Федорова Н.В. Тренинг с использованием гештальт-терапевтических техник как средство коррекции подростковой интернет-зависимости

Ф

Акту­аль­ность иссле­до­ва­ния ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти обу­слов­ле­на науч­но-тех­ни­че­ским про­грес­сом, набрав­шим к нача­лу ХХI века голо­во­кру­жи­тель­ную ско­рость, послу­жив­шим при­чи­ной появ­ле­ния ком­пью­те­ра и ком­пью­тер­ных технологий. 

Совре­мен­ный чело­век вза­и­мо­дей­ству­ет с ком­пью­те­ром посто­ян­но – на рабо­те, дома, в машине. Ком­пью­те­ры все боль­ше внед­ря­ют­ся в чело­ве­че­скую жизнь, зани­мая свое место в быту, и люди зача­стую не осо­зна­ют того, что начи­на­ют во мно­гом зави­сеть от техники. 

Вме­сте с появ­ле­ни­ем ком­пью­те­ров появи­лись и ком­пью­тер­ные игры, ста­ло раз­ви­вать­ся вир­ту­аль­ное обще­ние, кото­рые сра­зу же нашли мно­же­ство поклон­ни­ков. На сего­дняш­ний день ком­пью­тер­ная инду­стрия раз­ви­ва­ет­ся очень быст­ро: раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся новые игры с хоро­шим гра­фи­че­ским и зву­ко­вым оформ­ле­ни­ем, рас­ши­ря­ет­ся рынок про­грамм­но­го обеспечения. 

Раз­ви­тие ком­пью­тер­ных и инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий при­ве­ло к появ­ле­нию гло­баль­ных ком­пью­тер­ных сетей. Самой круп­ной в насто­я­щее вре­мя явля­ет­ся Интер­нет. Все боль­ше людей увле­ка­ет­ся вир­ту­аль­ным обще­ни­ем и игра­ми в сети. 

Вли­я­ние Интер­не­та на пове­де­ние людей уже ни у кого не вызы­ва­ет сомне­ния: для мно­гих взрос­лых вир­ту­аль­ное обще­ние инте­рес­нее книг, теат­ров, теле­ви­де­ния, встреч с дру­зья­ми, а для мно­гих под­рост­ков – важ­нее уче­бы и обще­ния со сверстниками.

У чело­ве­че­ства появил­ся новый вид обще­ния – вир­ту­аль­ное, а вме­сте с тем и вид зави­си­мо­сти – Интернет-зависимость.

С каж­дым годом все боль­ше обу­ча­ю­щих ком­пью­тер­ных про­грамм появ­ля­ет­ся на рын­ке; они ори­ен­ти­ро­ва­ны как на детей млад­ших и стар­ших клас­сов, так и на детей дошколь­но­го возраста.

Обу­ча­ю­щие про­грам­мы под­тал­ки­ва­ют ребен­ка к пони­ма­нию про­цес­са рабо­ты ком­пью­те­ра, исче­за­ет страх перед новы­ми тех­но­ло­ги­я­ми, но вме­сте с тем зача­стую уже в ран­нем воз­расте может сфор­ми­ро­вать­ся зави­си­мое поведение. 

Увле­ка­ясь ком­пью­те­ром, ребе­нок мень­ше инте­ре­су­ет­ся обык­но­вен­ны­ми игруш­ка­ми и посто­ян­но стре­мит­ся к мони­то­ру. Ком­пью­тер­ные игры и сете­вое обще­ние могут силь­но повли­ять на фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти в под­рост­ко­вом возрасте.

В послед­нее вре­мя дан­ная про­бле­ма все шире рас­про­стра­ня­ет­ся имен­но на под­рост­ков. Посколь­ку они настоль­ко вжи­ва­ют­ся в вир­ту­аль­ную реаль­ность, что там им ста­но­вит­ся инте­рес­нее, чем в реаль­ной жизни. 

В вир­ту­аль­ной реаль­но­сти постав­ле­ны вполне кон­крет­ные зада­чи, невы­пол­не­ние кото­рых не при­ве­дет к каким-либо поте­рям, пло­хим оцен­кам; сде­лан­ная ошиб­ка может быть исправ­ле­на путем повтор­но­го про­хож­де­ния того или ино­го уров­ня игры. Это осо­бен­но при­вле­ка­ет под­рост­ков и застав­ля­ет все боль­ше вре­ме­ни про­во­дить перед монитором.

Таким обра­зом, на сего­дняш­ний день зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ва­ет­ся чис­ло под­рост­ков, име­ю­щих зави­си­мость, и, более того, сни­жа­ет­ся воз­раст этих под­рост­ков. В свя­зи с этим воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость изу­че­ния дан­ной про­бле­мы, раз­ра­бот­ки спо­со­бов про­фи­лак­ти­ки и кор­рек­ции зави­си­мо­го поведения.

Одним из мето­дов эффек­тив­но­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия, кото­рый может быть исполь­зо­ва­нии для кор­рек­ции зави­си­мо­го пове­де­ния, явля­ет­ся тре­нинг. Л.Н. Шепе­ле­ва опре­де­ля­ет тре­нинг как интен­сив­ные крат­ко­сроч­ные обу­ча­ю­щие заня­тия, направ­лен­ные на созда­ние, раз­ви­тие и систе­ма­ти­за­цию опре­де­лен­ных навы­ков, необ­хо­ди­мых для выпол­не­ния кон­крет­ных лич­ност­ных, учеб­ных или про­фес­си­о­наль­ных задач, в соче­та­нии с уси­ли­ем моти­ва­ции лич­но­сти отно­си­тель­но совер­шен­ство­ва­ния рабо­ты [2].

Осно­ва­те­лем груп­по­вой гештальт-тера­пии (Г‑групп) счи­та­ет­ся Ф. Пер­лз. Немец­кое сло­во «гештальт» озна­ча­ет нечто целост­но орга­ни­зо­ван­ное, фор­ми­ру­ет­ся на осно­ве потреб­но­стей чело­ве­ка и объ­еди­ня­ет те ком­по­нен­ты опы­та, кото­рые зна­чи­мы в дан­ный момент. При раз­ру­ше­нии его на части он пере­ста­ет суще­ство­вать как целост­ная струк­ту­ра. Когда потреб­ность чело­ве­ка удо­вле­тво­ря­ет­ся, гештальт завер­ша­ет­ся и отсту­па­ет на зад­ний план. Если же потреб­ность не удо­вле­тво­ре­на, гештальт не может завер­шить­ся, неот­ре­а­ги­ро­ван­ное чув­ство при­чи­ня­ет бес­по­кой­ство, вызы­ва­ет нераз­ре­ши­мые проблемы. 

Зада­ча гештальт-тера­пии – помочь выра­зить неот­ре­а­ги­ро­ван­ные чув­ства, обре­сти утра­чен­ную целост­ность. Это дости­га­ет­ся рас­ши­ре­ни­ем сфе­ры созна­ния, осо­зна­ни­ем чело­ве­ком само­иден­тич­но­сти и соб­ствен­но­го совер­шен­ства, при­ня­ти­ем ответ­ствен­но­сти за все, что про­ис­хо­дит с чело­ве­ком [1].

Суть гештальт-тера­пии заклю­ча­ет­ся в том, что чело­век и окру­жа­ю­щая сре­да пред­став­ля­ют собой еди­ный гештальт. Чело­ве­че­ское пове­де­ние под­чи­ня­ет­ся прин­ци­пу фор­ми­ро­ва­ния и раз­ру­ше­ния гештальтов. 

При ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти про­цесс фор­ми­ро­ва­ния и раз­ру­ше­ния гешталь­тов нару­ша­ет­ся, и в этом слу­чае гештальт-тера­пия, направ­лен­ная на рас­ши­ре­ние осо­зна­ва­ния, поз­во­ля­ет аддик­ту осо­знать свою внеш­нюю и внут­рен­нюю реаль­ность и вслед­ствие это­го изме­нить свое поведение.

Исполь­зу­е­мый в нашей рабо­те тре­нинг с исполь­зо­ва­ни­ем гештальт-тера­пев­ти­че­ских тех­ник направ­лен на луч­шее пони­ма­ние и при­ня­тие чело­ве­ком себя, боль­шей напол­нен­но­сти и осмыс­лен­но­сти жиз­ни, улуч­ше­ние кон­так­та с внеш­ним миром, с окру­жа­ю­щи­ми людьми.

Для под­рост­ка тре­нинг – это воз­мож­ность быть откро­вен­ным, общать­ся в ком­форт­ной обста­нов­ке, полу­чить мно­же­ство полез­ных зна­ний и навы­ков, научить­ся решать воз­ни­ка­ю­щие про­бле­мы. На тре­нин­ге мож­но полу­чить под­держ­ку и пони­ма­ние, что очень важ­но для чело­ве­ка дан­но­го воз­раст­но­го периода. 

Если под­ро­сток явля­ет­ся ком­пью­тер­ным аддик­том в усло­ви­ях тре­нин­га в рам­ках гештальт-тера­пии мож­но изме­нить стиль его жиз­ни, пове­де­ние, научить при­ни­мать на себя ответ­ствен­ность за свои мыс­ли, чув­ства и поступ­ки, жить в теку­щем момен­те в реаль­ном мире, вхо­дить в пол­ный кон­такт с реаль­но­стью, как бы «вер­нуть­ся в реаль­ный мир из виртуального».

В нашем иссле­до­ва­нии в каче­стве испы­ту­е­мых высту­па­ли уче­ни­ки вось­мых клас­сов в коли­че­стве 78 чело­век: 37 маль­чи­ков и 41 девоч­ка в воз­расте 13 – 15 лет.

Нами был исполь­зо­ван ком­плекс тео­ре­ти­че­ских и эмпи­ри­че­ских мето­дов иссле­до­ва­ния. В каче­стве мето­дик иссле­до­ва­ния исполь­зо­ва­лись: «Опрос­ник склон­но­сти к откло­ня­ю­ще­му­ся пове­де­нию», авто­ром кото­ро­го явля­ет­ся А. Н. Орел, дан­ный опрос­ник пред­на­зна­чен для изме­ре­ния склон­но­сти под­рост­ков к реа­ли­за­ции раз­лич­ных форм откло­ня­ю­ще­го­ся поведения. 

Мы рас­смат­ри­ва­ли две шка­лы: «Шка­ла уста­нов­ки на соци­аль­но жела­тель­ные отве­ты» – для выяв­ле­ния уста­нов­ки на соци­аль­но-жела­тель­ные отве­ты и «Шка­ла склон­но­сти к аддик­тив­но­му пове­де­нию». Послед­няя пред­на­зна­че­на для изме­ре­ния готов­но­сти реа­ли­зо­вать аддик­тив­ное пове­де­ние и поз­во­ля­ет диа­гно­сти­ро­вать пред­рас­по­ло­жен­ность испы­ту­е­мо­го к ухо­ду от реаль­но­сти посред­ством изме­не­ния сво­е­го пси­хи­че­ско­го состояния.

«Мето­ди­ка диа­гно­сти­ки склон­но­сти к раз­лич­ным зави­си­мо­стям» Г. В. Лозо­вой пред­став­ля­ет собой анке­ту направ­лен­ную на изу­че­ние склон­но­сти инди­ви­да к 13 видам зави­си­мо­стей: теле­ви­зи­он­ной, ком­пью­тер­ной, алко­голь­ной, любов­ной, игро­вой, сек­су­аль­ной, пище­вой, рели­ги­оз­ной, тру­до­вой, лекар­ствен­ной, табач­ной, нар­ко­ти­че­ской и зави­си­мо­сти от здо­ро­во­го обра­за жиз­ни, из дан­но­го переч­ня мы бра­ли во вни­ма­ние ком­пью­тер­ную зави­си­мость. Резуль­та­ты диа­гно­сти­ки явля­ют­ся ори­ен­ти­ро­воч­ны­ми и пока­зы­ва­ют общую склон­ность к той или иной зависимости.

«Тест на Интер­нет-аддик­цию» Т. А. Ники­ти­ной, А. Ю. Его­ро­ва, поз­во­ля­ю­щий выявить сте­пень сфор­ми­ро­ван­но­сти Интер­нет-аддик­ции. «Тест на Интер­нет-зави­си­мость» С. А. Кула­ко­ва резуль­та­ты кото­ро­го отра­жа­ют сте­пень вли­я­ния Интер­не­та на жизнь испытуемого.

На фор­ми­ру­ю­щем эта­пе экс­пе­ри­мен­та нами был раз­ра­бо­тан и реа­ли­зо­ван пси­хо­ло­ги­че­ский тре­нинг с исполь­зо­ва­ни­ем гештальт-тера­пев­ти­че­ских тех­ник. Он вклю­чал два­дцать заня­тий и был направ­лен на кор­рек­цию ком­пью­тер­ной зависимости.

В тре­нин­го­вой рабо­те при­ня­ли уча­стие 12 ребят, в воз­расте 13 – 15 лет.

На кон­троль­ном эта­пе экс­пе­ри­мен­та мы повто­ри­ли две мето­ди­ки, кон­ста­ти­ру­ю­ще­го эта­па («Тест на Интер­нет-аддик­цию» Т. А. Ники­ти­ной, А. Ю. Его­ро­ва и «Тест на Интер­нет-зави­си­мость» С. А. Кула­ко­ва) и про­ве­ли срав­не­ние резуль­та­тов иссле­до­ва­ния до и после тре­нин­га с исполь­зо­ва­ни­ем гештальт-тера­пев­ти­че­ских техник.

Для про­вер­ки полу­чен­ных резуль­та­тов нами исполь­зо­ва­лись мето­ды мате­ма­ти­че­ской ста­ти­сти­ки, в част­но­сти, Т‑критерий Вил­кок­со­на, кото­рый при­ме­ня­ет­ся для сопо­став­ле­ния пока­за­те­лей, изме­рен­ных в двух раз­ных усло­ви­ях на одной и той же выбор­ке испы­ту­е­мых. Дан­ный кри­те­рий поз­во­ля­ет под­твер­дить или опро­верг­нуть зна­чи­мость изме­не­ний после кор­рек­ци­он­ной работы.

Таким обра­зом, нами были опре­де­ле­ны база и усло­вия для про­ве­де­ния иссле­до­ва­ния, сфор­ми­ро­ва­на выбор­ка, подо­бра­ны мето­ди­ки для диа­гно­сти­ки испытуемых.

По резуль­та­там диа­гно­сти­ки на кон­ста­ти­ру­ю­щем эта­пе наше­го экс­пе­ри­мен­та было уста­нов­ле­но: у 39 испы­ту­е­мых из 78 участ­во­вав­ших в иссле­до­ва­нии (что состав­ля­ет 50,0%) отме­ча­ет­ся выра­жен­ная потреб­ность в аддик­тив­ных состо­я­ни­ях. Это озна­ча­ет, что эти под­рост­ки стре­мят­ся к аддик­тив­ным реа­ли­за­ци­ям, име­ют при­зна­ки зави­си­мо­сти и про­яв­ля­ют аддик­тив­ное поведение. 

У 13 испы­ту­е­мых (что состав­ля­ет 16,7%) суще­ству­ет пред­рас­по­ло­жен­ность к аддик­тив­ным состо­я­ни­ям, то есть к ухо­ду от реаль­но­сти посред­ством изме­не­ния сво­е­го пси­хи­че­ско­го состо­я­ния; у 26 испы­ту­е­мых (33,3%) нет выра­жен­ных тен­ден­ций к аддик­тив­но­му состо­я­нию, то есть они не име­ют при­зна­ков аддик­ции, не склон­ны про­яв­лять зависимость.

Далее мы опре­де­ля­ли склон­ность к ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти у тех испы­ту­е­мых, у кото­рых отме­че­на выра­жен­ная потреб­ность в аддик­тив­ных состо­я­ни­ях у 39 подростков. 

Было выяв­ле­но, что толь­ко у 4 испы­ту­е­мых (10,3%) наблю­да­ет­ся низ­кая сте­пень склон­но­сти к ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти или ее отсутствие. 

У 3 под­рост­ков (7,7%) выяв­ле­на сред­няя сте­пень склон­но­сти к ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти, то есть эти школь­ни­ки могут про­яв­лять жела­ние про­во­дить вре­мя у мони­то­ра, инте­ре­су­ют­ся ком­пью­тер­ным игра­ми и про­грам­ма­ми, явля­ют­ся актив­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми Интернет.

Одна­ко у 32 испы­ту­е­мых (82,0%) выра­же­на высо­кая сте­пень склон­но­сти к ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти. Для этих ребят харак­тер­но неже­ла­ние отвлечь­ся от рабо­ты на ком­пью­те­ре или ком­пью­тер­ной игры, раз­дра­же­ние при вынуж­ден­ном отвлечении.

После это­го у ребят с высо­кой сте­пе­нью ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти (32 под­рост­ка) мы диа­гно­сти­ро­ва­ли Интер­нет-зави­си­мость: чет­ве­ро испы­ту­е­мых (что состав­ля­ет 12,5%) не под­вер­же­ны вли­я­нию Интер­не­та или оно отсутствует. 

Серьез­ное вли­я­ние Интер­не­та на жизнь выяв­ле­но у 13 испы­ту­е­мых (40,6%). У 15 под­рост­ков (46,9%) мож­но диа­гно­сти­ро­вать Интер­нет-зави­си­мость с необ­хо­ди­мо­стью помо­щи специалиста.

С жела­ю­щи­ми ребя­та­ми из тех, у кого обна­ру­же­на высо­кая сте­пень зави­си­мо­сти, был реа­ли­зо­ван тре­нинг с исполь­зо­ва­ни­ем гештальт-тера­пев­ти­че­ских тех­ник с целью кор­рек­ции Интернет-зависимости. 

В тре­нин­ге при­ня­ли уча­стие 12 испы­ту­е­мых. Все­го было про­ве­де­но 20 заня­тий, направ­лен­ных на осо­зна­ние внут­рен­них ощу­ще­ний сво­е­го тела и ощу­ще­ний, вызы­ва­е­мых внеш­ни­ми пред­ме­та­ми и зву­ка­ми; осо­зна­ние участ­ни­ка­ми сво­их про­ти­во­по­лож­ных качеств и чувств, инте­гра­ция их внут­ри лич­но­сти; при­ня­тие участ­ни­ка­ми ответ­ствен­но­сти за самих себя.

В нашем иссле­до­ва­нии тре­нин­го­вая рабо­та орга­ни­зо­ва­на таким обра­зом, что в упраж­не­ни­ях выяв­ля­лись при­чи­ны пове­де­ния под­рост­ков, име­ю­щих Интер­нет-зави­си­мость, изме­ня­лись уста­нов­ки и убеж­де­ния, стро­и­лись жиз­нен­ные пла­ны, раз­ви­ва­лись ком­му­ни­ка­тив­ные навыки.

Про­грам­ма пси­хо­ло­ги­че­ско­го тре­нин­га была реа­ли­зо­ва­на в тече­ние 20 заня­тий, кото­рые про­во­ди­лись два раза в неде­лю. Про­дол­жи­тель­ность каж­до­го заня­тия – 45 минут (1 ака­де­ми­че­ский час). В тре­нин­ге при­ни­ма­ли уча­стие 12 ребят (кото­рые про­яви­ли жела­ние участ­во­вать в рабо­те) из тех, у кого была выяв­ле­на Интер­нет-аддик­ция (а она была обна­ру­же­на у 15 испы­ту­е­мых). Воз­раст участ­ни­ков тре­нин­га 13 – 15 лет, в груп­пе ока­за­лось 7 маль­чи­ков и 5 дево­чек. Все участ­ни­ки – уче­ни­ки вось­мых классов.

После про­ве­де­ния тре­нин­га с исполь­зо­ва­ни­ем гештальт-тера­пев­ти­че­ских тех­ник вновь была про­ве­де­на диа­гно­сти­ка по мето­ди­кам: «Тест на Интер­нет-аддик­цию» и «Тест на Интернет-зависимость». 

Были полу­че­ны сле­ду­ю­щие резуль­та­ты: у 2 ребят (16,7%) нет при­зна­ков аддик­ции. Это гово­рит о том, что дан­ные школь­ни­ки боль­ше не про­яв­ля­ют при­зна­ков Интер­нет-аддик­ции, все, чем они ранее зани­ма­лись в Сети, под­рост­ки уви­де­ли – есть в реаль­ной жиз­ни: это и игры, толь­ко в жиз­ни они инте­рес­нее, раз­но­об­раз­нее и эмо­ци­о­наль­нее; и обще­ние, кото­рое в жиз­ни более насы­щен­ное, увле­ка­тель­ное и эмо­ци­о­наль­ное; и вза­и­мо­дей­ствие, при кото­ром тебя пони­ма­ют, при­ни­ма­ют и поддерживают. 

Шесть участ­ни­ков тре­нин­га вхо­дят в груп­пу рис­ка по аддик­ции (50,0%). То есть эти ребя­та про­во­дят какое-то вре­мя за ком­пью­те­ром, но это уже менее патологично. 

Интер­нет-аддик­ция сохра­ни­лась у четы­рех участ­ни­ков тре­нин­га (33,3%), эти ребя­та не осво­бо­ди­лись от сво­ей Интернет-зависимости. 

При срав­не­нии резуль­та­тов диа­гно­сти­ки, полу­чен­ных до и после про­ве­де­ния гештальт-тера­пев­ти­че­ско­го тре­нин­га, мож­но сде­лать вывод, что сте­пень Интер­нет-зави­си­мо­сти ста­ла зна­чи­тель­но ниже, что под­твер­жда­ют мето­ды мате­ма­ти­че­ской ста­ти­сти­ки (Т‑критерий Вил­кок­со­на, кото­рый при­ме­ня­ет­ся для сопо­став­ле­ния пока­за­те­лей, изме­рен­ных в двух раз­ных усло­ви­ях на одной и той же выбор­ке испы­ту­е­мых. Дан­ный кри­те­рий поз­во­ля­ет под­твер­дить или опро­верг­нуть зна­чи­мость изме­не­ний после кор­рек­ци­он­ной работы).

Сле­до­ва­тель­но, мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что раз­ра­бо­тан­ный и реа­ли­зо­ван­ный тре­нинг с исполь­зо­ва­ни­ем гештальт-тера­пев­ти­че­ских тех­ник явля­ет­ся эффек­тив­ным сред­ством кор­рек­ции ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти подростков. 

Таким обра­зом, исполь­зо­ва­ние гештальт-тера­пев­ти­че­ских тех­ник в тре­нин­го­вой рабо­те может быть эффек­тив­ным при кор­рек­ции Интер­нет-зави­си­мо­сти у подростков.

Литература

  1. Прут­чен­ков А. С. Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ский тре­нинг в шко­ле / А. С. Прут­чен­ков. 2‑е изд., дополн. и пере­раб. – М.: Изда­тель­ство ЭКС­МО-Пресс, 2001. – 640 с.
  2. Шепе­ле­ва Л.Н. Про­грам­мы соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских тре­нин­гов / Л. Н. Шепе­ле­ва. – СПб.: Питер, 2007. – 160 с.
Источ­ник: Омский пси­хи­ат­ри­че­ский жур­нал. 2020; 1 (23): 32–34. doi: 10.24411/2412–8805-2020–10106

Об авторе

Федо­ро­ва Н. В. - Феде­раль­ное госу­дар­ствен­ное бюд­жет­ное обра­зо­ва­тель­ное учре­жде­ние выс­ше­го обра­зо­ва­ния «Омский госу­дар­ствен­ный педа­го­ги­че­ский университет».

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest