Лучинкина А.И. Троллинг в интернет-пространстве как результат девиантной интернет-социализации

Л

Введение

В пери­од гло­ба­ли­за­ции обще­ства, воз­рас­та­ния роли инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, про­бле­ма интер­нет-соци­а­ли­за­ции лич­но­сти ста­но­вит­ся одной из при­о­ри­тет­ных.

Поте­ря телес­но­сти в интер­нет-про­стран­стве пре­вра­ща­ет вза­и­мо­дей­ствие людей во вза­и­мо­дей­ствие обра­зов, симу­ля­кров, вызы­вая необ­хо­ди­мость при­вле­че­ния вни­ма­ния за счет ников, ава­та­ров, ста­ту­сов.

Повы­ше­ние раз­но­об­ра­зия в лич­ност­ном раз­ви­тии про­ис­хо­дит с уве­ли­че­ни­ем коли­че­ства без­опас­ных выбо­ров, поступ­ков, экс­пе­ри­мен­тов с лич­ност­ной иден­тич­но­стью, что состав­ля­ет груп­пу задач, свя­зан­ную с лич­ност­ным кон­стру­и­ро­ва­ни­ем.

Вне про­стран­ства Интер­не­та часть задач этой груп­пы может быть реше­на лишь частич­но. Сим­во­ли­ка лич­но­сти – досто­я­ние ста­ту­са «чело­век-инфор­ма­ция» при­во­дит к уси­ле­нию про­цес­са пер­со­на­ли­за­ции лич­но­сти, само­сто­я­тель­но­сти в вос­при­я­тии и интер­пре­та­ции инфор­ма­ции. Дан­ный про­цесс так­же свя­зан с раз­мы­ва­ни­ем соци­аль­ных ролей, транс­фор­ма­ци­ей уже суще­ству­ю­щих иден­тич­но­стей и воз­ник­но­ве­ни­ем новых. Так что при нару­ше­нии усло­вий для само­ка­те­го­ри­за­ции воз­ни­ка­ет кре­а­тив­ный субъ­ект, кото­рый кон­стру­и­ру­ет новые соци­аль­ные отно­ше­ния и соб­ствен­ную иден­тич­ность.

Фено­ме­ны мно­же­ствен­но­сти, смыс­ло­во­го резо­нан­са на уровне сакраль­но­сти, транс­фор­ма­ция уста­но­вок в сто­ро­ну неопре­де­лен­но­сти, изме­не­ние миро­об­ра­зов при­во­дят к воз­мож­но­сти экс­пе­ри­мен­тов с соб­ствен­ной иден­тич­но­стью.

В тоже вре­мя, эти экс­пе­ри­мен­ты могут при­ве­сти к рас­про­стра­не­нию таких явле­ний как трол­линг, кибер­бул­линг, что сви­де­тель­ству­ет о деви­ант­ном направ­ле­нии интер­нет-соци­а­ли­за­ции поль­зо­ва­те­лей и ста­вит про­бле­му пси­хо­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за подоб­ных фено­ме­нов [4].

Целью ста­тьи явля­ет­ся ана­лиз трол­лин­га в Сети как резуль­та­та деви­ант­но­го направ­ле­ния интер­нет-соци­а­ли­за­ции лич­но­сти.

Основная часть

Интер­нет-соци­а­ли­за­ция может быть опре­де­ле­на как про­цесс рас­ши­ре­ния соци­аль­но­го опы­та лич­но­сти в соци­аль­но-куль­тур­ном про­стран­стве Интер­не­та, бла­го­да­ря поэтап­но­му раз­вер­ты­ва­нию инстру­мен­таль­ной, моти­ва­ци­он­ной и мифо­ло­ги­че­ской состав­ля­ю­щих дан­но­го про­цес­са, веду­ще­го к кон­стру­и­ро­ва­нию соци­аль­но­го про­стран­ства субъ­ек­том, к фор­ми­ро­ва­нию вир­ту­аль­ной лич­но­сти.

Интер­нет-соци­а­ли­за­ция раз­во­ра­чи­ва­ет­ся по трем состав­ля­ю­щим: мифо­ло­ги­че­ской, моти­ва­ци­он­ной, инстру­мен­таль­ной.

Мифо­ло­ги­че­ская, моти­ва­ци­он­ная и инстру­мен­таль­ная состав­ля­ю­щие, будучи неод­но­род­ны­ми по сво­ей сути, доста­точ­но точ­но опи­сы­ва­ют про­цесс интер­нет-соци­а­ли­за­ции. Вли­я­ние каж­дой состав­ля­ю­щей на интер­нет-соци­а­ли­за­цию спо­соб­ству­ет фор­ми­ро­ва­нию пред­став­ле­ний о роли Интер­не­та в жиз­ни чело­ве­ка, новых потреб­но­стей и моти­вов или новых форм удо­вле­тво­ре­ния уже суще­ству­ю­щих, что отра­жа­ет­ся на уровне общей сете­вой куль­ту­ры поль­зо­ва­те­лей [3].

Сто­ит отме­тить, что каж­до­му эта­пу интер­нет-соци­а­ли­за­ции при­су­щи опре­де­лен­ные уров­ни раз­ви­тия ука­зан­ных состав­ля­ю­щих, что вли­я­ет на миро­воз­зре­ние лич­но­сти поль­зо­ва­те­лей. Изме­не­ния миро­воз­зре­ния, в част­но­сти, про­стран­ствен­ных и вре­мен­ных пред­став­ле­ний, спо­соб­ству­ют рас­ши­ре­нию соци­аль­но­го опы­та лич­но­сти, а в отдель­ных слу­ча­ях при­во­дят к фор­ми­ро­ва­нию деви­ант­ной вир­ту­аль­ной лич­но­сти поль­зо­ва­те­ля, ока­зы­вая  вли­я­ние на ком­му­ни­ка­тив­ное пове­де­ние [11, 14].

Воз­ник­но­ве­ние вир­ту­аль­ной лич­но­сти про­ис­хо­дит в резуль­та­те моти­ва­ции репли­ка­ции себя в новых обра­зах и потреб­но­сти про­жить не одну жизнь, а несколь­ко. Воз­ни­ка­ют эффек­ты мно­же­ствен­но­сти – чело­век может одно­вре­мен­но во мно­гих местах иметь раз­ные лица, созда­вая при этом раз­лич­ные вир­ту­аль­ные лич­но­сти [12].

Такая точ­ка зре­ния поз­во­ля­ет рас­смат­ри­вать вир­ту­аль­ную лич­ность, как такую, что не толь­ко име­ет соб­ствен­ную актив­ность, но и ини­ци­и­ру­ет актив­ность поль­зо­ва­те­ля, выво­дит ее за пре­де­лы объ­ек­та.

Учи­ты­вая то, что чело­век в интер­нет-сети име­ет мно­го­ва­ри­ант­ный выбор для кон­стру­и­ро­ва­ния не толь­ко лич­но­го про­стран­ства, но и само­го себя, мы опре­де­ля­ем вир­ту­аль­ную лич­ность как жела­е­мый образ субъ­ек­та, не име­ю­щий физи­че­ской пред­став­лен­но­сти, но пред­став­ля­ет собой само­пре­зен­та­цию лич­но­сти в интер­нет-про­стран­стве, с помо­щью кото­рой он уста­нав­ли­ва­ет свои свя­зи с вир­ту­аль­ной сре­дой и рас­про­стра­ня­ет свой соци­аль­ный опыт.

При­зна­ка­ми вир­ту­аль­ной лич­но­сти высту­па­ют: вре­мя про­жи­ва­ния в интер­нет-про­стран­стве, при­о­ри­те­ты вир­ту­а­ла или реа­ла, стрем­ле­ние к репли­ка­ции обра­за в Интер­не­те или вопло­ще­ние в роль, инстру­мен­таль­ные навы­ки, чув­ство при­над­леж­но­сти к сете­вой суб­куль­ту­ре [1].

Одна из групп поль­зо­ва­те­лей с деви­ант­ным направ­ле­ни­ем интер­нет-соци­а­ли­за­ции на основ­ном эта­пе – ком­му­ни­ка­тив­ные деви­ан­ты. По экс­перт­ным оцен­кам выде­ля­ют­ся трол­ли и ком­му­ни­ка­тив­ные деви­ан­ты, кото­рые пере­но­сят анти­со­ци­аль­ную дея­тель­ность из вир­ту­аль­но­го про­стран­ства в реаль­ное [3].

Груп­пу поль­зо­ва­те­лей, кото­рая направ­ле­на в интер­нет-про­стран­стве на вер­баль­ную агрес­сию в отно­ше­нии дру­гих поль­зо­ва­те­лей, опре­де­ля­ют, как трол­лей. Эту груп­пу состав­ля­ют актив­ные и чрез­мер­но актив­ные поль­зо­ва­те­ли, с чрез­мер­но выра­жен­ной ком­му­ни­ка­тив­ной моти­ва­ци­ей в интер­нет-про­стран­стве.

Интер­нет вхо­дит для этой груп­пы поль­зо­ва­те­лей в трой­ку веду­щих инсти­ту­тов соци­а­ли­за­ции лич­но­сти, а пер­вым в иерар­хии меха­низ­мом соци­а­ли­за­ции ста­но­вит­ся меха­низм само­вы­ра­же­ния [10]. Глав­ной целью трол­лин­га явля­ет­ся под­стре­ка­тель­ское, сар­ка­сти­че­ское, про­во­ка­ци­он­ное или юмо­ри­сти­че­ское содер­жа­ние сооб­ще­ний поль­зо­ва­те­ля для того, что­бы скло­нить дру­гих поль­зо­ва­те­лей к пустой кон­фрон­та­ции [3, 13].

Поль­зо­ва­те­ли, кото­рые обща­лись с трол­ля­ми, ука­зы­ва­ют, что доста­точ­но пона­блю­дать за отдель­ны­ми пер­со­на­жа­ми в обсуж­де­ни­ях дан­ной груп­пы: за их выска­зы­ва­ни­я­ми, пове­де­ни­ем вооб­ще, за реак­ци­я­ми на них у собе­сед­ни­ков [6, 15].

Чаще все­го целя­ми трол­лин­га высту­па­ют: тра­та вре­ме­ни дру­гих, изме­не­ния во взгля­дах всей груп­пы, про­вер­ка рабо­ты систе­мы кон­тро­ля, в част­но­сти моде­ра­то­ров. По мне­нию экс­пер­тов, наи­боль­шее бес­по­кой­ство вызы­ва­ет вто­рая груп­па – мошен­ни­ки, брач­ные афе­ри­сты, манья­ки [2].

Пред­ме­том наше­го иссле­до­ва­ния ста­ло ком­му­ни­ка­тив­ное пове­де­ние интер­нет-поль­зо­ва­те­лей на основ­ном эта­пе интер­нет-соци­а­ли­за­ции.

К чис­лу мето­дов иссле­до­ва­ния отно­сят­ся: мето­ди­ка неза­кон­чен­ных пред­ло­же­ний, мето­ди­ка пар­ных срав­не­ний (Л. В. Сквор­цов), кон­тент-ана­лиз тек­стов про­из­ве­де­ний поль­зо­ва­те­лей и их стра­ниц в соци­аль­ных сетях, мето­ди­ка моти­ва­ци­он­ных тен­ден­ций Ж. Нют­те­на – для опре­де­ле­ния потреб­но­стей и моти­вов лич­но­сти; интент-ана­лиз само­от­че­тов поль­зо­ва­те­лей – для иссле­до­ва­ния мифо­ло­ги­че­ской состав­ля­ю­щей интер­нет-соци­а­ли­за­ции; шка­ла базо­вых убеж­де­ний о мире (Р. Янов-Буль­ман), автор­ский иссле­до­ва­тель­ский опрос­ник «Лич­ность в вир­ту­аль­ном про­стран­стве» – для иссле­до­ва­ния резуль­та­тов интер­нет-соци­а­ли­за­ции.

Описание выборки

В иссле­до­ва­нии при­ня­ли уча­стие 118 чело­век, веду­щих в соци­аль­ных сетях про­во­ка­тив­ную ком­му­ни­ка­тив­ную дея­тель­ность (по мне­нию экс­пер­тов). В каче­стве экс­пер­тов при­вле­ка­лись спе­ци­а­ли­сты ана­ли­ти­че­ских отде­лов СМИ, пси­хо­ло­ги со ста­жем рабо­ты не менее 5 лет, пси­хо­линг­ви­сты.

Результаты и обсуждение исследования

Ана­лиз раз­вер­ты­ва­ния мифо­ло­ги­че­ской состав­ля­ю­щей интер­нет-соци­а­ли­за­ции обна­ру­жил, что трол­ли чаще все­го при­со­еди­ня­ют­ся к мифо­ло­ге­ме «пре­сле­до­ва­тель» или «охот­ник», пре­сле­ду­ю­щий жерт­ву.

Напри­мер, в бесе­де в соци­аль­ной сети к груп­пе при­со­еди­ня­ет­ся тролль, кото­рый ука­зы­ва­ет на нечто обид­ное для это­го чело­ве­ка, в част­но­сти: «вижу у тво­ей подруж­ки уже новая подруж­ка. Ну как, все еще будешь гово­рить о вашей креп­кой друж­бе?». Если респон­дент, полу­чив­ший такое пись­мо не оби­дел­ся и ведет себя спо­кой­но, тролль пре­кра­ща­ет агрес­сив­ные выпа­ды.

Трол­ли счи­та­ют себя геро­я­ми, кото­рые раз­об­ла­ча­ют зло. Для это­го они оби­жа­ют дру­гих поль­зо­ва­те­лей и смот­рят на их реак­цию. Име­ют не один, а несколь­ко ников и ава­та­ров. Ава­та­ры трол­лей могут быть раз­лич­ны­ми, одна­ко в 88,6% слу­ча­ев они не отра­жа­ют реаль­ную лич­ность поль­зо­ва­те­ля [2].

Срав­ни­тель­ный ана­лиз моти­ва­ции ука­зан­ной груп­пы поль­зо­ва­те­лей в реаль­ном и вир­ту­аль­ном про­стран­ствах обна­ру­жил две груп­пы трол­лей: пер­вая груп­па – трол­ли, кото­рые в реаль­ном про­стран­стве име­ют чрез­мер­но выра­жен­ные моти­вы доми­ни­ро­ва­ния, агрес­сии, дости­же­ния. При срав­не­нии моти­ва­ций в реаль­ном и вир­ту­аль­ном про­стран­ствах зна­че­ния по дан­ным пока­за­те­лям незна­чи­тель­но рас­тут.

Вто­рая груп­па трол­лей – поль­зо­ва­те­ли, кото­рые име­ют гар­мо­нич­ный моти­ва­ци­он­ный про­филь в реаль­ном про­стран­стве. Одна­ко в вир­ту­аль­ном про­стран­стве про­ис­хо­дят суще­ствен­ные изме­не­ния по опре­де­лен­ным моти­вам.

Лучинкина А.И. Троллинг в интернет-пространстве как результат девиантной интернет-социализации
Рис.1. Срав­не­ние моти­ва­ци­он­ных про­фи­лей трол­лей в реаль­ном и вир­ту­аль­ном про­стран­ствах.

В вир­ту­аль­ном про­стран­стве про­ис­хо­дят суще­ствен­ные изме­не­ния моти­ва­ции дости­же­ния: интер­нет-про­стран­ство ука­зан­ные респон­ден­ты счи­та­ют наи­луч­шей сре­дой для само­ре­а­ли­за­ции (χ2 = 39,9). В то же вре­мя суще­ствен­но меня­ет­ся моти­ва­ция аффи­ли­а­ции (χ2 = 38,7): если в реаль­ном про­стран­стве ука­зан­ная моти­ва­ция была выра­жен­ной, в Интер­не­те респон­ден­ты дан­ной груп­пы не нуж­да­ют­ся в под­держ­ке.

Суще­ствен­но по срав­не­нию с про­стран­ством уве­ли­чи­ва­ет­ся моти­ва­ция доми­ни­ро­ва­ния (χ2 = 40,1) и агрес­сив­ные моти­вы (χ2 = 37,9). Мы счи­та­ем, что моти­вы доми­ни­ро­ва­ния, вла­сти и дости­же­ния явля­ют­ся веду­щи­ми для этой груп­пы поль­зо­ва­те­лей.

По срав­не­нию с нор­ма­тив­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми у трол­лей суще­ствен­но отли­ча­ют­ся от нор­мы выра­жен­ность моти­ва репли­ка­ции (χ2 = 37,9), что иллю­стри­ру­ет­ся созда­ни­ем новых обра­зов, новых стра­ниц, вхо­дом в одну и ту же тему неод­но­крат­но после запре­та моде­ра­то­ра, но уже под дру­гим ником.

Лучинкина А.И. Троллинг в интернет-пространстве как результат девиантной интернет-социализации
Рис.2. Срав­не­ние моти­ва­ци­он­ных про­фи­лей трол­лей и нор­ма­тив­ных поль­зо­ва­те­лей.

Еще один мотив, кото­рый досто­вер­но отли­ча­ет­ся от нор­ма­тив­но­го рас­пре­де­ле­ния – мотив взно­са (χ2 = 36,8). Трол­ли ука­зы­ва­ют, что долж­ны оста­вить за собой какой-то след в интер­нет-про­стран­стве.

В сочи­не­ни­ях об Интер­не­те пред­ста­ви­те­ли этой груп­пы ука­зы­ва­ют, что «хотят подо­рвать мир», пото­му что им надо­е­ло лице­ме­рие. Взно­сом могут быть рисун­ки, пес­ни, выска­зы­ва­ния, кото­рые име­ют иро­ни­че­скую или агрес­сив­ную окрас­ку. Для поль­зо­ва­те­лей этой груп­пы важен не вклад как при­вле­че­ние вни­ма­ния дру­гих поль­зо­ва­те­лей к про­смот­ру инте­рес­ной инфор­ма­ции, а раз­ме­ще­ние инфор­ма­ции как сред­ство про­во­ка­ции.

По выска­зы­ва­ни­ям респон­ден­тов такое пове­де­ние при­да­ет им воз­мож­но­сти чув­ство­вать себя могу­ще­ствен­ны­ми. При­ня­тым счи­та­ет­ся рас­сыл­ка сар­ка­сти­че­ских мемов.

Лучинкина А.И. Троллинг в интернет-пространстве как результат девиантной интернет-социализации
Рис. 3 При­мер сар­ка­сти­че­ско­го мема.

Шурик: Уди­ви­тель­но, засы­паю почти сра­зу…

Свет: Зна­чит даже ник­чем­ной жиз­ни у тебя нет, не о чем думать…Тупик.

Адек­ват­ный ответ поль­зо­ва­те­ля тролль обид­но ком­мен­ти­ру­ет.

По срав­не­нию с нор­ма­тив­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми трол­ли име­ют высо­кую вир­ту­аль­ность, кото­рая выра­жа­ет­ся в репли­ка­ции обра­зов, при­зна­нии при­о­ри­те­та вир­ту­а­ла над реа­лом.

Лучинкина А.И. Троллинг в интернет-пространстве как результат девиантной интернет-социализации
Рис. 4 Осо­бен­но­сти вир­ту­аль­ной лич­но­сти трол­ля.

Необ­хо­ди­мость репли­ка­ции обра­зов дик­ту­ет­ся тем, что тролль скры­ва­ет свое насто­я­щее имя, что­бы не быть при­знан­ным в груп­пе. 76% трол­лей име­ют высо­кий уро­вень вовле­чен­но­сти в интер­нет-про­стран­ство, одна­ко в отли­чии от нор­ма­тив­ных поль­зо­ва­те­лей, пока­за­тель вовле­чен­но­сти трол­лей под­дер­жи­ва­ет­ся высо­кой внут­рен­ней моти­ва­ци­ей.

Трол­ли, чаще все­го, име­ют асо­ци­аль­ную направ­лен­ность. Интер­нет-трол­ли – един­ствен­ная груп­па с деви­ант­ны­ми наме­ре­ни­я­ми, кото­рая одно­вре­мен­но направ­ле­на и на про­цесс жиз­ни, и на дости­же­ние резуль­та­та.

Такие резуль­та­ты поз­во­ля­ют харак­те­ри­зо­вать ком­му­ни­ка­тив­но­го деви­ан­та как чело­ве­ка, кото­рый полу­ча­ет поло­жи­тель­ные эмо­ции от нега­тив­но­го поступ­ка – ссо­ры, напри­мер. По дру­гим пока­за­те­лям респон­ден­ты ука­зан­ной груп­пы несу­ще­ствен­но отли­ча­ют­ся от нор­мы.

Ана­лиз базо­вых уста­но­вок ком­му­ни­ка­тив­ных деви­ан­тов поз­во­лил опре­де­лить, что для трол­лей при­су­ще недо­ве­рие окру­жа­ю­ще­му миру. На фоне низ­ких бал­лов по шка­лам «доб­ро­та окру­жа­ю­ще­го мира» и «соб­ствен­ная цен­ность» респон­ден­ты этой груп­пы пока­зы­ва­ют высо­кие бал­лы по шка­ле «кон­тро­ли­ру­е­мость собы­тий». Такие резуль­та­ты могут сви­де­тель­ство­вать об отно­ше­нии к сво­ей дея­тель­но­сти как к уста­нов­ле­нию спра­вед­ли­во­сти, при­ня­тию на себя роли судьи.

Оцен­ка воз­мож­но­сти общать­ся одно­вре­мен­но по раз­ным темам с дру­зья­ми из раз­ных горо­дов в вир­ту­аль­ном про­стран­стве была высо­кой, в сред­нем 8,9 бал­лов (из 10). В то же вре­мя, для реаль­но­го про­стран­ства, 33% поль­зо­ва­те­лей этой груп­пы так­же дали высо­кую оцен­ку – 6,8 бал­лов.

Мы счи­та­ем, что эти поль­зо­ва­те­ли склон­ны к вер­баль­ной агрес­сии и в реаль­ной сре­де, одна­ко реа­ли­за­ция деви­ант­ных моти­вов вслед­ствие ано­ним­но­сти, физи­че­ской непред­став­лен­но­сти более воз­мож­на в интер­нет-про­стран­стве.

Меж­ду базо­вы­ми уста­нов­ка­ми о мире респон­ден­тов ука­зан­ных групп суще­ству­ют раз­но­гла­сия. Окру­жа­ю­щий мир трол­ли вос­при­ни­ма­ют недо­вер­чи­во. А их жерт­вы, наобо­рот, име­ют высо­кие пока­за­те­ли по вере в доб­ро­ту мира. Нет суще­ствен­ной раз­ни­цы меж­ду пока­за­те­ля­ми кон­тро­ли­ру­е­мо­сти собы­тий в парах нор­ма­тив­ный поль­зо­ва­тель – тролль (χ2 = 37,1).

По пока­за­те­лю «соб­ствен­ная цен­ность» низ­кий уро­вень име­ют жерт­вы, что сви­де­тель­ству­ет о нега­тив­ном отно­ше­нии к себе, обес­це­ни­ва­нии сво­их доб­ро­де­те­лей.

Жерт­вы трол­лей при­со­еди­не­ны к мифо­ло­ге­ме «Жерт­ва» в тре­уголь­ни­ке «охот­ник жерт­ва спа­си­тель», основ­ные уста­нов­ки реаль­ной соци­а­ли­за­ции: «за все надо пла­тить», «сам вино­ват». Моти­ва­ция трол­лей и жертв в вир­ту­аль­ном про­стран­стве отли­ча­ет­ся от моти­ва­ции нор­ма­тив­ных поль­зо­ва­те­лей.

Так, жерт­вы моти­ви­ро­ва­ны пре­иму­ще­ствен­но на помощь (χ2 = 37,3), в то вре­мя, как дру­гие ком­му­ни­ка­тив­ные деви­ан­ты моти­ви­ро­ва­ны на доми­ни­ро­ва­ние (трол­ли). Вир­ту­аль­ная лич­ность жерт­вы в 53,6% слу­ча­ев сов­па­да­ет с реаль­ной лич­но­стью. Ука­зан­ные респон­ден­ты име­ют сред­ний уро­вень вир­ту­аль­но­сти и вовле­чен­но­сти, чаще все­го про­со­ци­аль­ной направ­лен­но­сти.

Вызы­ва­ют инте­рес миро­воз­зрен­че­ские уста­нов­ки жерт­вы в вир­ту­аль­ном про­стран­стве. Суще­ствен­ные раз­ли­чия ока­за­лись при срав­не­нии резуль­та­тов оцен­ки воз­мож­но­стей одно­вре­мен­но­го пред­став­ле­ния в раз­ных местах, про­жи­ва­ния несколь­ко жиз­ней одно­вре­мен­но (⍴≤0,05), что сви­де­тель­ству­ет о при­зна­нии осо­бен­но­стей интер­нет-про­стран­ства.

Заключение

В ходе интер­нет-соци­а­ли­за­ции меня­ет­ся соци­аль­ный опыт поль­зо­ва­те­ля. Рас­ши­ре­ние соци­аль­но­го опы­та лич­но­сти про­ис­хо­дит бла­го­да­ря нали­чию кон­струк­тив­ных пред­став­ле­ний или мифов о роли Интер­не­та в жиз­ни лич­но­сти, что зада­ет выбор соци­аль­но­го окру­же­ния лич­но­сти в вир­ту­аль­ном про­стран­стве и направ­ле­ние вза­и­мо­дей­ствия с ним; моти­ва­ции, кото­рая может быть нор­ма­тив­ной или деви­ант­ной, потре­би­тель­ской или твор­че­ской; опре­де­лен­но­му уров­ню инстру­мен­таль­ной ком­пе­тент­но­сти.

Поль­зо­ва­те­ли с деви­ант­ным направ­ле­ни­ем интер­нет-соци­а­ли­за­ции пред­став­ле­ны пре­иму­ще­ствен­но актив­ны­ми и чрез­мер­но актив­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми с доста­точ­ным или высо­ким уров­ня­ми инстру­мен­таль­ной ком­пе­тент­но­сти.

Эти поль­зо­ва­те­ли име­ют оши­боч­ное одно­сто­рон­нее пред­став­ле­ние о роли Интер­не­та в жиз­ни чело­ве­ка, в част­но­сти: «Интер­нет − бла­го», «в Интер­не­те воз­мож­но все делать без­на­ка­зан­но», «Интер­нет − место для избран­ных» и дру­гие.

Веду­щи­ми моти­ва­ми высту­па­ют мотив лич­но­го про­стран­ства, обо­зна­чен­но­го при­сут­ствия и репли­ка­ции, соче­та­ние моти­вов взно­са, репли­ка­ции в деви­ант­ной фор­ме реа­ли­за­ции.

Моти­ва­ция агрес­сии, доми­ни­ро­ва­ния, дости­же­ния в срав­не­нии с реаль­ным про­стран­ством суще­ствен­но уве­ли­чи­ва­ет­ся, в рам­ках интер­нет-про­стран­ства респон­дент чув­ству­ют себя зна­чи­мы­ми, мощ­ны­ми, одна­ко в реаль­ное про­стран­ство такая оцен­ка не пере­но­сит­ся.

Вир­ту­аль­ная лич­ность харак­те­ри­зу­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но высо­кой вир­ту­аль­но­стью, высо­ким уров­нем вовле­чен­но­сти.

Список литературы

  1. Лучин­ки­на А.И. Пси­хо­ло­ги­че­ский ана­лиз откло­не­ний в про­цес­се интер­нет­со­ци­а­ли­за­ции лич­но­сти // Гума­ни­тар­ные нау­ки (г. Ялта). 2016. № 1 (33). С. 54–62.
  2. Лучин­ки­на А.И. Спе­ци­фи­ка миро­воз­зре­ния интер­нет-поль­зо­ва­те­лей // Про­бле­мы совре­мен­но­го педа­го­ги­че­ско­го обра­зо­ва­ния. 2016. № 51–1. С. 311–317.
  3. Лучин­ки­на А.И. Спе­ци­фи­ка моти­ва­ции интер­нет-поль­зо­ва­те­лей // Пер­спек­ти­вы нау­ки и обра­зо­ва­ния, 2014. С.105–109.
  4. Лучин­ки­на И.С. Мето­до­ло­ги­че­ские про­бле­мы иссле­до­ва­ния ком­му­ни­ка­тив­но­го пове­де­ния поль­зо­ва­те­лей в интер­нет-про­стран­стве // Гума­ни­тар­ные нау­ки (г. Ялта). 2017. №  4 (40). С. 42–46.
  5. Arestova O., Babanin L., Voiskounsky A. (1999), “Psychological research of computermediated communication in Russia”, Behaviour and Information Technology, 18 (2), 141–147.
  6. Birnbaum M. (2001), Psychological Experiments on the Internet, Academic Press, N.Y., USA.
  7. Donath J. (1999), “Identity and deception in the virtual community”, in Smith M.A. (ed.), Communities in Cyberspace, Routledge, N.Y., 29–59.
  8. Donath J. (2014), The Social Machine: Designs for Living Online, MIT Press, Cambridge, Massachusetts, USA.
  9. Gackenbach G. (2007), Psychology and the Internet: Intrapersonal, Interpersonal, and Transpersonal Implications, Academic Press, San Diego et al., USA.
  10. Griffin P, Belyaeva A.V., Soldatova G.U. (1992), “Socio-historical concepts applied to observations of computer use”, European J. of Psychology of Education, 7, 269—286.
  11. Harris R. (2008), A cognitive psychology of mass communication, L. Erlbaum Associates, Mahwah, New Jersey, USA.
  12. Kiesler S. (1996), Social Psychology of the Internet, Erlbaum, Mahwah, New Jersey, USA.
  13. Riva G. (2001), Mind, cognition and society in the Internet age, IOS Press, Washington, USA.
  14. Siegel J., Kiesler S. (1986), “Group processes in computer-mediated communication”, Organizational Behavior and Human Decision Processes, 37, 157–187.
  15. Wallace P. (1999), The Psychology of the Internet, Cambridge Univ. Press, Cambridge: Cambridge Univ. Press, UK.

Об авторе

Анже­ли­ка Ильи­нич­на Лучин­ки­на — док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, зав­ка­фед­рой пси­хо­ло­гии пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ско­го факуль­те­та Крым­ско­го инже­нер­но-педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та (г. Сим­фе­ро­поль). В 2008 г. защи­ти­ла кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию на тему «Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские спо­со­бы кор­рек­ции лич­но­сти школь­ни­ков с соци­аль­но-дез­адап­ти­ро­ван­ным пове­де­ни­ем», в 2014 г. — док­тор­скую дис­сер­та­цию на тему «Пси­хо­ло­ги­че­ские зако­но­мер­но­сти соци­а­ли­за­ции лич­но­сти в вир­ту­аль­ном про­стран­стве».

Основ­ные науч­ные инте­ре­сы: пси­хо­ло­гия соци­а­ли­за­ции лич­но­сти, интер­нет-пси­хо­ло­гия, само­кон­стру­и­ро­ва­ние лич­но­сти, кон­стру­и­ро­ва­ние пси­хо­ло­ги­че­ско­го про­стран­ства лич­но­сти, меж­куль­тур­ные ком­му­ни­ка­ции в поли­эт­ни­че­ских про­стран­ствах.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest