, аукционам или азартным играм; зависимость от «киберсекса», т. е. от порнографических интернет-сайтов. 

Несмотря на многообразие разновидностей кибераддикции, Всемирная организация здравоохранения планирует внести в Международную классификацию болезней 11-го пересмотра как психическое расстройство только игровую зависимость.

Примером негативного влияния Интернета на психику подростков является рост количества суицидов. На 100 тыс. детей и подростков в России приходится 22,5 случая суицида, что выше среднего мирового показателя в три раза. Специалисты отделения суицидологии НИИ психиатрии Минздравсоцразвития РФ отмечают, что почти в каждом случае подросткового суицида прослеживается роль Интернета.

Ученым-психологом М. И. Дрепой показано (2009), что для интернет-зависимых студентов характерен повышенный уровень личной тревожности, депрессии, агрессивности и враждебности. 

Отличительной чертой склонных к кибераддикции студентов является высокий уровень одиночества и конфликтности. Причем при увеличении степени аддикции негативные показатели коммуникативной сферы усугубляются [3].

Коллективом ученых-психологов под руководством А. Е. Войскунского установлены следующие негативные последствия кибераддикции у подростков:

  • нарушение коммуникативных связей с родителями, родственниками, педагогами и друзьями. Меняют настоящих друзей на виртуальных;
  • потеря рационального мышления, снижение учебной мотивации, спад объема и качества произвольного внимания;
  • перемена эмоционального фона и психологических свойств, вследствие появления интернет-зависимости у школьника развиваются черты характера, не свойственные для него ранее: беспокойство, ирритация, вспыльчивость, недоброжелательность, конфликтность [4, 6].

В некоторых исследованиях приводятся прямо противоположные эффекты. Так, С. А. Шапкин считает, что вероятность развития психических расстройств под влиянием компьютерных игр может быть сильно завышенной. 

Автор показывает, что дети школьного возраста, увлекающиеся компьютерными играми, более социализированы и социально адаптированы, чем их сверстники, равнодушные к таким играм; у них несколько лучше развиты внимание, мыслительные операции, процессы принятия решения, нежели у представителей контрольной группы. 

По отзывам самих игроков, компьютерные игры способствуют снятию стресса, концентрации внимания, развитию логического мышления, улучшению скорости реакции. 

Кроме того, большинство детей и подростков предпочитают играть в компании, а не в одиночку, поэтому реальная коммуникация не исчезает, но меняются критерии референтности взаимоотношений [7].

Тем не менее в настоящее время большинство исследователей явления кибераддикции считают, что чрезмерное пристрастие к работе за компьютером, будь то компьютерные игры, общение в социальных сетях или кибернавигация, оказывают на показатели психического здоровья преимущественно негативное влияние.

Доктор медицинских наук, профессор Псковского государственного университета Г. П. Артюнина показала, что длительные занятия на компьютере вызывают следующие специфические симптомы переутомления: раздраженность, ощущение пустоты, психомоторное возбуждение, тревожность. 

Для киберзависимых характерны отклонения в физическом здоровье: у активных пользователей компьютера болезни опорно-двигательного аппарата наблюдаются в 3,1 раза, нарушения нервной системы в 4,6 раза, сердечно-сосудистые болезни в 2 раза чаще, чем у лиц, не работающих за компьютером [5].

Хотя количество исследований феномена компьютерной зависимости велико, вопрос его влияния на когнитивные качества подростков остается малоизученным.

Общий объем выборки составил 58 респондентов – обучающихся 8-х классов двух средних общеобразовательных школ г. Томска, средний возраст – 14 лет. Отбор респондентов осуществлялся случайным образом.

Для экспериментального изучения влияния кибераддикции на показатели внимания подростков использовали тест для определения зависимости от компьютерных онлайн-игр как одного из видов кибераддикции Т. А. Никитиной, А. Ю. Егорова и корректурную пробу Тулуз-Пьерона, которая является простым способом косвенной диагностики минимальных мозговых дисфункций. 

С помощью теста Тулуз-Пьерона измеряли концентрацию внимания, а также скоростные характеристики психических процессов (скорость переработки информации) у школьников [8, 9].

По методике Т. А. Никитиной, А. Ю. Егорова подсчитывали количество баллов, полученных каждым респондентом по результатам ответов на вопросы. 

Полученные данные позволили разделить всех респондентов на три группы: сумма 5–10 баллов соответствуют нормальному уровню использования Интернета (у респондентов отсутствовали признаки зависимости от компьютерных игр); сумма 10–15 баллов позволяет отнести индивида к группе риска (существует тенденция к развитию кибераддикции); сумма 15 баллов и выше говорит о наличии зависимости от компьютерных игр.

Результаты тестирования по методу Тулуз-Пьерона в связи со степенью кибераддикции (методика Т. А. Никитиной, А. Ю. Егорова) представлены в табл. 1.

Таблица 1. Взаимосвязь характеристик внимания и степени кибераддикции подростков

Таблица 1. Взаимосвязь характеристик внимания и степени кибераддикции подростков

Результаты тестирования по методике Т. А. Никитиной, А. Ю. Егорова представлены на рис. 1.

Рис. 1. Распределение респондентов по уровню кибераддикции
Рис. 1. Распределение респондентов по уровню кибераддикции

Доля респондентов, у которых отсутствовали признаки зависимости от компьютерных игр, составила 25,9 %; более половины опрошенных (53,4 %) склонны к развитию кибераддикции; 20,7 % респондентов имеют сформировавшуюся зависимость от компьютерных игр.

Следует отметить, что среднее значение показателя в исследуемой группе составляет 0,95, что соответствует хорошему уровню концентрации внимания; среднее значение показателя составляет 40,76 и соответствует среднему уровню скорости обработки информации для изучаемой возрастной группы.

Таким образом, исходя из полученных результатов, можно предположить, что скорость обработки информации и точность обработки информации снижаются с увеличением степени кибераддикции.

Наглядное изображение связи между скоростью обработки информации и степенью кибераддикции приведено на рис. 2. Существенное снижение скорости обработки информации с увеличением степени кибераддикции свидетельствует о нарушении функций внимания и способности к выполнению задач.

Рис. 2. Зависимость скорости обработки информации от степени кибераддикции
Рис. 2. Зависимость скорости обработки информации от степени кибераддикции

Также с помощью теста Тулуз-Пьерона определяли устойчивость скорости во времени Qv, которая связана с эмоциональной устойчивостью. Низкие значения Qv соответствуют высокой устойчивости скорости выполнения теста и коррелируют с эмоциональной устойчивостью. Очень высокие значения этого показателя характерны для реактивного типа минимальных мозговых дисфункций [9].

Чем выше устойчивость внимания, точность и скорость выполнения теста, тем выше работоспособность [9].

Зависимость устойчивости скорости и устойчивости внимания от степени кибераддикции приведена в табл. 2.

Таблица 2. Зависимость устойчивости скорости и устойчивости внимания от степени кибераддикции

Таблица 2. Зависимость устойчивости скорости и устойчивости внимания от степени кибераддикции

Анализ полученных результатов показал, что у 30 % кибераддиктов встречаются чрезмерно высокие значения Qv, что является признаком их эмоциональной неустойчивости и может свидетельствовать о возможном наличии у них минимальных мозговых дисфункций. 

Следует признать, что снижение показателей внимания может быть вызвано не только наличием у респондентов кибераддикции, но и другими факторами, которые оставлены вне исследования, например, повышенным уровнем тревожности, утомлением, отсутствием мотивации на тестовую деятельность и т. д. Но все же некоторая взаимосвязь между уровнем кибераддикции и характеристиками внимания прослеживается.

Таким образом, на основании результатов исследования были сделаны следующие выводы:

  • исследование показало широкую популярность компьютерных игр среди старших школьников г. Томска, при этом у пятой части респондентов уже сформирована зависимость от компьютерных игр; более чем у половины школьников, принявших участие в исследовании, формирование данной зависимости возможно. Выводы не могут быть с абсолютной точностью экстраполированы на всю генеральную совокупность, тем не менее полученные данные побуждают к дальнейшим исследованиям в данной области;
  • с увеличением степени кибераддикции снижаются скорость и точность обработки информации, устойчивость скорости и внимания. Среднее значение точности обработки информации для аддиктов (по методике Т. А. Никитиной, А. Ю. Егорова) меньше 0,88, что указывает на нарушение когнитивных функций;
  • проведена статистическая обработка полученных результатов, рассчитана абсолютная и относительная ошибка опыта (р < 0,05) [10]. Так как статистическое распределение результатов было нормальным, то посчитали возможным использовать в качестве метода статистической обработки данных расчет критерия корреляции Пирсона. Получено, что r = 0,5, что указывает на наличие корреляционной связи между уровнем кибераддикции и характеристиками внимания. Полученное значение критерия Пирсона является статистически достоверным, так как его критическое значение при р < 0,05 равно 0,261, следовательно, выполняется условие | r | ≥ r.

Список литературы

  1. Жигинас Н. В. Психическое здоровье подростков как социальная задача общества // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (TSPU Bulletin). 2015. Вып. 11 (164). С. 100–103.
  2. Сашенков С. А. Криминогенное влияние социальных сетей на несовершеннолетних // Вестн. Воронежского института МВД России. 2015. № 3. С. 215–219.
  3. Дрепа М. И. Психологический портрет личности интернет-зависимого студента // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (TSPU Bulletin). 2009. Вып. 4 (82). С. 75–81.
  4. Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете / под ред. А. Е. Войскунского. М.: Можайск-Терра, 2000. С. 11–39.
  5. Артюнина Г. П., Ливинская О. А. Влияние компьютера на здоровье школьника // Псковский регионологический журнал. 2011. № 12. 144 с.
  6. Смирнова А. А., Захарова Т. Ю., Синогина Е. С. Киберугрозы безопасности подростков // Научно-педагогическое обозрение (Pedagogical Review). 2017. Вып. 3 (17). С. 99–107. DOI 10.23951/2307-6127-2017-3-99-107.
  7. Shapkin S. A. Computer game: new sphere of psychological investigations // Психологический журнал. 1999. Т. 20, № 1. С. 99–102.
  8. Каминская О. В. Результаты эмпирического исследования интернет-зависимости молодежи с помощью теста на интернет-аддикцию (Т. А. Никитина, А. Ю. Егоров) // Перспективы науки и образования. 2014. № 2 (8). С. 171–176.
  9. Ясюкова Л. А. Оптимизация обучения и развития детей с ММД. Диагностика и компенсация минимальных мозговых дисфункций: методическое руководство. СПб.: Иматон, 1997. 80 с.
  10. Математические методы в психологии и педагогике: учебное пособие / О. Г. Берестнева, Е. А. Муратов, И. Л. Шелехов, О. С. Жаркова, А. М. Уразаев. Томск: Изд-во Томского гос. пед. ун-та, 2012. 276 с.
Источник: Научно-педагогическое обозрение. Pedagogical Review. 2018. 2 (20).

Об авторах

  • Татьяна Юрьевна Захарова - Томский государственный педагогический университет, Томск, Россия.
  • Елена Станиславовна Синогина - кандидат физико-математических наук, доцент, Томский государственный педагогический университет, Томск, Россия.
  • Алина Александровна Смирнова - Томский государственный педагогический университет, Томск, Россия.

Смотрите также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest