Дмитриева Л.Г., Хамзина Д.В. Особенности проявления эмпатии у студентов — пользователей социальных сетей

Д

Введение

Стре­ми­тель­ное раз­ви­тие гло­баль­ных инфор­ма­ци­он­ных сетей, уве­ли­че­ние раз­но­об­ра­зия элек­трон­ных форм свя­зи ока­зы­ва­ют вли­я­ние на меж­лич­ност­ное обще­ние меж­ду людь­ми. Обще­ние ста­но­вит­ся более дистан­ци­он­ным, в нем всё реже про­яв­ля­ют­ся лич­ност­ная вклю­чен­ность в про­цесс вза­и­мо­дей­ствия, пони­ма­ние про­блем дру­гих людей, сопе­ре­жи­ва­ние и сочув­ствие.

Ины­ми сло­ва­ми, реаль­ное обще­ние и вза­и­мо­дей­ствие людей меня­ет­ся, в част­но­сти изме­ня­ют­ся его меха­низ­мы, кото­рые «напол­ня­ют­ся» иным пси­хо­ло­ги­че­ским содер­жа­ни­ем, так как интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, и в том чис­ле соци­аль­ные сети, накла­ды­ва­ют на это обще­ние сво­ей отпе­ча­ток.

Соци­аль­ные сети – это удоб­ный инстру­мент ком­му­ни­ка­ции, обес­пе­чи­ва­ю­щий обмен ресур­са­ми, поиск кон­так­тов и, что самое глав­ное, поз­во­ля­ю­щий создать вир­ту­аль­ную лич­ность, обла­да­ю­щую осо­бы­ми свой­ства­ми, вли­я­ю­щи­ми на раз­лич­ные сфе­ры ее жиз­ни (моти­ва­цию, цен­но­сти, смысло­жиз­нен­ные ори­ен­та­ции и пси­хи­ку в целом) [Бит­ков 2012]. В зна­чи­тель­ной мере меня­ет­ся и обще­ние вир­ту­аль­но­го чело­ве­ка.

Обще­ние в Интер­не­те обла­да­ет таки­ми осо­бен­но­стя­ми, как воз­мож­ная ано­ним­ность, спе­ци­фи­че­ский эти­кет и язык обще­ния, воз­мож­ность обду­мы­ва­ния отве­тов, отсут­ствие вер­баль­но­го кон­так­та [Шах­ма­то­ва 2011].

Соци­аль­ные сети помо­га­ют под­дер­жи­вать отно­ше­ния меж­ду людь­ми, искать новых дру­зей, полу­чать инте­ре­су­ю­щую респон­ден­тов инфор­ма­цию. Так­же поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ных сетей могут под­пи­сы­вать­ся на ново­сти, всту­пать в груп­пы по инте­ре­сам.

Бла­го­да­ря соци­аль­ным сетям в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни рас­ши­ря­ет­ся круг обще­ния, появ­ля­ет­ся воз­мож­ность обме­ни­вать­ся мне­ни­ем, обсуж­дать про­бле­мы, заявить о себе мно­го­мил­ли­он­ной ауди­то­рии.

Соци­аль­ные сети таким обра­зом ста­но­вят­ся необ­хо­ди­мом инстру­мен­том ком­му­ни­ка­ции, ока­зы­ва­ю­щим воз­дей­ствие и на раз­ви­тие лич­но­сти, и на обще­ство.

Основная часть

Меж­лич­ност­ное обще­ние высту­па­ет необ­хо­ди­мым усло­ви­ем бытия людей, без кото­ро­го невоз­мож­но пол­но­цен­ное фор­ми­ро­ва­ние не толь­ко отдель­ных пси­хи­че­ских функ­ций, про­цес­сов и свойств чело­ве­ка, но и лич­но­сти в целом. Вот поче­му изу­че­ние это­го слож­ней­ше­го пси­хи­че­ско­го фено­ме­на как систем­но­го обра­зо­ва­ния, име­ю­ще­го мно­го­уров­не­вую струк­ту­ру и толь­ко ему при­су­щие харак­те­ри­сти­ки, явля­ет­ся акту­аль­ным для пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки [Бода­лев 1996].

Новые инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ные тех­но­ло­гии, Интер­нет и соци­аль­ные сети ока­за­ли воз­дей­ствие и на меха­низ­мы меж­лич­ност­но­го обще­ния.

В насто­я­щее вре­мя интер­нет-обще­ние всё чаще ста­но­вит­ся пред­ме­том науч­но­го инте­ре­са. Обще­ние сту­ден­тов, опо­сре­до­ван­ное Интер­не­том, опре­де­ля­ет­ся моти­ва­ми обме­на мне­ни­я­ми и раз­вле­че­ни­я­ми, спе­ци­фи­че­ски­ми спо­со­ба­ми пере­да­чи инфор­ма­ции, свое­об­ра­зи­ем в про­те­ка­нии про­цес­са меж­лич­ност­но­го вос­при­я­тия, воз­мож­но­стью пре­одо­ле­ния ком­му­ни­ка­тив­но­го дефи­ци­та за счет рас­ши­ре­ния кру­га обще­ния при сохра­не­нии сво­ей ано­ним­но­сти и авто­ном­но­сти [Луки­на 2013].

Мы счи­та­ем, что интер­нет-ком­му­ни­ка­ции ока­зы­ва­ют вли­я­ние и на меж­лич­ност­ное обще­ние сту­ден­тов, кото­рое опре­де­ля­ет­ся как актив­ная дея­тель­ность, направ­лен­ная на вза­и­мо­дей­ствие друг с дру­гом, сред­ство рас­кры­тия лич­но­сти, осво­е­ния соци­аль­ных ролей, фор­ми­ро­ва­ния иден­тич­но­сти, ста­нов­ле­ния рефлек­сии, само­вы­ра­же­ния и само­по­зна­ния [там же].

Без сомне­ния, воз­раст сту­ден­тов накла­ды­ва­ет свой отпе­ча­ток на обще­ние как меж­лич­ност­ное, так и опо­сре­до­ван­ное Интер­не­том [Кар­по­ва 2013]. Име­ют свои осо­бен­но­сти цен­но­сти, моти­вы обще­ния, а так­же меха­низ­мы вза­и­мо­дей­ствия сту­ден­тов как непо­сред­ствен­ные, про­ис­хо­дя­щие в реаль­но­сти, так и опо­сре­до­ван­ные Интер­не­том [Забо­к­риц­кая 2017].

Мы зна­ем, что в зави­си­мо­сти от воз­раст­ных осо­бен­но­стей, меха­низ­мы обще­ния име­ют для лич­но­сти раз­ную цен­ность и выра­жен­ность. Более того, имея общую при­ро­ду, меха­низ­мы обще­ния в зави­си­мо­сти от воз­раст­ных осо­бен­но­стей допол­ня­ют­ся, кро­ме инва­ри­ант­ных осо­бен­но­стей, состав­ля­ю­щих суть и осно­ву про­яв­ле­ния того или ино­го меха­низ­ма обще­ния в любой пери­од жиз­ни чело­ве­ка, сво­им соб­ствен­ным содер­жа­ни­ем в зави­си­мо­сти от воз­раст­ных задач лич­но­сти.

Сре­ди широ­ко­го спек­тра обще­ния и вза­и­мо­дей­ствий сту­ден­тов осо­бая роль при­над­ле­жит меха­низ­му эмпа­тии.

Пери­од 18–25 лет – это вре­мя как умствен­ной, так и нрав­ствен­ной зре­ло­сти. Веду­щая дея­тель­ность это­го пери­о­да – про­фес­си­о­наль­ная уче­ба и труд. Одна­ко наря­ду с про­фес­си­о­наль­ным ста­нов­ле­ни­ем не менее важ­ную роль в этом воз­расте игра­ет лич­ност­ное само­опре­де­ле­ние.

К это­му пери­о­ду юно­сти в нор­ме уже долж­ны сфор­ми­ро­вать­ся уста­нов­ки, свя­зан­ные с эмпа­ти­ей, нрав­ствен­ны­ми кри­те­ри­я­ми в оцен­ке людей, собы­тий, поступ­ков.

Труд­но гово­рить о том, како­ва при­ро­да эмпа­тии. Либо это вос­пи­тан­ное каче­ство, либо в какой-то сте­пе­ни врож­ден­ное, свя­зан­ное с инту­и­ци­ей и уме­ни­ем видеть труд­но­сти дру­гих людей и пони­мать их.

Эмпа­тию при­ня­то пони­мать как вчув­ство­ва­ние, пони­ма­ние пере­жи­ва­ний дру­го­го чело­ве­ка, его эмо­ци­о­наль­но­го состо­я­ния.

Суще­ству­ют раз­ные под­хо­ды к интер­пре­та­ции поня­тия «эмпа­тия» в пси­хо­ло­гии. Это явле­ние опре­де­ля­ет­ся как пси­хи­че­ская реак­ция на дей­ству­ю­щий сти­мул, пси­хи­че­ский про­цесс, свой­ство лич­но­сти. Поня­тие «эмпа­тия» вошло в оби­ход пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки в нача­ле XX сто­ле­тия.

Пер­вые иссле­до­ва­ния эмпа­тии осно­ва­ны на фило­соф­ских под­хо­дах, в рус­ле кото­рых этот фено­мен интер­пре­ти­ро­вал­ся как позна­ва­тель­ная инту­и­тив­ная направ­лен­ность на объ­ект (Э. Клиф­форд, Т. Липпс).

Как свой­ство чело­ве­че­ской души эмпа­тия рас­смат­ри­ва­лась в эти­ке (в уче­нии о сим­па­тии). По мне­нию Г. Спен­се­ра, М. Шеле­ра, А. Шопен­гау­э­ра и дру­гих уче­ных, эмпа­тия пози­тив­но вли­я­ет на вза­и­мо­от­но­ше­ния и регу­ли­ру­ет их в обще­стве [Зин­чен­ко, Юсу­пов 2015].

Эмпа­тия явля­ет­ся одним из регу­ля­то­ров вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду людь­ми, про­яв­ля­ет­ся в стрем­ле­нии ока­зы­вать помощь и под­держ­ку дру­гим людям [Шнай­дер 2016].

Высо­кий уро­вень эмпа­тии, по наше­му мне­нию, пред­по­ла­га­ет вчув­ство­ва­ние в пере­жи­ва­ния дру­го­го чело­ве­ка, про­яв­ле­ние чут­ко­сти. Низ­кий же уро­вень эмпа­тии гово­рит об обрат­ном, о неспо­соб­но­сти пере­жи­вать за дру­го­го чело­ве­ка и черст­во­сти.

Т. П. Гав­ри­ло­ва дает опре­де­ле­ние эмпа­тии как спе­ци­фи­че­ской спо­соб­но­сти чело­ве­ка отзы­вать­ся на пере­жи­ва­ния дру­го­го, будь то чело­век, живот­ное или антро­по­мор­фи­зи­ро­ван­ный пред­мет. Эмпа­тия, как пра­ви­ло, воз­ни­ка­ет при непо­сред­ствен­ном вос­при­я­тии пере­жи­ва­ния дру­го­го [Гаврилова1981].

Л. П. Выгов­ская выде­ля­ет в эмпа­тии три ком­по­нен­та, кото­рые вза­и­мо­дей­ству­ют меж­ду собой. Когни­тив­ный ком­по­нент она рас­смат­ри­ва­ет как мыс­ли­тель­ные опе­ра­ции, зна­ние о дру­гом чело­ве­ке. Аффек­тив­ный ком­по­нент в интер­пре­та­ции авто­ра – это пере­жи­ва­ния, эмо­ци­о­наль­ные реак­ции на объ­ект, эмо­ции, чув­ства. В кона­тив­ном (пове­ден­че­ском) ком­по­нен­те акцент дела­ет­ся на наме­ре­ни­ях чело­ве­ка по отно­ше­нию к дру­го­му, в част­но­сти, на его дей­ствия и поступ­ки [Выгов­ская 1991].

По мне­нию М. А. Поно­ма­рё­вой, эмпа­тия пред­став­ля­ет собой систем­ное обра­зо­ва­ние и вклю­ча­ет в себя (как и у преды­ду­ще­го авто­ра) когни­тив­ный, кона­тив­ный и эмо­ци­о­наль­ный ком­по­нен­ты, вкла­ды­вая в них несколь­ко иное содер­жа­ние.

В част­но­сти, когни­тив­ный ком­по­нент пред­по­ла­га­ет пони­ма­ние эмо­ци­о­наль­но­го состо­я­ния дру­го­го чело­ве­ка; кона­тив­ный – актив­ную помощь объ­ек­ту эмпа­тии; эмо­ци­о­наль­ный, по мне­нию иссле­до­ва­те­ля, вклю­ча­ет в сопе­ре­жи­ва­ние и сочув­ствие [Поно­ма­рё­ва 2006].

Суще­ству­ют две точ­ки зре­ния на про­бле­му эмпа­тии. Т. Шибу­та­ни, А. Вал­лон, В. П. Кузьмина,Т. П. Гав­ри­ло­ва и неко­то­рые дру­гие уче­ные рас­смат­ри­ва­ют эмпа­тию, опре­де­ляя ее как осно­ву помо­га­ю­ще­го пове­де­ния, вчув­ство­ва­ние в объ­ек­ты соци­аль­ной дей­стви­тель­но­сти [Гав­ри­ло­ва 1975].

Иссле­до­ва­те­ли А. В. Орлов, М. А. Хаза­но­ва, кото­рые при­дер­жи­ва­ют­ся когни­тив­но­го под­хо­да, интер­пре­ти­ру­ют эмпа­тию как пони­ма­ние, в про­цес­се кото­ро­го про­ис­хо­дит рекон­струк­ция внут­рен­не­го мира дру­го­го чело­ве­ка, что дает воз­мож­ность пред­ста­вить моти­вы его пове­де­ния.

Зару­беж­ные пси­хо­ло­ги, кото­рые при­дер­жи­ва­ют­ся когни­тив­но­го направ­ле­ния, пред­став­ля­ют эмпа­тию как пер­цеп­тив­ный акт, как спо­соб­ность ана­ли­зи­ро­вать мыс­ли и чув­ства дру­го­го чело­ве­ка, или ком­му­ни­ка­цию во внут­рен­нем плане [Луки­на 2013].

Име­ют место и дру­гие под­хо­ды к пони­ма­нию эмпа­тии, кото­рые осно­вы­ва­ют­ся на вза­и­мо­свя­зи когни­тив­ных и эмо­ци­о­наль­ных про­цес­сов. Напри­мер, так пони­мал эмпа­тию З. Фрейд.

Оте­че­ствен­ный пси­хо­лог И. М. Юсу­пов, под­дер­жи­вая точ­ку зре­ния З. Фрей­да, уточ­ня­ет, что эмпа­тия так­же спо­соб­ству­ет сба­лан­си­ро­ван­но­сти меж­лич­ност­ных отно­ше­ний и опре­де­ля­ет соци­аль­ную обу­слов­лен­ность пове­де­ния чело­ве­ка.

Чело­век, обла­да­ю­щий ярко выра­жен­ной эмпа­тий­но­стью, как пра­ви­ло успе­шен в тех видах дея­тель­но­сти, кото­рые тре­бу­ют вчув­ство­ва­ния в мир дру­го­го чело­ве­ка [Юсу­пов 1995].

В совре­мен­ных науч­ных источ­ни­ках актив­но иссле­ду­ет­ся про­бле­ма вли­я­ния интер­нет-сре­ды, в том чис­ле и соци­аль­ные сетей, на меж­лич­ност­ное обще­ние. Пола­га­ем, что соци­аль­ные сети могут повли­ять и на эмпа­тию.

В част­но­сти, нас заин­те­ре­со­вал вопрос о том, како­вы раз­ли­чия в про­яв­ле­нии меха­низ­ма эмпа­тии у сту­ден­тов – актив­ных и неак­тив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей.

Ана­ли­зи­руя воз­дей­ствие интер­нет-ком­му­ни­ка­ций на меж­лич­ност­ное обще­ние, мы пред­по­ло­жи­ли, что пси­хо­ло­ги­че­ское содер­жа­ние его меха­низ­мов может быть раз­лич­ным, в зави­си­мо­сти от того, как часто сту­ден­ты нахо­дят­ся в соци­аль­ных сетях.

С этой целью мы раз­ра­бо­та­ли анке­ту, по резуль­та­там кото­рой выяви­ли под­груп­пы испы­ту­е­мых по сле­ду­ю­щим кри­те­ри­ям:

  1. коли­че­ство вре­ме­ни, про­ве­ден­но­го в соци­аль­ных сетях;
  2. с какой целью сту­ден­ты нахо­дят­ся в дан­ной интер­нет-сре­де.

В эмпи­ри­че­ском иссле­до­ва­нии при­ни­ма­ли уча­стие сту­ден­ты Башир­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та им. М. Акмул­лы и Баш­кир­ско­го эко­но­ми­ко-юри­ди­че­ско­го кол­ле­джа в коли­че­стве 137 чело­век. Воз­раст испы­ту­е­мых от 17 до 23 лет. Выбор­ка была раз­де­ле­на на две под­груп­пы: актив­ных и неак­тив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей, в коли­че­стве 61 и 76 чело­век.

Выбор­ки были сфор­ми­ро­ва­ны по ито­гам анке­ти­ро­ва­ния сту­ден­тов. Нас инте­ре­со­ва­ло: как часто они захо­дят в соци­аль­ные сети, сколь­ко вре­ме­ни в них про­во­дят и с какой целью.

Иссле­до­ва­ние про­во­ди­лось с при­вле­че­ни­ем мето­ди­ки Л. И. Уман­ско­го «Диа­гно­сти­ка ком­му­ни­ка­тив­но-харак­те­ро­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей лич­но­сти» [Фетис­кин, Коз­лов, Мануй­лов 2002]. Мы обра­ти­ли вни­ма­ние на шка­лу «Чут­кость или черст­вость», кото­рая нахо­дит­ся в бло­ке «Чер­ты харак­те­ра, выра­жа­ю­щие отно­ше­ние к дру­гим людям».

Эмпа­тия так­же изу­ча­лась с при­ме­не­ни­ем «Мето­ди­ки диа­гно­сти­ки уров­ня эмпа­ти­че­ских спо­соб­но­стей» [Бой­ко 1996].

Про­ана­ли­зи­ру­ем сред­ние зна­че­ния по резуль­та­там выше­на­зван­ных мето­дик (см. табл. 1).

Таблица 1. Шкалы идентификации по методике Л. И. Уманского (средние значения)

Сред­ние зна­че­нияЧут­кость или черст­вость
Актив­ные3,4
Неак­тив­ные3,9

Выяв­ле­ны раз­ли­чия по шка­ле «Чут­кость / чёрст­вость» (3,4 и 3,9). Одна­ко у неак­тив­ных сту­ден­тов в боль­шей сте­пе­ни про­яв­ля­ет­ся чут­кость по отно­ше­нию к дру­гим людям, тогда как актив­ные сту­ден ты в обще­нии с дру­ги­ми чаще про­яв­ля­ют черст­вость и холод­ность.

Это может сви­де­тель­ство­вать о том, что меж­лич­ност­ное обще­ние сту­ден­тов – неак­тив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей, в боль­шей сте­пе­ни обра­ще­но на пони­ма­ние дру­гих людей. Они спо­соб­ны поста­вить себя на место дру­го­го, про­явить чут­кость, быть эмо­ци­о­наль­но вовле­чен­ны­ми в их про­бле­мы. Эти сту­ден­ты могут ока­зать под­держ­ку, они, как пра­ви­ло, не отстра­ня­ют­ся от дру­гих, если у послед­них есть какие-либо труд­но­сти.

Актив­ные же поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ных сетей, ско­рее все­го, вряд ли смо­гут ока­зать под­держ­ку, им про­ще будет дистан­ци­ро­вать­ся. Им более свой­ствен­на эмо­ци­о­наль­ная холод­ность, они эго­цен­трич­ны, так как их инте­ре­су­ет толь­ко то, что свя­за­но с ними. Дру­го­го чело­ве­ка они могут вос­при­ни­мать как объ­ект, с кото­рым они обща­ют­ся по необ­хо­ди­мо­сти с целью полу­чить какую-либо инфор­ма­цию или же соблю­дая нор­мы и пра­ви­ла, кото­рых сле­ду­ет при­дер­жи­вать­ся.

Таблица 2. Шкалы идентификации по методике В. В. Бойко (средние значения)

Сред­ние зна­че­нияКоэф­фи­ци­ент эмпа­тии
Актив­ные17,0
Неак­тив­ные18,9

Мы обна­ру­жи­ли раз­ли­чия меж­ду актив­ны­ми и неак­тив­ны­ми сту­ден­та­ми – поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ных сетей в про­яв­ле­нии эмпа­тии (17 и 18,9). У неак­тив­ных сту­ден­тов уро­вень эмпа­тии выше, они более спо­соб­ны к сопе­ре­жи­ва­нию, пони­ма­нию дру­гих людей, могут поста­вить себя на их место.

Зна­чи­мость раз­ли­чий в про­яв­ле­нии эмпа­тии сту­ден­та­ми, актив­ны­ми и неак­тив­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ных сетей мы про­ве­ри­ли с помо­щью U‑критерия Ман­на-Уит­ни и t‑критерия Стью­ден­та. Обра­бот­ка дан­ных про­во­ди­лась с помо­щью Про­грам­мы Statistiсa 6.0.

Таблица 3. Результаты математической обработки данных (различия в проявлении эмпатии у студентов – активных и неактивных пользователей социальных сетей)

Таблица 3. Результаты математической обработки данных (различия в проявлении эмпатии у студентов – активных и неактивных пользователей социальных сетей)
*Отме­чен­ные кри­те­рии зна­чи­мы на уровне p ‚05000.

По резуль­та­там ста­ти­сти­ки полу­че­ны зна­чи­мые раз­ли­чия по шка­ле «чут­кость / черст­вость», при­чем у неак­тив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей чут­кость пре­об­ла­да­ет в 1,19 раза (при p<0,05), чем у актив­ных. Это сви­де­тель­ству­ет о том, что неак­тив­ные поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ных сетей чаще про­яв­ля­ют уча­стие, отзыв­чи­вость, вни­ма­ние, чем актив­ные. Актив­ные поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ных сетей склон­ны к рав­но­ду­шию и не спо­соб­ны к сопе­ре­жи­ва­нию.

Мы видим из таб­ли­цы, что уро­вень эмпа­ти­че­ских спо­соб­но­стей у сту­ден­тов – актив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей в 1,02 раза выше, чем у неак­тив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей (p<0,05).

Здесь при­сут­ству­ет неко­то­рое про­ти­во­ре­чие, одна­ко его мож­но объ­яс­нить. Веро­ят­нее все­го, суть заклю­ча­ет­ся в том, что пси­хо­ло­ги­че­ские харак­те­ри­сти­ки эмпа­тии у актив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей отли­ча­ют­ся от харак­те­ри­стик неак­тив­ных поль­зо­ва­те­лей сетей.

Мы соот­нес­ли резуль­та­ты, полу­чен­ные по мето­ди­кам Л. И. Уман­ско­го и В. В. Бой­ко, и при­шли к сле­ду­ю­ще­му выво­ду: несмот­ря на то, что уро­вень эмпа­ти­че­ских спо­соб­но­стей у актив­ных поль­зо­ва­те­лей сетей выше, эмпа­тия харак­те­ри­зу­ет­ся более фор­маль­ным отно­ше­ни­ем к дру­гим, так как актив­ные поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ных сетей более склон­ны к про­яв­ле­нию черст­во­сти в меж­лич­ност­ном обще­нии.

Эмпа­тия у актив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей в боль­шей сте­пе­ни регла­мен­ти­ро­ва­на нор­ма­тив­но, в ней нет под­лин­но­сти и искрен­не­го эмо­ци­о­наль­но­го откли­ка.

Таблица 4. Результаты сравнения показателей активных (1) и неактивных (2) пользователей социальных сетей по t‑критерию Стьюдента

Таблица 4. Результаты сравнения показателей активных (1) и неактивных (2) пользователей социальных сетей по t-критерию Стьюдента

В таб­ли­це 4 при­ве­де­ны срав­ни­тель­ные резуль­та­ты пока­за­те­лей актив­ных (1) и неак­тив­ных (2) поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей по t‑критерию Стью­ден­та.

По эмпа­тии: чут­кость была выше в 1,15 раза (на 15 %); чер­ты харак­те­ра, выра­жа­ю­щие отно­ше­ние к себе – в 1,13 раза (на 13 %); эмпа­тий­ность – в 1,11 раза (на 11 %).

По резуль­та­там ста­ти­сти­че­ско­го ана­ли­за по t‑критерию Стью­ден­та нами были выяв­ле­ны суще­ствен­ные раз­ли­чия по шка­лам: «чут­кость / черст­вость», «эмпа­тий­ность».

По ито­гам мате­ма­ти­че­ской обра­бот­ки наша гипо­те­за о том, что суще­ству­ют зна­чи­мые раз­ли­чия в про­яв­ле­нии чут­ко­сти / черст­во­сти, эмпа­тий­но­сти у сту­ден­тов – актив­ных и неак­тив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей под­твер­ди­лась. Те каче­ствен­ные харак­те­ри­сти­ки про­яв­ле­ния эмпа­тии, кото­рые были опи­са­ны ранее, ста­ти­сти­че­ски про­ве­ре­ны.

Заключение

Целью наше­го иссле­до­ва­ния было выяв­ле­ние раз­ли­чий в пси­хо­ло­ги­че­ском содер­жа­нии эмпа­тии у сту­ден­тов – актив­ных и неак­тив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей.

Тео­ре­ти­че­ский ана­лиз по про­бле­ме эмпа­тии поз­во­лил выявить ее осо­бен­но­сти, свя­зан­ные со сту­ден­че­ским воз­рас­том.

Мы зна­ем о том, что в этот пери­од про­дол­жа­ет­ся ста­нов­ле­ние не толь­ко про­фес­си­о­наль­но­го, но и лич­ност­но­го само­опре­де­ле­ния, в том чис­ле и эмпа­тии как фак­то­ра, харак­те­ри­зу­ю­ще­го лич­ност­ную, нрав­ствен­ную зре­лость.

В этой свя­зи нам было инте­рес­но выявить, суще­ству­ют ли зна­чи­мые раз­ли­чия в про­яв­ле­нии эмпа­тии в меж­лич­ност­ном (реаль­ном) обще­нии у сту­ден­тов в зави­си­мо­сти от того, насколь­ко часто они нахо­дят­ся в соци­аль­ных сетях.

Мы пола­га­ем, что пре­бы­ва­ние в интер­нет-сре­де накла­ды­ва­ет отпе­ча­ток на меж­лич­ност­ное обще­ние, в том чис­ле и на эмпа­тию.

Резуль­та­ты эмпи­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния под­твер­ди­ли гипо­те­зу, что у сту­ден­тов, кото­рые явля­ют­ся актив­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ных сетей, про­яв­ле­ние черст­во­сти более выра­же­но, чем у сту­ден­тов, кото­рые реже поль­зу­ют­ся соци­аль­ны­ми сетя­ми.

Сту­ден­ты – неак­тив­ные поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ных сетей харак­те­ри­зу­ют­ся боль­шей чут­ко­стью и более глу­бо­ким пони­ма­ни­ем дру­гих людей.

Отме­тим, что эмпа­тия харак­тер­на и для актив­ных, и для неак­тив­ных поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей. Пси­хо­ло­ги­че­ское содер­жа­ние про­яв­ле­ния эмпа­тии может зави­сеть от того, насколь­ко дол­го сту­ден­ты «пре­бы­ва­ют» в соци­аль­ных сетях.

Актив­ные сту­ден­ты харак­те­ри­зу­ют­ся более фор­маль­ным про­яв­ле­ни­ем эмпа­тии, в соот­вет­ствии с тре­бу­е­мы­ми нрав­ствен­ны­ми нор­ма­ми.

Неак­тив­ные сту­ден­ты пони­ма­ют дру­го­го чело­ве­ка более глу­бо­ко, их про­яв­ле­ние эмпа­тии более тра­ди­ци­он­но, нефор­маль­но, как пра­ви­ло, они лич­ност­но вклю­че­ны и эмо­ци­о­наль­но вовле­че­ны в про­цесс меж­лич­ност­но­го обще­ния.

Список литературы

  1. Бит­ков Л. А. Соци­аль­ные сети: меж­ду мас­со­вой ком­му­ни­ка­ци­ей и меж­лич­ност­ным обще­ни­ем // Вест­ник Челя­бин­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. № 28 (282). Фило­ло­гия. Искус­ство­ве­де­ние. 2012. Вып. 70. С. 36–38. Бода­лев А. А. Пси­хо­ло­гия обще­ния. М. : Инсти­тут прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии. Воро­неж, 1996. 256 с.
  2. Бой­ко В. В. Энер­гия эмо­ций в обще­нии: взгляд на себя и на дру­гих. М. : Фил­инъ, 1996. 472 с.
  3. Буя­но­ва В. В., Жуи­на А. И., Жуи­на Д. В. Харак­те­ри­сти­ка меж­лич­ност­ной ком­му­ни­ка­ции под­рост­ков, актив­ных поль­зо­ва­те­лей интер­нет-сети // Пен­зен­ский пси­хо­ло­ги­че­ский вест­ник. 2017. № 2. C. 16–25.
  4. Вой­скун­ский А. Е. Соци­аль­ные сети: меж­ду мас­со­вой ком­му­ни­ка­ци­ей и меж­лич­ност­ным обще­ни­ем // Вест­ник Мос­ков­ско­го уни­вер­си­тет. Серия 14. Пси­хо­ло­гия. 2014. № 2. С. 90–104.
  5. Выгов­ская Л. П. Эмпа­тий­ные отно­ше­ния млад­ших школь­ни­ков, вос­пи­ты­ва­ю­щих­ся вне семьи : авто­реф. дис. … канд. пси­хол. наук. Киев, 1991. 20 с.
  6. Гав­ри­ло­ва Т. П. Ана­лиз эмпа­тий­ных пере­жи­ва­ний млад­ших школь­ни­ков и млад­ших под­рост­ков // Пси­хо­ло­гия меж­лич­ност­но­го позна­ния / под ред. А. А. Бода­ле­ва ; Акад. пед. наук СССР. М. : Педа­го­ги­ка, 1981. С. 122–139.
  7. Гав­ри­ло­ва Т. П. Поня­тие эмпа­тии в зару­беж­ной пси­хо­ло­гии. Исто­ри­че­ский обзор и совре­мен­ное состо­я­ние про­бле­мы // Вопро­сы пси­хо­ло­гии. 1975. № 2. С. 147–156.
  8. Забо­к­риц­кая Л. Д. Инфор­ма­ци­он­ная куль­ту­ра совре­мен­ной моло­де­жи: угро­зы и вызо­вы вир­ту­аль­но­го соци­аль­но­го про­стран­ства // Вест­ник Перм­ско­го наци­о­наль­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го поли­тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та. Соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские нау­ки. 2017. № 4. С. 114–123.
  9. Зин­чен­ко Е. В., Юсу­пов И. М. Эмпа­тия // Пси­хо­ло­гия обще­ния : энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь / под общ. ред. А. А. Бода­ле­ва. М. : Коги­то-Центр, 2015. С. 166–168.
  10. Кар­по­ва Д. Н. Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции: новые вызо­вы для моло­де­жи // Социо­ло­гия. 2013. № 5. С. 208–212.
  11. Кузь­ми­на В. П. Тео­ре­ти­че­ский аспект иссле­до­ва­ния эмпа­тии как акту­аль­ная про­бле­ма совре­мен­ной пси­хо­ло­гии // Вест­ник Вят­ско­го госу­дар­ствен­но­го гума­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та. 2007. № 17. С. 107–112.
  12. Луки­на Н. А. Пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти опо­сре­до­ван­но­го Интер­не­том меж­лич­ност­но­го обще­ния сту­ден­тов : авто­реф. дис канд. пси­хол. наук. Сама­ра, 2013. 26 с.
  13. Поно­ма­ре­ва М. А. Эмпа­тия: тео­рия, диа­гно­сти­ка, раз­ви­тие : моно­гра­фия. Минск : Бест­принт, 2006. 76 с.
  14. Пашу­ко­ва Т. И. Эмпа­тия: меха­низ­мы // Пси­хо­ло­гия обще­ния : энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь / под общ. ред. А. А. Бода­ле­ва. М. : Коги­то-Центр, 2015. С. 168–169.
  15. Фетис­кин Н. П., Коз­лов В. В., Мануй­лов Г. М. Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ская диа­гно­сти­ка раз­ви­тия лич­но­сти и малых групп. М. : Инсти­тут пси­хо­те­ра­пии, 2002.
  16. Шах­ма­тов О. М., Бол­та­га Е. Ю. Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты обще­ния в соци­аль­ных сетях вир­ту­аль­ной реаль­но­сти // Изве­стия Пен­зен­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та им. В. Г. Белин­ско­го. Обще­ствен­ные нау­ки. 2011. № 24. С. 1002–1008.
  17. Шнай­дер М. И. Эмпа­тия как фор­ма отра­же­ния дру­го­го // Гума­ни­за­ция обра­зо­ва­ния. 2016. № 2. С. 60–65.
  18. Юсу­пов И. М. Пси­хо­ло­гия эмпа­тии (тео­ре­ти­че­ские и при­клад­ные аспек­ты): авто­реф. дис. д‑ра. пси­хол. наук. СПб., 1995. 34 с.
Источ­ник: Вест­ник Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го линг­ви­сти­че­ско­го уни­вер­си­те­та. Обра­зо­ва­ние и педа­го­ги­че­ские нау­ки. 2020. №1 (834).

Об авторах

  • Дмит­ри­е­ва Л. Г. — док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских наук; про­фес­сор кафед­ры пси­хо­ло­ги­че­ско­го сопро­вож­де­ния и кли­ни­че­ской пси­хо­ло­гии факуль­те­та пси­хо­ло­гии Баш­кир­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та.
  • Хам­зи­на Д. В. — аспи­рант кафед­ры пси­хо­ло­гии Баш­кир­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та им. М. Акмул­лы.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest