Захарова Т.Ю., Синогина Е.С., Смирнова А.А. Влияние кибераддикции на характеристики внимания подростков

З

Пси­хи­че­ское здо­ро­вье детей и под­рост­ков име­ет боль­шое зна­че­ние для устой­чи­во­го раз­ви­тия совре­мен­но­го обще­ства, посколь­ку они явля­ют­ся буду­щи­ми состав­ля­ю­щи­ми чело­ве­че­ско­го социума. 

Иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют, что око­ло 20 % детей и под­рост­ков стра­да­ют пси­хи­че­ски­ми рас­строй­ства­ми. Поэто­му иден­ти­фи­ка­ция и диа­гно­сти­ка фак­то­ров, кото­рые ока­зы­ва­ют наи­бо­лее суще­ствен­ное вли­я­ние на пси­хи­че­ское здо­ро­вье моло­де­жи, име­ет важ­ное значение. 

Сохра­не­ние и укреп­ле­ние пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья уча­щих­ся явля­ет­ся осно­вой пер­вич­ной про­фи­лак­ти­ки асо­ци­аль­но­го пове­де­ния под­рост­ков и име­ет боль­шое зна­че­ние для здо­ро­во­го обра­за жизни.

Опти­маль­ное состо­я­ние пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья у детей и под­рост­ков под­ра­зу­ме­ва­ет при­сут­ствие чув­ства соб­ствен­ной инди­ви­ду­аль­но­сти и само­ува­же­ния; нор­маль­ные отно­ше­ния в семье и со сверст­ни­ка­ми; спо­соб­ность быть полез­ны­ми и учить­ся; а так­же уме­ние справ­лять­ся со слож­но­стя­ми, воз­ни­ка­ю­щи­ми на раз­лич­ных эта­пах развития. 

Хоро­шее состо­я­ние пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья в дет­стве явля­ет­ся необ­хо­ди­мым усло­ви­ем для опти­маль­но­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия, уста­нов­ле­ния про­дук­тив­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний в обще­стве, дей­ствен­но­го при­об­ре­те­ния зна­ний и навы­ков, раз­ви­тия спо­соб­но­сти забо­тить­ся о себе, хоро­ше­го физи­че­ско­го здо­ро­вья, а так­же для актив­но­го уча­стия в эко­но­ми­че­ской жиз­ни стра­ны во взрос­лом воз­расте [1].

Акту­аль­ность иссле­до­ва­ния заклю­ча­ет­ся в том, что с каж­дым годом рас­тет чис­ло юных поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та, при этом чрез­мер­ное при­стра­стие к Интер­не­ту нега­тив­но дей­ству­ет на моло­дежь, вызы­вая небла­го­при­ят­ные изме­не­ния пси­хо­эмо­ци­о­наль­но­го и физи­че­ско­го состо­я­ния [2–5].

Кибе­рад­дик­ция (сино­ним – ком­пью­тер­ная зави­си­мость) – это пси­хи­че­ское рас­строй­ство, сопро­вож­да­ю­ще­е­ся про­бле­ма­ми со здо­ро­вьем и в ком­му­ни­ка­тив­ной сфе­ре, выра­жа­ю­ще­е­ся в непре­одо­ли­мой потреб­но­сти про­во­дить вре­мя за ком­пью­те­ром [4, 6].

К кибе­рад­дик­ции отно­сят­ся навяз­чи­вая зави­си­мость от нави­га­ции по сай­там, зави­си­мость от вир­ту­аль­но­го обще­ния (в чатах, соци­аль­ных груп­пах, на фору­мах, веде­ние бло­га), при­стра­стие к элек­трон­ным покуп­кам, аук­ци­о­нам или азарт­ным играм; зави­си­мость от «кибер­сек­са», т. е. от пор­но­гра­фи­че­ских интернет-сайтов. 

Несмот­ря на мно­го­об­ра­зие раз­но­вид­но­стей кибе­рад­дик­ции, Все­мир­ная орга­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния пла­ни­ру­ет вне­сти в Меж­ду­на­род­ную клас­си­фи­ка­цию болез­ней 11-го пере­смот­ра как пси­хи­че­ское рас­строй­ство толь­ко игро­вую зависимость.

При­ме­ром нега­тив­но­го вли­я­ния Интер­не­та на пси­хи­ку под­рост­ков явля­ет­ся рост коли­че­ства суи­ци­дов. На 100 тыс. детей и под­рост­ков в Рос­сии при­хо­дит­ся 22,5 слу­чая суи­ци­да, что выше сред­не­го миро­во­го пока­за­те­ля в три раза. Спе­ци­а­ли­сты отде­ле­ния суи­ци­до­ло­гии НИИ пси­хи­ат­рии Мин­здрав­соц­раз­ви­тия РФ отме­ча­ют, что почти в каж­дом слу­чае под­рост­ко­во­го суи­ци­да про­сле­жи­ва­ет­ся роль Интернета.

Уче­ным-пси­хо­ло­гом М. И. Дре­пой пока­за­но (2009), что для интер­нет-зави­си­мых сту­ден­тов харак­те­рен повы­шен­ный уро­вень лич­ной тре­вож­но­сти, депрес­сии, агрес­сив­но­сти и враждебности. 

Отли­чи­тель­ной чер­той склон­ных к кибе­рад­дик­ции сту­ден­тов явля­ет­ся высо­кий уро­вень оди­но­че­ства и кон­фликт­но­сти. При­чем при уве­ли­че­нии сте­пе­ни аддик­ции нега­тив­ные пока­за­те­ли ком­му­ни­ка­тив­ной сфе­ры усу­губ­ля­ют­ся [3].

Кол­лек­ти­вом уче­ных-пси­хо­ло­гов под руко­вод­ством А. Е. Вой­скун­ско­го уста­нов­ле­ны сле­ду­ю­щие нега­тив­ные послед­ствия кибе­рад­дик­ции у подростков:

  • нару­ше­ние ком­му­ни­ка­тив­ных свя­зей с роди­те­ля­ми, род­ствен­ни­ка­ми, педа­го­га­ми и дру­зья­ми. Меня­ют насто­я­щих дру­зей на виртуальных;
  • поте­ря раци­о­наль­но­го мыш­ле­ния, сни­же­ние учеб­ной моти­ва­ции, спад объ­е­ма и каче­ства про­из­воль­но­го внимания;
  • пере­ме­на эмо­ци­о­наль­но­го фона и пси­хо­ло­ги­че­ских свойств, вслед­ствие появ­ле­ния интер­нет-зави­си­мо­сти у школь­ни­ка раз­ви­ва­ют­ся чер­ты харак­те­ра, не свой­ствен­ные для него ранее: бес­по­кой­ство, ирри­та­ция, вспыль­чи­вость, недоб­ро­же­ла­тель­ность, кон­фликт­ность [4, 6].

В неко­то­рых иссле­до­ва­ни­ях при­во­дят­ся пря­мо про­ти­во­по­лож­ные эффек­ты. Так, С. А. Шап­кин счи­та­ет, что веро­ят­ность раз­ви­тия пси­хи­че­ских рас­стройств под вли­я­ни­ем ком­пью­тер­ных игр может быть силь­но завышенной. 

Автор пока­зы­ва­ет, что дети школь­но­го воз­рас­та, увле­ка­ю­щи­е­ся ком­пью­тер­ны­ми игра­ми, более соци­а­ли­зи­ро­ва­ны и соци­аль­но адап­ти­ро­ва­ны, чем их сверст­ни­ки, рав­но­душ­ные к таким играм; у них несколь­ко луч­ше раз­ви­ты вни­ма­ние, мыс­ли­тель­ные опе­ра­ции, про­цес­сы при­ня­тия реше­ния, неже­ли у пред­ста­ви­те­лей кон­троль­ной группы. 

По отзы­вам самих игро­ков, ком­пью­тер­ные игры спо­соб­ству­ют сня­тию стрес­са, кон­цен­тра­ции вни­ма­ния, раз­ви­тию логи­че­ско­го мыш­ле­ния, улуч­ше­нию ско­ро­сти реакции. 

Кро­ме того, боль­шин­ство детей и под­рост­ков пред­по­чи­та­ют играть в ком­па­нии, а не в оди­ноч­ку, поэто­му реаль­ная ком­му­ни­ка­ция не исче­за­ет, но меня­ют­ся кри­те­рии рефе­рент­но­сти вза­и­мо­от­но­ше­ний [7].

Тем не менее в насто­я­щее вре­мя боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей явле­ния кибе­рад­дик­ции счи­та­ют, что чрез­мер­ное при­стра­стие к рабо­те за ком­пью­те­ром, будь то ком­пью­тер­ные игры, обще­ние в соци­аль­ных сетях или кибер­на­ви­га­ция, ока­зы­ва­ют на пока­за­те­ли пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья пре­иму­ще­ствен­но нега­тив­ное влияние.

Док­тор меди­цин­ских наук, про­фес­сор Псков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та Г. П. Артю­ни­на пока­за­ла, что дли­тель­ные заня­тия на ком­пью­те­ре вызы­ва­ют сле­ду­ю­щие спе­ци­фи­че­ские симп­то­мы пере­утом­ле­ния: раз­дра­жен­ность, ощу­ще­ние пусто­ты, пси­хо­мо­тор­ное воз­буж­де­ние, тревожность. 

Для кибер­за­ви­си­мых харак­тер­ны откло­не­ния в физи­че­ском здо­ро­вье: у актив­ных поль­зо­ва­те­лей ком­пью­те­ра болез­ни опор­но-дви­га­тель­но­го аппа­ра­та наблю­да­ют­ся в 3,1 раза, нару­ше­ния нерв­ной систе­мы в 4,6 раза, сер­деч­но-сосу­ди­стые болез­ни в 2 раза чаще, чем у лиц, не рабо­та­ю­щих за ком­пью­те­ром [5].

Хотя коли­че­ство иссле­до­ва­ний фено­ме­на ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти вели­ко, вопрос его вли­я­ния на когни­тив­ные каче­ства под­рост­ков оста­ет­ся малоизученным.

Общий объ­ем выбор­ки соста­вил 58 респон­ден­тов – обу­ча­ю­щих­ся 8‑х клас­сов двух сред­них обще­об­ра­зо­ва­тель­ных школ г. Том­ска, сред­ний воз­раст – 14 лет. Отбор респон­ден­тов осу­ществ­лял­ся слу­чай­ным образом.

Для экс­пе­ри­мен­таль­но­го изу­че­ния вли­я­ния кибе­рад­дик­ции на пока­за­те­ли вни­ма­ния под­рост­ков исполь­зо­ва­ли тест для опре­де­ле­ния зави­си­мо­сти от ком­пью­тер­ных онлайн-игр как одно­го из видов кибе­рад­дик­ции Т. А. Ники­ти­ной, А. Ю. Его­ро­ва и кор­рек­тур­ную про­бу Тулуз-Пье­ро­на, кото­рая явля­ет­ся про­стым спо­со­бом кос­вен­ной диа­гно­сти­ки мини­маль­ных моз­го­вых дисфункций. 

С помо­щью теста Тулуз-Пье­ро­на изме­ря­ли кон­цен­тра­цию вни­ма­ния, а так­же ско­рост­ные харак­те­ри­сти­ки пси­хи­че­ских про­цес­сов (ско­рость пере­ра­бот­ки инфор­ма­ции) у школь­ни­ков [8, 9].

По мето­ди­ке Т. А. Ники­ти­ной, А. Ю. Его­ро­ва под­счи­ты­ва­ли коли­че­ство бал­лов, полу­чен­ных каж­дым респон­ден­том по резуль­та­там отве­тов на вопросы. 

Полу­чен­ные дан­ные поз­во­ли­ли раз­де­лить всех респон­ден­тов на три груп­пы: сум­ма 5–10 бал­лов соот­вет­ству­ют нор­маль­но­му уров­ню исполь­зо­ва­ния Интер­не­та (у респон­ден­тов отсут­ство­ва­ли при­зна­ки зави­си­мо­сти от ком­пью­тер­ных игр); сум­ма 10–15 бал­лов поз­во­ля­ет отне­сти инди­ви­да к груп­пе рис­ка (суще­ству­ет тен­ден­ция к раз­ви­тию кибе­рад­дик­ции); сум­ма 15 бал­лов и выше гово­рит о нали­чии зави­си­мо­сти от ком­пью­тер­ных игр.

Резуль­та­ты тести­ро­ва­ния по мето­ду Тулуз-Пье­ро­на в свя­зи со сте­пе­нью кибе­рад­дик­ции (мето­ди­ка Т. А. Ники­ти­ной, А. Ю. Его­ро­ва) пред­став­ле­ны в табл. 1.

Таблица 1. Взаимосвязь характеристик внимания и степени кибераддикции подростков

Таблица 1. Взаимосвязь характеристик внимания и степени кибераддикции подростков

Резуль­та­ты тести­ро­ва­ния по мето­ди­ке Т. А. Ники­ти­ной, А. Ю. Его­ро­ва пред­став­ле­ны на рис. 1.

Рис. 1. Распределение респондентов по уровню кибераддикции
Рис. 1. Рас­пре­де­ле­ние респон­ден­тов по уров­ню кибераддикции

Доля респон­ден­тов, у кото­рых отсут­ство­ва­ли при­зна­ки зави­си­мо­сти от ком­пью­тер­ных игр, соста­ви­ла 25,9 %; более поло­ви­ны опро­шен­ных (53,4 %) склон­ны к раз­ви­тию кибе­рад­дик­ции; 20,7 % респон­ден­тов име­ют сфор­ми­ро­вав­шу­ю­ся зави­си­мость от ком­пью­тер­ных игр.

Сле­ду­ет отме­тить, что сред­нее зна­че­ние пока­за­те­ля k в иссле­ду­е­мой груп­пе состав­ля­ет 0,95, что соот­вет­ству­ет хоро­ше­му уров­ню кон­цен­тра­ции вни­ма­ния; сред­нее зна­че­ние пока­за­те­ля V состав­ля­ет 40,76 и соот­вет­ству­ет сред­не­му уров­ню ско­ро­сти обра­бот­ки инфор­ма­ции для изу­ча­е­мой воз­раст­ной группы.

Таким обра­зом, исхо­дя из полу­чен­ных резуль­та­тов, мож­но пред­по­ло­жить, что ско­рость обра­бот­ки инфор­ма­ции V и точ­ность обра­бот­ки инфор­ма­ции k сни­жа­ют­ся с уве­ли­че­ни­ем сте­пе­ни кибераддикции.

Нагляд­ное изоб­ра­же­ние свя­зи меж­ду ско­ро­стью обра­бот­ки инфор­ма­ции и сте­пе­нью кибе­рад­дик­ции при­ве­де­но на рис. 2. Суще­ствен­ное сни­же­ние ско­ро­сти обра­бот­ки инфор­ма­ции с уве­ли­че­ни­ем сте­пе­ни кибе­рад­дик­ции сви­де­тель­ству­ет о нару­ше­нии функ­ций вни­ма­ния и спо­соб­но­сти к выпол­не­нию задач.

Рис. 2. Зависимость скорости обработки информации от степени кибераддикции
Рис. 2. Зави­си­мость ско­ро­сти обра­бот­ки инфор­ма­ции от сте­пе­ни кибераддикции

Так­же с помо­щью теста Тулуз-Пье­ро­на опре­де­ля­ли устой­чи­вость ско­ро­сти во вре­ме­ни Qv, кото­рая свя­за­на с эмо­ци­о­наль­ной устой­чи­во­стью. Низ­кие зна­че­ния Qv соот­вет­ству­ют высо­кой устой­чи­во­сти ско­ро­сти выпол­не­ния теста и кор­ре­ли­ру­ют с эмо­ци­о­наль­ной устой­чи­во­стью. Очень высо­кие зна­че­ния это­го пока­за­те­ля харак­тер­ны для реак­тив­но­го типа мини­маль­ных моз­го­вых дис­функ­ций [9].

Чем выше устой­чи­вость вни­ма­ния, точ­ность и ско­рость выпол­не­ния теста, тем выше рабо­то­спо­соб­ность [9].

Зави­си­мость устой­чи­во­сти ско­ро­сти и устой­чи­во­сти вни­ма­ния от сте­пе­ни кибе­рад­дик­ции при­ве­де­на в табл. 2.

Таблица 2. Зависимость устойчивости скорости и устойчивости внимания от степени кибераддикции

Таблица 2. Зависимость устойчивости скорости и устойчивости внимания от степени кибераддикции

Ана­лиз полу­чен­ных резуль­та­тов пока­зал, что у 30 % кибе­рад­дик­тов встре­ча­ют­ся чрез­мер­но высо­кие зна­че­ния Qv, что явля­ет­ся при­зна­ком их эмо­ци­о­наль­ной неустой­чи­во­сти и может сви­де­тель­ство­вать о воз­мож­ном нали­чии у них мини­маль­ных моз­го­вых дисфункций. 

Сле­ду­ет при­знать, что сни­же­ние пока­за­те­лей вни­ма­ния может быть вызва­но не толь­ко нали­чи­ем у респон­ден­тов кибе­рад­дик­ции, но и дру­ги­ми фак­то­ра­ми, кото­рые остав­ле­ны вне иссле­до­ва­ния, напри­мер, повы­шен­ным уров­нем тре­вож­но­сти, утом­ле­ни­ем, отсут­стви­ем моти­ва­ции на тесто­вую дея­тель­ность и т. д. Но все же неко­то­рая вза­и­мо­связь меж­ду уров­нем кибе­рад­дик­ции и харак­те­ри­сти­ка­ми вни­ма­ния прослеживается.

Таким обра­зом, на осно­ва­нии резуль­та­тов иссле­до­ва­ния были сде­ла­ны сле­ду­ю­щие выводы:

  • иссле­до­ва­ние пока­за­ло широ­кую попу­ляр­ность ком­пью­тер­ных игр сре­ди стар­ших школь­ни­ков г. Том­ска, при этом у пятой части респон­ден­тов уже сфор­ми­ро­ва­на зави­си­мость от ком­пью­тер­ных игр; более чем у поло­ви­ны школь­ни­ков, при­няв­ших уча­стие в иссле­до­ва­нии, фор­ми­ро­ва­ние дан­ной зави­си­мо­сти воз­мож­но. Выво­ды не могут быть с абсо­лют­ной точ­но­стью экс­тра­по­ли­ро­ва­ны на всю гене­раль­ную сово­куп­ность, тем не менее полу­чен­ные дан­ные побуж­да­ют к даль­ней­шим иссле­до­ва­ни­ям в дан­ной области;
  • с уве­ли­че­ни­ем сте­пе­ни кибе­рад­дик­ции сни­жа­ют­ся ско­рость и точ­ность обра­бот­ки инфор­ма­ции, устой­чи­вость ско­ро­сти и вни­ма­ния. Сред­нее зна­че­ние точ­но­сти обра­бот­ки инфор­ма­ции для аддик­тов (по мето­ди­ке Т. А. Ники­ти­ной, А. Ю. Его­ро­ва) мень­ше 0,88, что ука­зы­ва­ет на нару­ше­ние когни­тив­ных функций;
  • про­ве­де­на ста­ти­сти­че­ская обра­бот­ка полу­чен­ных резуль­та­тов, рас­счи­та­на абсо­лют­ная и отно­си­тель­ная ошиб­ка опы­та (р < 0,05) [10]. Так как ста­ти­сти­че­ское рас­пре­де­ле­ние резуль­та­тов было нор­маль­ным, то посчи­та­ли воз­мож­ным исполь­зо­вать в каче­стве мето­да ста­ти­сти­че­ской обра­бот­ки дан­ных рас­чет кри­те­рия кор­ре­ля­ции Пир­со­на. Полу­че­но, что r = 0,5, что ука­зы­ва­ет на нали­чие кор­ре­ля­ци­он­ной свя­зи меж­ду уров­нем кибе­рад­дик­ции и харак­те­ри­сти­ка­ми вни­ма­ния. Полу­чен­ное зна­че­ние кри­те­рия Пир­со­на явля­ет­ся ста­ти­сти­че­ски досто­вер­ным, так как его кри­ти­че­ское зна­че­ние при р < 0,05 рав­но 0,261, сле­до­ва­тель­но, выпол­ня­ет­ся усло­вие | r | ≥ r.

Список литературы

  1. Жиги­нас Н. В. Пси­хи­че­ское здо­ро­вье под­рост­ков как соци­аль­ная зада­ча обще­ства // Вестн. Том­ско­го гос. пед. ун-та (TSPU Bulletin). 2015. Вып. 11 (164). С. 100–103.
  2. Сашен­ков С. А. Кри­ми­но­ген­ное вли­я­ние соци­аль­ных сетей на несо­вер­шен­но­лет­них // Вестн. Воро­неж­ско­го инсти­ту­та МВД Рос­сии. 2015. № 3. С. 215–219.
  3. Дре­па М. И. Пси­хо­ло­ги­че­ский порт­рет лич­но­сти интер­нет-зави­си­мо­го сту­ден­та // Вестн. Том­ско­го гос. пед. ун-та (TSPU Bulletin). 2009. Вып. 4 (82). С. 75–81.
  4. Баба­е­ва Ю. Д., Вой­скун­ский А. Е., Смыс­ло­ва О. В. Интер­нет: воз­дей­ствие на лич­ность // Гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния в Интер­не­те / под ред. А. Е. Вой­скун­ско­го. М.: Можайск-Тер­ра, 2000. С. 11–39.
  5. Артю­ни­на Г. П., Ливин­ская О. А. Вли­я­ние ком­пью­те­ра на здо­ро­вье школь­ни­ка // Псков­ский реги­о­но­ло­ги­че­ский жур­нал. 2011. № 12. 144 с.
  6. Смир­но­ва А. А., Заха­ро­ва Т. Ю., Сино­ги­на Е. С. Кибе­ру­гро­зы без­опас­но­сти под­рост­ков // Науч­но-педа­го­ги­че­ское обо­зре­ние (Pedagogical Review). 2017. Вып. 3 (17). С. 99–107. DOI 10.23951/2307–6127-2017–3‑99–107.
  7. Shapkin S. A. Computer game: new sphere of psychological investigations // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 1999. Т. 20, № 1. С. 99–102.
  8. Камин­ская О. В. Резуль­та­ты эмпи­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния интер­нет-зави­си­мо­сти моло­де­жи с помо­щью теста на интер­нет-аддик­цию (Т. А. Ники­ти­на, А. Ю. Его­ров) // Пер­спек­ти­вы нау­ки и обра­зо­ва­ния. 2014. № 2 (8). С. 171–176.
  9. Ясю­ко­ва Л. А. Опти­ми­за­ция обу­че­ния и раз­ви­тия детей с ММД. Диа­гно­сти­ка и ком­пен­са­ция мини­маль­ных моз­го­вых дис­функ­ций: мето­ди­че­ское руко­вод­ство. СПб.: Има­тон, 1997. 80 с.
  10. Мате­ма­ти­че­ские мето­ды в пси­хо­ло­гии и педа­го­ги­ке: учеб­ное посо­бие / О. Г. Берест­не­ва, Е. А. Мура­тов, И. Л. Шеле­хов, О. С. Жар­ко­ва, А. М. Ура­за­ев. Томск: Изд-во Том­ско­го гос. пед. ун-та, 2012. 276 с.
Источ­ник: Науч­но-педа­го­ги­че­ское обо­зре­ние. Pedagogical Review. 2018. 2 (20).

Об авторах

  • Татья­на Юрьев­на Заха­ро­ва — Том­ский госу­дар­ствен­ный педа­го­ги­че­ский уни­вер­си­тет, Томск, Россия.
  • Еле­на Ста­ни­сла­вов­на Сино­ги­на — кан­ди­дат физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук, доцент, Том­ский госу­дар­ствен­ный педа­го­ги­че­ский уни­вер­си­тет, Томск, Россия.
  • Али­на Алек­сан­дров­на Смир­но­ва — Том­ский госу­дар­ствен­ный педа­го­ги­че­ский уни­вер­си­тет, Томск, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest