Кожевникова Е.С. Читатель и Интернет: Основы формирования нового информационного общества

К

Вот уже более 30 лет мир сотрясают последствия научно-технической революции, переросшей в революцию информационную. Под ее влиянием на наших глазах происходит смена общественно-экономической формации, всех областей человеческой деятельности, человеческого сознания. Изучением основ информационной революции, определением ее последствий и прогнозированием будущего занимаются ученые различных дисциплин, школ и направлений.

Фундаментальный анализ цивилизационных процессов раскрывает в трилогии «Информационная эпоха» социолог М. Кастельс [16].

Информационной цивилизации, как новому виду человеческого общества, созданию на нашей планете информационной среды обитания — «автоматизированной инфосферы» [20] посвящают свои труды главный научный сотрудник Института проблем информатики Российской академии наук К.К. Колин и философ А.И. Ракитов.

С плюсами и минусами эпохи сетевого интеллекта знакомит председатель «Союза конвергенции технологий», канадский публицист Д. Тапскотт [24].

Опытом социального прогнозирования делится с читателями американский социолог Д. Белл в книге «Грядущее постиндустриальное общество» [3].

Вопросам изучения влияния средств информатики и техники на интеллект посвящает свои работы психолог В.П. Зинченко [13].

О психологической активности, как биологической ветви кибернетики, пишет Н.А. Бернштейн [4, с. 94]. Д. Семпсон указывает на возникновение новой отрасли знания — кибернетической психологии (киберологии) [28]. В № 3 журнала «Вопросы психологии» за 2002 год И.А. Васильевой, Е.М. Осиповой, Н.Н. Петровой сделан блестящий обзор отечественных и зарубежных источников по психологическим аспектам применения информационных технологий и возможностям использования их в образовании [6].

Комплексный обзор отечественных и зарубежных исследований по теме «Исследования Интернета в психологии» дает А. Войскунский. С фундаментальными интернет-исследованиями в Рунете за 1999—2002 годах знакомит Фонд «Общественное мнение». Статистическую информацию об аудитории российского сегмента Интернета представляют компании «Spylog.ru».

Международный исследовательский проект VELHAM посвящен изучению специфики психического развития в условиях применения компьютеров и компьютерных сетей.

Результаты индивидуальных исследований опубликованы в работах А.Е. Войскунского, А.В. Чудовой, О.Н. Арестовой [1,10,26], М. Ли, Н. Деринса, В. Фриндте, Т. Келлера и др.

Только усилиями междисциплинарных научных исследований можно осмыслить процесс информатизации и наметить пути развития человеческого общества в новой информационной формации. Нужно научиться управлять тем процессом, ход которого остановить невозможно.

Под воздействием информатизации все области человеческой деятельности, начиная с 70-х годов ХХ века на Западе, и с 90-х — в России, перерастают в сферу услуг: производственные услуги, образовательные услуги, медицинские услуги, библиотечные услуги, информационные услуги и т. д.

Человек волей или неволей вовлечен в сферу бизнеса. Он продает свои или чужие знания, умения, навыки, идеи, не говоря уже о проектах и технологиях. Товаром становятся не только предметы, а информация о них, информация об информации. Человек продает все, что может продать и достигает большего успеха, если эту продажу осуществляет с помощью новейших информационных технологий.

Первыми идеологами информационной цивилизации выступили западные исследователи: И. Мартин, Д. Белл, Э. Тоффер. В 1973 г. американский социолог Д. Белл обосновал концепцию постиндустриального общества и глубоко проанализировал основные тенденции в изменении соотношения секторов общественного производства, становления экономики услуг и формирования научного знания, как самостоятельного элемента производственных сил.

Он отметил не только масштабы количественного прироста населения, сколько изменения его «форм и структуры», указал на процессы роста дифференциации и напряженности во всех структурных компонентах постиндустриального общества знаний и технологий. Д. Белл определил знания, «как совокупность субордированных фактов и суждений, представляющих собой аргументированное утверждение или экспериментальный результат, способный быть переданным другим людям с использованием средств связи в определенной семантической форме» [3, с. 235].

В этом, по словам Д. Белла, состоит отличие знаний от новостей или сообщений развлекательного характера. Знания состоят из основных суждений (исследований) и новых изложений уже известных суждений (учебники).

Ссылаясь на работы профессора Принстонского университета Ф. Махупа [29, с. 21], Д. Белл дифференцирует знания по типам: практические знания, интеллектуальные знания, бесполезные и развлекательные знания, духовные знания, нежелательные (случайные) знания.

Сегодня необходимо рассматривать знание с позиции изучения понятия «интеллектуальная собственность», принадлежащей отдельному индивиду или группе лиц и являющееся составной частью социальных инвестиций (за конечный продукт, имеющий форму статьи, книги, программного обеспечения, перечня инноваций, — платят и очень дорого).

Информационная революция превратила мировое общество в одну огромную Вселенную, насытив человеческий лексикон понятиями «мировое знание», «мировой разум». Произошел распад старых замкнутых структур и их слияние «в новое, вселенское вместилище, доступное для всех и обязанное своим существованием всем» [3, с. 254]. Информационная революция кардинальным развитием сферы услуг привнесла в человеческое общество культ сегодняшнего момента, повышение жизненного уровня любой ценой и, как результат перечисленного, ослабление моральных норм.

Класс интеллектуалов в ХХ веке настолько возрос, что не мог уже сам себя экономически поддерживать, как класс. Культурный бунт, неограниченная личная свобода, победа модернизма — с одной стороны; стремление удовлетворить все возрастающие потребности в потреблении товаров и услуг, быстрое развитие массового производства и массового распределения этих товаров — с другой; стандартизация многих элементов общественной культуры и ограничение индивидуальности, как психологической природы человека — с третьей стороны, — подготовили общество к переходу в новую экономическую формацию.

Этот переход произошел на новом технологическом уровне: «Начиная с 1950 — общий объем знаний в мире удваивался каждые 10 лет, 1970 г. — каждые 5 лет, а с 1991 г. — ежегодно. Это означает, что к концу XXI века объем знаний в мире увеличится более чем в 250 тысяч раз, т. е. на несколько десятичных порядков» [20, с. 176].

Непосредственно термин «информационное общество» начал употребляться после публикации экспертной группы Европейской комиссии по программам информационного общества. Руководил ею М. Бангеманн: «Те страны, — говорил он, — которыми первыми войдут в информационное общество, приобретут величайшие преимущества: они будут определять условия для тех, кто будет следовать за ними» [27, с. 27].

Что является движущими силами развития при построении информационного общества? Формирование научного знания, высокий уровень развития информационных технологий и услуг в целом для каждой страны плюс построение основ гражданского общества. В России, как стране развивающейся, информационное общество строится одновременно на 3-х уровнях формирования гражданских, постиндустриальных и информационных инициатив, опираясь на поддержку правительства.

Интернет, как новая среда обитания человека

Процесс перехода к новому обществу должен сопровождаться становлением и развитием новой среды обитания, в которой бы индивиды могли успешно взаимодействовать между собой. «Информационная среда, наряду с природной, пространственно-географической, социальной, культурной, ландшафтно-архитектурной и др. — играет все более значительную роль в профессиональной деятельности и в повседневной жизни современного человека» [10, с. 1 из 8]. С возникновением Интернета информационная среда «воплотилась в реальный образ, сформировала вокруг себя новый иллюзорный мир символов» [18, с. 49] и стала условно называться «киберпространством».

Существуют различные данные о конкретных сроках и событиях, сопутствующих возникновению Интернета. М. Кастельс ставит датой 1969 г., когда Advanced Research Project Agency Министерства обороны США создало электронную коммуникативную сеть, нынешнюю усовершенствованную Интернет. Университетское распространение этой сети стало решающим фактором для развития электронной коммуникации во всем мире [16].

В России Интернет начал развиваться в первой половине 90-х годов, как «компьютерная сеть науки и образования» [5, с. 8]. Сегодня, по данным Фонда «Общественное мнение» им пользуются 13% россиян, что составляет, приблизительно 14,9 млн. человек.

Интернет, как продукт человеческого интеллекта в сочетании с интуицией, из универсальной системы адресации перерос в кибернетическую модель мира, способную: хранить и передавать информацию, а также опыт во всех его видах (навыки, умения, социальный опыт, исторический и т. д.); управлять и манипулировать поведением человека; формировать новый иллюзорный мир символов параллельно с существующим реальным (выполнять функцию творчески-конструктивную); вносить существенные изменения в строение внутренних органов человека (скоростное мелькание страниц вызывает напряженную зрительную активность, снижая работу органов, ответственных за воспроизведение звука — гортань).

С современной точки зрения — Интернет представляет собой семиотическое (знаковое) опосредование действительности, являясь наиболее усовершенствованным инструментом и орудием труда. «Основы Интернета — сети, объединяющие компьютер, основы компьютера — бинарные микрочипы и знаковые периферийные устройства» [7]. Постоянно усложняющиеся знаки и семиотические системы ведут к развитию высших психических функций, согласно теории Л. Выготского.

С момента «вхождения» Интернета в повседневную жизнь человека, стала возможной виртуализация земного сообщества, формирование нового видения мира через образы и символы, новой системы ценностей.

«Вместе с тем, Интернет, каким бы важным он не представлялся, всего лишь частный предмет. — По мнению философа Б.Н. Кутелия. — Он важен потому, что является знаковым по отношению к той реальности, которую мы обозначаем как виртуальную и которая открылась благодаря ему. Но он не равен той реальности, которую мы открыли через него» [22, с. 24].

Виртуальное пространство не тождественно человеку. Оно существовало до него.

Только благодаря возникновению Сети виртуальное пространство обрело свою физическую оболочку и способность проникновения в самые отдаленные точки земной цивилизации. Эпоха постмодернизма, невозможность внешнего расширения земных границ (все географические открытия уже совершены), взгляд на историю с точки зрения возможности репродуцирования ее главных героев или антигероев (клонирование), способствовали созданию абсолютно новой области человеческих притязаний — Интернета.

Таким образом, Интернет, с одной стороны, — средство социальной коммуникации, способствующее процессу глобализации, с другой — средство открытия виртуальной среды, наиболее благоприятной для дальнейшего развития человечества [21, с. 25], а с третьей — плод интеллектуальной деятельности коллективного человеческого гения, инструмент и орудие труда.

Человек сам по себе «не совсем природное существо, он существо символическое, а потому и весь его мир также есть нечто сделанное, искусственное» [11, с. 22]. Мифы, сказки, театральное действо, музыка, кино — суть искусственные продукты человеческой деятельности и символические среды обитания индивидов.

Экологические пространства Интернета безграничны и удачно описаны А.Е. Войскунским в статье «Метафоры Интернета», где Интернет предстает, как: общедоступная библиотека; настольное издательство; среда обмена электронной почтой; среда асинхронных обсуждений; среда синхронных чатов; среда групповых ролевых игр; среда «метамиров»; среда, объединяющая «интерактивное видоизображение вместе с передачей голосовых сообщений [8].

Библиотека, как среда обитания и хранилище человеческих знаний

Библиотеки начали активно работать с Интернетом с момента возникновения последнего. Сотрудничество осуществлялось двумя способами: представлением себя и своих БД с одной стороны, представлением информационных ресурсов других библиотек, организаций своим пользователям — с другой стороны.

Библиотека — она ведь тоже искусственно созданная среда обитания, хранилище знаний, какими бы символами эти знания не выражались, включая и сам Интернет. Кроме того, библиотека сама создает «вторичные» знания: библиографические указатели, электронные копии, электронные каталоги, полнотекстовые БД, рекламные ролики и т. д.

Недаром в полномасштабной программе «Электронная Россия» должное место отводится электронным библиотекам, поддержке и развитию электронного информационного ресурса. Участие библиотек в формировании общества знаний при использовании информационно-библиотечных технологий бесспорно.

На своих сайтах библиотеки создают рынок значимой информации для удовлетворения потребностей общества и отдельных индивидов в информационных продуктах и услугах. Они организуют международный обмен культурными, образовательными и научно-техническими знаниями, формируют системы обеспечения прав граждан и социальных институтов на свободное получение, распространение и использование этих знаний, участвуют в создании единого информационно-коммуникационного пространства.

Библиотека сегодня — не только «кладезь мудрости», но и «врачеватель» человеческих душ. Появление нового термина «библиотерапия», отнюдь, не случайно. Оно обусловлено негативными общественными изменениями, оказавшими отрицательное влияние на массовую психологию. К ним относятся и затяжная чеченская война, и внутренний террор.

В процессе распада СССР и последовавших за ним кризисов социально-экономического, идеологического и политического, Россия из страны производящей, передовой превратилась в страну вывозящую лес, нефть, человеческий капитал, а с ним — финансы, культурное наследие. Приватизация позволила обогатиться немногим. Инфляция большинство населения опустила до уровня бедности. Фактически Россия «потеряла» целый слой общества, принадлежащий к среднему классу.

Ожидание «информационной катастрофы», социальные и экономические изменения в России привели к тому, что «значительная часть населения оказалась в пассивной позиции по отношению к своей роли — «быть носителем суверенитета и источником влияния» [24, с. 46].

На таком фоне главной психосоциальной задачей библиотеки является «осуществление комплекса мер по возрождению в каждом человеке качеств активного участника социальных процессов, по пересмотру процессов информации с точки зрения задач обогащения интеллектуального и духовного потенциала народа» [Там же].

В свою очередь, стратификация библиотекарей, как служащих или работников библиотеки, в последнее время значительно снизилась. Компьютеризация библиотек повлекла за собой резкое расслоение индивидов на высокооплачиваемых представителей интеллектуального, творческого труда (систематизаторов, библиографов, социологов, психологов, инноваторов) и низкооплачиваемых представителей сферы услуг, занятых осуществлением механических процессов: ксерокопированием, диспетчеризацией, сканированием, механической выдачей источников информации.

Сокращение средств на строительство новых зданий, техническое обеспечение библиотек, модернизацию сетей и оборудования, приобретение нового программного обеспечения не ускоряют процесс вхождения библиотек в мировое информационное пространство. Под воздействием негативных изменений, произошедших в социально-психологическом облике, как самой библиотеки, так и библиотекаря, снизилось и доверие к ним со стороны читателя.

И все же, несмотря на отрицательные явления, постигшие большинство российских библиотек, читатель в них нуждается, как никогда.

На основе разового анкетирования студентов и аспирантов читальных залов НБ БГУЭП в возрасте от 17 до 30 лет, проведенного с целью выявления роли библиотеки в грядущем информационном обществе, как определенного места в пространстве, выявлено: 30% студентов и 24% аспирантов считают, что компьютер в информационном обществе сможет полностью заменить библиотекаря; 47% студентов и 52% аспирантов убеждены в том, что «железки» лишь частично его заменят; 21% студентов и 24% аспирантов отрицательно ответили на этот вопрос; 2% студентов обошли данный вопрос ответом.

Как часто прибегают наши читатели к помощи библиографа-консультанта? — при каждом посещении библиотеки — 8% студентов и 12% аспирантов; довольно часто — 57% студентов и 48% аспирантов; в консультациях не нуждаются — 35% студентов и 40% аспирантов.

О чем говорят данные показатели? О том, что 65% студентов и 60% аспирантов (более половины) в своей учебной или научной деятельности не могут обойтись без прямого контакта с личностью библиотекаря, носителя и дарителя, как самого живого знания, так и информации о том, где это знание можно получить.

Такой немаловажный показатель, как посещаемость библиотеки, не снижается в связи с компьютеризацией, а возрастает:

Частота посещений библиотеки:

Библиотеку посещают Студенты Аспиранты
Ежедневно 26% 12%
Еженедельно 60% 44%
Ежемесячно 10% 36%
1 раз в семестр 2% 8%
2 раза в год 2% 0%

Цели обращения читателей в библиотеку:

Цели обращения читателей в библиотеку Студенты Аспиранты
Составить библиографические списки 49% 64%
Ксерокопировать первоисточники 73% 56%
Заказать документы по МБА 4% 16%
Получить документы на дом 27% 48%
Поработать с электронными изданиями 27% 12%

99% респондентов — пользователи глобальной сети Интернет. С полнотекстовыми БД учебно-методических пособий преподавателей БГУЭП, размещенными на сервере университетской сети, работают 42% студентов и 20% аспирантов. Правовые справочно-поисковые системы посещают: «Гарант» — 45% студентов и 52% аспирантов; «Консультант Плюс» — 51% студентов и 64% аспирантов; «Виртуальный Иркутск» — 2% студентов и 20% аспирантов. К электронным каталогам НБ БГУЭП и других библиотек с помощью Интернета обращаются 76% респондентов, но не все из них являются зарегистрированными пользователями библиотек.

На вопрос «Можно ли сказать, что НБ БГУЭП полностью удовлетворяет Ваши запросы»? 36% от общего количества студентов и 20% аспирантов ответили утвердительно; частично удовлетворяет — у 57% студентов и 80% аспирантов. Отрицательных ответов было немного: всего 7% от общего числа респондентов, представляющих студенческую аудиторию.

«Инженерами общества знаний» называют библиотекарей 33% студентов и 60% аспирантов; «обслуживающим персоналом» — соответственно — 67% студентов и 40% аспирантов.

На вопрос: «Сохранится ли библиотека в информационном обществе?» — 77% студентов и 88% аспирантов ответили утвердительно.

Интернет и библиотека, как две искусственно созданные системы, имеют определенные взаимосвязи и взаимозависимости. Библиотека зачастую выступает местом бесплатного доступа читателя к информации, надежным помощником в осуществлении поиска, навигатором по Web-сайтам. Она размещает на своей странице информацию, созданную на основе изучения спроса читателей и их групповой дифференциации, по-прежнему рекомендует лучшую, занимается рекламной деятельностью с помощью компьютера.

В связи с сокращением средств на финансирование комплектования, библиотека обеспечивает бесплатный или лицензированный доступ читателей к электронным изданиям, интернет-версиям отдельных печатных документов, электронным коллекциям, электронным библиотекам, осуществляет электронную доставку документов.

Размещение своей информации на Web-страничках библиотек способствует развитию киберпространства, повышает социальный статус библиотеки, создает неограниченные возможности для расширения контактов с другими библиотеками, организациями, индивидами, т. е. способствует выполнению библиотекой не только информационной функции, но коммуникативной и воспитательной (педагогической) одновременно.

Отчуждение от личности библиотекаря лишает виртуального студента живой коммуникации, с одной стороны, повышает его самооценку и уважение со стороны окружающих, с другой; формирует основы научного мышления, развивает навыки научно-исследовательской работы.

Можно предположить, что Интернет-технологии не просто представляют новые возможности коммуникации, но порождают особое культурное пространство, в котором субъект вовлекается в новые виды деятельности и получает в свое распоряжение орудия, опосредующие процесс формирования образа «Я» [26, с. 113].

Роль библиотекаря сводится к сокращению времени пользователя, осуществлению педагогической и воспитательной направленности процесса обучения. Библиограф лучше читателей должен знать метаданные, которые готовят информационные фирмы, уметь работать с ними, размещать на Web-страничке адреса бесплатных электронных библиотек по профилю вуза и информацию о возможности предоставления доступа к полнотекстовым БД.

Читатель и Интернет в НБ БГУЭП: по результатам маркетинговых исследований

С помощью результатов исследований, проведенных в НБ БГУЭП в 2003 г. по теме «Читатель и Интернет», был осуществлен анализ как самой деятельности студентов и аспирантов в киберпространстве, так и анализ мотивации деятельности. Исследование проводилось на выборке из 195 человек в возрасте от 17 до 30 лет в читальных залах библиотеки.

Среди респондентов выделились 3 группы: студенты 149 человек; аспиранты — 34 человека; преподаватели и служащие -12 человек. 84% от общего количества опрошенных студентов и 55% — от аспирантов составили женщины.

По возрастным характеристикам: студентов до 20 лет — 45%; от 20 до 30 лет — 55%. Средний возраст аспирантов БГУЭП — 25 лет.

В качестве инструментов исследования использовались 2 анкеты (открытая и закрытая), собеседование, интервью. Участие в опросах было добровольным. В ходе исследования выявлено:

  • на 11 915 читателей-студентов и 612 аспирантов (без учета колледжа и филиалов в городах Восточной Сибири) в БГУЭП приходится свыше 1100 компьютеров, объединенных в сеть;
  • 14 учебных классов с выходом в Интернет вмещают 350 компьютеров (по 25 — в каждом);
  • 67 АРМ читателей — в библиотеке, но не все из них имеют выход в Интернет;
  • у 69% студентов и 76% аспирантов имеются домашние компьютеры.

У студентов 80% домашних компьютеров приобрели родители, старшие братья для познавательных, деловых и игровых видов деятельности, 20% — они купили сами. Аспирантам БГУЭП компьютеры тоже покупают родители (75%) для деловой и познавательной видов деятельности. В 2002 году эти показатели были значительно ниже: всего у 56,4% студентов в доме имелся компьютер [18, с.48]. Сотовыми телефонами пользуется 1/3 из общего числа респондентов, представляющих студенческую аудиторию и 35% аспирантов.

Только 28% от общего числа владельцев домашних компьютеров посещают Интернет, не выходя из дома. Одновременно с тем: 91% — работают с киберпространством из интернет-классов БГУЭП и 9% — из интернет-кафе и других точек. Интернет-жителей в университете немного: всего 18% от общего количества респондентов.

По количеству затраченного времени испытуемые «вращаются» в киберпространстве от 15 мин. до 10 часов, в среднем: от 2 до 3 часов в день.

Результаты исследований показали, что в основе деятельности студентов и аспирантов БГУЭП лежат следующие виды мотивов: познавательная мотивация — 94%; коммуникативная мотивация — 70%; игровая мотивация — 27%; деловая мотивация -12%; мотивация самореализации — 3%.

Выделенные типы мотивов представляют собой некоторые компоненты мотивационной направленности читателей в Интернете: познавательную, развивающую, коммуникативную, продуктивную и коммерческую. Из табл. № 1 видно, в каких видах деятельности читатели реализуют содержательную направленность своих интересов:

Виды деятельности Студенты Аспиранты
1. Занимаются электронным бизнесом x 12%
2. Нашли высокооплачиваемую работу x 4%
3. Оформили документы на участие в грантовых конкурсах 4% x
4. Осуществляют сложные справки 28% 30%
5. Изучают иностранные языки 12% 11%
6. Являются читателями электронных библиотек 28% 32%
7. Комплектуют домашние библиотеки 36% 14%
8. Тиражируют книги из бесплатных библиотек 16% 2%
9. Получают почтовые рассылки 32% 23%
10. Занимаются личной перепиской 70% 30%
11. Поддерживают домашнюю страничку в Интернет 4% x
12. Издают свои произведения в Интернет (самиздат) 2% x

По пункту № 6 хотелось бы отметить, что аспиранты, преимущественно посещают сайты ИНИОН, библиотек корпоративных систем России и зарубежных библиотек, а студенты — РГБ и Виртуальной библиотеки ГПНТБ.

Ответы на вопрос: «Какие дополнительные роли Вам удалось реализовать с помощью Интернета?», — распределились следующим образом:

Реализованные роли: Студенты Аспиранты
1. Библиотекаря x 3%
2. Рекламного агента 4% x
3. Менеджера 4% 1%
4. Web-дизайнера, программиста 13% 2%
5. Литератора 2% x

77% студентов и 94% аспирантов не реализовали с помощью Интернет новых социальных ролей. Следует отметить, что студентам легче представить себя в качестве программиста, чем библиотекаря.

Таким образом, Интернет, как среда свободного общения, познания и игры, реализует различные личные интересы ее пользователей несколькими видами деятельностей в киберпространстве. Первая заключается в размещении домашних страничек в Интернете с их возможностями общения на уровне автокоммуникаций и дискуссий, другая — в участии в интернет-конференциях, форумах, третья, — в деловой и личной переписке, четвертая — в обучение в виртуальных образовательных учреждениях, пятая — в изучении иностранных языков, методов техники скорочтения, техники печати, шестая — в самиздате и т. д.

Некоторые студенты БГУЭП зарегистрировали свои домашние странички на сайте университета, прикрепив их к Web-сайтам своих факультетов.

Кроме автокоммуникации и дискуссионной коммуникации в Интернет-среде присутствуют коммуникации псевдонимов и анонимности [26, с.116], позволяющие воспринимать «жителя Интернет», как личность Интернет-сообщества, стирая уровни общения по расовому, языковому, социальному, религиозному, телесному принципам. «Граница личности есть граница семиотическая», — писал Ю.М. Лотман в книге «Внутри мыслящих миров» [23, с. 186].

В условиях оперирования гипертекстовыми структурами далеко не каждый читатель «выходит» из виртуальной среды, испытывая положительные эмоции от общения с нею. На вопрос: «Удовлетворены ли Вы полнотой выполнения справок в Интернете?» — 72% пользователей БГУЭП ответили отрицательно. Отрицательных ответов по поводу удовлетворения читательских запросов в библиотеке НБ БГУЭП было немного — всего 7% от общего количества респондентов из числа студентов.

Не могут осуществить гипертекстовый поиск: по причине многочисленности сайтов — 12% пользователей; по причине частоповторяющихся сайтов — 44%; по причине непредсказуемого отклика на запрос — 44% от общего количества респондентов.

О чем говорят эти цифры? О недостаточном знании и опыте работы читателей в виртуальной среде, о необходимости усовершенствования протоколов для обращения к более, чем 5 млн количеству Web-сайтов, о полезности присутствия библиографа Интернет-ресурсов в каждом Интернет-классе. Есть необходимость увеличить количество часов на проведение ББЗ по теме: «Интернет-ресурсы электронных библиотек», дополнить страничку в Интернете некоторыми адресами сайтов бесплатных электронных библиотек по основным дисциплинам вуза.

На вопрос: «Через какое время работы в Интернете Вы начинаете испытывать первую усталость?» — 67% аспирантов и 50% студентов ответили: «Через 1 час». Через 4 часа работы чувство усталости ощущают 33% аспирантов и 32%студентов. Совсем не испытывают ее — 18% студентов.

Несмотря на высокую самореализацию отдельных читателей-пользователей Интернет — 83% аспирантов и 51% из числа студентов считают эту работу незначимой; не чувствуют безопасности, работая в Интернет50% аспирантов и 43% студентов; хотят забросить все дела, уединиться и отдохнуть 83% аспирантов и 46% студентов; считают себя трудоголиками — 50% аспирантов и 46% студентов.

За последние годы ухудшилось зрение у 23% читателей БГУЭП, появились нервные заболевания — у 34%, заболевания внутренних органов и опорно-двигательного аппаратау 9% респондентов. Практически здоровых — всего 34%.

Таким образом, процент эмоционального выгорания (истощения) у аспирантов очень высок.

Сверхскоростное мелькание одной картинки за другой, смена символов, образов, знаков способствует самостоятельному освоению техники скорочтения, при которой основную работу выполняют три составляющих: зрение, мозг, интуиция. Гортани некогда проговаривать слова! Обрабатывается информация мозгом и скорость этой обработки значительно увеличивается, а значит, биологические возможности работы мозга по сбору, хранению, переработки, передачи и производству информации возрастают.

Работа в Интернет усиливает оперативную память индивидов, поскольку процессы запоминания, сохранения и воспроизведения информации посредством Интернет, используются, преимущественно, для достижения частных целей. Акцент при этом делается не на дословное, а на смысловое запоминание.

По итогам исследования российской территории Интернета в Сибирском округе насчитывается 1,9 млн «интернетчиков», 41% из них посещают Интернет из дома. Эти показатели не противоречат результатам библиотечного исследования: c 28% читателей НБ БГУЭП в 2003 г. до 43% в 2004 г. увеличился процент обращения к Интернет с домашних компьютеров.

На территории Иркутской области вузовские библиотеки, массовые и специальные, в отличие от библиотек АН РФ, не объединены в единую корпорацию. (За исключением ЗНБ ИГУ, примкнувшей к Новосибирской корпоративной системе). Геополитически наши читатели оказались отрезанными от мира сего, и только Интернет побеждает чувство одиночества и стационарности и открывает для читателей новые горизонты общения, деятельности, самореализации, а для библиотеки — колоссальнейшие фонды знаний, орудие для их извлечения, воспроизведения, производства и дифференцированного распределения между читателями.

Библиография

1. Арестова О.Н. О соотношении физических и смысловых параметров коммуникативного пространства/ Арестова О.Н., Пахомов И.А. // Вопросы психологии. — 2002. — № 2. — С. 112—123.

2. Арестова О.Н. и др. Психологическое исследование мотивации пользователей Интернета [Электронный ресурс]/ Арестова О.Н., Бабанин Л.Н., Войскунский А.Е.

3. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования: Пер. с англ./ Д. Белл; Под ред. В.Л. Иноземцева. — М: Academia, 1999. — 956 с.

4. Бернштейн Н.А. От рефлекса к модели будущего: Науч. Архив// Вопросы психологии. — 2002. — № 2. — С. 94—98.

5. Борисов Н.В. Интернет и развитие социальных технологий информационного общества в России/ Н.В. Борисов, А.В. Чугунов // Информационное общество. — 2001. — № 1. — С. 8—15.

6. Васильева И.А. и др. Психологические аспекты применения информационных технологий/ И.А. Васильева, Е.М. Осипова, Н.Н. Петрова// Вопросы психологии. — 2002. — № 3. — С. 80—88.

7. Войскунский А. Исследования Интернета в психологии [Электронный ресурс]/ А. Войскунский.

8. Войскунский А.Е. Метафоры Интернета/ А.Е. Войскунский// Вопросы философии. — 2001. — № 11. — С. 64—79.

9. Войскунский А.Е. Психологические аспекты деятельности человека в Интернет-среде [Электронный ресурс]/ А.Е. Войскунский.

10. Войскунский А.Е. Психологические исследования феномена Интернет-аддикции [Электронный ресурс]/ А.Е. Войскунский.

11. Говорунов А.В. Человек в ситуации визуальной реальности/ А.В. Говорунов// Информационное общество. — 2002. — № 1. — С. 22—24.

12. Зинченко В.П. Дистанционное образование: к постановке проблемы/ В.П. Зинченко// Педагогика. — 2000. — № 2. — С. 23—34.

13. Зинченко В.П. Человек развивающийся: опыты российской психологии/ В.П. Зинченко, Е.Б. Моргунов; Науч. ред. В.М. Гордон. — М.: Тривола, 1994. — 304 с.

14. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы/ Е.П. Ильин. — СПб.: Питер. 512 с.: ил. — (Мастера психологии).

15. Итоги исследования российской аудитории Интернета [Электронный ресурс]

16. Кастельс М. Информационная эпоха: Экономика, общество и культура: Пер. с англ./ М. Кастельс; Под науч. ред. О.И. Шкаратана. — М.: ГУ ВШЭ, 2000. — 608 с.

17. Кожевникова Е.С. Читатель вузовской библиотеки в грядущем цифровом обществе: Социально-психологические последствия информатизации библиотек/ Е.С. Кожевникова// Научные и технические библиотеки. — 2002. — № 12. — С. 46—50.

18. Колин К.К. Информационная цивилизация, какой она будет/ К.К. Колин// Библиотековедение. — 2001. — № 5. — С. 32—38.

19. Колин К.К. Проблемы информационной цивилизации: виртуализация общества/ К.К. Колин // Библиотековедение. — 2002. — № 3. — С. 48—57.

20. Колин К.К. Фундаментальные основы информатики: Социальная информатика: Учеб. пособие для вузов/ К.К. Колин. — М.: Акад. Проект; Екатеринбург: Деловая книга. — 2000. — 350 с.

21. Коул М. Культурно-историческая психология: Наука будущего: Пер. с англ./ М. Коул; Науч. ред. О.В. Квасова. — М.: Кантоцентр, 1977. — 431 с.

22. Кутелия Б.Н. Виртуальная терра инкогнито/ Б.Н. Кутелия// Информационное общество. — 2001. — № 1. — С. 24—26.

23. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров/ В. Лотман. — М., 1996.

24. Тапскотт Д. Электронно-цифровое общество. Плюсы и минусы эпохи сетевого интеллекта: Пер. с англ./ Д. Тапскотт; Под ред. С. Писарева. — Киев: INT-press; М.: Рефл-бук, 1999. — 432 с.

25. Фонотов Г. П. О природе библиотек: Информационные ли они учреждения?/ Г. П. Фонотов// Библиотековедение. — 2002. — № 4. — С. 36—46.

26. Чудова Н.В. Особенности образа «Я» «Жителя Интернета"/ Н.В. Чудова// Психологический журнал. — 2002. — Т. 23, № 1.

27. Шрайберг Я.Л. Современные тенденции развития библиотечно-информационных технологий: Ежегод. докл./ Я.Л. Шрайберг //Научные и технические библиотеки. — 2002. — № 1. — С. 25—47.

28. Sempsey J/ Psyber psychology: A Literaty review pertaining to the psychological aspects of multyuser dimensions in cyberspace/ J. Sempsey// S/ MUD Rebeach, 1997. V. 2, N. 1 [Electronic journal].

29. Machlup F. The Productionand Distribution of Knowledge in the United States Princeton/ F/ Muchlup/ — 1962. — N 1, p. 21.

Источник: Сокращенный вариант статьи был опубликован в журнале «Вопросы Психологии» № 1, 2006.

Об авторе

Елена Семеновна Кожевникова — заведующий научно-библиографическим отделом библиотеки Иркутского государственного университета путей сообщения (г. Иркутск).
Имеет публикации в журналах «Научные и технические библиотеки», «Мир библиографии», «Библиотековедение».

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.