Кожевникова Е.С. Читатель и Интернет: Основы формирования нового информационного общества

К

Вот уже более 30 лет мир сотря­са­ют послед­ствия науч­но-тех­ни­че­ской рево­лю­ции, пере­рос­шей в рево­лю­цию инфор­ма­ци­он­ную. Под ее вли­я­ни­ем на наших гла­зах про­ис­хо­дит сме­на обще­ствен­но-эко­но­ми­че­ской фор­ма­ции, всех обла­стей чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти, чело­ве­че­ско­го созна­ния. Изу­че­ни­ем основ инфор­ма­ци­он­ной рево­лю­ции, опре­де­ле­ни­ем ее послед­ствий и про­гно­зи­ро­ва­ни­ем буду­ще­го зани­ма­ют­ся уче­ные раз­лич­ных дис­ци­плин, школ и направ­ле­ний.

Фун­да­мен­таль­ный ана­лиз циви­ли­за­ци­он­ных про­цес­сов рас­кры­ва­ет в три­ло­гии «Инфор­ма­ци­он­ная эпо­ха» социо­лог М. Кастельс [16].

Инфор­ма­ци­он­ной циви­ли­за­ции, как ново­му виду чело­ве­че­ско­го обще­ства, созда­нию на нашей пла­не­те инфор­ма­ци­он­ной сре­ды оби­та­ния — «авто­ма­ти­зи­ро­ван­ной инфо­сфе­ры» [20] посвя­ща­ют свои тру­ды глав­ный науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та про­блем инфор­ма­ти­ки Рос­сий­ской ака­де­мии наук К.К. Колин и фило­соф А.И. Раки­тов.

С плю­са­ми и мину­са­ми эпо­хи сете­во­го интел­лек­та зна­ко­мит пред­се­да­тель «Сою­за кон­вер­ген­ции тех­но­ло­гий», канад­ский пуб­ли­цист Д. Тап­скотт [24].

Опы­том соци­аль­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния делит­ся с чита­те­ля­ми аме­ри­кан­ский социо­лог Д. Белл в кни­ге «Гря­ду­щее пост­ин­ду­стри­аль­ное обще­ство» [3].

Вопро­сам изу­че­ния вли­я­ния средств инфор­ма­ти­ки и тех­ни­ки на интел­лект посвя­ща­ет свои рабо­ты пси­хо­лог В.П. Зин­чен­ко [13].

О пси­хо­ло­ги­че­ской актив­но­сти, как био­ло­ги­че­ской вет­ви кибер­не­ти­ки, пишет Н.А. Берн­штейн [4, с. 94]. Д. Семп­сон ука­зы­ва­ет на воз­ник­но­ве­ние новой отрас­ли зна­ния — кибер­не­ти­че­ской пси­хо­ло­гии (кибе­ро­ло­гии) [28]. В № 3 жур­на­ла «Вопро­сы пси­хо­ло­гии» за 2002 год И.А. Васи­лье­вой, Е.М. Оси­по­вой, Н.Н. Пет­ро­вой сде­лан бле­стя­щий обзор оте­че­ствен­ных и зару­беж­ных источ­ни­ков по пси­хо­ло­ги­че­ским аспек­там при­ме­не­ния инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий и воз­мож­но­стям исполь­зо­ва­ния их в обра­зо­ва­нии [6].

Ком­плекс­ный обзор оте­че­ствен­ных и зару­беж­ных иссле­до­ва­ний по теме «Иссле­до­ва­ния Интер­не­та в пси­хо­ло­гии» дает А. Вой­скун­ский. С фун­да­мен­таль­ны­ми интер­нет-иссле­до­ва­ни­я­ми в Руне­те за 1999—2002 годах зна­ко­мит Фонд «Обще­ствен­ное мне­ние». Ста­ти­сти­че­скую инфор­ма­цию об ауди­то­рии рос­сий­ско­го сег­мен­та Интер­не­та пред­став­ля­ют ком­па­нии «Spylog.ru».

Меж­ду­на­род­ный иссле­до­ва­тель­ский про­ект VELHAM посвя­щен изу­че­нию спе­ци­фи­ки пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия в усло­ви­ях при­ме­не­ния ком­пью­те­ров и ком­пью­тер­ных сетей.

Резуль­та­ты инди­ви­ду­аль­ных иссле­до­ва­ний опуб­ли­ко­ва­ны в рабо­тах А.Е. Вой­скун­ско­го, А.В. Чудо­вой, О.Н. Аре­сто­вой [1,10,26], М. Ли, Н. Дерин­са, В. Фриндте, Т. Кел­ле­ра и др.

Толь­ко уси­ли­я­ми меж­дис­ци­пли­нар­ных науч­ных иссле­до­ва­ний мож­но осмыс­лить про­цесс инфор­ма­ти­за­ции и наме­тить пути раз­ви­тия чело­ве­че­ско­го обще­ства в новой инфор­ма­ци­он­ной фор­ма­ции. Нуж­но научить­ся управ­лять тем про­цес­сом, ход кото­ро­го оста­но­вить невоз­мож­но.

Под воз­дей­стви­ем инфор­ма­ти­за­ции все обла­сти чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти, начи­ная с 70-х годов ХХ века на Запа­де, и с 90-х — в Рос­сии, пере­рас­та­ют в сфе­ру услуг: про­из­вод­ствен­ные услу­ги, обра­зо­ва­тель­ные услу­ги, меди­цин­ские услу­ги, биб­лио­теч­ные услу­ги, инфор­ма­ци­он­ные услу­ги и т. д.

Чело­век волей или нево­лей вовле­чен в сфе­ру биз­не­са. Он про­да­ет свои или чужие зна­ния, уме­ния, навы­ки, идеи, не гово­ря уже о про­ек­тах и тех­но­ло­ги­ях. Това­ром ста­но­вят­ся не толь­ко пред­ме­ты, а инфор­ма­ция о них, инфор­ма­ция об инфор­ма­ции. Чело­век про­да­ет все, что может про­дать и дости­га­ет боль­ше­го успе­ха, если эту про­да­жу осу­ществ­ля­ет с помо­щью новей­ших инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий.

Пер­вы­ми идео­ло­га­ми инфор­ма­ци­он­ной циви­ли­за­ции высту­пи­ли запад­ные иссле­до­ва­те­ли: И. Мар­тин, Д. Белл, Э. Тоф­фер. В 1973 г. аме­ри­кан­ский социо­лог Д. Белл обос­но­вал кон­цеп­цию пост­ин­ду­стри­аль­но­го обще­ства и глу­бо­ко про­ана­ли­зи­ро­вал основ­ные тен­ден­ции в изме­не­нии соот­но­ше­ния сек­то­ров обще­ствен­но­го про­из­вод­ства, ста­нов­ле­ния эко­но­ми­ки услуг и фор­ми­ро­ва­ния науч­но­го зна­ния, как само­сто­я­тель­но­го эле­мен­та про­из­вод­ствен­ных сил.

Он отме­тил не толь­ко мас­шта­бы коли­че­ствен­но­го при­ро­ста насе­ле­ния, сколь­ко изме­не­ния его «форм и струк­ту­ры», ука­зал на про­цес­сы роста диф­фе­рен­ци­а­ции и напря­жен­но­сти во всех струк­тур­ных ком­по­нен­тах пост­ин­ду­стри­аль­но­го обще­ства зна­ний и тех­но­ло­гий. Д. Белл опре­де­лил зна­ния, «как сово­куп­ность суб­ор­ди­ро­ван­ных фак­тов и суж­де­ний, пред­став­ля­ю­щих собой аргу­мен­ти­ро­ван­ное утвер­жде­ние или экс­пе­ри­мен­таль­ный резуль­тат, спо­соб­ный быть пере­дан­ным дру­гим людям с исполь­зо­ва­ни­ем средств свя­зи в опре­де­лен­ной семан­ти­че­ской фор­ме» [3, с. 235].

В этом, по сло­вам Д. Бел­ла, состо­ит отли­чие зна­ний от ново­стей или сооб­ще­ний раз­вле­ка­тель­но­го харак­те­ра. Зна­ния состо­ят из основ­ных суж­де­ний (иссле­до­ва­ний) и новых изло­же­ний уже извест­ных суж­де­ний (учеб­ни­ки).

Ссы­ла­ясь на рабо­ты про­фес­со­ра Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та Ф. Маху­па [29, с. 21], Д. Белл диф­фе­рен­ци­ру­ет зна­ния по типам: прак­ти­че­ские зна­ния, интел­лек­ту­аль­ные зна­ния, бес­по­лез­ные и раз­вле­ка­тель­ные зна­ния, духов­ные зна­ния, неже­ла­тель­ные (слу­чай­ные) зна­ния.

Сего­дня необ­хо­ди­мо рас­смат­ри­вать зна­ние с пози­ции изу­че­ния поня­тия «интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность», при­над­ле­жа­щей отдель­но­му инди­ви­ду или груп­пе лиц и явля­ю­ще­е­ся состав­ной частью соци­аль­ных инве­сти­ций (за конеч­ный про­дукт, име­ю­щий фор­му ста­тьи, кни­ги, про­грамм­но­го обес­пе­че­ния, переч­ня инно­ва­ций, — пла­тят и очень доро­го).

Инфор­ма­ци­он­ная рево­лю­ция пре­вра­ти­ла миро­вое обще­ство в одну огром­ную Все­лен­ную, насы­тив чело­ве­че­ский лек­си­кон поня­ти­я­ми «миро­вое зна­ние», «миро­вой разум». Про­изо­шел рас­пад ста­рых замкну­тых струк­тур и их сли­я­ние «в новое, все­лен­ское вме­сти­ли­ще, доступ­ное для всех и обя­зан­ное сво­им суще­ство­ва­ни­ем всем» [3, с. 254]. Инфор­ма­ци­он­ная рево­лю­ция кар­ди­наль­ным раз­ви­ти­ем сфе­ры услуг при­внес­ла в чело­ве­че­ское обще­ство культ сего­дняш­не­го момен­та, повы­ше­ние жиз­нен­но­го уров­ня любой ценой и, как резуль­тат пере­чис­лен­но­го, ослаб­ле­ние мораль­ных норм.

Класс интел­лек­ту­а­лов в ХХ веке настоль­ко воз­рос, что не мог уже сам себя эко­но­ми­че­ски под­дер­жи­вать, как класс. Куль­тур­ный бунт, неогра­ни­чен­ная лич­ная сво­бо­да, побе­да модер­низ­ма — с одной сто­ро­ны; стрем­ле­ние удо­вле­тво­рить все воз­рас­та­ю­щие потреб­но­сти в потреб­ле­нии това­ров и услуг, быст­рое раз­ви­тие мас­со­во­го про­из­вод­ства и мас­со­во­го рас­пре­де­ле­ния этих това­ров — с дру­гой; стан­дар­ти­за­ция мно­гих эле­мен­тов обще­ствен­ной куль­ту­ры и огра­ни­че­ние инди­ви­ду­аль­но­сти, как пси­хо­ло­ги­че­ской при­ро­ды чело­ве­ка — с тре­тьей сто­ро­ны, — под­го­то­ви­ли обще­ство к пере­хо­ду в новую эко­но­ми­че­скую фор­ма­цию.

Этот пере­ход про­изо­шел на новом тех­но­ло­ги­че­ском уровне: «Начи­ная с 1950 — общий объ­ем зна­ний в мире удва­и­вал­ся каж­дые 10 лет, 1970 г. — каж­дые 5 лет, а с 1991 г. — еже­год­но. Это озна­ча­ет, что к кон­цу XXI века объ­ем зна­ний в мире уве­ли­чит­ся более чем в 250 тысяч раз, т.е. на несколь­ко деся­тич­ных поряд­ков» [20, с. 176].

Непо­сред­ствен­но тер­мин «инфор­ма­ци­он­ное обще­ство» начал упо­треб­лять­ся после пуб­ли­ка­ции экс­перт­ной груп­пы Евро­пей­ской комис­сии по про­грам­мам инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства. Руко­во­дил ею М. Бан­ге­манн: «Те стра­ны, — гово­рил он, — кото­ры­ми пер­вы­ми вой­дут в инфор­ма­ци­он­ное обще­ство, при­об­ре­тут вели­чай­шие пре­иму­ще­ства: они будут опре­де­лять усло­вия для тех, кто будет сле­до­вать за ними» [27, с. 27].

Что явля­ет­ся дви­жу­щи­ми сила­ми раз­ви­тия при постро­е­нии инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства? Фор­ми­ро­ва­ние науч­но­го зна­ния, высо­кий уро­вень раз­ви­тия инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий и услуг в целом для каж­дой стра­ны плюс постро­е­ние основ граж­дан­ско­го обще­ства. В Рос­сии, как стране раз­ви­ва­ю­щей­ся, инфор­ма­ци­он­ное обще­ство стро­ит­ся одно­вре­мен­но на 3-х уров­нях фор­ми­ро­ва­ния граж­дан­ских, пост­ин­ду­стри­аль­ных и инфор­ма­ци­он­ных ини­ци­а­тив, опи­ра­ясь на под­держ­ку пра­ви­тель­ства.

Интернет, как новая среда обитания человека

Про­цесс пере­хо­да к ново­му обще­ству дол­жен сопро­вож­дать­ся ста­нов­ле­ни­ем и раз­ви­ти­ем новой сре­ды оби­та­ния, в кото­рой бы инди­ви­ды мог­ли успеш­но вза­и­мо­дей­ство­вать меж­ду собой. «Инфор­ма­ци­он­ная сре­да, наря­ду с при­род­ной, про­стран­ствен­но-гео­гра­фи­че­ской, соци­аль­ной, куль­тур­ной, ланд­шафт­но-архи­тек­тур­ной и др. — игра­ет все более зна­чи­тель­ную роль в про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти и в повсе­днев­ной жиз­ни совре­мен­но­го чело­ве­ка» [10, с. 1 из 8]. С воз­ник­но­ве­ни­ем Интер­не­та инфор­ма­ци­он­ная сре­да «вопло­ти­лась в реаль­ный образ, сфор­ми­ро­ва­ла вокруг себя новый иллю­зор­ный мир сим­во­лов» [18, с. 49] и ста­ла услов­но назы­вать­ся «кибер­про­стран­ством».

Суще­ству­ют раз­лич­ные дан­ные о кон­крет­ных сро­ках и собы­ти­ях, сопут­ству­ю­щих воз­ник­но­ве­нию Интер­не­та. М. Кастельс ста­вит датой 1969 г., когда Advanced Research Project Agency Мини­стер­ства обо­ро­ны США созда­ло элек­трон­ную ком­му­ни­ка­тив­ную сеть, нынеш­нюю усо­вер­шен­ство­ван­ную Интер­нет. Уни­вер­си­тет­ское рас­про­стра­не­ние этой сети ста­ло реша­ю­щим фак­то­ром для раз­ви­тия элек­трон­ной ком­му­ни­ка­ции во всем мире [16].

В Рос­сии Интер­нет начал раз­ви­вать­ся в пер­вой поло­вине 90-х годов, как «ком­пью­тер­ная сеть нау­ки и обра­зо­ва­ния» [5, с. 8]. Сего­дня, по дан­ным Фон­да «Обще­ствен­ное мне­ние» им поль­зу­ют­ся 13% рос­си­ян, что состав­ля­ет, при­бли­зи­тель­но 14,9 млн. чело­век.

Интер­нет, как про­дукт чело­ве­че­ско­го интел­лек­та в соче­та­нии с инту­и­ци­ей, из уни­вер­саль­ной систе­мы адре­са­ции пере­рос в кибер­не­ти­че­скую модель мира, спо­соб­ную: хра­нить и пере­да­вать инфор­ма­цию, а так­же опыт во всех его видах (навы­ки, уме­ния, соци­аль­ный опыт, исто­ри­че­ский и т. д.); управ­лять и мани­пу­ли­ро­вать пове­де­ни­ем чело­ве­ка; фор­ми­ро­вать новый иллю­зор­ный мир сим­во­лов парал­лель­но с суще­ству­ю­щим реаль­ным (выпол­нять функ­цию твор­че­ски-кон­струк­тив­ную); вно­сить суще­ствен­ные изме­не­ния в стро­е­ние внут­рен­них орга­нов чело­ве­ка (ско­рост­ное мель­ка­ние стра­ниц вызы­ва­ет напря­жен­ную зри­тель­ную актив­ность, сни­жая рабо­ту орга­нов, ответ­ствен­ных за вос­про­из­ве­де­ние зву­ка — гор­тань).

С совре­мен­ной точ­ки зре­ния — Интер­нет пред­став­ля­ет собой семи­о­ти­че­ское (зна­ко­вое) опо­сре­до­ва­ние дей­стви­тель­но­сти, явля­ясь наи­бо­лее усо­вер­шен­ство­ван­ным инстру­мен­том и ору­ди­ем тру­да. «Осно­вы Интер­не­та — сети, объ­еди­ня­ю­щие ком­пью­тер, осно­вы ком­пью­те­ра — бинар­ные мик­ро­чи­пы и зна­ко­вые пери­фе­рий­ные устрой­ства» [7]. Посто­ян­но услож­ня­ю­щи­е­ся зна­ки и семи­о­ти­че­ские систе­мы ведут к раз­ви­тию выс­ших пси­хи­че­ских функ­ций, соглас­но тео­рии Л. Выгот­ско­го.

С момен­та «вхож­де­ния» Интер­не­та в повсе­днев­ную жизнь чело­ве­ка, ста­ла воз­мож­ной вир­ту­а­ли­за­ция зем­но­го сооб­ще­ства, фор­ми­ро­ва­ние ново­го виде­ния мира через обра­зы и сим­во­лы, новой систе­мы цен­но­стей.

«Вме­сте с тем, Интер­нет, каким бы важ­ным он не пред­став­лял­ся, все­го лишь част­ный пред­мет. — По мне­нию фило­со­фа Б.Н. Куте­лия. — Он важен пото­му, что явля­ет­ся зна­ко­вым по отно­ше­нию к той реаль­но­сти, кото­рую мы обо­зна­ча­ем как вир­ту­аль­ную и кото­рая откры­лась бла­го­да­ря ему. Но он не равен той реаль­но­сти, кото­рую мы откры­ли через него» [22, с. 24].

Вир­ту­аль­ное про­стран­ство не тож­де­ствен­но чело­ве­ку. Оно суще­ство­ва­ло до него.

Толь­ко бла­го­да­ря воз­ник­но­ве­нию Сети вир­ту­аль­ное про­стран­ство обре­ло свою физи­че­скую обо­лоч­ку и спо­соб­ность про­ник­но­ве­ния в самые отда­лен­ные точ­ки зем­ной циви­ли­за­ции. Эпо­ха пост­мо­дер­низ­ма, невоз­мож­ность внеш­не­го рас­ши­ре­ния зем­ных гра­ниц (все гео­гра­фи­че­ские откры­тия уже совер­ше­ны), взгляд на исто­рию с точ­ки зре­ния воз­мож­но­сти репро­ду­ци­ро­ва­ния ее глав­ных геро­ев или анти­ге­ро­ев (кло­ни­ро­ва­ние), спо­соб­ство­ва­ли созда­нию абсо­лют­но новой обла­сти чело­ве­че­ских при­тя­за­ний — Интер­не­та.

Таким обра­зом, Интер­нет, с одной сто­ро­ны, — сред­ство соци­аль­ной ком­му­ни­ка­ции, спо­соб­ству­ю­щее про­цес­су гло­ба­ли­за­ции, с дру­гой — сред­ство откры­тия вир­ту­аль­ной сре­ды, наи­бо­лее бла­го­при­ят­ной для даль­ней­ше­го раз­ви­тия чело­ве­че­ства [21, с. 25], а с тре­тьей — плод интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти кол­лек­тив­но­го чело­ве­че­ско­го гения, инстру­мент и ору­дие тру­да.

Чело­век сам по себе «не совсем при­род­ное суще­ство, он суще­ство сим­во­ли­че­ское, а пото­му и весь его мир так­же есть нечто сде­лан­ное, искус­ствен­ное» [11, с. 22]. Мифы, сказ­ки, теат­раль­ное дей­ство, музы­ка, кино — суть искус­ствен­ные про­дук­ты чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти и сим­во­ли­че­ские сре­ды оби­та­ния инди­ви­дов.

Эко­ло­ги­че­ские про­стран­ства Интер­не­та без­гра­нич­ны и удач­но опи­са­ны А.Е. Вой­скун­ским в ста­тье «Мета­фо­ры Интер­не­та», где Интер­нет пред­ста­ет, как: обще­до­ступ­ная биб­лио­те­ка; настоль­ное изда­тель­ство; сре­да обме­на элек­трон­ной поч­той; сре­да асин­хрон­ных обсуж­де­ний; сре­да син­хрон­ных чатов; сре­да груп­по­вых роле­вых игр; сре­да «мета­ми­ров»; сре­да, объ­еди­ня­ю­щая «интер­ак­тив­ное видо­изоб­ра­же­ние вме­сте с пере­да­чей голо­со­вых сооб­ще­ний [8].

Библиотека, как среда обитания и хранилище человеческих знаний

Биб­лио­те­ки нача­ли актив­но рабо­тать с Интер­не­том с момен­та воз­ник­но­ве­ния послед­не­го. Сотруд­ни­че­ство осу­ществ­ля­лось дву­мя спо­со­ба­ми: пред­став­ле­ни­ем себя и сво­их БД с одной сто­ро­ны, пред­став­ле­ни­ем инфор­ма­ци­он­ных ресур­сов дру­гих биб­лио­тек, орга­ни­за­ций сво­им поль­зо­ва­те­лям — с дру­гой сто­ро­ны.

Биб­лио­те­ка — она ведь тоже искус­ствен­но создан­ная сре­да оби­та­ния, хра­ни­ли­ще зна­ний, каки­ми бы сим­во­ла­ми эти зна­ния не выра­жа­лись, вклю­чая и сам Интер­нет. Кро­ме того, биб­лио­те­ка сама созда­ет «вто­рич­ные» зна­ния: биб­лио­гра­фи­че­ские ука­за­те­ли, элек­трон­ные копии, элек­трон­ные ката­ло­ги, пол­но­тек­сто­вые БД, реклам­ные роли­ки и т.д.

Неда­ром в пол­но­мас­штаб­ной про­грам­ме «Элек­трон­ная Рос­сия» долж­ное место отво­дит­ся элек­трон­ным биб­лио­те­кам, под­держ­ке и раз­ви­тию элек­трон­но­го инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са. Уча­стие биб­лио­тек в фор­ми­ро­ва­нии обще­ства зна­ний при исполь­зо­ва­нии инфор­ма­ци­он­но-биб­лио­теч­ных тех­но­ло­гий бес­спор­но.

На сво­их сай­тах биб­лио­те­ки созда­ют рынок зна­чи­мой инфор­ма­ции для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей обще­ства и отдель­ных инди­ви­дов в инфор­ма­ци­он­ных про­дук­тах и услу­гах. Они орга­ни­зу­ют меж­ду­на­род­ный обмен куль­тур­ны­ми, обра­зо­ва­тель­ны­ми и науч­но-тех­ни­че­ски­ми зна­ни­я­ми, фор­ми­ру­ют систе­мы обес­пе­че­ния прав граж­дан и соци­аль­ных инсти­ту­тов на сво­бод­ное полу­че­ние, рас­про­стра­не­ние и исполь­зо­ва­ние этих зна­ний, участ­ву­ют в созда­нии еди­но­го инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­но­го про­стран­ства.

Биб­лио­те­ка сего­дня — не толь­ко «кла­дезь муд­ро­сти», но и «вра­че­ва­тель» чело­ве­че­ских душ. Появ­ле­ние ново­го тер­ми­на «биб­лио­те­ра­пия», отнюдь, не слу­чай­но. Оно обу­слов­ле­но нега­тив­ны­ми обще­ствен­ны­ми изме­не­ни­я­ми, ока­зав­ши­ми отри­ца­тель­ное вли­я­ние на мас­со­вую пси­хо­ло­гию. К ним отно­сят­ся и затяж­ная чечен­ская вой­на, и внут­рен­ний тер­рор.

В про­цес­се рас­па­да СССР и после­до­вав­ших за ним кри­зи­сов соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го, идео­ло­ги­че­ско­го и поли­ти­че­ско­го, Рос­сия из стра­ны про­из­во­дя­щей, пере­до­вой пре­вра­ти­лась в стра­ну выво­зя­щую лес, нефть, чело­ве­че­ский капи­тал, а с ним — финан­сы, куль­тур­ное насле­дие. При­ва­ти­за­ция поз­во­ли­ла обо­га­тить­ся немно­гим. Инфля­ция боль­шин­ство насе­ле­ния опу­сти­ла до уров­ня бед­но­сти. Фак­ти­че­ски Рос­сия «поте­ря­ла» целый слой обще­ства, при­над­ле­жа­щий к сред­не­му клас­су.

Ожи­да­ние «инфор­ма­ци­он­ной ката­стро­фы», соци­аль­ные и эко­но­ми­че­ские изме­не­ния в Рос­сии при­ве­ли к тому, что «зна­чи­тель­ная часть насе­ле­ния ока­за­лась в пас­сив­ной пози­ции по отно­ше­нию к сво­ей роли — «быть носи­те­лем суве­ре­ни­те­та и источ­ни­ком вли­я­ния» [24, с. 46].

На таком фоне глав­ной пси­хо­со­ци­аль­ной зада­чей биб­лио­те­ки явля­ет­ся «осу­ществ­ле­ние ком­плек­са мер по воз­рож­де­нию в каж­дом чело­ве­ке качеств актив­но­го участ­ни­ка соци­аль­ных про­цес­сов, по пере­смот­ру про­цес­сов инфор­ма­ции с точ­ки зре­ния задач обо­га­ще­ния интел­лек­ту­аль­но­го и духов­но­го потен­ци­а­ла наро­да» [Там же].

В свою оче­редь, стра­ти­фи­ка­ция биб­лио­те­ка­рей, как слу­жа­щих или работ­ни­ков биб­лио­те­ки, в послед­нее вре­мя зна­чи­тель­но сни­зи­лась. Ком­пью­те­ри­за­ция биб­лио­тек повлек­ла за собой рез­кое рас­сло­е­ние инди­ви­дов на высо­ко­опла­чи­ва­е­мых пред­ста­ви­те­лей интел­лек­ту­аль­но­го, твор­че­ско­го тру­да (систе­ма­ти­за­то­ров, биб­лио­гра­фов, социо­ло­гов, пси­хо­ло­гов, инно­ва­то­ров) и низ­ко­опла­чи­ва­е­мых пред­ста­ви­те­лей сфе­ры услуг, заня­тых осу­ществ­ле­ни­ем меха­ни­че­ских про­цес­сов: ксе­ро­ко­пи­ро­ва­ни­ем, дис­пет­че­ри­за­ци­ей, ска­ни­ро­ва­ни­ем, меха­ни­че­ской выда­чей источ­ни­ков инфор­ма­ции.

Сокра­ще­ние средств на стро­и­тель­ство новых зда­ний, тех­ни­че­ское обес­пе­че­ние биб­лио­тек, модер­ни­за­цию сетей и обо­ру­до­ва­ния, при­об­ре­те­ние ново­го про­грамм­но­го обес­пе­че­ния не уско­ря­ют про­цесс вхож­де­ния биб­лио­тек в миро­вое инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство. Под воз­дей­стви­ем нега­тив­ных изме­не­ний, про­изо­шед­ших в соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ском обли­ке, как самой биб­лио­те­ки, так и биб­лио­те­ка­ря, сни­зи­лось и дове­рие к ним со сто­ро­ны чита­те­ля.

И все же, несмот­ря на отри­ца­тель­ные явле­ния, постиг­шие боль­шин­ство рос­сий­ских биб­лио­тек, чита­тель в них нуж­да­ет­ся, как нико­гда.

На осно­ве разо­во­го анке­ти­ро­ва­ния сту­ден­тов и аспи­ран­тов читаль­ных залов НБ БГУЭП в воз­расте от 17 до 30 лет, про­ве­ден­но­го с целью выяв­ле­ния роли биб­лио­те­ки в гря­ду­щем инфор­ма­ци­он­ном обще­стве, как опре­де­лен­но­го места в про­стран­стве, выяв­ле­но: 30% сту­ден­тов и 24% аспи­ран­тов счи­та­ют, что ком­пью­тер в инфор­ма­ци­он­ном обще­стве смо­жет пол­но­стью заме­нить биб­лио­те­ка­ря; 47% сту­ден­тов и 52% аспи­ран­тов убеж­де­ны в том, что «желез­ки» лишь частич­но его заме­нят; 21% сту­ден­тов и 24% аспи­ран­тов отри­ца­тель­но отве­ти­ли на этот вопрос; 2% сту­ден­тов обо­шли дан­ный вопрос отве­том.

Как часто при­бе­га­ют наши чита­те­ли к помо­щи биб­лио­гра­фа-кон­суль­тан­та? — при каж­дом посе­ще­нии биб­лио­те­ки — 8% сту­ден­тов и 12% аспи­ран­тов; доволь­но часто — 57% сту­ден­тов и 48% аспи­ран­тов; в кон­суль­та­ци­ях не нуж­да­ют­ся — 35% сту­ден­тов и 40% аспи­ран­тов.

О чем гово­рят дан­ные пока­за­те­ли? О том, что 65% сту­ден­тов и 60% аспи­ран­тов (более поло­ви­ны) в сво­ей учеб­ной или науч­ной дея­тель­но­сти не могут обой­тись без пря­мо­го кон­так­та с лич­но­стью биб­лио­те­ка­ря, носи­те­ля и дари­те­ля, как само­го живо­го зна­ния, так и инфор­ма­ции о том, где это зна­ние мож­но полу­чить.

Такой нема­ло­важ­ный пока­за­тель, как посе­ща­е­мость биб­лио­те­ки, не сни­жа­ет­ся в свя­зи с ком­пью­те­ри­за­ци­ей, а воз­рас­та­ет:

Часто­та посе­ще­ний биб­лио­те­ки:

Биб­лио­те­ку посе­ща­ют Сту­ден­ты Аспи­ран­ты
Еже­днев­но 26% 12%
Еже­не­дель­но 60% 44%
Еже­ме­сяч­но 10% 36%
1 раз в семестр 2% 8%
2 раза в год 2% 0%

Цели обра­ще­ния чита­те­лей в биб­лио­те­ку:

Цели обра­ще­ния чита­те­лей в биб­лио­те­ку Сту­ден­ты Аспи­ран­ты
Соста­вить биб­лио­гра­фи­че­ские спис­ки 49% 64%
Ксе­ро­ко­пи­ро­вать пер­во­ис­точ­ни­ки 73% 56%
Зака­зать доку­мен­ты по МБА 4% 16%
Полу­чить доку­мен­ты на дом 27% 48%
Пора­бо­тать с элек­трон­ны­ми изда­ни­я­ми 27% 12%

99% респон­ден­тов — поль­зо­ва­те­ли гло­баль­ной сети Интер­нет. С пол­но­тек­сто­вы­ми БД учеб­но-мето­ди­че­ских посо­бий пре­по­да­ва­те­лей БГУЭП, раз­ме­щен­ны­ми на сер­ве­ре уни­вер­си­тет­ской сети, рабо­та­ют 42% сту­ден­тов и 20% аспи­ран­тов. Пра­во­вые спра­воч­но-поис­ко­вые систе­мы посе­ща­ют: «Гарант» — 45% сту­ден­тов и 52% аспи­ран­тов; «Кон­суль­тант Плюс» — 51% сту­ден­тов и 64% аспи­ран­тов; «Вир­ту­аль­ный Иркутск» — 2% сту­ден­тов и 20% аспи­ран­тов. К элек­трон­ным ката­ло­гам НБ БГУЭП и дру­гих биб­лио­тек с помо­щью Интер­не­та обра­ща­ют­ся 76% респон­ден­тов, но не все из них явля­ют­ся заре­ги­стри­ро­ван­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми биб­лио­тек.

На вопрос «Мож­но ли ска­зать, что НБ БГУЭП пол­но­стью удо­вле­тво­ря­ет Ваши запро­сы»? 36% от обще­го коли­че­ства сту­ден­тов и 20% аспи­ран­тов отве­ти­ли утвер­ди­тель­но; частич­но удо­вле­тво­ря­ет — у 57% сту­ден­тов и 80% аспи­ран­тов. Отри­ца­тель­ных отве­тов было немно­го: все­го 7% от обще­го чис­ла респон­ден­тов, пред­став­ля­ю­щих сту­ден­че­скую ауди­то­рию.

«Инже­не­ра­ми обще­ства зна­ний» назы­ва­ют биб­лио­те­ка­рей 33% сту­ден­тов и 60% аспи­ран­тов; «обслу­жи­ва­ю­щим пер­со­на­лом» — соот­вет­ствен­но — 67% сту­ден­тов и 40% аспи­ран­тов.

На вопрос: «Сохра­нит­ся ли биб­лио­те­ка в инфор­ма­ци­он­ном обще­стве?» — 77% сту­ден­тов и 88% аспи­ран­тов отве­ти­ли утвер­ди­тель­но.

Интер­нет и биб­лио­те­ка, как две искус­ствен­но создан­ные систе­мы, име­ют опре­де­лен­ные вза­и­мо­свя­зи и вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти. Биб­лио­те­ка зача­стую высту­па­ет местом бес­плат­но­го досту­па чита­те­ля к инфор­ма­ции, надеж­ным помощ­ни­ком в осу­ществ­ле­нии поис­ка, нави­га­то­ром по Web-сай­там. Она раз­ме­ща­ет на сво­ей стра­ни­це инфор­ма­цию, создан­ную на осно­ве изу­че­ния спро­са чита­те­лей и их груп­по­вой диф­фе­рен­ци­а­ции, по-преж­не­му реко­мен­ду­ет луч­шую, зани­ма­ет­ся реклам­ной дея­тель­но­стью с помо­щью ком­пью­те­ра.

В свя­зи с сокра­ще­ни­ем средств на финан­си­ро­ва­ние ком­плек­то­ва­ния, биб­лио­те­ка обес­пе­чи­ва­ет бес­плат­ный или лицен­зи­ро­ван­ный доступ чита­те­лей к элек­трон­ным изда­ни­ям, интер­нет-вер­си­ям отдель­ных печат­ных доку­мен­тов, элек­трон­ным кол­лек­ци­ям, элек­трон­ным биб­лио­те­кам, осу­ществ­ля­ет элек­трон­ную достав­ку доку­мен­тов.

Раз­ме­ще­ние сво­ей инфор­ма­ции на Web-стра­нич­ках биб­лио­тек спо­соб­ству­ет раз­ви­тию кибер­про­стран­ства, повы­ша­ет соци­аль­ный ста­тус биб­лио­те­ки, созда­ет неогра­ни­чен­ные воз­мож­но­сти для рас­ши­ре­ния кон­так­тов с дру­ги­ми биб­лио­те­ка­ми, орга­ни­за­ци­я­ми, инди­ви­да­ми, т. е. спо­соб­ству­ет выпол­не­нию биб­лио­те­кой не толь­ко инфор­ма­ци­он­ной функ­ции, но ком­му­ни­ка­тив­ной и вос­пи­та­тель­ной (педа­го­ги­че­ской) одно­вре­мен­но.

Отчуж­де­ние от лич­но­сти биб­лио­те­ка­ря лиша­ет вир­ту­аль­но­го сту­ден­та живой ком­му­ни­ка­ции, с одной сто­ро­ны, повы­ша­ет его само­оцен­ку и ува­же­ние со сто­ро­ны окру­жа­ю­щих, с дру­гой; фор­ми­ру­ет осно­вы науч­но­го мыш­ле­ния, раз­ви­ва­ет навы­ки науч­но-иссле­до­ва­тель­ской рабо­ты.

Мож­но пред­по­ло­жить, что Интер­нет-тех­но­ло­гии не про­сто пред­став­ля­ют новые воз­мож­но­сти ком­му­ни­ка­ции, но порож­да­ют осо­бое куль­тур­ное про­стран­ство, в кото­ром субъ­ект вовле­ка­ет­ся в новые виды дея­тель­но­сти и полу­ча­ет в свое рас­по­ря­же­ние ору­дия, опо­сре­ду­ю­щие про­цесс фор­ми­ро­ва­ния обра­за «Я» [26, с. 113].

Роль биб­лио­те­ка­ря сво­дит­ся к сокра­ще­нию вре­ме­ни поль­зо­ва­те­ля, осу­ществ­ле­нию педа­го­ги­че­ской и вос­пи­та­тель­ной направ­лен­но­сти про­цес­са обу­че­ния. Биб­лио­граф луч­ше чита­те­лей дол­жен знать мета­дан­ные, кото­рые гото­вят инфор­ма­ци­он­ные фир­мы, уметь рабо­тать с ними, раз­ме­щать на Web-стра­нич­ке адре­са бес­плат­ных элек­трон­ных биб­лио­тек по про­фи­лю вуза и инфор­ма­цию о воз­мож­но­сти предо­став­ле­ния досту­па к пол­но­тек­сто­вым БД.

Читатель и Интернет в НБ БГУЭП: по результатам маркетинговых исследований

С помо­щью резуль­та­тов иссле­до­ва­ний, про­ве­ден­ных в НБ БГУЭП в 2003 г. по теме «Чита­тель и Интер­нет», был осу­ществ­лен ана­лиз как самой дея­тель­но­сти сту­ден­тов и аспи­ран­тов в кибер­про­стран­стве, так и ана­лиз моти­ва­ции дея­тель­но­сти. Иссле­до­ва­ние про­во­ди­лось на выбор­ке из 195 чело­век в воз­расте от 17 до 30 лет в читаль­ных залах биб­лио­те­ки.

Сре­ди респон­ден­тов выде­ли­лись 3 груп­пы: сту­ден­ты 149 чело­век; аспи­ран­ты — 34 чело­ве­ка; пре­по­да­ва­те­ли и слу­жа­щие -12 чело­век. 84% от обще­го коли­че­ства опро­шен­ных сту­ден­тов и 55% — от аспи­ран­тов соста­ви­ли жен­щи­ны.

По воз­раст­ным харак­те­ри­сти­кам: сту­ден­тов до 20 лет — 45%; от 20 до 30 лет — 55%. Сред­ний воз­раст аспи­ран­тов БГУЭП — 25 лет.

В каче­стве инстру­мен­тов иссле­до­ва­ния исполь­зо­ва­лись 2 анке­ты (откры­тая и закры­тая), собе­се­до­ва­ние, интер­вью. Уча­стие в опро­сах было доб­ро­воль­ным. В ходе иссле­до­ва­ния выяв­ле­но:

  • на 11915 чита­те­лей-сту­ден­тов и 612 аспи­ран­тов (без уче­та кол­ле­джа и фили­а­лов в горо­дах Восточ­ной Сиби­ри) в БГУЭП при­хо­дит­ся свы­ше 1100 ком­пью­те­ров, объ­еди­нен­ных в сеть;
  • 14 учеб­ных клас­сов с выхо­дом в Интер­нет вме­ща­ют 350 ком­пью­те­ров (по 25 — в каж­дом);
  • 67 АРМ чита­те­лей — в биб­лио­те­ке, но не все из них име­ют выход в Интер­нет;
  • у 69% сту­ден­тов и 76% аспи­ран­тов име­ют­ся домаш­ние ком­пью­те­ры.

У сту­ден­тов 80% домаш­них ком­пью­те­ров при­об­ре­ли роди­те­ли, стар­шие бра­тья для позна­ва­тель­ных, дело­вых и игро­вых видов дея­тель­но­сти, 20% — они купи­ли сами. Аспи­ран­там БГУЭП ком­пью­те­ры тоже поку­па­ют роди­те­ли (75%) для дело­вой и позна­ва­тель­ной видов дея­тель­но­сти. В 2002 году эти пока­за­те­ли были зна­чи­тель­но ниже: все­го у 56,4% сту­ден­тов в доме имел­ся ком­пью­тер [18, с.48]. Сото­вы­ми теле­фо­на­ми поль­зу­ет­ся 1/3 из обще­го чис­ла респон­ден­тов, пред­став­ля­ю­щих сту­ден­че­скую ауди­то­рию и 35% аспи­ран­тов.

Толь­ко 28% от обще­го чис­ла вла­дель­цев домаш­них ком­пью­те­ров посе­ща­ют Интер­нет, не выхо­дя из дома. Одно­вре­мен­но с тем: 91% — рабо­та­ют с кибер­про­стран­ством из интер­нет-клас­сов БГУЭП и 9% — из интер­нет-кафе и дру­гих точек. Интер­нет-жите­лей в уни­вер­си­те­те немно­го: все­го 18% от обще­го коли­че­ства респон­ден­тов.

По коли­че­ству затра­чен­но­го вре­ме­ни испы­ту­е­мые «вра­ща­ют­ся» в кибер­про­стран­стве от 15 мин. до 10 часов, в сред­нем: от 2 до 3 часов в день.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ний пока­за­ли, что в осно­ве дея­тель­но­сти сту­ден­тов и аспи­ран­тов БГУЭП лежат сле­ду­ю­щие виды моти­вов: позна­ва­тель­ная моти­ва­ция — 94%; ком­му­ни­ка­тив­ная моти­ва­ция — 70%; игро­вая моти­ва­ция — 27%; дело­вая моти­ва­ция -12%; моти­ва­ция само­ре­а­ли­за­ции — 3%.

Выде­лен­ные типы моти­вов пред­став­ля­ют собой неко­то­рые ком­по­нен­ты моти­ва­ци­он­ной направ­лен­но­сти чита­те­лей в Интер­не­те: позна­ва­тель­ную, раз­ви­ва­ю­щую, ком­му­ни­ка­тив­ную, про­дук­тив­ную и ком­мер­че­скую. Из табл. № 1 вид­но, в каких видах дея­тель­но­сти чита­те­ли реа­ли­зу­ют содер­жа­тель­ную направ­лен­ность сво­их инте­ре­сов:

Виды дея­тель­но­сти Сту­ден­ты Аспи­ран­ты
1. Зани­ма­ют­ся элек­трон­ным биз­не­сом x 12%
2. Нашли высо­ко­опла­чи­ва­е­мую рабо­ту x 4%
3. Офор­ми­ли доку­мен­ты на уча­стие в гран­то­вых кон­кур­сах 4% x
4. Осу­ществ­ля­ют слож­ные справ­ки 28% 30%
5. Изу­ча­ют ино­стран­ные язы­ки 12% 11%
6. Явля­ют­ся чита­те­ля­ми элек­трон­ных биб­лио­тек 28% 32%
7. Ком­плек­ту­ют домаш­ние биб­лио­те­ки 36% 14%
8. Тира­жи­ру­ют кни­ги из бес­плат­ных биб­лио­тек 16% 2%
9. Полу­ча­ют поч­то­вые рас­сыл­ки 32% 23%
10. Зани­ма­ют­ся лич­ной пере­пиской 70% 30%
11. Под­дер­жи­ва­ют домаш­нюю стра­нич­ку в Интер­нет 4% x
12. Изда­ют свои про­из­ве­де­ния в Интер­нет (сам­из­дат) 2% x

По пунк­ту № 6 хоте­лось бы отме­тить, что аспи­ран­ты, пре­иму­ще­ствен­но посе­ща­ют сай­ты ИНИОН, биб­лио­тек кор­по­ра­тив­ных систем Рос­сии и зару­беж­ных биб­лио­тек, а сту­ден­ты — РГБ и Вир­ту­аль­ной биб­лио­те­ки ГПНТБ.

Отве­ты на вопрос: «Какие допол­ни­тель­ные роли Вам уда­лось реа­ли­зо­вать с помо­щью Интер­не­та?», — рас­пре­де­ли­лись сле­ду­ю­щим обра­зом:

Реа­ли­зо­ван­ные роли: Сту­ден­ты Аспи­ран­ты
1. Биб­лио­те­ка­ря x 3%
2. Реклам­но­го аген­та 4% x
3. Мене­дже­ра 4% 1%
4. Web-дизай­не­ра, про­грам­ми­ста 13% 2%
5. Лите­ра­то­ра 2% x

77% сту­ден­тов и 94% аспи­ран­тов не реа­ли­зо­ва­ли с помо­щью Интер­нет новых соци­аль­ных ролей. Сле­ду­ет отме­тить, что сту­ден­там лег­че пред­ста­вить себя в каче­стве про­грам­ми­ста, чем биб­лио­те­ка­ря.

Таким обра­зом, Интер­нет, как сре­да сво­бод­но­го обще­ния, позна­ния и игры, реа­ли­зу­ет раз­лич­ные лич­ные инте­ре­сы ее поль­зо­ва­те­лей несколь­ки­ми вида­ми дея­тель­но­стей в кибер­про­стран­стве. Пер­вая заклю­ча­ет­ся в раз­ме­ще­нии домаш­них стра­ни­чек в Интер­не­те с их воз­мож­но­стя­ми обще­ния на уровне авто­ком­му­ни­ка­ций и дис­кус­сий, дру­гая — в уча­стии в интер­нет-кон­фе­рен­ци­ях, фору­мах, тре­тья, — в дело­вой и лич­ной пере­пис­ке, чет­вер­тая — в обу­че­ние в вир­ту­аль­ных обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ни­ях, пятая — в изу­че­нии ино­стран­ных язы­ков, мето­дов тех­ни­ки ско­ро­чте­ния, тех­ни­ки печа­ти, шестая — в сам­из­да­те и т. д.

Неко­то­рые сту­ден­ты БГУЭП заре­ги­стри­ро­ва­ли свои домаш­ние стра­нич­ки на сай­те уни­вер­си­те­та, при­кре­пив их к Web-сай­там сво­их факуль­те­тов.

Кро­ме авто­ком­му­ни­ка­ции и дис­кус­си­он­ной ком­му­ни­ка­ции в Интер­нет-сре­де при­сут­ству­ют ком­му­ни­ка­ции псев­до­ни­мов и ано­ним­но­сти [26, с.116], поз­во­ля­ю­щие вос­при­ни­мать «жите­ля Интер­нет», как лич­ность Интер­нет-сооб­ще­ства, сти­рая уров­ни обще­ния по расо­во­му, язы­ко­во­му, соци­аль­но­му, рели­ги­оз­но­му, телес­но­му прин­ци­пам. «Гра­ни­ца лич­но­сти есть гра­ни­ца семи­о­ти­че­ская», — писал Ю.М. Лот­ман в кни­ге «Внут­ри мыс­ля­щих миров» [23, с. 186].

В усло­ви­ях опе­ри­ро­ва­ния гипер­тек­сто­вы­ми струк­ту­ра­ми дале­ко не каж­дый чита­тель «выхо­дит» из вир­ту­аль­ной сре­ды, испы­ты­вая поло­жи­тель­ные эмо­ции от обще­ния с нею. На вопрос«Удо­вле­тво­ре­ны ли Вы пол­но­той выпол­не­ния спра­вок в Интер­не­те?» — 72% поль­зо­ва­те­лей БГУЭП отве­ти­ли отри­ца­тель­но. Отри­ца­тель­ных отве­тов по пово­ду удо­вле­тво­ре­ния чита­тель­ских запро­сов в биб­лио­те­ке НБ БГУЭП было немно­го — все­го 7% от обще­го коли­че­ства респон­ден­тов из чис­ла сту­ден­тов.

Не могут осу­ще­ствить гипер­тек­сто­вый поиск: по при­чине мно­го­чис­лен­но­сти сай­тов — 12% поль­зо­ва­те­лей; по при­чине часто­по­вто­ря­ю­щих­ся сай­тов — 44%; по при­чине непред­ска­зу­е­мо­го откли­ка на запрос — 44% от обще­го коли­че­ства респон­ден­тов.

О чем гово­рят эти циф­ры? О недо­ста­точ­ном зна­нии и опы­те рабо­ты чита­те­лей в вир­ту­аль­ной сре­де, о необ­хо­ди­мо­сти усо­вер­шен­ство­ва­ния про­то­ко­лов для обра­ще­ния к более, чем 5 млн коли­че­ству Web-сай­тов, о полез­но­сти при­сут­ствия биб­лио­гра­фа Интер­нет-ресур­сов в каж­дом Интер­нет-клас­се. Есть необ­хо­ди­мость уве­ли­чить коли­че­ство часов на про­ве­де­ние ББЗ по теме: «Интер­нет-ресур­сы элек­трон­ных биб­лио­тек», допол­нить стра­нич­ку в Интер­не­те неко­то­ры­ми адре­са­ми сай­тов бес­плат­ных элек­трон­ных биб­лио­тек по основ­ным дис­ци­пли­нам вуза.

На вопрос: «Через какое вре­мя рабо­ты в Интер­не­те Вы начи­на­е­те испы­ты­вать первую уста­лость?» — 67% аспи­ран­тов и 50% сту­ден­тов отве­ти­ли: «Через 1 час». Через 4 часа рабо­ты чув­ство уста­ло­сти ощу­ща­ют 33% аспи­ран­тов и 32%студентов. Совсем не испы­ты­ва­ют ее — 18% сту­ден­тов.

Несмот­ря на высо­кую само­ре­а­ли­за­цию отдель­ных чита­те­лей-поль­зо­ва­те­лей Интер­нет — 83% аспи­ран­тов и 51% из чис­ла сту­ден­тов счи­та­ют эту рабо­ту незна­чи­мой; не чув­ству­ют без­опас­но­сти, рабо­тая в Интернет50% аспи­ран­тов и 43% сту­ден­тов; хотят забро­сить все дела, уеди­нить­ся и отдох­нуть 83% аспи­ран­тов и 46% сту­ден­тов; счи­та­ют себя тру­до­го­ли­ка­ми — 50% аспи­ран­тов и 46% сту­ден­тов.

За послед­ние годы ухуд­ши­лось зре­ние у 23% чита­те­лей БГУЭП, появи­лись нерв­ные забо­ле­ва­ния — у 34%, забо­ле­ва­ния внут­рен­них орга­нов и опор­но-дви­га­тель­но­го аппа­ра­тау 9% респон­ден­тов. Прак­ти­че­ски здо­ро­вых — все­го 34%.

Таким обра­зом, про­цент эмо­ци­о­наль­но­го выго­ра­ния (исто­ще­ния) у аспи­ран­тов очень высок.

Сверх­ско­рост­ное мель­ка­ние одной кар­тин­ки за дру­гой, сме­на сим­во­лов, обра­зов, зна­ков спо­соб­ству­ет само­сто­я­тель­но­му осво­е­нию тех­ни­ки ско­ро­чте­ния, при кото­рой основ­ную рабо­ту выпол­ня­ют три состав­ля­ю­щих: зре­ние, мозг, инту­и­ция. Гор­та­ни неко­гда про­го­ва­ри­вать сло­ва! Обра­ба­ты­ва­ет­ся инфор­ма­ция моз­гом и ско­рость этой обра­бот­ки зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ва­ет­ся, а зна­чит, био­ло­ги­че­ские воз­мож­но­сти рабо­ты моз­га по сбо­ру, хра­не­нию, пере­ра­бот­ки, пере­да­чи и про­из­вод­ству инфор­ма­ции воз­рас­та­ют.

Рабо­та в Интер­нет уси­ли­ва­ет опе­ра­тив­ную память инди­ви­дов, посколь­ку про­цес­сы запо­ми­на­ния, сохра­не­ния и вос­про­из­ве­де­ния инфор­ма­ции посред­ством Интер­нет, исполь­зу­ют­ся, пре­иму­ще­ствен­но, для дости­же­ния част­ных целей. Акцент при этом дела­ет­ся не на дослов­ное, а на смыс­ло­вое запо­ми­на­ние.

По ито­гам иссле­до­ва­ния рос­сий­ской тер­ри­то­рии Интер­не­та в Сибир­ском окру­ге насчи­ты­ва­ет­ся 1,9 млн «интер­нет­чи­ков», 41% из них посе­ща­ют Интер­нет из дома. Эти пока­за­те­ли не про­ти­во­ре­чат резуль­та­там биб­лио­теч­но­го иссле­до­ва­ния: c 28% чита­те­лей НБ БГУЭП в 2003 г. до 43% в 2004 г. уве­ли­чил­ся про­цент обра­ще­ния к Интер­нет с домаш­них ком­пью­те­ров.

На тер­ри­то­рии Иркут­ской обла­сти вузов­ские биб­лио­те­ки, мас­со­вые и спе­ци­аль­ные, в отли­чие от биб­лио­тек АН РФ, не объ­еди­не­ны в еди­ную кор­по­ра­цию. (За исклю­че­ни­ем ЗНБ ИГУ, при­мкнув­шей к Ново­си­бир­ской кор­по­ра­тив­ной систе­ме). Гео­по­ли­ти­че­ски наши чита­те­ли ока­за­лись отре­зан­ны­ми от мира сего, и толь­ко Интер­нет побеж­да­ет чув­ство оди­но­че­ства и ста­ци­о­нар­но­сти и откры­ва­ет для чита­те­лей новые гори­зон­ты обще­ния, дея­тель­но­сти, само­ре­а­ли­за­ции, а для биб­лио­те­ки — колос­саль­ней­шие фон­ды зна­ний, ору­дие для их извле­че­ния, вос­про­из­ве­де­ния, про­из­вод­ства и диф­фе­рен­ци­ро­ван­но­го рас­пре­де­ле­ния меж­ду чита­те­ля­ми.

Библиография

1. Аре­сто­ва О.Н. О соот­но­ше­нии физи­че­ских и смыс­ло­вых пара­мет­ров ком­му­ни­ка­тив­но­го пространства/ Аре­сто­ва О.Н., Пахо­мов И.А. // Вопро­сы пси­хо­ло­гии. — 2002. — № 2. — С. 112—123.

2. Аре­сто­ва О.Н. и др. Пси­хо­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние моти­ва­ции поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та [Элек­трон­ный ресурс]/ Аре­сто­ва О.Н., Баба­нин Л.Н., Вой­скун­ский А.Е.

3. Белл Д. Гря­ду­щее пост­ин­ду­стри­аль­ное обще­ство: Опыт соци­аль­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния: Пер. с англ./ Д. Белл; Под ред. В.Л. Ино­зем­це­ва. — М: Academia, 1999. — 956 с.

4. Берн­штейн Н.А. От рефлек­са к моде­ли буду­ще­го: Науч. Архив// Вопро­сы пси­хо­ло­гии. — 2002. — №  2. — С. 94—98.

5. Бори­сов Н.В. Интер­нет и раз­ви­тие соци­аль­ных тех­но­ло­гий инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства в России/ Н.В. Бори­сов, А.В. Чугу­нов // Инфор­ма­ци­он­ное обще­ство. — 2001. — № 1. — С. 8—15.

6. Васи­лье­ва И.А. и др. Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты при­ме­не­ния инфор­ма­ци­он­ных технологий/ И.А. Васи­лье­ва, Е.М. Оси­по­ва, Н.Н. Петрова// Вопро­сы пси­хо­ло­гии. — 2002. — № 3. — С. 80—88.

7. Вой­скун­ский А. Иссле­до­ва­ния Интер­не­та в пси­хо­ло­гии [Элек­трон­ный ресурс]/ А. Вой­скун­ский.

8. Вой­скун­ский А.Е. Мета­фо­ры Интернета/ А.Е. Войскунский// Вопро­сы фило­со­фии. — 2001. — № 11. — С. 64—79.

9. Вой­скун­ский А.Е. Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты дея­тель­но­сти чело­ве­ка в Интер­нет-сре­де [Элек­трон­ный ресурс]/ А.Е. Вой­скун­ский.

10. Вой­скун­ский А.Е. Пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния фено­ме­на Интер­нет-аддик­ции [Элек­трон­ный ресурс]/ А.Е. Вой­скун­ский.

11. Гово­ру­нов А.В. Чело­век в ситу­а­ции визу­аль­ной реальности/ А.В. Говорунов// Инфор­ма­ци­он­ное обще­ство. — 2002. — № 1. — С. 22—24.

12. Зин­чен­ко В.П. Дистан­ци­он­ное обра­зо­ва­ние: к поста­нов­ке проблемы/ В.П. Зинченко// Педа­го­ги­ка. — 2000. — № 2. — С. 23—34.

13. Зин­чен­ко В.П. Чело­век раз­ви­ва­ю­щий­ся: опы­ты рос­сий­ской психологии/ В.П. Зин­чен­ко, Е.Б. Мор­гу­нов; Науч. ред. В.М. Гор­дон. — М.: Три­во­ла, 1994. — 304 с.

14. Ильин Е.П. Моти­ва­ция и мотивы/ Е.П. Ильин. — СПб.: Питер. 512 с.: ил. — (Масте­ра пси­хо­ло­гии).

15. Ито­ги иссле­до­ва­ния рос­сий­ской ауди­то­рии Интер­не­та [Элек­трон­ный ресурс]

16. Кастельс М. Инфор­ма­ци­он­ная эпо­ха: Эко­но­ми­ка, обще­ство и куль­ту­ра: Пер. с англ./ М. Кастельс; Под науч. ред. О.И. Шка­ра­та­на. — М.: ГУ ВШЭ, 2000. — 608 с.

17. Кожев­ни­ко­ва Е.С. Чита­тель вузов­ской биб­лио­те­ки в гря­ду­щем циф­ро­вом обще­стве: Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия инфор­ма­ти­за­ции библиотек/ Е.С. Кожевникова// Науч­ные и тех­ни­че­ские биб­лио­те­ки. — 2002. — № 12. — С. 46—50.

18. Колин К.К. Инфор­ма­ци­он­ная циви­ли­за­ция, какой она будет/ К.К. Колин// Биб­лио­те­ко­ве­де­ние. — 2001. — № 5. — С. 32—38.

19. Колин К.К. Про­бле­мы инфор­ма­ци­он­ной циви­ли­за­ции: вир­ту­а­ли­за­ция общества/ К.К. Колин // Биб­лио­те­ко­ве­де­ние. — 2002. — № 3. — С. 48—57.

20. Колин К.К. Фун­да­мен­таль­ные осно­вы инфор­ма­ти­ки: Соци­аль­ная инфор­ма­ти­ка: Учеб. посо­бие для вузов/ К.К. Колин. — М.: Акад. Про­ект; Ека­те­рин­бург: Дело­вая кни­га. — 2000. — 350 с.

21. Коул М. Куль­тур­но-исто­ри­че­ская пси­хо­ло­гия: Нау­ка буду­ще­го: Пер. с англ./ М. Коул; Науч. ред. О.В. Ква­со­ва. — М.: Кан­то­центр, 1977. — 431 с.

22. Куте­лия Б.Н. Вир­ту­аль­ная тер­ра инкогнито/ Б.Н. Кутелия// Инфор­ма­ци­он­ное обще­ство. — 2001. — № 1. — С. 24—26.

23. Лот­ман Ю.М. Внут­ри мыс­ля­щих миров/ В. Лот­ман. — М., 1996.

24. Тап­скотт Д. Элек­трон­но-циф­ро­вое обще­ство. Плю­сы и мину­сы эпо­хи сете­во­го интел­лек­та: Пер. с англ./ Д. Тап­скотт; Под ред. С. Писа­ре­ва. — Киев: INT-press; М.: Рефл-бук, 1999. — 432 с.

25. Фоно­тов Г.П. О при­ро­де биб­лио­тек: Инфор­ма­ци­он­ные ли они учреждения?/ Г.П. Фонотов// Биб­лио­те­ко­ве­де­ние. — 2002. — № 4. — С. 36—46.

26. Чудо­ва Н.В. Осо­бен­но­сти обра­за «Я» «Жите­ля Интернета»/ Н.В. Чудова// Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. — 2002. — Т. 23, № 1.

27. Шрай­берг Я.Л. Совре­мен­ные тен­ден­ции раз­ви­тия биб­лио­теч­но-инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий: Еже­год. докл./ Я.Л. Шрай­берг //Научные и тех­ни­че­ские биб­лио­те­ки. — 2002. — № 1. — С. 25—47.

28. Sempsey J/ Psyber psychology: A Literaty review pertaining to the psychological aspects of multyuser dimensions in cyberspace/ J.Sempsey// S/ MUD Rebeach, 1997. V. 2, N. 1 [Electronic journal].

29. Machlup F. The Productionand Distribution of Knowledge in the United States Princeton/ F/ Muchlup/ — 1962. — N 1, p. 21.

Источ­ник: Сокра­щен­ный вари­ант ста­тьи был опуб­ли­ко­ван в жур­на­ле «Вопро­сы Пси­хо­ло­гии» №1, 2006.

Об авторе

Еле­на Семе­нов­на Кожев­ни­ко­ва — заве­ду­ю­щий науч­но-биб­лио­гра­фи­че­ским отде­лом биб­лио­те­ки Иркут­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та путей сооб­ще­ния (г. Иркутск).
Име­ет пуб­ли­ка­ции в жур­на­лах «Науч­ные и тех­ни­че­ские биб­лио­те­ки» , «Мир биб­лио­гра­фии», «Биб­лио­те­ко­ве­де­ние».

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.